Issuu on Google+

Скрипка посреди блокады

ИМЕНА В ИСТОРИИ

36

Лев Маргулис был первой скрипкой легендарного оркестра, исполнившего Седьмую симфонию Шостаковича в блокадном Ленинграде. В своем дневнике Маргулис недоумевал, кому пришло в голову собирать оркестр страшной зимой 1942 года, когда улицы были завалены трупами умерших от бомб и голода. Но именно это спасло полумертвым музыкантам жизнь.

Л

ев Михайлович Маргулис родился в 1910 году в городе Бельцы. Его семья много переезжала — Тифлис, Николаев, Москва и, наконец, Ленинград, где он в 1927 году стал студентом консерватории. Он был талантлив и успешен, о его профессионализме говорит тот факт, что после аспирантуры он поступил в лучший симфонический коллектив города — оркестр Ленинградской филармонии. Перед войной Маргулис женился, у него родилась дочь Сима. 22 июня 1941 года Лев вместе с женой Мусей отправился на Невский — купить ей кофточку, а потом снять в сберкассе 700 рублей для поездки в Сочи. Но по радио выступил Молотов, заявил, что германские войска перешли границу. Кофточка, поездка в Сочи и мирная жизнь остались где-то далеко. Маргулис завел дневник и сделал в нем первую запись.

Музыкантам объявили, что они остаются работать. На призыв идти добровольцем Маргулис не откликнулся, мобилизован не был. Изготавливал маскировочные сети, убирал город, копал ямы. Его не покидало ощущение опасности. «Дома нервное состояние от тревог. Очень приятно видеть Симочку. Она отвлекает и развлекает, но вместе с тем ребёнку передаётся наше возбуждённое состояние, и она нервничает и капризничает». Вскоре Симочку с бабушкой пришлось отправить в эвакуацию. Детей вывоO

ed

pe

h-S

V CT RE DI

Hig

BUUR NASK ND ATIOABOU LI NWI T NG DE !

pro

vid

a T ym AS T sb RF NE PE ER arie SU INT r v

et ern

Int e

№ 1286

12 - 19 января 2017

www.evreimir.com

t.

rke

Switch to DIRECTV and lock in your TV price at $50/month for 2 years when you have AT&T Wireless! SAovVerE 40%ˆ

50

$

00 MO.

plus taxes for 24 months w/24-mo. TV agmt & qualifying AT&T Wireless*

INCLUDES: SELECT™ All-Included Package – Over 145 Channels Monthly fees for a Genie and 3 add’l receivers

®

HD DVR

PLUS: ‡

CALL NOW and ask about Next Day Installation.

IVS 800-819-4171 Reqs AT&T postpaid svc on elig. plan (excl. Lifeline & Residential Wireless) on a smartphone or phone (excl. Wireless Home Phone). Svcs: Svc addresses must match. To be elig. for 2nd-yr price guarantee both services must remain active & in good standing during 2nd year. Price Guarantee: TV pkg only. After 24 mos. Or loss of eligibility, then-prevailing monthly rate for All-Included TV Pkg applies, unless customer calls to cancel/change service prior to the end of 24 mos. Price excludes taxes, equipment upgrades/add-ons and other chrgs. Some offers may not be available through all channels and in select areas. See att.com/directv. DIRECTV SVC TERMS: Subject to Equipment Lease & Customer Agreements. Must maintain a min. base TV pkg of $29.99/mo. Add’l Fees & Terms: $19.95 Handling & Delivery fee may apply. Programming, pricing, terms and conditions subject to change at any time. Visit directv.com/legal or call for details. PREMIUM MOVIES OFFER: After 3 mos., then-prevailing rate for all four (4) premium movie pkgs applies (currently $53.99/mo.) unless canceled or changed by customer prior to end of the promotional period.

зили из Ленинграда в обязательном порядке, многое на этом этапе эвакуации было не продумано, случались трагедии, но Сима и её двоюродная сестра Майя доехали благополучно. Родители пока остались в городе. «Дома пусто и уныло. Нет самого дорогого. Как будто у нас вынули душу». Пока в дневнике ещё нет ничего о голоде, о дефиците продуктов, хотя Маргулис уже начинает продавать вещи и искать подработку. «20 июля я заложил свой костюм и пальто за 470 руб. 400 руб. я отдал родным, а 70 оставил себе. Я очень хотел есть мороженое, и, кажется, в основном я эти деньги истратил на мороженое». «В начале августа мне позвонил Шифрин и предложил работу в кладовой Мариинского театра. Мы там проработали пять или шесть дней. Кладовщик оказался довольно симпатичным человеком, но иногда делал довольно неприятные высказывания вроде того, что жиды и коммунисты никакие вояки». Постепенно, отправив в эвакуацию всю семью, Маргулис стал хлопотать и о своём отъезде. Он искал учреждение, с которым мог бы уехать, так как «неорганизованный» житель не мог покинуть город. «В эти дни я очень метался, но чувствовал, что у меня ничего не выйдет. Я чувствовал себя обречённым. Я готов был уехать рабочим с какимнибудь заводом. Мне было страшно, и я не мог спать по ночам». Известно, что в семьях ленинградцев не было запасов, не было даже привычки их делать. Не было серьёзных запасов и в самом городе. Из Москвы была прислана высокая комиссия, которая должна была оценить количество продуктов и принять меры. Но принимать меры было уже поздно. 8 сентября кольцо немецких войск вокруг Ленинграда сомкнулось, последняя дорога была отрезана. Началась блокада, сразу же последовало сокращение норм выдачи хлеба, мяса и крупы населению. «Выдача» вовсе не означала отсутствия денег: 300, позже 200, а потом, зимой, уже только 150 граммов нужно было выкупить, чаще всего отстояв громадную очередь. «Хотел купить свой скудный паек хлеба (125 гр. в сутки), но большие очереди отпугнули меня». Первая тетрадь заканчивается записями, в которых Маргулис еще пишет о чем-то, кроме продуктов. В дневнике есть слова о надежде, есть размышления. И есть вечный вопрос: за что? «Хороша жизнь! Нечего сказать! Конечно, в 1000 раз лучше умереть, но, как ни бесконечно тянется этот ужас, знаешь, что он должен рано или поздно кончиться, и жить будет так легко и хоро-

Лев Маргулис

шо, и хочется пережить. Пережить такую войну! Шуточки сказать, я, как никто, знаю, как это трудно, но что же говорить тем, что на фронте, если я буду скулить? Страшное время! Сколько крови и страданий. За что? За тупость человеческую. Вечную, огромную, бесконечную. За жадность, за подлость — неискоренимые черты человека. Я пережил ноябрьские праздники, которые, был уверен, что не переживу».

Во второй тетради жизнь города и самого музыканта все ещё напоминает человеческую. Ещё есть работа, в городе ходят трамваи, можно даже пойти в баню. Маргулису повезло: женщина, которая раньше работала в их семье няней, устроилась в столовую, она приносила продукты, готовила и подкармливала его. «30 ноября. В этот день я собирался быть дома и никуда не ходить. Мои обеденные талоны кончились, и я мечтаю о том, как Нюра мне сварит кашу из оставшегося от Финской кампании испортившегося пшена. У нас его было пол стеклянной банки, и она уже раз сварила, теперь осталось ещё на раз». В начале декабря Лев Маргулис перешёл работать в оркестр Дома радио. Тогда это его очень обрадовало, он написал: «Повезло». Но вряд ли мог предположить, насколько повезло. «6 декабря (света нет уже несколько дней). С 10 часов репетиция на радио. Репетировали программу передачи для Швеции: “Норвежская рапсодия”, и “Парижский карнавал” Свенсена, и 5-ю симфонию Бетховена, и торжественную увертюру “1812 год” Чайковского». Ленинградское радио вещало не только для жителей СССР. Окончание на с. 47


X em 1286 s