Issuu on Google+

№ 160 // АПРЕЛЬ

12+

УХОДЯЩИЙ ВОРОНЕЖ КОРОТКИЙ ВЕК ПРОМЫШЛЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ

ГОРОДСКОЙ КОНТЕКСТ СТЕНЫ РАССКАЖУТ ПРАВДУ

СУДЬБА ЖИЗНЬ КАК АВАНТЮРНЫЙ РОМАН

Евгения ЖУКОВА

стр.

15 – 17

РАДОВАТЬСЯ НОВОМУ ДНЮ


В НОМЕРЕ НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ Итоги регионального конкурса юных музыковедов, презентация альманаха «Жители меловых гор», открытие мемориальной доски народной артистки России Людмилы Кравцовой.

стр. 4

УХОДЯЩИЙ ВОРОНЕЖ

– 5

Промышленная архитектура всегда украшала город. Теперь для нее настали тяжелые желые времена.

стр. 6

ЗНАЙ НАШИХ «Литературная газета» среди трех лауреатов премии «Золотой теленок» назвала нашего земляка.

– 8 400-ЛЕТИЕ ДОМА А РОМАНОВЫХ

стр. 9

«Послано в поход на Воронеж еж за царем и за царицами и за царевичем на покупку для них живности и всяких запасов 550 руб.»

ГОРОДСКОЙ КОНТЕКСТ Социальная диффузия, или, лучше сказать, социальный хаос это смысл нашего существования. Поэтому и настенная живопись распределена равномерно и показательно.

стр. 10

– 11 В ОБЪЕКТИВЕ ИСТОРИИ

стр. 12

– 13

ПЕРСОНА

Главный воронежский холм несколько столетий сохранял свой исторический вид, пока его не изуродовали в XXI веке.

стр. 14 ОДНА, НО ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ

Интервью с лауреатом областной театральной премии «Итоги сезона» Евгенией Жуковой.

стр. 15

Специалисты разбирались в тонкостях досконально, хотя единственной возможностью оценить марку был зарубежный каталог, французский, немецкий или американский: Yvert, Michel или Scott.

– 17

ТРЕТИЙ ПЛАТОНОВСКИЙ Наарин предлагает некое ощущение порядка, а потом неожиданно ломает его. Тексты спектаклей театра № 099 рождаются, как правило, в ходе репетиций.

стр. 18 стр. 20

ПОД ЗНАКОМ МЕ МЕЛЬПОМЕНЫ

– 19 80 ЛЕТ МУЗЕЮ ИМ. КРАМСКОГО Новые художественные искания Киселевой наиболее ярко и полно раскрылись в портрете «Маруся».

стр. 21

Борисоглебский театр: история и сегодняшний день.

КИНОЖАНРЫ

«До свидания, Овраг!», «Мэри Поппинс», «Миссис Пайпер ведет следствие».

стр. 22

– 23 стр. 24

РОДИЛИСЬ В АПРЕЛЕ Владимир Щелкалин, Иван Полянский, Адольф Ильин.

СУДЬБА

стр. 26

В районе, где я жил, образовался чуть ли не мини-клуб фанатов Бабкина – просто очумевших от его книги парней определенного склада характера.

СОДЕРЖАНИЕ // № 160

ГОСТИ ВОРОНЕЖА

2

– 25

Отличие детских и взрослых мультфильмов заключается в уровне разговора. Ребенку какие-то вещи мультипликаторы поневоле объясняют, а со взрослым вступают в полноценный диалог.

«Весь север Франции сурепкою зарос». «Культурная политика и креативные индустри индустрии».

стр. 27

– 29 В РИФМУ

стр. 30

Стихи Виктора Батраченко.

стр. 31 № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ВСТРЕЧИ

Журнал

СВЯЗУЮЩЕЕ ЗВЕНО С 1919 по 1993 год не выходил по независящим от редакции обстоятельствам. С сентября 1993 года выходит в виде приложения к газете «Воронежский курьер», а с 2010 года – в качестве журнала. Главный редактор «Воронежского курьера»: Борис ПОДГАЙНЫЙ. Шеф-редактор «Воронежского телеграфа»: Александр БУНЕЕВ. Дизайн и верстка: Виталий ЯХНЕВ. Корректоры: Ольга ДОРОХИНА, Наталья КИСЕЛЕВА, Кристина ШАБУНИНА. Авторы: Виктор БАТРАЧЕНКО, Александр БУНЕЕВ, Вячеслав ВОЛДОЧИНСКИЙ, Лидия ВОЛКОВА, Николай КОМОЛОВ, Юрий КУРГУЗОВ, Павел ЛЕПЕНДИН, Римма ЛЮТАЯ, Борис ПОДГАЙНЫЙ, Павел ПОПОВ, Александр ПРЫТКОВ. Фото и иллюстрации: Виктор БАТРАЧЕНКО, Евгения ЕМЕЛЬЯНОВА, Павел ПОПОВ, Валерия ШИФРИНА, Александр ШУВАЕВ, архивы воронежских музеев и театров, семейные архивы. Компьютерный набор: Татьяна САНИНА, Наталия ТАНДИЛЯН. Редакция: 394006, г. Воронеж, ул. Пушкинская, 44. Телефон (473) 277-27-53. E-mail: vk@curier.vrn.ru www.v-kurier.ru © Журнал «Воронежскiй телеграфъ» зарегистрирован Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Воронежской области 1 марта 2012 г. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ36-00250.

Александр БУНЕЕВ

Н

е так давно я познакомился со стариком. Он присел рядом со мной на мягкий диванчик в «Галерее Чижова», пристроил палку, небольшой пакет с продуктами, отдышался и сказал: – Эскалатор что-то не работает. А пешком тяжело. Бывало, раньше по горам с пулеметом Дегтярева идешь вверх и вверх – и ничего. Знаете такой пулемет? – Знаю. А раньше – это когда? – спросил я. – В 1941 году меня призвали в армию, на Черноморский флот. Вот по Крымским горам и ходил. А потом – война… Значит, старику было под 90, хотя выглядел он лет на 70. – Откуда же вас призвали? – Кадевка под Донецком. Бывали там? – В Донецке был. Вокзал там красивый. И город зеленый, цветов много. – Кадевка – место знаменитое. Родина Алексея Стаханова. Вы же не знаете, кто это был? – Почему не знаю? Знаменитый шахтер, проходчик, Герой Социалистического Труда. – Знаете, – удивился старик. – Мой дед был братом Стаханова, а отец, соответственно, племянником. Я помню, как отец приходил с работы и говорил матери: «Алешка новый рекорд установил». А мать ему: «Что, опять женился?». – А что, у Стаханова было много жен? – Много. Последняя была молдаванка. Почему нет? Человек знаменитый, здоровый как бык, деньги водились. Неграмотный, правда. Он же саночником начинал. Знаете, что это такое?

– Догадываюсь… Вывозил уголь из шахты с откосов… – А про Орджоникидзе знаете? – Знаю. Нарком тяжелой промышленности. – Я его видел. Он к нам приезжал, выступал. Трибуну плотники сколотили, цветами украсили… А вы откуда про него знаете? Я не стал объяснять, что учился в советской школе, да и есть в Воронеже улица Орджоникидзе. Надо же иметь представление, чьими именами названы улицы родного города. Я подумал о другом. Этот старик – представитель иной цивилизации, ушедшей и много чего оставившей нам в наследство, прежде всего советскую психологию. Это не важно, что образ жизни стал другим, – содержание осталось тем же. И мне показалось, что именно поэтому так актуален Стаханов со своими женами, тоннами угля, последующими беззастенчивыми приписками и богатырской силой, постепенно сходившей на нет от водки. Актуален Орджоникидзе, слишком популярный, самостоятельный и оттого трагически закончивший жизнь. Актуален старик, ходивший когда-то по Крымским горам и вкапывавший сошники пулемета в каменистую землю, а сейчас гармонично вписавшийся в потребительский контекст. Такое ощущение, что все это не закончилось. Мало того, требует какого-то продолжения. Уголь, пулемет Дегтярева, советские ордена, низкие Крымские горы, требующие защиты. Только вот никак не найду связующее звено. Может быть, это «Галерея Чижова», наследница советской «России», где встречаются люди, лично видевшие Орджоникидзе и помнящие прикосновение к своей макушке шершавой, черной от угольной пыли руки Стаханова?

Учредитель – АУ ВО «Газета «Воронежский курьер». Издатель: АУ ВО «Газета «Воронежский курьер». Отпечатано с готовых оригинал-макетов в ОАО «Воронежская областная типографияиздательство имени Е. А. Болховитинова». 394071, г. Воронеж, ул. 20-летия Октября, 73а. Заказ № 1020. Тираж 3200 экз.

НА ОБЛОЖКЕ: ЖКЕ: Актриса Воронежжского театра юного ого зрителя, лауреатт областной театральной премии и «Итоги сезона» Евгения Жукова // фото – Евгенияя Емельянова.

Воронежскiй Телеграфъ // № 160

ЭТОТ СТАРИК – ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, УШЕДШЕЙ И МНОГО ЧЕГО ОСТАВИВШЕЙ НАМ В НАСЛЕДСТВО, ПРЕЖДЕ ВСЕГО СОВЕТСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ.

3


ИСТОРИЯ В ДЕТАЛЯХ

ПАМЯТЬ НА ВЕКА

Вспоминая о Владимире Ильиче, не пройдешь мимо пушкинских строк: «Его пример – другим наука». Театр для Мальшина был не вторым, а первым домом. Там он проработал почти 40 лет. Иногда даже ночевал на скромном диванчике в небольшой комнате. Когда Ильича (как многие его называли) провожали в последний путь, люди говорили, что он жил и умер в театре. Так случилось: его не стало на пороге родного дома 1 декабря 2011 года. Просто вышел после репетиции очередного спектакля из служебного входа, почувствовал себя плохо, упал – и жизнь была окончена. Если бы не Мальшин, вряд ли бы Борисоглебский театр продолжал свое существование. То,

как он радел за родной коллектив, дано единицам. Благодаря ему там постоянно появлялись новые артисты и режиссеры, поскольку ротация кадров создавала ежегодные проблемы руководству театра. Владимир Ильич созванивался с актерами и режиссерами из разных городов. Он умел увлечь, рассказать о своем городе и театре так, что люди не могли отказаться от его предложений. Доска, что теперь украшает фасад перед центральным входом в театр, на мой взгляд, является достопримечательностью города. И достойным памятником этому неординарному человеку. На церемонию ее открытия собралось много людей. У каждого было что сказать о Мальшине. Ведь помимо своего многолетнего директорства наш Ильич был и инициатором появления в театре музея его истории (открыт в 1997 году). Он немного не дожил до своего 75-летия и юбилея любимого театра. В последнее время часто говорил: «Вот отметим 150 лет на двоих, тогда и на покой можно уходить». При этих словах на его лице всегда была улыбка.

ОН УМЕЛ УВЛЕЧЬ, РАССКАЗАТЬ О СВОЕМ ГОРОДЕ И ТЕАТРЕ ТАК, ЧТО ЛЮДИ НЕ МОГЛИ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ЕГО ПРЕДЛОЖЕНИЙ.

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

В международный день театра на здании Борисоглебского драматического театра имени Чернышевского открыли мемориальную доску многолетнему директору, заслуже��ному работнику культуры РСФСР, почетному гражданину города, лауреату областной театральной премии «Итоги сезона» в номинации «За честь и достоинство» Владимиру Мальшину.

УРЫВУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

В издательстве «Центр духовного возрождения Черноземного края» вышла книга фотожурналиста, члена Союза писателей «Воинское содружество» Михаила Волкова «Урывский плацдарм на Дону».

В КНИГЕ – СОБРАННАЯ ПО КРУПИЦАМ ЛЕТОПИСЬ СТАРИННОГО ВОРОНЕЖСКОГО СЕЛА

Эту книгу автор посвятил истории своей малой родины – села Урыв Острогожского района. Пятилетним он сам пережил оккупацию села фашистами. В книге кроме материалов, написанных ее автором, собраны воспоминания односельчан Волкова, документы военного времени, свидетельства участников освобождения села. Но особую ценность представляют страницы истории Урыва, начало которой было положено строительством на берегу Дона крепости во второй половине XVII века. Книга богато проиллюстрирована фотографиями автора. Он посвятил ее 70-летию освобождения нашей области от фашистских захватчиков.

Отец – К.А. Волков – приехал из Венгрии, привез мне велосипед и аккордеон. 1948 год.

«КУЛЬТПОХОД» ПРОДОЛЖАЕТСЯ В книжном клубе «Петровский» прошла презентация альманаха «Жители меловых гор», в котором представлены произведения участников и экспертов воронежского областного конкурса художественных работ молодежи «Культпоход». Большинство авторов альманаха – фотохудожники, живописцы, поэты, прозаики – участники творческих летних лагерей в Музеезаповеднике «Дивногорье». Альманах издан при поддержке департамента образования, науки, и молодежной политики Воронежской области и артгруппы «Квадрат». Среди экспертов – известные художники Алексей Загородных, Алена Камбалина, Сергей Горшков, Евгений Камбалин, поэт Полина Синева, публицист Леонид Диденко. Среди учеников – талантливые, уже поймавшие остроту ощущений этого мира молодые поэты Оксана Лесовик, Па4

Сергей Горшков. «Желтый ангел». 2009 год. Дерево раскрашенное, 80х20х15 см.

вел Глаголев, Игорь Покотилов, Родион Прилепин, Алексей Ряскин, Мария Соколовская, Дина Баринова, художники Татьяна Прокудина, Андрей Шепель, Анна Горбунова, Сергей Береза, Денис Булавинцев, Анна Волкова, Ирина Иванова, аниматор Ксения Бабкина, фотохудожники Татьяна Батехина и Олеся Скоробогатова, прозаик Михаил Калашников, эссеист Анастасия Моргунова, фотограф Юрий Пачгин, мультипликатор Евгений Песков. Издание включает в себя прозу, публицистику, поэзию, художественные фотографии, линогравюры, акварели, работы маслом по стеклу. Хорошо, когда в одном альманахе – учителя и ученики: в этом полнота и преемственность творчества, его непрерыв-

ность. Рассказывать об альманахе трудно – его надо читать и смотреть. Но свою главную задачу, как и в целом проект, «Культпоход» выполнил: не дал потеряться молодым талантливым людям, собрал их вместе, позволил показать широкий творческий диапазон нашей молодежи, ее восприятие жизни, новые слова и краски. В предисловии Леонид Диденко пишет, что целями конкурса было «создание общего пространства искусства» и «обучение молодых авторов у более опытных коллег образу жизни человека искусства в России и мире». Обе цели столь же благородны, сколь и актуальны. Остается надеяться, что проект «Культпоход» будет продолжен в новых неожиданных местах и формах.

№ 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ИСТОРИЯ В ДЕТАЛЯХ

МЕСТО ВАКАНТНО

МУЗЫКАЛЬНОЙ НАУКЕ – БЫТЬ!

ПРИ ДОМЕ АКТЕРА БУДЕТ РАБОТАТЬ КЛУБ ЮМОРИСТОВ На творческом вечере афориста Виталия Мухина карикатурист Иван Анчуков предложил превратить Воронеж в юмористическую столицу России.

4 апреля в Каминном зале Дома композиторов подведены итоги V Регионального конкурса «Юный музыковед». Мероприятие проводится регулярно, один раз в два года.

В канун 1 апреля писатель и журналист Виталий Мухин объявил о том, что в последнюю пятницу каждого месяца в Доме актеров будет собираться клуб юмористов. Свой творческий вечер Мухин назвал генеральной репетицией будущих заседаний клуба. Репетиция была удачной. Кроме афоризмов и других произведений инициатора встречи в тот вечер заслужили улыбки и смех зрителей стихи и байки декана факультета журналистики ВГУ Владимира Тулупова, оригинальные стихотворные миниатюры доцента ВГПУ Виктора Батраченко, песни преподавателя ВГАСУ Александра Демиденко, карикатуры журналиста Николая Провоторова. Очень много сделавший для воронежского юмора Иван Анчуков идею создания клуба не только поддержал, но и развил. – После того как Одесса от нас отделилась, – намекнул Анчуков, – место столицы юмора в стране вакантно, и мы можем его занять. И действительно, у нас для этого много оснований. Кроме того что воронежцы могут шутить и понимать шутки, наш город в свое время приютил всесоюзный КВН, а еще раньше взрастил главного редактора Всесоюзного сатирического журнала «Крокодил» Евгения Дубровина.

ВИКТОР БАТРАЧЕНКО

АЛЕКСАНДР ШУВАЕВ

По замыслу устроителей конкурс должен способствовать формированию стабильного профессионального интереса к музыкальному искусству, воспитывать будущих лекторов-просветителей, педагогов, публицистов, работающих в сфере культуры, и, конечно, молодых ученых-искусствоведов. Два третьих места достались Марии Бабаевой за выступление по теме «У истоков русской народной оркестровой культуры» и Анне Конивец, рассказавшей о фортепианной сюите Клода Дебюсси «Детский уголок». Дипломы второй степени получили Кирилл Калинин, сделавший доклад на тему «История церковной музыки Древней Руси (XI – XVIII вв.)», Инна Пурыгина («Шостакович и Ростропович – страницы творческого содружества»), Владислав Соловьев («Алябьев – музыкант с гусарской шпагой»). Первое место поделили между собой Алексей Переверткин («Пятая симфония Дмитрия Шостаковича») и Дарина Зданович, получившая его за выступление на тему «Учитель музыки Карл Черни, забытый и знаменитый». Замечательное тематическое разнообразие порадовало. Помимо названных было немало историко-музыкальных выступлений: рассказ об истории ударной группы инструментов, доклад «Государственная символика России ХХ века», повествование об истории гимнов России «Славься, Отечество». Звучали сообщения и на темы сугубо теоретические: о песенном симфонизме Франца Шуберта, иронии в «Сарказмах» Сергея Прокофьева.

Ирина Иванова. «Жители меловых гор». 2012 год. Бумага, акварель, тушь, 40х60 см.

Алена Камбалина. Без названия. 2009 год. Слайд, целлулоид, краска по стеклу, 2,5х3 см.

Воронежскiй Телеграфъ // № 160

БЛАГОРОДНОЕ Д СОБЫТИЕ На культурной карте е Воронежа появилась новая овая мемориальная доска. а. Ее открыли на доме № 8 на улице Кирова, где почти очти 20 лет жила народная ая артистка РФ, почетный ный гражданин города, бывший председатель местного отделения Союза юза театральных деятелей лей РФ Людмила Кравцова. ова. 21 апреля ей исполниилось бы 66 лет. Людмила Алексанксандровна для многих была олицетвоолицетво рением таланта, доброты, искренности. То, как любили артистку в Воронеже и за его пределами, – мечта любого служителя Мельпомены. Кравцова прожила недолгую, но яркую жизнь. Не счесть ролей, которые зачастую становились событиями театральных сезонов, людей, которым она помогла и словом, и делом. Поэтому столько известных в городе людей – актеров, режиссеров, педагогов, художников, журналистов, да и просто почитателей таланта Людмилы Кравцовой

– собрались 18 апреля на соб открытии мемориальной откры доски. доски Выступавшие отмечали те черты ее характера, те роли, которые особенно любили. Она, увы, не ус успела завершить книгу своих мемуаров. Но даже то, что вошло в сборник ч под трогательным названием «Без вас бы не было меня…», лишний раз говоменя рит о том, насколько разносторонне одаренным носто человеком была Людмила челов Александровна. Алекс Незадолго до ухода из жизни актриса призналась, что пишет эту книгу в первую очередь для своих детей и внуков, дабы они знали историю их семьи, их предков. Вспомнить маму и бабушку приехали из Москвы дочь Кравцовой Ксения Чижмакова с двумя своими детьми. Выступая на церемонии открытия доски, профессор, театральный критик Бронислав Табачников, в частности, отметил: «Мы сегодня присутствуем при невероятно трогательном и благородном событии. Эта доска – словно открытка из прошлого в будущее».

Подготовили: Павел ЛЕПЕНДИН, Римма ЛЮТАЯ, Вячеслав ВОЛДОЧИНСКИЙ.

5


УХОДЯЩИЙ ВОРОНЕЖ Павел ПОПОВ

В

оронежская промышленная архитектура всегда украшала город. В старину к ней уважительно относились потому, что она соседствовала с жилыми кварталами. В советские годы подчеркивала экономическую мощь столицы Черноземья. Но всегда она оставалась архитектурой, отражающей стиль эпохи и отношение государства к человеку. Теперь для нее настали тяжелые времена.

КОРОТКИЙ ВЕК ПРОМЫШЛЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ КАК СПАСТИ НЕОБЫКНОВЕННУЮ ЧАСТЬ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО ДОСТОЯНИЯ ВОРОНЕЖА?

СЕДАЯ СТАРИНА В XVIII веке Воронеж славился как город суконных фабрик. Несколько зажиточных купцов строили в своих усадьбах и жилые дома, и фабричные здания, создавая целые улицы и переулки. С тех пор единственное здание, сохранившееся в мало-мальски цельном виде, – суконный цех купцов Гардениных, поставленный ими на спуске к Чернавскому мосту. В XIX веке его превратили в военный манеж, а сейчас здесь находится филиал краеведческого музея, известный под названием «Арсенал». Спасибо нашим предкам: они еще в 1920-е годы взяли здание под государственную охрану. Отреставрированный на рубеже 1970-х и 1980-х годов памятник не перестает украшать город.

XIX столетие сделало Воронеж городом пищевой промышленности: сначала появились скотобойни и мыловаренные заводы, потом – паровые мельницы и маслозаводы. Если скотобойни из-за их запахов старались размещать подальше от городских кварталов, то огромные четырех-шестиэтажные мельничные здания стали настоящим украшением района Лесной (теперешней Кольцовской) улицы. Мельницам присваивали номерные названия – в соответствии с наименованием коммерческих объединений: предприятия Первого, Второго, Третьего товариществ. Кварталы Лесной и прилегающих к ней улиц быстро застраива-

ПАВЕЛ ПОПОВ

Участь этого здания, по всей видимости, решена.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ЗДАНИЮ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ КАДЕТСКОГО КОРПУСА НА УЛИЦЕ ФЕОКТИСТОВА? ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ ЗАЖАТ НОВОСТРОЙКОЙ.

6

лись зданиями новой, впечатляющей промышленной архитектуры. Владельцы заводов и заводиков старались не ударить в грязь лицом и перед конкурентами, и перед горожанами. Так называемый кирпичный стиль рубежа XIX и XX веков, когда выкладывали в камне сложные узоры, стараниями местных зодчих и искусных мастеров-каменщиков быстро проник в фабрично-заводскую архитектуру Воронежа. В 1902 году купец Иосиф Берлин открыл «Ново-Берлинский дрожжево-винокуренный завод» и в 1904 году построил для него большой цех по проекту архитектора Александра Кюи. Здание доныне стоит на углу улиц Кольцовской и Карла Маркса: сейчас это – кондитерская фабрика. Еще раньше, в 1898 – 1900 годах, на Кольцовской вырос огромный Казенный винный склад (в недавнем прошлом – ликеро-водочный завод). Привычно скупое государство на сей раз не пожалело денег из казны, чтобы главный фасад получился внушительным и живописным. Городской архитектор Александр Баранов наделил здание выразительными окнами разного размера и не побоялся применить приемы нарождавшегося модерна.

СИМВОЛЫ ПРОГРЕССА Технический прогресс ХХ века быстро проявился не только в новых мощных заводах, но и в их архитектуре. Еще в XIX столетии зародился механический завод товарищества «В.Г. Столь и Ко», а ближе к революции та же фирма строила обширные корпуса на Большой Садовой улице (теперь ул. К. Маркса). С началом Первой мировой войны потребовалось расширить производство для нужд армии. На Садовой возводят большое заводоуправление. На Второй Лесной (теперь улица Революции 1905 года) в 1915 году появился отдельный трубочный завод фирмы В.Г. Столля – для обслуживания армейской артиллерии. И в войну не забывали о красоте: техник-архитектор Пантелеймон Медведев даже лепной герб предусмотрел на фронтоне громадного здания, в котором сочетались административные помещения и промышленные цехи (в советскую эпоху здесь устроили жиркомбинат). В начале прошлого века в городское самоуправление пришла интеллигенция, решившая во что бы то ни стало – ценой огромных затрат и непомерных городских займов – запустить в городе трамвай!

Руины трамвайного депо на улице Революции 1905 года. Фото 2012 года. Исчезло произведение знаменитого архитектора, выполненное в стиле модерн.

№ 160 // Воронежскiй Телеграфъ


УХОДЯЩИЙ ВОРОНЕЖ К 1980-м годам Воронеж славился в стране и мире как мощный индустриальный центр, и эту мощь, разумеется, подчеркивали монументальные заводские управления. Взять хотя бы контору механического завода, перед которой стоит скульптура Ленина, увенчанную солидной башней проходную Коминтерновского завода…

НА ГРАНИ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Нет, электрические вагончики поехали только после революции, в 1926 году, но еще в 1914-м и 1915м город возвел по проекту знаменитого Михаила Замятина целый комплекс модерновых трамвайных зданий: большое депо, контору вблизи трубочного завода и электростанцию на берегу реки. Самым же значительным стал промышленный ансамбль компании «Рихард Поле». В 1915 – 1917 годах для эвакуированного из Риги машиностроительного завода выстроили многочисленные цехи в начале Задонского шоссе (ныне начало Московского проспекта). Двухъярусная литейная мастерская, да и другие здания поражали воронежцев своими размерами и новейшими железобетонными конструкциями… В эпоху советской индустриализации, превращая Воронеж в крупный промышленный центр, стали мыслить иными категориями. Новыми корпусами оброс бывший завод Столля, получивший имя Ленина. Завод «Рихард Поле», нареченный новым именем – Коминтерна, превратился в большой городок со многими улицами. Но более всего преобразился левый берег: строительство заводов синтетического каучука и авиационного вылилось в создание ансамблей городских кварталов с цехами, жилыми домами для рабочих, предприятиями бытового обслуживания, садами и парками. Возрождая разрушенный в войну город, архитекторы денно и нощно заботились о его промышленном облике. Крупнейшие здания восстанавливали в благородном классическом стиле. Примерами тому могут служить управление завода имени Ленина или замечательное здание с колоннами на улице Кирова, назначенное для электротехнического предприятия (в будущем – НПО «Энергия»). Воронежскiй Телеграфъ // № 160

Вот что осталось от здания, построенного по проекту Пантелеймона Медведева.

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

Здесь работал великий писатель Андрей Платонов.

Кто бы мог подумать в советское время, что когда-нибудь не станет не только старых зданий завода имени Ленина или жиркомбината, но и самих этих предприятий? Служба охраны памятников архитектуры к таким катаклизмам была совершенно не готова. Промышленные раритеты стали исчезать еще в середине ХХ века. В 1970-х, когда строили гостини-

цу «Россия», снесли мельничный корпус «Первого товарищества» на Кольцовской: взрыв прогремел ночью, испугав жильцов окрестных домов. Более тихо и незаметно исчезло в глубине квартала старое здание мельничного комбината – бывшая мельница Второго товарищества. Только в 1980-е годы, когда в обществе возрос интерес к старине, а охрана памятников в стране и в городе поднялась на новую ступень, всерьез задумались о том, что старые промышленные здания – не просто памятники архитектуры, создающие облик города. Это памятники нашей истории, нашей жизни, нашей бытовой культуры. Памятники достижений цивилизации. Но и тогда под государственную охрану удалось поставить в основном заводы, связанные с революционными событиями. Так, посчастливилось стать официальными памятниками корпусам заводов имени Ленина, Калинина, Дзержинского. К заводу имени Коминтерна краеведам подобраться не удалось. Зато вовремя внесли в списки «нереволюционные» кондитерскую фабрику и ликеро-водочный завод. В 1990-е годы, когда я участвовал в составлении списков вновь выявленных памятников (и они были приняты под охрану), особо интересовался: как быть с «неохраняемыми» заводами и мельницами? Например, с трубочным заводом – ведь это, как ни удивительно, еще и памятник литературной истории: здесь в 1916 году работали Самуил Маршак и Андрей Платонов. Или с хлебозаводом на Красноармейской – бывшей мельницей «Третьего товарищества», самой крупной в городе исторической «житницей»? Или с трампар-

В ПРОШЛОМ ГОДУ СЛОМАЛИ, А В НЫНЕШНЕМ ДОЛОМАЛИ ТРУБОЧНЫЙ ЗАВОД, ОН ЖЕ – ЖИРКОМБИНАТ «ФИНИСТ», НЕВЗИРАЯ НА МЕМОРИАЛЬНУЮ ДОСКУ, ПОСВЯЩЕННУЮ ПЛАТОНОВУ, И НА ШИРОКО РАЗРЕКЛАМИРОВАННЫЙ ЮБИЛЕЙ МАРШАКА. Бывший Казенный винный склад перестал быть промышленным зданием.

7


УХОДЯЩИЙ ВОРОНЕЖ ФАСАД «АРСЕНАЛА» – БЫВШЕЙ СУКОННОЙ ФАБРИКИ – УХОЖЕН, НО ПРИНИЖЕН ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫМ БЕСПРЕДЕЛОМ.

«Арсенал». XVIII век.

Кондитерская фабрика. Начало XX века.

ПАВЕЛ ПОПОВ

ком – главнейшим символом начала всего технического прогресса в городе? Но в дирекции по охране памятников решили больше не ставить на учет ни одно подобное сооружение. Ибо там в предыдущие годы уже столкнулись с огромными сложностями: промышленные корпуса то и дело реконструировались в связи с производственной необходимостью и работники культуры просто не могли туда попасть. Даже представить было трудно, что довольно скоро «Финист» перенесут за пределы города или что уберут трамвайные рельсы во всем городе. И вот в прошлом году настал час расплаты. Лишь руины остались от просторного длинного трамвайного депо, с таким надрывом созданного всем городом в начале ХХ века. Начали и в нынешнем году окончательно доломали заводоуправление «Финиста», невзирая на мемориальную доску, посвященную Платонову и на широко разрекламированный юбилей Маршака. Вот он, реальный показатель отношения к нашим культурным традициям! К стыду города, лишь отдельные представители общественности пытались защитить эти два памятника. Но им отвечали: «Не положено, под госохраной не состоит». А причисление чего бы то ни было к числу памятников уже обставлено множеством препятствий. Охрана не выгодна ни частным владельцам, ни государству. Пусть, однако, не тешат себя все причастные к гибели зданий тем, что они сделали будто бы правое дело. Трампарк и трубочный завод были настоящими памятниками архитектуры – пусть «не охраняемыми», но занесенными в министерское издание «Историко-культурное наследие Воронежа». Да и просто здравый смысл разве не должен был возобладать у градостроителей? Впрочем, такие поня-

СТАРАТЕЛЬНО РЕМОНТИРУЕТ СВОИ КОРПУСА (ХОТЯ И БЕЗ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ К ИХ АРХИТЕКТУРНЫМ ДОСТОИНСТВАМ) КОНДИТЕРСКАЯ ФАБРИКА.

Хлебозавод – бывшая паровая мельница Третьего товарищества.

8

тия, как «совесть» или «почитание исторических традиций», у нас уже давно стали пустым звуком. А ведь есть и удачные примеры заботы о промышленной архитектуре. Частные владельцы «вылизали» фасады бывшего НПО «Энергия» на улице Кирова, прежнего завода Гаусмана на улице Ленина, эксзаводоуправления на Карла Маркса. Значит, не все еще потеряно в душах людей и в облике Воронежа… Старательно ремонтирует свои корпуса (хотя и без особого внимания к их архитектурным достоинствам) кондитерская фабрика. Каким-то островком, со всех сторон затопляемым строительством небоскребов, выглядит самый старый корпус завода Столля – он держится благодаря тому, что его занимает телестудия «ТНТ-Губерния». Увы, жуткое зрелище являют собой руины некогда знаменитого завода имени Коминтерна. В любой момент «по закону» имеют право «разделаться» с фасадом хлебозавода. Город гадает, что делать с пустым огромным памятником на Кольцовской, зданием ликеро-водочного завода? Не имеют статуса памятников бывший кабельный завод («Воронежсельмаш»), несколько мелких старинных и крупных советских предприятий. Мы сносим уникальные здания и застраиваем заводские территории в центре города жилыми домами, не желая думать о парках, галереях, культурных центрах по типу московских «Арт-Стрелки» и «Винзавода», музеях, этнографических районах. А главное – мы теряем архитектурные свидетельства эпохи, приметы времени, неповторимый колорит, присущий нашему городу. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ЗНАЙ НАШИХ

БУДЕННЫЙ НА КОНЕ ВЫПУСКНИК МГИМО СТАЛ ПИСАТЕЛЕМ-ЮМОРИСТОМ

итературная газета» среди трех лауреатов премии «Золотой теленок» минувшего года назвала нашего земляка. «С кружкой сын к отцу пришел», «С крошкой сын к отцу пришел». С таких переделок стихотворения Маяковского начал свой путь в профессиональную юмористику Виталий Буденный. Эти «крошки» он принес Ивану Анчукову, который редактировал тогда «Газету с улицы Лизюкова». Главный редактор сразу сказал начинающему автору, что стихов своих он в газете не увидит, но пригласил на «пятничные посиделки», где собирались воронежские юмористы и придумывали всякие смешные вещи. Например, рекламный слоган «Обои из Германии» проиллюстрировали портретами Маркса и Энгельса. После нескольких посиделок Буденный понял, что именно надо писать, а Анчуков начал публиковать

его юморески. За «Газетой с улицы Лизюкова» последовали публикации в питерском журнале «Колесо смеха», потом в «Литературке», которую он любил с детства. – О премии узнал неожиданно, – рассказывает Буденный, – купили с сыном газету, он стал читать и говорит: «Пап, тебе тут премию дали». Так что в тот момент я убил двух зайцев: и премия, и сын стал уважать больше. О размере премии Виталий ничего не знает. Лауреаты 2011 года получили ее только в конце марта 2013-го. «Дают человеку осознать, – считает Буденный, – пожить с мыслью о премии». Внелитературный путь Виталия Буденного таков: Московский государственный институт международных отношений, работа в Воронежской торгово-промышленной палате, руководство совместным предприятием. Полностью переквалифицировался в юмористы, когда понял, что торговля и промышленность – не его дела и совмещать их с творчеством невозможно.

ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО

Наручники – капризные дети.

Нитраты – режим экономии.

Самомнение – автобиография.

Репка – девушка, которая все время тащится, а вытащиться не может.

Застенчивый человек – сосед.

Ударная установка – разговор тренера с боксером.

Зубоскал – человек с крепкими зубами.

Заморская штучка – 1000 долларов.

Прерогатива – командировка.

Вячеслав ВОЛДОЧИНСКИЙ

«Л

Китайская ваза – «Жигули», произведенные в Китае.

НОВОСТИ Загадки экономики А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало. Борьба за газовую трубу продолжается. Призыв к образованию «Кому тут у вас тяжело в ученье?» – выясняли представители военкомата в университете.

Затяжка – разговор двух женщин по телефону. Развал-схождение – вторая семья. Золотая жила – спортсмен, занявший первое место нечестным путем. Пиротехника – организация корпоративных вечеринок, дней рождения, юбилеев.

Потребительский кредит Карлсон улетел, но обещал вернуть. Занимательная этимология В связи с изменением количественного и качественного состава населения слово «столица» давно уже потеряло первоначальный смысл и должно быть заменено словом «миллионрожа».

Матросская тишина – штиль.

Международная панорама В египетских пирамидах найдена мумия козла. Ученые гадают: был ли козел фараоном, или фараон – козлом?

Недоносок – утренняя спешка.

Воронежскiй Телеграфъ // № 160

ИВАН АНЧУКОВ

Пилигрим – актеры, когда не было денег на водку.

Виталий БУДЕННЫЙ

Каракули – звери, из которых делают шубы.

ПОСЛЕ НЕСКОЛЬКИХ ПОСИДЕЛОК БУДЕННЫЙ ПОНЯЛ, ЧТО ИМЕННО НАДО ПИСАТЬ, А АНЧУКОВ НАЧАЛ ПУБЛИКОВАТЬ ЕГО ЮМОРЕСКИ.

9


400-ЛЕТИЕ ДОМА РОМАНОВЫХ Николай КОМОЛОВ

В

год празднования 400-летия российского императорского дома многие регионы, обращаясь к своему прошлому, пытаются найти в нем следы пребывания Романовых. Воронежу в этом отношении повезло. В конце XVII века наш город выбрали в качестве «колыбели» военно-морского флота, и Петр I много времени проводил в Воронеже. Не раз приезжали к нам и его домочадцы.

«ИМИДЖМЕЙКЕР» И РОДНЯ Иноземцы, приглашенные Петром, увозили с собой в Западную Европу воспоминания о Воронеже. Тем самым имя никому не известного ранее городка на юге Московии зазвучало в простых европейских домах (что уж говорить о королевских дворах). «Voronez», «Veronis», «Voronitsche», «Voronets» – это название в разных вариациях не раз фигурировало в донесениях

«VORONEZ», «VERONIS», «VORONITSCHE», «VORONETS» – ЭТО НАЗВАНИЕ В РАЗНЫХ ВАРИАЦИЯХ НЕ РАЗ ФИГУРИРОВАЛО В ДОНЕСЕНИЯХ АНГЛИЙСКИХ, ДАТСКИХ, ПРУССКИХ И ДРУГИХ ПОСЛАННИКОВ К СВОИМ МОНАРХАМ.

английских, датских, прусских и других посланников к своим монархам. И виновником такой широкой известности слова «Воронеж» стал, конечно, удачный «имиджмейкер» Петр I, который, рекламируя свои успехи на поприще кораблестроения (самый показательный пример – спуск «Гото Предестинации»), презентовал тем самым своему окружению и иностранным гостям наш город. В качестве «туристов» по его приглашению приезжали в Воронеж и члены семьи Романовых. Представители правящей династии впервые могли оценить невиданное доселе зрелище – флотилию военно-морских судов. Самое 10

ВЕДРО СМЕТАНЫ ДЛЯ ЦАРЯ ПЕТР ВЕЛИКИЙ И ЕГО СЕМЬЯ В ВОРОНЕЖЕ: НОВЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ НАХОДКИ раннее упоминание о визите петровской родни мы встречаем в «Записках» Ивана Желябужского за 1699 год: «А бояре, по указу, были с женами для того, что в то время были на Воронеже царевны». Несомненно, в число царевен можно включить Наталью Алексеевну (1673 – 1716) – любимую сестру Петра. Она поддерживала его начинания и воспитывала после отправки в монастырь Евдокии Лопухиной первенца семьи – Алексея. Для похода царевны и царевича в 1700 году были сделаны сани и пять типовых колясок. Изучение архивных документов позволило выявить еще один их визит, весной 1701 года. Вместе с Натальей и Алексеем в Воронеж к уже находившемуся там Петру I приехала вдова царя Ивана V (1666 – 1696) великая княгиня Прасковья Федоровна (1664 – 1723), в девичестве Салтыкова. Браком с Иоанном Алексеевичем они сочетались в 1684 году. За 12 лет семейного союза у четы родились пять девочек, что добавило раскидистости генеалогическому древу Романовых. Можно предположить, что мать в воронежской поездке сопровождали девятилетняя Екатерина, восьмилетняя Анна (будущая императрица) и семилетняя Прасковья. Подтверждает это документ, фиксирующий приход и расход казны с января по май 1701 года, где читаем важную для нас запись: «Послано в поход на Воронеж за царем и за царицами и за царевичем и за царевнами на покупку для них живности и всяких запасов 550 руб.». Вероятно, царевнами названы малолетние дочери Прасковьи. Семью сопровождали аптекарь Данила Гурцын, кравчие Василий Федорович Салтыков (брат экс-царицы) и Кирилл Алексеевич Нарышкин, комнатные стольники Иван Иванович и Алексей Иванович Нарышкины, четыре иноземки. Среди фрейлин следует выделить многолетнюю петровскую фаворитку Анну Монцову (Монс). Начальник Разряда Стрешнев получил приказ организовать совместное шествие всех царственных особ от Воронежа до Москвы, включая и Петра. Однако монарх уехал позже.

ЧТО ЕЛ ГОСУДАРЬ Продовольственное обеспечение «пришествий» Петра I и его свиты в Воронеж было одной из обязанностей населения в городах, приписанных к Адмиралтейскому приказу. В 1701 году его гла��е Федору Апраксину было предписано «про его, великого государя, обиход» собрать с городских и уездных людей разные столовые запасы. Выслать крупный рогатый скот и мелкую живность «самую добрую, рослую и здоровую, а яйца свежие, а не осенние» следовало

за неделю до Пасхи, приходящейся в том году на 20 апреля. Голод царя и его окружения должны были утолить 91 бык, 182 барана, по столько же молодых барашков, гусей и уток, 364 курицы, 18 тыс. 385 яиц. Снедь собиралась из следующего расчета: со 100 дворов – пол-быка, баран, одна утка, две курицы и так далее. Наиболее серьезное продовольственное бремя возлагалось на жителей Воронежа и уезда (17 быков, 34 барана). О том, насколько четко в недельный срок справились с этой задачей местные воеводы, свидетельству-

ГОЛОД ЦАРЯ И ЕГО ОКРУЖЕНИЯ ДОЛЖНЫ БЫЛИ УТОЛИТЬ 91 БЫК, 182 БАРАНА, ПО СТОЛЬКО ЖЕ МОЛОДЫХ БАРАШКОВ, ГУСЕЙ И УТОК, 364 КУРИЦЫ, 18 ТЫС. 385 ЯИЦ.

Натье Жан Марк. «Портрет Петра I в рыцарских доспехах».

№ 160 // Воронежскiй Телеграфъ


400-ЛЕТИЕ ДОМА РОМАНОВЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПРАВЯЩЕЙ ДИНАСТИИ ВПЕРВЫЕ МОГЛИ ОЦЕНИТЬ НЕВИДАННОЕ ДОСЕЛЕ ЗРЕЛИЩЕ – ФЛОТИЛИЮ ВОЕННОМОРСКИХ СУДОВ.

Вид воронежского военного судостроительного комплекса летом 1703 года. Реконструкция Виктора Митина. 1997 год.

ет их переписка с Адмиралтейством, сохранившаяся в архиве. Она лишний раз подтверждает неискоренимость традиций, когда в ситуации с достойной встречей первых лиц бюрократизм и волокита уступали место оперативности и эффективности. Всем пришлось сильно поднатужиться, дабы царь с соратниками смогли хорошо разговеться в Светлую седмицу. И это им, по всей видимости, удалось. Крякающие и кудахтающие «столовые припасы» были съедены очень быстро. Мясной рацион высоких особ должен был обязательно дополняться донской рыбой, а также щами. Для их «строения» требовались котлы, бочки, чаны, работные люди, дрова и 250 пучков мяты. Ассортимент продовольствия, заготовленного на обратную дорогу, помимо традиционной живности блистал разнообразием молочных продуктов. Утолить походный аппетит первых лиц на каждой из остановок были призваны пуд говяжьего сала, четыре пуда коровьего масла, по ведру сметаны и творога, по полведра сливок и молока. В добавку к этому на некоторые станции было поставлено по четыре бочки пива и по пять пудов меда. Воронежскiй Телеграфъ // № 160

НЕПОСЕДА Без поездок царь не мыслил свою жизнь. Непоседливый и любознательный Петр за 60 – 80 дней своей жизни в Воронеже не мог усидеть на месте. Кипучая натура беспокойного царя требовала разъездов, смены впечатлений. Прежде всего он посещал окрестности. Так, в феврале 1703 года в сопровождении всей компании он выехал на устье реки Воронеж для осмотра кораблей. Двигались путники в основном верхом, но некоторые в колясках. По пути государь немного свернул в сторону, чтобы осмотреть мельницу украинского типа, а потом сел в коляску и торопил остальных. Поездка была предпринята для демонстрации иностранным гостям «Гото Предестинации», блиставшей «пред всеми остальными всевозможными украшениями», и еще одного корабля – вероятно, «Черепахи» мастера Ная, а также шлюза. Многие участники ночевали на кораблях, так как места в доме графа Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина, где состоялась вечерняя пирушка, всем не хватило. У своего соратника, бывшего начальником Монастырского приказа, Петр ночевал и в 1705 году. Вероятнее всего, в районе речного устья у Мусина-Пушки-

на находилось поместье, а значит, и господский дом. Государь посетил и другие точки на карте края, они были обозначены во время совершенных им трех походов на Азовское море по Дону. Мощное половодье 1696 года благоприятствовало быстрому движению. 3 мая авангард «морского каравана» из восьми галер с участием царя благополучно тронулся в путь, миновал село Шилово и ночью из-за сильного ветра встал на якорь. Следующие четыре дня корабли плыли в пределах воронежского края, оставив позади села Гремячье, Рудкино, города Костенск, Урыв, Коротояк, а также Борщев, Дивногорский и Шатрищенский монастыри, устья рек и речек, впадающих в Дон: Тихой Сосны, Икорца, Колыбелки, Битюга, Осереди, Калитвы, Мамона, Толучеевки, Богучара. Петр I плыл на «Принципиуме» очень резво, обогнав и генералиссимуса Шеина, и адмирала Лефорта. В Костенске и Коротояке были сделаны остановки. Царь, несомненно, сходил с галеры на берег. Воронежская земля щедро удивляла великого преобразователя своими диковинками и красотами, такими как кости мамонтов или меловые Дивы. Петр вдыхал ароматный запах донских трав, мог любоваться холодными водами реки, взирать на пейзажи (их за 300 лет до него осматривал митрополит Пимен, плывший в Константинополь). К следующему весеннему походу Петр I еще осенью 1698 года поручил Корнелиусу Крюйсу вооружить и приготовить кумпанские суда. Перед отплытием в Керченский поход 1699 года государь составил инструкцию для офицеров флота, частью которой были «Сигналы во время плавания по Дону». Во время посещения кораблей он увидел, что его соратники, назначенные капитанами, по домашнему обычаю наполнили каюты различными иконами. По словам инженера и писателя Джона Перри, Петр сказал, что креститься можно и перед одним образом, и приказал все прочие убрать. С тех пор это стало основным флотским правилом как в Воронеже, так и в Петербурге. Маршрут движения флотилии в 1699 году был таким же, как и в 1696-м, разве что в Костенске корабли стояли двое суток и одна ночевка была в Коротояке. Третье плавание к Азову началось из Таврова в апреле 1709 года. Петр отплыл на двухмачтовой бригантине «Зейкат» («Кот под парусом») с четырьмя военными кораблями и шестью бригантинами. Во время своих путешествий к Азову Петр I всякий раз проезжал место впадения реки Осереди в Дон. Но только весной 1709 года

он принял окончательное решение перевести сюда кораблестроение. К этому времени Воронеж с его рекой, ставшей непроходимой для крупных кораблей, пригодной лишь в период сильного половодья, окончательно перестал его устраивать. Так было положено начало городу Павловску (переименован из Осереда в 1715 году), через который государь возвращался в Москву зимой 1722 года. Это путешествие стало последним визитом великого Петра в наш край. На протяжении следующих 94 лет никто из представителей Дома Романовых на воронежскую землю не ступал…

Иван Никитин. «Портрет царевны Натальи Алексеевны». Не позднее 1716 года.

И.-Г. Таннауэр. «Портрет царевича Алексея Петровича». Первая половина 1710-х годов. Иван Никитин. «Портрет Прасковьи Федоровны в пожилом возрасте, одетой по новой европейской моде».

В КАЧЕСТВЕ «ТУРИСТОВ» ПО ЕГО ПРИГЛАШЕНИЮ ПРИЕЗЖАЛИ В ВОРОНЕЖ И ЧЛЕНЫ СЕМЬИ РОМАНОВЫХ.

11


ГОРОДСКОЙ КОНТЕКСТ

СТЕНЫ РАССКАЖУТ ПРАВДУ ЛЮБОЕ ЗАИМСТВОВАННОЕ ЯВЛЕНИЕ ПРИОБРЕТАЕТ В РОССИИ СВОИ ОСОБЕННЫЕ ЧЕРТЫ, ПОРОЙ ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ ОРИГИНАЛУ Александр БУНЕЕВ

Г

раффити, если говорить о его современном существовании, зародилось в Штатах в бедных криминальных районах и только потом вышло на вокзалы и в метрополитен. Управление транспорта Нью-Йорка с граффитчиками боролось и в конце концов победило. Граффити всегда процветало в локальных районах, где располагались студии звукозаписи, мастерские альтернативных художников, богемные кварталы, штаб-квартиры анархистов и прочих бунтарей. Граффити в Европе сопутствовало политическому бунту, будь то Северная Ирландия или Париж 1968 года. Граффити использовалось в качестве рекламы, в том числе крупнейшими мировыми корпорациями. В России же, в частности в Воронеже, граффити (имеются в виду и рисунки, и надписи) расползается по всему городу, поскольку нет у нас внятного городского устройства. Нет торгового района, нет делового, нет богем-

ного, нет ярко выраженного «гарлема». Социальная диффузия, или лучше сказать, социальный хаос, – это смысл нашего существования. Поэтому и настенная живопись распределена равномерно и показательно… Буквально в день сдачи жилого дома с очень недешевыми квартирами, практически в центре города, на стене у подъезда, на самом видном месте, появилось слово из трех букв. Три года хожу мимо этого дома. Надпись не исчезает. Говорят, что ее по вечерам стирают, но наутро она появляется вновь. Женщины в норковых полушубках выходят из своих элитных квартир, садятся в достаточно дорогие машины, везут детей в детские сады. Их надпись не смущает. Это социально-культурный ярлык, и никуда от него не деться.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА Ровная поверхность, будь то стена, асфальт, забор или что-то еще, всегда привлекала человека, умеющего держать в руках мел, кисть, зубило или остро отточенный камень. Пещерная живопись, роспи-

ГРАФФИТИ ИСПОЛЬЗОВАЛОСЬ В КАЧЕСТВЕ РЕКЛАМЫ, В ТОМ ЧИСЛЕ КРУПНЕЙШИМИ МИРОВЫМИ КОРПОРАЦИЯМИ. си в храмах Аджанты, карикатуры в древних Помпеях, процарапанные рисунки на стене новгородского храма XII века – это все граффити. Однако как вид альтернативного искусства граффити зародилось в 60-е годы прошлого века в США. Это был конфликт, бунт, желание свободы самовыражения. Все пошло с тегов – личных подписей, троу-апа – быстрого рисования и постепенно перешло к идеологическому постулированию. Париж 1968 года пестрел надписями на стенах: «Ск��ка контрреволюционна», «Читайте меньше – живите дольше» и так далее. Собственно, трафаретные надписи на воронежских стенах и заборах имеют ту же природу: «Хватит бухать!», «СМИ лгут – стены расскажут правду», «Посмотри на себя» (уже не «Look At Yourself»).

Конечно, глубинная причина возникновения надписей и рисунков одна. Ее четко выразила Сандра «Lady Pink» Барбара, известный райтер: мы защищаем свою территорию. В нашем случае я бы сказал – метим. Возвращаясь к истории, заметим, что настенное искусство было альтернативно официальной культуре, общественным устоям, политическому курсу. Не зря первые райтеры в СССР, такие как Крис (Латвия) и Баскет (Москва), появились в 1980-х. Они почувствовали грядущие глобальные перемены и в какой-то мере сами явились выразителями будущих российских катаклизмов. Что касается нашего города, то первое граффити лично я увидел в начале 1970-х, еще мальчишкой. К тому времени Чугуновское клад-

РОВНАЯ ПОВЕРХНОСТЬ, БУДЬ ТО СТЕНА, АСФАЛЬТ, ЗАБОР ИЛИ ЧТО-ТО ЕЩЕ, ВСЕГДА ПРИВЛЕКАЛА ЧЕЛОВЕКА, УМЕЮЩЕГО ДЕРЖАТЬ В РУКАХ МЕЛ, КИСТЬ, ЗУБИЛО ИЛИ ОСТРО ОТТОЧЕННЫЙ КАМЕНЬ. 12

№ 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ГОРОДСКОЙ КОНТЕКСТ

ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ Конечно, граффити привлекает формой. Человек всегда испытает легкий шок, когда увидит талантливо сделанную надпись и рисунок там, где его, по логике вещей, не должно быть. Допустим, на заборе в промышленном районе города. Wildstyle – форма, в которой используется сплетение букв, острых углов, резких линий. Если это выполнено в колоритной цветовой гамме, крупно, удачно расположено, то выглядит просто красиво. Такие надписи в Воронеже, к счастью, есть. Они, без преувеличения, украшение города. Это альтернатива тому убогому, примитивному, безвкусному оформлению фасадов домов, к которому прибегают владельцы магазинов, салонов, офисов и прочих размещенных на первых этажах помещений. Здесь, за редким исключением, отсутствуют вкус и талант. Городскими властями этот вопрос пущен на самотек. В результате фасады архитектурных памятников изуродованы, а в спальных районах оформление объектов сферы обслуживания напоминает эстетику сельпо в советском колхозе середины 80-х годов прошлого века. Воронеж, как, наверное, любой другой крупный город России, имеет одну примечательную особенность. Строительные компании, приобретая городские земли, окружают их бетонным забором. Строительство может быть заморожено на годы, и забор становится частью города. Целое поколение может вырасти, пока объект будет введен в строй. Такое наглое отношение к городской среде не может остаться без внимания уличных художников. Они используют забор как холст, эстетически обустраивая городское пространство по своему вкусу. Даже простая надпись Воронежскiй Телеграфъ // № 160

ЧЕЛОВЕК ВСЕГДА ИСПЫТАЕТ ЛЕГКИЙ ШОК, КОГДА УВИДИТ ТАЛАНТЛИВО СДЕЛАННУЮ НАДПИСЬ И РИСУНОК ТАМ, ГДЕ ЕГО, ПО ЛОГИКЕ ВЕЩЕЙ, НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ.

на скучном заборе уже оживляет его, задерживает взгляд, уводит от прямолинейности. Заборов и стен в Воронеже много. Что именно появляется на них? Насколько сильны социальные, политические и мировоззренческие аспекты? Да не так уж и сильны. Апатия в обществе не могла не коснуться райтеров. Так что надписи политической направленности появляются на стенах только во время выборов, да и то все реже. И это либо просто мнение о той или иной партии или кандидате, либо проплаченная политтехнологами акция. Красота, мечта и тайна – вот они, сегодняшние причины возникновения талантливых рисунков. Молчаливый, неосознанный и пока корректный спор с общественным устройством. Причины, по которым среди зимы на захлам-

ленной городской территории, среди мусора и разбитых дорог на заборе расцветает прекрасная свежая роза.

РОМАНТИКА ТАЙНЫ – Когда я ночью, при свете уличного фонаря и карманного фонарика, под дождем или ветром рисую на стене мой мир, я испытываю ни с чем не сравнимое чувство. Это свобода, которую не даст никакой Интернет, – говорит молодой воронежский райтер. Современный, образованный, стильно одетый, но с какой-то городской чертовщинкой, которую можно заметить только у тех, кто понимает характер города и его особенности, незаметные для других. Он из тех, кто равнодушно пройдет мимо фасада Дома офи-

НА УЛИЦЕ КУКОЛКИНА, В АРКЕ, НАРИСОВАН НА СТЕНЕ МАЛЬЧИК СО ВЗРОСЛЫМ ЛИЦОМ. ЕГО МОЖНО УВИДЕТЬ, ЛИШЬ ЗАЙДЯ В ЭТУ АРКУ.

АЛЕКСАНДР ШУВАЕВ

бище сровняли с землей, построили бассейн «Спартак», но кое-что еще оставалось. Примерно там, где сейчас находится угол ДС «Юбилейный» (слева от центрального входа, если стоять к нему лицом), располагалось трехметровое сооружение над склепом. Внутри на стенах сохранились остатки росписей, а по ним черной краской весьма умело были нарисованы шаржированные изображения людей – судя по бородам и головным уборам, священников. Один из них был полный, добродушный и веселый, другой – худой и печальный. Трудно сказать, какая мотивация была у художника, но в то время такие рисунки ни напечатать, ни выставить было невозможно нигде.

церов на проспекте, но кого как магнитом притянет его обратная фантастическая сторона. (Кстати, не поленитесь, посмотрите – если поймете этот посыл, сможете заглянуть в будущее.) Мы говорим о романтике, когда видим надписи «Прости меня», «С днем рождения!» и «Я тебя люблю» на стене или на асфальте, а не в социальных сетях или на почтовой открытке. И слова о Викторе Цое на штукатурке и кирпичной кладке трогают больше, чем любая газетная статья. Дети и художники используют стены, потому что уверены в себе. Они не оставляют подписей, поскольку не считают это важным. От предельной ясности до тайнописи – вот диапазон граффити. На улице Куколкина, в арке, нарисован на стене мальчик со взрослым лицом. Его можно увидеть, лишь зайдя в эту арку. Он спрятался в самом темном углу. Не передашь такого на холсте, на бумаге, на мониторе компьютера. Поймешь только там, в заплеванном прямоугольном пространстве, где зимой властвует пронизывающий ветер, а летом резко пахнет аммиаком. Этот малыш – житель нашего города. Где живет автор темных мрачных фигур на улице Пушкинской? В каком мире, среди каких людей? Несомненно, в любой талантливой настенной композиции зашифровано что-то важное. Это может быть код города или код поколения. Вполне вероятно, что когда-нибудь граффити останется единственной возможностью свободного выражения своего мнения. Или способом переписки, тайных признаний, общественных вызовов. Правда, в это с трудом верится, но если вдруг очередное молодое поколение по каким-то причинам перестанут устраивать телевидение, газеты, Интернет, то для него в России всегда будут существовать стены. 13


В ОБЪЕКТИВЕ ИСТОРИИ

ГЛАВНЫЙ ХОЛМ ВОРОНЕЖА СВЯТОЙ ХОЛМ НЕСКОЛЬКО СТОЛЕТИЙ СОХРАНЯЛ СВОЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ВИД, ПОКА ЕГО НЕ ИЗУРОДОВАЛИ В XXI ВЕКЕ Павел ПОПОВ

К

ПАВЕЛ ПОПОВ

ак жаль, что воронежцы лишь изредка вспоминают о том, что наш город зарождался на улочках, круто сбегающих вниз от Университетской площади. Уйдите от суеты в этот почти былинный, средневековый мир, почувствуйте, как в нем каждый холм и каждый камень дышат историей и как испортил его современный строительный беспредел.

XVI – XIX ВЕКА Более 425 лет назад, в конце 1585 – начале 1586 года, здесь был основан Воронеж. Скорее всего, в день Благовещения – 7 апреля, или 25 марта по старому стилю, был освящен первый городской собор, сложенный из дерева, ибо его посвятили Благовещению Пресвятой Богородицы. В конце XVI и в XVII веке из приречного района открывался невероятно живописный вид: над кручами стояли рубленые крепостные стены и высокие башни с шатровыми крышами, внутри крепости доминировал Благовещенский собор, его окружали несколько приходских деревянных церквей, в то время тоже деревянных. В 1682 году, с учреждением епархии, собор стал кафедральным, на главном холме устроили резиденцию первого воронежского епископа Митрофана. В XVIII и XIX столетиях архитектурный ансамбль обрел новый вид. В годы Петровского кораблестрое14

ния, развернувшегося в нижней части города, старая крепость стала ненужной – ее разобрали. Однако исконный духовный центр оставили на прежнем почетном месте – при соборе. Застраивалось архиерейское подворье. По проекту знаменитого Джакомо Кваренги выросла колокольня – самое высокое сооружение города. В 1832 году открылись обретенные мощи святителя Митрофана. В 1836 году здесь же образовали Митрофановский монастырь, который благодаря мощам превратился в важнейший духовный и общественный центр. Все люди, посещавшие Воронеж, вплоть до российских императоров, первым делом шли на поклон к мощам Митрофана. Все самые значительные события в жизни Воронежа и губернии – и трагические, и радостные – сопровождались богослужениями в монастыре… Собор не раз перестраивали (с конца XVII века он стал кирпич-

ным). В 1750 – 1770-е годы взамен соседних деревянных церквей выстроили в камне Спасскую (слева) и Ильинскую (справа) церкви. В 1870-е годы благоустроили старейший Ильинский спуск (теперь улица Севастьяновский съезд) – его вымостили камнем, обложили подпорными стенами. И главный холм – со спуском, с храмами, окруженными небольшими жилыми домиками – по-прежнему выглядел со стороны слободы Чижовки величественным и в то же время трогательным и спокойным уголком города. Таким он и остался на памятной открытке начала XX века.

XX И XXI ВЕКА Самый святой холм благополучно дожил до Великой Отечественной войны, несмотря даже на то, что в 1929 году был закрыт монастырь. Война нанесла монастырским сооружениям сокрушительный удар: погибли собор и колокольня. Коробки нескольких других зданий простояли до 1950-х годов, в них

ХОТЯ ХОЛМ В ТЕЧЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ ВЕКОВ ЗАСТРАИВАЛСЯ БЕЗ ВСЯКОГО АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА, НО В НЕМ ЕЩЕ ОСТАЛИСЬ КУЛЬТУРНЫЕ СЛОИ XVI – XVII ВЕКОВ!

жили люди. Разные проекты рождались тогда у воронежских зодчих: поставить на горе мемориал в честь военной победы, выстроить многоярусное здание главного корпуса Воронежского университета – по типу известных московских высоток. В любом случае, послевоенные градостроители понимали, что исторический холм, как и встарь, должен главенствовать в городе. Они не стали разрушать Ильинский и Спасский храмы, и поэтому в 1990-е и 2000-е годы нам, нынешним воронежцам, удалось отреставрировать церкви. Очень жаль, что в середине 1960-х годов из-за хрущевской борьбы с архитектурными «излишествами» университет был построен в сильно усеченном варианте. Здание отгородило центр Воронежа от гор древнего кремля. Но и после этого холм с двумя церквами еще не утратил своего обаяния. Его рельеф хранил бесценную средневековую топографическую информацию. Его земля таила следы крепостных строений. Хорошо, что жилая застройка всегда была аккуратной, малоэтажной. Хотя холм в течение нескольких веков застраивался безо всякого археологического надзора, в нем еще остались культурные слои XVI – XVII веков! Такое открытие было совершено археологами в 2011 году, к 425-летию города. Но посмотрите, что сотворили несколькими годами раньше современные архитекторы (градостроителями их уже никто не назовет). Они совершенно изуродовали нашу святыню, поставив прямо позади ВГУ, возле старых храмов, несуразный многоэтажный жилой дом. И другие дома – пониже – появляются там, где их явно не должно быть в самом историческом месте города. Изысканный пейзаж испорчен. Некоторые ученые-архитекторы из ВГАСУ, радеющие за свой город, ломают головы: какова же архитектурная перспектива холма? Что делать? Ломать и новостройки, и ВГУ? В первую очередь надо законодательно объявить достопримечательными местами и главный холм, и его окрестности. До сих пор здесь нет никакой охранной зоны, и это наше историческое преступление. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ПЕРСОНА

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

«ЛЮБОВЬ – ОСНОВА ВСЕГО» – Женя, за последние несколько лет у тебя в театре появились две, на мой взгляд, очень интересные работы в спектаклях «Перед заходом солнца» и «Еще раз про любовь». Что они дали тебе в личном и творческом планах? – Эти две роли – настоящие подарки судьбы. На некоторое время я уходила из театра. А когда вернулась, у меня не было ни одного спектакля. И так случилось, что как раз в тот период появилось предложение ставить «Перед заходом солнца». Мне предлагалась непростая роль. Признаюсь, думала, что эта постановка задержится в репертуаре ненадолго. Поскольку сама пьеса Гауптмана – далеко не тюзовский материал. Но сейчас, после перерыва, он опять вернулся в афишу. Когда рядом с тобой такие артисты – особенно Александр Георгиевич Тарасенко, – уже нельзя было спасовать. Что касается нашего недавнего пластического спектакля «Еще раз про любовь» – это совершенно иной жанр. Ничего подобного до того в ТЮЗе не было. Возникал вопрос: как существовать в таком материале, как воспримет эксперимент публика? Относительно себя могу сказать, что репетиции стали для меня важной работой над собой. – Расскажи, как режиссеру Владимиру Гранову удалось из драматических актеров сделать фактически профессиональных танцовщиков. – Первой реакцией на постановку пластического спектакля Воронежскiй Телеграфъ // № 160

был всеобщий испуг. Пошли даже разговоры: «А вдруг меня возьмут?.. Наверное, придется отказываться». Ведь подобными вещами каждый из нас последний раз занимался в лучшем случае на первомвтором курсах академии искусств. Наша физическая подготовка оставляла желать лучшего. Однако как только приступили к работе, поняли замысел режиссера, увидели четкий рисунок спектакля – все вопросы ушли сами собой. Гранов удивительный человек. Он сумел все просто объяснить и показать. Создал такой коллектив в этой постановке, где один за всех и все за одного. Рядом с ним сразу исчез страх. – При работе над гауптмановской пьесой приходилось себя преодолевать? – Я не сразу сдружилась со своей Инкен. Для меня этот спектакль психологически сложен. После окончания спектакля мне нужно хотя бы час побыть одной, чтобы абстрагироваться от роли, перестроиться. Я очень рада, что постановка вновь возродилась именно сейчас. У меня за это время произошла определенная переоценка ценностей, все заново перечиталось в про-

У НАС В ГОСТЯХ АКТРИСА ТЕАТРА ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ, ЛАУРЕАТ ОБЛАСТНОЙ ТЕАТРАЛЬНОЙ ПРЕМИИ «ИТОГИ СЕЗОНА» ЕВГЕНИЯ ЖУКОВА цессе репетиций по восстановлению спектакля. Многое изменилось: мое отношение к Инкен и ко всему происходящему на сцене, к самой постановке. Произошло нечто, сделавшее для меня более понятными и доступными все перипетии и коллизии самого произведения. Сейчас я с большим интересом играю в этом спектакле. И очень люблю свою героиню. – У тебя есть что-то общее с ней? – Принципиальность. Я, конечно, не такая воздушно любящая. Но часто, оценивая жизненные ситуации, которые возникают сплошь и рядом, понимаю: во многих из них повела бы себя так же, как Инкен. Я бы не переступила через себя, сделала все возможное, дабы спасти любимого человека, стать для него опорой в жизни. – Такое понятие, как любовь (во всех проявлениях), в твоей жизни играет значительную роль? – Да. Порой мне даже стыдно признаться, что я – счастливый человек. Потому что очень люблю своего сына, семью, друзей, профессию. Люблю просыпаться каждое утро и радоваться ново-

Я люблю уединение. Просто посидеть, почитать книгу, посмотреть какой-то фильм. Порой мне нравится провести время с друзьями: покататься на велосипеде, зимой – на лыжах. Даже просто встретиться с ними, посмеяться, иногда – поплакать. Когда бываю в Москве, стараюсь сходить в театр.

му дню. Моя жизнь переполнена этим чувством. У меня слово «любовь» постоянно присутствует в повседневном бытовании. Любовь – основа всего. Считаю, что так должно быть в жизни каждого человека. – Помнишь тот момент, когда осознала: «Буду только актрисой!»? – Все произошло буквально за три месяца до выпускного вечера в школе. Именно тогда я мысленно произнесла эту фразу. Было много сомнений по поводу дальнейшего жизненного пути. Я родилась в семье, где очень любили театр, и с раннего детства меня начали туда водить. Выросла на спектаклях с участием Мануковской, Кравцовой, Кочергова, Абдулаева… Царствие им небесное! Но в семье юристов даже мысли не допускалось ни о какой другой профессии. Мне все говорили, будто я прирожденный адвокат. У меня же по этому поводу было депрессивное состояние. Я понимала: не мое. Будучи прилежной ученицей, я тем не менее постоянно прогуливала занятия на подготовительных курсах при юрфаке. Настолько неинтересно мне было. А в школе русский язык и литературу у меня преподавала замечательная учительница Наталья Георгиевна Колбасова. Она проводила с нами интересные уроки. Допустим, сочинения мы писали не на тему «Образ Наташи Ростовой», а, например, давалась для раздумий следующая фраза: «Я ощущаю себя…». И однажды в таком 15


ПЕРСОНА сочинении я поделилась своими мыслями насчет того, что ощущаю себя не на своем месте, что боюсь будущего, которое меня ожидает, и озвучила свою мечту. Эта женщина сыграла большую роль в моей жизни. Прочитав сочинение, она долго со мной разговаривала, поскольку прониклась моим стремлением. В семье тогда все было иначе. Мама вообще не воспринимала моих мыслей о театре. Однажды даже сказала: «Моя дочь актрисулька?! Никогда!». Но я все-таки настояла на том, что это моя будущая жизнь. У меня есть право попробовать реализовать свою мечту. Ведь никогда не поздно уйти и радикально поменять судьбу.

Наш мастер Ирина Борисовна Сисикина тоже сомневалась в моих способностях. Это было заметно даже по выражению ее лица при личном общении. Наиболее тяжелым моментом был экзамен на первом курсе, который длился три часа. Я появлялась на сцене лишь на полторы минуты. Тогда подумала: «Наверное, надо было послушать маму». Однако внутренний голос мне твердил: «Подожди, еще рано делать выводы». Так и случилось. Со второго курса у меня началась счастливая студенческая жизнь: интересные роли, самостоятельные работы, курсовые и дипломные спектакли. Я стала понимать, что такое театр, актерская профессия.

– Значит, пришлось преодолевать немало преград? – Конечно! Подобное приходится делать постоянно. Я не люблю никому ничего доказывать (кроме самой себя). Однако по отношению к актерской профессии, которую считала своим призванием, пришлось это делать первые два года учебы в академии. Только на втором курсе мама пришла посмотреть нашу самостоятельную работу. Расплакалась и сказала: «Дочка, ты меня многому учишь. Спасибо, что настояла и распоряжаешься своей жизнью так, как считаешь нужным».

– Академию, наверное, окончила с красным дипломом? – Да.

– Театральный олимп в лице академии искусств покорился сразу? – Поступила с первой попытки. Но поначалу не понимала, куда попала и зачем. Возникало много различных вопросов. Хотя мне было интересно во всем разобраться.

– А школу с золотой медалью? – Нет, с серебряной. Чуть-чуть недотянула. – После выпуска из академии находилась на перепутье: какой театр выбрать? – Это грустный момент в моей жизни. Была уверена, что куда-нибудь обязательно попаду. Мне хотелось оказаться в нашей Драме. Еще ездила с однокурсниками в Самару. Худрук местного театра нас приветливо принял, долго разговаривал, но потом сказал: «Ребята, мне хочется вам помочь. Но у меня есть свой четвертый курс». После он связался с Омском, поговорил с местным режиссером. Затем мы долго созванивались, ожидали дня, когда туда поедем и нас, может быть, возьмут в труппу. Надежда была, но потом исчезла. В итоге оказалось, что больше половины моего курса устроились работать в театры, а я оказалась не у дел. Пять месяцев после академии жила без театра. Работала на радио, занималась со студентами. Думала, моя артистическая жизнь завершилась, так и не начавшись. Но вдруг раздался самый важный в моей жизни телефонный звонок. Человек с немолодым голосом (сразу поняла, что это не розыгрыш) сказал: «Вас беспокоит из ТЮЗа Виктор Васильевич Копосов. Вы не могли бы сейчас к нам подъехать?». Я говорю: «Конечно!». Уже через 20 минут после звонка была в театре. С той поры я здесь. Чему несказанно рада.

Будущей актрисе пять лет.

ДЕТИ – САМЫЙ БЛАГОДАРНЫЙ ЗРИТЕЛЬ. ОНИ, ПОПАДАЯ В ИНОЙ МИР, ВОСТОРЖЕННО СЛЕДЯТ ЗА ПРОИСХОДЯЩИМ НА СЦЕНЕ.

16

– В ТЮЗе (не беру ваши дипломные спектакли, которые все видел) мне тебя совершенно по-иному открыл режиссер Адгур Кове в спектакле «Убийство Гонзаго». – Адгур Михайлович сыграл большую роль в моей жизни. Именно он, увидев когда-то меня в дипломном спектакле, потом вспомнил обо мне и пригласил вначале как разовую ак-

Сцена из спектакля «Не покидай меня». В роли капитана Михасева – Александр Новиков.

трису на роль моего (многие так считают) амплуа – положительной героини. До сих пор играю таковых. Мне же всегда хотелось раскрыть себя с иной стороны. – Стервочкой побыть? – А как же! Поэтому, когда Кове предложил мне совсем иной образ, я была счастлива. Но режиссеру пришлось со мной много работать и бороться в процессе репетиций «Убийства Гонзаго». Он мне говорил: «Как меня в тебе бесит эта Нина Заречная! Убери ее в себе!». В «Гонзаго» я играла Амалию, которую потом отметили и критики. «Ты должна отвратительно пахнуть, а от тебя исходит совершенно иной, приятный запах», – постоянно ругался Адгур Михайлович. В итоге ему удалось меня переломить и заставить взглянуть на героиню с иного ракурса. Следом за Амалией Кове дал мне роль, которая сегодня является для меня самой любимой. Речь идет о спектакле «Сиротливый Запад». Роль там была небольшая, но значимая. Подобных репетиций, что были тогда у нас с Кове, в моей жизни больше не случалось. Мы стали понимать друг друга с полуслова. – Обидно, что эти спектакли просуществовали так недолго? – Конечно. Особенно «Сиротливый Запад». Вначале я прочитала эту пьесу и испугалась. Даже была мысль: «Я не хочу в этом участвовать». Не люблю подобные произведения, где черная драматургия, натурализм и язык, режущий слух. Но в итоге спектакль получился необычный и интересный. Жаль, что зрители его практически не видели, поскольку мы сыграли его всего три или четыре раза. – Понятно, что у театра есть своя специфика: львиную долю в репертуаре должны составлять спектакли для детей и школьников. При наличии таких серьезных ролей, что у тебя есть, сказки не мешают внутреннему настрою? – За то время, что работаю в ТЮЗе, у меня было всего лишь три сказки.

С Александром Тарасенко в постановке «Перед захо

– Неужели ты такая несказочная героиня? – Выходит, что так. Но дети – самый благодарный зритель. Они, попадая в иной мир, восторженно следят за происходящим на сцене. В отличие, кстати, от взрослой публики. Если в зале находится хоть один человек, которому не нравится, это сразу чувствуется, настолько сильно негативная энергетика давит на актеров. Жаль, что у меня мало детских спектаклей. После них поднимается настроение, хочется жить дальше – такой заряд положительных эмоций получаешь! – Помнишь первые ощущения от посещения театра в детстве? – Сначала меня водили в кукольный. О тех походах в памяти впечатлений не осталось. Зато хорошо помню, как три дня подряд бабушка водила меня в Театр оперы и балета на «Лебединое озеро», «Жизель», «Тысячу и одну ночь». Она почемуто решила, что перед тем, как открыть для меня Драму и ТЮЗ, после кукольного я должна познакомиться с балетами. Признаюсь, была потрясена увиденным! До сих пор помню каждое движение артистов. Я оказалась в волшебном мире. Что касается № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ВОЗНИКАЛ ВОПРОС: КАК ВОСПРИМЕТ ЭКСПЕРИМЕНТ ПУБЛИКА?

ПЕРСОНА всегда получается совмещать театр и кино, как хотелось бы. Но, если возможность выпадает, с удовольствием еду в Москву. – С кем же в это время остается сын? – У меня замечательные мама и бабушка. Они всегда готовы прийти на помощь. Я стараюсь не покидать дом на длительный период. Могу разлучиться с ребенком не более чем на два-три дня – дальше для меня начинается мука. Иногда беру Кирилла с собой. Ему 3,5 года. Он у меня уже путешественник и настоящий мужчина.

С Антоном Надточиевым в спектакле «Еще раз про любовь».

– Нет. В театральном мире часто говорят о подобных вещах. Но я с этим не сталкивалась. Может, весь негатив проходит мимо. Я слежу за тем, какие люди меня окружают. Те, кто рядом со мной, с кем я дружу, всегда радуются успехам друг друга.

ред заходом солнца».

Кольцовского театра, то мы в ту пору покупали билеты на одни и те же места. Бывали на спектаклях часто. И мне казалось, что выходившие на поклон актеры, когда смотрели в зал и видели знакомые лица, подавали знаки внимания именно мне и моим родным. Тогда они казались мне людьми с другой планеты. Теперь со многими из тех актеров я общаюсь и дружу. Не могла представить, что мечты станут явью. Хотя вся моя школьная жизнь прошла на сцене. – Так все-таки у вас был театральный кружок? – Нет. Просто постоянно проводились то какие-то конкурсы, то представления с танцами народов мира, то выступления на определенную тематику к каждому Дню Победы. После того как на уроках литературы изучали творчество какого-то писателя или поэта, обязательно готовили творческий открытый урок либо театральную постановку. Одной из первых ролей, которую я сыграла в школе, была Кабаниха в «Грозе» Островского. – В нашем ТЮЗе немало интересных актрис разных возрастов. Между вами существует конкуренция? Воронежскiй Телеграфъ // № 160

– Какими чертами характера должен обладать человек, чтобы стать твоим другом? – Я люблю добрых и открытых людей. Не приемлю лукавства и лжи. Чувствую каждого человека на интуитивном уровне. Если человек в чем-то нуждается, а я могу ему помочь, ощущаю эту искреннюю необходимость, то мы тянемся друг к другу. Для меня чуждо такое понятие, как зависть. Ощущая какую-то червоточину внутри человека, сразу отмечаю, что его рядом не будет. – Ты упомянула о том, что в театре определенное время был простой. Не было желания уйти? – Из профессии – никогда. Из ТЮЗа – было. Но как раз в тот момент, когда собиралась кардинально изменить свою судьбу, появились новые роли в постановках «Перед заходом солнца», «Том Сойер», вводы в спектакли. И пошло-поехало. – Испытываешь волнение перед выходом на сцену? – Всегда! Мне непременно надо собраться, а без внутренних эмоций это сделать сложно. – Такой подход не мешает настраиваться на работу? – Лучше волноваться, чем выходить к зрителям с «холодным носом». Волнение придает мне определенные силы. – Однажды мы с тобой встретились в Москве. Ты поддерживаешь какие-то творческие связи со столицей? – Бывает. Для себя как актрисы я открыла новый вид искусства – кинематограф. Периодически снимаюсь в фильмах и сериалах. Мне очень интересно познавать доселе не изведанное. К сожалению, не

– В театр его водишь? – А как же! Он даже умудрился в свои годы посмотреть первый акт тюзовской «Капитанской дочки». Хотел остаться на второй, но я и моя мама ему не разрешили. Театр – его стихия. Часто по субботам и воскресеньям он говорит: «Мама, я хочу сегодня в театр». Начинаю его просить: «Кирюша, ты уже многие спектакли видел по нескольку раз. Давай останемся дома, отдохнем». Видимо, в меня пошел своим ранним стремлением приобщиться к искусству Мельпомены. – Что в последнее время удивило на столичных подмостках? – Смотрела спектакль в постановке нашего земляка Антона Маликова «Моцарт и Сальери». Была удивлена тем, что в столице существуют постановки, близкие мне душевно. Я смотрела работу Антона не глазами профессиональной актрисы, а просто к��к зритель. Этот спектакль был для меня безупречен. Я ощутила, как все внутри меня переворачивается, когда смотрела маликовскую постановку. С одной стороны, после спектакля захотелось просто помолчать, все обдумать. А с другой – жаждала всем рассказать, что горжусь знакомством с режиссером, что он наш, воронежский. Спустя неделю присутствовала на «Зойкиной квартире» в МХТ в постановке Кирилла Серебренникова. Увидела красивую картинку. Постановка хорошая, чем-то напоминающая мюзикл. Но в душе после ее просмотра остается холод. Рождается ощущение: наверное, не о том писал Булгаков. – Как относишься к критике в свой адрес? – Я принимаю здоровую, объективную критику. И даже коллегам и режиссерам могу сказать: «Критикуйте меня». Дело в том, что по натуре я такой самоед, что самой бывает тяжело. Иногда даже говорю себе: «Так, стоп! Надо себя похвалить, иначе с ума сойдешь». Честная критика всегда подстегивает артистов. По крайней мере, ты понимаешь (со стороны же виднее) куда тебе надо двигаться, над чем работать, в правильном ли направлении

ты развиваешься. Но иногда не понимаю тех, кто по каким-то личным причинам начинает в лучшем случае просто лить воду, а не высказывать конструктивные предложения. – Если представить такую бредовую ситуацию, когда перед тобой ставится выбор: либо театр, либо семья – чему бы ты отдала предпочтение? – В моей жизни такого выбора не может быть. У меня удивительный сын, который сам любит театр. Мои мама, бабушка и сестра во всем меня поддерживают. Если человек тебя любит, то воспринимает такой, какая ты есть, считается с твоим выбором. И никаких ультиматумов в подобной ситуации появиться не может. – Не думала осуществить собственные проекты, например в Доме актера? – Есть две пьесы, над которыми я работаю самостоятельно. Недавно появилась третья, но она пока под вопросом. Первые две мне хотелось бы реализовать на сцене. Уже даже подобрана творческая группа. Названия пока хочу оставить в секрете. Получится или нет – покажет время. Но я горю и живу этими проектами. – Может, уже пора сделать моноспектакль? – Ты словно угадываешь мои мысли. Одна из пьес – как раз моноспектакль. Сейчас в моей жизни настал тот период, когда можно полностью погрузиться в эту работу. Беседовал Павел ЛЕПЕНДИН.

С сыном Кириллом. 2013 год.

КИРЮША, ТЫ УЖЕ МНОГИЕ СПЕКТАКЛИ ВИДЕЛ ПО НЕСКОЛЬКУ РАЗ. ДАВАЙ ОСТАНЕМСЯ ДОМА, ОТДОХНЕМ.

17


ОДНА, НО ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ

МЕЧТА О «РОЗОВОЙ ГВИАНЕ» ЛЕТ ЧЕРЕЗ 50 ТРАДИЦИОННОЕ ПОЧТОВОЕ СООБЩЕНИЕ ИЗЖИВЕТ СЕБЯ. УТИЛИТАРНАЯ ФУНКЦИЯ МАРОК ИСЧЕЗНЕТ Александр БУНЕЕВ

К

НАШЕ ДИНАМИЧНОЕ, РВАНОЕ, НЕПРЕДСКАЗУЕМОЕ И НЕСПРАВЕДЛИВОЕ ВРЕМЯ СОЗДАЕТ ИНЫЕ ЦЕННОСТИ И УВЛЕЧЕНИЯ. МАГНИТЫ, НАПРИМЕР, ВЕШАЕМ НА ХОЛОДИЛЬНИКИ. И ОЧЕНЬ ЭТИМ ДОВОЛЬНЫ. своего часа, когда ей придет пора вновь появиться на свет Божий. Но мы ведем речь не об уникальных экземплярах, а о том, что же такое коллекционирование почтовых марок как занятие.

ДРУГОЙ ВОРОНЕЖ На этот вопрос можно ответить просто: образ жизни. Впервые я столкнулся с марочниками в начале 1970-х, в десятилетнем возрасте. Просто оказались у меня случай-

18

ВИТАЛИЙ ГРАСС

В ТЕ ДАЛЕКИЕ И ВРОДЕ БЫ УЖЕ НЕРЕАЛЬНЫЕ ВРЕМЕНА ОНИ СОБИРАЛИСЬ ЗИМОЙ НА ВТОРОМ ЭТАЖЕ КЛУБА ЗАВОДА ИМЕНИ ЛЕНИНА, ЧТО НА УЛИЦЕ КАРЛА МАРКСА. ТАМ СЕЙЧАС РАСПОЛАГАЕТСЯ ТЕЛЕСТУДИЯ «ГУБЕРНИЯ».

ным образом несколько марок, совершенно, как говорится, рядовых: серия «Картины Третьяковской галереи» и что-то еще. Однако интерес возник, неосознанный, но достаточно сильный. И отец, видя такое дело, в воскресенье отвел меня к филателистам. В те далекие и вроде бы уже нереальные времена они собирались летом по воскресеньям в парке «Живых и Мертвых» – в «ЖиМе», как тогда говорили, а зимой – на втором этаже клуба завода имени Ленина, что на улице Карла Маркса. Там сейчас располагается телестудия «Губерния». Человек жил от воскресенья до воскресенья в предвкушении общения, новых приобретений и счастливого случая. Сейчас такое сообщество назвали бы клубом. Это был другой Воронеж, тихий, зеленый, неторопливый. Не так давно выстроили цирк, и в незакопанных ямах и траншеях еще три-четыре года назад можно было увидеть кости, а иногда черепа погребенных в прошлом веке на Новостроящемся кладбище. Но ко времени, когда филателисты облюбовали это место в дальнем углу парка, земля поросла травой, рос

АЛЕКСАНДР ШУВАЕВ

онечно, останутся подарочные и сувенирные наборы, новоделы. И вот тогда интерес к оставшимся маркам, выпущенным с 1840 года, возродится. И мне было бы очень интересно посмотреть на какого-нибудь своего прапраправнука, который бережно, пинцетом, достанет из кляссера марку, допустим, мыса Доброй Надежды 1841 года, внимательно, с помощью лупы рассмотрит ее и почувствует необъяснимый зуд просыпающегося интереса… 30 лет назад филателия была самым распространенным хобби в мире. Сейчас – не знаю. Наверное, как говорил Стивен Ликок, канадский писатель-сатирик и преподаватель экономики, «все предпочитают коллекционировать банкноты эпохи Тафта». Деньги, одним словом. Хотя почтовые марки всегда, наряду с живописными полотнами, старинными монетами, золотом и драгоценными камнями, были надежным вложением средств. «Черный Пенни», «Британская Гвиана», «Желтый трехскиллинговик», «Святой Грааль», «Голубой Маврикий», «Тифлисская уника» и другие раритеты продаются на аукционах за огромные суммы. Цена самой дорогой марки составляет сейчас около $5 млн. Правда, ее не видно уже 30 с лишним лет, со времени последней продажи. Лежит она в частной коллекции и ждет

кустарник, шелестели кронами могучие деревья. Филателистов было много, рядом с ними на скамейках лежали толстые потрепанные кляссеры, а в них – марки на любой вкус, что кого интересует. Изобразительное искусство, лениниана, флора и фауна, полярная авиация… Я увидел старую индийскую марку времен английской колонии, с изображением королевы Виктории, неперфорированную, без привычных зубцов. Тогда я не знал, что такие марки выпускали с использованием техники граттажа, то есть художник процарапывал на воске рисунок сухим пером и заливал цветной тушью. Не знал, что эта марка вафелированная, с решеткой, выдавленной на обратной стороне. Много чего не знал. Но от этого квадратика старой плотной бумаги, с благородным профилем королевы и четко читаемым штампом гашения исходило излучение старины и тайны. Именно такие марки, старые, зачастую уже не существующих государств, изготовленные практически вручную, сохранившиеся всего в сотнях или тысячах экземпляров, стали увлечением на долгие годы. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ОДНА, НО ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ ДРУГИЕ МАРКИ Не у всех были такие редкие марки, продавали их три-четыре человека. Тогда отсутствовал, разумеется, Интернет, практически невозможен был выезд за границу, особенно в капиталистические страны. Тем не менее филателисты переписывались с коллегами из других стран и городов Союза, кропотливо искали старые коллекции, которые после смерти владельцев распродавались по частям, сотрудничали с журналом «Филателия СССР», поддерживали связь с магазином «Филателия», который располагался на улице Мира. Но старые марки не покупались и не продавались блоками, сериями и альбомами. Их приобретали по нескольку штук, иногда две-три, иногда десять, когда позволяли средства. Стоить они могли копейки, рубли, десятки. «Тяжелые» экземпляры тянули на 30, 50, 100, а порой и 200 рублей. Специалисты разбирались в тонкостях досконально, хотя единственной возможностью оценить марку был зарубежный каталог, французский, немецкий или американский: Yvert et Tellier, Michel или Scott, издаваемые ежегодно. Стоили они дорого: один том Ивера пятилетней давности тянул рублей на 100, как хорошие левайсы. Но, даже имея каталог, сложно было понять некоторые вещи, не зная языка. Старые марки, в отличие от новых, имели ряд особенностей: смещение рисунка, до десяти оттенков одного цвета (синий, голубой, ультрамарин, берлинская лазурь и другие), разные зубцы и так далее. От всех этих особенностей зависела и цена. Каталоги на русский язык не переводили, как, впрочем, не переводят и сейчас. Так что в некоторых случаях приходилось верить продавцам на слово. Они не обманывали практически никогда, поскольку для стариков-собирателей марки не были связаны с заработком. Ну, может быть, слегка, чтобы оправдать расходы на переписку, на пересылку. Чуть выше средней цены. Еще в чести был равноценный обмен. Допустим, марка Ньясы с жирафом на марку Бенадира со слоном. Так было. Еще 10 – 15 лет назад во Дворце культуры завода имени Коминтерна сидели старики и, скосив глаза на марку, мгновенно давали исчерпывающую консультацию. Александр Сергеевич, непререкаемый авторитет, Аркадий, пьющий и безуспешно пытающийся продать серию марок, посвященную бракосочетанию принца Монако и звезды Голливуда Грейс Келли, Алексей, который мог позвонить ночью по поводу обмена, и многие другие. Их уже нет, и где находятся их коллекции – неизвестно… Еще Воронежскiй Телеграфъ // № 160

1

2

3

4

влачило жалкое существование областное общество филателистов, арендовавшее две комнаты в старом доме на улице Цюрупы.

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ Не так давно я зашел во Дворец культуры машиностроителей. Многолюдно, но с марками сидели человек пять, не больше. Остальные продавали монеты, значки, иконы, старые и старинные безделушки – словом, то, чем полны антикварные магазины и ломбарды. И Константин Александрович, один из последних корифеев филателии, посетовал: мало у людей настоящего интереса… Настоящее увлечение любым коллекционированием может прерваться, иногда на несколько лет, но полностью не исчезнет никогда. Но это частные случаи. Куда же делась массовость? Чем так привлекали эти прямоугольные и треугольные разноцветные кусочки бумаги? О старине, тайне и редкости я уже говорил. Чувство обладания любым редким экземпляром знакомо каждому коллекционеру. Конечно, марки несли информацию, которой так не хватало в советское время. Ты знал, что никогда не сможешь побывать на Мальдивах, на островах Тристанда-Кунья, Сан-Томе и Принсипи. Да что там на островах – во Франции, Шотландии, Италии. Сейчас это не составляет проблемы. В несвободной стране марка была пряным глотком свободы с привкусом моря, бриза, с кораблями, мулатами и мулатками, экзотическими животными и птицами, монархами и президентами. Марки были живым воплощением истории. Исчезнувшие с карты мира, казалось навсегда, государства – Австро-Венгрия, Босния и

Почтовые марки всегда, наряду с живописными полотнами, старинными монетами, золотом и драгоценными камнями, были надежным вложением средств. «Черный Пенни» (1), «Британская Гвиана» (2), «Желтый трехскиллинговик» (3), «Святой Грааль» (4), «Голубой Маврикий» (5), «Тифлисская уника» (6) и другие раритеты продаются на аукционах за огромные суммы. Цена самой дорогой марки составляет сейчас около $5 млн.

5 Герцеговина, Черногория, итальянские и немецкие княжества, африканские колонии – остались на марках, со своими королями, гербами, символами. Но вот пожалуйста – и Черногория возродилась, и бывшие республики СССР стали опять независимыми государствами, и азиатские территории и многое другое, как будто не было этих 100 лет. И гербы на месте, и символы, и воскрешены короли и национальные герои. Собирательство марок требовало времени, скрупулезности, ожидания. Сейчас проще: залез в Интернет и посмотрел все, что тебе нужно. Но, может быть, эта простота как раз и убивает настоящую филателистическую страсть. Коллекционирование предполагало счастливые случайности, когда марки покупались у случайных людей. Коллекционер жил мечтой: вдруг когда-нибудь в его руки попадет какая-нибудь «Розовая Гвиана». Мечты иногда сбывались. Сейчас подобное невозможно. Все всё знают, все имеет свою цену, пусть даже это рядо-

6 вые марки, все боятся продешевить. Марки, как и многое другое, стали возможностью заработка. И предложение в Интернете гораздо выше спроса. В советское время коллекционирование золота, драгоценных камней, картин, автомобилей называлось по-другому и жестко каралось. За марки не наказывали, будь у тебя хоть «Черный пенни». Сегодня владение всем, за что в СССР могли посадить в тюрьму, естественно. А вот марки вышли из моды. Есть несколько богатых людей в России (в мире больше), которые увлекаются филателией. Но в целом это не престижно. Потертый кусочек бумаги, пусть и дорогой, – даже не экзотика. И еще: серьезное коллекционирование требует стабильной и спокойной ситуации в государстве, неважно, расцвет это или застой. Наше динамичное, рваное, непредсказуемое и несправедливое время создает иные ценности и увлечения. Магниты, например, вешаем на холодильники. И очень этим довольны.

КАТАЛОГИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК НЕ ПЕРЕВОДИЛИ, КАК, ВПРОЧЕМ, НЕ ПЕРЕВОДЯТ И СЕЙЧАС.

19


ТРЕТИЙ ПЛАТОНОВСКИЙ С 3 ПО 15 ИЮНЯ В ВОРОНЕЖЕ БУДЕТ ПРОХОДИТЬ III МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЛАТОНОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ИСКУССТВ. ПРЕДСТАВЛЯЕМ ВАМ СОБЫТИЯ И УЧАСТНИКОВ КУЛЬТУРНОГО ФОРУМА ГОДА.

ГАРМОНИЯ ИЗ ХАОСА ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА В сотрудничестве с Международным театральным фестивалем им. А.П. Чехова (Москва)

НААРИН ПРЕДЛАГАЕТ НЕКОЕ ОЩУЩЕНИЕ ПОРЯДКА, А ПОТОМ НЕОЖИДАННО ЛОМАЕТ ЕГО...

«DECA DANCE» Охад Наарин в сотрудничестве с танцовщиками «Батшева Данс Компани», Тель-Авив, Израиль «Мир слишком похож на хаос, и он гораздо более сюрреалистичен, чем мое искусство. Но и внутри хаоса есть моменты истинной гармонии», – сказал в одном из интервью Охад Наарин. А Хэди Вайс в «Чикаго Сан-Таймз» пишет о том, что в спектакле «Дека Данс» «Наарин предлагает некое ощущение порядка, а потом неожиданно ломает его... создается полное ощущение, что ты видишь 17 тел, которые почти не касаются друг друга, но в то же время существуют в напряженном взаимодействии друг с другом… Наарин восхитительно пользуется своими приемами – повторами и нарастающим построением фраз и отдельных слов балетного языка». Балетный язык Наарина, позволяющий отыскать гармонию в хаосе, давно уже стал одним

из самых востребованных «языков международного общения» современного мирового балета. Сегодня Наарин, наряду с Иржи Килианом, Матсом Эком, Хансом ван Маненом и Начо Дуато, считается одним из лучших балетмейстеров современности. Работы Наарина исполнялись множеством ансамблей, среди которых NDT, Ли-

онская опера, Национальный танцевальный ансамбль Испании, Куллберг Балет, Национальный финский балет, Гран-Опера, Городской балет Сан-Паулу, нью-йоркская труппа Сидера Лейка, канадский балет в Монреале... Мировое признание получил под его руководством и балетный ансамбль «Батшева», художественным руководителем которого Наарин стал в 1990 году. У «Батшевы», созданной в 1964 году усилиями баронессы Батшевы де Ротшильд и легендарного хореографа Марты Грэхем, славная история была и до Наарина. С коллективом работали многие известные хореографы: Роберт Коэн, Глен Теши, Перл Ланг, Линда Ходе. Но именно с Наарином связываются самые успешные и самые признанные свершения коллектива. О Наарине говорят, что он не только поднял на новую высоту искусство танца в Израиле, но и оказал влияние на развитие хореографии во многих других странах. По оценке критиков, «Deca Dance» – это «возможность окунуться в прошлое, но не упадническое, не декадентское, а в балетный модернизм с его четко показанной эстетикой». Теперь такая возможность появляется у зрителей Платоновского фестиваля. 5, 6 июня. Театр оперы и балета.

ИЗ-ПОД ГНЕТА ПРОГРАММА АКТУАЛЬНОГО ИСКУССТВА «ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОЭМА» По мотивам произведений А. Макаренко и К. Станиславского

Подготовил Борис ПОДГАЙНЫЙ

ТЕАТР № 099, Таллин, Эстония

20

Эстонский Театр № 099 был создан в 2004 году, а свой первый спектакль показал в 2005-м. Учредители, художественные руководители, режиссеры и сценографы Театра Эне-Лийз Семпер и Тийт Оясоо каждому спектаклю своего коллектива присваивают определенный номер. Начали с цифры 99 и движутся к 0, когда по их замыслу театр должен быть распущен. Столь радикально они намерены бороться с проблемой старения театрального организма. «Педагогическая поэма» вышла под номером 63. Премьера спектакля состоялась в октябре прошлого года на фести-

вале «Пространство режиссуры» в Перми. Драматург Дайнис Гринвалдс назвал тогда спектакль «фантастическим зрелищем», построенным «на общении артистов, на том, как они друг друга заводят, и в результате получается такое коллективное художественное высказывание». «Поэма» рождалась в Лагере выживания под Лондоном. Три недели актеры – выпускники Школы театрального искусства Эстонской академии музыки и театра – жили в условиях полного отрыва от цивилизации и даже запрета на секс. И оттого, подчеркивает Оясоо, ак-

терские импровизации были полны эротики и жизненной силы. Несмотря на название и подзаголовок спектакля, тексты книг Макаренко и Станиславского напрямую в спектакле не используются. Вообще тексты спектаклей Театра № 099 рождаются, как правило, в ходе репетиций, в совместном творчестве актеров и режиссера. Хотя знаменитое «не верю» Константина Сергеевича все же в «Поэме» звучит, и неоднократно – из уст актрисы Марики Ваарик, которой выпало в спектакле быть своего рода исполняющей обязанности Станиславского.

ТЕКСТЫ СПЕКТАКЛЕЙ ТЕАТРА № 099 РОЖДАЮТСЯ, КАК ПРАВИЛО, В ХОДЕ РЕПЕТИЦИЙ, В СОВМЕСТНОМ ТВОРЧЕСТВЕ АКТЕРОВ И РЕЖИССЕРА.

«Педагогическая поэма» – попытка авторов спектакля разобраться во времени и в себе. И Макаренко, и Станиславский, каждый на своем поприще, занимались воспитанием личностей, выдвигая на первый план необходимость самосовершенствования человека. И находили путь к воспитанию свободно мыслящей личности – даже в условиях тоталитарной системы. Поиску таких путей – уже в наше, не менее сложное время – и посвящена работа эстонского театра. Добавим, что за последние годы Театр успел поучаствовать более чем в 30 престижных фестивалях, среди которых – Венский театральный фестиваль, «Балтийский дом» в Санкт-Петербурге, кельнский фестиваль «Политика в независимом театре», «Контакт» в Торуне, фестивали в Берлине, Берне, Тампере и многие другие. 4, 5 июня. Воронежский концертный зал. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


80 ЛЕТ МУЗЕЮ ИМЕНИ КРАМСКОГО

«ЭТОТ СТРАННЫЙ, ЭТОТ НЕЖНЫЙ ВЗГЛЯД...» ЗНАМЕНИТОМУ ПОРТРЕТУ «МАРУСЯ» ЕЛЕНЫ КИСЕЛЕВОЙ ИСПОЛНИЛОСЬ 100 ЛЕТ

П

роходя по залам музея, нельзя не остановиться перед о��аровательным портретом «Маруся», написанным художницей Еленой Киселевой в Париже в 1913-м. В этом году живописному полотну исполняется 100 лет. Имя художницы Киселевой, одной из талантливых учениц Ильи Репина, было незаслуженно забыто, а ее творческое наследие, рассеянное по частным собраниям, долгое время оставалось неизвестным не только зрителям, но и искусствоведам. Елена Андреевна родилась в Воронеже в семье талантливого математика преподавателя реального училища Андрея Киселева – автора школьных учебников, по которым в нашей стране училось не одно поколение. В детстве Киселева посещала Воронежскую рисовальную школу Льва Соловьева, с золотой медалью окончила воронежскую Мариинскую гимназию. В 1898 году в Петербурге поступила в Высшее художественное училище при Академии художеств – в мастерскую знаменитого Репина. Имя Елены Киселевой называлось в числе самых одаренных женщин академии. Основное место в творчестве художницы всегда принадлежало портрету. Написанные ею полотна отличаются оригинальностью замысла. В них чувствуется не только желание передать внешнее сходство, но и уловить его индивидуальные, скрытые глубоко в душе особенности характера человека. В каждом случае художница находит выразительную позу, жест для создания убедительного, содержательного образа. Чаще Киселева обращалась к женскому портрету. Цветовая гамма таких произведений всегда гармонична и служит раскрытию различных граней женской красоты. Новые художественные искания Киселевой наиболее ярко и полно раскрылись в портрете «Маруся». Произведение написано вдохновенно и артистично. В нем покоряет строгая одухотворенная красота модели. Колорит портрета строится на сложном контрасте красного, синего, желтого. Но эти непростые художественные решения не идут в ущерб характеристике образа. Декоративность портрета содержательна и отвечает эффектной внешности модели. Живописно-декоративные поиски ощущаются в нарядности колорита, плавной текучести линий, некоторой вытянутости форм, кажущейся плоскостности композиции, в манере наложения красок. Портрет «Маруся» отмечает период творческого расцвета художницы. Сама Киселева относила его к числу своих лучших произведений. Эта работа стала визитной карточкой музея имени Крамского. Ее репродукцию можно увидеть во многих печатных изданиях: альбомах, каталогах, на страницах газет и журналов. Именно благодаря «Марусе» в Воронеже началось изучение творчества Елены Андреевны. На протяжении нескольких лет сотрудники музея вели переписку с самой художницей. В областном художественном музее имени Крамского собрана коллекция работ, позволяющих проследить творческий путь Киселевой на протяжении нескольких десятилетий. Собрание насчитывает более 40 произведений (живопись и рисунок), приобретенных у владельцев частных коллекций, а также подаренных музею самой Еленой Андреевной и ее родными. Лидия ВОЛКОВА, старший научный сотрудник ВОХМ имени Крамского.

Воронежскiй Телеграфъ // № 160

ОСНОВНОЕ МЕСТО В ТВОРЧЕСТВЕ ХУДОЖНИЦЫ ВСЕГДА ПРИНАДЛЕЖАЛО ПОРТРЕТУ. НАПИСАННЫЕ ЕЮ ПОЛОТНА ОТЛИЧАЮТСЯ ОРИГИНАЛЬНОСТЬЮ ЗАМЫСЛА. В НИХ ЧУВСТВУЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО ЖЕЛАНИЕ ПЕРЕДАТЬ ВНЕШНЕЕ СХОДСТВО ЗАИНТЕРЕСОВАВШЕГО АВТОРА ЧЕЛОВЕКА, НО И УЛОВИТЬ ЕГО ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ, СКРЫТЫЕ ГЛУБОКО В ДУШЕ ОСОБЕННОСТИ ХАРАКТЕРА.

21


ПОД ЗНАКОМ МЕЛЬПОМЕНЫ

ГДЕ СОГРЕВАЕТСЯ ДУША БОРИСОГЛЕБСКИЙ ТЕАТР ПРОДОЛЖАЕТ УДИВЛЯТЬ Павел ЛЕПЕНДИН

К

аждый визит в Борисоглебск для меня – именины сердца. Поскольку этот город люблю за его красоту, за дух старины, который там еще местами сохранился. А главное, за то, что там работает и постоянно чем-то удивляет уникальный коллектив драматического театра имени Чернышевского.

НАДО ЖИТЬ Бытование подобных творческих единиц в малых городах России ой какое нелегкое. Чтобы пересчитать их на просторах страны, пожалуй, вполне хватит пальцев на двух руках. Все потому, что мало кто из режиссеров и актеров стремится сегодня работать в провинции. Посему такая большая текучка кадров, такие небольшие труппы. Однако если в театре есть настоящие лидеры, которые умеют увлечь, зажечь огонь в глазах сотрудников, предложить интересную работу, – значит, не все еще потеряно. Борисоглебску в этом плане повезло. Почти 40 лет театр держался на плечах многолетнего директора Владимира Мальшина. Около десяти лет там проработал главным режиссером заслуженный артист РФ Адгур Кове. Но так случилось, что Адгур Михайлович уехал из города сначала в Воронеж, а затем перебрался в Тверь, где возглавил театр. А Владимир Ильич, увы, ушел из жизни. Были опасения: все, история театра окончена. К счастью, оказалось, рано начали служить панихиду. Весь груз ответственности на свои хрупкие плечи взвалили две жен-

Сцена из спектакля «Мэри Поппинс».

НЕПРЕМЕННЫЙ АТРИБУТ БОРИСОГЛЕБСКОЙ ТРУППЫ, ЕЕ ОТЛИЧИЕ ОТ МНОГИХ ДРУГИХ – ВЫПУСК ЗА СЕЗОН ПО 10 – 12 ПРЕМЬЕР.

щины: директор Наталья Авдеева и главный режиссер, актриса Анна Бондаренко. Вскоре им на помощь пришел молодой ведущий актер театра, режиссер Максим Потапов, который фактически стал правой рукой Анны Игоревны и в работе над новыми постановками, и в студии при театре, где готовят кадры для своего коллектива. Кстати, наличие собственной студии в храмах Мельпомены малых городов – большая редкость. И еще: непременный атрибут борисоглебской труппы, ее отличие от многих других (даже в крупных городах) – выпуск за сезон по 10 – 12 премьер. Поэтому за два дня гостям из Воронежа дают возможность увидеть три-четыре новые работы. О том, какими темпами они рождаются, можно судить даже по программкам. 10 ноября прошлого года состоялась премьера «Оврага», а уже через три дня – «Мэри Поппинс».

ИГРАТЬ НА БИС

Сцена из спектакля «До свидания, Овраг!».

22

Репертуар в театре строят по принципу поиска постановок, рассчитанных на различную зрительскую аудиторию: спектакли для детей и подростков, классические и современные произведения, комедии и детективы. Практиче-

ски в каждом заняты и основные актеры труппы, и студийцы. Вот и представьте: как за один день можно показать яркую музыкальную сказку «Мэри Поппинс», драму «До свидания, Овраг!» и незамысловатый, но с закрученным сюжетом детектив «Миссис Пайпер ведет следствие»? Артисты в Борисоглебске делают это без особого напряжения, словно играючи. Остается только гадать, каких физических и эмоциональных затрат стоит им каждый приезд воронежской делегации. Некоторые даже смеются: «Что же вы так мало посмотрели? Мы запросто могли показать еще парочку спектаклей». Действительно: надо бы было – сыграли! Бенефисом можно назвать работы во всех трех спектаклях ведущего мастера сцены Татьяны Гущиной. Актриса служит на борисоглебских подмостках далеко не первый год. Список ее ролей внушителен. Но сейчас складывается ощущение, будто у нее открылось второе дыхание. Ее мастерство перевоплощения (за день сыграть три главные, кардинально противоположные роли), пластика, умение общаться с публикой, находить в каждом персонаже свою изюминку восхищают и радуют. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


ПОД ЗНАКОМ МЕЛЬПОМЕНЫ

Максим Кудрявцев и Татьяна Гущина в спектакле «Миссис Пайпер ведет следствие».

ПО ЛЕЗВИЮ БРИТВЫ Совсем иная ситуация представляется в спектакле «До свидания, Овраг!» по произведению Константина Сергиенко в постановке Максима Потапова. Оказаться в ней, почувствовать себя на месте героев повествования не хочется. Хотя и речь-то здесь Воронежскiй Телеграфъ // № 160

ЕСЛИ В ТЕАТРЕ ЕСТЬ НАСТОЯЩИЕ ЛИДЕРЫ, КОТОРЫЕ УМЕЮТ УВЛЕЧЬ, ЗАЖЕЧЬ ОГОНЬ В ГЛАЗАХ, ПРЕДЛОЖИТЬ ИНТЕРЕСНУЮ РАБОТУ, – ЗНАЧИТ, НЕ ВСЕ ЕЩЕ ПОТЕРЯНО.

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

До слез растрогала Мэри Поппинс в исполнении Гущиной. Режиссер спектакля Анна Бондаренко придумала необычный ход: Мэри на самом деле спускается на сцену будто с неба на зонтике. В восприятии зрителей такой непростой акробатический, цирковой этюд осуществляется Татьяной Васильевной легко и непринужденно. Завидев ее, дети сначала удивляются, а потом начинают аплодировать, тут же включаясь в игру. По замыслу постановщика тематически спектакль держится на трех китах: волшебство, доброта, любовь. Все исполнители настолько проникаются такой задумкой, что от них глаз не отвести. А что еще нужно для привлечения внимания самой взыскательной публики, состоявшей из малышей! Они вряд ли еще смотрели знаменитый фильм с Натальей Андрейченко в главной роли. Но магнетическая музыка Максима Дунаевского, песни (кстати, записанные голосами актеров театра), хореографическое решение спектакля (очередной успех хореографа-постановщика борисоглебцев Людмилы Вединяпиной), декорации (художник – Владимир Гаврилов) помогли юным зрителям представить себя на месте детей Майкла (Евгений Застражников) и Джейн (Екатерина Лобова) и помечтать о том, чтобы у них была такая же воспитательница.

из установленных кем-то рамок. Несомненные актерские удачи здесь у Павла Алейникова (Черный), Людмилы Клочковой (Гордый), Андрея Раева (Хромой), Екатерины Лобовой (Крошка), Татьяны Гущиной (Такса), Азата Марабяна (Головастый). Последний, кстати, создал и проникновенное музыкальное оформление спектакля. Надежды на лучшую жизнь рушатся в один момент. Овраг – единственное пристанище бездомных собак – собираются закапывать, чтобы строить жилье для людей. И всех, кроме Гордого, поймали собачники и отправили туда, откуда нет возврата, где уже никогда не найти ту волшебную дверцу, за которой скрывается «собачий рай». Осо-

Павел Алейников в спектакле «Миссис Пайпер ведет следствие».

идет не о людях, а о собаках, волею судьбы лишенных крыши над головой и хозяев. Тем острее в такой ситуации обозначается вопрос нашей, человеческой жестокости, равнодушия к тем, кто нас окружает в этом мире. Вдохнуть воздух свободы порой важно всем: и людям, и животным. Но, надышавшись, каждый так или иначе мечтает о теплом доме, заботе и любви. Эта грань точно определена в спектакле режиссером. И, следуя за ним, будто по лезвию бритвы, артисты предлагают публике посмотреть на ситуацию глазами животных. В стае, как и в человеческом сообществе, есть свои лидеры, есть подчиненные, есть наивные философы, есть безответно влюбленные, а есть и те, кто не хочет жить по общим законам, вырываясь, благодаря своему особому взгляду на жизнь,

бый колорит спектаклю придает опять же хореография Вединяпиной и работа художника Валерии Еськовой. Иронический детектив «Миссис Пайпер ведет следствие» по Джеку Поплуэллу в постановке Анны Бондаренко соответствует всем законам этого жанра. В материале нет особых изысков, но он рассчитан на то, чтобы зрители смогли и отдохнуть на спектак-ле, и немного поразмыслить над коллизиями сюжета, и посмеяться, и, возможно, где-то всплакнуть. Конечно, есть опасение, что здесь можно уйти в упрощение ситуации, сориентироваться на незамысловатость самого жанра, опуститься до шуток и приколов, что называется, ниже плинтуса. Но в Борисоглебске к каждой работе подходят серьезно. Вот и получился яркий, каскадный, легкий спектакль, который тем не менее не дает так уж сильно расслабиться и наблюдать за происходящим на сцене с полузакрытыми глазами. Каждый из актеров понимает свою задачу, следует законам жанра и режиссерской установке. Но двоих, пожалуй, стоит отметить особо. Это все та же Гущина (миссис Пайпер) и Максим Кудрявцев (инспектор Бакстер). Те, у кого есть возможность и желание увидеть спектакли театра, могут съездить в этот замечательный город. Подумаешь, каких-то 200 км! Правда, в одну сторону. Но борисоглебцы и сами не прочь выбраться в Воронеж. 25 и 26 мая на сцене Дома актера они покажут четыре постановки. Два детских спектакля – «Мэри Поппинс» и «Братец Кролик, братец Лис» – и два взрослых: «Эти свободные бабочки» и «Шикарная свадьба». Советую вовремя приобрести билеты.

МЭРИ НА САМОМ ДЕЛЕ СПУСКАЕТСЯ НА СЦЕНУ БУДТО С НЕБА НА ЗОНТИКЕ. В ВОСПРИЯТИИ ЗРИТЕЛЕЙ ТАКОЙ НЕПРОСТОЙ АКРОБАТИЧЕСКИЙ, ЦИРКОВОЙ ЭТЮД ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ТАТЬЯНОЙ ВАСИЛЬЕВНОЙ ЛЕГКО И НЕПРИНУЖДЕННО.

23


КИНОЖАНРЫ

СОВЕРШЕННОЛЕТНЯЯ АНИМАЦИЯ МУЛЬТФИЛЬМЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ В СОВРЕМЕННОМ КИНЕМАТОГРАФЕ Александр ПРЫТКОВ

В

апреле наконец-то до экранов добрался фильм «Ку! Кин-дза-дза», римейк, который Данелия сделал на свою же, без преувеличения культовую, картину. На этот раз режиссер снял мультфильм. И хотя ему дают маркировку «Для зрителей старше шести лет», сдается, что такая скидка на возраст дана из-за того, что фильм анимационный. Конечно, планка взрослости по сравнению с оригиналом занижена и старшекласснику «Ку! Кин-дза-дза» будет интересен, но все же кажется, что фразы вроде «У общества без дифференциации штанов по цвету нет будущего!» рассчитаны на более зрелого зрителя. Об анимации для взрослых и поговорим.

НЕДЕТСКИЕ КАРТИНКИ В первых мультфильмах (хотя стремление запечатлеть движение в рисунке замечено уже в первобытной живописи) практически не было разделения на взрослую и детскую анимацию. Сейчас можно выделить семейные фильмы и так называемые мультфильмы «children friendly» (с английского – «дружественные детям»), в которых дети не являются целевой аудиторией, но которые можно с ними посмотреть. Но как все же отличить взрослую анимацию от детской? В первую очередь, конечно, по визуальному ряду. Кровь, насилие, секс на экране автоматически добавляют анимации возраста. Но главное – все-таки тематика. Разговор о политике, экономических и тем более экзистенциальных проблемах вряд ли придется ребенку по душе. Например, документальная анимация «Крулик: Дорога в загробную жизнь» (2011) рассказывает реальную историю румына Кладиу Крулика, которого посадили в краковскую тюрьму по ложному обвинению в воровстве. Крулик пять месяцев голодал против произвола. И умер. Или замечательный фильм «Вальс с Баширом» (2008), тоже своего рода документалка: режиссер Ари Фольман, бывший в 1982 году солдатом израильской армии, встречается с ар24

В ТОМ, ЧТО ДОЛГОЕ ВРЕМЯ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ПОЯВЛЯЛОСЬ РАБОТ ДЛЯ ВЗРОСЛОЙ АУДИТОРИИ, МОЖНО БЫЛО БЫ ОБВИНИТЬ УОЛТА ДИСНЕЯ И С НАШЕЙ СТОРОНЫ – «СОЮЗМУЛЬТФИЛЬМ».

«Ку! Кин-дза-дза».

мейским товарищем. Тому снится один и тот же сон: за ним гонятся 26 разъяренных собак. Фольман не может вспомнить несколько эпизодов Ливанской войны, в которой он участвовал, и отправляется разговаривать с сослуживцами. «Вальс с Баширом» стал первым анимационным фильмом, номинированным на «Оскар» как лучший фильм, снятый на иностранном языке. Лента получила «Золотой глобус», а также была номинирована на «Золотую пальмовую ветвь».

Конечно, сюда же входит и «Ку! Кин-дза-дза». Он будет интересен и подросткам, но считать все заложенные режиссером коды смогут те, кто смотрел оригинал, ведь мультфильм, по большому счету, – переосмысление нашей реальности, которая со времен «Киндза-дзы» изменилась не сильно, только стала жестче. Потому и мультфильм у Данелии вышел скорее злым, чем лирическим. Другой аспект взрослости – экранизации взрослых книг. На-

пример, «Звероферма» (1954), снятая по «Скотному двору» Джорджа Оруэлла. Рассказ о том, как вместо людей на ферме стали править свиньи, может, и будет интересен детям, но рассчитан он совсем не на них. Или «Помутнение» (2006), в основе которого лежит роман Филипа К. Дика. Кроме того, не стоит забывать о сериалах. Уморительные и сатирические «Симпсоны» (19 апреля, между прочим, ему исполнилось 26 лет), пошлые «Гриффины», высмеивающая фантастику «Футурама» и злой, саркастичный «Южный парк» – это лишь вершина айсберга. Отличие детских и взрослых мультфильмов заключается также в уровне разговора. Ребенку какието вещи мультипликаторы поневоле объясняют, а со взрослым вступают в полноценный диалог.

НЕДЕТСКИЕ ДЕНЬГИ

«Симпсоны».

В том, что долгое время практически не появлялось работ для взрослой аудитории, можно было бы обвинить Уолта Диснея и с нашей стороны – «Союзмультфильм». Однако не будем: и первый, и второй много сделали для развития анимации как таковой. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


КИНОЖАНРЫ К тому же даже их раннюю продукцию до сих пор интересно смотреть не только детям. Хотя, конечно, негативную роль в развитии взрослой анимации сыграли два фактора: деньги – для Голливуда и пропаганда для Советского Союза. Производство мультфильмов (хоть тогда, хоть сейчас) – дело затратное. Главное, конечно, детальная прорисовка каждого кадра. Времени и, соответственно, денег на это уходит немало: к примеру, первый полнометражный мультфильм Диснея «Белоснежка и семь гномов» создавали три года, более 500 художников нарисовали около миллиона рисунков, а бюджет составил почти $1,5 млн. Но и в прокате он собрал чуть менее $185 млн. Детские мультфильмы если и не являлись стопроцентной гарантией кассового успеха, то были близки к этому показателю. В СССР же для взрослых предпочитали снимать кино, анимацию также отдавая детям. Конечно, у нас появлялись и мультфильмы для взрослых, но эта ниша была значительно беднее и говорить со зрелой аудиторией (в том числе и и с целью пропаганды) предпочитали языком кино, а не анимации. Сегодня ситуация ненамного лучше. Хотя, надо признать, детские мультфильмы главенствуют не везде. Если на телевидении (как по сериалам, так и по короткометражкам) позиции детской анимации прочны, то в полном метре царят фильмы для смешанной

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Мария ТЕРЕХОВА, программный директор «Большого фестиваля мультфильмов»

«Помутнение».

аудитории, они же – семейные. И ничего плохого в этом нет. Понятно, для чего это делается: чем больше аудитория, тем больше касса. Кроме того, лучшие мультипликаторы беспокоятся и за родителей: на нравоучительном, предсказуемом и наивном фильме папа с мамой могут заскучать, и семейный поход в кино превратится из праздника в скучное времяпровождение. Поэтому лучшие семейные мультфильмы, как правило, имеют двойное дно, чтобы взрослые тоже получали удовольствие. Более того, некоторые из таких фильмов можно скорее отнести ко взрослым (хотя и дети от них будут в восторге). Тут нельзя не упомянуть студию Pixar, которая выдает подобные шедевры едва ли не каждый год. К примеру, их фильм «ВАЛЛ-И»

(2008) про робота-мусорщика на покинутой людьми Земле поднимает важную проблему экологии (будет о чем поговорить с ребенком), но также является замечательным образцом кинофантастики, в котором есть немало отсылок к другим фантастическим лентам (темы для разговоров с друзьями). А их же творение «Ральф» (2012) можно назвать посвящением тем, кто недавно стал родителем или только собирается им стать. Это мультик про злодея из компьютерной игры, который решил стать добрым. И «Ральф» едва ли не полностью построен на отсылках к популярным в 1990-е играм. Так что на подобные фильмы молодые люди идут иногда даже чаще, чем дети. Взрослый же полный метр, пожалуй, можно увидеть только в рамках каких-либо фестивалей.

– В большинстве стран снимают очень много взрослых короткометражек. Когда мы составляем детские программы, это часто проблематично. В России немного по-другому, у нас много детской либо «children friendly» анимации. Часто короткий метр – это поле для эксперимента. В коммерческом кинематографе преобладает детская и семейная анимация. Одним из критериев отличия взрослых и детских мультфильмов явневзрослых героев ляется наличие невзрослы в кадре. Например, если в фильме пятилетний есть пят ребенок, знаребен потенцичит, п альная детская альна аудитория аудит ленты – в возот трех до расте о десяти лет.

РАЗГОВОР О ПОЛИТИКЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ТЕМ БОЛЕЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ ВРЯД ЛИ ПРИДЕТСЯ РЕБЕНКУ ПО ДУШЕ.

«Вальс с Баширом».

Воронежскiй Телеграфъ // № 160

25


РОДИЛИСЬ В АПРЕЛЕ

Е

ще в 1984 году солист филармонии Владимир Щелкалин получил звание «Народный артист РСФСР». По количеству концертов, данных Щелкалиным в разных городах и странах, ему, пожалуй, не было равных. Он родился в Воронеже. Окончил местное музучилище в классе знаменитой в городе Нины Синицыной. 40 лет Щелкалин был солистом, а потом 14 лет режиссером нашей филармонии. Певец был любимцем публики. Хорошо знавший артиста профессор, музыкальный и театральный критик Бронислав Табачников вспоминает: «Владимир всегда хотел петь в опере. Но его не брали. С басами в те годы, в отличие от нынешнего дня, в нашем театре все было неплохо». Владимир Георгиевич был звездой многих официальных и правительственных мероприятий того времени. Он был артистичен, создавал не только вокальный, но и сценический

АДОЛЬФ ИЛЬИН (9.4.1923 – 19.7.1990 )

80 ЛЕТ ВЛАДИМИР ЩЕЛКАЛИН (22.4.1933 – 17.4.2004 ) образ персонажа. Отличался, по словам Табачникова, убедительностью каждого исполняемого произведения. Основу репертуара Щелкалина составляли русские народные песни, романсы, арии из опер (которые он все-таки исполнял на концертах) и советские песни.

Его талант не был реализован полностью. Как говорит Табачников, Владимир Щелкалин был человеком доброжелательным, достойным, но не обладавшим достаточным уровнем внутренней культуры. Поэтому его судьба не сложилась так, как могла бы. Но в нашей филармонии Щелкалин был в качестве исполнителя на первых ролях. Он гастролировал не только по городам Союза, но и в Австрии, Польше, Чехословакии, Франции, Италии и других странах. В Москве фирмой «Мелодия» в 1973 году была выпущена грампластинка с записью русских народных песен в исполнении Владимира Георгиевича. Для Воронежа Щелкалин был настоящей звездой своего времени. «Его творчество заслуживает добрых слов и высокой оценки», – говорит Табачников. Свой земной путь певец окончил в Воронеже, обретя покой на Коминтерновском кладбище.

мя заслуженного артиИВАН ста РСФСР, лауреата гоПОЛЯНСКИЙ сударственной премии РСФСР имени Станис(10.4.1918 – лавского Ивана Полянского явля10.3.1993 ) ется знаковым в истории Мичуринского драматического театра. Но основа всех творческих успехов Ивана Николаевича, сыгравшего за свою жизнь более 300 ролей, была заложена в Воронеже – точнее, в нашем театральном училище, которое он окончил в 1940 году. Полянский родился в городе Козлове (ныне Мичуринск) Тамбовской губернии. В а протяжении пяти лет творческая жизнь школе будущий артист учился плохо. Как позже рассказывал, в основном получал Адольфа Ильина была связана с Кольцовским тройки. И лишь по литературе у него была четверка. «Куда податься мне? – затеатром. Будущий заслуженный артист РСФСР давался вопросом Иван Николаевич. – Вот я и пошел в театр учеником электрика. появился на свет в Петроградской губернии. Это было в 1933 году». Театральная жизнь сразу захватила его. Он присутствовал Актерскую деятельность он начал в 15 лет. В Свердловске на многих репетициях и знал большинство ролей наизусть. И вот когда во время стал артистом Театра оперы и балета имени Луначарского. гастролей в Острогожске Воронежской области заболела актриса, игравшая неИльин работал там до 1941 года. Когда началась Великая гритенка в спектакле «Дядюшка Том», Полянский впервые вышел на сцену. Его Отечественная война, он ушел на фронт. В октябре 1942-го персонаж говорил всего одну фразу: «Дядюшка Том умер». Потом были и втобыл награжден медалью «За отвагу». В указе значилось, что рая, и третья роли: юный актер Ванюшин (сценический псевдоним, данный санитар Ильин вынес с поля боя в разных населенных пунктах Полянскому режиссером) все чаще появлялся на сцене. 82 раненых. В 1936 году Иван Николаевич поступает в Воронежское театральное учиПосле войны он окончил театральную студию при Свердловлище, где одним из основных педагогов на курсе был знаменитый Георгий ском театре драмы и стал его актером, где прослужил с 1947 по Васильев. Полянский вспоминал: «Актером я мог стать и в царское время, 1963 годы. Потом работал на местной киностудии, в театрах Минно получить театральное образование мне было бы недоступно. А учеба ска и Новосибирска. В 1970 году Ильин приехал в Воронеж. За пять мне дала очень много». В училище он познакомился со своей будущей лет он сыграл здесь ряд интересных ролей в спектаклях «Иркутская супругой, заслуженной артисткой РСФСР Валентиной Ключанской. история», «Иванов», «Дело Боброва», «На всякого мудреца довольКогда началась Великая Отечественная война, молодой артист ушел но простоты» и других. Но, пожалуй, одной из лучших работ Адольфа на фронт. Был награжден орденом Красной Звезды. После войны верАлексеевича стала роль Агабо Богверадзе в постановке «Пока арба не нулся в Мичуринск, где продолжил работать актером. В 1948 году на перевернулась». «В Агабо – Ильине – радость бытия, мягкость и обая15 лет он покидает родной город. Работает в Вольске Саратовской ние большого, сильного человека, этакого грузинского Кола Брюньона», области, где пробует свои силы и в качестве режиссера. В 1963-м – замечает Зиновий Яковлевич. возвращается в Мичуринск, где еще три десятилетия не только выПосле отъезда из Воронежа Ильин в основном работал в Московском ходит на сцену, но и некоторое время работает директором театра. театре имени Маяковского. В кино артист дебютировал еще в 1953 году в Госпремию Иван Полянский получил за роль Мичурина в эпизоде фильма «Овод». Впоследствии на его счету было порядка 30 карспектакле «Белый пожар» по пьесе Ивана Гладких. Интересно, тин, среди которых «Женя, Женечка и «катюша», «Начало», «Строговы», что с самим Мичуриным Полянскому доводилось встречаться «Золотая мина», «Жизнь Клима Самгина» и другие. лично. Будущий актер был направлен с делегацией в питомКак педагог Ильин выпустил немало артистов в Свердловске. Самый изник известного садовода. Когда стали фотографироваться, вестный из его учеников – Анатолий Солоницын. Оба сына Адольфа АлексееИван Николаевич лег у ног Мичурина. Тот неодобрительно вича стали актерами. Сегодня Владимира и Александра Ильиных знают многие. посмотрел на мальчишку и фыркнул: «А это кто такой? Ему Династию продолжил и внук (сын Александра) Алексей. Вдова Адольфа Алекеще учиться надо». сеевича Нелли Ильина-Гуцол, которая также работала в воронежском драмте10 апреля 1993 года должен был отмечаться двойной атре, сейчас является профессором Московского театрального училища имени юбилей Ивана Николаевича: 75 лет со дня рождения и Щепкина. 60 лет творческой деятельности. Но за месяц до торжеАдольф Ильин скончался в Москве в 67 лет. Похоронили артиста на Преобраства артист скончался в родном Мичуринске. женском кладбище столицы.

90 ЛЕТ

И

95 ЛЕТ

Подготовил Павел ЛЕПЕНДИН

Н

26

№ 160 // Воронежскiй Телеграфъ


СУДЬБА

ЗАВЕЩАНИЕ НА ЖИЗНЬ И НА СМЕРТЬ Юрий КУРГУЗОВ

И

мея в виду, что ни с кем из прочих авторов у меня не сложилось столь тесных и дружеских отношений. И потому известие о том, что Бориса уже нет, меня просто потрясло. А начиналось все так…

ЛИХО ЗАКРУЧЕННЫЙ СЮЖЕТ Осенью 1993 года в ЦентральноЧерноземном издательстве с рукописью первой своей книги под претенциозным названием «Завещание на жизнь, на смерть, на деньги, на золото и на любовь» появился начинающий автор из города Грязи Липецкой области Борис Бабкин. Борис был на четыре года старше меня, высокий, атлетически сложенный, с резкими, очень выразительными чертами лица, густой шапкой темных волос, пронзительным, точно сверлящим собеседника взглядом черных глаз, весьма специфическими жестикуляцией и мимикой и… красноречиво «набитыми» кулаками. Вкупе с определенного рода лексиконом и хищнонастороженными движениями это явно свидетельствовало о том, что за плечами гостя достаточно насыщенное и неординарное прошлое. Суть же вопроса была следующей: Борис написал детективный боевик, ЦЧКИ р��скнет его напечатать, а моя задача – отредактировать текст. Еще Борис поведал, что показывал до нас рукопись в некоем московском издательстве и… – Ты представляешь! – рыкнул он. – Эти мрази сказали: «Мы согласны взять вашу вещь и заплатить миллион (неденоминированных. – Ю. К.) рублей, если забудете, что вы ее автор». А вот хрена! Забрал свою папку и ушел. – Но ты учти, – предупредил я, – у нас миллиона не получишь. – А и не надо! – мотнул он головой. – Сколько дадите, столько и дадите. Но это должна быть моя – слышишь? моя! – книга. А миллионы… Миллионы еще будут! И Воронежскiй Телеграфъ // № 160

между прочим, я уже второй роман пишу, «Наемник». Ладно, чего зря базарить. Рукопись-то глянь… Я «глянул». Минут 20 полистал по диагонали. Тогда еще не в ходу был термин «экшн», но это был самый что ни на есть «экшн из экшнов»: лихо закрученный сюжет, стремительная смена «кадров», широчайшая география событий и – просто масса драк и трупов! Текст был очень «кинематографичен», затягивал, заставлял читать дальше, но в то же время и несколько схематичен, сух, бедноват на психологические мотивировки поступков героев. Так я Борису и сказал, на что он усмехнулся: «Ты ж редактор, вот и делай как надо...» Он уехал, и я взялся за «Завещание…». Сюжет романа вкратце таков: умирающий в тюрьме старый зек рассказывает своему выходящему на свободу молодому товарищу о зарытом где-то на просторах Якутии золотом кладе и дает «инструкцию», как до него добраться. «По ходу пьесы» к охоте за кладом подключаются самые разные конкурирующие преступные группировки... И вот правил я «Завещание…», правил, и по мере, так сказать, погружения в материал все больше ощущал, насколько близко автор знаком с самыми глубинными и темными реалиями жизни преступного мира. А так как Борис теперь приезжал чуть ли не каждую неделю, то общались мы все плотнее, и постепенно узнал я о нем очень многое. Рискнув заскочить вперед, замечу: когда накануне выхода «Завещания…» в областной прессе стали появляться публикации о Бабкине, я сразу увидел в них разночтения и нестыковки с тем, что он рассказывал мне. Указал Бори-

ОЛЕГ РЯБЧЕНКО

КОГДА-ТО Я НАПИСАЛ: «ЕСЛИ КНИГА ВЫСОЦКОГО «РЕДАКТОРСКИ» СТАЛА КНИГОЙ МОЕЙ ЖИЗНИ, ТО БОРИС БАБКИН СТАЛ, НАВЕРНОЕ, АВТОРОМ МОЕЙ ЖИЗНИ»

су на это, а он лишь поморщился: «Слушай, если выдам журналистам всю правду, по ночам спать не будут. И на хрен мне это надо? Да и никому это не надо. Ты знаешь больше, но тоже далеко не все. И незачем тебе знать все…» А я, в общем-то, никогда его специально ни о чем таком и не расспрашивал. Мы, повторюсь, просто общались, хотя, кстати, иногда он предупреждал: «А вот это не для печати». – «Да я вроде писать о тебе и не собираюсь», – пожимал я плечами. Он ворчал: «Ну, мало ли…» Получается, напророчил. Но зато мне точно известно, что о нем писать можно, а о чем лучше не стоит… Борис Николаевич Бабкин родился в 1953 году в Ленинграде. Когда ему было четыре года, семья

МЫ СОГЛАСНЫ ВЗЯТЬ ВАШУ ВЕЩЬ И ЗАПЛАТИТЬ МИЛЛИОН РУБЛЕЙ, ЕСЛИ ЗАБУДЕТЕ, ЧТО ВЫ ЕЕ АВТОР.

переехала в Магаданскую область. Лет в 13 – 14 принял участие в литературном конкурсе и даже получил премию – аж целых пять рублей! Еще он стал заниматься самбо, а познакомившись с пожилым китайцем, великолепным мастером не очень распространенного, но очень эффективного стиля единоборств санчин-до, целиком сосредоточился на постижении секретов этого боевого искусства и весьма в том преуспел. После школы Борис поступил в десантное военное училище – всегда хотел стать офицером. Даже не дожидаясь окончания им училища, начальство направило Бабкина в одно из элитных спецподразделений. Конечно же, ас-рукопашник, умеющий, как он выражался, стрелять из всего, что стреляет, и управлять всем, у чего есть руль, был ценным кадром для соответствующих служб. Борис участвовал в ряде спецопераций (на самых разных континентах), выполнял со своими боевыми товарищами секретные задания. И вот – 1979 год. Афганистан, штурм дворца Амина. Затем – война, тяжелое ранение, долгие и мучительные месяцы в госпиталях. После выздоровления – снова в строй. И вдруг… 27


СКОРО В «ЛОКИДЕ» ВЫШЛО «ЗАВЕЩАНИЕ…», ПОТОМ – «НАЕМНИК», «НАЕМНИК-2», ЧЕТЫРЕ «ОЖЕРЕЛЬЯ СМЕРТИ», ДРУГИЕ РОМАНЫ С НЕ МЕНЕЕ «СТРАШНЫМИ» НАЗВАНИЯМИ.

СУДЬБА Как сейчас вижу туго стиснутые челюсти и набрякшие желваки Бориса. – Я совершил воинское преступление… – глухо выдавливает из себя он. – Какое, тебе знать ни к чему. – Повторяет: – Спокойнее спать будешь… Ну а потом – арест, лишение всех званий и государственных наград. Ждал трибунала… Но однажды я сбежал. Замочил конвоиров и сбежал… Да нет, не убил, а просто вырубил. И «бегал» я по стране около двух лет… Как с катушек слетел – грабежи, налеты на сберкассы. Пол-Союза отгастролировал: от Киева до Новосибирска. Уже настоящая охота за мной шла, и наконец повязали менты в Ярославле. После отвезли в Москву. Началось следствие, допросы и… ну да, и пытки. Но чаще – просто били. Хотя били так, что казалось, уж лучше смерть… Ну а потом были суд и приговор. Срок Борис получил немалый – и пошел по зонам строгого режима… Нелегко было там разжалованному офицеру, таких в уголовном мире не любят. И приходилось Бабкину буквально отвоевывать свое право на хотя бы относительно нормальную жизнь по ту сторону решетки и колючей проволоки. Отвоевывать железным характером и кулаками. На одной из зон в результате какого-то конфликта он неслабо «поломал» авторитетных сокамерников. Базар! Кипеш! «Погонники наших бьют!..» А на той зоне сидел знаменитый вор в законе Вася Бриллиант. «Обиженные» – к нему: надо, мол, разобраться, что за беспредел! Бриллиант выслушал обе стороны и, ткнув пальцем в Бориса, вынес вердикт: «Прав он. И чтоб больше его никто не трогал…» В заключении Бабкин провел долгих восемь лет. Кстати, в знаменитом Владимирском централе он «вспомнил молодость» – начал писать какие-то занимательные рассказы. Очень благодарными слушателями были соседи по камере, а вот тюремщики – не очень. Ознакомившись с текстом Борисовых вариаций по мотивам тургеневской «Муму», где хитрая и умная собачка Муму издевалась и

выставляла в комичном и позорном свете тупого дурака-опера Герасима, надзиратели отделали автора по полной программе…

«НАПИШУ 44 РОМАНА – И «ЗАВЯЖУ» Но даже плохое когда-нибудь заканчивается. Бабкин освободился; правда, без права проживания в городах (как «особо опасный»); на первое время поселился в деревне в Тамбовской области… (Я, многоуважаемые читатели, сделаю оговорку: мне известны в общих чертах непростые перипетии личной жизни Бориса, но я не считаю себя вправе писать об этом. А потому и не буду.) Через год он переезжает в город Грязи Липецкой области и начинает работать экспедитором кинодирекции, которая, увы, вскоре приказала долго жить. Стал разводить пчел – те погибли, отравленные «опылением» с вертолета. И, не найдя нормальной работы, Борис занялся нелегальным «бизнесом» – охранял (а может, и крышевал) местных коммерсантов, полуподпольно вел секцию рукопашного боя. Вообще, мне кажется, что именно житейская безнадега в чем-то и подтолкнула Бориса взяться за перо. Человек литературно одаренный и с уникальнейшим жизненным опытом, он, конечно, озлобился, не находя возможности официального применения собственным силам и способностям. И тогда, начав писать (писал же очень быстро, если «накатывало» – сутками не отходил от стола), он просто поставил все на кон: пан или пропал! Часто жил впроголодь, из одежды – лишь камуфляжная форма, кожаная куртка и берцы… Он писал, писал, писал – и наде-

ялся «пробиться», вырваться из военного и уголовного прошлого в мир нормальных реалий и людей. И фигурой он был, конечно, трагической. От него просто веяло постоянной тревогой и напряжением. Никогда не садился спиной к двери, точно в любой момент ожидал опасности. И улыбка – простая улыбка, а не усмешка, ухмылка или гримаса – стала изредка появляться на его лице еще не скоро. И знаете, я убежден, что именно издательство, а вернее, работавшие в нем люди поспособствовали постепенному «оттаиванию» Бориса и его «возвращению» в нормальный мир. Он не раз жаловался, что в Грязях по-человечески одинок. «Грязи, – вздыхал, – это, в натуре, «грязи»…» У нас же он начал общаться, разговаривать на самые разные темы с сотрудниками (редакторами, художниками, корректорами, а точнее – корректоршами) и гостями ЦЧКИ – писателями, поэтами, журналистами. Помню, кстати, пару его довольно бурных (в хорошем смысле слова) дискуссий с Вячеславом Дёгтевым и не только с ним. Ну а дамы наши усаживали Бориса пить чай, чирикали над ним и даже насильно кормили. И куда деваться – ел, хотя чаю всегда предпочитал крепчайший чифир. А незадолго до выхода «Завещания…» мы организовали целую «рекламную кампанию»: интервью с Бабкиным Льва Ефремовича Кройчика в «Воронежском курьере», в котором он абсолютно серьезно заявил, что через несколько лет станет одним из самых известных писателей России (мне говорил, что напишет 44 романа и «завяжет»); весьма комплиментарный материал о Борисе Елены Кравченко в «Утре»; беседа о грядущем бестселлере с автором этих

строк в воронежском вкладыше «АиФ» и прочее. Тележурналист Николай Колтаков снял отличный сюжет, показало который не только областное, но и центральное телевидение: на живописнейшем природном фоне – в районе Белой горы – Борис рассказывает о своей книге. Да еще сарафанное радио! Короче, в Воронеже «Завещание…» уже очень сильно ждали. (Кстати, нам с тогдашним главным редактором Чекировым удалось убедить автора сократить название.) Ждали – и, наконец, дождались! В июле 1994-го «Завещание на жизнь и на смерть» увидело свет. Радость Бориса была неописуемой! Он приехал на несколько дней и, получив гонорар, по-гусарски широко праздновал выход книги. А сколько он начертал автографов! В какой-то момент даже начал ворчать: мол, замахался, в натуре, но я-то видел, что он жутко доволен. Упомянутое уже сарафанное радио сработало на все 100%. В районе, где я жил (а он частенько ночевал у меня), образовался чуть ли не мини-клуб фанатов Бабкина – просто очумевших от его книги парней определенного склада характера. Когда же познакомил с Борисом пару наиболее «романтично» настроенных из них, те едва не упали в обморок от счастья, и через десять минут на лоне природы разыгрался весьма недурственный, надо заметить, банкет. И мне, грешному, досталось погреться в лучах бабкинской славы: местные хулиганы и колдыри при встрече чуть ли не вытягивались во фрунт и грациозно раскланивались: «Здрасссьте…» Но Борис подобную публику не особо жаловал – так, терпел из вежливости. Зато перед родителями моими он предстал эталоном галантности. Прищелкнув каблуками, поцеловал матери ручку, обменялся любезностями с отцом. И хоть был он учтив до невозможности, выражение лиц родителей в те полчаса живо напомнило мне эпизод знакомства Егора Прокудина с отцом и матерью Любы в шукшинской «Калине красной». И даже невзирая

НУ А ПОТОМ БЫЛИ СУД И ПРИГОВОР. СРОК БОРИС ПОЛУЧИЛ НЕМАЛЫЙ – И ПОШЕЛ ПО ЗОНАМ СТРОГОГО РЕЖИМА… НЕПРОСТО БЫЛО ТАМ РАЗЖАЛОВАННОМУ ОФИЦЕРУ, ТАКИХ В УГОЛОВНОМ МИРЕ НЕ ЛЮБЯТ. 28

№ 160 // Воронежскiй Телеграфъ


на то, что при прощании Борис был еще любезнее и оставил на столе свою книгу с автографом, мать позвонила вечером и каким-то слабым голосом попросила: «Сынок, я все понимаю, но ты уж, пожалуйста, больше таких друзей не води…» А месяца через два Борис приехал и сказал: «Закончил «Наемника». Печатать будете?» Я пошел к директору издательства Свиридову, но тот испуганно замахал руками: «Да ну его!.. И сам прекращай с бандитом этим водиться. Мне про него такое говорили…» Разумеется, Бабкину я передал только отказ по «Наемнику». Он пожал плечами: «Пожалеете еще». Как в воду глядел…

«Я УМЕЮ ТОЛЬКО ВОЕВАТЬ И ПИСАТЬ!» Да, надо заметить, что слава славой, а финансовое положение Бориса после выхода «Завещания…» особых изменений не претерпело. И он взялся за старое: снова стал участвовать в криминальных разборках, «наездах», «стрелках». Иногда приезжал с оружием. Достанет «ствол»: «Спрячь пока». Но, правда, остался у меня от тех времен Борисов «презент». Рассматривая как-то пистолет, услышал: «Извини, подарить не могу». – «Да на что он мне, – говорю. – Не люблю огнестрельное оружие, холодное люблю». – «Не базар, – кивает. – Нож подгоню. Или типа того». «Подогнал». «Типа того». А еще Борис порой на два, три, четыре месяца вербовался в «дикие гуси» – в самые разные горячие точки ближнего и дальнего зарубежья. В ответ же на мои увещевания завязывать с этим делом зло зыркал глазами: «Я умею только воевать и писать! Но раз писанина моя на хрен никому не нужна, приходится воевать. Ты лучше думай, куда «Наемника» пристроить…» И неожиданно «Наемником» действительно заинтересовались. У меня был знакомый бизнесменмногостаночник, чем только не занимавшийся. В том числе и издательской деятельностью, которая в конце 1980-х – начале 1990-х сплошь и рядом была «пиратской».

СУДЬБА

В РАЙОНЕ, ГДЕ Я ЖИЛ ОБРАЗОВАЛСЯ ЧУТЬ ЛИ НЕ МИНИ-КЛУБ ФАНАТОВ БАБКИНА – ПРОСТО ОЧУМЕВШИХ ОТ ЕГО КНИГИ ПАРНЕЙ ОПРЕДЕЛЕННОГО СКЛАДА ХАРАКТЕРА. И сам я несколько лет «пиратствовал» вместе с ним: «литобрабатывал» подстрочники переводов романов Чандлера, Агаты Кристи, Чейза, прочих западных детективщиков, а он их потом издавал. И вот, прочитав «Завещание…» и узнав о «Наемнике», этот товарищ загорелся идеей его напечатать. Они встретились с Бабкиным, обговорили условия и… И дня через два-три вдруг телефонный звонок. И – голос того бизнесмена в трубке. Непривычно тихий, дрожащий: «Юр… у меня… украли жену… Ты не мог бы вызвать Борю?..» Я «вызвал», сообщив вкратце о произошедшем, и на следующее утро Бабкин ввалился в мой кабинет с весьма кислой и скептической миной на лице: «Слушай, ты уверен, что этот фраер нам нужен? Я «пробил» информацию по нему – в долгах – как кобель в репьях. – Помолчал и выдал: – И бабу его знаю, кто взял и где держат. За долги ее и цапнули… Ну? Подпрягаться?» Я развел руками: «Тебе решать». Пришел тот друг. Бледный, руки трясутся… В общем, упросил он Бориса помочь, клялся, что издаст «Наемника». На следующее утро Бабкин появился снова. Я вытаращился на него: «Ты к нам, как на работу! Какие-то новости?» – «А какие тебе еще нужны новости? Она дома». – «Кто?!» – изумился я. «Кто-кто! Баба того фраера». – «Уже?!» – «А чего тянуть? Адрес я знал – хата в одном из сел вашей области. Взял ночью три машины своих боевиков и рванули. Подъехали, выломали дверь, грохнули ту бригаду, я девку в тачку – и в Воронеж. Тормознул на левом берегу: «Иди». – «К-куда?..» – И зенками хлоп-хлоп. «На хрен! – разозлился я. – Домой иди, дура!»

– «С-спасибо…» – И разревелась. Я вытолкал ее на тротуар, а сам по газам. Вот и все». Благодарил «тот фраер» Бабкина чуть не на коленях, но… Но «Наемника» так и не издал. Обещал-обещал несколько месяцев – и Борис в конце концов махнул рукой: «Завязывай ему звонить. Без понтов, он в натуре голый». И вдруг… И вдруг на меня выходит – сначала звонит, а потом приезжает… директор московского издательства «Локид» по имени Николай и просит связать его с Бабкиным. Наша книга и «воронежская слава» Бориса докатились до столицы, и Николай готов издать «Завещание…» в своей уже раскрученной серии «Современный российский детектив». А узнав о существовании «Наемника», обрадовался: «Да мы и его издадим!» На следующий день приехал Борис, и они с Николаем обо всем договорились. Ну и завертелось колесо! Очень скоро в «Локиде» вышло «Завещание…» (часть гонорара, несмотря на протесты, Борис всучил мне), потом – «Наемник», «Наемник-2», кажется, четыре (под номерами) «Ожерелья смерти», другие романы с не менее «страшными» названиями. На гонорар от «Наемника» он купил свою первую машину – «Москвич-2141», но та долго не прожила: сгорела (пуля попала в бензобак) во время каких-то разборок – некоторое время Борис еще слегка потряхивал стариной. Потом он купил «девятку» и стал ездить в Воронеж и Москву на ней. Постепенно преображался и внешне: «камуфляж» сменила «джинса», а когда летом 1999-го он с гарканьем «Равняйсь! Смир-рна!» шагнул в мой кабинет в «тройке» и галстуке, я чуть не свалился со стула. Смущенно пояснил:

«Да вот еду на какую-то долбаную тусовку, велено быть при параде...» Я за многое благодарен Борису, но главное – за то, что он буквально заставил меня написать два романа: «Черный Скорпион» и «Возвращение Скорпиона». Едва только у Бабкина «пошла масть», он начал меня доставать: «Ну что ты хрень всякую катаешь – «мистика», «фантастика»… Ты боевик или детектив напиши, протолкнем у Николая. Давай сюжет подброшу…» Но я гордо отвечал, что сюжетов чужих мне не надо, а детективов и тем паче боевиков писать не собираюсь. Борис же не унимался и постоянно бухтел: «Пиши детектив, пиши детектив…» И добухтелся: я написал «Скорпионов», которые, подчеркну, и с чисто фактурной стороны стали возможны лишь благодаря близкому знакомству с Борисом Бабкиным. Когда в 2000-м романы увидели свет в «Эксмо», он довольно улыбнулся: «Зашибись, взялся наконец за ум…» У него же выходили все новые и новые книги. В Питере, в «Эксмо», снова в «Локиде». По личным обстоятельствам Борис переехал из Грязей в город Кирсанов Тамбовской области. В последний свой приезд (по-моему, в 2002-м) он выглядел каким-то усталым, замотанным, прощаясь же, сказал: «Знаешь, а самое лучшее было тогда… – Вздохнул: – Было, да сплыло… Ладно, еще свидимся…» Но больше мы не встретились. Он звонил еще пару раз, а потом – исчез навсегда. Я слышал, что Бабкин перебрался в Питер и печатался уже только в издательстве «АСТ». Не знаю, написал ли он обещанные 44 романа, но что их вышло более 30, это точно. Как точно и то, что он стал одним из самых известных писателей криминального жанра в России. …Борис трагически ушел от нас 26 сентября 2011 года, а я случайно узнал об этом лишь два месяца назад. И почему-то перечитал «Мартина Идена». Ушел человек, оставивший очень яркий след в моей жизни и словно оставивший мне свое… завещание. «Завещание на жизнь и на смерть»…

ОН ПИСАЛ, ПИСАЛ, ПИСАЛ – И НАДЕЯЛСЯ «ПРОБИТЬСЯ», ВЫРВАТЬСЯ ИЗ ВОЕННОГО И УГОЛОВНОГО ПРОШЛОГО В МИР НОРМАЛЬНЫХ РЕАЛИЙ И ЛЮДЕЙ.

Воронежскiй Телеграфъ // № 160

29


ГОСТИ ВОРОНЕЖА

«РОССИЯ, ТЫ МОЯ!..» «Поэт, способный говорить о государственной истории – как лирик и о личном смятении – тоном гражданина», – говорил о нем Иосиф Бродский. «Он сохраняет живую полноту русского языка. В его стихах глубинная сродненность с историей и религиозная насыщенность», – отзывался о его поэзии Александр Солженицын. «У него бездонный словарь», – замечал Фазиль Искандер. Юрий Кублановский родился в 1947 году, в семье актера и преподавательницы русской литературы. Его дед – священник – расстрелян в 30-е годы прошлого века. СССР, Москва, МГУ, литературное объединение СМОГ, самиздат, вынужденная эмиграция в начале 1980-х. Франция, Германия, возвращение в Россию в 1990-м. Непридуманная судьба настоящего русского поэта. «С преданным привкусом счастья и бедствия, стало быть, дома…», «Небо над всей столицею, как молоко, сбежало…», «…со свастикой немного схожий едва заметный след пирке…», «Весь север Франции сурепкою зарос».

МНЕ ДОСТАТОЧНО ПРОЧИТАТЬ 30 СТРАНИЦ ЛЮБОЙ КНИГИ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ПОД КАКУЮ ИМЕННО ПРЕМИЮ ОНА НАПИСАНА, ПОД ЧТО «ЗАТОЧЕНА». Лауреат многих литературных премий, премии правительства РФ в области культуры за 2012 год, член Патриаршего совета по культуре, Юрий Кублановский с пессимизмом смотрит на будущее Европы, с тревогой – на российскую действительность. В культуре и литературе, по его мнению, зачастую присутствуют лицемерие, конформизм и конъюнктура. «Мне достаточно прочитать 30 страниц любой книги, чтобы понять, под какую именно премию она написана, под что «заточена», – говорит он. Опираться сейчас можно на христианские нравственные постулаты, приходской образ жизни, семейные ценности, бескорыстие священников провинциальных храмов. Ну и, конечно, на живую талантливую поэзию.

АЛЕКСАНДР ШУВАЕВ

С 21 по 23 марта по приглашению регионального отделения Союза российских писателей при содействии культурно-просветительского центра ВГУ в Воронеж приезжал поэт Юрий Кублановский.

КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ ВОРОНЕЖА БУДЕТ ПОСТАВЛЕН ДИАГНОЗ

30

Креативные индустрии – архитектура, кино, ТВ, исполнительские искусства, библиотеки, дизайн, изобразительное искусство, издательское дело, мода, музыка, мультимедиа, ремесла и промыслы, реклама. Именно они, по мнению Эдуарда Боякова, формируют политику, экономику, социальные модели общества, а вовсе не наоборот, как думают многие. Они меняют наше будущее. В области культуры «государство преступно консервативно, а креативный класс – аван-

гарден, они зачастую идут в разные стороны». Необходимо двигаться в одном направлении, объединяя три вектора развития: социальная культурная политика, элитарная (она же авангардная) и политика, учитывающая интересы творцов, художников в широком смысле этого слова. Именно сейчас по предложению губернатора Воронежской области Эдуард Бояков с группой, в которую входят известные архитекторы, фотографы, менеджеры, блогеры, организаторы фестивалей, дизайнеры, готовит доклад

«Культурная среда и культурная политика Воронежской области». Докладу будет предшествовать «детальное изучение среды, ее анализ, диагноз и лечение». По словам Эдуарда Боякова, Воронеж – город с огромными возможностями, один из самых «здоровых» городов России в отношении творческих кадров и взаимных договоренностей власти и социума, прежде всего за счет огромного количества студенческой молодежи. По этим показателям Воронеж уступает разве что Томску.

КАЖУЩУЮСЯ УТОПИЧНОСТЬ ЕГО ПРЕДЛОЖЕНИЙ ОПРОВЕРГАЮТ КОНКРЕТНЫЕ ДЕЛА, ФЕСТИВАЛИ, ОТКРЫТЫЕ ИМ ТЕАТРЫ, ИЗДАТЕЛЬСКИЕ ПРОЕКТЫ. ВАЛЕРИЯ ШИФРИНА

Подготовил Александр БУНЕЕВ

18 апреля в красном корпусе ВГУ с лекцией «Культурная политика и креативные индустрии: конфликт или синергия» выступал Эдуард Бояков, известный московский продюсер, режиссер, педагог. Создатель фестиваля «Золотая маска», Московского пасхального фестиваля (совместно с Валерием Гергиевым), фестиваля современной пьесы «Новая драма» поделился с присутствующими своими соображениями по поводу роли креативного класса в обустройстве современного общества.

Сколько в Воронеже залов, в которых можно ставить самые разные спектакли, давать концерты? Где разместить культурные центры, работающие круглосуточно? Как использовать старинные здания, заводские территории, этнографические районы? Как избежать скопления культурных объектов в центре города? Ответы на эти и другие вопросы – в проектах и программах Эдуарда Боякова, реализующихся в Перми, Владивостоке, других городах России. Естественно, что эти культурные модели учитывают традиции, особенности, ментальность городов и областей нашей страны. Некоторые утверждения Эдуарда Боякова спорны, но он готов к дискуссии. Кажущуюся утопичность его предложений опровергают конкретные дела, фестивали, открытые им театры, издательские проекты. Значит, его мысли востребованы, а их воплощение в жизнь – реально, тем более что, по его же утверждению, мы сейчас живем в самое свободное время за всю историю России. № 160 // Воронежскiй Телеграфъ


В РИФМУ

«ПАЦАН ПЯТИДЕСЯТЫХ» К 70-ЛЕТИЮ ВОРОНЕЖСКОГО ПОЭТА ВИКТОРА БАТРАЧЕНКО

П

резентация его стихотворных сборников всегда собирает большую аудиторию. «Люди из разных пластов моей жизни» – так говорит о поклонниках своего творчества поэт. Пласты эти достаточно обособленны: сын кадрового офицера, героя книги Ивана Сидельникова «Неутраченное счастье», студент политехнического института, сотрудник военного НИИ, кандидат технических наук, школьный учитель труда, доцент педуниверситета. Но больше всего Виктору Степановичу нравится, когда его называют поэтом. Сочинительство стихов сопровождает его жизнь со студенческих времен, когда писал рифмованные строки для институтской кавээновской команды «Кинхетилоп». Цикл таежных стихов появился как впечатление от путешествий в офицерском отпуске по тайге. Особое место в творчестве Батраченко занимает военная тематика. Этот факт он поясняет в предисловии к книге «Раскололось рассветное небо» так: «На финской войне мой отец в бою был тяжело ранен, потерял зрение. Мой дед погиб в 1942-м, когда нем-

ЗАПАХ ИЗ ПРОШЛОГО

*** Клоун в рыжем парике то наивен, то раскован, Воронежскiй Телеграфъ // № 160

цы входили в Армавир. Мой город, искалеченный войной, возрождался из руин у меня на глазах…». Воронежу послевоенному Виктор Батраченко посвятил последний из вышедших сборников, который назвал «Нет того двора». Ниже мы публикуем несколько стихов из этой книги, где автор, в том числе, называет себя «пацаном пятидесятых». Ценность стихо-

творных воспоминаний Батраченко в том, что они складываются в картину былого Воронежа, который, к сожалению, бесследно исчезает на наших глазах. В своем творчестве Виктор Степанович постоянно экспериментирует. Интересным был опыт использования стихов в разъяснении ученикам школы № 28 правил техники безопасности.

смысл реприз его рискован… За собой на поводке водит умную собаку, у которой грустный взгляд, – лает восемь раз подряд, цифру отгадав по знаку незаметному… Гремит музыка. Собака деру хочет дать. В манеже скоро выступит факир… Кульбит. Неудачное паденье. Незамысловатый трюк с доставанием из брюк реквизита. Представленье в нашем старом шапито, «Ну-ка, отними!» – конфета мне от клоуна… Я это не забуду ни за что! 16.05.08.

Ниоткуда вихрь примчался, Змей, мой змей рванулся ввысь, Улетел, хвостом виляя, И пропал, как будто не был, Может, где-нибудь разбился, Может, стал одной из птиц… Ветер стих, но отчего-то На душе тревожно стало… Счастье мне давалось в руки, Я держал его за нить. То ли в чем-то я ошибся, То ли шансов было мало… Что случилось – то случилось, Значит, так тому и быть. 5.07.06.

ЗМЕЙ Полдень знойный, луг просторный, Змей летает надо мною, Два больших зеленых глаза, Развевающийся хвост. Я со змеем этим связан Тонкой крепкой бечевою, Я тянусь за ним рукою, Я немножечко подрос…. Ничего не предвещало Перемены в ясном небе,

КАМУШКИ Из детства камушки… Лихой бросок – и камушек летит по водной глади! Отскок, отскок, отскок, отскок, отскок… Ныряет… Возвратите, Бога ради, мне берег речки, верных пацанов и камушки! Азартная затея: бросать – кто дальше – и считать… Не нов сюжет, и нынче вспомнил не затем я про то, как плоский камушек не вдруг

Батраченко – активный посетитель различных поэтических сайтов. «Интернет привлекает возможностью обратной связи, – поясняет он, – здесь постоянно проходят какието конкурсы. В некоторых из них я оказался в числе призеров, что позволило бесплатно стать участником печатных сборников. Меня пригласили в составе жюри судить об успехах таких же, как я, стихотворцев. При переписке с другими авторами возникают стихи-отклики, рождаются споры и размышления». Такой факт: на сайте «Литсовет» зарегистрированы более 18,5 тыс. авторов. В рейтинге этого интернет-ресурса Виктор Батраченко занимает 49-е место. Участие в различных конкурсах сайта заставляет его осваивать самые разнообразные жанры поэзии, и Виктор Степанович смело и с интересом берется писать то хокку, то тавтограммы (стихи, в которых все слова начинаются с одной и той же буквы). В мае Виктор Батраченко готовится отметить юбилей, до которого по внешнему виду, по энергии, по состоянию души он недотягивает лет 30. Вячеслав ВОЛДОЧИНСКИЙ.

скак��л под счет, как ставились рекорды – вчера ушел из жизни старый друг, из той ватаги он – уже четвертый… Вот камушек. По-прежнему верна рука. Бросок… Уменье не забыто. А дальше – камнем вниз. И – глубина… И по погостам – плиты, плиты, плиты… 22.07.08.

ЧАСЫ ОТЦА Все кончено. Последний оборот прошла неторопливо часовая и замерла… Часы, не уставая, отсчитывали дни его, но счет дошел-таки до своего предела – назначен он и непреодолим. Салюта треск… Голубоватый дым пороховой… Жилье осиротело. Апрельским хмурым днем закончив ход, часы, исправно шедшие годами, устав считать, остановились сами, и больше их никто не заведет. 7.07.07.

Виктор БАТРАЧЕНКО

Запах из прошлого… Как это все-таки странно, как это можно – из прошлого запах знакомый… В пятидесятых я жил во дворе ресторана. На лошадях привозили продукты. Соломой пахли телеги, а лошади – потом, трудяги, дров штабеля во дворе вкусно пахли смолою, сеном, коровами пахли молочные фляги, кухня – едой… Боже мой, кухня пахла едою! Жили не голодно, но без особого шика, позже дошло, как непросто тогда было маме нас накормить… Это ж надо, поди-ка, столько припомнил на старости лет в ресторане… 5.10.05.

ИНТЕРЕСНЫМ БЫЛ ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СТИХОВ В РАЗЪЯСНЕНИИ УЧЕНИКАМ ШКОЛЫ № 28 ПРАВИЛ ТЕХНИКИ БЕЗОПАСНОСТИ.

31


БОРИСОГЛЕБСКИЙ ТЕАТР: «ДО СВИДАНИЯ, ОВРАГ!» ОВРАГ!» Азат Марабян в роли Головастого

СТР. 22 – 23.

ПОДПИСКА НА «ВК» ПРИНИМАЕТСЯ БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ ВО ВСЕХ ОТДЕЛЕНИЯХ СВЯЗИ. ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС –

51163, 51194.

реклама

ЛЬГОТНЫЙ ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС –


Журнал "Воронежскiй телеграфъ", № 160, апрель 2013