Page 1


Марта Финли

Элси: обретение отца

Триада Москва, 2014


MARTHA FINLEY «HOLIDAYS AT ROSELANDS» УДК 82-312.2 ББК 86.37 Ф 59

Финли, М. Элси: обретение отца: Пер. с англ. / Марта Финли – М.: Триада, 2014. – 288 с. – ISBN 978-5-86181-526-0 (в пер.)

Казалось бы, отец искренне полюбил Элси. Но радость малышки была недолгой. Отец, требуя безоговорочного послушания, не желает считаться с глубокой верой дочери. И Элси встает перед нелегким выбором: нарушить отцовскую волю или – Божьи заповеди. Этот конфликт чуть не стоил девочке жизни...

© Перевод на русский язык, оформление МРО ЕХ ХМ «Триада», 2014 Редактор: Г. Раевская Компьютерная верстка: О. Воскресенская Дизайн обложки: П. Ожгибесов Корректор: О. Степанова Перевод: Н. Будина Лицензия ЛР № 030464 от 23 декабря 1997 г. Подписано в печать 17.06.2014 г. Формат 84х108 1/32. Печать офсетная. Усл. печ. л. 7. Тираж 2000 экз. Изд. № 2249. Заказ № МРО ЕХ ХМ «Триада». 101000, Россия, Москва, а/я 371, тел. (495) 964-85-89, e-mail: info@triad.ru, www.triad.ru


ВТОРОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ ОБ ЭЛСИ ДИНСМОР, НАПИСАННОЕ МАРТОЙ ФИНЛИ В 1868 ГОДУ


Не надейся, что солнце будет в небе всегда И не бойся, что вечна низких туч череда. Роберт Бернс. «Строки, написанные в уединенном замке Фрайерс Карс»


Глава 1

О, Правда вечная! Когда в груди живешь ты благородной, Хрустальный ты венец в ларце слоновой кости!

Роберт Дэвенпорт

аутро Элси чувствовала себя намного лучше. Она хорошо выспалась, но главное – поверила, что ее крепко любят оба ее отца – и земной, и Небесный*. Мистер Динсмор уже встал и ждал дочку. Он взял ее на руки и нежно поцеловал: – Милая доченька, сегодня ты глядишь веселей, и папа очень рад. А вчера мне показалось, что моя девочка чем-то огорчена. Что же она не пришла со своим горем к папе? – Почему ты решил, что я была огорчена, папа? – спросила Элси, пряча лицо у него на груди. – Как почему? Ведь моя девочка даже не заглянула, чтобы пожелать мне спокойной ночи, хотя мы не встречались с обеда. А когда я зашел поцеловать до-

Н

*

О событиях, предшествующих этому утру, рассказано в книге Марты Финли «Элси Динсмор». М.: Триада, 2013. – Прим. ред.

7


ченьку на ночь, то увидел, что ее подушка мокра от слез. – Так ты приходил, папа? – обрадовалась Элси. – Конечно. А теперь расскажи, что тебя тревожит, родная моя. – Боюсь, ты рассердишься, папочка, – едва слышно прошептала она в ответ. – Я рассержусь гораздо больше, если ты смолчишь. Мне хотелось бы, чтобы моя дочь не скрывала от меня свои мысли и чувства. Элси только сильнее прижалась к отцовской груди. А мистер Динсмор немного подождал и продолжил: – Элси, доченька, ты мне дороже всего, что есть на белом свете. Не беспокойся! Никто и никогда не вытеснит тебя из моего сердца, и я не приму в наш дом никого, кто тебе не мил. Я люблю лишь свою девочку! Так что не обращай внимания на болтовню служанок. Пусть себе сплетничают. Элси взглянула на отца с изумлением: – Папа! Ты знаешь про меня все! Ты что, можешь читать мои мысли? – Могу, когда вижу твое личико, – ответил мистер Динсмор, посмеиваясь над ее удивлением. – Сейчас, правда, его плохо видно. Так что я просто сопоставил факты и сделал выводы. Элси немного помолчала, а потом, робко подняв глаза, сказала нерешительно: – Боюсь, папочка, это очень дурно с моей стороны, но мне совсем не нравится мисс Стивенс. Она мне сразу не понравилась. И брать у нее подарок я не хотела, потому что это нечестно: ведь я ее не люблю. Но отказаться не получилось, она и слушать ничего не пожелала. Папа, я стараюсь относиться к ней хорошо, но не могу. – Что ж, доченька, не мне тебя винить, – ответил отец, стараясь сохранить серьезность. – Боюсь, я та8


кой же дурной, как и ты. Но довольно о мисс Стивенс. Лучше погляди, что я тебе принес. И мис тер Дин смор пока зал на стол, где лежа ла стопка книг в красивых переплетах. Элси заметила ее только сейчас. Это были труды Джекоба Эббота. Элси уже читала его исторические рассказы, и они ей очень понра вились. Луч шего подар ка и не приду мать! – Мне очень жаль, что вчера тебе пришлось пережить такое разочарование, – сказал отец. – Надеюсь, эти замечательные книги помогут тебе о нем забыть. Они и полезные, и очень интересные. А читать глупую книжку, которую подарила тебе мисс Стивенс, – просто оскорбление для порядочного человека. Элси в восторге перелистывала страницы. – Дорогой папочка, какой ты хороший и добрый! – и она обняла и расцеловала отца. – Мне так нравятся эти книги! А на книжку мисс Стивенс я даже смотреть не стану, раз ты ее не одобряешь. – Узнаю свою девочку! – сказал мистер Динсмор, прижимая дочку к груди. – Такое послушание заслуживает награды. Надевай шляпку. Мы идем гулять. На аллее к ним присоединился мистер Травилла. Он очень обрадовался, увидев, что тревоги больше не омрачают ясный лоб Элси и она весела и жизнерадостна, как обычно. Отец вел Элси за руку, мистер Травилла взял ее за другую и сказал: – Не нравится мне, когда у вас дом полон гостей. Ты, Элси, завтракаешь отдельно. А без твоего веселого личика я за столом скучаю. – Мне и самой это не нравится, мистер Травилла, ведь в последние дни я почти не вижу папу. И верховые прогулки мы совсем забросили! – Сегодня, если не случится ничего из ряда вон выходящего, обязательно покатаемся, – тут же откликнулся мистер Динсмор. – Что скажешь, Травилла, на9


счет прогулки со мной и четырьмя юными леди, за которыми ты вчера присматривал? – Скажу, что это прекрасно! С удовольствием присоединюсь к вашей компании – если, конечно, юные леди согласятся. Как, Элси? Примете меня? – и он вопросительно взглянул на счастливое детское личико. – Не беспокойтесь, мистер Травилла, – засмеялась она в ответ. – Вы у меня на втором месте после папы, а Люси и остальным девочкам вы нравитесь даже больше папы. – Поосторожнее, Элси, папа может обидеться. – Вовсе нет! Главное, что я на первом месте у нее, – и мистер Динсмор улыбнулся дочке. У себя в комнате Элси застала Каролину Ховард, которой не терпелось показать подруге браслет, только что привезенный из города Помпом. – Элси, наконец-то! Я тебя уже полчаса жду. Хочу тебе кое-что показать. Какая ты сегодня веселая, не то, что вчера вечером. Просто вся сияешь! А вчера что случилось? – Ничего особенного, – и Элси взяла у подруги браслет. – Кэрри, какая прелесть! Застежка очень красивая, и волосы так искусно вплетены. – Да. Маме точно понравится! Рождество уже прошло, но он будет новогодним подарком. Хорошо я придумала, Элси? – Очень! Кэрри, знаешь, что предлагает папа? После обеда они с мистером Травиллой хотят взять тебя, Люси, Мэри и меня на верховую прогулку. Чудесно, не правда ли? – Замечательно! – воскликнула Кэрри. – Элси, теперь я знаю, что твой папа очень добрый. И я люблю его так же, как мистера Травиллу. А мистера Травиллу я всегда любила. Он такой обаятельный, такой веселый. Пойду покажу браслет Люси. Ой, не успею – уже к завтраку звонят! Потом покажу, а пока оставлю его здесь. 10


Элси выдвинула ящик, аккуратно положила туда браслет, и девочки бегом кинулись на завтрак. – Элси, – сказал мистер Динсмор после утренних занятий, – сегодня вечером у Карлтонов детский праздник. Ты приглашена. Поедешь? – А ты хочешь, чтобы я поехала, папа? – Не особенно, но готов отпустить тебя, дочка, – ласково сказал он. – Я с тобой поехать не смогу: приглашены только дети. Хотя мне не хочется, чтобы ты ехала одна. Да и вернешься ты поздно, не выспишься и, боюсь, завтра будешь совсем разбитой. Но решай сама. Все твои подруги едут, и дома тебе, наверное, будет одиноко и скучно. Элси немного подумала. – Папочка, пожалуйста, реши за меня. Я всего лишь маленькая глупенькая девочка, а ты намного старше и умней. Он улыбнулся и погладил дочку по голове. Элси подождала, но мистер Динсмор ничего не говорил. – А ты будешь дома, папа? – наконец спросила она. – Да, дочка. Я весь вечер просижу у себя в кабинете. Мне нужно написать несколько писем. – Тогда позволь мне остаться с тобой! Здесь мне будет гораздо лучше, чем на празднике. Пожалуйста, папа! – Но ведь я не смогу с тобой разговаривать. Ты заскучаешь, – сказал он, убирая завитки волос с дочкиного лба и с улыбкой глядя на умоляющее личико. – И не надо! Я просто посижу рядышком, почитаю новую книгу. Тихонько, как мышка. Ни словечка не скажу без разрешения! И мне совсем не будет скучно. Ну, пожалуйста, папа! – Я же сказал: решать тебе, моя хорошая. А мне всегда в радость, когда моя малышка рядом со мной. – Тогда я не поеду! – захлопала в ладоши Элси. – Как чудесно! Побудем с тобой вместе... 11


По довольному виду отца она догадалась, что он одобряет ее решение. В дверь заглянул слуга. – Масса Хорас, вас спрашивает какой-то джентльмен. Он в библиотеке. – Прекрасно, Джим. Скажи, что я сейчас приду. Элси, доченька, убери книги и ступай к подругам. – Хорошо, папа, – ответила она, глядя ему вслед. «Какой же мой папа добрый! И как крепко я его люблю!» – подумала она, аккуратно убирая книги на место. Элси пришла в детскую. Люси и Мэри самозабвенно наряжали куклу, Кэрри увлеченно читала, но девочки помладше уныло слонялись по комнате. – Элси, поиграй с нами, – попросила Флора. – Анна ни во что не хочет играть. Мы начали играть в дочки-матери, она сказала, что будет мамой, и все время нас ругала и шлепала... – Хорошо, давайте поиграем, – сразу согласилась добрая Элси. – А во что? В кубики хотите? – Нет, у нас не получается. Анна забирает все кубики себе, – ответила другая девочка. – Так с гостями поступать невежливо. Правда, Флора? – Очень невежливо, – отозвалась Флора. – Я больше никогда к ней не приеду! – Ну и не приезжай, невелика потеря! – огрызнулась Анна. – И я не все кубики у вас забирала. – Почти все, – сказала другая девочка. – А так делать нехорошо! – Кубики – мои. Сколько хочу, столько и беру. И пусть нехорошо! – Анна надула губы, что отнюдь не прибавило ей красоты. – Тогда давайте играть в догонялки, – предложила Элси. – Нет! Нет! – хором воскликнули дети. – Анна все время хочет водить. Да еще и Артур станет играть в догонялки, а он нас целует, и нам это не нравится. 12


Элси растерялась, но тут Герберт, который читал, лежа на диване, отложил книгу и сказал: – Элси, лучше расскажи сказку. Нам всем очень нравится тебя слушать! – Да! Да! Да! – хором закричали малыши и захлопали в ладоши. Элси придвинула к дивану, на котором лежал Герберт, табуреточку, а дети расселись вокруг. Анна, растолкав всех, заняла самое хорошее место. Элси больше часа рассказывала детям сказки, а они сидели тихо и внимательно ее слушали. Когда наконец в детскую заглянула горничная и позвала малышей на прогулку, Элси вздохнула с облегчением: теперь она могла заняться своими делами. – Элси, ты куда? – спросила Кэрри, закрывая книгу. – Спущусь в гостиную. Попрошу тетю Аделаиду показать мне, как вязать митенки. Мне надо связать няне. Хотите со мной, девочки? – Да. Мы возьмем с собой шитье, – ответила Люси, собирая в корзинку для рукоделия обрезки муслина и шелка. Подруги перешли в гостиную. К великой радости Элси, мисс Стивенс там не было. Аделаида вышивала у окна, а папа сидел рядом с ней и читал утреннюю газету. Девочки устроились возле мисс Аделаиды, и она охотно помогла Элси. – Элси, – вполголоса окликнула подругу Люси, – Кэрри показала нам браслет. Такая красота! Но она не говорит, из чьих волос он сделан. Наверное, у сестры попросила. Из твоих волос тоже получится прекрасный браслет. Знаешь, мне захотелось подарить такой маме. Может, отрежешь для меня локон? Волосы у тебя густые, так что будет совсем незаметно. – Нет, мисс Люси, – и мистер Динсмор поглядел на девочек поверх газеты. – Я не дам вам своих волос. Лишних у меня нет. 13


– Да я и не прошу ваши волосы, мистер Динсмор, – весело засмеялась Люси. – Конечно, они у вас тоже очень красивые, но слишком короткие. – Прошу прощения, мисс Люси, если я ослышался, – сказал мистер Динсмор, пряча улыбку. – Но мне показалось, вы просите мой локон. Наверное, вам просто неизвестно, что мои волосы растут на двух головах. – Боюсь, я вас не понимаю, мистер Динсмор, – ответила Люси и снова засмеялась. – Я просила локон у Элси. – У нее своих локонов нет. Они мои. Я разрешаю ей их носить, но и только. Поэтому Элси не имеет права их раздавать. И мистер Динсмор снова углубился в чтение, а Элси склонилась над вязанием. Она залилась краской, а руки у нее задрожали так, что она с трудом удерживала спицы. «Наверное, надо признаться, – думала она. – Ведь один локон я уже подарила. Хотя откуда мне было знать, что папа против? Но я могла бы догадаться! Когда я прошлым летом хотела обрезать волосы, он запретил. Боже мой, почему я только сейчас об этом вспомнила? Боюсь, он страшно рассердится». «А ты ему не говори, – прошептал незримый искуситель. – Он ничего и не узнает». «Нет, – возразила совесть, – скрывать от отца свои ошибки – очень нехорошо». «Скажу!» – решила Элси. «Лучше подожди до завтра, – вновь вступил искуситель. – Признаешься сейчас – он в наказание не возьмет тебя кататься после обеда». В маленькой груди шла жестокая борьба. А остальные тем временем болтали и смеялись, даже не подозревая о невидимой брани, происходящей в сердце девочки. Наконец Люси вскочила на ноги. 14


– Все! Надоело шить! Девочки, давайте оденемся и поиграем в саду. Кэрри и Мэри с удовольствием согласились. – Мне нужно поговорить с папой, – негромко сказала Элси. – Вы меня не ждите. Хотя она говорила тихо, мистер Динсмор, который обладал острым слухом, услышал ее и опустил газету. Когда подруги Элси веселой стайкой выпорхнули из комнаты и вслед за ними вышла Аделаида, он обернулся к дочери с ласковой улыбкой: – Иди ко мне. О чем ты хотела со мной поговорить? Элси бросилась к нему, и он с удивлением увидел, что щеки у нее горят и она того гляди заплачет. – Что стряслось, моя хорошая? – мягко спросил он. – Пожалуйста, папочка, не сердись на меня! – взмолилась она. – Я не знала, что мои волосы – не мои, а твои. Я не подумала, что они так тебе дороги! Вот я и дала один Кэрри. Исповедь эта застала мистера Динсмора врасплох. Он помолчал с минуту, а потом сказал: – Нет, мое сокровище, я на тебя не сержусь. Но больше так не делай: ведь теперь ты знаешь, что я очень дорожу твоими волосами. – Ни за что на свете не буду, папочка! – с облегчением воскликнула Элси. – Так ты меня не накажешь? – спросила она, затрепетав вновь. – Я так боялась тебе сказать! Думала, ты лишишь меня верховой прогулки. – Тогда почему ты призналась сейчас, а не после прогулки? – отец испытующе поглядел ей в глаза. – На самом деле я хотела, папа, – прошептала она, потупившись и густо покраснев. – Но мне показалось, что это будет очень плохо... – Милая моя, дорогая, честная девочка, – сказал мистер Динсмор, усаживая Элси к себе на колени. – Раз за разом папа убеждается в том, какая ты правдивая и искренняя, и любит тебя все крепче. Лишить те15


бя прогулки? Мне хочется наградить тебя, а не наказать. Да! Чуть не забыл! У меня для тебя кое-что есть, – и мистер Динсмор вынул из кармана письмо. – Папа! Да это же от мисс Розы! От моей любимой мисс Розы! – радостно воскликнула Элси, беря письмо. Она хотела соскочить с отцовских колен, но он ее удержал. – Сиди, доченька. Мне очень нравится держать тебя на коленях. К тому же, если тебе что-то будет неясно, я объясню. – Спасибо, папочка. Иногда мне на самом деле трудно понять чужой почерк – ведь я еще маленькая. Правда, мисс Роза старается писать разборчиво: она знает, что я пока не могу читать так же хорошо, как взрослые. Элси быстро распечатала письмо и, устроившись поудобнее, принялась читать. Мистер Динсмор, не сводя с дочери глаз, следил, как по мере чтения меняется выражение ее лица. Пару раз она просила объяснить непонятные слова, но в целом справилась прекрасно. Наконец она дочитала. – Очень интересное письмо, папа, – сказала она, сворачивая листок. – Как хорошо, что мисс Роза меня не забывает и все время пишет! – А мне не дашь прочитать? Немного покраснев, она отдала ему письмо: – Я не подумала, что тебе тоже будет интересно, папа. – Мне интересно все, что радует и печалит мою девочку, – ласково ответил он. – Я хотел бы делить с тобой и радость, и горе. С таким же вниманием, с каким он только что наблюдал за ней, Элси смотрела, как читает отец. Ей очень хотелось, чтобы ему понравилось письмо мисс Розы. 16


А мистер Динсмор читал с удовольствием. Мисс Аллизон постаралась, чтобы письмо вышло интересным и легким для малышки. Она рассказывала о том, что происходит у них в доме, о своих младших братьях и сестрах, об их дружбе, о подарках, которые они приготовили к Рождеству и прочих милых житейских вещах. В конце Роза написала, что от души радуется за свою маленькую подружку: Элси поделилась с ней своим счастьем, рассказала о сближении с отцом: «Я так рада, милая Элси, что папа тебя полюбил и ты счастлива. Всякий раз, когда я думала, какое горькое разочарование постигло тебя при вашей первой встрече, мне было очень больно. Конечно, ты не писала об этом прямо, но в каждой строке твоих писем сквозила такая глубокая печаль, что я сразу обо всем догадалась. Ведь я знала, как ждала ты папиного возвращения, как жаждало твое сердечко отцовской любви! Дитя мое, теперь, когда ты радуешься любви земного отца, не забывай, что у тебя есть Отец и на Небесах. И Его ты должна любить превыше всех. Он подарил тебе все, в том числе и папину любовь, которая осветила всю твою жизнь. Будь рядом со Христом, дорогая Элси: лишь Его любовь истинна и надежна – она с нами навсегда».

– Не правда ли, очень хорошее письмо, папа? – спросила девочка, когда отец отдал ей листок. – Очень хорошее, дочка, – ответил мистер Динсмор, о чем-то глубоко задумавшись. Вид у него был серьезный. Элси не сводила с него внимательного взгляда, а он опустил глаза и в раздумье разглядывал ковер. Она испугалась, что письмо ему не понравилось. Наконец он взглянул на нее и с немного грустной улыбкой сказал, ласково погладив ее по голове: 17


– Похоже, мисс Аллизон решила предостеречь тебя от разочарований. Она пишет, чтобы ты не слишком полагалась на мою любовь – ведь она земная. Но не бойся! Я не разлюблю тебя никогда. Разве что... Вдруг ты окажешься недостойной моей любви? А впрочем, даже тогда, – ответил он сам себе, обняв Элси покрепче, – даже если ты внезапно изменишься, станешь непослушной и капризной, ты все равно останешься моей дочкой, частью меня самого, воспоминанием о прежней Элси. И я все равно буду тебя любить! – Папочка! Если ты меня разлюбишь, я не переживу, – ужаснулась Элси, стараясь подавить слезы. – Наверное, тогда я умру. – Папа! Если я вдруг стану непослушной, накажи меня со всей строгостью, только, пожалуйста, никогда-никогда не переставай меня любить! – Успокойся, деточка моя милая, – с нежностью сказал мистер Динсмор. – Такого быть не может! Ведь даже если бы я и захотел – то не смог бы... Придет время, и эти слова принесут Элси немало утешения. – Какое платье ты наденешь на праздник у Карлтонов, Элси? – спросила Люси за обедом. – Никакое, – с широкой улыбкой ответила Элси. – Я туда не еду, Люси. – Как не едешь? Нет, вы только на нее посмотрите! – возмутилась Люси. – Очень некрасиво со стороны твоего папочки все время держать тебя взаперти! – Люси, Люси! Что ты говоришь?! На днях он отпустил меня в город с Кэрри. А с тех пор как вы у нас гостите, несколько раз позволил мне лечь попозже. Сегодня после обеда он берет меня на верховую прогулку. И на праздник у Карлтонов он меня отпустил! – торжествующе объявила она. – Но я решила остаться дома. Сама решила! Вот так, Люси: ты ничего не знаешь, а ругаешь папу. 18


Люси сконфузилась, а Мэри Лесли воскликнула: – Как это – сама решила? Ничего не понимаю! Элси, ты что, не любишь праздников? – Люблю. Но мне гораздо больше нравятся тихие вечера с папой, – заулыбалась Элси. – Странная ты! Очень странная! – заключила Мэри, а Кэрри ужасно огорчилась и попыталась переубедить Элси. Но та была тверда: она знала, что поступает правильно. Вскоре ей удалось перевести разговор на послеобеденную прогулку, и девочки с увлечением принялись ее обсуждать. Катание удалось на славу. Все получили огромное удовольствие, хотя и вернулись раньше, чем было намечено первоначально: джентльмены решили, что юные леди должны немного отдохнуть перед развлечениями, которые ожидали их у Карлтонов. Ближе к вечеру Элси помогла девочкам нарядиться и щедро поделилась с ними своими украшениями. А потом проводила подруг – таких красивых в вечерних платьях, радостно предвкушающих праздник. И пока происходила вся эта веселая суета, у Элси не вырвалось ни одного печального вздоха: она нисколько не жалела, что остается дома. Вот экипажи скрылись из глаз, и изящная детская фигурка мгновенно проскользнула в библиотеку. Устроившись на табуреточке у ног мистера Динсмора, Элси с любовью и нежностью молча смотрела на папу огромными карими глазами. Мистер Динсмор быстро писал, но вскоре прервался, ласково погладил шелковую головку и сказал: – Ты совсем притихла, дочка. Почему ты не взяла с собой книжку? – Если ты не против, папа, я лучше отвечу мисс Розе. – Да, конечно. Если не хочешь идти за письменными принадлежностями, позвони в колокольчик и вели слуге принести все необходимое. 19


Она охотно воспользовалась этим предложением, и вскоре ее перо тоже заскрипело по бумаге, хоть за отцовским ему было не угнаться. Наконец мистер Динсмор отложил бумаги, встал и, устроившись за спиной Элси, принялся подсказывать, как ей лучше сесть, как держать перо, как правильно писать буквы. Он обхватил пальчики дочери, вместе с ней выписывал буквы и хвалил за прилежание. – Посмотри-ка, вот это слово написано с ошибкой. А вот тут ты почему-то начала с прописной буквы, а надо со строчной. Нет, последнее предложение построено неверно, – говорил он. – Когда закончишь, позволь, я все исправлю, а ты перепишешь набело. Элси расстроилась. – Ничего страшного, дочка. Ты прекрасно справляешься. В твоем возрасте я делал куда больше ошибок. Признаться, не ожидал, что ты окажешься намного способнее меня. – Ох, папа! Должно быть, те письма, что я тебе писала, когда ты был в отъезде, пестрели ошибками, – сказала Элси, густо покраснев. – Тебе, наверное, было стыдно за меня. Как ты только их читал? – Стыдно за тебя, моя радость? Конечно, нет! Я не стыдился ни тебя, ни твоих писем. С ошибками они нравились мне даже больше: я видел, что ты писала сама. Разве я мог их не ценить? Ведь каждая строчка дышала такой любовью! Для меня доверие и любовь моей девочки дороже золота самой высокой пробы и самоцветов самой чистой воды. С этими словами мистер Динсмор наклонился к дочери и нежно ее поцеловал. А затем, вернувшись за письменный стол, велел ей закончить письмо и показать ему. Он опять взялся за перо, а Элси собралась с мыслями. Она писала еще полчаса, а потом принесла письмо на проверку. И сказала робко и застенчиво: 20


– Боюсь, там полно ошибок, папа. – Ничего страшного, дочка, – ободряюще ответил он. – Я хорошо знаю: прежде чем добьешься совершенства, нужно много работать. Трудись, девочка моя! А я с радостью буду следить за твоими успехами. Мистер Динсмор прочитал письмо, мягко указал Элси на ошибки, проставил заглавные буквы там, где они требовались, подправил знаки препинания, посоветовал, как переделать пару не слишком складных предложений и отдал листок девочке: – Положи на стол, завтра перепишешь. Тебе уже скоро ложиться, так что лучше посиди со мной. Элси, просияв, кинулась выполнять отцовское распоряжение. – А можно нам поговорить, папа? – спросила она, когда мистер Динсмор отложил бумаги, передвинул кресло поближе к камину и усадил ее к себе на колени. – Да. Я тоже хочу с тобой пообщаться. Расскажи, как ты провела день, нравится ли тебе на каникулах. Да и вообще – расскажи обо всем, что тебя тревожит и радует. Мне хочется, чтобы ты всегда поверяла мне свои горести и радости и твердо знала, что я внимательно и сочувственно выслушаю все. – Я так рада, что обо всем могу тебе рассказывать, папочка, – ответила Элси, обнимая отца и прижимаясь бархатной щечкой к его щеке. – Сегодняшний день я провела отлично, ведь мы с тобой почти все время были вместе. А тут еще от мисс Розы письмо пришло! – Да, письмо очень хорошее, – сказал мистер Динсмор и стал расспрашивать дочь, чем она занималась, пока его не было рядом. Элси живо, в красках рассказала ему о сегодняшнем дне и о том, что случилось накануне, поведала обо всех происшествиях, в том числе и о сломанной кукле. Она рассказала, как ужасно огорчилась, но не обвини21


ла в несчастье с куклой ни Анну, ни Флору. И очень радовалась, что «добрейшая миссис Браун починила мою куколку, и она стала как новенькая». Отец внимательно слушал дочкин рассказ, сочувствовал ее переживаниям и давал уместные советы. Наконец он вытащил из жилетного кармана часы и издал удивленный возглас: Элси должна была лечь уже полчаса назад. Он поцеловал ее, пожелал спокойной ночи и отослал в спальню.

22


Глава 2

Опять преграда Меж нами и мечтой о счастье!

Лорд Байрон. «Сарданапал»*

одруги Элси вернулись из гостей заполночь и на следующий день были сонными, капризными и раздражительными. Так что Элси, которую положение хозяйки обязывало развлекать своих гостей, пришлось нелегко. Артур спустился к завтраку в необычайно дурном настроении. Он дулся и угрюмо молчал. Лишь когда Гарри Каррингтон что-то прошептал ему с озорным видом, Артур в ярости так накричал на него, что все за столом перепугались. Но Гарри в ответ только засмеялся. А когда все вышли из-за стола, Артур подошел к Элси и тихо сказал, что хочет поговорить с ней наедине. Элси удивилась и посмотрела на него с досадой, но предложила пройти к ней в комнату, сказав, что няня спустилась к завтраку, и они будут одни. Она вошла

П

*

Перевод Г. Шенгели.

23


первой, Артур – за ней. Окинув комнату быстрым взглядом, он запер дверь и прислонился к ней спиной. Элси побледнела. – Чего пугаешься? – усмехнулся мальчик. – Никто тебя бить не собирается. – Что тебе нужно, Артур? Пожалуйста, говори поскорее. Меня папа ждет, а мне еще уроки учить, – мягко попросила она. – Я хочу занять у тебя денег, – решительно сказал Артур. – Знаю, у тебя есть. Я видел на днях твой кошелек. У тебя там не меньше пяти долларов. Мне как раз столько и нужно. – А для чего тебе, Артур? – спросила Элси дрожащим голосом. – Не твое дело! – огрызнулся он. – Мне нужны деньги. Позарез нужны. Через месяц я все тебе верну. А остальное тебя не касается. – Нет, Артур, – твердо ответила Элси. – Я не дам тебе ни цента, пока ты не расскажешь, зачем тебе деньги. Папа мне запретил распоряжаться деньгами без его ведома, и ослушаться я не могу. – Папа запретил! Ерунда! Ты просто ищешь предлог, чтобы мне отказать, – взъярился Артур. – Очень ты его слушалась прошлым летом, когда отказалась играть то, что он хотел! Ты тогда весь день просидела за пианино, пока на пол не шлепнулась. – Тогда было другое. Я не могла нарушить Божью заповедь. – Ну что ж, если тебе обязательно надо знать... – раздраженно произнес Артур. – Я собираюсь вернуть долг. Несколько недель назад я задолжал пару долларов Дику Персивалю, а вчера вечером опять ему проиграл. А он сказал: если я не отдам, он пожалуется моему папе или старшему брату, Хорасу, и потребует деньги с них. Я обещал заплатить сегодня. Еле-еле от него отделался. Но карманные-то деньги у меня давно 24


закончились! А мама, когда в последний день давала мне на расходы, сказала, что до следующего месяца не сможет дать ничего: папа обязательно заметит. Видишь, Элси? Вся надежда на тебя. У сестер просить бесполезно. У этих жадин снега зимой не допросишься! Пожалуйста, будь доброй девочкой. Дай мне денег! – Боже мой, Артур! Ты играл на деньги?! Как ты мог?! – в ужасе воскликнула Элси. – Грех-то какой! А если ты и дальше будешь играть, то потеряешь все. Иди к дедушке и расскажи ему обо всем. Пообещай больше никогда так не делать, и он обязательно тебя простит и заплатит твои долги. И увидишь, как тебе станет хорошо! – Рассказать папе! Да я лучше умру! Элси, ты должна мне помочь, – и он больно схватил ее за руку. – Пусти, Артур, – воскликнула она, стараясь высвободить руку. – Ты, конечно, сильнее, но если ты меня обидишь, папа обязательно об этом узнает. Он с силой оттолкнул Элси, так что она упала бы, если бы не ухватилась за спинку большого кресла. – Так ты мне дашь или нет? – зло спросил он. – Если я дам тебе пять долларов, мне придется записать их в расходную книжку и непременно объяснить папе, куда я их дела. И выйдет только хуже, чем если ты сам признаешься. Понимаешь, Артур, гораздо хуже! – Да никаких сложностей и не возникнет, стоит только постараться, – сердито возразил он. – Когда будешь записывать расходы на подарки для прислуги, просто добавь несколько метров фланели и несколько фунтов табаку. Твой отец ничего и не заподозрит. – Артур! – потрясенно воскликнула она. – Я ни за что на свете не стану обманывать папу! Тут кто-то дернул за дверную ручку. Артур повернул ключ, но перед уходом погрозил Элси кулаком и прошипел: 25


– Ты еще об этом пожалеешь, страшно пожалеешь! Он отворил дверь и убежал. Бедная девочка побледнела и затрепетала. Человек, который хотел войти в комнату, уже ушел, и Элси, оставшись одна, постаралась собраться с мыслями. Вскоре пришла тетушка Хлоя и сказала, что в это утро мистер Динсмор не сможет повидаться с дочкой: к нему прибыл джентльмен с деловым визитом. Элси очень любила утренние часы с отцом, но сейчас даже обрадовалась отсрочке: боялась, что папа увидит, в каком она смятении, и заставит обо всем рассказать. Лучше бы Артур ничего ей не говорил! Элси обмирала при мысли, что должна все рассказать отцу или деду: ведь Артур творит зло, он пропадет, и его необходимо остановить. Но тут она вспомнила слова Артура, что если она не даст денег, его постыдная тайна откроется сама собой. И решила, что говорить ничего не нужно. С утра Элси изо всех сил развлекала детей – чуть голову не сломала, придумывая для них все новые игры и сказки. Но в конце концов ее запасы все-таки подошли к концу, а до вечера, увы, было еще далеко. Элси занималась гостями Анны, а ее подруги и Герберт были предоставлены самим себе. Усевшись на полу, они играли в камешки. – Давай и мы сыграем в камешки, – предложила Флора. – Только я правил не знаю. Элси, научи меня! – Нет, Флора, не могу. Папа запретил мне играть в камешки. Ему не нравится, когда я сижу на голом полу. Мы поиграем во что-нибудь еще. – А мы не будем сидеть на полу. Ведь можно играть за столом, – предложила Флора. – Ну, не знаю, – с сомнением покачала головой Элси. – Наверное, можно. Но только папа запретил мне играть в эту игру. 26


– Он запретил на полу, а на столе, может, и разрешит, – не унималась Флора. К ее просьбам присоединились другие дети. Наконец Элси решилась: – Ладно! Пойду спрошу у папы. Может, если я пообещаю не сидеть на полу, он и позволит... Она нашла отца в библиотеке. Мистер Динсмор сидел в кресле у камина и увлеченно читал. Тут вдруг Элси вспомнила, как часто он повторял ей, что никогда нельзя просить о том, что однажды уже было запрещено. Она испугалась и хотела потихоньку уйти... Но пока она нерешительно стояла в дверях, мистер Динсмор оторвался от книги, увидел дочь и с улыбкой поманил ее к себе. Она подошла и робко проговорила: – Папа, малыши хотят, чтобы я научила их играть в камешки. На пол мы садиться не будем. Можно? – Элси, – ответил он недовольно, – ведь я совсем недавно запретил тебе играть в эту игру, а ты спрашиваешь у меня разрешения! Странно. Сколько раз тебе повторять? Ступай в мою гардеробную, в стенной шкаф, и сиди там. Элси заплакала и послушно побрела прочь, но на пороге остановилась и спросила нерешительно: – Можно, я сперва зайду к детям, папа, и скажу, что не смогу с ними играть? – Элси! – воскликнул он таким строгим голосом, что она, сотрясаясь от сдерживаемых рыданий, бросилась вон и побежала, как ей было велено, в отцовскую гардеробную. Стенной шкаф был просторным. Там стоял табурет, и Элси могла сесть. Но когда она закрыла за собой дверцы, то оказалась в полной темноте. В шкафу было холодно и уныло. Бедная малышка гадала, сколько ей придется тут просидеть... ...Ей казалось, что прошло много-много времени. Она подумала, что уже наступила ночь, и испугалась, 27


как бы папа не позабыл, что отослал ее сюда. А может, он решил, что ее проступок заслуживает самого строгого наказания, и оставит в шкафу на всю ночь? Но вот наконец раздались шаги, дверца распахнулась и папин голос позвал: – Элси! – Да, сэр, я здесь, – отозвалась она со слезами. – Иди ко мне, – отец взял ее за руку и воскликнул. – Да ты совсем замерзла! Прости, что оставил тебя в этом мрачном месте так надолго. Я не собирался наказывать тебя настолько строго. Хотел, чтобы ты посидела в шкафу полчаса, не больше. Но тут приехали гости, и я совсем закрутился и позабыл тебя выпустить, – говоря все это, мистер Динсмор отвел Элси к огню, сел в кресло и устроил девочку у себя на коленях. – Бедная моя, бедная! Какие холодные ручки! Дай папа их согреет. А ножки тоже замерзли? – Да, папа. Он снял с нее туфли и чулки, придвинул кресло поближе к ка мину и принял ся рас тирать озяб шие ножки. – Ты, похоже, долго плакала, – сказал он, с жалостью. – Да, папа, – ответила Элси, со всхлипом уронив головку ему на грудь. – Я думала, ты оставил меня в шкафу на всю ночь. – Ох ты! Испугалась? – Нет, папа, не испугалась. Я знала, что ты спишь за стенкой, а Господь заботится обо мне, даже когда я в шкафу. А сейчас вечер или уже утро, папа? – Только что стемнело, – сказал он. – Но отчего же ты тогда плакала, если тебе не было страшно? – Немножко оттого, что замерзла, папа. Но главное, потому что мне было грустно: я опять плохо себя вела, опять тебя огорчила. Боюсь, я никогда не научусь быть хорошей. 28


– Одного не понимаю – почему ты никак не усвоишь: нельзя просить во второй раз то, в чем однажды тебе уже отказали? Я обязательно буду тебя за это наказывать, чтобы ты поняла: нет – значит нет! И если отец тебе чего-то не разрешает, то клянчить – бессмысленно. Я всем сердцем люблю свою девочку и готов на все, лишь бы она была счастлива. Но я требую послушания! Перестань плакать, – и мистер Динсмор вытер ей слезы большим носовым платком. – Поцелуй меня и пообещай быть хорошей. На этот раз я тебя прощаю. – Я буду стараться, папа, – сказала Элси, целуя отца и подставляя щеку для ответного поцелуя. – Я не собиралась просить у тебя разрешения играть в эту игру, но малыши так упрашивали! И я подумала, что ты запретил мне, потому что не хотел, чтобы я сидела на полу. А вдруг на столе играть можно? – Разве я сказал, что причина только в сидении на полу? – сурово спросил он. – Нет, папа, – ответила она, понурившись. – Тогда тебе не следовало так думать. Пол – одна из причин, но не единственная. Из-за этой игры суставы на руках разрастаются, а мне вовсе не хочется, чтобы ты уродовала свои прекрасные ручки, – и мистер Динсмор расцеловал изящные дочкины пальчики. Элси слабо улыбнулась и тяжело вздохнула. – Неужели так тяжело отказаться от игры в камешки? – спросил он. – Нет, папа, это не из-за игры. Я просто подумала, какая же я плохая: за последнюю неделю тебе пришлось наказать меня дважды. Да еще день сегодня выдался тяжелый: надо было все время возиться с малышами, а они не выспались и все делали наперекор. – Вон оно что! – протянул он сочувственно. – Значит, малышами занимаешься ты одна? А где же Луиза с Лорой? 29


– Они нас к себе не подпускают, папа. Говорят, мы слишком малы, чтобы с ними играть. А Анна постоянно ссорится со всеми гостями, и... – тут Элси, залившись краской, умолкла и прошептала. – Ой, кажется, я ябедничаю! – Так значит, забота о гостях целиком легла на твои плечики? Как же им не стыдно! Я такого не потерплю! – возмутился мистер Динсмор. – Я поговорю с Луизой и Лорой. Ведь это и их обязанность. – Папа, пожалуйста, не надо! – испуганно взмолилась Элси. – Пусть лучше все останется, как есть. Они на меня обидятся! – Пусть обижаются! Тебе-то что? – сказал отец, притянув Элси к себе. – А вообще-то не на что им обижаться. Сегодня детей уложат спать пораньше, – добавил он. – А ты приходи ко мне. Перепишешь свое письмо. Согласна? – Еще бы, папочка! Спасибо! – Ну что ж, давай наденем чулочки и башмаки, – весело заключил мистер Динсмор. – Вот так. Иди умойся и – на ужин. А когда после еды все разойдутся, приходи ко мне. Элси пришлось поторопиться: к ужину уже звонили. Когда она вошла в столовую, дети шумно рассаживались по местам. Они были так заняты, что не обратили на ее приход никакого внимания. Так что ни вопросов, ни удивленных взглядов, которых она так боялась, не последовало. Правда, Флора поинтересовалась: – Почему ты не вернулась, Элси? Папа не позволил тебе играть? Элси просто ответила: «Нет», и больше никто ни о чем ее не спрашивал. Как и предполагал мистер Динсмор, сразу после ужина дети отправились спать. А Элси прибежала к папе и провела с ним приятный тихий вечер, который 30


вознаградил ее за все страдания минувшего дня. Отец, которого мучила совесть из-за того, что он позабыл выпустить дочку из шкафа, был с ней особенно ласков. На следующее утро мистер Динсмор отчитал своих младших сестер Луизу и Лору за то, что они забросили маленьких гостей. Он постарался, чтобы девочки даже не заподозрили, что Элси на них пожаловалась (впрочем, она ведь и не жаловалась). Вышло так, словно он сам все заметил. Устыдившись своей невежливости, Луиза с Лорой после завтрака отправились в детскую и пару часов развлекали малышей. Но вскоре силы у них иссякли, и они опять переложили эту утомительную обязанность на хрупкие плечи Элси. Бедняжка старалась изо всех сил, однако дни, остававшиеся до Нового года, показались ей долгим и трудными. Как-то после обеда мистер Хорас Динсмор сидел у себя в комнате, погрузившись в интересную книгу. Вдруг дверь приотворилась и в комнату проскользнула Элси, прижалась к нему и замерла, не говоря ни слова. Весь день она, как могла, развлекала гостей. Уолтер и Анна мешали ей криками и капризами, Артур все время к ней цеплялся, а миссис Динсмор, которой Анна постоянно ябедничала, то и дело отчитывала Элси. Наконец малышка не выдержала и сбежала к отцу за утешением. – Устала, доченька? – спросил он, ласково обнимая Элси и прижимая губы к ее лобику. В ответ девочка горько зарыдала. – Что стряслось, моя радость? Из-за чего плачет моя дорогая дочка? – удивленно и встревоженно спросил мистер Динсмор, отложил книгу и усадил ее к себе на колени. – Ничего не случилось, папа. По крайней мере, ничего страшного. Я просто так реву, по глупости, – ответила она, силясь улыбнуться сквозь слезы. 31


– Я же вижу: что-то случилось, Элси, – ответил он серьезно. – И дело, видимо, нешуточное. Расскажи мне все, дочка. – Пожалуйста, не спрашивай, папа! – взмолилась она. – Я терпеть не могу таинственности, Элси. И очень рассержусь, если у тебя появятся секреты от меня, – ответил он строго. – Милый папочка, не сердись, – дрожащим голосом попросила она. – У меня нет от тебя секретов, но ты же сам не разрешаешь мне ябедничать! Не проси, чтобы я тебе жаловалась. – Значит, вот в чем дело! – сказал он, целуя дочь. – Что ж, я больше ни о чем тебя не спрошу, но и обижать тебя никому не позволю. Я разузнаю у других, кто тебе докучает. – Папа, пожалуйста, не утруждайся. Все, я уже успокоилась. – Зато я не успокоился! И позабочусь, чтобы тебя больше не обижали. На глазах Элси вновь показались слезы. Она жалела, что не выдержала и проявила свои чувства, но больше не возражала: по взгляду и голосу отца поняла, что спорить с ним совершенно бесполезно.

32


Глава 3

Вначале месть сладка, Но после, на себя оборотясь, Рыгает горечью...

Джон Мильтон. «Потерянный рай», книга 9*

аступил последний день старого года. Погода стояла солнечная, не по сезону теплая. И юные обитатели Розленда решили отправиться на прогулку. Из дома вышли сразу после обеда. Настроение у детей было прекрасное, только Артур угрюмо молчал. Время от времени он бросал злобные взгляды на Элси: так и не простил за то, что она отказалась дать ему денег. Но внимания на него никто не обращал, и всеобщее веселье шло полным ходом. Солнце садилось, и старшие наконец объявили, что пора возвращаться. На обратном пути смех и веселая болтовня стихли: дети устали. Они карабкались на холм по крутому склону. Элси и Кэрри добрались до вершины первыми. Артур и Гарри Каррингтон следовали за ними по пятам. Элси остановилась, чтобы подобрать камешек. Внезапно к ней подскочил Артур и

Н

*

Перевод А. Штейнберга.

33

Profile for Издательство "Триада"

Элси: обретение отца, Марта Финли (отрывок)  

Элси: обретение отца: Пер. с англ. / Марта Финли – М.: Триада, 2014. – 288 с. – ISBN 978-5-86181-526-0 (в пер.) Казалось бы, отец искренне...

Элси: обретение отца, Марта Финли (отрывок)  

Элси: обретение отца: Пер. с англ. / Марта Финли – М.: Триада, 2014. – 288 с. – ISBN 978-5-86181-526-0 (в пер.) Казалось бы, отец искренне...

Advertisement