Issuu on Google+


2

Гид по Ридеру Номер открываем интервью с тренером по физподготовке «Локомотива» Марией Буровой. В «иностранных» рубриках напоминаем о том, кто такой Юпп Хайнкес, а также сталкиваем лбами Херарда Пике и Кларенса Зеедорфа. Еще вспоминаем Тома Финни — лучшего футболиста в истории Англии, а Майк Лебедев проводит за кулисы репетиции краснознаменного хора перед выступлением в Питере. Sunday Times рассказывает о ТВ-программе на воскресенье.

Export Files То, что происходит в российском футболе, на поле и вне его, в еженедельном дайджесте. Лаконично, просто и с юмором. Import Files За всем и сразу следить просто невозможно, особенно если учесть нынешнюю разницу во времени с футбольной Европой. Мы составляем для вас подборку самых интересных событий в мировом футболе. Downloads Мы настаиваем на том, что футбол нужно смотреть, а не только читать о нем. Наши рекомендации по главным противостояниям недели — уже свершившимся или грядущим — вы найдете в этой рубрике, а потом бегите, скачивайте матчи. Некоторые события в футболе, современниками которых мы являемся, останутся с нами навсегда. Обо всем этом в специальном разделе Ридера Memories — чтобы вы помнили. Порой самое интересное происходит в режиме Offline. Это касается прежде всего печатной периодики и телеэфира. Мы предоставим вам все самые интересные мнения

«на злобу дня» от лучших зарубежных экспертов и футбольных аналитиков. Support О тех, кто делает игру, мы пишем достаточно много, о тех, кто приходит посмотреть на шоу и сам становится его участником, пора писать больше. Ваши истории на страницах нашего журнала — о приключениях на выезде, о футбольном хэндмэйде, о преданности и причинах любви к футболу. Все это — от первого лица. Чтобы вы точно знали где и что смотреть, на кого ставить и какой канал просить включить в баре, чтобы не пропустить матч любимой команды, мы решили добавить в рубрикатор раздел Sunday Times. Так что теперь скачав в субботу Ридер, вы получаете полный план действий на воскресный футбольный день. Статьи, колонки, отрывки из художественных произведений о футболе — самое интересное чтиво о самой лучшей игре в мире в рубрике Read Me.


3

Содержание 01

Export files / РФПЛан Тренер, у которого нет пола 5 ................................................................................. 02

Import Files / По гринвичу Юпп по прозвищу Osram 11 ................................................................................. 03

Downloads / Матч недели Баловень судьбы 15 Клубный гений 17 ................................................................................. 04

05

Offline / Обзор СМИ Шелест страниц 26 ................................................................................. 06

Support / Фанатские истории Полузащищаться 29 ................................................................................. 07

Sunday Times / переключая каналы Только серьезный футбол 32 ................................................................................. 08

Memories / Хронограф

Read Me / Чтиво

Престонский водопроводчик 22

Репетиция 38

.................................................................................

.................................................................................


5

Тренер, у которого нет пола Пытливый ум без труда отыщет в Сети парочку интервью, которые дала Мария Бурова. Тренер по физподготовке основного состава московского «Локомотива» весьма обстоятельно отвечает в них практически на любые вопросы. Однако TF все же решил поговорить с самой очаровательной девушкой российского футбола немного по-другому. Предоставив Маше возможность оценить саму себя…

Так какая она — Мария Юрьевна Бурова? Какими пятью словами ее можно охарактеризовать? Целеустремленная. Трудоголик. Надежная. Настоящая. Влюбленная в работу. Удивительно, но ты не использовала ни одного «женского» термина. То бишь «симпатичная» или «привлекательная». Почему? (смеется). Мы уже выяснили как-то в команде, что тренер не имеет пола. Я в первую очередь специалист, а не женщина. Ну хорошо, тренер ты четыре часа в день. А в остальные двадцать часов? Так в том и дело, что в остальное время я тоже тренер. Пропадаю на работе целыми сутками. Иногда прихожу домой и забываю, что я женщина. Однако про тебя в околофутбольной среде прямо легенды складывают. С придыханием прямо рассказывают о том, какая у «Локомотива» есть Бурова. Самой- то приятно слышать такие комплименты?

Александр Поляков, шефредактор Total Football и физиотерапевт по призванию @totalfootball

Признание всегда приятно. Скажу даже больше. Моей целью в карьере является не зарабатывание денег, а именно признание людьми моего профессионализма. Какой самый нелепый слух из тех, что курсировали в футбольных кулуарах, до тебя доходил? Это было в первый год, когда я работала в Академии «Локомотива». Ходила масса легенд о том, что я являюсь женщиной не одного мужчины в клубной структуре. От пяти до десяти кандидатур перечисляли, с которыми у меня якобы слишком близкие отношения. Хотя даже чисто физически это было бы невозможно (смеется). А в последнее время чем-то подобным тебя окатывали? Все-таки такой быстрый карьерный взлет… Ты знаешь, я просто на всех мероприятиях и матчах стала появляться с супругом, и вопрос был исчерпан. Да я стараюсь уже и не обращать внимания на все эти разговоры. Для меня гораздо важнее, что про меня говорит тот тренер, с которым я работаю, и те


6 игроки, с которыми я работаю. А они как раз воспринимают меня как хорошего специалиста в своей области. Ты начинала работать в «Локомотиве» тренером по аэробике? Не совсем так. Я пришла в Академию тренером по растяжке и функциональному тренингу. Аэробику я предложила ввести в курс подготовки по своей инициативе — с ее помощью мы улучшали у ребят координацию движений. А потом так сложилось, что я стала тренером по физподготовке. Это человек, который должен знать и уметь все. Реабилитология, профилактика, массаж, медицинские навыки — все эти компоненты помогают сложить мозаику воедино и получить общую картину. Я поняла, что у меня это получается, и переквалифицировалась. Но эта работа требует постоянного самообучения. Переработать большой массив информации, сделать выводы, разработать на их основе программу, свериться с аналогичными наработками в этой области по книгам, статьям и беседам с коллегами — все это отнимает кучу времени. Но мне безумно нравится эта работа. Ты сказала про беседы с коллегами. Не секрет, что у «физиков» нет некоей площадки, где все они могли бы общаться друг с другом и обмениваться опытом. Сейчас в таком центре возникла острейшая необходимость? Не умаляя ничьих достоинств, могу сказать определенно, что нам, российским тренерам по физподготовке, остро не хватает знаний. И конечно, некая площадка для обмена опытом нам действительно нужна. Потому что нам необходимы знания, которые есть в Европе. Если посмотреть на тенденцию в наших клубах, то предпочтение отдается «физику-иностранцу». В этом нет ничего удивительного. Университетов, которые выпускают футбольных тренеров по физподготовке в Европе всего два

— один во французском Дижоне, второй — в Коверчано, в Италии. Я даже как-то пыталась узнать, как попасть в Коверчано на обучение, но в итоге мне сказали, что в Дижон будет устроиться проще. Правда, там преподавание ведется на французском языке. А у меня на освоение французского времени не хватает (смеется). Поэтому пока весь мой курс подготовки строится на самообучении — интернет, книги, общение с профессорами, мнению которых я доверяю. У меня нет какой-то лично моей системы подготовки, я стараюсь совместить то лучшее, что есть на сегодняшний день у разных специалистов, преобразовав это в некую единую систему. В этом году ты стала работать с первой командой. Мы видели, что в верхней восьмерке практически все команды испытывали проблемы с «физикой». Однако «Локомотив» свои кондиции от тура к туру наращивал. В чем секрет этого явления и какова твоя роль в этом? Я бы разграничила для начала обязанности. В первую очередь это заслуга Жозе Эркулану (тренер по физподготовке, который отвечает за общее функциональное состояние команды — Прим.ред). Мы совместно разрабатываем программу подготовки. Во-вторых, нельзя не учитывать качество полей, на которых проводились матчи. В любом случае после предсезонной подготовки у любой команды наблюдается спад, так как тренируемся мы в других климатических условиях. А значит, без адаптивного периода не обойтись. Поэтому, после того как команда разыгралась и вошла в недельный цикл, ей стало легче и она побежала. С другой стороны, функциональное состояние команды, за которое отвечает тренер по физподготовке, имеет не очень решающее влияние на спортивный результат. А значит винить «физика» в том, что команда заняла, к примеру, восьмое


7 место, не совсем справедливо… К сожалению, у нас в российском футболе довольно часто происходит обратное. Первыми, кого начинают винить в неудачах, являются те, кто работает с командой ближе всего. А таковыми являемся мы — «физики». С молодежным «Локомотивом» работать продолжаешь? Да, продолжаю. Те наработки, которые использовала в прошлом году с дублем, перенесла в основную команду? Естественно, все то, что прошло апробацию в молодежном составе, используются в работе с основой. Но тут есть один момент. Ставить эксперименты на игроках первой команды нельзя. Поэтому я применяю лишь то, в чем уверена на сто процентов. В основном это каса��тся профилактики травматизма. Могу, например, с гордостью сказать, что в прошлом году дублирующий состав «Локомотива» был единственной командой в России, где было всего девять травм за сезон, а сроки восстановления травм средней тяжести не превышали одной недели. У нас была тогда всего одна тяжелая травма — разрыв крестообразных связок — и ту наш игрок получил в сборной. То есть программа работает. Мы экономим деньги клубу и помогаем игроку принимать регулярное участие в тренировочном процессе без длительных перерывов. Расскажи подробнее о ваших макро- и микроциклах… Обычно мы составляем макроцикл, состоящий из четырех недель. Одна из этих недель — восстановительная. Сам макроцикл повторяет, фактически, интервальность обычной игры — есть взрывные фазы, есть фазы покоя. Чем ближе игрок к ритму матча в тренировочном процессе, тем легче ему наращивать свои силы. Поэтому мы стараемся чередовать на-

грузку в этом ритме. К тому же многие игроки чувствуют, что вырабатываются и подходят с просьбой уменьшить им нагрузку. Другие, наоборот, ощущают, что им мало той нагрузки, которую мы даем, и просят ее увеличить. А так как именно я отвечаю за функциональное состояние отдельных игроков, то, анализируя данные их обследования, вношу коррективы в подготовку тех или иных футболистов. И коррективы эти я вношу уже в рамках недельных циклов, на которые разбивается наш макроцикл. А вот, к примеру, из «конкурирующих организаций» к тебе с предложениями не обращались? Не пытались переманить в другие клубы? Неоднократно возникали такие разговоры, но я никуда уходить не собираюсь и никакие варианты не рассматриваю. Сейчас здесь в «Локомотиве» у меня есть все, о чем только можно мечтать. Мне предоставляется все, что я хочу — любая необходимая мне информация, возможность выездных стажировок по клубам, инвентарь, база, оснащение. Где еще такое возможно? Да практически нигде… Ты сказала про выездные стажировки. В какие именно клубы ты бы хотела съездить? Обязательно хотела бы посмотреть тренировочный процесс в английской Премьер-лиге. И недели три провела бы в «Барселоне». Чтобы посмотреть, как у них там выстроен процесс. А почему не Италия? Дело в том, что я больше года проработала вместе с Винченцо Пинколини и понимаю, что достаточно изучила философию их процесса физподготовки. Вряд ли там я смогу обнаружить нечто отличающееся именно с точки зрения философии. Ну и к тому же я в любой момент могу созвониться с Винченцо и получить у него исчерпывающий ответ по


8 тому или иному вопросу. Я должна идти в ногу со временем. Поэтому, когда приезжает Роман Павлюченко, который достаточно поработал в Англии, я не смогу его убедить, что добиться физического подъема можно, только бегая кроссы. Ведь там, в АПЛ, он видел, что этого добиваются через работу с мячом благодаря специальным упражнениям. А Германия как тебе? Ты знаешь, она сейчас является одной из самых передовых стран в плане развития физподготовки. Когда наблюдаю за функциональным состоянием немецких команд, лишь развожу руками. «Физика» в голом проявлении. Но это тоже палка о двух концах. Что русскому хорошо, то немцу — смерть (смеется). Нельзя приносить в нашу страну чистый опыт других стран. Только адаптивный процесс помогает переосмыслить и применить ту или иную методику или ту или иную философию. Ну а, к примеру, из других видов спорта ты для себя что-нибудь почерпнула? Соглашаясь со всеми, кто исходит из принципа «футбол — не легкая атлетика», я все же почерпнула из нее очень много упражнений. И даже сейчас часто захаживаю на кафедру легкой атлетики в университет, общаюсь со специалистами и пытаюсь адаптировать полученные ответы. Например, мне много интересного дал опыт работы с прыгунами в длину. У тебя сейчас многие представители других видов спорта консультируются по линии восстановления и реабилитации? Достаточно много. Есть люди, которые приходят из хоккея, из баскетбола. Вот, буквально недавно помогала восстанавливаться одной девочке, которой якобы необходима была артроскопия. Благодаря моей программе ей удалось хирургического вмешательства избежать.

И ты это все делаешь бесплатно? Конечно. Если я могу помочь человеку, то продавать эти знания несерьезно. Я в этом вопросе — эдакий альтруист. Да и воспитание не позволяет. Я понимаю, что всем помочь невозможно. Но мое внутреннее восприятие таких вещей старомодно. Мне приятно, когда человек, которому ты помогаешь, говорит тебе спасибо. А вот когда футболисты, с которыми ты занимаешься по пять-шесть часов в день в течение полугода, причем футболисты, на которых тренер поставил крест, проходят мимо и не здороваются, — это обидно. Я ведь не жду никаких материальных вознаграждений за свой труд, но элементарного уважения к себе требую всегда. Ты единственный ребенок в семье? Да. У меня нет ни братьев, ни сестер. Я эгоистка. Причем во всех смыслах. Эгоизм и альтруизм как-то слабо уживаются вместе… Согласна. Но я ведь Близнецы по гороскопу. Во мне сочетается несочетаемое. А мечта у тебя есть большая? Чего хочешь добиться на профессиональном поприще? Есть. Хочу возглавить кафедру. Где-нибудь в Европе. Когда мне будет уже много лет и мне надоест заниматься практикой. Передать накопленный багаж знаний. Ну и оставить после себя что-то капитальное и значимое. Вот скажи честно: тебе не хватает признания? Ты ведь уже прошла довольно значимый путь в футболе, в котором у тебя есть определенные успехи, положительная профессиональная репутация, которой можно гордиться… Признания мне не хватает, скрывать не буду. Потому что всегда витает возле меня, как и возле любой девушки, работающей в футболе,


9 настроение «бабам здесь не место». Сейчас, конечно, я сталкиваюсь с этим в гораздо меньшей степени, чем в первые годы, но стереотипы сильнее. Я, например, до сих пор не езжу с командой на матчи в клубном автобусе, предпочитая перемещаться с базы на стадион в своей машине. Но я заметила забавную пропорцию — чем ниже уровень профессионализма людей, тем выше их приверженность тезису, что «бабам в футболе места нет». Это, скорее, проблема структуры, сложившейся в нашем футболе. Если не начать ее менять, система начнет рушиться. И какие, по-твоему, шаги стоит предпринять в этом отношении? Года полтора назад я была с визитом в Донецке. И там узнала, что «Шахтер» — в двадцатке лучших клубов мира, которые входят в научно-исследовательскую программу FIFA. Из российских команд в эту программу не попал никто. Это очень сложно: необходима масса рекомендаций, наличие материальной базы, современного тренировочного процесса. Но это, как мне кажется, наиболее реальный путь. Путь обмена информацией, знаниями и умениями с лучшими клубами мира и максимальная интеграция в общемировой тренд. Нет смысла в простом приглашении в Россию иностранных специалистов. Необходимо понимать и переосмысливать передовой опыт, пытаясь адаптировать его к своим условиям. Когда я начала общаться с Пинколини, он приводил пример, что половина специалистов в школах Италии обучались на Лобановском, Матвееве и других светилах советской науки. Вы, говорит, не понимаете, что потеряли. А я боюсь, что мы и приобрести ничего не сумеем… В апрельском номере Total Football читайте колонку Андрея Максимова про российский футбол «Шекспировские сюжеты на зеленом поле». TF


11

Юпп по прозвищу Osram Все новое — это хорошо забытое старое. TF знает, что это правило распространяется на любые футбольные явления. Сегодня оно актуально для «Баварии».

Солнечный день 25 апреля 2009 года для мюнхенской «Баварии» не задался. Клуб, ведомый Юргеном Клинсманном — неутомимым экспериментатором, провалившим самый важный момент в своей недолгой тренерской карьере, — проводил домашний матч против «Шальке 04», не блиставшим в том сезоне. Проблем у хозяев поля было хоть отбавляй: составу не хватало глубины, а основу команды, которая намеревалась бороться за чемпионство, составляли играли ветераны-середнячки. Конец эпохи Клинсманна был предсказуем: гости одержали в этом матче победу, а их вратарь Мануэль Нойер, сохранив ворота «сухими», после финального свистка побежал к углу поля. Кадры, запечатлевшие лежащего на газоне Нойера, который трясет угловой флажок, стали хитом того сезона. Именно из-за того фортеля болельщики «Баварии», куда перешел в этом сезоне Мануэль, встретили новичка весьма холодно. Человек, сидевший в тот день на трибуне «Олимпиаштадиона» рядом с Ули Хенессом, смотрел на игру «Баварии» несколько иначе, чем большинство остальных зрителей. Ему

Образ Хайнкеса собран по кусочкам в редакции Total Football @totalfootball

было известно, на что способны эти футболисты, главными звездами среди которых были Лука Тони и Франк Рибери. Этот пожилой джентльмен будет присутствовать и на оставшихся пяти матчах мюнхенского клуба, но уже не на трибуне, а на тренерской скамейке. «Бавария», истерзанная революционными методами Клинсманна, вновь решила вверить свою судьбу 64-летнему Юппу Хайнкесу. Решение виделось временным, тем более что на нем настаивал сам тренер, утверждавший, что без него дома скучают жена и собак��, что он уже слишком стар и не хочет начинать все сначала. Мобилизовать «Баварию» на пять заключительных матчей сезона, чтобы клуб не пролетел и мимо Лиги чемпионов, — вот что Хайнкес готов сделать для своего старого друга Ули Хенесса. Свои возможности Юпп явно недооценил…

Предыстория Первая «эпоха Хайнкеса» в Мюнхене длилась


12 четыре года. Он привел «Баварию» к двум чемпионским титулам, но потом клуб неудачно стартовал в сезоне 1991/92, и Ули Хенесс совершил, по его собственным словам, «самую большую ошибку в жизни» (забыв, по всей видимости, о том, как он не забил пенальти в финале чемпионата Европы 1976 года), отправив Юппа в отставку. На смену Хайнкесу пришел Сорен Лербю, которому дал исчерпывающую характеристику долго молчавший Штефан Эффенберг: «Лербю был отличным парнем, но тренировать совсем не мог». В итоге «Бавария» стала единственным клубом в его тренерской карьере. Хайнкес же, попробовав силы во Франкфурте («Здесь ты пару раз повертел задницей — и уже считаешься хорошим футболистом») и испортив отношения с не отличавшимся дисциплинированностью Окочей, решил сменить обстановку и уехал на Пиренеи. В Испании и Португалии Юпп провел около десяти лет, занимаясь «выжиманием максимума» из не самых сильных команд. Собственно, под это определение подходит и высшее достижение Хайнкеса того периода — победа в Лиге чемпионов-1998 с «Реалом». Ведь никаких знаменитостей уровня Зидана в Мадриде тогда еще не было, и победа в финале над «Ювентусом», который был упакован звездами по самые уши, стала поистине тренерской. Больше одного сезона Хайнкес в «Реале» не продержался, но, как мы хорошо теперь знаем, это характеризует не тренера, а сам мадридский клуб. На этой высокой ноте, возможно, и стоило бы закончить тренерскую карьеру, но Юпп, исчерпав лимит интересных ему команд на Пиренеях, решил вернуться в Германию. «Шальке-04» и эксцентричный Руди Ассауэр стали следующими работодателями Хайнкеса, но особого успеха эта затея не принесла никому. Затем была попытка спасти катящуюся

под откос родную менхенгладбахскую «Боруссию», отставка через полгода по собственному желанию, вылет «жеребцов» во вторую лигу. Шел уже 2007-й, и Юпп Хайнкес превратился в зрителя. Такова предыстория немолодого уже человека, который благодаря решительности Хенесса был призван спасти для «Баварии» ускользающий сезон. Временный отставной рулевой на месяц бросил родной дом и сад, чтобы в последний раз испытать предматчевое волнение, поорать на футболистов со скамейки, пообщаться с журналистами на прессконференциях и внимательно просматривать видео с матчами соперника. И чтобы еще раз доказать себе и этим обладателям бесчисленных трофеев и кубков, измеряющим успех суммами в контрактах, этим любителям втоптать в грязь своих коллег, что от любимой работы в шестьдесят с лишним лет можно просто получать удовольствие. Хайнкес попробовал. Ему понравилось. Как оказалось, эти пять матчей понравились не только ему.

Зачем он им? Возможно, когда Хенесс приглашал Хайнкеса в клуб, он уже держал на прицеле Луи ван Гала. «Бавария» давно искала нового тренера и в лице голландца нашла идеально подходящего себе специалиста. Юпп такой характеристикой похвастать не мог, но его работу оценили на западе Германии — Руди Феллер пригласил Хайнкеса в «Байер», когда из Леверкузена внезапно сбежал Бруно Лаббадия. Потеря не бог весть какая, и лучшей замены дезертиру «аспириновый» клуб и представить себе не мог. За два года работы в «Байере» Хайнкес поставил на ноги оборону клуба, прежде страдав-


13 шую хроническим недомоганием. Центральной фигурой в этом построении стал Сами Хююпя — и в защитной линии воцарился порядок. Подросли молодые Даниэль Швааб и Штефан Райнарц, значительно увереннее стал себя чувствовать Мануэль Фридрих. В игре команды появилась стабильность, и это пошло на пользу многим футболистам клуба. В первый сезон под руководством Хайнкеса «Байер» лишь чутьчуть не дотянул до третьего места, дающего право на участие в Лиге чемпионов, но уже на следующий год леверкузенский клуб, прочно закрепившись на втором месте в самом начале сезона, так никому его и не отдал. И вот теперь, через двадцать лет после своего первого ухода из «Баварии», Юпп Хайнкес возвращается в Мюнхен. После множества краткосрочных проектов, нацеленных на мгновенный успех, клуб снова делает ставку на планомерное развитие. Именно за этим Юппа снова позвали. Никто не знает, сколько времени продлится его третий срок, гарантий успеха тоже нет никаких, кроме одной: у «Баварии» все будет хорошо — не с Хайнкесом, так после него. В общем-то все хорошо будет и у самого Хайнкеса. Хорошо, скорее всего, будет и Тони Кроосу, заигравшему в «Байере» у того же тренера. Кроос близок к классическому образу центрального атакующего полузащитника с поставленным ударом. Каким, например, был в лучшие годы Лотар Маттеус. Если все пойдет хорошо, именно превращение Крооса в игрока основы должно стать первой вехой новейшей эпохи Хайнкеса; такого футболиста не было в Леверкузене два года назад, и именно по инициативе Юппа был заключен договор с арендой Крооса на полтора года. С обороной будет сложнее. Всем очевидно, что покупка Рафиньи не добавит крепости баварской защите. Бразилец, поигравший при Хайн-

кесе в «Шальке», способен усилить фланговую игру в вариантах со смещениями Мюллера или Роббена в центр, но это не тот игрок, на которого можно положиться в матчах Лиги чемпионов. С Боатенгом история другая, но и в его безупречность верится с трудом. Придется изыскивать какие-то внутренние резервы — например, за счет общей перестройки игровой модели. Вероятнее всего, веселья в стиле ван Гала больше не будет. Веселья, как кажется, вообще будет меньше. Юпп Хайнкес — тренер старой школы, не склонный к эпатажным прессконференциям или саморекламе, и всегда ведет себя достойно. Он в третий раз берется за одно и то же дело — за усмирение безжалостного механизма, пережевывающего хороших, но недостаточно крепких тренеров. Сейчас, когда винтики этого механизма разболтались после голландского «механика», системе требуется внимание опытного специалиста и тщательный уход. Можно не сомневаться, что для этой цели Ули Хенесс нашел самую лучшую кандидатуру. В апрельском номере Total Football читайте статью «Будни карлика». Павел Бессонов смотрит на возрождение «Монако», ответственность за которое возложил на себя российский миллиардер Дмитрий Рыболовлев. TF


15

Баловень судьбы К 25 годам Херард Пике имеет все, о чем может мечтать любой футболист, — трофеи, успех, популярность, рекламные контракты и прочие радости жизни. Николай Загладько рассказывает о том, почему все хорошо и в то же время все плохо в карьере защитника «Барселоны».

Херарда Пике можно считать баловнем судьбы. Он городской житель из уважаемой семьи с политическим, социальным и экономическим влиянием в Каталонии, сын престижного врача, внук бывшего директора «Барселоны», привлекательный, умный, яркий и обаятельный. Когда-то дерзкий самоуверенный мальчик, собиравшийся унаследовать дело отца. Теперь Пике незаменимый элемент обороны «Барселоны» и сборной Испании. За последние три года Херард выиграл чемпионат мира и тринадцать трофеев с «Барселоной». Он сосио (официальный член фан-клуба «Барсы») со дня своего рождения и не скрывает, что однажды хотел бы стать президентом каталонского клуба. Карьеру Херарда Пике можно поделить на два неравнозначных этапа. В качестве разделительной границы может служить его возвращение летом 2008-го на поле стадиона «Камп Ноу». За годы, проведеные в «Манчестер Юнайтед», по собственному признанию, он научился очень многому. Единственное, чего не удалось каталонцу в Манчестере, — разбить стеноподобную пару центральных

Николай Загладько, по мотивам оригинального текста Энди Миттена на Yahoo! Sport @andymitten

защитников манкунианцев Рио Фердинанд — Неманья Видич. Вернувшись в «Барселону», Пике оказался в стартовом составе команды, которая обыграла «Юнайтед» в римском финале Лиги чемпионов. Тренерский штаб МЮ счел его слабым звеном «Барсы» в условиях противостояния с Криштиану Роналду, и Пике вдоволь посмеялся над таким утверждением, обозначив себя как игрока, великолепно проводящего встречи с приставкой «топ». Он принялся штамповать завоеванные трофеи, выиграл все, что было возможно на клубном уровне и не только: победа на мундиале в ЮАР принесла ему признание великого Франца Беккенбауэра, назвавшего Пике лучшим центральным защитником в мире. А болельщики за его элегантное обращение с мячом и умение начать атаку прозвали Херарда «Пикенбауэром». Уже к 23 годам он добился самых больших трофеев в мировом футболе. Пике становился все более и более известен и продолжал


16 получать максимум удовольствия от жизни в столице Каталонии. Его отношения с Шакирой только прибавили ему популярности. Год назад его считали лучшим защитником в мире. Но не сейчас. Уровень его футбола снизился, и он начал в стартовом составе лишь по��овину игр «Барсы» в нынешнем чемпионате. Многие посчитали, что проблемы с игровой формой — следствие его светской жизни. Он стал лицом стольких брендов, что временами очень сложно разобраться, что он еще не спонсирует. Вопросов о его возможном браке с Шакирой было задано столько же, сколько и о футбольных делах. Пике превратился в Бекхэма для испанского рынка. Сэра Алекса Фергюсона раздражала активность Дэвида вне поля, подобным образом реагирует на «деяния» своего защитника «в миру» Пеп Гвардиола. Звоночком стало непопадание Пике в заявку на выездной матч с леверкузенским «Байером», хотя обычно его фамилия заносится в список на еврокубковые матчи одной из первых. В матче с хихонским «Спортингом» он получил прямую красную карточку за фол на Мигеле де лас Куэвасе. Наказание за проступок он принял с такой нескрываемой злобой, что партнерам пришлось его успокаивать. На его счету четыре удаления в эпоху Гвардиолы — в два раза больше, чем у любого другого игрока «сине-гранатовых». Главной проблемой Херарда Пике долгое время было отсутствие конкуренции. Судьба была щедра к нему, обильно одаривая. Но настало время отплатить ей той же монетой, пока судьба не нашла себе другого счастливчика. TF


17

Клубный гений На протяжении всей своей карьеры Кларенс Зеедорф сталкивался с проблемой выбора и всякий раз принимал правильное решение. TF утверждает, что именно это помогло Зеедорфу стать уникальным игроком в истории Лиги чемпионов, выигравшим четыре финала этого турнира — три из них с разными командами.

Амстердам Все начиналось весьма прозаично для суринамского мальчика, чья семья перебралась в Амстердам из Парамарибо — солнечного города с европейской архитектурой, раскрашенной во все цвета радуги, которая отражается в лазурном море. В коричневом Амстердаме свободы полно — но солнца мало. Зато футбол повсюду, а когда тебя берут в академию «Аякса» — он становится для тебя всем. Неблагополучное детство сменилось игрой длиною в целую жизнь с такими же, как он сам. Патрик Клюйверт и Эдгар Давидс тренировались рядом с Кларенсом. У Эдгара был безумный нрав, и он предпочитал стритфутбол, финтил, ни в чем не знал меры. Не заметить его было невозможно — с ним возился сам Бобби Хаармс, чтобы, не навредив талантливому пареньку, вовремя его образумить. Патрик Клюйверт в свои 14 лет уже был звездой. Он фотографировался для постеров с ван Бастеном, и все вокруг пророчили ему будущее Сан-Марко.

Портрет составлен в редакции Total Football @totalfootball

А он, Кларенс Зеедорф, никогда не привлекал особого внимания. Он был «одним из» — не более того. Поэтому, когда его решили перевести в первую команду «Аякса», Зеедорф задал резонный вопрос: «Тренер, вы уверены?» Тренер Луи ван Гал был уверен, а помощник тренера Бобби Хаармс потом вспоминал: «Зеедорф был отлично готов физически и настолько смышлен, что мне оставалось только направлять его, не больше». Зеедорф дебютировал в первой команде в 16 лет. Все шло в нормальном рабочем режиме, если, конечно, это применимо к тренировочному процессу под руководством ван Гала. Молодые аяксиды привыкли к безумному темпераменту тренера, но к успеху — еще нет. Поэтому в тот золотой сезон «Аякс»было не остановить. Наверное, гол в победном финале Лиги чемпионов в исполнении 18-летнего Клюйверта был самым логичным финалом для этой команды. Финалом, за которым последовали два сезона распродаж, проигранные клубом в ценовом отношении. На «Аякс» стали подавать


18 в суд собственные воспитанники — им нужны были футбольные приключения за пределами Амстердама.

Генуя—Мадрид Продавалось все, оптом и со скидками. При этом все хотели в «Милан». Сколько ни пытался Райкард объяснить Давидсу и Клюйверту, что они пока не готовы играть за «россонери», никто не хотел его слушать. Кроме Зеедорфа. Кларенс, пытавшийся отсудить право покинуть «Аякс», в последний момент решил что для начала не помешает поиграть за «Сампдорию» — просто чтобы попробовать свои силы. Гранды, державшие на карандаше молодой талант, не отступали. На «Сампдорию» предложения посыпались еще в зимнее трансферное окно, и клуб готов был отдать Зеедорфа туда, где предложат больше, но сам Кларенс работал и ждал лета. «Мне нужно было понять, как я могу играть вне дома, как я адаптируюсь к новому чемпионату, как я буду чувствовать себя в новой команде. От меня никто ничего особого не ждал, поэтому в Генуе я спокойно работал и играл в свое удовольствие». Однако во второй раз в удовольствии начать работу под руководством Капелло Зеедорф не стал себе отказывать и летом перебрался в Испанию. Только вот о спокойной работе и речи быть не может, когда ты — часть команды под названием мадридский «Реал». Но об этом — чуть позже.

Оранжевый резерв Со сборной у Зеедорфа с самого начала не заладилось. В основе играл почти

весь «золотой состав» «Аякса», но Кларенсу нашлось место только на скамейке запасных. Вдобавок ко всему, в сборной появилась проблема, с которой в «Аяксе» Зеедорф никогда не сталкивался. На сборах национальной команды славные сыны Суринама даже ели за отдельным столом, не говоря уже о постоянных конфликтах Эдгара Давидса с Хиддинком. До сих пор единственное, что может вызвать у Зеедорфа вспышку гнева — расизм. С этой проблемой Хиддинк справиться не мог. В вину Гусу вменялось отсутствие нормального микроклимата в команде, и он пригласил в помощники Франка Райкарда. «Никогда еще в сборной мне не было так комфортно. Все сразу и навсегда изменилось. Было странно, что с нами вообще могло такое случиться», — говорил Зеедорф, которому вскоре предстояло понять, что в составе национальной команды ему ничего не выиграть. Большинство чемпионатов Европы и мира Зеедорф проиграл по пенальти. На Евро1996 обидчиками «оранжевых» стали французы, на чемпионате Европы-2000 — итальянцы, но больнее всего ему вспоминать 1998 год, когда бразильцы прошли в финал, победив голландцев — и снова в серии послематчевых пенальти. «Это был худший момент в моей карьере. Мы просто обязаны были тогда выиграть», — вспоминает Зеедорф, про которого в Голландии сочинили песню: «Если команда с Зеедорфом в составе выиграет по пенальти — значит, есть жизнь после смерти». Ему очень хотелось победить в 1998 году, тем более что дела в «Реале» шли хорошо.

Мадрид Наверное, столица Испании, местные без-


19 умствующие СМИ и сам статус королевского клуба не совсем подходили Зеедорфу. Но он сумел стать своим в «Реале» — какоето внутреннее запредельное спокойствие помогало Кларенсу абстрагироваться от излишней шумихи вокруг клуба. А абстрагироваться было от чего. Летом после выигранного чемпионства клуб решил расстаться с Фабио Капелло. Тогда это еще когото удивляло. Спустя годы мадридцы провернут с Капелло тот же номер еще раз, а в далеком 1998 году «Реалу» предстояло выиграть Лигу чемпионов под руководством Юппа Хайнкеса. В финале Предраг Миятович забил решающий гол в ворота «Ювентуса» на стадионе «Амстердам АренА», построенном на деньги, полученными «Аяксом»за победу в Лиге чемпионов. «Я нахожу это символичным. Очень приятно выиграть этот трофей у себя дома», — сказал Зеедорф после матча. Вскоре он выиграл и Межконтинентальный кубок, уже под руководством Хиддинка. Хайнкес был уволен, хотя это был первый трофей мадридистов на международном уровне за 32 года. Потом был Тошак на посту тренера, затем дель Боске, но для Зеедорфа все это было уже неважно — к власти пришел Флорентино Перес, и футбольная Испания окончательно сошла с ума летом 2000 года, когда на улицах Барселоны могли убить, если ранним утром ты, не успев узнать о новости, надел майку перешедшего в «Реал»Луиша Фигу. Зеедорфу нужно было уходить, и он решил не дожидаться следующего лета. Зимой 2000 года он стал игроком миланского «Интера».

Милан На протяжении своей карьеры Зеедорф несколько раз мог стать игроком «Милана», но его всякий раз что-то удерживало. Сначала он не был уверен в себе, затем ему хотелось поработать с Капелло, который к тому моменту уже ушел из «Милана», в следующий раз «Интер» предложил за него куда больше, чем Адриано Галлиани. Зеедорфа не беспокоило, что «Реал», переживавший эпоху «галактизации», выигрывал один трофей за другим, а «Интер» не знал побед. Кларенс просто спокойно работал, и все было как всегда. Но остаться в стане «нерадззури» он не мог. Точнее, было решено, что он должен покинуть клуб. И все «благодаря» Милене Домингес — жене Роналдо, которая сначала призналась в отношениях с Зиданом, потом с Зеедорфом, а позднее и сам Роналдо был уличен в том, что пару раз встречался с женой Кларенса. Череда слухов и скандалов на фоне отсутствия трофеев сыграла не в пользу голландца. По крайней мере, так ему казалось, когда президент Моратти сообщил, что Зеедорф должен покинуть команду. На этот раз он все-таки перешел в «Милан».

«Милан» В составе «россонери» Зеедорф мог выиграть и пятый финал Лиги чемпионов — в Стамбуле, в матче против «Ливерпуля». Когда Рино Гаттузо спраши��ают о той игре, он неизменно отвечает: «Что такое Стамбул? Я не знаю, что это». Зеедорф тоже предпочитает не вспоминать об этом. Тем более, что до Стамбула он уже выигрывал самый престижный клубный трофей Европы в составе «Милана», победивше-


20 го в финале «Ювентус»в серии пенальти. Так что голландская песенка на этот раз была актуальной лишь отчасти. Впрочем, свой пенальти Кларенс все-таки не забил, да и в Стамбуле серию одиннадцатиметровых имени Ежи Дудека он смотрел со скамейки запасных, покинув поле на 86-й минуте встречи. К моменту, когда Зеедорф выиграет четвертый финал Лиги чемпионов, он уже будет игроком из топ-листа-100 ФИФА, познакомится с Нельсоном Манделой, о встрече с которым мечтал с детства, организует благотворительный фонд и поставит на ноги свой бизнес. Следующим стимулом к победе в Лиге чемпионов для Зеедорфа, равно как и для всего «Милана», станет «кальчополи». После того как «россонери» лишат очков в чемпионате и запретят дозаявлять игроков, «Милан» начнет Лигу чемпионов с квалификационного раунда, в котором придется сыграть даже ветерану Костакурте. Всем было непросто начинать тот сезон. Даже вечно спокойный Зеедорф сорвался, бросив пустую бутылку в Карло Анчелотти во время одного из матчей Серии А. Карлетто простит Кларенса, и полуфиналы Лиги чемпионов против «Манчестер Юнайтед» станут для «Милана» шедевральными, а Зеедорф — один из главных творцов той победы — расплачется сразу после ответного матча с манкунианцами. «Я не знаю, почему плакал тогда. Мы начинали сезон в такой безнадеге, а в итоге обыграли в блестящем стиле одну из самых сильных команд Европы. Я навсегда запомню этот день», — скажет он, когда «Милан» обыграет в финале «Ливерпуль» благодаря дублю Пиппо Индзаги.

Амстердам Позапрошлый сезон в Лиге чемпионов не стал для Зеедорфа победным, но все равно навсегда останется в его памяти. Кларенс играл против «Аякса» на «Амстердам АренА», и во время матча на трибунах появился баннер, которого он ждал с тех самых пор, как покинул клуб после громкого скандала с попыткой отсудить себе право на футбольные приключения: «Зеедорф, ты все еще наш герой!». Кларенс опять расплакался, а потом встретил свою первую команду на «Сан-Сиро». Тот матч «Милан» проиграл, но в микст-зоне после матча стоял Кларенс Зеедорф, который хотел лично поздравить каждого игрока «Аякса», пожать руку теперь уже тренеру Франку де Буру, а также поболтать с голландскими журналистами о былых временах и о будущем, разумеется: «Я очень хочу выиграть Лигу чемпионов в пятый раз. Не знаю, насколько это возможно сейчас. Но я все еще мечтаю об этом». В апрельском номере Total Football читайте статью Сергея Шевченко «Здесь куют металл!» про «золотой век» харьковского «Металлиста», творцами которого стали бизнесмен Александр Ярославский и тренер Мирон Маркевич. TF


22

Престонский водопроводчик «Том Финни будет лучшим в любой команде, сколько бы лет ему ни было, — говорил великий тренер Билл Шенкли. — Даже если он будет играть в пальто, все равно будет лучшим». За всю свою карьеру Финни не завоевал ни одного серьезного трофея, но сейчас многие называют его лучшим футболистом Англии в истории. TF вспоминает карьеру великого англичанина, которому в апреле исполняется девяносто лет.

Том родился в городке Престон неподалеку от стадиона команды «Престон Норт Энд», и это предопределило его судьбу, которая оказалась навеки связана с ланкаширским клубом. Правда, футболом он стал заниматься довольно поздно, ибо был болезненным ребенком и до четырнадцати лет часто посещал госпиталь. К тому же его отец, Альф Финни, не позволил сыну присоединиться к «Престону», пока Том не выучился на водопроводчика. «Футбол — это хорошо, но профессию иметь нужно» — такова была позиция отца будущего футболиста сборной Англии. Том не спорил, ведь его жалование в «Престоне» составляло лишь 10 шиллингов в неделю. Но даже за эти деньги он был готов играть, присматривать за газоном и чистить бутсы старшим товарищам. На его глазах «Престон» выиграл Кубок Англии в 1938 году, а уже через пару лет сам Том дебютировал в первой команде. Но стремительному развитию карьеры помешала война, во время которой команды продолжали выступления лишь в региональных лигах. А в 1942-м Финни призвали в армию, в танковые войска. Он служил водителем и

Павел Лоховинин, пишет в основном о Премьер‑лиге, уделяя особое внимание статистике и истории легендарных британских клубов @mertzan

механиком, но и в футбол играть не перестал. В ставке Королевских вооруженных сил Англии в Египте, куда определили Тома, была сформирована футбольная команда Wanderers, сыгравшая несколько матчей с союзниками, а также с египетской сборной. В одном из матчей Финни даже играл против Омара Шарифа, будущего известного актера. «Мы вели бои каждый день, мои друзья погибали. Но в перерывах мы ухитрялись гонять мяч, — рассказывал Том Финни. — И для меня было честью играть за Восьмую дивизию». К концу войны Финни демобилизовали, ибо Англия, пострадавшая от бомбежек, нуждалась в рабочих руках, а Том был неплохим водопроводчиком. Он восстанавливал коммуникации днем, а по ночам играл в футбол и вскоре получил приглашение в сборную. Талант его раскрывался в полной мере: газеты писали о его скорости и умении бить по воротам обеими ногами. Вскоре «Престон» нельзя было представить без Финни, так как он создавал почти все голевые моменты команды, исполняя роль правого


23 вингера в модной тогда схеме с пятью нападающими. «Золотое время, — вспоминал Финни послевоенные годы. — Люди нуждались в развлечениях, и мы играли для них в футбол». Когда Финни получил травму и пропустил почти половину сезона 1948/49, это оказалось настолько сильным ударом по его команде, что «Престон» вылетел во Второй дивизион, сумев вернуться обратно лишь через два года. Тем не менее Финни регулярно привлекался к играм сборной. Две игры англичан в конце сороковых годов запомнились особенно: родоначальники футбола разгромили сборную Португалии — 10:0, а год спустя одержали верх над итальянцами со счетом 4:0. Финни забивал в обоих матчах, затмевая собой Стэнли Мэттьюза, игравшего на правом фланге, тогда как Том оккупировал левый. Игра Финни настолько впечатлила боссов местного клуба «Палермо», что они вскоре предложили ему контракт с зарплатой в 130 фунтов в месяц, премиальными 100 фунтов за игру, подъемными, виллой, автомобилем… В 1952 году такую роскошь было сложно себе представить. Но Том ответил отказом, зная, что «Престон» ни за что его не отпустит.

ты для нападающих, а Финни обострял игру при любой возможности и много забивал сам. «Да, вингер должен навешивать, — часто говорил сам Том. — Но я считаю, что любой находящийся в выгодной позиции игрок должен этим пользоваться». Именно поэтому легендарный футболист «Престона» имеет на своем счету 187 мячей в 433 матчах за клуб. Его статистика в сборной также хороша: 30 мячей в 76 матчах. В 34 года Финни попробовал себя в качестве центрфорварда и установил свой бомбардирский рекорд — 28 голов за сезон. И в 1957-м его во второй раз выбрали игроком года — Финни стал первым, кто дважды удостоился этого титула. Но возраст брал свое, и вскоре Том был вынужден завершить карьеру, тем более что все чаще страдал от травм. На своем третьем Кубке мира в 1958-м он провел лишь один матч.

Он надеялся выигрывать титулы на родине и со сборной Англии, но удача регулярно отворачивалась от англичан. В клубе дела шли значительно лучше: дважды за десятилетие «Престон» занимал второе место в Первом дивизионе и однажды играл в финале Кубка Англии, где, правда, уступил «Вест Бромвичу».

Финни был для «Престона» больше чем просто игроком. После того как он закончил играть, клуб вылетел из Первого дивизиона и больше туда не возвращался. Финни уникален и тем, что за всю свою карьеру не получил ни одного предупреждения от судей, он был настоящим джентльменом на поле. Он на сто процентов заслужил звание офицера ордена Британской империи, пожалованного ему в 1961 году. На отдыхе Том Финни занялся благотворительностью, основав свой фонд, в то же время продолжая работать водопроводчиком. На исходе XX века Финни прибавил к своему имени приставку «сэр», получив из рук королевы рыцарский титул.

«Пока не Стэнли Мэттьюз», — резюмировала Daily Mail, хотя Финни был выбран игроком года в Англии. Но этих двух игроков не стоило сравнивать: Мэттьюз считал важнейшим для вингера создавать голевые момен-

Восемь лет назад ему был установлен прижизненный памятник рядом с Национальным футбольным музеем. Финни изображен стремящимся за мячом в подкате. И это один из тех случаев, когда памятник


24 при жизни — лишь немногое, что подчеркивает роль личности в истории. Ведь, как сказал о сэре Томасе Финни один из лучших защитников сборной Англии Бобби Мур, «Том был выдающимся игроком, каких не было и не будет — он навсегда останется величайшим вингером Англии». В апрельском номере Total Football читайте воспоминания Нила Фитцмориса «Мы просто хотели смотреть футбол» про трагедию двадцатитрехлетней давности на стадионе «Хиллсборо». TF


26

Шелест страниц Перелистывая европейскую футбольную прессу, Николай Загладько заостряет свое внимание на новом тренере «Интера», проблемах «Ливерпуля», ренессансе Андреа Пирло в «Ювентусе» и словесной войне между МЮ и «Манчестер Сити».

Гостивший в Испании Арриго Сакки на страницах местной прессы поделился своими мыслями о чудесном преображение Андреа Пирло в «Ювентусе»: «Мне был понятен уход Пирло прошлым летом. Он играл рядом с Зеедорфом, который не бегал; рядом с Амброзини, который не бегал; и рядом с Гаттузо, который уже не бегал. В том контексте Пирло не мог развернуть атаку. Сейчас дела обстояли бы иначе, потому что в «Милане» полузащитники вновь стали бегать, и Пирло на пару с Ибрагимовичем играл бы очень здорово. Но действительность такова, что его уход в «Юве» сыграл позитивную роль для всех: для «Милана», который пребывает в хорошей форме; для «Юве», который добился фантастических результатов; и для самого Пирло, который вновь играет с энтузиазмом, окруженный людьми, которые для него бегают». Знаменитый в прошлом по выступлениям за «Манчестер Юнайтед» Рой Кин на страницах The Sun высказался свое мнение по поводу ситуации с Тевесом, а также о критике, прозвучавшей в адрес «горожан» со стороны Алекса Фергюсона: «Алекс Фергюсон не прав,

Николай Загладько, специалист по переводам иностранной литературы @totalfootball

называя возвращение Карлоса Тевеса актом отчаяния. Это называется умным тренерским ходом. Все просто: возвращение Тевеса может нанести вред «Манчестер Юнайтед» и принести пользу «Сити». Фергюсон знает, что аргентинец является игроком, который способен повернуть течение трудного матча. Если бы шотландец не беспокоился о «Сити» и Тевесе, то даже не говорил бы о них. Мы уже видели, как Тевес отдал голевую передачу Самиру Насри в матче против «Челси» именно в тот момент, когда «горожане» нуждались в «искре», способной зажечь игру. Когда в вашем составе есть такой хороший игрок, как Тевес, безумием является умышленный отказ от его использования, это как будто отрезать себе нос назло лицу». Крис Бэмкомб из The Telegraph озабочен своеобразным ходом дел в «Ливерпуле»: «Спросите любого в городе, когда Бенитес завершал сезон на 7-м месте или Ходжсон заигрывал с зоной вылета, 90% сотрудников клуба от высшего руководства до простых секретарей не просто жаждали перемен, они сами же их добивались. Фундаментальным отличием


27 между тем временем и настоящим являются взгляды на эти самые возможные перемены. Далглиша не просто любят или уважают. Его обожают, ему всецело доверяют. «Ливерпуль» освистали в эту субботу, но имя Далглиша до сих пор скандируется фанатами (пускай не так громко и часто, как в пору, когда он еще не был тренером клуба)». Антонио Лаббате, колумнист портала Football Italia скептически смотрит на нового рулевого «Интера» и называет своего кандидата, который ждет своего часа уже не первый год: «Жозе Моуриньо, Андре Виллаш-Боаш, Марсель Бьелса и Лучано Спаллетти — вот, вероятно, список основных кандидатов на пост тренера «Интера» от Массимо Морратти. Но вместо того чтобы спокойно дождаться лета, президент миланского «Интера» делает то, чего от него ожидали меньше всего. С понедельника главным тренером команды стал Андреа Страмаччони, до того работавший с «примаверой» клуба. Учитывая, что, по словам Страмаччони, перед ним поставлена задача «побеждать здесь и сейчас», в успех 36-летнего специалиста верится с трудом. Если уж Бенитесу, Гаспарини и Раньери не удалось справиться с раздевалкой миланского «Интера», чего ждать от человека, работавшего лишь с молодежью. Не лучше ли было попробовать дать шанс «вечно второму» Беппе Барези?» В апрельском номере читайте статью «Смерть тики-таке». Роман Мун рассказывает о сильных (слабых-то нет) сторонах двух сильнейших европейских сборных — Испании и Германии, а Евгений Шевелев объясняет, по какой схеме обычно играют команды. TF


29

Полузащищаться Наш читатель Михаил Гаврильчик рассказывает о своем первом опыте игры в полузащите, детском понимании слова «навес» и футбольном матче под руководством тренера Сани.

Если уж говорить о настоящем футболе, а не о вялом пинании резинового мячика с изображением Гуффи или Микки Мауса с папой во дворе, то он случился ровно тогда же, когда я впервые пошел в школу. Единственный в классе получивший четверку по рисованию, я жаждал реванша на уроке физкультуры. В раздевалке к немалому своему огорчению я обнаружил, что в пакете рядом с чудесным красным спортивным костюмом, купленным мамой вчера на рынке, отсутствуют кеды. Я был так огорчен, что чуть не заревел от досады, но вовремя вспомнил, что я уже взрослый. Со смешанным чувством презрения и зависти глядя на одноклассников, ловко и не очень шнурующих свою новую спортивную обувь, я решил, что такой досадный пустячок не сможет меня сломить. Ведь я мужчина. И очень взрослый уже. После вялой разминки «руки-на-голову-ногина-ширину-плеч» и бега трусцой по стадиону физрук справедливо рассудил, что на этом его полномочия закончены, и он выдал пацанам мяч, а девочкам какие-то скакалки,

Михаил Гаврильчик, преданный читатель Total Football @totalfootball

обручи и прочие наборы барби. Разделив нас на две команды, чтобы избежать споров (про такие ништяки, как выбор двух капитанов, камень-ножницы-бумага и прочее, знали в нашем возрасте лишь избранные умы), физрук лег в тенек и начал лениво жевать травинку. А футбольное поле на этом стадионе было не то чтобы 105 на 68, но впоследствии, лет через десять, мы вполне себе неплохо играли на нем девять на девять с мужиками из соседнего двора. Поэтому, когда пятнадцать первоклассников распределились по полю, выглядело это довольно комично. Идея о том, чтобы играть поперек поля, поставив вместо штанг камни, была с презрением отвергнута. Нам хотелось именно того, «взрослого» футбола с воротами в 7,5 метра и чтобы было, где разбежаться. Заводилой был веснушчатый Саня, с которым мы впоследствии неплохо сдружились. Он еще до начала игры проявил незаурядные знания футбола и организаторские способности, расставив игроков нашей команды по позициям легко и непринужденно: «толстого на


30 ворота», «не мотайтесь», «пасы мне» и прочие ЦУ. Саня был на полголовы выше меня, постоянно сплевывал сквозь зубы и кричал «Оставь!», а также загадочные слова «Бровка!» и «Навес!». Под навесом мне представлялось место, где у бабушки хранились дрова, а о существовании такого вида передачи в футболе я и не догадывался. С легкой Саниной руки я был определен в полузащиту. Чем в футболе должен заниматься полузащитник я лишь смутно догадывался: эта позиция в футболе по загадочности могла бы соперничать с профессией физика-ядерщика или нейрохирурга. Поэтому я бегал и пытался, что называется, полузащищать, делая загадочные зигзаги в районе условного центрального круга. Без мяча, естественно. Остальные ребята были вполне на моем уровне, а некоторые, к немалому облегчению, и похуже. Естественно, немного освоившись, я сразу же начал учить их играть. «Оставь!» и картавое «Бговка!» я кричал уже ничуть не хуже Сани, хотя уровень все еще оставлял желать много лучшего. Однако, сделав рывок на все поле, тэкскэть «подключившись к атаке», я понял, что еще два-три таких рывка, и мне понадобится срочная замена. Боевой настрой моих партнеров и соперников после беготни по огромному полю тоже был ни к черту. Даже неугомонный Саня смирился с безголевой ничьей. Домой я пришел не в лучшем виде — на правом колене спортивных штанов зияла дыра, еще пару часов назад новенькие блестящие туфли были все в пыли. Потом было много чего: нагоняй от мамы за испорченную одежду и обувь, два года в футбольной секции, игры в «квадрат» и «кто больше набьет» после уроков, подаренные вратарские перчатки и майка Буффона на мой 11-й день рождения. Но это была уже совсем другая история…

Отправьте на reader@glc.ru свой рассказ о первом знакомстве с футболом, не забудьте в письме указать информацию о себе и как знать, может быть ваша история появится на страницах Total Football. TF


32

Только серьезный футбол Хоть очередной Sunday Times и выпадает на День смеха, у нас только серьезный футбол. Должны повеселить в Голландии, ждем голов от итальянцев, а в остальном сложнее. Сплошь и рядом дерби, принципиальные встречи, битвы за места. В футболе никто не хочет в этот день остаться в дураках, а тем более читатели TF. Поэтому — только самые интересные матчи воскресенья в нашем анонсе.

Игорь Петрулевич, специально для Total Football @totalfootball

00.15 интернет

Как обычно, начинаем еще с ночи субботы, а там у нас увлекательнейший поединок. Отправляемся в Португалию к прекрасно знакомой российскому зрителю «Бенфике». Обидчики питерцев в 00.15 мск на «Эштадиу да Луж» принимают «Брагу», лидера чемпионата. Последний матч «орлов» с «Челси», особенно первый тайм, возможно, заставляет вас колебаться: стоит ли искать матч «Бенфика»—«Брага» в интернете. Уверяем вас, стоит.

Ставка TF Соперников разделяют всего два очка и, естественно, «Бенфика» постарается использовать фактор своего поля, для того чтобы за пять туров до финиша обойти «Брагу». Однако подопечные Леонарду Жардима наверняка хорошо подгото��ились и сохранили больше сил (им не пришлось сражаться с «Челси»). «Брага», скорее всего не проиграет. Ставим на ничью за коэффициент 3,3-3,4.

15.00 латвийский интернет

Хорошенько высыпаемся в воскресенье, а затем не отходим от телевизора, компьютера, ноутбука и так далее. Полноценное футбольное воскресенье активируем игрой в Латвии. Здесь только второй тур, а уже битва гигантов. Законодатели мод последних лет многократные чемпионы и вице-чемпионы своей страны. «Сконто»—«Вентспилс» в 15.00 мск. Не пропустите!

Ставка TF К сожалению, букмекеров не особо привлекают чемпионаты прибалтийских стран. Жаль. Уж мы бы поставили так поставили! Например, на то, что хозяева выиграют со счетом 1:0. Обычно коэффициент на такой счет бывает 7,0-8,0. Но в случае с Латвией, наверное, ниже — 6,0-6,5.


33 15.30 НТВ-Плюс Спорт Онлайн

Опять TF со своим «Аяксом». Ну, а что делать? Во-первых, без Голландии никак в принципе. Во-вторых, по телевизору только игра амстердамцев в прямом эфире. В-третьих, потрясающие по красоте голы в ворота ПСВ в прошлом туре заставляют с нетерпением ждать продолжения банкета. Милости просим, «Аякс»— «Хераклес» в 15.30 на НТВ-Плюс Спорт Онлайн.

Ставка TF Ждем от «Аякса» новых голевых свершений, ставим на победу команды Франка де Бура с разницей не менее чем в два мяча. Коэффициент — 1,9-2,0.

15.30 интернет

Любителей альтернативы приглашаем в Германию на матч двух середняков второго дивизиона. Заруба обещает быть знатной. Не отступит никто. «Франкфурт» наведается в гости к некогда блиставшему на просторах бундеслиги «Энерги Котбус». Не только же на топкоманды глазеть. Начало в 15.30.

Ставка TF Располагающиеся в турнирной таблице выше и гораздо меньше пропускающие хозяева за последние три года ни разу не проиграли «Франкфурту», который может занести себе в актив лишь нулевую ничью, добытую в феврале 2010 года. Ставим на «Энерги Котбус» за коэффициент 1,9-2,1.

16.00 НТВ-Плюс Наш футбол

Доходим, наконец, до России. В воскресенье по расписанию только три игры. Московскими дерби уже наелись, во второй восьмерке захватывающую интригу находит разве что Александр Елагин, поэтому предлагаем «Рубин»—«Анжи» в 16.00 на НТВ-Плюс Наш футбол. Добавим «завлекаловки» в афишу: Бердыев против Хиддинка. Вроде должно быть круто.

Ставка TF Поставим на то, что и первый, и второй таймы этого увлекательнейшего футбольного зрелища завершатся вничью. Благодаря этому имеем шанс преумножить свои вложения в 4,55,0 раз.


34 Сладкое футбольное время в самом разгаре. Уже через полчаса туманный Альбион вступает в свои права. Там тоже только два матча, но один из них требует внимания более пристального. Английские топ-4 плавно перешли то ли в топ-6, то ли в топ-7. Вот в 16.30, включив Спорт 1, и разберемся. Там «Ньюкасл»—

«Ливерпуль». Узнаем, кто из этой пары готов войти в топ.

17.30 НТВ-Плюс Спорт плюс

В Германии не будем ограничиваться только вторым дивизионом, обратим свой взор и на элитный. Тем более что есть неплохая вывеска. Одна команда будоражит своим выступлением в Лиге Европы, другая зажигает в национальном чемпионате. Правильно, «Ганновер-96» встречается с менхенгладбахской «Боруссией». Как будет проходить игра, смотрите в 17.30 на НТВ-Плюс

Спорт плюс.

19.00 НТВ-Плюс Спорт Онлайн

Во Франции чуть более крепкий «Лилль» проверит «Тулузу» в очном споре за третье лигочемпионское место. Матч транслируется в 19.00 на НТВ-Плюс Спорт Онлайн. Не хочется употреблять штампов про битву за шесть очков, но это так, черт побери, поэтому игра должна получиться напряженной.

Ставка TF «Лилль» делит первое-третье места по количеству забитых мячей с лидирующими «Монпелье» и ПСЖ. «Тулузе» же голы даются с большим скрипом. Скорее всего, хозяева выиграют с разницей в два и более мячей. Коэффициент на это — 3,2-3,3.

16.30 Спорт 1

Ставка TF Здесь второй тайм должен по идее получиться более результативным, чем первый. Букмекеры оценивают такую возможность коэффициентом 2,0-2,1.

Ставка TF В мае 2010 «Ганновер» разгромил гладбахцев со счетом 6:1, да и вообще в очных встречах этих команд обычно забивается много мячей. Ставим на то, что в матче состоится больше 2,5 гола. Коэффициент на такой исход — 2,1-2,2.


35 20.00 НТВ-Плюс Футбол

Как и в случае с «Аяксом», TF, наверное, поднадоел с «Валенсией», но такова футбольная жизнь. В Испании снова в воскресенье самая мощная сеча с участием «летучих мышей». Не можем же мы валенсийское дерби пропустить. Тем более что «Леванте» по-прежнему в порядке. Подогревает интерес то, что они теперь не только географические соседи, но и турнирные. Так что обязательно включаем в 20.00 НТВ-Плюс Футбол.

Ставка TF «Валенсия» в четверг играла в Лиге Европы и уступила «Алкмару» — 1:2, пропустив незадолго до финального свистка. Наверняка «летучие мыши» потратили немало физических и эмоциональных сил на этот голландский выезд. Отсутствие свежести может сказаться. Тем более что «Леванте», проиграв в прошлом туре на своем поле «Осасуне» (0:2), горит желанием реабилитироваться. Ставим на ничью. Коэффициент — 4,0-4,1.

20.00 интернет

В Турции в это же время, то есть в 20.00, схлестнутся «Трабзонспор» и «Фенербахче». Наверное, этот поединок можно было бы не анонсировать. Но если кто-то любит жаркие страсти с чем-то выходящим за рамки просто игры, то такие баталии как раз для любителей острых ощущений.

Ставка TF «Трабзонспор» уже не догонит «Фенер», ведь их разделяет 10 очков, а чемпионат вот-вот закончится. Однако хозяевам необходимо удержать бронзу, на которую наметился также и «Бешикташ». Более высокая мотивация должна помочь «Трабзонспору» взять верх. Коэффициент — 2,3-2,4.

22.40 НТВ Плюс Футбол

Выбор матчей Серии А просто огромен. В прямом эфире сразу четыре встречи. Останавливаемся на «Ювентус»—«Наполи» в 22.40 на НТВ-Плюс Футбол. Это будет самый нетипичный матч итальянского чемпионата. Голов должно быть много. Неаполитанцы в обороне не безгрешны, зато в атаке преуспевают..

Ставка TF «Старая синьора» еще ни разу в этом чемпионате не проиграла. Подводит ее лишь то, что она слишком миролюбиво настроена — 14 из 29 матчей завершила вничью. В то же время должна же когда-то закончиться беспроигрышная серия «Юве». Почему бы не в матче с довольно симпатичным «Наполи»? Коэффициент на такой исход — 4,8-4,9.


36 02.30 интернет

Заканчиваем большой футбольный день в Южной Америке, а именно в Аргентине. Если совсем не спится, то специально для вас в 02.30 начинают играть «Эстуадиантес» и «Бока Хуниорс». Лидеры как-никак. Можно и нужно смотреть в завершающийся уикенд!

Ставка TF В последние годы «Эстудиантес» стабильно обыгрывает «Боку» дома, но каждый раз это бывают победы, добытые в упорной борьбе с разницей в один мяч. Наверное, и в этот раз не случится исключения из правила. Ставим на победу хозяев, которая может увеличить наши вложения в 2,3-2,4 раза.

Послесловие Обычно мы не особо преуспеваем в наших прогнозах (что объяснимо, ведь TF не выбирает события, на которые букмекеры дают низкие коэффициенты). Вэтой связи нельзя не отметить прошлую неделю, когда мы оказались правы в шести случаях из двенадцати. Если перевести на деньги, то реально поставив на каждое событие по 100 рублей, мы получили бы чистую прибыль примерно в 600 рублей. Растем! TF


38

Репетиция В очередном своем литературном опусе Майк Лебедев рассказывает о тяготах и лишениях краснознаменного хора Московского дворца пионеров при подготовке к выступлению в Северной столице.

Дирижер снял очки, интеллигентным жестом помассировал усталые веки и сказал нарочито бесцветным голосом опытного педагога: — Ребята, каждому из вас еще две недели назад был роздан дидактический материал, — при этих словах он указал рукой на разбросанные по столу одинаковые книжки в красном переплете. Лицо мускулистого человека, изображенного на обложке, скрывала натянутая на голову футболка. — Вне всяких сомнений, все вы прилежно и добросовестно подготовились к сегодняшней генеральной репетиции. Я полагаю, пришла пора ознакомиться с результатами ваших трудов. Так сказать, пожать плоды. Те, кого он назвал «ребята», пораженно замолчали. Уже через секунду самые сообразительные из них бросились к «дидактическим материалам». Лихорадочно шелестя страницами, они беззвучно зашевелили дрожащими губами. Остальные разом, как по команде, загомонили: «Ы-ы-ы! У-у-у! Мы не успели, Лениднольдыч! Мало было времени выучить!

Майк Лебедев, штатный сказочник Total Football @totalfootball

Слова дюже трудные!» Дирижер, нисколько не обращая внимание на этот докучливый галдеж, подошел к встроенному шкафу и, широко распахнув створки, принялся выбирать палочку к предстоящей репетиции. Длинные аристократические пальцы мэтра хорового пения любовно пробежались по инструментарию творческого работника. Надобно сказать, что его коллекция дирижерских палочек, пожалуй, самая большая в Восточной Европе, была подобрана с большим вкусом и поражала своим разнообразием. Каких тут только палочек не имелось! Кипарисовые, буковые, вишневые, красного дерева, черного дерева, карельской березы, бразильского платана, калифорнийской секвойи, титановые, наборные пластмассовые и даже резиновые с двумя удобнейшими эргономичными рукоятками («Для еще большего ��омфорта! Рекомендуется для работы на коротких форматах: мазурка, краковяк, рассеивание митингов оппозиции»).


39 Перебрав и отринув с десяток вариантов, Дирижер, наконец, определился. Сегодня его выбор пал на один из самых любимых и дорогих экземпляров коллекции — метровую чертежную линейку, сработанную еще в XIX веке мастерами фирмы «Пфайффер, Крепс унд Штилике». «Что ж, генеральная репетиция всетаки… На то она и генеральная, чтобы проверить в деле каждого, — мысленно улыбнулся Дирижер. — Пожалуйте на выход, майн либен фройлян!» Он медленно провел ладонью по полированному, украшенному инкрустацией дереву. Покрытые охотничьим орнаментом серебряные навершия переливались в полутьме шкафа тусклым, благородным мерцанием. Подарок Герберта фон Караяна, между прочим. А старик в этом деле понимал кой-чо… Умели раньше делать, ничего не скажешь. Идеально красивая вещь. Склеенная из шестнадцати слоев специальным образом распиленного и высушенного мозельского орешника, прямая, как солнечный луч, и гибкая, как стан колумбийской певицы Шакиры. Словом, то, что нужно. Дирижер несколько раз взмахнул линейкой над головой, как бы примериваясь, привыкая к ней заново. Решив немного размяться, он сделал для начала простой «гангутский ёршик», потом продемонстрировал безупречный, хотя и немного старомодный выпад «барон де Лориньяк пришел в Иерусалим», потом с геометрической четкостью прочертил смертоносный «привет из челси», потом, воздавая должное восточным техникам, исполнил изумительно красивое «сёдзё сероку катана» и завершил свою небольшую экзерцицию номером на бис — свирепым

казачьим ударом-рассекаем «здравствуй, дедушка!». Он с наслаждением истинного ценителя прислушивался к тому тугому свисту, с которым снаряд в его руке вспарывал застоявшийся воздух актового зала Дворца пионеров. Онемевшие от страха хористы слушали этот же самый свист с чувствами, наслаждению диаметрально противоположными. Самые маленькие расплакались. — Становись, — отрывисто скомандовал Дирижер. Разобрав со стола книжки, хористы начали строиться в боевой порядок. Басы — как на подбор крепкие, мордастые хлопцы — решительно встали назад, всем своим видом давая понять, что это их окончательное решение. Баритонысредневесы заняли менее выгодные, однако, тоже не самые плохие позиции на флангах. То тут, то там вспыхивали скоротечные, но жаркие схватки за место подальше от Дирижера и его ужасной линейки. Маломощные теноры и фальцеты боязливо сгрудились в первых рядах. После непродолжительной возни из этой группы на авансцену выпихнули солиста — маленького, нахохленного усатого мальчика в плохоньком двубортном пиджачишке и удивительно безвкусном пестром галстуке. — Не толкайся, значить, сука! Я те, ща уе… на…! — возмущенно огрызался солист, всеми силами пытаясь пролезть обратно в толпу теноров. Коллеги по вокальному цеху сомкнули строй и слаженно отбивались от настырного певца ногами.


40 — Валера, сколько можно баловаться… — проворчал Дирижер и коротко, с оттяжкой перетянул усатого мальчика поперек налитой гузки (Валера взвизгнул и подпрыгнул выше собственного роста на добрых полтора метра). — Встань, пожалуйста, на место. Где твои дидактические материалы? — Чё вы сразу драться? — всхлипнул солист Валера, яростно растирая ушибленное. — Я, значить, элитный тенор, а не коза! А вы, — он повернулся к хору и злобно потряс над головой сжатыми кулачками, — Вы пи… Хор ответил дружным смехом. Над задними рядами весело взметнулся банер «Сам пи…». — Где твои дидактические материалы, Валера? — терпеливо, почти ласково повторил свой вопрос Дирижер. Валера задрал пиджачишко на пузе и ткнул пальцем в воткнутую под брючный ремень книжку: — Да вотана она! Он с досадой рванул книжку наружу. Зацепившись за пряжку, обложка не выдержала и треснула по корешку. Валера тянул, книжка не поддавалась. Тогда он дернул посильнее, уже двумя руками. Раздался сочный хруст, переплет лопнул, в воздух весело взметнулось облако страниц. Долго еще Валера ползал по полу и, глухо чертыхаясь, сгребал рассыпавшиеся листки в кучу. Хор издевательски посмеивался. Дирижер начал терять терпение. — Так. Ты и ты, — указал он линейкой на двух мальчиков. — Помогите ему. И покажите сеньору Робертино Лоретти текст произведения.

Мальчики подняли Валеру на ноги, сунули ему в руки первую попавшуюся страницу и поспешно вернулись на свои места. Валера со все возрастающим испугом и удивлением глядел в мятый листок. Осознав до конца смысл прочитанного, он потерянно забормотал: «Это что же, значить, такое! За такое же ведь посадят и лицензии тенора лишат…» — Ладно, давайте уже начинать, — строго произнес Дирижер. — Прошу внимания! Для особо тупых — страница номер 119. Тональность ля-мажор. Валера, ты вступаешь в припеве. Уан (сухой щелчок пальцами), уан, ту, фри… Поехали! «Наш „Спартак“ — великий клуб!» — внезапно гаркнула добрая половина хора. «Эй, Семак! Давай, забей!» — скорее чисто автоматически, нежели нарочно, отозвалась другая. Дирижер, этот великий человек со стальными нервами и гранитной волей, от неожиданности выронил свою драгоценную линейку. Чтобы не упасть самому, ему пришлось вцепиться руками в дирижерский пульт. — Вы чё, б…, издеваетесь?! — недобро проговорил он, обводя бешеным взглядом подопечных. Хор, поняв по реакции своего руководителя, что дело запахло керосином, стушевался. — Повернитесь-ка все лицом к стене, голуби мои. В одну шеренгу становись! Кругом! — рявкнул Дирижер. — Угол сорок пять градусов к горизонту принять! Какое-то время в зале были слышны лишь свист линейки фон Караяна и жалобные


41 вскрики хористов. Покончив с экзекуцией, Дирижер снова скомандовал «Кругом!», после чего разразился проникновенной речью. Он метался вдоль рядов хористов, топал ногами и орал: — Напоминаю, б…, что сводный хор нашего Московского Дворца пионеров, — на слове  «московского» он сделал ударение, — уже в эту пятницу выезжает с шефскими концертами в Санкт-Петербург! Пятница — это послезавтра, а у нас еще ни х… не готово! Ни х… моржовича, е… вас всех!

Дирижер сказал «п…, стоп!», обхватил голову руками и тяжело опустился на стул. Он очень задумчиво посмотрел на Валеру. — Чё-та я, значить, не в голосе сегодня, — извиняющимся тоном признался Валера, пытаясь как-то замять возникшую неловкость. — Мне грустно констатировать, Валера, но ты абсолютно не готов, — вздохнул Дирижер. — Нам нужен другой солист. Давай-ка, Стасик, попробуй ты.

Хористы, держась руками за горящие адским жаром ж…, испуганно кивали головами: да, дескать, ни х…, ни моржовича!

— Лениднольдыч, может мне конинкой шлифануться, а? — робко предложил Валера. — Связочки погреть…

— Санкт-Петербург, как вам должно быть известно, является культурной столицей России, — продолжал тем временем Дирижер. — Люди, населяющие этот город, несмотря на свое довольно стесненное материальное положение, прекрасно разбираются в искусстве вообще и в хоровой музыке в частности. Там любой бомжара с Финляндского вокзала разложит на два голоса, а потом как не х… делать исполнит дуэт Кармен и этого м… как его… ну да, Хосе! И вот это ваше завывание им, будьте уверены, совершенно не понравится. Ну-ка, собрались! Еще раз! Больше жизни! Со второй цифры! И-и-и, раз!

— Чем шлифануться? — рассеянно переспросил Дирижер.

— Мы к вам приедем… — нестройно, но с энтузиазмом начал было хор. — Мы прие-е-едем, мы отпи…, на оленях утром рано! — вдруг пронзительно и совершенно невпопад завопил солист Валера. Вопил он плохо, зато от всей души — зажмурив глаза, напрягая жилы на шее и даже привстав от переизбытка усердия на цыпочки.

— Ну, значить, коньячку бы мне грамм триста, — пояснил Валера. — Для вдохновения, таксэть. Тогда сразу пойдет, вот увидите! Как, значить, по маслицу! — Я тебе сейчас задам маслица! — потрясая линейкой, прорычал опомнившийся Дирижер. — Прочь с глаз моих, не то пришибу! Не доводи до греха, пёс! Валера кое-как, задом, боком, наискосок ввинтился в ряды хористов. «Не, ну, а чё он сразу пёс, пёс! — бубнил он из-за спин товарищей. — Чё я ему сделал?» — Стасик, давай! — нетерпеливо потребовал Дирижер. — Где ты там? Давай, родной. Страстно, с напором, точно в ноты, как ты умеешь! В гуще хора произошло короткое движение, и на передний план выступил серьезный мальчик в богатой, отороченной мехом


42 обливной кепке. Дирижер, встав со стула, громко хлопнул в ладоши. Надо было заходить с другой стороны, и он это прекрасно понимал. Криком да порками тут уже ничего не поправишь. — Так! Товарищи, прошу вас посерьезнее отнестись к моим словам, — веско произнес он. — Или мы сейчас споем все, как надо, или мы прямо отсюда отправляемся на два года петь строевые песни в прекрасный таежный край, на Краснознаменную заставу имени пограничного пса Алого. Это понятно? «Так точно!» — сипло выдохнул хор. — Вот и прекрасно! Начали! Напуганные хористы на кураже довольно неплохо прогорланили первый куплет: Мы к вам приедем! Мы к вам приедем! Мы вас отпи…! Мы вас отпи…! В месте, где должен был вступать солист, все с превеликой надеждой вперили взгляды в Стасика — никому не улыбалось две зимы и две весны топтать ковыль на сопках Манчжурии.

— Что-что у тебя? — не поверил своим ушам Дирижер. — Баритональный дискант. А это — Стасик пренебрежительно, двумя пальчиками приподнял повыше листок со словами — это партия для тенора. Я не буду ее петь. — Стасик, что ты несешь?! Где ты вообще набрался этой дичи про баритональные дисканты?! — Я ездил позапрошлым летом в консерваторию Ливорно к президентпрофессору Спинелли. Он меня прослушал и сказал, что у меня прекрасный баритональный дискант. Он не мог наврать. Я ему в глаза посмотрел. — Б… — тихо простонал Дирижер. Из хора зашептали: «Отжег напалмом Стасег! Всем теперь пи…, репцы!» — Да что же это такое! — в отчаянье воскликнул Дирижер. — Мне что, Хиддинка звать? Чтобы вам, скотам, наконец, стыдно стало!

Стасик молчал.

— Ну да, он вам тут напоет! — откуда-то с места правофлангового мстительно отозвался разжалованный из солистов Валера. — Какой ваще в трынду Хиденг! Чё-та не видал я вашего Хиденга на конгрессе элитных теноров!

Он стоял в расслабленной позе и безмятежно смотрел на Дирижера.

На него зашикали: «Заткнись, Валерик!», но он все равно не унимался:

— Что случилось, Стасик? — упавшим голосом спросил руководитель.

— Вот мы там с Капелло дали стране угля! Такую акапеллу отжарили — черти плакали! Не, давайте лучше я вам анекдотец расскажу! Знатный анекдотец! Я его Капелло рассказывал — он тоже плакал! Значить, приходит муж домой и спрашивает

— У меня баритональный дискант, — лаконично сформулировал причину своего странного поведения Стасик.


43 у жены: «Ты бы за двести баксов соседу дала?» А она ему и отвечает… Что ответила жена мужу, Валера не успел дорассказать. Сами хористы схватили его за ноги, подтащили к окну и со словами «изыди, сотона!», широко размахнувшись, выкинули на улицу. — Вам еще надо много работа-а-а-аать! — эхом отразился от окрестных домов его быстро удаляющийся вопль. От всего этого куролеса Дирижер почувствовал себя дурно. Репетиция длилась всего ничего, а уже успела выпить из него все соки. Похоже, выезд на гастроли был окончательно и бесповоротно сорван. Идея серии шефских концертов по учреждениям социального вспомоществования Петербурга с треском провалилась. Хуже того, вместе с ней провалилась (как и предсказывали многочисленные скептики) идея Объединенного Московского хора мальчиков… И все из-за этих ленивых ослов, из-за того, что они не в состоянии выучить жалкие четыре строчки простого текста! Дирижер с откровенной неприязнью осмотрел подвластный ему песенный коллектив. Взгляд его некоторое время блуждал по рядам сконфуженных хористов, пока не остановился вдруг на серьезном мальчике в богатой, отороченной мехом обливной кепке. — Стасик, ты не мог бы сделать мне одно одолжение? — мрачно произнес Дирижер. — Сними ты, будь добр, этот свой бубель с козырем! И не надевай его больше никогда, я тебя очень прошу. Стасик вспыхнул:

— Это очень модный фасон! Мне один продавец в Тироле посоветовал. Он сказал, что продавал такой фасон даже Бреду Питту и князю Альберту! Он не мог соврать — я ему в глаза смотрел! Дирижеру показалось, что он теряет сознание. В этот самый миг дверь в зал с шумом распахнулась и на пороге возник подтянутый человек в сдвинутой на затылок клубной бейсболке. В его крепких белых зубах дымилась гаванская контрабандная сигара, лакированные штиблеты сверкали, как два гигантских майских жука, в петлицу полосатого пиджака была продета крупная желтая хризантема. Этого необычного человека хористы звали Евгеньленорычем. Впрочем, гораздо больше он был известен не под этим именем, а как «господин Импресарио сводного хора мальчиков Московского Дворца пионеров». Импресарио держал за шкирку грязного, ободранного и еще более чем обычно нахохленного Валеру. — Ну, как дела? И почему это, интересно знать, наш Паваротти шарое… по улицам во время занятий? — весело начал он, однако, увидев Дирижера, застывшего в скорбной позе, осекся. Наподдав отеческого пинка Валере, Импресарио быстрым шагом пересек зал и, наклонившись к Дирижеру, озабоченно поинтересовался: — В чем дело? — Ты это лучше у них спроси! — горько воскликнул Дирижер. — Не выучили они ни хрена! Ехать-то нам в Питер не с чем!


44 Импресарио удивленно поворотился к хору:

с воодушевлением грянула:

— Что я слышу? Неужели это правда, бриллиантовые мои?

На медведя я, друзья, на медведя я, друзья, Выйду без испуга! Если с другом буду я, если с другом буду я, А медведь без друга!

— Слова трудные, Евгеньленорыч! — многоголосо запричитал хор. — Размер шибко непривычный! Господин Дирижер, ежели петушка дашь, сразу линейкой лупцуют! Партитурой в харю тычут! Сидеть уже никак не можно, седалище вспухло! Импресарио слушал и понимающе кивал головой. Собственно, понятно было только то, что дело дрянь, и даже гораздо хуже, чем просто дрянь. Просто дрянь — это было бы замечательно! Он быстро подсчитал в уме возможные убытки от отмены тура. Вдоль позвоночника пробежал неприятный холодок. В банке ВТБ, где он взял кредит под будущий гонорар от выступлений, шутить не любят… — Ты не против, если я попробую, а? — спросил он у Дирижера. Дирижер в ответ только пожал плечами, мол, да за ради бога! Импресарио проворно скинул пиджак, засучил до локтей рукава белой рубашки и уверенно направился к дирижерскому пульту. На полпути он вдруг остановился, как будто вспомнил о чем-то, бегом вернулся к Дирижеру, легко подрезал у него из рук линейку фон Караяна. — Это я так, для солидности, не обращайте внимания, — заговорщически подмигнул он заметно повеселевшим хористам. — Нус, начнем. Спойте-ка вы мне, братцы, для начала что-нибудь… Да все равно что. Любую любимую вашу песенку. После недолгого совещания половина хора

Тут и остальные хористы стали подтягивать: Что мне снег, что мне зной… Импресарио, постучав линейкой по пюпитру, укоризненно улыбнулся: — Ребята, давайте вот только без этого! Ишь, на медведя они собрались выходить! Мне прекрасно понятен ваш порыв, но… Не время, поверьте. Я, как справедливо заметил в одном из своих интервью наш уважаемый господин Дирижер, никому в этой стране не советовал бы выходить на медведя. Ну… — он неопределенно помахал в воздухе сигарой. — Ну, по крайней мере в ближайшие годы. Продолжая лучезарно улыбаться, он повернулся к Дирижеру и сообщил ему вполголоса: — Да, действительно, полная ж... Сгорим на…, как шведы под Полтавой. Пи… нашему шефскому турне! — Ну, так сделай что-нибудь! — раздраженно отозвался Дирижер. — Ты же у нас импресарио, организатор! Импресарио потер виски, задумчиво пожевал пухлые губы и, немного подумав, обратился к хору: — Ребята, вы меня, конечно, извините, но откуда этот блатной репертуар? Вы же не хулиганы с трибуны «Бе», вы сводный хор


45 Московского Дворца пионеров!

на лысину волосы с п… Линды Евангелисты?!

Баритоны смущенно переглядывались с басами и, пихаясь локтями, бормотали друг другу: «Ну да… Ну правда… Не сможем , что ли…» Потом все вместе они принялись отвешивать подзатыльники тенорскофальцетной мелочевке: «Ну-ка, цыц, мрази! Всем Евгеньленорыча слушать!»

«Долой! На кукан питерских! Даёшь Питер!» — ревел хор.

— Эврика, б…! — вдруг осенило Импресарио. — Будем петь без солиста! Множество пар глаз удивленно уставились на него: «Как это так, без солиста?» — К черту солистов! — подтвердил Импресарио. — Давайте все вместе, давайте дружно, с гордостью за Москву нашу златоглавую! Мы поедем в Питер и зажжем там за всю х…! Сколько еще эти паразиты, до краев насосавшиеся народной крови, будут пить и нашу с вами московскую кровь? До каких пор проклятый админресурс будет решать судьбу «Росгосстрах-чемпионата России по футболу» в газпромовских кулуарах?! Хористы менялись прямо на глазах. Они разворачивали ссутулившиеся плечи, бычили загривки и сжимали кулаки. «Да, да! Это ты, Евгеньленорыч верно меркуешь!» — раздались первые, еще нестройные выкрики. Импресарио ловко вскарабкался на дирижерский пульт и продолжал горячо говорить, отбивая ритм речи зажатой в кулаке бейсболкой: — Долго ли еще этот голландский ландскнехт, этот наемник без стыда и совести, набивший мошну за счет наших бюджетников и пенсионеров, будет куражиться над российским тренерским корпусом?! Интересно знать, на какие такие шиши он пересадил себе

— Забудем о распрях, други! — воззвал Импресарио, простирая вперед руки. — Пусть мясной обнимет армейца как брата, обнимет так, как только москвич может обнять москвича! Вперед, на Питер!!! В актовом зале Дворца пионеров творилось нечто невообразимое. Овации, братания, многократное «ура!» сотрясали его мрачные, много повидавшие своды. Тенор Валера неизвестно каким образом умудрился залезть на люстру и теперь вопил откуда-то изпод самого потолка: «Уе… его на…! Уе… его на!» Пол��остью удовлетворенный достигнутым эффектом, Импресарио легко спрыгнул на паркет, заново раскурил потухшую сигару и, обращаясь к Дирижеру, спросил: — Я-таки подтверждаю басы? Дирижер с искренним уважением смотрел на него: — Ну, брат, нет слов! — Да, подумаешь, — скромно отмахнулся Импресарио. — Значит, выезд, как договаривались, в 21.00. Место сбора ты знаешь. Мглистой апрельской ночью дворовый пес Полкан вышел на федеральную трассу Е95 в районе деревни Малые Тетюши. Он любил сидеть по ночам около обочины и смотреть на стремительно пролетающие мимо него машины. Чаще всего это были караваны длинных фур дальнобойщиков, реже — одиночные


46 легковушки, бог весть за какой такой надобностью оказавшиеся на ночной дороге посреди этих неприветливых северных болот. Полкану нравилось провожать их взглядом, нравилось пытаться разглядеть хоть что-нибудь за стеклами салонов и кабин, нравилось принюхиваться к таким непривычным, таким понастоящему городскими запахам горячей резиной«гуд йеар», высокооктанового бензина, синтетического масла «кастрол», лакированного железа, выделанной кожи, терпких вечерних духов и бухла, которого никогда не будет в тетюшинском сельпо. Полкану нравилось даже чихать от пыли, поднимаемой колесами машин.

ясно, что никакие это не марсиане. По шоссе в сторону Санкт-Петербурга один за другим с воем и грохотом неслось двенадцать огромных автобусов. Вопреки всем законам шифра, в салонах горел свет, бились по ветру прикрученные к зеркалам флаги, из открытых окон высовывались веселые пьяные люди. Все до единого, что называется, «на тревожных щщах» они пели какуюто незнакомую, прекрасную песню. Автобусы поравнялись с Полканом лишь на несколько мгновений, и вот тогда он смог расслышать слова этой песни:

Размышляя о причинах этого своего нетипичного для Малых Тетюшей обыкновения, Полкан находил ему только одно приемлемое объяснение: собственное благородное происхождение. Определенно, была в нем какая-то тайна. Быть может, в детстве его сначала выкрали цыганесобачники, а потом взяли да и продали за бутылку самогона в эти Тетюши. Ему было приятно думать о себе и истории своей жизни именно так. Так он получался как бы барон в изгнании и жертва роковых обстоятельств…

Ра-а-а-з! — и автобусы, как сияющий метеоритный дождь, уже прошили Малые Тетюши насквозь. Обдав деревню клубами сизого дизельного выхлопа, они быстро таяли в непроглядной чухонской ночи. Через какихто двадцать секунд казалось, что и не было их тут никогда.

Внимание Полкана привлекла вереница ярких, быстро увеличивающихся в размерах точек. Для машин они были, пожалуй, великоваты, а для вертолетов шли слишком близко к земле. Да и кто может представить себе вертолетный полк, делающий боевой разворот на Малые Тетюши? Полкан взволнованно привстал на лапы и принялся напряженно всматриваться в странные огни. Может, марсиане? Как звонить агенту Малдеру?! Огни стремительно приближались, и стало

Мы к вам приедем! Мы вас отпи…!

Но налетевший порыв ветра все же донес окончание куплета: Мы в рот е…, Ваш ср… Питер! «А-ху…!» — только и подумал Полкан. В рубрике «Чтиво» на последних страницах апрельского номера Total Football читайте опус Майка Лебедева «Финал». TF


48

Книга: « ...так навсегда!» Автор: Mike Lebedev (Михаил Лебедев) … Когда-то автор хотел написать три книжки. Одну про детство — ну, какой же русский писатель без своего «Детства»? Вторую — про людей, без которых он бы ни за что не вырос тем, кем вырос, и никогда бы не стал тем, кем стал. Ну и третью, само собой — про московский «Спартак». Потом он немного подумал и понял, что на самом-то деле — это все об одном и том же, просто разными словами. А иногда и одинаковыми. Поэтому книжка получилась одна, зато большая… ДМК Пресс, 2012. 208 страниц в мягком переплете. (ISBN): 978-5-94074-141-1 Купить книгу в интернете Заказать самовывоз у автора (Москва, Воробьевы Горы) по электронной почте mike-lebedev@yandex.ru


49

Ищем авторов Мы рады, что у нас так много талантливых читателей, которые понастоящему любят футбол. TF получил множество писем, и часть конкурсантов уже работает над следующим номером журнала, а также приняла участие в создании этого выпуска Ридера. Если вы не получили ответа редакторов, это не значит, что все пропало. Просто нужно попытаться написать на другую тему. Чтобы упростить задачу и частично снять проблему выбора, мы предлагаем вам прислать тексты не более 3000 знаков на почту reader@glc.ru, выбрав тему из списка: • Футбол в моем городе • Мой первый футбол В письме обязательно нужно указать ваше имя и фамилию, телефон, место проживания и возраст.


51

Апрельские тезисы Семьдесят пятый номер журнала Total Football вобрал в себя практически все, чем будет славен апрель этого года. Мы встречаем юбилей самарских «Крылышек» подробным рассказом об их семидесятилетней истории. Наш колумнист Андрей Максимов находит много шекспировского в происходящем на футбольных полях страны. Мы ищем ответ на вопрос «Кто из двух главных фаворитов предстоящего Евро-2012 способен победить — пресыщенная титулами испанская фурия или голодная до побед немецкая бундестим?». Мы знакомим вас с новой ипостасью Андреа Пирло. Погружаемся в глубины Инда и Ганга, пытаясь понять, что за премьер-лигу пытаются построить во второй по численности населения стране планеты. Переносимся в Харьков и изучаем феномен «Металлиста». Смотрим за буднями клуба из страны карликов-монегасков. Пытаемся понять, куда девались в Бразилии фантазисты, изучая при этом при помощи Саймона Купера феномен футбольной миграции.

А еще вспоминаем как развивался в России спортивный андеграунд-интернет, знакомим читателей с игрой «Флаг», ищем рецепт успеха в объединении лиг России и Украины, вспоминаем трагедию в Хиллсборо и едем с Майком Лебедевым на Суперфинал России по футболу, которого у нас нет… Над номером работали: Таш Саркисян, Александр Поляков, Карен Дзатцеев, Елена Беднова, Андрей Максимов, Андрей Талалаев, Джо Палмер, Майк Лебедев, Валерий Карев, Евгений Шевелев, Павел Бессонов, Павел Лоховинин, Иван Макаров, Юрий Свиридов, Сергей Шевченко, Евгений Клепов, Рахул Тандон, Михаил Синицын, Николай Загладько, Роман Мун, Игорь Новиков, Елена Константинова, Михаил Грозовский, Дмитрий Rebus Ларин, Соня Румянцева, Анна Старостина, Наталья Титова, Александр Кузнецов, Александр Бондаренко.


52

Редакция Главный редактор Таш Саркисян @tashevich Литературный редактор Карен Дзатцеев @totalfootball Арт-директор Анна Старостина starostina@glc.ru Дизайнер Александр Кузнецов kuznetsov@glc.ru Бильдредактор Елена Беднова bednova@glc.ru Иллюстратор Александр Уткин Пишите нам reader@glc.ru ..............................................................................................................

Наш адрес 115280, Москва, ул. Ленинская Слобода, 19, «Гейм Лэнд». Тел.: (495) 935-70-34; факс: (495) 545-09-06 ..............................................................................................................

Медиакомпания Gameland Генеральный издатель Андрей Михайлюк dronych@glc.ru

Тел.: +7 (495) 935-70-34, факс: +7 (495) 545-09-06 ..............................................................................................................

Реклама Тел.: (495) 935-70-34, факс: (495) 545-09-06


Ридер Total Football № 12