Page 1

12+

№ 168 // ДЕКАБРЬ

Игорь ФАЙНБОЙМ

НАУЧИТЬ ДЖАЗУ ТРУДНО


В НОМЕРЕ ЗАПИСКИ АРХИТЕКТОРА

ВАШ «ТЕЛЕГРАФ» Свое мнение о журнале в новогоднем номере высказывают авторы, читатели и герои материалов, опубликованных в «Воронежском телеграфе»

стр. 4

Нужны ли Воронежу высотные дома? Где баланс между формой здания и его назначением? К чему ведет увлечение эклектикой в архитектуре?

– 5

ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ

стр. 6

– 7

Веневитиново – это памятник природы, биоцентр ВГУ, музей, база отдыха, одним словом – культовое место для многих поколений воронежцев

СОБЫТИЕ

стр. 8 – 10

ИМЕНА ВОРОНЕЖА

В музее им. Крамского – выставка литографий «Пабло Пикассо. Искушение». Полностью работы этого откровенно эротического цикла находятся лишь в семи музеях мира

стр. 11

В гостях у «ВТ» Игорь Файнбойм – музыкант, композитор, один из первых исполнителей джаза в нашем городе

В ПОИСКАХ АМЕРИКИ ИКИ США на протяжении всей истории своего существования были для России и другом, и врагом, и партнером, и союзником. Как живут простые жители этой страны?

стр. 12 – 13 СУДЬБЫ Рассказ кинорежиссера, ра, актрисы, писательницы, ы, уроженки Воронежа Елены ны Родиной, известной в мире под од псевдонимом Эл Эрсбурн, – о трагических событияхх 11 сентября 2001 года.

стр. р 1 14

– 15 ДЛЯ ЗАДУМЧИВОГО ЧИТАТЕЛЯ Классик венгерской литературы Иштван Эркень и классик воронежской комической литературы Владимир Котенко. Книги разные по своему материалу, но схожи по отношению к миру, авторы пишут об одном и том же – об абсурде д нашей жизни

стр. 16 – 17 ПОСЛЕВКУСИЕ

Кен Хенсли – участник первого состава группы «Урия Хип», автор культовой композиции «Июльское утро», дал концерт в Доме актера и ответил на вопросы воронежцев

стр. 18 – 19 ПЕРСПЕКТИВА Михаил Бычков рассказывает о будущем Камерного театра

стр. 20 – 21 стр. 22

ХРАМЫ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ История храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Горожанка Рамонского района

ИСТОРИЯ ТЕАТРА

стр. 23 ВЫСТАВКИ

Заключительный материал о Воронежском ТЮЗе, отмечающем полувековой юбилей

стр. 24 – 25

Воронеж древний и молодой. Акварели и пастель Елены Кокориной

80 ЛЕТ МУЗЕЮ ИМЕНИ КРАМСКОГО Рисунки Владимира Милашевского

стр. 26 ЗДРАВСТВУЙ, СТАРЫЙ ДОМ «Спартак» – история кинотеатра

СОДЕРЖАНИЕ // № 168

стр. 28

2

ИМЕНА

стр. 27 РОДИЛИСЬ В ДЕКАБРЕ Валерий Вольховский, Юрий Гончаров, Набиля Валитова

стр. 29

Почему в России так много людей, пишущих стихи?

сстр. 30

В РИФМУ Стихи воронежских поэтов

стр. 31 № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


Журнал

С 1919 по 1993 год не выходил по независящим от редакции обстоятельствам. С сентября 1993 года выходит в виде приложения к газете «Воронежский курьер», а с 2010 года – в качестве журнала. Директор: Юрий ПОТАШКИН. Главный редактор: Борис ПОДГАЙНЫЙ. Шеф-редактор: Александр БУНЕЕВ. Дизайн и верстка: Виталий ЯХНЕВ. Корректоры: Ольга ДОРОХИНА, Наталья КИСЕЛЕВА, Кристина ШАБУНИНА. Авторы: Наталья БАКИНА, Александр БУНЕЕВ, Андрей ГОЛИЦЫН, Игорь ЗАХАРЧЕНКО, Александр КАСЮКОВ, Лев КРОЙЧИК, Мария ЛЕПИЛОВА, Павел ЛЕПЕНДИН, Павел ПОПОВ, Екатерина ПРЕСНЯКОВА, Юрий РОГУЛЬКИН, Елена РОДИНА, Владимир РЯПОЛОВ, Эмма СТАРОВА, Александр ТИМОФЕЕВ, Сергей УКРАИНСКИЙ, Ирина ФЕДОРОВА, Яна ЦЫГАНКОВА. Фото и иллюстрации: Евгения ЕМЕЛЬЯНОВА, Татьяна ЗОЗУЛИНА, Александр КАСЮКОВ, Михаил КВАСОВ, Павел ПОПОВ, архивы воронежских музеев и театров, семейные архивы. Компьютерный набор: Татьяна САНИНА, Наталия ТАНДИЛЯН. Адрес издателя и редакции: 394006, г. Воронеж, ул. Пушкинская, 44. Телефон (473) 277-27-53. E-mail: vk@curier.vrn.ru www.v-kurier.ru © Журнал «Воронежскiй телеграфъ» зарегистрирован Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Воронежской области 1 марта 2012 г. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ36-00250. Учредитель – АУ ВО «Газета «Воронежский курьер». Издатель: АУ ВО «Газета «Воронежский курьер». Отпечатано с готовых оригинал-макетов в ОАО «Воронежская областная типографияиздательство имени Е.А. Болховитинова». 394071, г. Воронеж, ул. 20-летия Октября, 73а. Заказ № 3636. Тираж 3200 экз.

НА ОБЛОЖКЕ: Пианист, композитор, один из первых джазовых исполнителей в нашем городе Игорь Файнбойм // фото – Евгения Емельянова.

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

МЫСЛИ ПО ПОВОДУ

МЫ ПРОДОЛЖИМ НАШ РАЗГОВОР В 2014 ГОДУ

П

одводя итоги уходящего года, хочется отметить некоторые моменты, касающиеся культурной жизни города. Прежде всего, что не может не радовать, жизнь эта становится все более насыщенной и разнообразной. Фестивали, выставки, презентации, творческие встречи – все это происходит буквально каждый день, и зачастую страниц «Воронежского телеграфа» уже не хватает для того, чтобы рассказать обо всем. Тем не менее мы стараемся по мере своих скромных сил не только осветить те или иные события, но и не забывать об издаваемых книгах, архитектурном облике города, интересных гастролях. Стараемся вспоминать забытые имена, брать интервью у известных людей, публиковать на страницах журнала произведения воронежских поэтов и прозаиков, предлагаем вашему вниманию интеллектуальные беседы и споры. В журнале появляются новые рубрики и новые имена, расширяется тематический диапазон. Мы фиксируем и анализируем настоящее, оживляем прошлое и осторожно заглядываем в будущее, пытаясь сохранить некое необходимое равновесие между историей и современностью. Наряду с постоянными и привычными рубриками «Дворянское гнездо», «Персона», «В объективе истории», «Былое», «Имена Воронежа» в журнале появились рубрики «Городской контекст», «Одна, но пламенная страсть», «Города и люди», «Игра ума», «Территория истины» и другие. Это прежде всего связано с читательскими запросами, поскольку культурные интересы воронежцев весьма разнообразны. Мы рады тому, что связь с читателями не прекращается ни на один день. Люди звонят, приходят в редакцию, приносят материалы, предлагают темы, просто просят свежий номер журнала, если не успели приобрести его в киоске. Следует заметить, что это не только воронежцы, но и жители Ново-

усманского, Рамонского, Хохольского, Новохоперского и других районов области. Мы, естественно, продолжим публиковать материалы на востребованные читателями журнала темы драматического искусства, краеведения, балета, живописи, но, отвечая на ваши предложения, будем шире освещать музыкальную и архитектурную тематику, жизнь людей за рубежом, человеческие увлечения и пристрастия. Предлагая при этом вашему вниманию тематические циклы, такие как «400 лет династии Романовых», «Записки архитектора», «В поис-

МЫ ФИКСИРУЕМ И АНАЛИЗИРУЕМ НАСТОЯЩЕЕ, ОЖИВЛЯЕМ ПРОШЛОЕ И ОСТОРОЖНО ЗАГЛЯДЫВАЕМ В БУДУЩЕЕ, ПЫТАЯСЬ СОХРАНИТЬ НЕКОЕ НЕОБХОДИМОЕ РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ ИСТОРИЕЙ И СОВРЕМЕННОСТЬЮ.

ках Америки», первый материал из которого опубликован в сегодняшнем номере. Что касается тех процессов, которые всколыхнули культурную среду Воронежа в уходящем году, то мы склонны рассматривать их не как конфликт старого и нового, современного и традиционного, а как факт наличия одного и естественного проявления другого, что всегда сопровождается спорами, дискуссиями, скандалами и распрями. В итоге время ставит все на свои места. Никуда не делись литература, танец, цирк, изобразительное искусство. Кинематограф не заменил собой театр, а Интернет не заменит книгу (я в данном случае о форме). Мейерхольд не уничтожил Станиславского, Дали не уничтожил Рубенса, а Малевич – Левитана, Скрябин не запретил Бетховена, а Эдисон Денисов – Скрябина, Эйфелева башня не разрушила Лувр, а башня Татлина – дом Пашкова. Все по-настоящему талантливое – останется, а бездарное – забудется. Это, конечно, не значит, что мы не будем спорить. Страницы журнала предназначены для разных мнений и точек зрения, высказанных умно, спокойно и доказательно. И наконец – от всей души поздравляем с Новым годом глубокоуважаемых авторов «ВТ», верных друзей журнала и горячо любимых читателей, с которыми мы ведем постоянный, сложный, насыщенный и живой разговор. Желаем всем счастья, здоровья, творческих успехов, новых открытий и приятных неожиданностей. До встречи в новом, BT 2014 году! Александр БУНЕЕВ, шеф-редактор журнала «Воронежскiй телеграфъ». 3


ВАШ «ТЕЛЕГРАФ»

Вячеслав АЛЕКСЕЕВ, оперативный дежурный электроподстанции: – Я познакомился с журналом «Воронежский телеграф» три года назад, и знакомству очень рад. Для меня журнал – дверь в мир непознанного и интересного. Я как будто подружился с историками и краеведами, мастерами своего дела в самых разных областях, актерами, режиссерами, театральными и книжными рецензентами. Благодаря журналу прикоснулся к жизни предков, ощутил дух прошедших времен, приобщился к поэзии, стал посещать краеведческие чтения в Никитинке. Вот так журнал повлиял на мою жизнь. Спасибо вам за вашу работу! Поздравляю весь творческий коллектив «ВТ» с Новым годом! Желаю вам крепкого здоровья, интересных находок, ярких страниц!

Елена КОКОРИНА, кандидат архитектуры, доцент кафедры теории и практики архитектурного проектирования, заместитель декана архитектурного факультета Воронежского ГАСУ, член Союза архитекторов России: – Мы всей семьей всегда читаем журнал «Воронежский телеграф», получаем его регулярно, так как оформили подписку на газету «Воронежский курьер». Каждый раз с нетерпением ждем нового номера «Телеграфа». Мне интересны материалы о краеведении, репортажи с выставок, любопытно было прочитать об истории Воронежского театра юного зрителя. Приятно, что в журнале освещается культурная жизнь Воронежа – рассказывается о концертах, выставках, каких-то форумах, о которых сейчас не везде можно прочитать. А на последней странице – удивительное знакомство с воронежскими поэтами. Пользуясь случаем, хочу поздравить читателей журнала «Телеграф» с наступающим Новым годом и Рождеством, пожелать всем здоровья, благополучия, семейного счастья. А еще – побольше узнавать всего интересного в новом году с журналом «Воронежский телеграф».

Станислав КАДМЕНСКИЙ, доктор физикоматематических наук, профессор ВГУ – Есть люди, которые рассматривают Воронеж как дремуче-периферийный город, лишенный культурной и интеллектуальной привлекательности. Чтобы не согласиться с этим, не нужно платить миллионы рублей каким-либо экспертам. Достаточно подержать в руках и внимательно прочитать хотя бы несколько номеров сравнительно молодого журнала – «Воронежский телеграф», который, правда, имеет длительную предысторию. В отличие от ряда современных модных культурных изданий этот журнал в принципе не пытается порвать с историческими традициями и нарушить какие-либо общечеловеческие моральные и культурные запреты. В нем нет рекламно-потребительского пафоса глянцевых журналов. Его кредо – просвещение, воспитание и доброта. А какие блестящие и умные авторы выступают с публикациями в журнале на научные, литературные, краеведческие, исторические, философские, театральные, музыкальные, общегражданские, экономические и многие другие темы. А каков высочайший уровень журналистики, фотографии и дизайна этого журнала. Я всегда радуюсь, когда раскрываю его новый номер и убеждаюсь: воронежская культура жива.

Николай ШЕВЕЛЕВ, директор СДЮСШОР № 2 по акробатике и прыжкам на батуте: – В «Воронежском телеграфе» есть свой стиль, своя мелодика повествования об истории и культуре. С первого номера я для себя отметил особенность: авторы не поют, а в душе поется, не играют на музыкальных инструментах, а в душе играется. Не кричат во всеуслышание о любви к отеческим гробам, не плачут публично, на виду у всех, по утерянному, а читателям в душе и любится, и плачется. Есть в этом духовном (или в душевном, кто как воспринимает) издании нравственный, по-настоящему патриотический стержень, на который нанизываются и поэзия, и музыка, и театр, и все остальное, что представляет нашу культуру. Уверен, что и спорт появится на страницах журнала. Ведь спорт – это культура, искусство, философия. Весь коллектив журнала поздравляю с Новым годом! 4

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ВАШ «ТЕЛЕГРАФ»

Кен ХЕНСЛИ, британский рок-музыкант, композитор, участник легендарной группы «Uriah Heep»: – Поздравляю всех читателей журнала «Воронежский телеграф» с Новым, 2014 годом. Счастья, радости, успехов, хороших дел! Всего самого лучшего!

Ольга КАБО, актриса театра и кино, заслуженная артистка РФ: – Мне было очень приятно творческое сотрудничество с замечательным журналом «Воронежский телеграф». Благодарю Павла Лепендина, автора материала обо мне, за профессионализм и деликатность, за интересные вопросы и доброе настроение нашего разговора. Хочу пожелать редакционной команде журнала держать планку. Достойного издания, огромного тиража и, конечно же, преданных читателей! С Новым годом и Рождеством! Добра, радости, вдохновения!

Антон КАЛАШНИКОВ, поэт, участник поэтического спектакля «Двенадцать»: – С Новым годом всех, с новым счастьем! Какое оно должно быть, это счастье? Новое счастье – это современность и молодость. Это вдохновение и порыв. Это действие и изменение. Культурная жизнь Воронежа активизировалась, и я желаю «Воронежскому телеграфу» в новом году достойно и глубоко освещать новые культурные явления, новые события и новые лица. Современность призывает к ответу, и в силах «Воронежского телеграфа» дать его. Задача журнала в такой ситуации – не просто информировать, но анализировать и оценивать. Для этого недостаточно привлекать профессиональных экспертов. Сами журналисты должны соответствовать освещаемым культурным явлениям – а с этим давно большие проблемы. Но сейчас появилось ощущение: что-то серьезно меняется. Вместе с активизацией культурной жизни стали появляться и талантливые молодые журналисты, пишущие о культуре, – задача «Воронежского телеграфа» и других подобных изданий состоит в том, чтобы поддерживать эти новые силы, давать им развиваться и вносить новые тенденции в ландшафт культурной журналистики. Смелые экспертные оценки, борьба мнений, развернутый анализ описываемого – известные рецепты успеха издания, в том числе пишущего о культуре. Культура – это движение мыслей и чувств; это прежде всего настоящее – современность. Надо выходить за рамки описательности. Преодолевать границы формата. Вести за собой, а не быть ведомым. Чувствовать, какое оно, это новое счастье. Современность и молодость. Вдохновение и порыв. Действие и изменение. В общем, слово за молодыми авторами, за «новой кровью». Конечно, такие «юношеские порывы» сулят множество проблем и изданию, и журналистам, и читателям. Ретрограды поджимают. Актуальность порождает скандал. Вольнодумство посягает на устои. Но как быть иначе?

Юрий ЯКОВЛЕВ, народный артист СССР: – Я очарован «Воронежским телеграфом»! До того у меня был только один номер, в котором я нескромно стал его героем. Сейчас, когда почитал материалы, посмотрел само издание в совокупности, могу сказать, что подобного журнала по уровню статей, интеллигентному подходу к каждому повествованию, широте охвата затрагиваемых вами тем нет даже в Москве. Я счастлив видеть на страницах журнала имена знакомых мне людей: Павла Лепендина, Павла Попова, фотографии Женечки Емельяновой. Поражен тем, как авторы журнала все успевают делать и какие уникальные факты озвучивают в своих публикациях. Когда мы задумывали эту рубрику, то в числе первых ее героев должен был быть народный артист СССР Юрий Яковлев. В декабре 2010 года интервью с ним было опубликовано на наших страницах. А когда 1 октября 2013-го я привез Юрию Васильевичу подборку «ВТ» за два года, он был невероятно рад. Спустя несколько дней после возвращения в Воронеж позвонил актеру. Разговор начался вот с этих слов Юрия Яковлева о нашем издании. За две недели до смерти Юрия Васильевича мы в последний раз говорили с ним по телефону. Он дал согласие на то, что непременно скажет еще какие-то слова в адрес «ВТ» и поздравит любимых им воронежцев с Новым годом. Увы, не случилось… 30 ноября мы потеряли одного из самых любимых наших героев, настоящего Артиста и Человека. Павел ЛЕПЕНДИН.

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

Олег ЛАСУНСКИЙ, писатель, библиофил, почетный гражданин Воронежа, лауреат премии Правительства РФ: – Мне доводилось листать в столичных книгохранилищах переплетенные по годам тонкие иллюстрированные журналы прошлых эпох. Поверьте, это было необычайно увлекательное и, разумеется, полезнейшее занятие! Вот почему я завидую тем будущим исследователям и библиофилам, которые когданибудь станут просматривать комплекты нынешнего цветного «Воронежского телеграфа». Спустя десятилетия он превратится в ценнейший исторический источник, кладезь познаний о минувших событиях и лицах, оставивших след в культурной хронике региона. Хочется, чтобы «ВТ» в его современном состоянии продолжал совершенствоваться. И как жаль, что нет в Воронеже приличной переплетной мастерской, где можно было бы облечь подшивку «ВТ» в достойное одеяние!

5


ЗАПИСКИ АРХИТЕКТОРА

Продолжение. Начало в № 164, 165, 166, 167. Александр КАСЮКОВ

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ, БЕРЕГ ПРАВЫЙ Знакомясь с площадкой для воронежского Богоявленского собора и, видимо, не подозревая о богатом подземном «хозяйстве» Первомайского сада, власти согласились с размещением храма без учета мнения главного архитектора города. В итоге оказалось, что именно подземные коммуникации вынудили расположить храм вплотную к тротуару улицы Фридриха Энгельса. Согласно христианским канонам храм должен быть алтарем обращен на восток, а вход в храм – на запад. При вместимости до 7 тыс. прихожан такое положение очень неудобно и мешает движению городского транспорта. Кроме того, храм совершенно лишен парковки. Таким образом, даже если треть прихожан приедет на автомашинах, то разместить 2 тыс. единиц транспорта негде. Высокая вытянутая колокольня, особенно ее завершение, соперничает по высоте со зданием ЮВЖД, признанным символом Воронежа, создает две вертикали рядом, что является диссонансом в силуэте города. Улица Среднемосковская, № 1а. Этот четырехэтажный дом построен в 1990-е, в годы всеобщей вседозволенности. Рядом с ним, на углу Никитинской и Среднемосковской находится пятиэтажный дом, выстроенный еще в советское время. Расстояние между их фасадами – восемь метров, хотя по санитарным нормам разрыв должен быть равен удвоенной высоте вновь выстроенного дома, то есть 26 метрам. Такой просчет не допустит даже студент первого курса архитектурного факультета. Жильцы затененного дома обратились в суд, но иск не был удовлетворен. Воронежцы хорошо знают недавно возведенное здание, замыкающее Никитинскую при пересечении с улицей Комиссаржевской. Это нечто цилиндрообразное, стеклянное, вызывающе возвышающееся среди домов XIX и ХХ веков. Этот «цилиндр» – последний «удар» по территории когда-то популярного стадиона «Труд». 6

ГОРОДА И ГОДЫ Недалеко от стадиона, в квартале, ограниченном улицами Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Среднемосковской и Кольцовской, строится огромное двадцатиэтажное здание с незамысловатой конфигурацией. Когда пытаешься охватить его взглядом, появляется мрачное, тоскливое ощущение собственного ничтожества и никчемности. Именно о таких ощущениях рассказывали мне коллеги, побывавшие в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте. С архитектурной точки зрения в основу создания большого ансамбля должны быть положены такие принципы, как разнообразие, изобретательность, уважение к человеческому восприятию и многое другое. Если этим пренебречь, жилой комплекс будет мрачным, монолитным, разрушающим архитектурный контекст. На левом берегу появилась еще одна «достопримечательность» – три пирамиды у берега водохранилища. Они очень хорошо видны с правого берега. Предположительно высота их около 55 метров. Их еще называют «парусами», но почему? Куда плывем? Сейчас не имею возможности рассказать о том, как живется людям в этих строениях. Когда побываю в квартирах – обязательно поинтересуюсь у жильцов и как-нибудь расскажу об их мнении. Только автор проекта может рассказать о сложностях формирования квартир в заранее заданном геометрически сложном объеме, начиненном лестницами, лифтами, инженерной инфраструктурой и т.п. Вопрос заказчику: «Можно, но зачем?» – должен быть адресован до появления задания на проектирование.

Нужно ли было ломать копья, формировать, организовывать пространство, подчиняясь только одному мотиву – вызывать удивление и вопросы у жителей правого берега?

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ Недавно фирма «Аксиома» выстроила здание на Среднемосковской улице, между Пушкинской и Энгельса. Фасад примечателен «пышно» смонтированной театральной декорацией. Это здание можно использовать в качестве наглядного пособия для ознакомления студентов-архитекторов с ордерами архитектурных решений в Древней Греции, Риме, Византии и сравнения их с декоративными нашлепки «ордеров» в XXI веке. Приведу слова архитектора Райта по поводу аналогичных ситуаций в США: «…Мы также видим свою славу в том, чтобы в течение одного-двух лет построить здание почтамта, представляющее собою непомерное скопле-

ние древнеримских монументов, храмов и надгробий… Здание попечительства Монтгомери представляется нам в виде какого-то неопределенного флорентийского палаццо с большой колокольней, в которой помещается бакалейный магазин… Витрины в готических конторских зданиях, центральные части которых увенчаны парфенонами или макетами какого-либо древнего жертвенного храма, – обычное зрелище. Каждое коммерческое предприятия в любом американском городе спешит приобрести респектабельный вид, привлекая в целях рекламы по меньшей мере классику». Почему мы не учимся на чужих ошибках? Именно о нездоровом формотворчестве в архитектуре говорил Френсис Бэкон в «Очерке о жилище»: «Дома строят, чтобы жить в них, а не любоваться ими; поэтому следует предпочитать удобства внешнему их виду, кроме случаев, когда можно иметь и то и другое».

Жилой комплекс на улице Карла Маркса.

Здание на улице Среднемосковской.

С АРХИТЕКТУРНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ В ОСНОВУ СОЗДАНИЯ БОЛЬШОГО АНСАМБЛЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПОЛОЖЕНЫ ТАКИЕ ПРИНЦИПЫ, КАК РАЗНООБРАЗИЕ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОСТЬ, УВАЖЕНИЕ К ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ ВОСПРИЯТИЮ И МНОГОЕ ДРУГОЕ. № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ЗАПИСКИ АРХИТЕКТОРА ТВЕРДО УВЕРЕН, ЧТО СПЕКУЛЯЦИЯ ЗЕМЛЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЦЕССОМ ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫМ, КОТОРЫЙ ПРИВОДИТ К БЕССИСТЕМНОМУ СТРОИТЕЛЬСТВУ В ГОРОДЕ.

«Пирамиды» на левом берегу.

Обратимся к опыту разных народов. На крайнем юге Италии, в Апулии, строят купольные дома-трулли, а точнее дома-термосы. Большая высота дома – более восьми метров – и массивный купол, воспринимаемый как пирамида, спасает его обитателей от летнего зноя. Зимой же, напротив, вместительный купол сохраняет тепло. Идею купола, сохраняющего, как своеобразный термос, постоянный микроклимат, можно встретить также в архитектуре жилища боливийских индейцев. Еще пример: в сирийском селении Хан-Шейхуне строят купольные жилища, напоминающие сахарные головы. Основание жилища, квадратного в плане, складывают из кирпича. Но уже на уровне дверей дом принимает круглую, сходящую на конус, форму. Кладку обмазывают глиной, кирпичная фактура становится незаметной. Хотелось бы еще привести примеры, но могу сказать точно: в этих домах ярко проявилось философское, диалектическое начало, подход многовекового опыта, но главное – единство формы и содержания. «Форма, которую невозможно объяснить, никогда не будет красивой», говорил Виоле ле Дюк. Воронежскiй Телеграфъ // № 168

НЕБОСКРЕБЫ, НЕБОСКРЕБЫ, А Я МАЛЕНЬКИЙ ТАКОЙ… «Чем выше жилой дом, тем сильнее его контраст с физическими параметрами человека, который на протяжении тысячелетий жил на фоне природы. Есть зарубежная статистика роста нервных заболеваний, в ней прослеживается прямая зависимость от этажности и плотности заселения. И это понятно, потому что в высотном доме межличностных контактов намного больше, и нервный стресс сильнее, но у нас данная информация закрыта. Когда в 1960-е годы в СССР переходили от девяти этажей к 12 и 16, врачи возражали. Они наблюдали призывников в армии, и оказалось, что, чем выше живет молодой человек, тем больше у него проблем со здоровьем: нервы хуже, слабее скелет и так далее. Жилой высотный дом создает многие проблемы, особенно для стариков и детей, причинами чему и перепад атмосферного давления, и пожарная безопасность, вибрация, плохой воздух... В высотке отключение электри-

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

Жилой дом на улице Среднемосковская.

чества – катастрофа: лифты не работают, лестницы на такое количество людей не рассчитаны, при спуске людей в аварийных ситуациях возникает паника, за которой неизменно следуют жертвы. Идеальный тип дома – это отдельно стоящий или блокированный дом на два-три этажа. Дом на одну семью, желательно на собственной земле. Небольшие дешевые дома на одну семью популярны в таких странах, как Норвегия, Дания, Канада, США. Такой дом можно собрать за десять дней; далее вы можете делать с ним, что хотите: перестраивать, расширять. И потом живете вы на земле, окружены природой. Во многих странах говорят, что чем выше дом, тем беднее его жители. В большинстве развитых стран от 75% до 85% населения живет в собственных или арендуемых домах, в России же в таких домах живет около 20% населения. С этим отчасти связан низкий уровень рождаемости и повышенный – смертности». Это отрывок из интервью академика архитектуры Юрия Бочарова. Не стоит забывать и о техногенных факторах. Многие продукты промышленных выбросов легче воздуха, и мысль о том, что чем выше, тем воздух чище, не соответствует действительности.

«СУЩНОСТЬ ВСЕГО ОБЩЕСТВА…» Твердо уверен, что спекуляция землей является процессом противоестественным, который приводит к бессистемному строительству в городе. Она обуславливает различие в стоимости участков, резче дифференцирует размещение «роскошных» домов и жилья для широких кругов населения, что создает социальную дискриминацию. Приобретение земельных участков без разработанного плана их использования недопустимо.

Калейдоскопичность современной жизни в городе, многообразие человеческого счастья и горя, запутанность судеб, столкновение интересов, рождение новых и крушение старых идеалов, темп, ритм большого города – все эти стороны городской жизни слишком редко принимаются во внимание при разработке градостроительных проектов. Так проще и дешевле. Сейчас каждая творческая архитектурная мастерская стремится сама себе выработать задание, считая принятое решение единственно верным. На заседаниях Градостроительного совета умудренные опытом архитекторы, обсуждая проектную документацию, говорят об идее проектов, об их месте в городе, о необходимости создания ансамблей, о соблюдении гармоничного сочетания с существующей застройкой, об осторожном использовании приема контрастов в архитектуре. На деле – все подругому. Народ говорит проще: «Строят, где хотят, что хотят и как хотят!». Попробуйте, поспорьте с народом! Итак, вывод один: право земельной собственности является основой произвольного градостроительства – сознательного или стихийного. Назрела настоятельная необходимость в радикальном пересмотре понятия земельной собственности в условиях городов. «Город – это отражение на территории сущности всего общества целиком, с его культурой, учреждениями, этикой, ценностями, включающими экономическую базу и социальные отношения, которые, собственно, и составляют его структуру». Это мнение профессора социологии парижского университета Анри Лефевра. Французский архитектор Анатоль Копп, изучавший историю советского градостроительства, признал, что «…оказывается, многое из того, что пишут сегодня, найдено более полувека назад в России. Большая часть современных поисков в области социологии города, в области жилищного строительства и благоустройства ведет свое начало от градостроительных поисков СССР 1920-х годов». Добавлю, что идеологом этих поисков в СССР был академик архитектуры Владимир Семенов, беседы с которым, еще в мою бытность студентом, запомнились на всю жизнь. Может, стоит вернуться к этому бесценному BT опыту? Продолжение следует. 7


ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ Павел ПОПОВ

В

мае нынешнего года в нашем журнале был опубликован материал «Пуп лесной земли» – о старинной усадьбе Маклок, сыгравшей большую роль в истории Усманского бора, точнее его центральной части. Теперь пришло время рассказать о соседней, второй по значению усадьбе. Веневитиново – это и легендарный приречный холм, и известный в прошлом винзавод, и знаменитый биоцентр Воронежского государственного университета с уникальным музеем, и база отдыха ВГУ… Тому, кто хотя бы раз бывал на Веневитиново – отдыхал ли, учился или преподавал, нет нужды объяснять, почему его часто называют лучшим уголком на земле. А тем, кто никогда не был, объяснить очень трудно. Тем не менее начать надо, конечно, с исторического экскурса. 95-летие ВГУ – хороший повод.

«ДОЗОРНЫЙ» ХОЛМ Этот холм при впадении бывшей речки Моклок (Маклок) в реку Усмань наши предки издревле считали и важнейшим ориентиром, и одним из чудеснейших мест обитания. Высокая сухая гора, красивый берег в окружении дремучих лесов и болот с множеством дичи, грибов и ягод… В так называемой «Дозорной книге» 1615 года – самом раннем описании Воронежа – отмечено, что подьячему Якову Ключареву отведены места для рыбной ловли «с устья вверх по Усмони до Сенной полянки с моклоком». Известный историк Владимир Загоровский считал, что «моклоком» названо мокрое место – болото. Современный исследователь, ученый-биолог Наталия Хлызова выдвинула не менее убедительную версию, согласованную со словарем Владимира Даля. Моклоком (Моклаком) могла быть названа местность с характерной чередой песчаных бугров, выступающих как мослы, головастые кости (в народной речи тоже «моклаки»). Возможно, в «Дозорной книге» имелось в виду: «с моклоком» – «с выступающим бугром», то есть нынешним Веневитиновским холмом.

ВЕНЕВИТИНОВ, ДА НЕ ТОТ Долгое время считалось, что название «Веневитиново» связано с видной дворянской семьей Веневитиновых. Документы областного Госархива позволяют установить истинное происхождение топонима и воссоздать историю усадьбы, очень тесно связанную и с историей освоения леса, и с историей коммерческой жизни губернского центра. Созданная в середине XIX века усадьба Заводской угол с винокуренным заводом и прилегавшими с юга лесными урочищами находилась в совместной собственности купцов Александра Аврамова и Ивана Селиванова. В 1863 году от их наследников имение перешло к братьям-купцам Михаилу Иллиодоровичу (ок. 1826 – 1906) и Николаю Иллиодоровичу (ок. 1830 – 1900) Ляпиным – уроженцам Воронежа, знаменитым московским и российским меценатам. Если без усадьбы Маклок не состоялся бы крупный благотворитель Воронежа Степан Кряжов, то Веневитиновский холм помог прославиться на всю Россию Ляпиным. В Москве 8

ЧУДЕСА ПРИРОДЫ И ИСТОРИИ, или Пуп лесной земли – 2 они содержали приюты и бесплатное общежитие – Ляпинку – для студентов университета и начинающих художников. Братья были храмостроителями, жертвовали средства на церкви и монастыри. Особенно широкую известность они получили как герои очерков Владимира Гиляровского. В документах 1863 года отмечен завод, устроенный в усадьбе Аврамовых – Селивановых – Ляпиных действительным статским советником Карлом Федоровичем фон Вендрихом и взятый в аренду Ляпиными, а также деревянный дом с двумя комнатами «над речкой Усманкой», построенный из соснового леса, в котором, как можно предположить, и размещалась часть винного производства. В том же году Ляпины, не имея возможности управлять производством лично, доверили завод известному воронежскому купцу Николаю Григорьевичу Веневитинову (ок. 1824 – 1892). Бумаги 1863 года дают описание здешних лесных урочищ, которые активно эксплуатировались купцами. Заводской угол представлял собой участок, вытянутый по побережью Усмани – «от Аржавца» «до границы лесов Харина и Кряжова». Вероятно, Аржавцем называли ручей, впадавший в Усманку, – по характерному красновато-коричневому (ржавому) цвету воды. Ныне здесь струится небольшой источник на намытом песчаном пляже (так называемый Детский пляж). В Заводском углу рос «лес дубовый, березовый, ольховый и осиновый, преимущественно дубовый, толщиною деревьев от обруча до кола» на площади 159 десятин. Восемь десятин соснового леса было вырублено для строительства винокуренного завода, и там поднималась мелкая сосновая поросль. Сначала Веневитинов был управляющим завода, но через несколько лет, когда Ляпины окончательно перебрались в Москву, он приобрел усадьбу с 300 десятинами земли

Утраченная реликвия – усадебный дом купца Веневитинова.

Участок леса, поверженный после пожара.

ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ МНОГИЕ ТЕПЕРЬ С СОЖАЛЕНИЕМ ГОВОРЯТ ОБ УТРАЧЕННОМ ДОМЕ – ВЕДЬ ОН БЫЛ НЕ ТОЛЬКО ПАМЯТНИКОМ ИСТОРИИ НЕПРОСТОГО ОСВОЕНИЯ ЛЕСА, НО И ЛЕГЕНДАРНЫМ СИМВОЛОМ ВЕНЕВИТИНОВСКОГО ХОЛМА ДЛЯ ЦЕЛЫХ ПОКОЛЕНИЙ ВОРОНЕЖЦЕВ. Чистое озеро красиво в любое время года.

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ (остался в основном мелкий лес) в личную собственность. В 1874 – 1875 годах купец реконструировал усадьбу, построив новый завод, а также при нем паровую мельницу с четырьмя поставами. Жилой усадебный дом был обложен кирпичом и расширен до 12 комнат. В 1881 году для завода были поставлены «непрерывно действующие бельгийской системы аппараты и картофельные парники», что позволило выкуривать 300 тыс. ведер вина в год. Увы, природа мстит тому, кто хочет не помочь ей, а извлечь из нее выгоду. В 1883 году Веневитинов безнадежно разорился, его име-

витиновским. Благодаря национализации Усманского бора была создана прочная система лесной охраны, и древесные урочища удалось восстановить везде, где их вырубили купцы.

НАСТОЯЩИЕ ЗНАМЕНИТОСТИ В 1946 году на Веневитиновском кордоне под руководством видного ученого-зоолога профессора ВГУ Ильи Барабаш-Никифорова (1894 – 1980) произошло историческое основание биологической станции ВГУ. Станция успела занять, без сомнения, лучший из всех

КАК МЕСТНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ ОБЕРЕГАЮТСЯ ДВА МОГУЧИХ ДЕРЕВА: ДУБ, КОТОРОМУ НЕ МЕНЕЕ 250 ЛЕТ, И РАЗЛАПИСТАЯ 150-ЛЕТНЯЯ СОСНА, ПОД КОТОРОЙ ЧАСТО НАЗНАЧАЮТ ВСТРЕЧИ (СУДЯ ПО ВСЕМУ, ОДНО ИЗ БЫВШИХ МОЛОДЫХ ДЕРЕВЬЕВ, ВЫРОСШИХ ПРИ ВЕНЕВИТИНОВЕ).

Фото 2001 года.

150-летняя сосна – памятник природы.

Пляжный пейзаж Усманки, знакомый всем.

ние было продано на публичных торгах. Как писала газета «Дон», «фортуна отвернулась от Н.Г. Веневитинова, и он первый открыл собою ряд коммерческих несостоятельностей, которые врезались глубоким и до сих пор непоправимым следом в местной коммерческой торговле». Купец впал в беспросветную бедность, «заразился сыпным тифом в семье своего зятя, влачившего беспощадную нищету», и умер в губернской земской больнице… Но его фамилия настолько прочно закрепилась в «лесном царстве», что в советское время кордон, созданный в его усадьбе, назвали ВенеВоронежскiй Телеграфъ // № 168

из холмов Усманки. С тех пор она играла ключевую роль в изучении Усманского бора. Ниже дома Веневитинова, занятого лесниками, сначала одиноко стоял маленький деревянный домик, где жили Барабаш-Никифоров и его сподвижник зоолог Сергей Обтемперанский. На фотографиях запечатлено, как другие сотрудники рыли себе землянки для жилья, а с 1948 года рядом строили первые помещения для биостанции. В 1960-е годы образована база отдыха, к которой отошел прежний кордон с историческим усадебным домом. За годы работы биостанции и базы на Веневитиново перебывало великое множество людей. В числе именитых биологов – ботаник Константин Хмелев, энтомолог Константин Скуфьин, почвовед Андрей Щербаков (членкорреспондент ВАСХНИЛ)… На базе отдыхали знаменитости со всех университетских факультетов. Полный список беспредельно велик. В моих глазах в первую очередь возникает образ ученого-историка и шахмати-

ста с мировым именем Владимира Загоровского. Вот он, гуляя по травянистому пляжу, обдумывает, где могли стоять средневековые города-крепости; потом, усаживаясь на берегу, переставляет фигуры на шахматной доске – участвует в чемпионате мира по переписке, а вечером на киноплощадке читает студентам-иностранцам лекцию по истории края, указывая на вершину бугра, на дом Веневитинова. Старый дом был лучшим напоминанием о богатой истории леса, в котором хозяйствовали – рубили корабельные дубы и сосны – еще при Петре I… Многие рассказывают, что базу очень любил профессор-химик, лауреат Государственной премии СССР Яков Угай. Его часто видели выходящим из популярной веневитиновской баньки, завернутым в простыню. Но на природе профессор обсуждал не только погоду, но и структуру полупроводников. И для всех – знаменитых и не очень – Веневитиново ассоциировалось с ночными кострами и песнями под гитару, с вечерними купаниями и рыбалками, с походами по грибы и ягоды и просто гуляньями по красивейшим окрестностям: Чистое и Лебяжье озера, Клюквенное, Гадючье и Угольное болота и так далее… На древнем холме особо огорожена территория биологического учебно-научного центра «Веневитиново» – так теперь называется станция. Здесь проходят главную в своей учебе практику студенты биолого-почвенного факультета. Здесь же в нескольких лабораториях кипит научно-исследовательская работа. Центр возглавляет доктор биологических наук профессор Николай Простаков. Уже 48 лет его жизни связаны с эти неповторимым уголком природы. Николай Иванович старается всячески охранять не только природные, но и исторические раритеты. На домике 1946 года вывешены мемориальные доски в честь Барабаш-Никифорова и Обтемперанского. Простаков же оказался и единственным человеком, который пытался защитить от сноса главный усадебный дом – вразрез с планами тогдашних руководителей ВГУ, которые пошли на нарушение законодательства об охране памятников. Очень-очень многие теперь с сожалением говорят об утраченном доме – ведь он был не только памятником истории непростого освоения леса, но и легендарным символом Веневитиновского холма для целых поколений воронежцев. А натурное исследование здания показывало, что сводчатый кирпичный подвал с нишами в стенах относился к середине XIX века и представлял архитектурный интерес. Подвал существовал еще при Аврамовых, Селивановых и Ляпиных под деревянным зданием. И все же на Веневитинове есть другие достопримечательности. Как местные памятники природы оберегаются два могучих дерева: дуб, которому не менее 250 лет (очевидно, это один из немногих, сохраненных Ляпиными и Веневитиновым), и разлапистая 150-летняя сосна, под которой часто назначают встречи (судя по всему, одно из бывших молодых деревьев, выросших при Веневитинове). И еще по краю базы отдыха проходит межевая канава, вырытая купцами в XIX, если не в XVIII веке. Она наполовину заполнена лесныBT ми водами. Тоже раритет! 9


ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ

КТО В ТЕРЕМЕ ЖИВЕТ? Александр ТИМОФЕЕВ

С

овременный теремок на территории биологического учебно-научного центра ВГУ «Веневитиново» гораздо более богат обитателями, чем терем из старой сказки. Это музей «Природа Усманского бора», где помимо мышки-норушки, лягушки-квакушки, зайчика-побегайчика, лисички-сестрички живут сердитый кабан, важный лось, довольные косули (самец с самкой)… Одни из главных героев диорам – большой бобр с маленькой неуклюжей черепашкой, серьезная щука со смешным ежом… Да и не только животные обитают здесь, но и великое множество растений и грибов. Все они тоже как живые. Чего только стоят громадные древесные грибы на стволе березы! В двух залах музея на площади 140 кв. м размещено около 1,5 тыс. единиц основного фонда. 17 лет назад, в 1996 году, такой единственный в своем роде музей – и зоологический, и ботанический, и исторический (есть старые фотоснимки и документы) – был создан в биоцентре по инициативе его директора профессора Николая Простакова. Музей мгновенно обрел популярность среди студентов и преподавателей, ибо, если говорить не сказочно, а серьезно, в экспозиции собран огромный коллекционный материал, состоящий из представителей различных видов местной фауны и флоры. Истинная гордость музея – художественно оформленные диорамы «Бобр у плотины», «Подводный мир реки Усмань», «Русская выхухоль», «Пойменный луг», «Участок смешанного леса Усманского бора», «Насекомые луга». В экспозиции музея – гербарий редких растений, засушенные съедобные и ядовитые грибы. В витринах размещены коллекции насекомых, гнезда шмелей и ос, обитателей почв. Все это создавалось благодаря энтузиазму сотрудников биоцентра и на основе их личного материала, который они накапливали долгие годы. Студенты на летней учебной практике тоже интенсивно собирали полевой материал. Несколько коллекций и чучел подарены сотрудниками областного краеведческого музея Константином Водяновым и Валентиной Серых, директором Сомовского

10

мехлесхоза Вячеславом Кузнецовым и директором Воронежского биосферного заповедника Василием Семеновым. Кандидат биологических наук Наталия Хлызова много сделала для сбора гербариев и коллекций грибов. От самого директора биоцентра в фонд музея поступили головы европейской косули, рога европейского благородного оленя, шкура и голова кабана. Он же руководил созданием теперь уже знаменитых диорам. Например, настоял, чтобы чайка сидела не в отвлеченном месте, а на подлинном Веневитиновском холме на фоне «настоящего» пейзажа Усманки. Диорамы изготавливала целая бригада местных биологов, художников и фотографов: Игорь Халуев, Сергей Соболев, Сергей Стефани, Алексей Лопатин. Музей двумя залами не заканчивается, а только начинается! Теперь его территорией можно считать и огромную территорию леса. Много лет Николай Простаков со своими коллегами стремился к созданию особо охраняемой природной территории Усман-

Николай Простаков.

МНОГО ЛЕТ НИКОЛАЙ ПРОСТАКОВ СО СВОИМИ КОЛЛЕГАМИ СТРЕМИЛСЯ К СОЗДАНИЮ ОСОБО ОХРАНЯЕМОЙ ПРИРОДНОЙ ТЕРРИТОРИИ УСМАНСКОГО БОРА – ОТ ВЕНЕВИТИНОВА ДО МАКЛОКА. ВПЕРВЫЕ ОН ВЫСКАЗАЛ ЭТУ ИДЕЮ НА СТРАНИЦАХ «ВОРОНЕЖСКОГО КУРЬЕРА».

ского бора – от Веневитинова до Маклока. Впервые он высказал эту идею на страницах «Воронежского курьера». Тогда было много скептиков. Но два года назад ученый добился своего: ВГУ получил «зеленку», ему выделены в безвозмездное пользование 388 га из земель Сомовского лесхоза. К сожалению, несколько лесных кварталов выгорело во время знаменитых страшных пожаров предыдущего года, но тем сложнее, важнее, а значит, и увлекательнее работа биологов по восстановлению истинно русской природы. «Наши сотрудники ведут биомониторинг наземных и водных экосистем Усманского бора и со-

ников. Сегодняшнее достижение – прокладка познавательной экологической тропы в лесу. Этот заповедный островной лес Среднерусской лесостепи, чудом сохранившийся вблизи промышленного города, заслуженно называют украшением Восточно-

ВСЕ ЭТО СОЗДАВАЛОСЬ БЛАГОДАРЯ ЭНТУЗИАЗМУ СОТРУДНИКОВ БИОЦЕНТРА И НА ОСНОВЕ ИХ ЛИЧНОГО МАТЕРИАЛА, КОТОРЫЙ ОНИ НАКАПЛИВАЛИ ДОЛГИЕ ГОДЫ.

предельных территорий, наполняют новой информацией уникальный банк данных по растительному и животному миру, ландшафтам, рельефам и почвенным компонентам», – рассказывает директор биоцентра. Он просит сказать спасибо ректору ВГУ Дмитрию Ендовицкому и декану биофака Валерию Артюхову: благодаря им удалось увеличить площади центра. Превращение в музей целого леса открыло большие возможности для исследования природных процессов в динамике, для оценки современного состояния экосистем, для долгосрочных прогнозов. Итак, музей – далеко не застывшее собрание мышек и ежиков. Здесь уже давно ведут эколого-просветительскую и природоохранную работу. Организуют международные и всероссийские конференции, лекции и беседы, экологические лагеря, экскурсии для студентов и школь-

Европейской равнины. Основная водная артерия – Усмань – отличается чередующимися плесами и перекатами, многочисленными пойменными и террасными лесными озерами, ольшаниками, сфагновыми болотами, где еще обитают редкие и исчезающие виды растений и животных. Болото Самара – одно из самых крупных в наших краях, а болото Клюквенное-1 внесено в международный список особо охраняемых природных территорий «Телма» при ЮНЕСКО. Мало того, биоцентр объявил местными памятниками природы и вывесил соответствующие таблички возле ценных и любимых туристами объектов: на живописном Чистом озере, на сказочно красивых болотах Гадючьего (там действительно водятся гадюки) и Угольном (где в старину вырабатывали древесный уголь). Число музейных памятников природы растет с каждым годом. BT № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


СОБЫТИЕ

ВЕСЕЛЫЕ РИСУНКИ ПАБЛО ПИКАССО ЭРОТИКА «ОБРЕМЕНЕНА» ИНТЕЛЛЕКТОМ, САРКАЗМОМ, ИСТОРИЕЙ И, КОНЕЧНО, ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ.

В

конце ноября компания «Артгит» представила в художественном музее имени И. Крамского выставку «Пабло Пикассо. Искушение» из графического цикла Suite 347. В экспозиции 105 работ из частного французского собрания, выполненных в технике литографии с рисунков художника 1968 года тиражом всего 50 экземпляров. Полностью работы этого цикла находятся лишь в семи музейных собраниях. Довольно откровенная эротика, эмоциональная насыщенность, ирония, обращение к мифологии, зрелищам – таким, как коррида, цирк, театр, – конечно, придают всему циклу и гротескность, и символизм. Иначе у такого гениального и весьма лукавого человека, как Пикассо, и не могло быть. Трудно сказать, что побудило 87-летнего художника к созданию подобной графической серии. Может быть, это, как говорят исследователи и искусствоведы, борьба с наступающим забвением и мраком смерти заставила художника пропеть оду жизни и любви. Однако надо иметь в виду и время появления этих работ – 1968 год. Движение хиппи, сексу-

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

НИЧЕГО ФАНТАСТИЧНОГО В ГРАВЮРАХ НЕТ. В НИХ НЕКОЕ ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВО СВОБОДЫ ПИКАССО КАК ХУДОЖНИКА И ЧЕЛОВЕКА.

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

Андрей ГОЛИЦЫН

альная революция в Европе, интеллектуальный бунт... Пикассо со своим циклом – в мейнстриме. Только он показывает эротическую составляющую как главный двигатель человеческих отношений отнюдь не упрощенно. Эротика «обременена» интеллектом, сарказмом, историей и, конечно, личным опытом. Не думаю, что это уход в фантазию, как опять же говорят искусствоведы. Мол, только так, фантазируя, автор сам себе объяснял смысл своего существования. Ничего фантастичного в гравюрах нет. В них некое подведение итогов и доказательство свободы Пикассо как художника и человека. Именно о свободе он говорил в конце жизни, отрицая все навязываемые человеку зависимости, кроме одной – вечной и естественной. При всем том что гениальные линии Пикассо-рисовальщика динамичны, фигуры и ситуации подобны взрыву, глаза персонажей остаются спокойными и добрыми, улыбки – радостными или лукавыми. Их лица не искажены гримасами страсти, они жизнерадостны. Это словно повторение спустя 60 лет «розового» периода в рисунке. В этом – понимание многих вещей: скоротечности всего сущего, неизменности человеческой природы, легкости бытия и непереносимой тяжести условностей, которым человек подчиняется всю свою жизнь. И зачастую уходит, так и не освоBT бодившись от них. 11


ИМЕНА ВОРОНЕЖА

НЕЗАКОНЧЕННАЯ ПЬЕСА ДЛЯ НЕМЕХАНИЧЕСКОГО ПИАНИНО

– Неужели так однозначно? – За исключением нескольких экспериментов, которые экспериментами и остаются. – Руководитель оркестра имени Олега Лундстрема Борис Фрумкин тоже говорил, что «русский мелос» на джаз не ложится. Однако на «Джазовой провинции» они выступили с обработкой русской народной песни. Как тут быть? – Противоречие – вещь нормальная. Камаринского, например, джазисты разрабатывают уже много десятилетий. Оркестр Олега Лундстрема – это мемориальный коллектив, хотя в свое время сам Олег Леонидович был не чужд экспериментов. Теперь это своего рода музей имени Олега Лундстрема. Но вы представляете, сколько денег надо, чтобы пригласить в провинцию нормальный, профессиональный биг-бэнд. Такие коллективы вообще редко выступают на джазовых фестивалях. 12

– Кстати, в теперь уже далекие 1990-е годы к нам приезжал биг-бэнд Джорджа Грунтца… – Да, это было событие. Коллектив существует до сих пор, я его слушал здесь, потом еще раз увидел его в Америке, в этом оркестре и наши музыканты играют. Этот проект надолго, это не собрание звезд, а оркестр международный, оркестр разных поколений. Вообще, можно заметить, что новая музыка возникает на какой-то «социальной пене». Мы не хотим, чтобы у нас на улице жгли машины, буянили. Но в Америке эта музыка появилась на волне борьбы за гражданские права, да еще какой борьбы! А теперь там джаз опопсел. В Америке молодежь перестала его слушать. В отличие от Европы, где джаз слушают и где работают теперь американские музыканты, которые исповедуют традиционные формы джаза. Там есть работа, там есть публика. И Россия вроде бы тоже каким-то хвостом к Европе относится… А сейчас мы видим нашествие американского джаза. В какой джаз-клуб ни зайдешь в нашей стране, везде играют американцы. Это визитная карточка любого клуба. – А наши играют в Америке? – В общем, нет. Там и свои-то не играют. – А как же Игорь Бутман? – Да, он играет и записывается. Больше записывается, чем играет, потому что там играть особенно негде. Хотя Игорь очень активный парень, он найдет, где поиграть. Я не говорю, что вообще не играют, – просто гораздо меньше всего этого стало. Джаз – это культурное достижение Америки, он никуда оттуда не денется. Но американской публике нужно совсем другое. Знаменитый саксофонист Билл Эванс – он приезжает сюда, и я не понимаю, куда я попал, то ли на джазовый фестиваль, то ли на какую-то рок-тусовку. Хотя играет блестяще, но это абсолютный неформат.

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

– Игорь Михайлович, что вы думаете по поводу развития современного джаза? Куда все катится? Подъем или упадок? – Сейчас какое-то дурацкое время в этом смысле. В наши дни джаз движется, по-моему, не столько в сторону развития каких-то новых путей, сколько в сторону блестящего исполнительства. По всему миру работает система джазового образования: все хорошо играют, безукоризненно с точки зрения техники, знания гармонии. Но нового я ничего не слышу, за исключением того, что музыканты – и американские, и европейские, и азиатские – пытаются выйти на поле своих этнических корней. Если играет японец, то это японская музыка, если индонезиец – тоже все понятно. А вот русский джаз – это другое. Русские, как это ни странно, очень похожи на американцев. Поэтому русский джаз – это американский джаз, который играют русские музыканты.

– На одной из «Джазовых провинций» я слушал датчан. Это было обычное электрическое трио, как знаменитая группа Cream. И играли обычный блюз-рок. А на нынешней «Провинции» один коллектив исполнял нечто на грани Led Zeppelin. – Неформат становится форматом. Ну и что с того, что блюз? Би-Би-Кинг говорил, что блюз – это джаз, который получил высшее образование. Разве

Игорь ФАЙНБОЙМ. Родился 20 июня 1947 года в Воронеже. Пианист. Один из первых джазовых исполнителей в нашем городе. В 1965 году окончил Воронежское музыкальное училище по классу фортепиано. Начал играть джаз в 1963 году в оркестре Дворца пионеров и школьников, а через два года организовал квартет и выступал в кафе «Молодежное», ставшем центром джазовой жизни города во второй

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ИМЕНА ВОРОНЕЖА Led Zeppelin – это плохая музыка? Просто сейчас происходит черт знает что. Deep Purple выступает на джазовом фестивале в Монтре! Но с какой-то другой программой, это не совсем рок. Но там есть музыканты, которые умеют играть. Сейчас вообще музыканты должны уметь делать все или почти все. Чтобы выжить. – Есть в Воронеже музыканты, которые могут играть на мировом уровне? – Есть. Если бы не было таких музыкантов, то не было бы и педагогов для открытия центров джазового образования. Я веду во Дворце детей юношества, студию джаза и одновременно заведую отделением джазовой музыки в колледже имени Ростроповичей. Таких отделений в музыкальных школах у нас нет. И готовить будущих джазистов для колледжа кроме как здесь, во дворце, мне негде. Ко мне в этом году поступило 17 детей и подростков. А в музколледже для этого есть десять бюджетных мест. – А по каким инструментам идет обучение? – Контрабас, бас-гитара, барабан, саксофон, труба. Пианиста, к сожалению, ни одного не приняли, никто документов не подал. Тромбонистов тоже нет, редкий инструмент сейчас. Школа тромбона когда-то была хорошая – и у нас, в музучилище, и вообще в стране. – Но есть ли все-таки надежда на ребят с потенциалом, на достойную смену? – Иначе я бы всем этим не занимался. Сейчас экспансия девочек. Поступают второй год на ударные инструменты, на контрабас, на саксофон. – Вернемся к нынешней «Джазовой провинции». Есть ли разница в игре отечественных и зарубежных исполнителей? Тенденции разные или общие, на ваш взгляд? половине 1960-х. В 1964 – 1976 годах руководил ансамблем Воронежского технологического института. С 1984 года – педагог в студии джаза при Дворце культуры имени Кирова. Автор джазовых композиций «Холод», «Грезы», «Не с той ноги», «Сюита в красках» и др. Участник многих фестивалей, проходивших по всей европейской части России, в том числе и «Джазовой провин-

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

РУССКИЕ, КАК ЭТО НИ СТРАННО, ОЧЕНЬ ПОХОЖИ НА АМЕРИКАНЦЕВ. ПОЭТОМУ РУССКИЙ ДЖАЗ – ЭТО АМЕРИКАНСКИЙ ДЖАЗ, КОТОРЫЙ ИГРАЮТ РУССКИЕ МУЗЫКАНТЫ.

плению ансамбля «Арсенал» Алексея Козлова на «Джазовой провинции». Что вас тогда смутило – качество его игры или сам стиль? – Лично к Козлову у меня очень хорошее отношение, мы друзья давние. Он следует по тому пути, которым много лет назад пошел Майлс Дэвис. Джаз начал терять публику, ее нужно было вернуть, и джаз «оброкенроллился». – Вы великолепный импровизатор. Но сочиняете ли вы чтонибудь сейчас? – Музыку я сочиняю всегда, особенно когда сажусь за инструмент.

– Уровень игры столь высокий, что разницы никакой нет. Даже исконно американский стиль джаза – так называемый мэйнстрим – был представлен на фестивале далеко не американцами. Карина Кожевникова очень хорошо выступила. Кстати, она преподает у нас в колледже: уровень такой, что не надо никуда ехать. Лера Гехнер тоже была великолепна. Замечательная команда из Польши. Поляки всегда были склонны к экспериментам, шли в авангарде европейского джаза. Там джазовое образование существовало с незапамятных времен. Понравился дуэт из Голландии, игравший камерную музыку, – саксофон и фортепиано. Удачный сплав джаза и европейской академической музыки. Как правило, эксперименты по соединению джаза и классической музыки были неудачны. Более интересными они получались у рок-н-ролльщиков… Но было и другое. Ваня Сухарев – неизвестно, с какого боку. Эстонцы выступали – тоже джазом совсем не пахнет. Сейчас происходит ренессанс смешения стилей, но и нормальный джаз существует. – По этому поводу еще вопрос. Вы как-то раз, я помню, скептически отнеслись к высту-

ции». Гордится тем, что принимал участие в самом северном в мире джаз-фестивале – в городе Апатиты, что под Мурманском. Концертировал и за рубежом – в США, Франции, Японии, ЮАР. Преподает джаз в Воронежском колледже имени Ростроповичей и во Дворце детей и юношества. Свое мироощущение обозначает просто: «Я – русский народный еврей».

– Игорь Михайлович, как вы думаете, что нужно для того, чтобы полюбить джаз? Абсолютный слух или чутье именно на эту музыку? – Для этого необходимо пройти все эти дискотеки, все эти клубы и почувствовать: нужно что-то другое. Человек взрослеет, он не стоит на месте, он начинает понимать, что есть другая музыка, мимо которой он раньше проходил не задумываясь. Сейчас ко мне приходят ребята, которые знают о джазе больше, чем я! Иной раз говорят: а ты слушал то или это? Начинаешь искать в Интернете – и правда, что-то новое! Учить джазу тяжело, но BT научиться-то можно! Беседовал Игорь ЗАХАРЧЕНКО. 13


В ПОИСКАХ АМЕРИКИ «ЕСЛИ ВЫ ОПОЗДАЛИ ЗА СВОИМ РЕБЕНКОМ…» Понимаю, что слово «Америка» уже в зубах навязло у россиян. Куда ни плюнь – везде ее происки. Открой комменты к любой заметке – не важно, на какую тему, да хоть бы и о погоде, – обязательно обнаружатся «следы» коварнoго Госдепа… Правда, сами американцы ни сном ни духом об этом – они в своем западном далеке ни малейшего представления не имеют о том, что российский народ так близко принимает к сердцу сам факт их существования… Хотя об этом существовании имеет довольно смутное представление. А что если забыть на время про Госдеп и просто поговорить «за жизнь» американцев, в российском простонародье почему-то упорно прозываемых «пиндосами»?.. Начнем с того, что замечательный писатель-американец Марк Твен еще в 1883 году в своих дневниках дал согражданам, на мой взгляд, куда более точную характеристику: «Кто такой англичанин? Человек, который делает что-либо потому, что так делали раньше. Кто такой американец? Человек, который делает что-либо потому, что так раньше не делали». Конечно, американцы, на первый взгляд, народ действительно странноватый, нестандартный какой-то. Прямо вот так, с ходу можно назвать множество разных странностей, которые за ними водятся. К примеру, американцы упорно держатся за Вторую поправку к Конституции, разрешающую свободное владение оружием, несмотря на то что это оружие слишком часто стреляет – особенно в школах. Если вас на дороге остановил полицейский, вы ни в коем случае не должны выходить из машины, в противном случае тот может «открыть огонь». В Америке уже давно приняты законы, запрещающие курение в парках и прочих общественных местах, но только сейчас предпринимаются попытки принять законы, запрещающее приходить в общественные места с оружием.

14

Половина взрослого населения в свободное время занимается волонтерством – люди бесплатно работают в госпиталях, хосписах, приютах для бездомных. Но при этом не задерживаются на службе, если это не оформляется как овертайм. К примеру, в детских садах можно встретить объявление: «Если вы опоздали за своим ребенком на 10 минут – платите $5, опоздали на 20 минут – $10».

УНЦИИ И МИЛИ Американцы дружно и решительно выходят на всякого рода протестные акции, забастовки; в штате Вашингтон ими особенно увлекаются школьные учителя и служащие компании «Боинг». Более 100 млн американцев зарегистрировали себя донорами органов в случае гибели – отметка об этом ставится в водительских правах. В Америке нет системы больничных листов и медицинских справок. Женщин после родов отправляют домой через сутки. В Америке наперекор всему миру используют старую английскую метрическую систему – с унциями, инчами, футами, милями и пр., несмотря на то что даже сами англичане от нее отказались. В американской школе среди наказаний практикуется временное исключение на срок от пяти дней и больше. За самые серьезные нарушения школьного кодекса исключают на целый год. Детей до 12 лет нельзя оставлять без присмотра дома, в общественном месте или автомобиле, как следствие – штраф и арест родителей (в некоторых штатах предусмотрен порог в десять лет, в некоторых – 14). Детей никоим образом нельзя бить. Если сей факт выйдет наружу – полицейского расследования и суда не избежать. Школьники пишут исключительно карандашами. Американцы не любят заборов. Если и огораживают, то только задний двор, но такиe дворы в меньшинстве, поскольку заборы портят «общий вид». При этом садовая мебель и инвентарь остаются в свободном доступе. Почта и прочие службы доставки просто оставляют посылки под вашей дверью.

ЦЕННОСТИ И

К

ем только не была для России Америка: и другом, и партнером, и конкурентом, и врагом. До 1917 года наших крупных промышленников называли «русскими американцами», в разные годы советских времен у нас были «американские шпионы», не подозревавшие об этом, космополиты, низкопоклонники и стиляги, «пресмыкающиеся перед американским образом жизни», совместные российско-американские предприятия, иностранные агенты, «живущие на подачки Госдепа». Друзья СССР и России из США тоже были разными, как и их интересы. Арманд Хаммер, Мохаммед Али, доктор Хайдер. Они, за редким исключением, не покидали пределов Садового кольца и судили о жизни в Советском Союзе по московским меркам… Однако сейчас чуть ли не у каждого второго российского жителя есть друг, родственник, знакомый или знакомый знакомого, живущий в США или достаточно часто бывающий там. Америка приютила многих наших сограждан, уехавших по политическим, финансовым, матримониальным и другим причинам. Несмотря на это, мы плохо знаем друг друга. Простые американцы как-то редко нас посещают. Даже в 90-е годы прошлого века, когда границы открыли, к нам в Воронеж приезжали весьма специфические граждане США. Общение с американцами в это время ограничивалось порой короткими встречами с представителями дипломатических служб и медиахолдингов. Но определенные выводы можно было сделать и из этих встреч… Все упирается в привычные символы, не меняющиеся десятилетиями: русский балет, Достоевский, водка, икра, вторжение в Афганистан, перестройка, русские горки – с одной стороны; Голливуд, рок-музыка, НАСА, война во Вьетнаме, американская мечта, американские горки – с другой. Ну и, конечно, Кремль и Белый дом с меняющимися лидерами. На самом деле представление друг о друге складывается из других, не очень заметных и известных вещей. Как-то приятно, когда Сандра Буллок в интервью говорит, что на съемках «Гравитации» комфортнее всего ей было в русском скафандре. В 1970-е в американских барах был популярен коктейль «Союз – Аполло» из виски, водки и лимонного сока. А культовый композитор Рой Харрис, автор кантаты «Авраам Линкольн идет в ночи» (или, как перевели это название в выходившем в советское время журнале «Америка», «Авраам Линкольн ходит ночью»), одну из своих замечательных симфоний посвятил героическим защитникам Сталинграда. Надо больше знать друг о друге… Редакция «ВТ» предлагает вашему вниманию серию материалов об Америке и американцах журналиста Ирины Федоровой, уехавшей из Воронежа в США в середине 1990-х и изучившей вопрос, что называется, изнутри. Уверен, вы узнаете много нового и интересного. Александр БУНЕЕВ.

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


В ПОИСКАХ АМЕРИКИ

СТРАННОСТИ

Почтовые ящики у подавляющего большинства граждан не запираются. С какой-то неистовой страстью американцы растят, холят и лелеют траву вокруг дома, как будто у них по десятку прожорливых кроликов. Тщательно сортируют домашний, дворовый и прочий мусор, раскладывая его по специальным бакам разных цветов. Когда продают дом и переезжают в новый, всю домашнюю технику – стиральные, сушильные, посудомоечные машины, холодильники, микроволновки – оставляют на месте, потому что «так принято». Постоянно и беспричинно извиняются друг перед другом. В любой очереди держат дистанцию друг от друга как минимум в полметра. Много и быстро говорят, причем умеют это делать на одном дыхании, без пауз.

ФУТБОЛ И СОКЕР В пригородных районах, где живет основная масса граждан, со встречными принято здороваться или хотя бы обменяться улыбками. То же самое касается парков, прогулочных лесных и горных троп. Продавцы магазинов никогда не обслуживают покупателей молча – они обязательно скажут вам пару приятных или шутливых фраз, комментируя ваши покупки, пожелают «радоваться хорошему дню», в непогоду посоветуют быть осторожным на дороге и т. д. Когда вы возвращаете вещь в магазин (а американцы, прямо скажем, этим злоупотребляют), вам говорят «спасибо». В супермаркетах ваши продукты укладывает кассир или его помощник. Вам лишь надо ответить на вопрос, что для вас предпочтительнее – «бумага или пластик». Женщинам и пожилым людям предлагают помощь – донести сумки до машины. Американцы подчиняются строгому дресс-коду в офисах, остальное время одеваются как бог на душу положит, зачастую нелепо и не по сезону. Похоже, что никогда не мерзнут. Даже при нулевой температуре и ниже некоторые упорные граждане ходят в шортах, особенно школьники, а дамы – в туфлях на босу ногу. В стакан снача-

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

ла кладется куча льда и только потом наливается напиток, неважно – какой. Летом в офисах арктическая температура. Никто ни на кого никогда не оглядывается – как бы нелепо встречный ни выглядел. Не смущаясь, могут сесть там, где стоят: на пол, на асфальт, на землю. Никогда не расстаются с бутылкой питьевой воды. После ланча служащие бегут в туалет чистить и «флосить» зубы. Старый добрый футбол почему-то называют сокер, а в игре, называемой футболом, «гоняют» мяч руками.

ЧТО ТАКОЕ ГРЕЧКА? Обожают праздники, к каждому из которых украшают дома соответствующими флагами, световыми гирляндами и прочими затейливыми декорациями. Один день в году – в так называемую черную пятницу – дружно, как на работу, отправляются на шопинг в четыре часа утра. К 31 октября каждая семья закупает килограммы конфет, чтобы откупиться от «нечистой силы», в то время как их дети под видом этой «нечистой силы» ходят по чужим домам и собирают килограммы конфет. Не пользуются поездами – железных дорог в стране практически нет. Не знают, что такое гречка. Не собирают грибов, даже если это белые… Конечно, список этот можно длить и длить, поскольку само понятие «странности» достаточно условно. А может быть, совокупность всех этих странностей и есть то, что подразумевают под словами «национальный характер»? Ну а что касается «американских странностей», а также и «американских ценностей», они, на мой взгляд, стоят того, чтобы приглядеться к ним повнимательнее. Со своей стороны постараюсь быть максимально объективной. При этом сразу хочу признаться, что на вопрос: «Нравятся ли мне американцы?» – я отвечаю: «Да». И хотя не все я могу до конца понять и принять в этой стране, думаю, что она все-таки неплохо приспособлена для достойной человечеBT ской жизни. Ирина ФЕДОРОВА, США, Сиэтл.

15


СУДЬБЫ

КЛЮЧ П

о телевизору: …осколки, грохот, дым, крики, недоумение, растерянность, глаза, страх и отчаяние, люди, прыгающие вниз из окон и разбивающиеся, вой сирен… лица у телеэкранов, слезы… борьба за выживание и храбрость спасателей… узкий коридор, группа людей на полу, ожидание голоса-команды из мегафона, молчание, страх, в конце концов – бег по квадратной винтовой лестнице вниз, в поисках выхода… У одной женщины отказали ноги, она медленно, как во сне, опускается на ступеньки, просит о помощи… Ее менеджер, человек, с кото-

16

рым она здоровалась по утрам десять лет, бежит вниз и, отводя глаза, говорит: «Sorry, каждый сам за себя»… Сутолока, крутящиеся двери, толпа, глаза, страх, мат, злость, ненависть, ужас, недоумение, прострация. Кто-то бьется о стекло. Крутящиеся двери… Медленно движется людской поток. Вот ктото вырвался, побежал. Вдруг ему на голову падает какой-то предмет… Удар!.. …Через секунду он смотрит вниз – это рука человека. Кровь. Дрожь. Смрад, гарь, копоть, и падающие головы, руки, ошметки тел… Взрыв, уханье, осколки… Девушка лет двадцати отчаян-

но бежит по асфальту, за ней по пятам всепоглощающие клубы из дыма, обломков здания, дорожных знаков, велосипедов и мусора… Стук в висках, слезы… Вот справа MacDonald’s. Туда? Там люди, битком, а может, пустят? Как втиснуться? Рывок – дверь закрыта, отчаянный голос: «Пустите, пустите, please, help! Ради Бога!» Волна уже близко. Совсем близко. Вдруг, как во сне, дверь открывается, и она втискивается вовнутрь – душно, тела, дыхание, жизнь! За окном MacDonald’s’а – смерть! Крик – вот он полетел, тот, кто стоял и плакал на окне 86-го этажа. Плакал и все зво-

нил, звонил, чтобы сказать хоть кому-то о том, что он жил и что сейчас, через минуту, через секундочку – его не будет, не будет больше уже никогда! Нога, толчок, полет вниз, и все белое, белое, и больше нет ничего. Ничего? Нет… …Нет, меня там не было в этот день. Задаваться вопросом почему – бессмысленно. Ответ сокрыт где-то очень глубоко в подсознании. Это секрет. Я знаю его. Но даже если я и скажу вам его словами, то он не будет раскрыт. Слова тут бессильны. Итак – меня – там – в тот день – не было! Не было физически, материально, как многих, но мысленно, телепатически, метафизически – я там была. Я принимала сигналы-волны, и от них холодела кровь. Я была в ступоре обреченности. Порой мне кажется, что все, что происходило в тот день, было всего лишь кошмарным черно-белым сном. Как это было со мной: …за десять дней до этого я, как всегда, проходила в крутящиеся двери, шла по зеркальной поверхности мраморного пола, проводила карточкой по детектору, вызывала лифт, поднималась на 21-й этаж. Работа, полуденный lunch, парк… Вопрос: «Почему наше здание без антенны, а рядом, подобное ему, с антенной?». Ответ: «Это чтобы ты отличала первое здание от второго». Теперь я знаю: мое – второе. Иду обратно. Вестибюль, мрамор, вертушка, детектор, по-

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


Сегодня мы предлагаем вашему вниманию рассказ режиссера, актрисы, писательницы, уроженки Воронежа Елены РОДИНОЙ, больше известной в мире под псевдонимом Эл Эрсбурн (Еl Еаrthbourne). Елена родилась 20 апреля 1972 года в столице Черноземья, в семье ученых. Здесь окончила школу, затем ВГАСУ, поступила в аспирантуру. Затем была учеба в Санкт-Петербургском госуниверситете, защита диссертации на тему «Принципы реконструкции прибрежной территории города Воронежа». А дальше – отъезд в Японию и учеба там. Потом – переезд в США, в Нью-Йорк, где она по сей день живет. В этом году, спустя 14 лет, она приехала в Воронеж. И предоставила «ВТ» эксклюзивное право публикации своего рассказа, посвященного трагическим событиям в Америке 11 сентября 2001 года. Эта дата стала ее вторым рождением. лицейские и собаки. Что-то случилось? Ответ: «Никто не знает. Скорее всего, ложная тревога…» Еду на лифте вверх. Беспокойство. Люди. Недоумение. Что-то ищут? Ложная тревога. Смех… 31 августа. Завтра отпуск и первый день осени. Запланирована долгожданная встреча с мамой в Париже. Пухлое лицо менеджера-ирландки, голос из рупора: «Вам положено официально только десять дней отпуска, no more than that!». 10-го обратно. 11-го, в восемь утра, на работу. Телефон. Гудок. «Мама, здравствуй. Все в порядке. Прилетаю 1-го, 10-го обратно». Мама: «Постой, но 10-го из Парижа в Москву самолетов нет». Ну что же делать? Решено: «Ты останешься в Париже одна. Одна всего лишь на один день. Я должна быть 11-го, в восемь утра, как штык на работе». «Да, доченька, понимаю – крупная фирма, ответственность. Деньги. Твоя судьба…». Кладу телефонную трубку. Мысль: «11 сентября – 30 лет со дня свадьбы моих родителей. Мама одна – в этот день – в Париже? Без знания языка? Одна в комнате? Слезы?» Телефон. Туристическое агентство. «Простите, не знаю, что делать…». В трубке незнакомая женщина. «Дайте совет, как быть, ведь мать одна. Менять или не менять билет? Остаться или вернуться?». Голос в трубке: «Решайте сами. Ваш

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

Разбившийся самолет «Боинг-767-222» авиакомпании «Юнайтед эйрлайнз», бортовой номер N612UA, 10 сентября 2000 года.

выбор». Выбор. Мать или карьера? Мать или Деньги? Решила: «Меняйте билет. Нет, постойте! Я перезвоню». Иду как в бреду. Менеджер. Немой вопрос: «Что надо?». Мольба в глазах: «Простите, можно взять 11-е без содержания?». Пауза. Понимаете… Мать. «Ну, давай подпишу, только денег не будет, лети!». Все получилось, радость, завтра отъезд! Надо только сложить portfolio. Еще раз просматриваю за минуту годы – Россия, Япония, Китай, мысли, планы, мечты, бессонные ночи, competitions – все здесь. Задвигаю ящик, последний взгляд на стол… Аэропорт. Радость. Странно – никто не улыбается. Все ждут. Что-то не так. Отрешенные лица стюардесс. Air-France. Что-то с самолетами? Голос диктора: «Люди, сегодня полетов не будет, всем выдадим ваучеры на проживание в отеле этого города». Как? Невозможно! Мне надо лететь! Ведь мама уже в Париже! Слезы. Поймите, ведь у меня только десять дней! Отчаяние, просьба, мольба, опять слезы. Француз, капитан самолета. Смеется: «Русская?». – «Да!». – «Мест нет». Быстро пишу адрес гостиницы в Париже. «Передайте ей деньги. Она там совсем без денег!». Постойте, а сколько ж у меня денег? Слезы… «Ну ладно, посадим вот эту, что рыдает, и нашу, француженку, CFO». Париж воздушный! Мой Петербург лишь его зимняя копия. Мама. Время летит быстро. И вот уже расставание близко. Последний вечер вдвоем с мамой. Улица. Вечереет. Она смотрит вверх на высокое здание. Вопрос: «А как же самолеты?». Ответ: «А наше здание еще выше. На нем огни – не опасно!». Аэропорт. Две разные двери. Мама летит раньше. Я ухожу быстро, не оглядываясь, с трудом сдерживая слезы. «Ваш билет?», багаж, самолет. Я сажусь у окна. Даль неба. Земля. Рядом садится мужчина.

Мне как-то не по себе. Пульсация мысли: «Террорист, террорист». Лысый с усами, араб. Телепатия, несовершенное восприятие волн? Пауза, взлет, еда. Я так люблю еду в самолете. А мой сосед говорит стюардессе: «Я буду спать. Принесите, пожалуйста, еду, когда я проснусь». Ну и ну. И опять в голове: «Террорист, террорист». Что со мной, что?! Он просыпается. Кнопка вызова стюардессы. «Принесите еду». Она уходит. Через минуту. Шепот над ухом: «Простите, но еду принести не могу. Случилось… Ну, в общем… катастрофа в нашем городе. Пожалуйста, никому не говорите. Мы не хотим паники». Но я-то все слышала. Я-то все слышала! Катастрофа?! 11 сентября – усекновение головы Иоанна Крестителя. А он взял и сказал: «Произошло…». Но что, что, что?! Телефоны, глаза, талмуды, молитвы, немецкий, французский, английский, арабский, русский… Услышали новое имя – Bin Laden. «Пожалуйста, одолжите телефон на минуточку». «Нет, не могу, мне самой надо звонить»… «А вы? Вы?! Пожалуйста. Мужчина. Пожалуйста! Ради Бога!». «О’кэй. Только быстро». «Алло, папа? Да, я жива. Но я потеряла работу. Да, мое здание». Ответ: «Глупая, но ты же жива!!!». Мы над Канадой. Мест для посадки в Ванкувере нет. Ну что ж, садимся на остров Newfoundland, город St. John’s. Аэропорт under construction. Аплодисменты. Бабочка. Зеленое поле, лес, озеро, холодный океан, маяк, сувениры – все это там. Здесь – суета и растерянные лица. «Русская? В другой зал! Ожидайте!». Арабы, негры, дети, зеленые стулья, кафельный пол. «Ваш паспорт». «Вот». «Ждите». Жду. Час, два, три… Женщина-канадка в иммиграционном окне. Красный паспорт. Удар. Штамп. «Проходите». Слезы. Люди. Человек двести. «Куда?» Очередь. «Вам

в церковь». Захожу. Пол. Спальник. И люди, люди, лица, тени. «Я король Нигерии и должен быть на заседании ООН… А это моя жена… А вы симпатичны… Ложитесь рядом…». Слезы. К стенке. Лицом в спальник. Клубком, калачиком. Крест. Не могу спать. 2-й, 3-й, 4-й, 5-й час утра. Где я? Это сон? Что будет теперь? Телевизор. Вопрос: «Что вы плачете?». – «Я работала там. Мои друзья? Враги? Живы ли?». – «Смотрите, ваша фирма на экране. Все живы!». – «Нет, постойте – вы в списках погибших». Телефон. «Hello. Yes, I am alive… in Canada…». Как жить теперь? Бездна недоумения. «Но вы живы!» Жива? Аэропорт. Прощай, суровый St. John’s и добрые гостеприимные люди, что шьют одеяла в помощь далеким и неизвестным сибирским семьям. Жизнь. Больше репетиций нет. Голос: «Вы только одна тут из всего самолета, кто работал там! Вы родились в рубашке! Считайте – второе рождение». Перебираю вещи. Связка ключей. От входной двери, от квартиры, от почты… и этот серебристый с надписью: «World Trade Center Do Not Duplicate». Дымка, дождик, сентябрь. Do Not Duplicate… Полет, посадка. Квартира. Интересно, засох ли цветок? Я дома. Дома? Или на планете Земля? Или в жизни? Кто я? Как жить? Мое portfolio и все документы сгорели, я там их оставила, в столе. Ответ: «Будь честной». А в руке ключ. Вы живы! Солнце, закат, образы. А завтра рассвет, и снова движение, образы, жизнь. Я научилась молиться: «Господи, дай всем людям на этой планете минуточку счастья, но только всем, понимаешь, всем!». Разбираю вещи. Кладу ключ в коробочку – на память. Туннель в пространстве и времени: годы, лица, расстояния. Приятель: «Да поставь ты этот ключ на eBay, хоть что-то заработаешь». Ответ: «Не могу, BT это ключ к новой жизни».

17


ДЛЯ ЗАДУМЧИВОГО ЧИТАТЕЛЯ

ОЧЕНЬ ТРУДНО СМЕШНО РАССКАЗЫВАТЬ О ГРУСТНОМ полнительной славы, я – без вожделенного гонорара. Однако интенсивный Котенко продолжал работать, о чем свидетельствуют 576 страниц его очередной – 11-й, кажется, – книги. Что сказать по существу содеянного Владимиром Котенко? Сатирик – всегда парадоксалист. Он доводит до комического заострения банальную бытовую ситуацию и тем счастлив.

Котенко В.М. Медные лбы. Сатира и юмор. – Воронеж: ОАО «Воронежская областная типография», 2013 – 576 с. Новый том произведений Владимира Котенко получился увесистым: судя по всему, медных лбов, о которых рассказывает писатель, у нас в стране видимо-невидимо. К тому же Владимир Михайлович Котенко, готовясь, надо пола-

гать, к предстоящему 80-летию, отобрал для публикации лучшие свои вещи, расположив их с присущим ему остроумием по алфавиту – от «А» до «Я». Правда, алфавит исчерпал себя на букве «Ш» («Шкура» называется последний вошедший в книгу рассказ). Аккурат трех значащих букв не хватило для полного авторского счастья (твердый и мягкий знаки, а также буква «Ы» – не в счет). Пишет Владимир Котенко со студенческой поры, которая завершилась для него в 1962 году на истфаке ВГУ. Пишет один и вместе с Аркадием Давидовичем (оба – признанные классики воронежской комической литературы, хорошо известные по публикациям в стране и за ее рубежами). Так что Владимиру Котенко есть что итожить – рассказы, фельетоны, повести, пьесы и даже один сценарий, созданные легко пишущим автором, нашли свою аудиторию. И всюду – удача. Правда, однажды удача отверну18

ный читатель котенковских комических новелл, начинаю искренне верить в то, что знаменитый мальчик из андерсеновской сказки о голом короле, когда вырос, превратился в обыкновенного бюргера, отрекшегося от своей детской наивной честности, превратился в благообразного чиновника, сделавшего в общеизвестном королевстве соответствующую карьеру («А мальчик-то голый!»). И я в такое невероятие верю. Потому что хотя Владимир Котенко в своих взглядах не всегда смешон (пальчик указательный нет-нет да и высунется в необязательном месте), но всегда наблюдателен и знает толк в демонстрации собственного остроумия. (Кстати, не для красного словца замечу, что самые смешные рассказы у Владимира Котенко прошли под буквой «Г» – «Глас народа», «Гоголь-Моголь», «Голая правда».) Но, может, мне это только кажется? Книга издана тиражом в тысячу экземпляров. На 576 страницах. Думаю, у этих 576 страниц BT найдется свой читатель.

АБСУРД РЕАЛЬНОСТИ, КОТОРЫЙ МЫ НАБЛЮДАЕМ ПОВСЕДНЕВНО, КОТЕНКО ДОВОДИТ ДО ТАКОГО НЕВЕРОЯТИЯ, ЧТО НЕВОЛЬНО НАЧИНАЕШЬ ДУМАТЬ: НЕУЖЕЛИ ТАКОЕ ВОЗМОЖНО? лась от Владимира Котенко, когда он пригласил меня написать слова песен к мюзиклу «Война с амазонками». Идя навстречу пожеланиям непрерывно трудящегося сатирика, я исполнил его волю. Спектакль был готов к постановке в Краснодарском театре комедии. Говорят, по городу уже висели афиши, и карман мой согревали мысли о гонораре. Но что-то там у них, в Краснодаре, не сошлось – спектакль сняли. Котенко остался без до-

Владимир Котенко – мастер такого рода заострений. Несмотря на свое гуманитарное образование, он скорее конструктор, нежели летописец. Абсурд реальности, который мы наблюдаем повседневно, Котенко доводит до такого невероятия, что невольно начинаешь думать: неужели такое возможно? Но сказал же Людвиг Фейербах: «Остроумная манера писать предполагает остроумие также и в читателе». Поэтому я, правовер№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ДЛЯ ЗАДУМЧИВОГО ЧИТАТЕЛЯ

НУЖНЫ ЛИ ШЛАГБАУМЫ НА ЗЕМЛЕ? смиряется с жизнью, которой быть не должно. Вдова писателя, Жужа Радноти, в беседе с Дмитрием Дьяковым, составителем книги произведений писателя, вышедшей в Воронеже, заметила: «Абсурд – это слово не совсем точное для определения творчества Иштвана. Другое дело, что… гротескные ситуации у него оборачиваются жестким абсурдом, в котором узнается реальность». «Абсурд, в котором постигается реальность» – ключевая характеристика творчества Иштвана Эркеня, рассказывающая о жизни человека в окружающем его мире.

Эркень И. // Воронеж / Редактор-составитель Д. Дьяков. Пер. с венгерского Т. Воронкиной. – Воронеж: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2013 – 160 с. Согласитесь – не часто имя нашего города попадает на титульный лист книги зарубежного автора. А тут – известный венгерский писатель Иштван Эркень. Бывший солдат армии захватчиков, советский военнопленный. Человек, рассказывающий о том, что может случиться с солдатом, воюющим на чужой земле. В сборник «Воронеж» вошли две пьесы («Воронеж» и «Молчание мертвых»), проза писателя (шесть рассказов) и его публицистика («Война была для меня самым значительным, судьбоносным событием жизни»). В чем пафос этой небольшой книжки, изданной в Воронеже тиражом в тысячу экземпляров? В том, что нельзя жить во лжи. В том, что абсурд жизни заключается не столько в том, что жизнь изначально фальшива, а в том, что люди смиряются с этой фальшью и даже начинают искренне верить в то, во что по здравому смыслу верить никак нельзя. Но человеку, к сожалению, привычнее чувствовать себя всегда правым, поэтому он

Книги читал Лев КРОЙЧИК

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

АБСУРД ЖИЗНИ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НЕ СТОЛЬКО В ТОМ, ЧТО ЖИЗНЬ ИЗНАЧАЛЬНО ФАЛЬШИВА, А В ТОМ, ЧТО ЛЮДИ СМИРЯЮТСЯ С ЭТОЙ ФАЛЬШЬЮ И ДАЖЕ НАЧИНАЮТ ИСКРЕННЕ ВЕРИТЬ В ТО, ВО ЧТО ПО ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ ВЕРИТЬ НИКАК НЕЛЬЗЯ.

Пьеса «Воронеж» – трагедия любви, случившейся на войне. Венгерский сержант Патаки и русская учительница Рая, встретившись в Воронеже, невероятным образом пытаются понять друг друга. Тема «любовь посреди войны» для мировой литературы не нова. Интересует не столько любовь, сколько та бесчеловечная жизнь, которой любовь противостоит. Драматург вспоминает войну как наваждение, убивающее жизнь, но неспособное убить естественное человеческое чувство. Солдата, выжившего среди 60-тысячной венгерской армии в степях под Воронежем, спасла не смекалка солдатская (хотя Патаки ее не занимать) – спасла любовь. «Война, – пишет Иштван Эркень, – стала для меня самым значительным, судьбоносным событием жизни. Как ни странно звучит, но именно тогда я стал человеком. <…> Военный плен – участь на редкость незавидная, но те, кому удалось ее пережить, думается, прошли неплохую школу». Главный итог этой школы – обладание чувством свободы, перерождение, избавление от эгоизма, от обезличивания, становление человека, признающего за собой право чувствовать себя независимым. И при этом, признается писатель, «с тех пор я чувствую максимум, что один человек может дать другому, – это солидарность». Совсем не плохо сказано: слова ушедшего из жизни много лет назад венгерского писателя звучат актуально и в наши дни, раздираемые озлоблением, подозрением, нелюбовью к людям инакомыслящим, с другим цветом кожи, с другим разрезом глаз. Казалось, мир должен был бы повзрослеть и многое познать за годы, прошедшие с той далекой войны. Но поумнел ли? Стреляют. Убивают. Злодействуют. Понаставили шлагбаумы раздора по всему пространству жизни. BT Любить не умеют.

19


ПОСЛЕВКУСИЕ

ЧЕЛОВЕК, РАЗРУШАЮЩ Александр БУНЕЕВ

В

конце ноября воронежцам исключительно повезло. В наш город приехал человек, песни которого оказали колоссальное, ни с чем не сравнимое влияние, по крайней мере, на три поколения советских людей. Когда я говорю «поколение», то имею в виду, как бы это сказать, «продвинутую» его часть. Это были люди, способные воспринимать и чувствовать такие вещи, как творческая свобода, музыкальная гармония, иной образ жизни. Как это происходило в специфической атмосфере тех лет, рассказывать не буду. Те, кто помнит, – знают, а кто не знает – не поймет.

Вместе с концом хрущевской «оттепели» жизнерадостных Beatles (с которых, по большому счету, все и началось) сменили другие кумиры. Pink Floyd, Deep Purple, Led Zeppelin, Uriah Heep. Музыка и философия, мистика, интеллект. Музыка-надрыв, музыка-откровение. Именно это искали и находили советские ребята в творчестве тех групп. «Дым на воде», «Сияй, сумасшедший брильянт», «Лестница в небо». Отравленное сладким ядом советское сознание искало выхода, но идти было некуда. Такое вот впечатление от 1970-х. И вот в 1972 году на свет Божий появляется композиция, название которой до сих пор является своеобразным паролем для людей разных поколений. Более 40 лет мы слушаем эту песню в одиночестве и в компании, пьяные и трезвые, в фаворе и в нищете, когда нам хорошо и когда очень плохо. Слушаем на фирменных пластинках, на магнитофонных бобинах, на компактных кассетах, на дисках, в Интернете. Меняются носители, но остается то, что вечно живет в душе русского человека, ибо в России, как ни в одной другой стране мира (я отвечаю за свои слова), эта песня проникла в глубины сознания, изменила внутреннюю гармонию, отношение к миру, дала способность к действию. Не больше и не меньше. Проникновенность, сумасшествие, невероятный вокал, симфоническая широта, лучик надежды, долгий органный проигрыш, во время которого успеваешь многое обдумать и решить. Давно нет СССР, сменилось несколько поколений, а пожилой, дорого одетый, явно успешный человек стоит в подземном переходе и слушает, забыв обо всем, уличного скрипача, играющего эту мелодию, расплачивается крупной купюрой и несет музыку в себе дальше, прошу прощения, как молитву. Это «Июльское утро». Автор композиции, участник первого легендарного состава «Урия Хип» (Мик Бокс, Гэри Тейн, Дэвид Байрон, Ли Карслэйк) Кен Хенсли в конце ноября дал свой концерт в Воронеже, в небольшом зале Дома актера. С самого начала Кен сказал о том, что зрители во время концерта могут выходить к поставленному у сцены микрофону и задавать любые вопросы. – Только не делайте этого во время исполнения песни, иначе немного помешаете мне. После этой толики английского юмора в зале началось нечто невообразимое. На концерте присутствовали представители трех поколений: деды, отцы и внуки. Говоря образно, винил, кассета, диск. Семейные пары. Гости из других городов. Русские. Англичане. Люди в коже, в расклешенных брюках, в джинсе и твиде. Все слушали до боли знакомые мелодии и, аплодируя, пробирались к микрофону.

20

МИХАИЛ КВАСОВ

«В МОИХ МЫСЛЯХ…»

«В МОЕЙ ДУШЕ…» – Кен, вы не считаете, что было бы неплохо возродить «Урия хип» в старом составе? – Не знаю… Мы редко видимся. Но рады друг другу, даже если встречаемся по прошествии 20 лет. И если вдруг Мик Бокс предложит мне написать что-то совместно и дуэтом проехать по Европе, я не откажусь… – Кен, как вы думаете, нужно ли снять фильм по книге ваших мемуаров? Кто из актеров мог бы сыграть вас? – Не думаю, что моя жизнь настолько интересна, что о ней можно снимать фильм. Тем более детей у меня нет и сыграть меня в детском

возрасте никто не сможет. Хотя… Знаете, кого я пригласил бы сыграть себя? Джорджа Клуни. По крайней мере, тогда у меня появилась бы кофе-машина. – Кен, вы осознавали тогда, в 1970-е, что разрушаете стену между двумя мирами – между Западом и СССР? – Вряд ли. Мы просто сочиняли музыку, и все. О России мы ничего не знали, кроме той хрени, которую показывали по телевидению. В общем, это была полная чушь. Догадываюсь, что о нас вам рассказывали то же самое. Мы делали то, что считали нужным, и получали от этого удовольствие. Наверное, стены разрушаются именно так. № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ПОСЛЕВКУСИЕ

ИЙ СТЕНЫ – Кен, если бы вам тогда ктонибудь рассказал о вашем будущем, чему бы вы не поверили? Я, например, не поверил бы в 1981 году, когда впервые услышал вашу музыку, что в 2013-м смогу разговаривать с великим Кеном Хенсли. – Я оптимист и всегда верю и мечтаю. Но я бы не поверил, что в 2013 году буду играть в Воронеже и общаться с вами. – Кен, сейчас, играя композиции «Урия Хип», вы ощущаете эмоциональную и инструментальную поддержку ваших товарищей?

исполняли припев в одной из композиций. Где в это время был Дэвид Байрон? – Как всегда, в пабе. Он часто бывал в пабах. Что и послужило причиной его смерти. – Кен, Интернет – отстой. Почему сложилась такая ситуация с лицензионными дисками? – Нет вопросов – записывайте в студии и выпускайте лицензионные диски. Но тогда вам придется найти хорошего инвестора. Сейчас вы можете спокойно купить в России мой диск. А Интернет хорош, потому что он дает возможность бесплатно слушать то, что вы хотите. – Кен, что заставляет вас писать музыку? – Я уже долго этим занимаюсь. Думаю, Бог сделал так, что мелодии рождаются в моей душе, и я могу записать и исполнить их. Я рад, что Бог выбрал меня и благодарен ему за это. Всегда было поразному. Как-то мы репетировали в студии в центре Лондона и решили поужинать. Долго шли по длинному коридору к выходу. И тут я сказал: нет, езжайте без меня, я вернусь и немного поиграю. Взял пива и вер, нулся. В итоге вышло «Magician s Birthday»… Один раз мы играли в гастрольном туре по Англии с американской группой. Мы уже выступили и ждали их в автобусе. Это было очень скучно. И тогда я стал смотреть по сторонам, на все, что окружало меня, и думать об этом. И вот получилось то, что вы хорошо знаете…

– Да. Хотя Гэри уже нет, как и Дэвида. Я, конечно, не смогу спеть так, как пел Байрон. Он был гениальным интерпретатором моей музыки. Сейчас я играю и пою для вас так, как это написал я. Исполняю старые хиты и свои новые песни, в основном они о любви. Вот уже десять лет я езжу по России. Мне очень нравится российская публика. Это эмоциональный обмен. Я рад, что могу петь для вас и вы можете петь вместе со мной. Я представляю, что вы сидите в моей гостиной и я исполняю для вас то, что нравится мне и вам. А сейчас я предлагаю вернуться в тот Лондон 1970-х, где мы придумывали мелодии и делали то, что нам нравится. – Кен, в 1976 году, в альбоме «High and Mighty», кажется, вы Воронежскiй Телеграфъ // № 168

«В МОЕМ СЕРДЦЕ…» Получилось «July Morning». Он действительно спел так, как написал изначально. Гитара звучала мощно, клавиши – проникновенно. Когда Хенсли исполнял «Sunrise», он преобразился. Ничего не осталось от спокойного, доброжелательного, ироничного человека. Он превратился в излучающее поток энергии, немного пугающее существо, и вместе с ним на 40 лет назад вернулся зал, потерявший ощущение времени и пространства. Много вопросов звучало на английском. В этом случае замечательная переводчица Галина переводила вопрос на русский, чтобы он был понятен залу. «Ваш английский слишком английский», – говорил Кен. «Сейчас я спою одну песню. Не помню, из какого она альбома, но из какого-то она альбома, это точно». «Когда пришел успех, мы катались в дорогих лимузинах и летали первым классом. Мои друзья бегали за девушками. Я этого не делал, потому что девушки бегали за мной». «Я с детства был очень нетерпелив. Я говорил маме: мама, я хочу эту гитару сейчас. Когда я увидел Пресли в окружении красивых девушек, то сказал: мама, я тоже хочу этого. Ну, может быть, не совсем так. Я был скромен, тихо сидел в каком-нибудь углу и сочинял мелодии». «Я хорошо относился к движению хиппи, но не стал одним из них, потому что не мог заставить себя ходить босиком». Кен Хенсли не забыл ничего. Он исполнил вещи из своих любимых альбомов «Колдуны и ведьмы», «День рождения волшебника», «Посмотри на себя». Он спел свои недавние произведения о том, как один человек уходит от другого, а потом возвращается, потерпев неудачу. И как тот, другой, человек, принимает его. Но как жить дальше? Вот такие песни пишет он сейчас. Он, естественно, не замечен среди тусующихся в России, выходящих в тираж зарубежных эстрадных звезд, он не участвует в «Дискотеке 1980-х», не рекламирует парфюмерию, электрои бытовую технику и услуги российских банков. Он верен себе. Ему для чего-то надо ездить по России, общаться с людьми, выступать в небольших старых залах, в зданиях, зачастую стоящих на неосвещенных улицах с ямами, в которых виднеются требующие ремонта трубы. Он не обращает на это внимания. Его райдер (человека, диски с песнями которого продавались и продаются тиражом в десятки миллионов) прост и скромен: мясная нарезка, вода (на ободранном столике на сцене стояло несколько бутылочек «Бонаквы»), бутылка виски (для его команды – сам он пьет только вино в небольших количествах), удобный автомобиль для передвижения по городу. После того как Кен Хенсли спел последнюю песню, о чем предупредил заранее, и ушел за кулисы, публика встала и устроила овацию. – Кончайте хлопать, – сказал человек в восьмом ряду. – Это вам не Басков, он больше петь не будет. Действительно, Кен больше не пел, но спустя полчаса вышел к тем, кто остался, – а осталось больше половины зала. С фотоаппаратами и открытками, с диктофонами и фирменными виниловыми пластинками, за которые когда-то отдавали 100 – 120 рублей, среднюю зарплату советского человека. В ожидании беседовали у сцены, вспоминая, как и когда впервые услышали «Урия Хип», говоря о Дэвиде Байроне, словно он не ушел от нас в 1985, а был здесь буквально вчера. Кен вышел и пригласил желающих на сцену. Люди начали подниматься по одному, уступая друг другу очередь, фотографировались, брали автографы, благодарили или просто стояли на сцене. Хотите – верьте, хотите – нет, но для многих в этот вечер сбылась давняя, а может быть, уже похороненная под грузом наших российских проблем сорокалетняя мечта. Вот так в Воронеже произошло нарушение пространственновременного континуума. Случилось то, что должно было случиться. Мы не возвратились в 1970-е, не притащили их в наше время. Просто словно ножницами было вырезано 40 лет, а место разреза аккуратно склеено, как при монтаже. Это сделал Кен Хенсли, человек, пишущий музыку и, сам того не ведая, разрушающий какиеBT то очередные, воздвигаемые нами неизвестно зачем стены.

21


ПЕРСПЕКТИВА

СОЧИНИЛИ, КАК ДОМ Инна ШУЛЬГИНА

В

конце ноября в книжном клубе «Петровский» художественный руководитель Камерного театра Михаил Бычков встретился со зрителями, чтобы обсудить будущее театра. На протяжении почти 20 лет Камерный размещается в ДК Железнодорожников. Сейчас в центре города идет активное строительство нового здания театра. – Камерный театр исповедует предельный минимализм в плане структуры, – рассказал Бычков. – Я прожил 20 сезонов без заведующего труппой, без заведующих литературной и музыкальной частью, без заместителя директора – без очень многих специалистов, которые в нормальном театре, конечно же, нужны. У нас нет человека, который занимался бы международными связями, подготовкой поездок на фестивали, гастроли. Нет отдела, который занимается маркетингом и рекламой. Отчасти это обусловлено жесткими условиями, в которых рождался театр. Но потом мы

привыкли. И дело не в том, что нет средств, – в здании, где театр располагается сейчас, очень мало места. Невозможно выделить человеку рабочее место. По словам худрука, театр из-за таких условий только теряет: не так часто выезжает на гастроли, не имеет стоящего видеоархива и возможности транслировать спектакли через Интернет, недостаточно развиты и партнерские отношения с коллегами из других стран. – Новый театр мы сочинили, как дом, – говорит Михаил Бычков. – Его возможности, пропорции, основные пространства уже определены архитектурным проектом. Я принимаю участие в его разработке и несу ответственность наряду с Сергеем Куцеваловым, автором проекта. Нам дали участок земли в центре города, в очень тесной исторической застройке. Мы стараемся по максимуму, насколько позволяют существующие нормы, построить на этом участке площадку для творчества, развития, производства спектаклей. При строительстве преследуется задача: не растерять основополагающей особенности театра – его камерности. Если старый зал 22

рассчитан на сто зрителей, новый вместит в себя 180 мест. Будет более высокий перепад между рядами – около 40 см; это позволит каждому зрителю хорошо видеть сцену. Как признался Бычков, этот зал не станет единственным – будет еще одно помещение, где, возможно, смогут поместиться от 40 до 80 человек. Там можно будет играть небольшие спектакли, проводить читки, лаборатории и репетиции. – Все эти годы наш единственный зал использовался и для репетиций, и для показа спектаклей, и для изготовления декораций, – рассказал режиссер. – Это ограничивало творческие мощности нашего театра. Когда у нас будет возможность в одном пространстве репетировать, в другом показывать спектакли, а в третьем, условно говоря, заниматься профессиональным тренингом для артистов, это будет значительный шаг вперед. Новое здание даст нам такие возможности. Худрук намекнул, что, хотя официально в здании будет два пространства для игры на сцене, фактически их будет четыре, включая крышу нового здания. Также в театре планируется открыть специальную галерею для фотографий и других форм изобразительного искусства. В театре рассматривается возможность и внесения такого новшества, как трансляция спектаклей в Интернете. – Я увидел, что на сайтах многих уважаемых театров, например театра Евгения Вахтангова, есть возможность, заплатив деньги, получить пароль доступа на просмотр спектаклей, – рассказал Бычков. – Это не просто некий абстрактный бесплатный YouTube. Это контролируемый процесс: театр определяет репертуар того, что он будет транслировать, и позволяет людям, которые не могут попасть в театр, за

ОБРАЩАЯСЬ К ЗАЛУ, МИХАИЛ БЫЧКОВ НЕ РАЗ ПРОСИЛ СКАЗАТЬ, ЧТО В ТЕАТРЕ НЕ УСТРАИВАЕТ ЗРИТЕЛЯ. «ТОЛЬКО ПРО СТОИМОСТЬ БИЛЕТОВ НЕ НАДО ГОВОРИТЬ», – ПРЕДУПРЕДИЛ ОН. ПОЛОВИНА ЗРИТЕЛЕЙ СНИКЛА И ОПУСТИЛА РУКИ.

небольшие деньги получить доступ к спектаклю. Конечно, такая система не может заменить живой театр. Да и видеофиксация спектакля – вещь неблагодарная. Во всяком случае, мы пока не научились адекватно это делать. Но главное – заинтересовать человека, чтобы в итоге он добрался до живого артиста. Помимо этого режиссер отметил, что театр расширится не только по площади, но и в профессиональном плане – увеличится труппа. Планируется создание студии звукозаписи и, возможно, небольшой группы музыкантов (четыре-пять человек), которые будут на постоянной основе принимать участие в творческих проектах, сочинять для спектаклей музыку, проводить концертные программы вместе с артистами театра и заниматься самостоятельными творческими проектами. Кстати, в ходе встречи стало известно, что в следующем году Бычков наберет свой курс в Воронежской академии искусств. Из зала не раз звучал вопрос о причинах отсутствия в Камерном театре постановок для детей. – Я 20 лет работал в театре для детей и молодежи. Это великое дело. Но я потерял внутреннюю связь с маленьким человеком и не знаю, о чем разговаривать с ребенком, – попытался объяснить свою позицию Бычков. – Я уважаю все усилия выстраивания настоящего, живого театра для детей, хоть и мало что хорошего видел на эту тему. Так как в Камерный я пришел из ТЮЗа, то первое, что сделал, – повесил на видное место объявление о том, что зрители моложе 16 лет в театр не допускаются. Так мы прожили лет десять. А потом артисты попросили меня поставить «Морозко». Толчком был диск с песнями The Beatles в исполнении оркестра русских народных инструментов. Так что детский спектакль в Камерном был! В новом театре можно попробовать работать и для детей, особенно если будет не две уборщицы, как сейчас, а восемь и они будут готовы отдирать от кресел жвачку. Но пока мы живем в другом пространстве, и у нас просто нет для этого условий. Обращаясь к залу, Михаил Бычков не раз просил сказать, что в театре не устраивает зрителя. «Только про стоимость билетов не надо говорить», – предупредил он. Половина зритеBT лей сникла и опустила руки. № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ХРАМЫ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ

ТРИ ВЕКА В РУССКОЙ ИСТОРИИ Владимир РЯПОЛОВ

Д

ля строительства храмов люди всегда выбирали самые красивые, открытые и высокие места, чтобы колокольный перезвон разносился на десятки верст. Если проехать по нашим, воронежским селам, то окажется, что красивее мест нет, и от дверей храмов видно все село, а с колокольни – вся округа. К таким храмам относится и церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Горожанка Рамонского района, стоящая в его самом живописном, самом зеленом уголке, на берегу реки Дон. Поселение Горожанка возникло около 1726 года и, как предполагают краеведы, свое название получило по имени первого поселенца – крестьянина-однодворца Горожанкина. Вокруг небольшого хутора стали селиться люди, и уже спустя десять лет, в 1736 году, после постройки деревянной Покровской церкви, деревня Горожанка стала селом. Первое время оно именовалось Покровским, по названию церкви. Краевед Прохоров, работая в московском архиве древних актов, из документов 1780-х годов извлек сведения, в которых упоминается село «Покровское, Горожанкино тож». Простояв пятьдесят лет,

ТЕПЕРЬ ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО ЖДАТЬ И НАДЕЯТЬСЯ, ЧТО ХРАМ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ СВОИМ КОЛОКОЛЬНЫМ ЗВОНОМ ОПЯТЬ СОЗОВЕТ ПРИХОЖАН СЕЛА И ОКРЕСТНЫХ ДЕРЕВЕНЬ НА ЦЕРКОВНУЮ СЛУЖБУ.

деревянный храм Покрова Пресвятой Богородицы пришел в ветхость. Было принято решение построить новый, но уже каменный. При этом необходимо заметить, что, в отличие от большинства сел области, где храмы имели как бы самостоятельное значение, Воронежскiй Телеграфъ // № 168

Покровская церковь в Горожанке стала частью архитектурного ансамбля, объединявшего храм и дворянскую усадьбу. Еще в начале XIX века местные помещики Веневитиновы построили двухэтажный кирпичный дом с мезонином на берегу реки Дон, рядом был разбит парк с фонтаном. Поэтому храм, усадьба с постройками и парком образуют как бы единое архитектурное целое. Как часто бывало, усадьбы редко сохранялись в руках одного владельца или одной семьи – они продавались, дробились, передавались в качестве приданого. То же произошло с усадьбой в Горожанке: после Веневитиновых ею владели Чоколовы, а с 1910 года она стала

принадлежать подполковнику Василию Михайловскому, усилиями которого в поместье был создан уникальный парк, сохранившийся до сегодняшнего дня. Первая мировая война, октябрьский переворот 1917 года, а затем и Гражданская война потрясли многовековые устои. Голод 1921 года вызвал небывалое движение крестьян в более, казалось бы, благополучные районы. Не миновало это бедствие и Воронежскую губернию: вместе с голодными взрослыми в поисках работы и еды шли и дети, потерявшие родителей. Детская беспризорность, а отсюда и преступность, приобрела грандиозные масштабы. В 1921-м была создана «Деткомиссия при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете РСФСР». На нее возложили заботу об улуч-

Покровская церковь. В 1960-х церковная колокольня переделана под водонапорную башню. Фото 1980-х годов.

шении жизни детей-сирот, которых после гражданской войны насчитывалось около 4 млн. Подобные комиссии создавались не только в столице, но и в губернских и уездных городах, в том числе и в Воронеже. Стали открываться детские дома, детские колонии, под которые зачастую отдавались действующие монастыри или старинные дворянские усадьбы. Стала детским домом и Горожанская усадьба. Покровский храм закрыли сразу же. Во время Великой Отечественной войны, 3 августа 1942 года, Горожанковский детский дом был отправлен в город Барнаул Алтайского края. Эвакуировали 97 человек. На этом же эшелоне уехали и 45 детей из школьного пионерского лагеря Центрального района Воронежа. До января 1943 года Горожанка оставалась прифронтовым селом, линия фронта проходила по реке Дон. На противоположном – правом, высоком берегу, в селах Дон-Негачевка и Фомин-Негачевка, находился противник и постоянно вел артиллерийский обстрел сел Горожанка и Кривоборье. Но что интересно: будучи самыми высокими зданиями и находясь в удобном для обстрела месте – на берегу реки, – ни Покровский храм, ни дворянская усадьба не пострадали, хотя много крестьянских домов было разрушено, а на территории сада, входящего в парковую зону усадьбы, до сих пор встречаются воронки от разрывов снарядов.

После войны жители объясняли это тем, что будто бы среди немцев на противоположном берегу находился последний владелец усадьбы Михайловский и корректировал стрельбу так, чтобы сохранить свое поместье. Но это, конечно, легенда. Любой же православный христианин объяснит это тем, что храм всегда находится под защитой, или Покровом, Пресвятой Богородицы. После освобождения территории области от врага детский дом вернулся из эвакуации. Храм опять стал использоваться для хозяйственных нужд. В 1960-х годах на месте колокольни была сделана надстройка из белого кирпича и установлена водонапорная башня, а в самом храме находились подсобные помещения прачечной. В начале 1970-х в храме была произведена внутренняя перестройка и появились шесть квартир для сотрудников школы-интерната. Храм Покрова постановлением администрации Воронежской области, принятым в августе 1995 года, является объектом исторического и культурного наследия федерального значения. В 2013 году все жильцы шести квартир, находившихся в храме, получили новое жилье. Теперь остается только ждать и надеяться, что Храм Покрова Пресвятой Богородицы своим колокольным звоном опять созовет прихожан села и окрестных деревень на церковBT ную службу. 23


ИСТОРИЯ ТЕАТРА

ТЕАТР ВСЕХ ВОЗРАСТОВ 25 ДЕКАБРЯ ПОЛУВЕКОВОЙ ЮБИЛЕЙ ОТМЕТИТ ВОРОНЕЖСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ Окончание. Начало в № 163, 164, 165, 166, 167. Павел ЛЕПЕНДИН

МОЛОДЫМ – ДОРОГА В сезоне-2007/2008 первую постановку на сцене театра – «Убийство Гонзаго» по пьесе Йорданова – осуществил известный в области режиссер, заслуженный артист РФ Адгур Кове, до этого занимавший на протяжении нескольких лет пост главного режиссера Борисоглебского драмтеатра. Необычная и яркая работа вызвала интерес. Особенно у критиков, откровенно соскучившихся по неординарным подходам к прочтению и сценическому воплощению избранного автором спектакля произведения, и у актеров, которым было предложено совершенно иначе раскрыть себя в этом материале. Спектакль был замечен жюри областного конкурса «Итоги сезона» и удостоен ряда наград. Но за три года проката он прошел всего лишь 23 раза. На малой сцене ТЮЗа Адгур Михайлович поставил два спектакля: «Сиротливый Запад» МакДонаха и «Любовные люди» Садур. Сложно сейчас говорить, по каким причинам публика приняла их сдержанно. Первый был выпущен 22 июня 2008 года и прошел всего лишь раз. Второй увидел свет рампы 22 ноября того же года. Он был в афише до мая 2009-го и выдержал всего семь представлений. Скорее всего, особая эстетика Кове, его нестандартный подход к выбору пьес были несколько непривычны для тюзовских зрителей. Странно тогда, что

НИ ОДИН УВАЖАЮЩИЙ СЕБЯ ТЕАТР НЕЛЬЗЯ ПРЕДСТАВИТЬ БЕЗ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ ЗРИТЕЛИ ЗАЧАСТУЮ НЕ ЗНАЮТ, НО БЕЗ ЧЬИХ СТАРАНИЙ, ЛЮБВИ И УВАЖЕНИЯ К СВОЕМУ ДЕЛУ НЕ СОСТОЯЛСЯ БЫ НИ ОДИН СПЕКТАКЛЬ.

24

недолгую сценическую историю имело и классическое произведение – «Таланты и поклонники» Александра Островского, – где мы могли наблюдать немало интересных актерских работ. В том числе и Анатолия Абдулаева. Это была его последняя роль на сцене ТЮЗа. За последние годы рядом спектаклей отметились Александр Тарасов, Владимир Гранов, Виктор Стрельченко. Несомненной удачей Тарасова является постановка «Перед заходом солнца» по Гауптману, которая была подготовлена к юбилею народного артиста РФ Александра Тарасенко. Он проникновенно сыграл Маттиаса Клаузена. Эта роль подвластна только сильным личностям, актерам, способным пойти на все, чтобы донести до публики нелегкую судьбу и трагедию героя. История отечественного театра знает множество примеров, когда именно эта роль становилась для артистов вершиной их творческого откровения. Вспомним хотя бы легендарных Николая Симонова, Михаила Царева, Кирилла Лаврова. Достичь эмоционального пика, передать весь накал страстей своего героя (личных и жизненных) Александру Георгиевичу, безусловно, удалось. Гранов представлял на суд публики несколько постановок. Среди них были как спорные, неоднозначные проекты, так и, на мой взгляд, несомненные удачи. Сегодня в репертуаре ТЮЗа с успехом идет пластический спектакль «Еще раз про любовь» в постановке Владимира Гранова. В нем – целое собрание актерских откровений. Это работы Евгении Жуковой, Антона Надточиева, Ярослава Козлова, Сергея Смирнова и других. На состоявшемся в октябре подведении итогов областного театрального конкурса постановка была отмечена только лишь за поиск в области пластического театра. А ведь там есть и много другого, что члены жюри либо не пожелали увидеть, либо не захотели с чьей-то «доброй» подсказки. Александр Латушко, который отметит в следующем году 20-летие своего пребывания на посту творческого руководителя театра, и сам достаточно

Сцена из спектакля «Убийство Гонзаго».

много ставит. Его спектакли последних лет, такие как «Не покидай меня…», «Двенадцать месяцев», «Моя любовь, Электра» и другие, снискали зрительскую любовь. Собственно, как и те постановки, что осуществлены актерами ТЮЗа: «Трое на качелях» (режиссер, художник, музыкальное оформление – Александр Новиков), «В человеке должно быть все» по ранним рассказам Чехова в инсценировке и постановке Юрия Овчинникова, заметные работы последних лет Вадима Кривошеева (который сегодня из актера вырос до второго режиссера), Александра Сидоренко, на плечах которого сейчас лежит

ответственность за постановку сказки «Веселый Роджер» к новогодним и рождественским праздникам.

ЖИЗНЬ И СУДЬБА Есть желание руководства театра создать поле для деятельности тем людям, которые хотят попробовать себя в ином творческом амплуа. Сегодня спектакли в ТЮЗе идут на трех площадках: в Большом и Малом залах, а также в Зимнем саду. По словам Виктора Копосова, сейчас в репертуаре театра 25 названий. Значительная часть из них – сказки. «Хотелось бы, чтобы и для подросткового возраста у нас был более обшир-

Сцена из спектакля «Перед заходом солнца».

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


ИСТОРИЯ ТЕАТРА ный репертуар, – делится соображениями Виктор Васильевич. – Таких спектаклей, как «Том Сойер», должно быть хотя бы четыре-пять. Другое дело, что сегодня драматурги практически не уделяют внимания написанию пьес, как бы мы сказали раньше, «пионерскокомсомольского содержания». Спасают классика и творческие проекты наших постановщиков». Сегодня даже архивариус театра, работающий в нем со дня основания, не может точно сказать, сколько актеров прошло через школу нашего ТЮЗа за всю его полувековую историю. Среди них немало тех, кто сейчас является народными и заслуженными, работает в различных театрах по всей стране (включая Москву и

мает, что это естественный процесс, людям нужен творческий рост. Но сколько раз лично мне приходилось слышать от бывших тюзовцев, что пройденная здесь школа дала им толчок для дальнейшей творческой жизни. Одни стали искать лучшей доли по городам и весям, другие остались верны своей первой любви – воронежскому ТЮЗу. Полувековой юбилей совпадает для многих сотрудников театра с их личными творческими юбилеями. По 50 лет здесь работают Виктор Копосов и мастер-столяр по изготовлению декораций Владимир Кондратьев, 45 лет – актриса Мария Блинова, 40 лет трудится заведующий художественно-постановочной частью Виктор Хованцев, по 35 лет – ак-

состоялся бы ни один спектакль. Речь идет о представителях различных цехов театра. «У нас работают штучные, уникальные люди, которые безмерно преданы и ТЮЗу, и профессии, – с гордостью говорит Виктор Копосов. – Это кроме перечисленных вами и директор театра Андрей Васильев и заместители, главный администратор, и бухгалтерия, и начальник монтировочно-реквизиторского цеха Владимир Царьков, и заведующая пошивочно-костюмерным цехом Елена Суслова, и начальник бутафорско-декорационного цеха Александр Карещиков, и художник-бутафор Виктор Плишин, и ведущий инженер по механическому оборудованию сцены Виктор Петракеев, и за-

Труппа Воронежского ТЮЗа. 2013 год.

Санкт-Петербург), снимается в кино, ставит спектакли и создает фильмы. В их числе – Александр Чевычелов, Сергей Лялин, Татьяна Кутихина, Камиль Тукаев, Борис Голощапов, Валерий Блинов, Константин Тополага, Андрей Новиков, Наталья Шевченко, Сергей Селин и многие другие. О последнем Копосов вспоминает: «Главный «милиционер» нашего времени Дукалис играл у нас когда-то в «Ревизоре». Сергей выходил на сцену еще в той самой постановке, которую осуществил Владимир Бугров». Александр Латушко порой сокрушается, что лучшие актеры часто уходят из театра. Хотя сам художественный руководитель прекрасно пониВоронежскiй Телеграфъ // № 168

теры Юрий Овчинников и Сергей Барашов, 30 лет – актер Александр Новиков, 25 лет – заведующая литературной частью, балетмейстерпостановщик и режиссер ряда спектаклей Татьяна Бондаренко. Почти полвека посвятили театру Александр Тарасенко, Ольга Грецова, Алла Введенская. Больше 40 лет работают здесь Александр Латушко и гример-пастижер Изабелла Кокашвили. Почти 30 творческих лет за плечами ведущего артиста Сергея Смирнова, актрисы Ольги Новиковой. Ни один уважающий себя театр нельзя представить без людей, которых зрители зачастую не знают, но без чьих стараний, любви и уважения к своему делу не

ведующая костюмерной Лариса Крылова, и помощник режиссера Людмила Титова, и реквизитор Татьяна Провоторова, а также многие другие сотрудники, которых все в театре любят и к кому относятся с особым трепетом». И еще в театре есть отдельная каста людей, без которых невозможно представить визуальный ряд спектакля – это художники театра. Первыми были ленинградцы Султан Мавлюбердин и Юрий Филимонов. Затем заслуженный художник РФ, лауреат Госпремии РСФСР Нина Гапонова, а также Александр Лисянский, Юрий Гальперин, Эмиль Капелюш, Алексей Голод, Михаил Викторов, Наталья Бобровских и нынешний главный

художник ТЮЗа, заслуженный художник РФ Валерий Мелещенков. Оформлением спектаклей также занимались заслуженный артист РФ, актер Кольцовского театра Юрий Лактионов, Виктор Хованцев и многие другие. Своеобразным брендом ТЮЗа стал фестиваль «Театр детства и юности – ХХI век», проходящий с 2000 года по инициативе Александра Латушко и бывшего директора театра, заслуженного артиста России Юрия Грецова. В этом году смотр сменил название и теперь именуется «Молодой театр».

ЮБИЛЕЙ НЕ ЗА ГОРАМИ На 25 декабря назначено празднование 50-летия театра. Нас ожидает анонсированный на афишах праздничный концерт. Что это будет за действо, пока держится в тайне. Известно, что авторами сценария торжества выступят народный артист РФ Александр Тарасенко и актер, режиссер Александр Сидоренко. В свет уже вышел подарочный буклет – красочный, информационно и иллюстративно насыщенный. Как обычно, на дне рождения ожидается немало гостей. Хотелось бы, чтобы среди них были и ныне здравствующие основатели театра, артисты первого призыва: Лев Белов, Ирина Белова-Шойхет, Маргарита Конторина, Сергей Тетерин, Софья Драбкина, Вера Семенова, Александра Королева, Татьяна Морина-Тетерина, вдова и дочь первого главного режиссера ТЮЗа Бориса Наравцевича Галина Глинкина. Сейчас они проживают в разных городах (в Воронеже только Глинкина и Копосов). Тем важнее будет увидеть сегодняшним зрителям представителей той легендарной первой тюзовской команды, историями и воспоминаниями о которой с каждым годом полнится театральное пространство Воронежа. С юбилеем, театр нашего детства, театр для всех возрастов! BT

25


ВЫСТАВКИ Мария ЛЕПИЛОВА

М

ы восхищаемся старыми улочками Праги, Таллина или Вены, брусчаткой Киева и Питера. Но и в нашем Воронеже все это есть. Каменный мост, Успенская церковь на Адмиралтейской набережной, улица Платонова, Акатов монастырь, улица Замкина, старые корпуса ВГУ, Помяловский спуск, Правая и Левая Суконовки, улица Никитинская, проспект Революции… Старый город очаровывает, увлекает и манит. Во многом потому, что это сбереженное прошлое еще и залог нашей уверенности в дне грядущем, гарантия некоего постоянства, которого так немного в наше время.

«НАДО ПРОСТО ЗАМЕДЛИТЬ ШАГ…» лекциях России, Франции, Германии, Голландии, Англии, Италии, Марокко, США. Впечатления от путешествия по Золотому кольцу реализовались в ряде картин, которые Елена представила на персональной художественной выставке в Угличском государственном историко-архитектурном и художественном музее. Художница стала автором альбома «100 видов Воронежа», посвященного Году куль-

«Мне всегда нравился мой город, – рассказывает Елена Кокорина. – В Воронеже родились дедушка и бабушка, здесь они учились и работали. В детстве, гуляя по старым улицам, слушала рассказы дедушки Владимира Алексеевича Знаменского, до Великой Отечественной войны жившего с родителями на улице Батуринская, о Воронеже тех лет, о старых зданиях, об университете. Он 40 лет проработал в ВГУ, заведовал кафедрой теоретической механики на факультете ПММ, был деканом факультета ПМ и АСУ. От него я узнала о своих предках: о прабабушке Ирэне Станиславовне, которая окончила Мариинскую женскую гимназию и училась в Воронежском музыкальном училище Императорского русского музыкального общества; о пра-

Изображение старого города мало кого оставляет равнодушным, вот почему этот вид городского пейзажа вполне закономерно считают темой благодатной. Одна из главных она и в творчестве воронежской художницы Елены Кокориной. Кандидат архитектуры, доцент кафедры теории и практики архитектурного проектирования, заместитель декана архитектурного факультета Воронежского ГАСУ, член Союза архитекторов России, Елена Кокорина много сил отдает вузовской работе. Почти все остальное время посвящает дочери. А те немногие часы, что удается выкроить в напряженном ритме жизни, уделяет живописи и графике. Ее любимые материалы – пастель и акварель, жанры – городской пейзаж и натюрморт. Не удивительно, что многочисленные виды Воронежа в исполнении Кокориной стали основой издательских проектов и выставок, разлетелись по миру и находятся в частных кол26

туры в Воронежской области, и в соавторстве с Виктором Митиным, профессором Воронежского ГАСУ, к 425-летию нашего города выпустила книгу «Воронежская экскурсия» (своеобразная архитектурная «прогулка» по старинному и сегодняшнему Воронежу, в которой авторские художественные работы сопровождаются историческим описанием). Искусствовед, директор Воронежского художественного музея имени Крамского Владимир Добромиров отмечает: «Работы Елены Кокориной наполнены поэтичностью, мягкостью и романтикой. Прекрасное чувство цвета, образная обобщенность, грамотное композиционное решение говорят о мастерстве автора. Работы привлекают свежестью и чистотой, умением привнести в столь привычное нечто особенное. <…> Влюбленность в окружающий мир, тонкое его восприятие дают возможность раскрыться таланту художника…».

ЕВГЕНИЯ ЕМЕЛЬЯНОВА

«Учебный корпус ВГУ №3. Памятник А.П. Платонову», 50х60, картон, пастель, 2010 год.

дедушке Алексее Алексеевиче Знаменском, который заведовал кафедрой в СХИ; о другом прадедушке – Николае Ивановиче Хибине, режиссере воронежского цирка, артисте и педагоге. В 1936 году кинорежиссер Григорий Александров пригласил его сниматься в фильме «Цирк»… С тех пор город вдохновляет меня. Я стараюсь смотреть на Воронеж взглядом художника, а не просто спешащего прохожего. Например, вижу фасад старинного здания, рядом дерево, на нем и могучие ветви, и тонкие изящные веточки. И меня завораживают фактура коры, отблески света, цвет листвы, архитектурные фрагменты фасада. Одно и то же место в разное время суток и в разные сезоны может быть наполнено либо холодной, либо теплой цветовой гаммой, быть неожиданным в восприятии и всегда новым. Изображать город лучше всего весной – появляется нежная, прозрачная палитра – или же осенью, когда буйство красок находится на пике и вот-вот уступит место белоснежному изяществу зимы. На мой взгляд, уметь видеть красоту – это очень важно. Для этого надо иногда просто замедлить шаг…» Сейчас в главном корпусе университета проходит персональная выставка Елены Кокориной «Воронежский университет – история и современность», посвященная 95-летию ВГУ. Тема – любимый Воронеж, связь прошлого и будущего, увиденная хуBT дожницей в настоящем.

Работа из серии «Золотое кольцо России». «Углич. Набережная», 54х69, картон, пастель, 2008 год.

№ 168 // Воронежскiй Телеграфъ


80 ЛЕТ МУЗЕЮ ИМЕНИ КРАМСКОГО

КАЖДЫЙ ШТРИХ – В ЦЕЛЬ ЧУВСТВО ВРЕМЕНИ ВЛАДИМИРА МИЛАШЕВСКОГО

К

огда говорят об искусстве рисунка, большинство из нас представляет художника, берущего в руки карандаш, бумагу и за считанные минуты создающего из случайных, непонятных сначала линий и штрихов портрет или пейзаж. Получившееся изображение не копирует оригинал – оно несет в себе еще что-то, не замеченное или не осознанное раньше. Зритель переживает восторг от этого узнавания и, может быть, еще больший – от той легкости, с которой это изображение возникло. На самом деле, конечно, все не совсем так. В нашем музее хранится коллекция произведений художника, который сознательно и принципиально ставил своей целью работать именно таким образом: без подготовки, быстро, вдохновляясь непосредственно натурой. Этот художник – Владимир Алексеевич Милашевский, многим известный в качестве иллюстратора книг. Он родился в Тифлисе в

1893 году в семье интеллигентов, сочувствовавших народовольческому движению. Занимался в реальном училище в Саратове, где учителем рисования был художник Коновалов, посещал рисовальные классы в Боголюбовском рисовальном училище, которые тоже вел Коновалов. В 1911 – 1913 годах учился в студии Грота и Штейнберга в Харькове, куда переехала семья. В 1913 году поступил в Высшее художественное училище при Академии художеств на архитектурное отделение, где его преподавателями были Бруни, Творожников, Залеман, Маковский. Однако очень скоро он разочаровался в Академии и оставил ее, не окончив курса. Куда большее влияние на молодого художника оказали неформальные учителя и сама атмосфера города накануне Первой мировой войны. Об этом он написал спустя десятилетия в книге воспоминаний «Вчера, позавчера…». Многое для Милашевского значили занятия в «Новой художественной мастерской», организованной княгиней Гагариной, под руководством Добужинского, Яковлева, Лансере, где кроме него студийцами были Домрачев, Пилецкий, Теляковский, Верейский. Моментом истины для Милашевского стало лето 1921 года, которое он провел в «колонии» Дома искусств «Холомки» близ Порхова под Псковом. Именно тогда оформились те идеи, которые составили суть искусства Милашевского. Эти идеи, по признанию художника, родились в противоречии с творческой практикой мирискусников с присущей ей «стародевической аккуратностью», «вышивальной многодельностью», пороком «слишком корректного костюма». Важнейшей эстетической категорией для Милашевского стало время, точнее – «темп исполнения». Этот «метод темпа» художник видел в рисунках и сепиях Рембрандта, поздних лито-

Портрет Исаака Бабеля.

ХУДОЖНИК БЫЛ НЕДОВОЛЕН, КУРИЛ, ПЕРЕЖИВАЛ НЕУДАЧУ. ПИСАТЕЛЬ ПОДБАДРИВАЛ, УВЕРЯЯ, ЧТО ОН ТАКОЙ И ЕСТЬ, КАК НА РИСУНКЕ. И ТУТ «ВЫШЛА КАКАЯ-ТО ДЕВОЧКА С ПУХЛЫМИ ГУБАМИ. ДЕВОЧКАБЛОНДИНОЧКА ИЗ ДЕТСКОЙ СЛАВЯНСКОЙ СКАЗКИ! Портрет девочки на обороте.

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

графиях и перовых рисунках Домье, в античной краснофигурной живописи, выполненной быстрыми касаниями кисточкой. Из такого понимания выразительности естественно вытекает импровизационность, «неотрепетированность» жеста художника. Ощущение, что рисунок только что «сорвался» из-под руки, повышает его воздействие на зрителя. В этом состоит ценность «естественной свободы», что потом стало отличительной чертой стиля группы «13», одним из основателей и идеологом которой в конце 1920-х годов стал Владимир Алексеевич. Еще одним принципом, рожденным летом 1921-го в «Холомках», стала идея первозданности произведения в одном материале от начала до конца. Личным открытием лета 1921 года для Милашевского стала техника акварели «по мокрому» без предварительных карандашных набросков. Когда цвет ложится свободно, а не в заранее заготовленные свинцовым карандашом границы, то сохраняется эмоциональный накал рисунка, непосредственность первого впечатления. Следование этим принципам требует от художника предельного напряжения во время рисования, ведь поправки невозможны, каждый штрих – в цель! В нашем музее хранится удивительный лист, запечатлевший трудную «битву» художника с натурой и оглушительную победу над ней. Победу точного, легкого, настоящего. Это лист с портретом Исаака Бабеля и портретом девочки на обороте (1933). Вот как момент создания рисунка описывает Милашевский: «Вроде как бы что-то получилось в смысле ловкого «бега линий», быстроты их нанесения на бумагу, вкусных ударов, но, увы, чего-то последнего, исключительно присущего только одному человеку – писателю Бабелю – не было! Все «двоюродный брат», хихикая, смотрел на меня из-за бега моих линий! <…> С листа смотрел на нас какой-то персонаж, сошедший с полотна Марка Шагала, хитрый, коварный и где-то уродливый…». Художник был недоволен, курил, переживал неудачу. Писатель подбадривал, уверяя, что он такой и есть, как на рисунке. И тут «вышла какая-то девочка с пухлыми губами. Девочкаблондиночка из детской славянской сказки! – Ну-ка посиди немного, – сказал я ей. И нарисовал ее чуть не в пять минут! Этот рисунок у меня сохранился, я его нарисовал на обороте «двоюродного брата». <…> Бабель улыбался и любовался рисунком девочки, слегка акварелированным». Этот восторг от мгновенно свершившегося акта искусства переживаем и мы спустя 80 лет. Удивительно, но в этом рисунке неподвижность, присущая изобразительному искусству по самой его природе, преодолена, и зрителя захватывает чувство времени, доступное тольBT ко музыке. Наталья БАКИНА, ученый секретарь ВОХМ им. И.Н. Крамского. 27


ЗДРАВСТВУЙ, СТАРЫЙ ДОМ Сегодня мы завершаем рассказ о кинотеатре, который 18 (31) декабря отмечает свое 100-летие.

Павел ПОПОВ

САМЫЙ ЛЮБИМЫЙ КИНОТЕАТР «Спартак» в 1960-е годы. Фото из архива бывшего директора кинотеатра Веры Колесник.

реклама

П

28

осле освобождения Воронежа от немецких захватчиков «Спартак» имел жалкий вид. Сгорела крыша над зрительным залом, стены ободраны… Тем не менее лучший кинотеатр остался несломленным, непокоренным. Наиболее стойким оказалось длинное входное фойе: его удалось вернуть к жизни, и во второй половине 1940-х годов именно там устраивались киносеансы. В победном 1945 году областное управление кинофикации постановило: восстановить кинотеатр в прежнем виде. Однако сразу средств не нашлось, а позже, когда стало ясно, что государство выделяет разрушенному Воронежу колоссальные суммы, власти приняли иное решение: кинотеатр станет гораздо красивее и солиднее! В 1951 году местное отделение Союза архитекторов организовало конкурс проектов. На него прислали 10 работ. Лучшим признали проект уроженца Воронежа Николая Яковлевича Неведрова. Его и воплотили в жизнь, а фамилия Неведрова вошла в историю воронежской архитектуры как раз благодаря «Спартаку», хотя тот же автор создавал Никитинскую библиотеку, стадион «Труд», автовокзал… Николай Неведров нашел очень удачное архитектурное решение. Зрительный зал оставил на старом месте (и его первоначальные стены сохранились, благодаря чему здание и считается памятником истории). Фойе задумал новое, огромное, величественное, поставил его вплотную к залу, но под углом – в соответствии с новой планировкой улицы, превращенной в часть центральной городской площади. В оставшемся угловом пространстве гениально размещена парадная лестница. В целом здание подняли в высоту и даровали ему мощный фасад, пронизанный духом победной послевоенной архитектуры, – с громадными, кричащими колоннами. Архитектурная классика была возведена в квадрат или даже в куб, а старый «ампирный» вход пошел

на слом (вместе с соседним магазином «Динамо», устроенным в бывшем торговом помещении Тер-Паносовых, и домиком, оставшимся со времен Ростроповичей). Торжество открытия обновленного кинотеатра свершилось в воскресный день 16 января 1955 года. Сейчас о таком событии трубила бы вся пресса, а тогда… Например, газета «Молодой коммунар» опубликовала только маленькую заметку. Наверное, воронежцы в те годы привыкли к постоянному открытию всего нового, большого… Между тем коммунаровскую публикацию сегодня можно считать знаменательной, ибо фотоиллюстрацию сделал не кто иной, как знаменитый впоследствии Василий Песков! Воронежцы по-прежнему шли на вечерние сеансы в «Спартак» (18, 22 часа) не только посмотреть хорошие фильмы, но и послушать в фойе прекрасную музыку. «В 60-е годы мы с удовольствием слушали небольшой эстрадный оркестр Валентина Соколенко, пришедшего на смену Зяме Винницкому. Солист и солистка пели лучшие песни», – вспоминает старожил Воронежа Владимир Литиков. А вот мне запомнилось, как в 1970-х и в начале 1980-х годов перед киносеансами выступали звездные киноактеры, презентуя свои новые роли. Причем их появление перед экраном было совершенно неожиданным, при продаже билетов не анонсировалось. Так, Сергей Шакуров гримасни-

чал и активно жестикулировал перед зрителями, изображая, как он исполнял роль с непростыми прыжками и пробежками. Олег Даль говорил больше не о новой кинокартине, а о телефильме «Вариант «Омега», где он сыграл советского разведчика, засланного в фашистское логово, сразу же разоблаченного и замученного допросами и пытками. «Фильм снят в противовес «Семнадцати мгновениям весны», – утверждал Даль, – чтобы показать, что таких, как там, чудес не бывает…». В 2002 году кинотеатр начал третью жизнь. По проекту архитектора Александра Забнина «Спартак» превращен в шестизальный кинотеатр. Он обрел не-

Полуразрушенный зрительный зал. Фото конца 1940-х годов.

ТОРЖЕСТВО ОТКРЫТИЯ ОБНОВЛЕННОГО КИНОТЕАТРА СВЕРШИЛОСЬ В ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ 16 ЯНВАРЯ 1955 ГОДА. СЕЙЧАС О ТАКОМ СОБЫТИИ ТРУБИЛА БЫ ВСЯ ПРЕССА, А ТОГДА… НАПРИМЕР, ГАЗЕТА «МОЛОДОЙ КОММУНАР» ОПУБЛИКОВАЛА ТОЛЬКО МАЛЕНЬКУЮ ЗАМЕТКУ. НАВЕРНОЕ, ВОРОНЕЖЦЫ В ТЕ ГОДЫ ПРИВЫКЛИ К ПОСТОЯННОМУ ОТКРЫТИЮ ВСЕГО НОВОГО, БОЛЬШОГО…

обыкновенный парковый фасад – зеркальный, в котором замечательно отражаются окружающие деревья. Все интерьеры выдержаны в классическом стиле в соответствии с традициями «Ампира» – «Спартака». И весь кинотеатр сразу стал одним из лучших в России, что и было подтверждено дипломом «Лучший кинотеатр 2006 года» Альянса независимых кинопрокатных организаций. В этом же году сюда приехал маэстро Мстислав Ростропович. Специально для него нашли и показали немой фильм «Новый Вавилон» на музыку Шостаковича, как это и было в незапамятные времена. Вот так, оглядываясь в уникальное столетнее прошлое, кинотеатр-ветеран сделал грандиBT озный шаг в будущее... № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


РОДИЛИСЬ В ДЕКАБРЕ

Р

ежиссеров кукольного театра уровня ЮРИЙ ГОНЧАРОВ Валерия Аркадьевича Вольховского в нашей стране можно пересчитать по (24.12.1923 – пальцам. Он был действительно уни20.02.2013) кальным мастером, способным создавать шедевры практически из каждой своей постановки. Воронежу повезло, что с 1987 года именно Вольховский возглавил наш Театр кукол «Шут», которому оставался верен до конца жизни. Будущий режиссер, народный артист оренной воронежец, почетный гражданин РФ, лауреат многочисленных премий и своего города, писатель, не понаслышке наград Валерий Вольховский появился знавший обо всех ужасах Великой Отечена свет в украинском городе Николаеве. ственной войны, – Юрий Даниилович до поОн рано пристрастился к театру и не мог следнего дня оставался человеком мужественным, сильным, честным и верным своему долгу. Он был настоящим себе представить иной стези в жизни. Ему повезло: в Ленинградском институте солдатом в нашей литературе. театра, музыки и кинематографии на отделении театра кукол Вольховский училЧто всегда отличало Гончарова от многих его коллег, ся у выдающегося педагога Михаила Михайловича Королева. «Тогда я впитал в так это неизбывное желание говорить правду и только себя лучшие традиции кукольного искусства, насчитывающего не одно столеправду о тех событиях, которые бередили его душу. Пусть тие», - вспоминал позже уроки своего любимого мастера Валерий Аркадьевич. окопную, иногда дурно пахнущую для цензоров и чиновниЭти уроки не прошли бесследно. Казалось, что о театре кукол Вольков разных уровней, но зато такую, от которой у читателей ховский знал практически все. В творчестве для него не было запретных захватывало дух, а фронтовики, не стесняясь, смахивали слетем. Он обожал экспериментировать, искать новые формы для привлезы с глаз. В этом Юрий Даниилович видел свое человеческое чения внимания зрителей к искусству, которому посвятил свою жизнь. В и писательское предназначение. Умение простым, доступным, биографии Валерия Аркадьевича было много городов и театров в Симно в то же время ярким и образным языком рассказать обо всем, ферополе, Харькове, Белгороде, Брянске. Но наиболее значимыми он что выпало на его долю, и о судьбе его ровесников было просчитал периоды своей работы в Челябинске и, конечно же, в Воронеявлением смелости, гражданской позиции и редким даром, отже. При Вольховском наш Театр кукол «Шут» стал одним из ведущих пущенным свыше только поистине уникальным людям. в стране. Многим зрителям памятны такие спектакли режиссера, как Печататься он начал еще до войны, в 1940 году. Потом окон«Озерный мальчик», «Маленький принц», «Карьера Артура Уи», чил факультет русского языка и литературы в Воронежском педа«Аистенок и пугало», «Дикий», «Мертвые души», «Из жизни нагогическом институте, а в 1960-м получил диплом об окончании секомых», «Шинель» - всего и не перечислить! Высших литературных курсов в Москве. Те, кто знал Гончарова еще Премии, гастрольные поездки по стране и зарубежью, яркий и в пору его школьной юности, не раз говорили мне, что у него уже такой по-домашнему теплый фестиваль «Театральные посиделтогда были особо обострены два чувства: справедливости и слова. Их ки» - все стало неотъемлемой частью жизни в «Шуте». он сохранил в себе почти 90 отпущенных ему земных лет. На протяжении четырех лет режиссер являлся президентом Юрий Даниилович был одним из тех редких воронежских авторов, коUNIMA (ассоциации кукольных театров России). Кабинет Валерия торые в советские годы периодически публиковались в популярном тогда Аркадьевича практически для всех был открыт в любое время. И издание – журнале «Роман-газета». Он был лауреатом Госпремии РСФСР, каждый входивший туда знал, что гостеприимный хозяин встрепремии Союза писателей РСФСР, ряда других наград. И что главное – нитит его улыбкой, обязательно угостит чаем или кофе со сладокогда ими не кичился. Мог ли он сделать успешную карьеру в Москве, как и стями. А также непременно заведет разговор об искусстве либо некоторые его коллеги по писательскому цеху? Конечно же, мог. И не раз поо последних новостях, которые всегда его волновали. лучал такие заманчивые предложения, но всегда отвергал их. Оставался веВалерий Аркадьевич скончался скоропостижно, не дорен себе и родному городу, не желая становиться конъюнктурщиком. Иначе жив несколько месяцев до своего 65-летия. Похоронили он не был бы тем самым Гончаровым, которого мы любим и помним. Мастера на центральной аллее Коминтерновского кладбиЗамечательный писатель ушел из жизни на исходе февраля. Похоронили ща в Воронеже. Позже на здании театра была установлеписателя на Коминтерновском кладбище – рядом с матерью, как он и просил. на мемориальная доска в его честь, театр по праву стал Без лишней помпы и официальных речей. носить имя Вольховского.

ВАЛЕРИЙ ВОЛЬХОВСКИЙ (16.12.1938 – 19.09.2003)

75 ЛЕТ

НАБИЛЯ ВАЛИТОВА (28.12.1928 – 11.10.2006)

С

ветлый лебедь воронежского балета, потрясающая танцовщица, великолепный педагог, строгий, но справедливый руководитель – такой запомнилась нам народная артистка РСФСР Набиля Валитова. Вряд ли кто мог предположить в маленьком башкирском селе Сырышбашеве, что родившаяся там за несколько дней до Нового, 1929 года девочка обретет поистине

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

К

всесоюзную славу как балерина и педагог. Выпускница знаменитой ленинградской школы балета, ученица великой Вагановой, Валитова запросто могла бы блистать на самых известных подмостках двух столиц. Но журавлю в небе мудрая не по годам, трудолюбивая, настойчивая девушка предпочла синицу в руках. Сначала уехала в родную Башкирию, где быстро обрела положение ведущий солистки Уфимского театра оперы и балета, а с 1961 года стала настоящей звездой балетного и педагогического мастерства в Воронеже. Наш город, по сути, был для Набили Галиевны второй родиной. Блистательные партии в лучших балетах с достойными ее уровня партнерами, с ведущими режиссерами и дирижерами – все это было в творческом багаже Валитовой на воронежской земле. Ее отличало редкое для балерин качество – умение с воздушной легкостью не только передать свою партию

своим ученицам, но и помочь им освоить все тонкости постановки. И вполне закономерно, что в дальнейшем Набиля Галиевна стала первоклассным педагогом. Она никогда не выставляла напоказ свое положение, звания, регалии, однако знала себе истинную цену. На нее могли обидеться за резкость суждений, за сделанное замечание, но спустя время все понимали, насколько она была права. За это и любили. Беззаветно, искренне, открыто. Валитова платила всем тем же. Жизнь легенды воронежского балета оборвалась трагически промозглым осенним утром под колесами автомобиля. Набиля Галиевна спешила в родной театр на репетицию. Она обрела вечный покой на центральной аллее Коминтерновского кладбища. Благодарные ученики поместили на памятнике изображение актрисы в белой пачке и лебедей…

Подготовил Павел ЛЕПЕНДИН

85 ЛЕТ

90 ЛЕТ

29


ИМЕНА Андрей ГОЛИЦЫН

В

России, как в никакой другой стране мира, много людей, пишущих стихи. Рифмующих слова. Пытающихся втиснуть свою жизнь в стихотворный размер. Знающих два языка: русский прозаический и русский рифмованный. Считающих, что поздравление должно быть исключительно в стихах, а любое событие – радостное или трагическое – требует рифмы. В других странах тоже есть такие люди. В «Комедиантах» Грэма Грина был такой персонаж – фармацевт Бэкстер. На пароходе «Медея», идущем в Гаити, он на вечеринке читает стихи – драматический монолог бойца гражданской обороны Х: Прожектора осветили Панкрас, Юстон-парк И старую любимую Тоттенхем-роуд тоже. И показалось одинокому бойцу, Что его тень на облако похожа… И так далее. Эти стихи надо было еще перевести с английского, что прекрасно сделал Владимир Корнилов, сохранив всю их трогательность и искренность. Бэкстер поведал главному герою романа, что он и есть боец гражданской обороны Х, а на вопрос, писал ли он еще стихи, ответил, что написал одно – о похоронах ребенка. Этот персонаж больше не появляется на страницах романа. Но зачем он понадобился автору? Просто это самый искренний, правдивый и реальный человек среди комедиантов, населяющих роман Грина. Так бывает, что человек оценивается только по стихам, которые сочинил сам, какими бы они ни были. В России, повторюсь, таких людей пока много. Их сущность определяется исключительно отношением к поэзии, стремлением выйти за рамки нашей непростой жизни и заговорить на другом языке. Исчезает массовое образное мышление, претерпевает метаморфозы наше мироощущение, происходит переоценка ценностей. Да и сама поэзия меняет свои функциональные особенности. Люди, пишущие стихи, приходят в редакцию «ВТ». Люди совершенно разные по возрасту, способу существования, образу восприятия действительности. Но сущность каждого по-прежнему определяется стихами. Юрий РОГУЛЬКИН. В 1964 году он впервые услышал Шестую симфонию Чайковского. «На кон30

ПОЭТ В РОССИИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ… русского скоморошества, та древняя правда, которую молча выслушивали князья и цари. Отсюда и органичная ненормативная лексика, и сбивчивый синкопированный ритм, и скороговорка, к которой надо прислушиваться, чтобы ловить слова, образы, мысли и чувства. Эти стихи – стихия, ставшая образом жизни. Уважаемый господин Сноуден! Пишет Вам простая русская девушка 29 лет. Глаза голубые, Волосы рыжие, мелированные. Фигуристая, но не толстая, Среднего роста я. Зовут меня Настя. Ой! Здрасьте… церт симфонического оркестра я впервые пришел не по зову души, а под нажимом культмассовика, организовавшего для группы студентов ВГУ посещение филармонии. Не до симфоний было в холодной и голодной российской глубинке, где прошли детство и юность». Но Шестая симфония стала для него потрясением и определила настрой всей его будущей жизни. А спустя почти 30 лет он услышал ее в исполнении оркестра под управлением Ростроповича. И это было новое потрясение. Именно тогда он, по его выражению, понял, «чем дышит творчество Пастернака, Шукшина, Глазунова, Ахматовой, Достоевского, Хемингуэя». Он увидел в произведении Чайковского человеческую жизнь и написал стихотворение «Шестая симфония». И в час судьбы, В свой час вечерний, Услышу… Последний вздох виолончельный… Эмма СТАРОВА пишет стихи всю жизнь. Собственно, для нее стало необходимостью поверять стихо-творным строчкам любую встречу с интересным человеком, любое значимое для нее событие, любое место в России и за ее пределами, оставившее в душе свой след. Послевоенный Воронеж, Северный Кавказ 1960-х, Индия, Ленинград, Греция, Каунас… Она посвящает свои стихи Есенину, Бернсу, Шопену. И все это история нашей жизни и история человеческой души.

На диванчике за печкой В этом доме я спала И радушием сердечным Очарована была. Рыбу жарила, смеялась Анекдотам давних лет, В Круглом озере купалась, Приезжать дала обет… («Воспоминания о даче Фере»). Яна ЦЫГАНКОВА – студентка филфака ВГУ, она живет, конечно, в двух мирах, пишет талантливые стихи, несет в себе традиции насыщенного внутреннего монолога, который можно выразить только в поэтических строчках – больше ни в чем. Она идет в стихах по дороге, возвращаясь домой. Дом, где мой дом? Меж каких растворился он весен? В талых ручьях, в перелесках космически-синих Вижу дорогу к нему. А у птиц уж не спросишь: Птицы – они для других, межпространственных линий. Дом… пробираясь болотами «скоро» и «завтра», Мимо уснувшей зари, не включившей будильник рассвету, Следую за соловьем. Он, как будто кифара, Вывел меня в ослепительно жаркое лето. Сергей УКРАИНСКИЙ царит в Интернете, пользуется большой популярностью на поэтических сайтах. Но как удивительно совмещаются с Сетью традиции

Как же приятно ощущать себя богом, Справедливым, но не строгим, Хотя бы для жука, Пока… Екатерина ПРЕСНЯКОВА – издатель, поэт, человек восприятия, владеющий искусством превращения жизни в стихи и стихов в жизнь. Судьба журналистов в России Похожа на ключ, только вот Теперь уж никто не отыщет Тех славных дверей и ворот, Тех шкафчиков, тех секретеров, Тех ларчиков в чудной пыли, Которые с музыкой тайной Когда-то открыться могли… …Но быть журналистом В России Почетно, когда не грешно. Надежно, когда не опасно, Печально, когда не смешно. Он принят по высшему чину, Как ангел, сошедший с небес, И он же – взашеи и в спину, Крестом изгоняем, как бес. Уходит время, когда стихи были не просто обращением, а надежной опорой и утешением. Для себя и для тех, кому они предназначены. Новое время в России, несомненно, родит новых поэтов и пророков, но они будут другими. Как мы пойдем дальше без опоры? Трудно сказать. Как-то приспособимся. Скорректируем слух и голос, приладимся к трудностям дороги. Только часто будем прислушиваться, пытаясь поймать эхо BT прежних голосов. № 168 // Воронежскiй Телеграфъ


В РИФМУ

И РАСТВОРИТСЯ В ТИШИ... Яна ЦЫГАНКОВА Мы разучились писать письма. Настоящие, пахнущие теплом наших рук. Опадающие в осени листья – Больше не почта. Так – пустой звук. Миллиарды символов строго по коду. В минус – зрение. Толстые стекла очков. Гугл – лучший вид из окна на природу. Сожаление Миллионам бегущих куда-то строк. Мы разучились писать письма. Вместе с этим разучились кормить голубей. День за днем – мониторы, уставшие сонные лица. Но за ними не видно людей. Сотни тысяч людей незнакомо-знакомых. Разношерстные фото. Чужие места. Незнакомцы теперь из соседнего дома. А любимые что-то Кричат поездам. Мы разучились писать письма. Социальная сеть – это наш главпочтамт. Тихий шелест бумаги ночами лишь снится. Вместо марки и штампа – аккаунт. Екатерина ПРЕСНЯКОВА

Воронежскiй Телеграфъ // № 168

ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСНЬ Душевная и печальная, Сиротская и прощальная, Песня моя отчаянная Не тронет ничьей души. Покружит с белой метелицей, Серым туманом расстелется, Не зная, на что надеяться. И растворится в тиши. Сергей УКРАИНСКИЙ

Юрий РОГУЛЬКИН Ситро… Грушевое ситро… Как жизнь устроена хитро. Живем мы – будто без начала. Живем мы – будто без конца… Как трудно мама умирала В тисках тернового венца. Как трудно мама умирала… А тетя Лена, тетя Лена С душой богини, несомненно, Все тетя Лена понимала, Как роды нежно принимала Слова… Последние слова. От слез кружилась голова… Ей мама в тишине шептала: – Дожить бы, Лена, до утра… Мне б до утра, мне б до утра… Попить грушевого ситра… Попить… Последняя попытка Взглянуть в открытую калитку. И в небо, слишком голубое, На зов вселенский, не спеша, Откликнулась ее душа… (публикуется в сокращении) Эмма СТАРОВА Перед весенним ласковым рассветом Бывает тихо, как в лесной глуши. Все замирает, чтоб услышать это – Прощанье улетающей души.

ДОЖДЬ-MEMORY Русско-американским амбициям посвящается Открыта дверь в дождливый сад, Зеленый сад, Изумрудно-изумленный сад! О! Как я рад! Смотрю я в измененный сад, Смотрю! И в душу прежнюю свою Смотрю! За струйками дождя Я вижу вновь себя, Потом тебя! Ты машешь мне рукой И улетаешь птицей той, Прошу тебя, постой! Черт! Да что это со мной? Играет кантри music! А-а-а! Это Кенни Роджерс нас размножил, Веселый Роджер! Напал на девочку мою И уволок под потолок! А я пою Вместо тебя, Кен, О твоей Рубин Джейн! А вот ответь мне, Кенни, Как в Огайо с дождями? И с видами на урожай?

Ты к нам в Россию приезжай И пой! У нас элитные дожди, Не спорь со мной! У-уу! Блин, ну как же ты! Ну, как же ты поешь!!! Под мой российский майский дождь! Так человек ты, Кенни? Или бог? И как ты умудриться смог С души моей убрать всю ложь Под теплый мой российский дождь?!!! А знаешь, Кенни, Бери-ка свою Дженни И делайте движение, в сторону Рассеи! Ты приезжай смотреть на дождь со мной! Мы выпьем рюмочку дождя, Что приготовлю для тебя! Я точно знаю, Ты сможешь мне помочь Смотреть на дождь! И слушать дождь! Ты, Кенни, неплохой пацан ! Да и я, тоже, когда не пьян, Зовут меня Сережа! И я достану свой баян Вот и попоем Вдвоем! Ты про Воронеж! А я? Конечно, про Огайо Е-е-е! Вот так и будем петь на брудершафт Ну и зароем Я – свой топор, Ты – томагавк! Где скажите те дожди? В тех садах зеленых? Где скажите те дожди, Чтоб смыть всю грязь?…

Стихи воронежских поэтов

Здесь дом стоял… И тополь был… Ни дома, Ни тополя. Но вдруг над головой Ты ощутил присутствие объема, Что комнатою звался угловой… В пустом пространстве делая отметки, Ты мысленно ее воссоздаешь… Здесь дом стоял, и тополь был, и ветки… И вот окно… В него струился дождь… Вот там, вверху, скрипела половица, И лампа вбок была наклонена… А вот сейчас пропархивает птица Сквозь пустоту тогдашнего окна… Прошли года, но мир пространства крепок,

И у пространства память так свежа! Как будто там, вверху, остался слепок Пропавшего навеки этажа! Здесь новый дом построят непременно. И, может быть, посадят тополь тут. Но заново отстроенные стены С твоими никогда не совпадут!

31


КЕН ХЭНСЛИ В ВОРОНЕЖЕ В ФИЛЬМЕ «URIAH HEEP» МЕНЯ МОЖЕТ СЫГРАТЬ ДЖОРДЖ КЛУНИ. ХА-ХА. СТР. 20 – 21.

Воронежский телеграф № 168, декабрь 2013  

Журнал "Воронежскiй Телеграфъ" № 168, декабрь 2013