Issuu on Google+

ИНТЕРВЬЮ

20

Леонид Радзиховский — яркий журналист, получивший широкую известность в начале 90-х годов прошлого века, но он по-прежнему в строю, комментируя современную российскую политику. Мало кто знает, что по образованию Леонид психолог, написавший десяток научных трудов и имеющий степень кандидата наук, но именно журналистика стала для него главным делом жизни. регулируется властью: если власть поддерживает это дело, то оно будет, это управляемое общество! – Что питает сегодняшний антисемитизм в РФ, возможно, тот факт, что многие из российских олигархов — евреи, хотя почему-то никого не интересуют ни Алишер Усманов, ни Владимир Потанин, ни Ва��ит Алекперов, ни Михаил Прохоров?

С

егодня Леонид Радзиховский согласился ответить на вопросы, которые непосредственно касаются его самого и современной политической ситуации в Российской Федерации.

№ 1286

12 - 19 января 2017

www.evreimir.com

– Уважаемый Леонид, вы когда-либо интересовались своей родословной? Фамилия Радзиховский имеет польские корни? – Нет, никаких польских корней у меня нет: я — классический еврей, а фамилия — польская, потому что раньше фамилии людям давали в зависимости от того места, где они жили. В Восточной Польше, где-то на юге, было такое местечко Радзихос, от него и произошла моя фамилия… – Вы родились в год смерти Сталина, начавшего раскручивать так называемое дело врачей в начале 50-х годов, когда была объявлена «борьба с безродными космополитами», под которыми подразумевали тех же евреев. Для чего это Сталину понадобилось делать после войны? – Во время войны по всей территории СССР был жуткий взрыв антисемитизма, и немецкая пропаганда дала блестящие плоды. Кроме того, после окончания войны люди жили, конечно, ужасно, надо же было на кого-то повесить всех собак. Во время Первой мировой войны царское правительство во всех своих неудачах обвиняло евреев, и вполне естественно, что советское правительство пошло этим путём, используя ту же логику, а евреи для этого

Не только Беседа с известным и привлекать к себе внимание со стороны окружающих. Хотели привлекать? Ну и привлекли! – Вы думаете, что в России антисемитизма не больше, чем в других странах? – Ну я не замерял уровень антисемитизма у нас в стране. В России вообще более грубые нравы, чем в других странах. Например, в России гораздо выше уровень насилия. На 100 тысяч человек уровень убийств в

— идеальный пример козла отпущения. Вот так эта кампания и началась. – А вы когда-нибудь испытывали на себе проявления антисемитизма, возможно, на бытовом уровне? – Вы знаете, мне шестьдесят с лишним лет, и, конечно же, в течение долгой жизни я с этим сталкивался, но реально никаких проблем у меня по этому поводу не было…. – По меткому замечанию Романа Карцева, антисемитизм был, есть и будет. Он существовал и при Хрущёве, и при Брежневе. А с чем, повашему, вызвана его вспышка в начале 90-х гг.? Все мы помним пресловутое общество «Память», чернорубашечников Баркашова и т. д. Самое интересное, что при подъезде к одному из железнодорожных вокзалов Москвы я сам видел на заборе огромную надпись «Боря Эльцин», да и телевидение в те годы называли «тельавиденье», «тонко» намекая на Тель-Авив… – Ну это вполне естественно: резкое падение уровня жизни, общая неопределённость, хаос. В этой ситуации люди ищут врагов, а классический объект для таких поисков и козёл отпущения — евреи. Кроме того, часть власти, которая тогда была расколота (в основном противники Ельцина) с удовольствием разыгрывала эту карту, вот антисемитизм и расцвёл пышным цветом. Это такие споры, они всегда есть в земле, но иногда, когда ясная погода, они вырастают, иногда — нет, а вообще, в России всё на 100%

– По этой же причине люди выбирают то, что не совпадает с большинством. Если вы в толпе в Германии, скажем, увидите турка или ещё кого-то подобного, то вы его заметите, а остальные люди будут фоном. По этой же причине и проявляется повышенный интерес к еврейским фамилиям плюс неискоренимый антисемитизм. В России до сих пор господствует святое убеждение, что все русские миллиардеры — евреи. Это абсолютная чепуха. Среди крупных бизнесменов России не более 20% евреев, полуевреев и на четверть евреев. А в той же Москве, где сосредоточены почти все евреи России, они составляют меньше 1% от общего населения столицы. Что касается Усманова или Аликперова и им подобных, которые неевреи, то о них всегда гораздо меньше кричали в СМИ, они не так лезли. Надо сказать, что говорили о тех, кто беспрерывно лез: Березовский, Ходорковский, а они демонстрировали нахальство, постоянное желание быть на первых страницах прессы

7–8 раз выше, чем в Европе. Я сам — еврей, всю жизнь живу в России и могу сказать, что за последние годы я значительно меньше ощущаю напряженности в этом вопросе, чем в молодости. Есть небольшая группа людей (15–20%), которая на всю жизнь «стукнута антисемитизмом», но для большинства российского общества наиболее раздражающим фактором внутри страны являются кавказцы и мусульмане, так же как и в Европе, где максимально раздражают арабы, что не мешает тому, чтобы в европейских странах оставались радикальные антисемиты. С одной стороны, российские евреи ассимилированы гораздо больше, чем евреи во Франции. С другой стороны, раздражающий фактор, связанный с евреями, заключается в том, что еврейская интеллигенция в России, как и во многих европейских странах, придерживается либеральных, космополитических, глобалистских взглядов и имеет особое отношение к власти. Так как в России сильны патриотизм и национализм, то сто-

ронники космополитизма и глобализма вызывают большое раздражение. – Теперь давайте немного поговорим о вас. Чем был вызван выбор вашей будущей профессии? Почему вас заинтересовала психология? – Она меня совершенно не интересовала, но, во-первых, я ничего не понимал в математике, поэтому поступать в технический институт я просто не мог, а вовторых, я хотел заниматься историей. В советское время это не представлялось возможным: нужно было вступать в партию, писать всякую непрерывную ложь и т. д. Методом исключения я пришёл к психфаку. Кроме того, у меня там был блат, поэтому я туда и поступал. – Многие знают вас как яркого публициста, но не как психолога. А вы — кандидат психологических наук, опубликовавший несколько десятков работ по истории психологии. Вам не обидно? – Нет, вы знаете, мне это совершенно не обидно, потому что я психологию как науку не любил и специалист был никакой, а то, что я защитил диссертацию, то кто только этого не делал. Я себя, безусловно, нашёл в журналистике, другое дело, что мне сейчас и журналистика надоела, но это уже возрастное плюс к тому, что сейчас в нашей стране журналистика умерла, поэтому я просто работаю на автопилоте. Но было время, когда я себя действительно реализовывал в этом деле. – Чем, по-вашему, вызвана такая большая ностальгия по СССР в современной России? – Это традиционная мания величия, которая не зря напоминает «веймарский синдром», что совершенно оригинально повторяет Веймарскую республику, где очень популярными были ложные воспоминания о кайзеровской Германии. Такое величие типично для стран, которые чувствуют себя ущемлёнными. Россия абсолютно ничем не ущемлена, и так хорошо, как сейчас, люди никогда не жили, хотя


X em 1286 s