Page 1

12+

№ 172 // АПРЕЛЬ 2014

ПРИРОДА ИГРЫ Главные роли Надежды Леоновой

РУССКИЙ ЛЕТЧИК АЛЕКСАНДР КАЗАКОВ Недолгий роман с советской властью

В ПОИСКАХ АМЕРИКИ Как решаются языковые, религиозные и расовые проблемы в США Ирина АЧКАСОВА:

ПОД СОЛНЦЕМ ЮЖНЫХ ОСТРОВОВ


В НОМЕРЕ ЗАПИСКИ АРХИТЕКТОРА

ГОД КУЛЬТУРЫ

Применим ли в Воронеже опыт озеленения Парижа?

Воронежские культурные события апреля

стр. 4

– 5 стр. 6

ПЕРСОНА

– 7

Доктор филологических наук Александр Житенев: поэтический ритм сегодняшней России – это наступательные ямбы

ВЫСТАВКИ ВЫС Живо Живопись Ирины Ачкасовой по обе стороны экватора

сстр. 8 – 10 стр. 11 1

СПЕЦПРОЕКТ: ЕКТ: ЗА КАДРОМ РОМ

ИМЕНА ВОРОНЕЖА

Новая жизнь Воронежской жской академии искусств кусств

Художник Александр Фисунов о христианских и языческих аспектах своего творчества

стр. 12– 14 ст ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ В фотообъективе – тайны Дивногорья

стр. 15

стр. 16 – 17

В ПОИСКАХ АМЕРИКИ

ГЕРОИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

Права иммигрантов в США. Суд оштрафовал компанию за то, что ее руководство запретило своему сотрудникумусульманину носить бороду

Выпускник воронежского кадетского корпуса Казаков применил таран вторым после Нестерова прим воздушном бою в возд

стр. 18 – 19 стр. 20 – 21

АРХИВЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ Чудом сохранившиеся документы времен Первой мировой войны из семейного архива ва

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ Наш земляк Федор Толстой – последний дореволюционный директор Эрмитажа

стр. 22 – 23 ДЛЯ ЗАДУМЧИВОГО ЧИТАТЕЛЯ ТЕЛЯ Лев Кройчик о книгах воронежских издательств льств

стр. 24 – 25 ВОРОНЕЖСКАЯ СЦЕНА

стр. 26 – 27

Надежда Леонова – грани ее таланта ярки и неожиданны

РОДИЛИСЬ В АПРЕЛЕ

СОДЕРЖАНИЕ // № 172

стр. 28

2

АФИША Майские концерты, кинопремьеры, спектакли

Борис Левицкий, Владимир Дуров, Александр Остужев

стр. 29 В РИФМУ Стихи российских неомодернистов

стр. 30 стр. 31

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


МЫСЛИ ПО ПОВОДУ

Журнал

текст Александр Бунеев фото Татьяна Зозулина С 1919 по 1993 год не выходил по независящим от редакции обстоятельствам. С сентября 1993 года выходит в виде приложения к газете «Воронежский курьер», а с 2010 года – в качестве журнала. Директор: Юрий ПОТАШКИН. Главный редактор: Борис ПОДГАЙНЫЙ. Шеф-редактор: Александр БУНЕЕВ. Дизайн и верстка: Виталий ЯХНЕВ. Корректоры: Ольга ДОРОХИНА, Юрий ПАНОВ, Кристина ШАБУНИНА. Авторы: Александр БУНЕЕВ, Вячеслав ВОЛДОЧИНСКИЙ, Гали-Дана ЗИНГЕР, Александр КАСЮКОВ, Оксана КИРИЛЛОВА, Лев КРОЙЧИК, Павел ЛЕПЕНДИН, Мария ЛЕПИЛОВА, Александр ПРЫТКОВ, Владимир РЯПОЛОВ, Александр СОРОКИН, Мария СТЕПАНОВА, Николай ТИМОФЕЕВ, Елена ФАНАЙЛОВА, Ирина ФЕДОРОВА. Фото и иллюстрации: Татьяна ЗОЗУЛИНА, Виталий ГРАСС, Евгения ЕМЕЛЬЯНОВА, Михаил КВАСОВ, Мария ЛЕПИЛОВА, архивы воронежских музеев и театров, семейные архивы. Компьютерный набор: Татьяна САНИНА, Наталия ТАНДИЛЯН. Адрес издателя и редакции: 394006, г. Воронеж, ул. Пушкинская, 44. Телефон (473) 277-27-53. E-mail: vk@curier.vrn.ru www.v-kurier.ru © Журнал «Воронежскiй телеграфъ» зарегистрирован Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Воронежской области 1 марта 2012 г. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ36-00250. Учредитель – АУ ВО «Газета «Воронежский курьер». Издатель: АУ ВО «Газета «Воронежский курьер». Отпечатано с готовых оригинал-макетов в ОАО «Воронежская областная типографияиздательство имени Е.А. Болховитинова». 394071, г. Воронеж, ул. 20-летия Октября, 73а. Заказ № 4582. Тираж 3200 экз.

НА ОБЛОЖКЕ: Ирина Ачкасова. На ее выставке представлено 75 картин. Это итог трехлетней работы художницы. Масло, пастель, гуашь. Портреты, пейзажи, натюрморты, начало освоения жанровой живописи. // фото – Виталий Грасс.

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

ОТСТОЙНИК

С

верните с Кольцовской на Куколкина, пройдите до пересечения ее с улицей Революции 1905 года и идите по Кропоткина на улицу Войкова. Это исторический район бывшей Ямской слободы. Его застроили жилыми домами бизнес-класса. После застройки о нем забыли. Все. Среди новых многоэтажных домов заброшенное, захламленное, загаженное пространство, с лежками бомжей, голой землей, используемой под стихийные автомобильные стоянки, полным отсутствием проезжей части и тротуаров. Мало того, это крайне депрессивное место, а в силу хаотичной езды автомобилей, наличия бродячих собак, алкоголиков, зарослей амброзии и грызунов, плодящихся на помойках и в заброшенных домовладениях, – еще и опасное для многочисленных детей, живущих в новых домах. Под воздействием таких мест человеческая, и особенно детская, психология уродуется и приобретает непредсказуемые черты. Среда обитания определяет отношение к городу, к людям, к жизни. Определяет судьбу. Эту площадку необходимо принять за отправную точку для любого архитектурно-планировочного эксперимента. Здесь есть места для скверов, спортивных и детских площадок, уголков отдыха, дизайнерских разработок. Да для чего угодно, поскольку сейчас это не часть города, это – отстойник. Вот уже 20 лет с тех пор, как здесь снесли частный сектор и началось строительство, ничего не меняется. Люди приспосабливаются к дикости этого места как могут, в силу своего уровня культуры и социальных запросов. Еще через 20 лет кто-то уже сможет сказать, что здесь прошла его жизнь. BT

ЛЮДИ ПРИСПОСАБЛИВАЮТСЯ К ДИКОСТИ ЭТОГО МЕСТА КАК МОГУТ, В СИЛУ СВОЕГО УРОВНЯ КУЛЬТУРЫ И СОЦИАЛЬНЫХ ЗАПРОСОВ.

3


ГОД КУЛЬТУРЫ

ЛИЦА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ В апреле в Воронеже экспонировалась уникальная выставка фотографий времен Первой мировой войны. Эпизоды из военной жизни, запечатленные русскими, немецкими и австрийскими фотокорреспондентами, можно было увидеть в фойе Театра оперы и балета.

ВСТРЕЧА С НОВОЙ ЛИЧНОСТЬЮ Спектакль «9 месяцев/40 недель» в жанре «вербатим», в котором беременных женщин изображают мужчины, в Воронеже показали в рамках артпроекта «Молодость». Актеры московского Театра.doc Сергей Шевченко и Алексей Куличков задумали постановку как социальный гротеск, им хотелось показать, как непросто женщинам рожать, общаться ться с незаинтересованным медперсоналом роддома, а заодно и напомнить, что о рождение ребенка – дело двоих (собственно, поэтомуу женщин играют мужчины). ны). В спектакле много условного: овного: предродовая палата – это футбольная трибуна, на которой расположились роженицы; процесс появления ления на свет младенцев обставставлен так, будто открываетает-

4

Кадр 1916 года из Карпат «Молебен перед наступлением в полках 37-й пехотной дивизии». В толпе, единодушно молящей небеса о благополучном исходе боя, известные русские военачальники – командующий дивизией Андрей Зайончковский, Алексей Брусилов, Алексей Каледин. Фото «Рождество на фронте» вызывает светлую улыбку – даже в такое

ся ящик трибуны, на которой сидят героини, вылетают петарда, лепестки роз, и в ореоле свечения появляется пупс. Особенность постановки в том, что она, как любая другая в этом относительно молодом жанре, вызывает живой отклик, зрительницы берутся вспоминать свои 9 месяцев и роды – это особая радость. Да и нынешние беременные, а их на спектакле изрядно, понимают, что впереди у них не просто рождение ребенка, а «встреча с новой личностью».

время люди не забывали о великих праздниках. А «Батарея в походе», напротив, иллюстрирует унылую и страшную бесконечность войны – пыльные дороги, усталые кони, изможденные люди. Есть совсем страшные снимки – на одном крестьяне хоронят павших русских неподалеку от Луцка, на другом павшие (кстати, в основном гражданские лица, заколотые штыками) просто лежат вповалку на каком-то поле. Отдельное место на выставке занимают фотографии Николая II с семьей. Император ездил с сыном Алексеем на фронт (от серьезности, с которой смотрит на нас со снимка маленький мальчик, даже не по себе). Сохранился уникальный кадр 1914 года – «Николай II с семьей выходит из здания железнодорожного вокзала в Воронеже». Венценосные гости держатся просто – одеты в немаркую темную одежду, на лицах приветливое выражение, никакой надменности. Фото с выставки – доказательство того, что и на войне люди не теряли человеческого облика.

НАЙТИ ВМЕНЯЕМОГО СОБСТВЕННИКА Второе заседание круглого стола, посвященного созданию в Воронеже арт-кластеров, его организаторы – ректор Воронежской академии искусств Эдуард Бояков и директор арт-группы «Квадрат» Дмитрий Большаков – посвятили созданию творческой площадки, формированию ассоциации представителей воронежских творческих индустрий, группы единомышленников, которые готовы преобразовать культурное пространство Воронежа. Идея арт-кластеров – объединения под одной крышей или в рамках городского квартала архитектурных и дизайнерских мастерских, творческих студий, выставочных залов, арт-кафе и т. д. – не нова. Но эта форма организации городской среды распространена лишь в столице. Попытки создания подобных центров в Питере, Ростове, Новосибирске пока не увенчались успехом. Пожалуй,

ПЕРЕДАЙ ДРУГИМ «Юный сочинитель» – так называется конкурс, о проведении которого объявил Гуманитарно-образовательный центр «Библиотека № 37 им. Владимира Добрякова». Состязание юных литературных дарований посвящено 90-летию замечательного детского писателя – нашего земляка. Для участия в конкурсе приглашаются учащиеся школ Воронежа и области в возрасте от 12 до 17 лет. На конкурс принимаются сочинения, написанные в разных жанрах, объемом не более пяти листов. По желанию свое произведение можно сопроводить иллюстрацией. Работы должны быть выполнены в двух видах: печатном и электронном. Сроки проведения конкурса: 1 апреля – 1 октября 2014 года. При оценке произведений юных литераторов будут учитываться: проявление творческой индивидуальности авто-

ра, оригинальность и глубина размышлений и живой эмоциональный отклик на проблему, поднимаемую автором, умение передать другим свои чувства, мысли, идеи, грамотное владение языком. Победителей и дипломантов конкурса, которых определит жюри, ждут призы и подарки. Оценивать работы будут воронежские писатели, журналисты, филологи, преподаватели воронежских вузов, работники

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ГОД КУЛЬТУРЫ

Слева направо – Дмитрий Большаков, Эдуард Бояков, Сергей Десятов. только в Ярославле, по словам гостя круглого стола Сергея Десятова, директора московского центра Artplay, процесс сдвинулся с места. Однако в Воронеже эта идея реализуется поступательно и неуклонно. В конце марта благодаря усилиям Боякова еще одна группа представителей воронежских творческих индустрий посетила столицу, познакомилась с жизнью московских арткластеров. Интерес к внедрению проекта в Воронеже не ослабевает. В клубе «Петровский»

собирается все больше людей, которым надоели градостроительный хаос, полное отсутствие творческого освоения городской среды, замшелая психология, примитивные, основанные исключительно на денежных интересах отношения. Но поскольку у этих людей активное творческое начало тесно связано с бизнесом, то и вопросы Десятову и организаторам круглого стола они задавали уже конкретные: о форме собственности, арендных ставках, взаимоотношениях с властью.

Итак, интерес к созданию арт-кластеров в Воронеже, несомненно, растет. Люди готовы к активным изменениям городской среды, к творческому цивилизованному обустройству городского пространства. Дело за малым: «найти вменяемого собственника» заброшенной заводской территории или старого заводского здания, который понял бы насущную необходимость задачи и потенциальную экономическую выгоду от существования подобных центров. Кстати, размещение арткластеров можно осуществлять не только в заводских зданиях, но и в старых городских районах, которые активно сносятся под площадки для жилищного строительства. Причем настолько активно, что в скором времени в Воронеже может не остаться старых одноэтажных районов. Таким образом, арт-кластер в историческом центре не только будет выполнять свои основные функции, но и сохранит одно- и двухэтажные памятники архитектуры и этнографическую территорию в целом.

ВОРОНЕЖСКАЯ «АЗБУКА» АЛЕКСАНДРА ФЛОРЕНСКОГО Централизованной библиотечной системы Воронежа. О лучших работах будет рассказано на страницах печати. Они найдут место и на сайтах Воронежской ЦБС и администрации города. Направлять работы с пометкой «На конкурс «Юный сочинитель» можно по адресу: Гуманитарно-образовательный центр «Библиотека № 37 им. В.А. Добрякова», 394051, г. Воронеж, ул. Ю. Янониса, 10/2. Электронный адрес: biblio37vrn@list.ru. Телефон 263-26-13.

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

Арт-группа «Квадрат» и оргкомитет фестиваля современного искусства «Чернозем» продолжают сбор средств на издание книги художника Александра Флоренского «Воронежская азбука».

ПОДВИЖНИКИ СЛОВА 20-летие отметил фонд «Центр духовного возрождения Черноземного края». К знаменательной дате была выпущена книга «Энергия печатного слова. Библиографические материалы (1994 – 2014)». Поздравить «Центр...» пришли коллеги, многочисленные авторы, творческие коллективы, воронежские артисты и просто друзья. За годы своего существования «Центр...» обрел известность не только на территории нашей области, но и далеко за ее пределами, свидетельством чему являются многочисленные дипломы и почетные грамоты различных конкурсов и книжных ярмарок. В книге, выпущенной к 20-летию, представлена история издательства в фотографиях, фактах и, конечно же, печатной продукции. К настоящему моменту свет увидело около 250 изданий самых разных авторов. О деятельности «Центра...» напечатано более 500 статей во многих местных и федеральных средствах массовой информации. Художественным редактором издания выступила Людмила Попова, а необычную, яркую обложку придумал художник Александр Ходюк. – Воронежцам повезло, что именно в нашем городе живет такая замечательная женщина, настоящая подвижница духовного и печатного слова, как Людмила Федоровна Попова, – отметил литературовед, почетный гражданин Воронежа Олег Ласунский.

Напомним, художником уже нарисованы и изданы три «Азбуки» этого цикла – Петербургская, Тбилисская и Иерусалимская. Это графические рисунки, изображающие различные городские места на все буквы русского алфавита. Например, в «Петербургской азбуке» на букву «А» нарисован музей Арктики и Антарктики, в «Тбилисской…» – старинный армянский базар Авлабар. «Азбуки» создают удивительное настроение и не только представляют собой особый взгляд на историю города, но и сами становятся городской историей. Уже известно, что в «Воронежской азбуке» на первую букву алфавита, возможно, будет нарисован Арсенал. Или что-то еще, в зависимости от того, что увидит художник. Александр Флоренский планирует приехать в Воронеж в мае. Все рисунки, созданные им в нашем городе, будут переданы в дар художественному музею имени Крамского. Подготовили: Вячеслав Волдочинский, Павел Лепендин, Оксана Кириллова, Александр Бунеев, Мария Лепилова.

5


ЗАПИСКИ АРХИТЕКТОРА

«КАК ЗАСМОТРИТСЯ МНЕ НЫНЧЕ, КАК ЗАДЫШИТСЯ…» текст Александр Касюков

ПАРИЖ И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ Для архитекторов и специалистов, связанных с садовопарковым искусством и зеленым строительством средней зоны европейской России, по аналогии природных условий наибольший интерес представляет современный опыт озеленения Парижа и его пригородов. Зеленый фонд Парижа богат и разнообразен. Он занимает около 3 тыс. га. До 500 га занимают сады и зеленые устройства центральной части города, куда входят четыре крупных парка средней площадью 25 га, около 200 мелких общественных садов средней площадью 1 га, 120 небольших декоративных скверов, 70 озелененных участков, предназначенных для занятий физкультурой и спортом, и примерно десять небольших садов, специально приспособленных для детей. Самыми крупными зелеными массивами Парижа являются знаменитый Булонский лес площадью 866 га, расположенный на западной окраине, и Венсенский лес площадью 929 га на восточной окраине города. К пригородным паркам относятся: парк Печатей – 201 га, парк Анри-Селье – 40 га, парк Ле-пе-роз, а также многочисленные спортивные сады и парки. Булонский лес имеет трассы для автомобильных путешествий, специальные аллеи для верховой езды, велосипедные дорожки, тропинки для прогулок пешком. В Булонском лесу расположены зоосад, ипподром, изысканные рестораны и кафе. Составной частью Булонского леса является парк Багатель, которому около 300 лет. Наряду с его старым французским участком возник новый пейзажный парк с искусственно созданными горами, скалистыми утесами, водопадами, озерами с плакучими ивами по берегам, с полянами свободных очертаний. Вода для «горных» рек, водопадов и озер накачивается насосами из Сены. Перед фасадом маленького замка здесь сохранил все свои оригинальные черты французский сад с открытым газонным партером, окаймленным штамбовыми розами. В водоемах у фонтана Нимф – богатая коллекция водных растений: нимфей, лотосов, водяных гиацинтов. Ассортимент используемых растений здесь чрезвычайно широк. В парке можно встретить великолепно развитые экземпляры ливанских, гималайских и атласских кедров высотой более 20 м, гигантскую секвойю, араукарию, тсуги и другие хвойные растения. Среди лиственных деревьев и кустарников в парке растут магнолии, тюльпановое дерево, эвкалипт, хурма, грецкий орех, два вида платанов, дубы, буки, рододендроны, сирень и многие другие. Часть парка отведена под розарий. В Булонском лесу растут дубы, клены, акации, сосны. В городских посадках – платаны, каштаны, вязы, клены, липы, кедровидные сосны. Только в садах внутри Парижа газоны занимают 800 тыс. кв. м, а цветочные массивы – 20 тыс. В садах и парках – 200 км. автодорог, сотни километров аллей и тропинок для пешеходов, велосипедистов и всадников, 15 больших водоемов и 70 бассейнов, занимающих в целом 50 га.

6

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ЗАПИСКИ АРХИТЕКТОРА КОЕ-ЧТО О ФЛОРЕ Количество сортов роз в настоящее время перевалило за 10 тыс., дуб имеет около 600 видов, ива – 700, клен – 140, береза – 120, ясень – 50, вяз – 150, орех – 150, сосна – 100, ель – 40, катальпа – 40, боярышник – 1 тыс. 250. Один дуб с кроной диаметром 16 м каждый час полностью очищает 1,7 л воздуха, поглощая при этом 2,35 кг двуокиси углерода. Одно такое дерево обеспечивает годовую потребность в чистом воздухе для десяти человек. Дубовые посадки способствуют защите от шума и повышенных температур. Даже в условиях города дубовые насаждения очень долговечны, их жизнь продолжается до 400 – 500 лет! Многие растения выделяют летучие и нелетучие вещества, замедляющие рост и размножение микробов, а то и убивающие их. Хвойные – сосна, ель, пихта, можжевельник; лиственные – черемуха, тополь,

дуб, крушина. Тополь и береза бактерии золотистого стафилококка, нанесенные каплей на листья, убивают через три часа. Летучие вещества – фитонциды, – вырабатываемые деревьями, снижают количество микробов в воздухе: туя убивает их на 67%, хризантема мелколистная – на 66%, циперус – на 59%, райграс пастбищный – на 58%, хризантема крупноцветковая – на 55%, герань и бегония – на 43%, аспарагус – на 38%. Летучие вещества растений способствуют ионизации воздуха, что очень важно для здоровья людей. Во время дыхания легкие ионы поглощаются организмом и ускоряют окислительно-восстановительные процессы, повышают продуктивность дыхания, улучшают весь обмен веществ, оказывают благотворное и целебное действие на живые организмы, улучшают работоспособность, усиливают иммунитет и резко сокращают рост заболеваний, воздействуя как на растущий, так и на стареющий организмы. Это к вопросу о том, что сажать. Следующий вопрос: как сажать?

О ФРАНЦУЗСКИХ САДОВНИКАХ Спортивные участки включают 89 площадок для занятий физкультурой, 31 площадку – для легкой атлетики, 85 площадок для больших спортивных игр – футбола, рэгби, хоккея, 132 площадки для игры в волейбол и баскетбол, 96 теннисных кортов, 164 участка для игры в шары, один участок для поло, четыре манежа, десять стадионов, один тир для стрельбы, четыре лодочные станции на озерах парков, около 50 аттракционов для детей. Кроме того, на территории садов и парков Парижа расположены 20 ресторанов, 12 кафе-буфетов, сотня ларьков, два известных театра, закрытый каток, Национальный институт спорта. Для целей реконструкции парков, ремонта и сезонного оформления служба садов и парков Парижа имеет питомники и оранжереи. Из 11 питомников общей площадью около 30 га озеленители ежегодно получают 1 тыс. саженцев деревьев, 1 тыс. – лесных пород, 40 тыс. кустарников, 6 тыс. кустов роз, 20 тыс. саженцев многолетников. Оранжерейно-цветочное хозяйство занимает 10 га. Ежегодно оно производит для сезонного оформления в среднем 300 тыс. растений весеннего цветения, 1 млн летних цветов, 50 тыс. хризантем, 5,5 тыс. лиственно-декоративных и 12,5 тыс. цветочных растений для озеленения интерьеров. Декоративное садоводство во Франции располагает опытными кадрами. Специалистов высшей квалификации готовят в Национальной школе садоводства в Версале (основана в 1874 году), где они проходят трехлетний курс обучения. Студенты совершенствуют подготовку стажировкой, экскурсиями и учебными путешествиями, которые совершаются первый год в окрестностях Парижа, второй год – по Франции и третий – в зарубежные страны. К специалистам, связанным с проектированием, строительством и реконструкцией садов и парков, предъявляются повышенные требования. С 1945 года Министерство установило особую квалификацию «пейзажист». Чтобы получить ее, садовод с высшим образованием проходит дополнительное двухгодичное обучение, в программу которого входят архитектура и строительство, рисование, история и теория садового искусства, учение о ландшафтах и пейзажах, мелиорация, а также право и законодательство. Кроме того, имеется школа квалифицированных садовых рабочих и бригадиров. BT 1972 год. На прием ко мне, главному архитектору города, приехал директор Сочинского дендрария Калуцкий. Показывает мне документ — постановление СМ СССР об организации в Воронеже Всесоюзного научно-исследовательского института лесной генетики и селекции. А история этого вопроса была проста: шведская Академия наук прислала на имя ректора Воронежского лесотехнического института письмо, в котором она (Академия) благодарила ученых института за выдвинутые научные гипотезы, касающиеся лесной генетики и селекции. Эти гипотезы подтвердились. Мой посетитель высказал просьбу: необходимо отвести для этого института хотя бы гектара три земли. Я готов был выделить не три, а 103! И случилось невероятное: Гослесфонд разрешил дать институту 13 га! Теперь в области есть всероссийский научный центр: лесотехническая академия и НИИ генетики и селекции леса, специалисты которой всегда подскажут властям и архитекторам технологию озеленения и оздоровления Воронежа.

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

7


ПЕРСОНА

Я НЕ РАССЧИТЫВАЮ НА КОМФОРТНОСТЬ ЧТЕНИЯ – И В ЭТОМ, КСТАТИ, ЕЩЕ ОДНО МОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ МНОГИХ КОЛЛЕГФИЛОЛОГОВ.

РОССИЯ – ИРРАЦИОНАЛЬНАЯ, ЖИВУЩАЯ СИЛЬНЫМИ СТРАСТЯМИ СТРАНА, И ПОЭЗИЯ ЗДЕСЬ БУДЕТ ВАЖНА ВСЕГДА, ДАЖЕ ЕСЛИ ПРИСУТСТВИЕ СЛОВА В ПОЛЕ КУЛЬТУРЫ НЕ БУДЕТ СЛИШКОМ ЗАМЕТНЫМ.

Александр Житенев родился в 1978 году в Воронеже. Окончил Воронежский государственный университет, в котором и работает с 2001 года. С 2007-го – заместитель декана филологического факультета по научной работе. В 2008 – 2013 годах – участник и руководитель целого ряда научных проектов, связанных с исследованием современной литературы, обладатель грантов Министерства образования, президента РФ, Благотворительного фонда В. Потанина. В 2012 году успешно защитил докторскую диссертацию. Книга «Поэзия неомодернизма» (СПб., «Инапресс»), предшествовавшая защите, была признана одним из самых важных литературных событий года, получила дюжину рецензий в ряде ведущих академических и литературных изданий и была номинирована на Премию Андрея Белого. Александр Житенев – не только исследователь, но и активный участник современного литературного процесса, автор многих статей о поэзии, опубликованных в журналах «Вопросы литературы», «Новое литературное обозрение», «Воздух» и других.

8

текст Александр Бунеев фото Виталий Грасс

С ЧЕМ РИФМУЕТСЯ

РОССИЯ? – Александр, зачем определять в поэзии направления? Это извечное стремление человека все классифицировать? Объяснить все непонятное путем классификации? – Классификации и определения – всегда условность, но полезная и необходимая: это возможность обобщить понимание, наметить точку отсчета. В науке о литературе нет и не может быть никакого «готового»

знания, призванного остаться неизменным, и это нормально. Филология – это усилие по воспроизводству и поддержанию смыслов, сами по себе, вне взаимного соотнесения, они в культуре не работают. Любая «наука о духе» – это способ ввести мяч в игру; вне попыток такого рода, говоря словами философа Хайдеггера, «квартеты Бетховена лежат на складе издательства, как картофель лежит в подвале».

НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ЯМБЫ – Отражает ли поэзия в той или иной степени жизнь, структуру, особенности общества и если да, то что же мы имеем сейчас? Сегодняшняя жизнь России – это хорей? Или силлабика? Или гекзаметр? – А поэзия – это и есть жизнь, ее часть, и, конечно, она несет в себе все приметы современ-

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ПЕРСОНА

МЫ ЖИВЕМ В ЭПОХУ «СЛИПАНИЯ» СМЫСЛОВ, КОГДА ЛЮБОЙ ФАКТ МНОГОКРАТНО «ПЕРЕФОРМАТИРУЕТСЯ», БЫСТРО ПРИОБРЕТАЯ ЗНАЧЕНИЕ, ПОНАЧАЛУ ЕМУ СОВСЕМ НЕ СВОЙСТВЕННОЕ.

ности. В ней есть и ее сумбур, и ее обольщения, и ее яды. Поэзия отражает то, что остро волнует – чарует или тяготит, и в этом смысле она всегда о самом главном. О субъективно главном. В той мере, в какой этим главным может стать жизнь общества – и о жизни общества. Какова эта жизнь сегодня? Тревожна и неопределенна, со смутными приметами советского ретро. Здесь нет места «ликующему» хорею, возможно, более уместны ямбы – с их наступательностью и энергией нетерпимости. Боюсь, ритмы времени сегодня таковы. – Может ли поэзия когда-либо стать универсальным человеческим языком? Может быть, такое возможно в России, где жизнь, мысли, идеи, поступки имеют некую внутреннюю рифму и поэтический строй. Не всегда это четко,

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

грамотно, иногда гениально, иногда варварски, но всегда поэтически. – Универсальных языков, мне кажется, не бывает. Ведь язык не только создает поле согласия, но и несет в себе распрю, и никогда нельзя предугадать, какой из полюсов возобладает. Россия – иррациональная, живущая сильными страстями страна, и поэзия здесь будет важна всегда, даже если присутствие слова в поле культуры не будет слишком заметным. Мы обречены на бесконечную лирическую исповедь, которой, кажется, мало кто готов внимать, и, возможно, менее всего – мы сами. Потребность в высказывании в нашей культурной традиции всегда больше потребности в понимании – это, мне кажется, неоспоримый факт. С этим связаны и «гениальность», и «варварство», и «внутренние рифмы» нашей истории.

СТИХОТВОРЕНИЕ КАК «ТРАНСПОРТ» – Поэтический строй мысли определяет историю? Или наоборот? Может ли поэзия что-то объяснить в происходящем? Насколько, если вспомнить Гете, поэзия и правда сегодня связаны? – Не сказал бы, что поэтический строй мысли определяет нашу историю, но находится с ней в созвучии – несомненно. В мире современных медиа, если верить специалистам, истина в принципе неотличима от лжи: образами и словами можно манипулировать как угодно. В условиях, когда градус эмоций в обществе крайне высок, в это особенно легко верится. Но я бы хотел сказать и о другом. Мы живем в эпоху «слипания» смыслов, когда любой факт многократно «перефор-

Книга «Поэзия неомодернизма» (2012) посвящена русской поэзии 1960-х – 2000-х годов. Это первая попытка представить целостную картину ее развития за 50 лет с акцентом на ту ветвь, которая продолжает поиски Серебряного века и русского авангарда. Ее главный «сюжет» – исследование динамики «неклассического художественного сознания»: его понятий, художественной реальности, принципов построения текста. Важнейшая предпосылка работы – соотнесение текстов и художественных деклараций, демонстрация поэтического сознания «в работе». Разговор о поэзии здесь неотделим от разговора о поэтической и – шире – художественной критике. С опорой на большой круг архивных материалов восстанавливаются мировоззренческие и эстетические контексты «неофициальной» культуры 1970-х – 1980-х годов, прослеживается их связь с контекстами 1990-х и «нулевых». Учет автоинтерпретации «другой» и «актуальной» поэзии позволяет выстроить единую концепцию развития модернистской традиции в 1960–е – 2000-е, предложить такую точку обзора, которая позволяет охватить «неклассический» XX век целиком. Ключевая идея книги – единство модернистской традиции при всей противоречивости ее художественных устремлений. Выход книги, претендующей на масштабные обобщения, вызвал широкое обсуждение, которое, начавшись в 2013 году, не закончилось и теперь.

матируется», быстро приобретая значение, поначалу ему совсем не свойственное. Опаснее всего то, что с этой ситуацией связана необходимость выносить оценку, делать выбор. Не сделать его – потерять лицо. Сделать – проиграть, поскольку предлагаемые альтернативы изначально ложны. Нужно разорвать этот круг. И поэзия – как ни странно, может быть, это прозвучит – оказывается здесь важным инструментом критической рефлексии. Поэзия – это школа зрячего чувства, она учит видеть и размышлять. Это менее всего «самовыражение» – скорее способ встать над ситуацией, сдвинуть оптику. Недаром в эссе о поэзии нередки ссылки на то, что стихотворение – это «транспорт», способ переместиться из одной позиции в другую.

9


ПЕРСОНА – Какие споры и вопросы вызвала ваша книга «Поэзия неомодернизма»? – У книги оказалось много заинтересованных читателей – больше, чем я мог рассчитывать. Отчасти это, конечно, объяснимо: в ней непривычно много современного материала. Непривычно по меркам академической науки, предпочитающей работать с крупными име-

УКОЛ И УКУС – Живы ли в поэзии традиции? Кто из поэтов наиболее интересен сейчас? – Традиции, конечно, в поэзии живы, другое дело, что «хорошая» традиция всегда подчинена закону парадокса. Ее проявление в дне нынешнем неожиданно и, на первый взгляд, ничем не подготовлено. Дело в том,

тому, чтобы мыслить и поступать определенным образом. Я назову только три имени – хотя, понятно, их может быть больше. Для меня много значит поэзия Елены Фанайловой – жесткая, шокирующая и бесстрашная, готовая, кажется, к отказу от любых красот во имя истины. Я очень люблю стихи Марии Степановой – за культурную рафинированность, стилевую виртуозность и невероятную страсть к жизни. Мне дорога поэзия Гали-Дана Зингер – своим средиземноморским томлением, ретроспективностью и точностью лирических акцентов. Но это, повторюсь, не показательный список, поскольку вопрос о «наиболее интересных» поэтах в общем виде, мне кажется, лишен смысла. (В рубрике «В рифму» – стихи Марии Степановой, Елены Фанайловой, Гали-Даны Зингер).

НЕКОМФОРТНОЕ ЧТЕНИЕ – Каковы перспективы слияния «художественного» и «нехудожественного» в поэзии? – В ответе на этот вопрос многое будет нами и готовыми репутациями. Филология, вся строящаяся на нюансах и полутонах, всегда испытывает недостаток твердой почвы. Обращение к материалу, отделенному от нас временной дистанцией, призвано, как считается, ее обеспечить. Во всяком случае, таков стереотипный ход. Но мне-то интересно другое: то, что способно задевать, – высказывание, которое я могу воспринять как адресованное мне лично. Поэтому почти все авторы, о которых я пишу как исследователь или литературный критик, – наши современники. Литературная современность – всегда поле конкурентной борьбы, столкновения разных концепций и оценок. Здесь почти невозможно стать консенсусной фигурой, понравиться большинству. Поэтому правильнее всего исходить из ситуации всеобщей конфронтации, и здесь критерием успеха будет не сочувственный прием, а напряженность общего разговора. В этом смысле моя книга, наверное, оказалась успешной – о ней писали много и подробно, хотя и совсем не в том ключе, в каком мне хотелось бы.

10

что представления обычного читателя и поэта о традиции глубоко различны. Читатель всегда ориентирован на знаковые имена и тексты; его знание «хрестоматийно» и, следовательно, состоит из сплошных дыр. В его понимании традиция – это прежде всего стилевой и жанровый шаблон, образец. Поэт воспринимает поле словесности изнутри и в более широком наборе связей – нередко нелинейных и неочевидных. Для него традиция – это невероятное. Если современная поэзия обращается к традиции, то, как правило, это традиция забытая или экзотическая. «Новости прошлого» или даже, может быть, «сенсации прошлого» – вот что такое традиция в современной литературе. Меня интересуют прежде всего те тексты, в которых, если использовать термин Ролана Барта, есть «пунктум» – «укол», «укус». Они не обязательно легко запоминаются, но они оставляют после себя протяженный эмоцио-нальный шлейф. Здесь важен лирический этос, восприятие слова как обязывающего высказывания. Обязывающего к

ЛИТЕРАТУРНАЯ СОВРЕМЕННОСТЬ – ВСЕГДА ПОЛЕ КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЫ, СТОЛКНОВЕНИЯ РАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЙ И ОЦЕНОК. ЗДЕСЬ ПОЧТИ НЕВОЗМОЖНО СТАТЬ КОНСЕНСУСНОЙ ФИГУРОЙ, ПОНРАВИТЬСЯ БОЛЬШИНСТВУ.

комендации. В том числе потому, что роль «охранителя», стража культурного наследия мне глубоко неприятна. По моему убеждению, поэзия – это всегда «другое», и надо быть готовым к тому, что новая книга может совершенно перевернуть представления о мироустройстве. Я не рассчитываю на комфортность чтения – и в этом, кстати, еще одно мое отличие от многих коллег-филологов. Понятно, что, если ты внутренне готов к радикализму формы, перспектива слияния «художественного» и «нехудожественного» совсем не страшит. Поскольку в литературном тексте любая реальность, даже рассыпавшаяся, обретает иной строй и вид и, следовательно, перестает быть «нехудожественной». – Что можно сказать о поэзии нашего города? – Она очень разнообразна и выразительна. Я очень ценю Галину Умывакину, Сергея Попова, Александра Романовского. Есть немало интересных авторов среди нынешних двадцатилетних. У них слово переопределяется изнутри, осваивая социальное пространство через музыку, медиа, авторский жест. Это ново. Но воронежскую литературную ситуацию, как мне кажется, отличает некоторая замкнутость. Связи с другими городами весьма слабы. Каждый автор самостоятельно выстраивает отношения с литературными изданиями, имеющими общероссийский резонанс. Нет того, что называется «средой» – хотя есть многочисленные дружеские сообщества, нередко весьма пестрые по составу. Воронеж в этом смысле классически провинциален: новые имена в нем самозарождаются, а не являются продуктом насыщенного культурного поля. Но это, возможно, предвзятое мнение. Думаю, в условиях всеобщей доступности интернета острота противостояния «столичного» и «провинциального» сглаживается, а сами эти полюса приобретают иной смысл. Фестивальная практика расширения культурного пространства показывает, что ситуацию можно менять. BT

зависеть от того, что мы готовы признать художественно ценным, а что для нас находится «за гранью добра и зла». Не секрет, что современная поэзия – как и современная литература в целом – нередко вызывает неприятие даже у подготовленного читателя. Я, зная это, обычно остерегаюсь давать какие-то ре-

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ВЫСТАВКИ Хорошо, когда в этой жизни талантливый ученик встречается с талантливым учителем. В итоге рождается художник. Без всяких там допусков, пространных концептуальных объяснений, придуманных направлений. Так получилось, когда Ирина Ачкасова пришла в студию Алексея Загородных, непревзойденного мастера настроений и тончайшего живописца.

В

наше время границы изобразительного искусства размываются. Наверное, время требует новых форм самовыражения. Это процесс естественный. Когда человек в буквальном смысле становится на голову на центральной площади большого города, это нормально, поскольку меняется человеческое сознание и мироощущение и возникает свойственное человеку чувство протеста, выраженное в перформансе или ином художественном акте. Но называть этого человека художником преждевременно. Назовите его как-нибудь по-другому, русский язык богат. О художнике мы можем говорить, если видим невооруженным глазом, что он может писать, рисовать, сочинять музыку правдиво и красиво, подчиняясь только своему таланту и ничему больше. Именно это я увидел на первой персональной выставке Ирины Ачкасовой «Движение к свету», открывшейся в марте в зале Союза художников. Становится радостно и спокойно жить, когда понятную, о да наблюдаешь аблюдае о ую,

ЖИВОПИСЬ,

РАЗДЕЛЕННАЯ ЭКВАТОРОМ сочную, колоритную, мажорную, наполненную внутренним содержанием живопись, которой нам сейчас явно не хватает. 75 картин, представленных на выставке, – итог трехлетней работы художницы. Масло, пастель, гуашь. Портреты, пейзажи, натюрморты, начало освоения жанровой живописи. Но не спрашивайте у художницы о философских подтекстах ее творчества. Ее задача – написать картину, а ваша – увидеть этот самый подтекст. Только так и должно быть. Чей-то искушенный взгляд, наверное, почувствует какоето влияние. Даже не влияние, а так, намек. На Гогена, например. Я не увидел. Разве что влияние Алексея Загородных ощущается, но скорее техническое и где-то – интонационное. Года два назад я заглянул в мастерскую Алексея и увидел там девушку, сосредоточенно работавшую над картиной. По-

моему, она даже не мое заметила моего призам сутствия. На холсте су был изображен челобы век с голым торсом, в темных очках, на фоне нездешнего пейзажа. Чем-то здешнег напряженность его позы нанапряженн поминала классические сю-

Воронежскiй Вор роне ро нежс еж жссккiiй Т Те Телеграфъ еллеегр раф афъ // // № 1172 772 2

текст Александр Бунеев фото Татьяна Зозулина

жеты со святым Себастьяном. На выставке я увидел эту работу законченной. Называлась она «Клубная жизнь», была написана по следам поездки художницы на остров Бали. Какой тут святой Себастьян! Но, вглядевшись в напряженное лицо, наткнувшись на черные солнцезащитные очки, скрывающие глаза, сразу увидишь и незриНа людей с другим цветом кожи с Зондских островов Малайского архипелага, расположенного в разных полушариях. Одним словом, Ирине Ачкасовой надо ездить и ездить по ближним и дальним странам мира. Писать чужую жизнь, удивительных людей, неведомые нам стихийные явления природы и обычные тихие радости под нездешними рассветами. И погружаться в спрятанный свет родной природы, познавая при этом простую истину, что мир при всех своих непохожестях един. Думаю, что так и будет. BT мые вонзившиеся в тело стрелы. Так увидел я. Кто-то увидел по-другому. Это к слову о подтексте. Долгое наблюдение рождает не только внимание к деталям, но и проникновение в жанровую психологию. Ну а работы маслом – свет и воздух, рождение нового дня, рассветы, на фоне которых проходит человеческая жизнь, – это потрясающее настроение места. Его мало кому удается уловить, понять, прочувствовать. У Ирины Ачкасовой это умение, а вернее сказать – дар, присутствует несомненно. Я редко прихожу на какую-либо выставку во второй раз. Сюда пришел, чтобы увидеть еще раз работы «Девочка и петух», «У обочины», «Двойной портрет», «Пеликаны», «Рисовые террасы». Чтобы посмотреть на воронежские пейзажи с другим солнцем, светом, незаметным погружением в иное время года.

Алексей ЗАГОРОДНЫХ: – Потрясающая работоспособность Ирины, желание рисовать удивительным образом соединяются с искренностью чувства. Мы пока не говорим о стилистике ее работ; для того чтобы выработать определенный стиль, необходимо время. Что вы хотите, человек работает серьезно всего три года!

11


СПЕЦПРОЕКТ: ЗА КАДРОМ текст Александр Прытков фото Михаил Квасов

«Воронежскiй телеграфъ» начинает спецпроект, посвященный творческим вузам и училищам Воронежа. Мы попытаемся оценить их сегодняшнее состояние, качество выпускников и их востребованность, узнать, каков потенциал этих заведений, как они реагируют на новые вызовы, которые постоянно предлагает сфера культуры. Начать мы решили с Воронежской академии искусств, которую почти год назад возглавил создатель многочисленных фестивалей, продюсер, режиссер и педагог Эдуард Бояков. Воронежскую академию искусств при желании можно уподобить лучу света в полутемном царстве – в центре города подсветкой зданий никого не удивишь, а в Северном микрорайоне светящаяся входная группа вуза значительно помогает уличному освещению и огням стоящего в паре сотен метров торгового центра разгонять мрак. Если увидели в темноте огромную конструкцию, напоминающую букву «П», уже не ошибетесь – перед вами академия. Ночью, впрочем, делать там нечего, поэтому мы приехали днем, часов в 12, в самый разгар учебного процесса. А открыт вуз с восьми утра до десяти вчера.

ВРЕМЯ АКАДЕ ПРИЕМ ТАЛАНТОВ За академией виднеется девятиэтажка – вузовское общежитие, так что многим до учебы идти меньше 100 метров. Ситуация, однако, в скором времени изменится: вузу передано бывшее здание Мариинской гимназии (оно же Дом офицеров) на проспекте Революции. Сейчас здесь учится около 480 человек, в этом году наберут 69 бюджетных мест. Их могло бы быть больше, но пока не аккредитован бакалавриат. Особенности начинаются уже со вступительных экзаменов. Для всех обязательны ЕГЭ по русскому языку и литературе, а дальше – четыре творческих испытания, для каждой специальности свои. Подготовительных курсов нет, но большинство будущих музыкантов и художников приходят уже с профильной подготовкой. – А у нас есть предварительные консультации, – добавляет заслуженный артист России, педагог театрального факультета Евгений Слепых. – Мы здесь не ставим оценок, но оставляем тех, кто имеет достаточно данных, остальных отсеиваем. Иначе всех «переварить» за две недели экзаменов просто не сможем, после консультаций и так остается 80 – 100 человек. Сам процесс обучения тоже отличается от обучения в классических вузах.

12

Декан факультета живописи Владимир Шпаковский.

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


СПЕЦПРОЕКТ: ЗА КАДРОМ КАРТИНА МАСЛОМ

МИИ

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

Декан факультета живописи Владимир Шпаковский в окружении учеников показывает выставку студенческих работ. В углу стоит часть экспоната выставки «Сон в зимнюю ночь» – «Препарированного пианино», самого дорогого лота на прошедшем в январе благотворительном аукционе (видимо, купили только одну часть). – У нас в неделю 16 часов живописи, 12 часов рисунка, четыре часа композиции, – рассказывает декан. – А лекций – среди них по истории Отечества, истории искусств, философии, эстетике и этике – в разы меньше. Еще есть цикл общего направления – перспектива картины, классическая анатомия, технология живописи. Студенты регулярно выезжают на пленэры, участвуют в выставках и конкурсах. Вот и судите по соотношению теории и практики. На факультете (пока самом молодом – в этом году ему будет 20 лет) всего одна кафедра, на которой готовят мастеров станковой живописи. Обучение самое долгое – шесть лет, причем первые два года студенты проходят общий курс, а уж потом идут в мастерскую либо к самому Шпаковскому, либо к Валентине Богачевой. Группы на каждом курсе маленькие, так что подготовку можно назвать штучной. Перед академией студенты в основном проходят стандартный путь – художественная школа, училище. Под мастерские отведено два помещения, где можно работать с педагогами и самостоятельно. Станислав Буланов сейчас пишет масштабную работу с изображением шести человек. Объемному холсту предшествовала целая стопка набросков, в которых студент экспериментировал с позами, колоритом. Работа трудная (придумать концепцию, договориться с моделями и т. п.), но, судя по увлеченному рассказу Буланова, очень интересная. Даже для такого небольшого факультета двух мастерских мало, поэтому пока Шпаковский ведет занятия еще и в своей мастерской на улице Лизюкова, благо до нее всего несколько сотен метров. И рассчитывает на бывший Дом офицеров.

МНЕНИЕ РАБОТОДАТЕЛЕЙ Александр ЛАТУШКО, художественный руководитель ТЮЗа: – Почти вся труппа нашего театра состоит из выпускников академии. Там работают очень уважаемые мною специалисты, они готовят настоящих профессионалов, прививают любовь к театру. Надо очень его любить, чтобы посвятить свою жизнь ему, ведь сейчас престиж профессии артиста сильно подорван. Владимир ПЕТРОВ, художественный руководитель Театра драмы имени Кольцова: – Я каждый год смотрю курс выпускников, и не по разу, ведь они еще иногда выступают на ежегодном фестивале «Будущее театральной России» в Ярославле, куда я езжу регулярно. По моему мнению, наши пока проигрывают. Но ведь все мы исходим из собственного понимания театра. А когда берешь выпускника, его берешь не просто так, а под конкретные задачи – надо точно знать, что он будет делать в театре. И далеко не всегда таких людей я нахожу во ВГАИ. Помоему, единственный путь формирования театра – набирать свой курс, который нужно воспитать в собственном понимании профессии. Было бы хорошо и правильно набрать свой курс, но, очевидно, это вопрос будущего.

КОНЦЕРТЫ ОБЯЗАТЕЛЬНЫ Музыкальный факультет – самый большой: здесь готовят исполнителей на различных инструментах, руководителей хоров, вокалистов, музыковедов. Однако почти никого не удается застать: именно в этот день проходит очередной конкурс. В углу актового зала стоит еще один экспонат выставки «Сон в зимнюю ночь» – трехликий деревянный ангел. Проректор по воспитательной работе, профессор кафедры вокального искусства Ольга Макеева слушает второкурсницу Марию Петухову. – Машуль, у тебя все хорошо, только артикуляция немного нарушается, – делает она замечания и отпускает ее и пианиста. – У нас 130 преподавателей плюс внештатные специалисты. Так что три-четыре, а то и пять раз в неделю уделяем внимание каждому студенту. Обязательны концерты, которые трудно назвать самодеятельностью, ибо в них участвуют профессионалы. Итог, по словам Макеевой: творческие и педагогические коллективы Воронежа насыщены выпускниками на 60 – 70%. – Надеемся, что с новым помещением откроем учебный театр. Также мечтаем сделать студенческую филармонию, экспериментальную площадку, где будем апробировать новые идеи и методы, концертные формы, – говорит проректор.

13


СПЕЦПРОЕКТ: ЗА КАДРОМ СЦЕНИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА Театральный факультет занимает четыре верхних этажа общежития. Пока идем к нему, замечаю на стене академии не самого лучшего качества граффити: то ли смывать не успевают, то ли оставили как пример одной из форм нового искусства. На театральном учатся четыре года, и каждому курсу едва ли не в полное владение отдан свой этаж. Плюс административные кабинеты. Но все умещаются, к тому же здесь есть еще и удивительный промежуточный этаж между восьмым и девятым – студенты назвали его «8 1/2 имени Феллини». На каждом этаже оборудован небольшой зрительный зал со сценой. Где-то сейчас никого нет, где-то репетируют самостоятельно, а на одном этаже полным ходом идет занятие с преподавателем. – Ну, Евгений Федорыч, ну ни здрасьте, ни до свиданья! Зачем прерывать-то? – возмущается он тем, что мы вторгаемся к нему, и мы предпочитаем не мешать рабочему процессу. Евгений Слепых тем временем разъясняет все тонкости образования: – Студенты думают, что сразу будут играть Гамлета или Офелию. Но на первом курсе идут упражнения на освобождение, актер должен быть на сцене свободен телом и духом. На втором даем отрывок из произведения на 10 – 15 минут. Только на третьем курсе начинаем готовить пьесу на ди-

пломный спектакль, пока только один акт, хотя у некоторых уже к концу года получается постановка. Лекции (по истории Отечества, философии, истории театра, истории кино и т. п.) идут в академии, а во второй половине дня – практика, большая часть которой уже на факультете: сценическая речь, актерское мастерство, танец, фехтование. Мастерам курса помогают преподаватели, в основном выпускники академии: благодаря им методика воспитания актера едина для всех. – Здесь же на первом курсе уже прививают любовь к профессии, – говорит студент четвертого курса Антон Веклич, получивший до этого образование в нашем политехе. – В политехническом такого не было: преподавателям было все равно, нужны тебе знания, которые они дают, или нет.

БЛИЖЕ К РЕАЛЬНОСТИ

СТУДЕНТЫ ДУМАЮТ, ЧТО СРАЗУ БУДУТ ИГРАТЬ ГАМЛЕТА ИЛИ ОФЕЛИЮ.

14

Педагог театрального факультета Евгений Слепых работает со студентами индивидуально.

Судя по всему, базу выпускники получают крепкую, а педагоги не напрасно с ними столько занимаются. Мы поговорили со многими старшекурсниками на разных факультетах – ни у кого не было мысли положить диплом на полку и заняться чем-то, кроме искусства. Но разница между образованием и практикой есть везде; в этой сфере, по словам ректора Эдуарда Боякова, она очень болезненная. В качестве примера он приводит архитектуру: – Меняются строительные материалы, но принципы, по которым строят дома, остаются. Следовательно, и сегодня можно учить молодых людей тому, чему учили 30 лет назад. А в случае с музыкой, например, художественное образование продолжает делать вид, что не существовало 1960-х, когда появилась рок-музыка, не было 1980-х и 1990-х, когда развились новые технологии, связанные со звукозаписью… По его словам, три факультета – «это даже не XIX, это XVIII век»: так в то время пред-

ставляли искусство – театр, живопись, музыка. А меж тем сегодня существует множество других направлений – например, видеохудожники. Поэтому академия собирается открывать новые дисциплины – одной из самых востребованных, в том числе на платном обучении, должно стать продюсирование. Кроме того, специальности, связанные с кино и видео: режиссеры, операторы и, что очень важно, драматурги. – Еще одна перспектива – звукорежиссура и саунд-дизайн. Вот только что говорил с руководителем одноименного факультета Московской школы кино Василием Филатовым. Он наш земляк и, хотя давно живет в Москве, заинтересован в том, чтобы преподавать и в Воронеже, – говорит Бояков. А чтобы улучшить качество образования, прежде всего надо приглашать практиков мирового уровня – например, в этом году свой курс наберет яркий представитель андеграунда Михаил Шемякин, начнет преподавать актер, хореограф и музыкант Антон Адасинский. Не последние люди в современной культуре. Еще несколько новых имен назовут ближе к июню. Но своими силами академия, по мнению ректора, не справится – тут очень важен городской контекст: – Невозможно построить вуз мирового уровня в провинции. Это должен быть город, который целиком заряжен творческой энергией, в котором постоянно происходят события европейского масштаба. В этом отношении, мне кажется, у Воронежа есть как минимум прекрасные стартовые возможности. Достаточно назвать Платоновский фестиваль, фестиваль «Чернозем». Или лучший опен-эйр в стране «Усадьба Jazz», который приедет в этом году через пару недель после завершения Платоновского. BT

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ИМЕНА ВОРОНЕЖА текст Мария Лепилова фото Виталий Грасс Дмитрий Фисунов родился 15 января 1965 года. В 1984 году окончил Бутурлиновское художественное училище. С 1991 по 1992 годы работал в мастерской Виктора Кикота. Первыми творческими работами называет написанные в 1991 году – «Баба Яга», «Сон лешего», «Филин». С 1998 года участвует в выставках Союза художников России. Член СХР. В багаже пять персональных выставок, последняя – в 2013 году. Работы художника находятся в частных собраниях разных стран мира. Дмитрий Фисунов известен и как бард – записал три авторских альбома песен.

МЫ И ХРИСТИАНЕ, И ЯЗЫЧНИКИ ВОРОНЕЖСКИЙ ХУДОЖНИК ДМИТРИЙ ФИСУНОВ НЕ СКЛОНЕН ДЕЛИТЬ НЕДЕЛИМОЕ

Р

аботая в реалистической манере, Фисунов создает не только портреты и пейзажи, но и пишет сюжетные картины на библейские и славянские темы. То, что романтика язычества («Русалки», «Ночь на Ивана Купала») у Фисунова уживается с христианской тематикой («Рождество», «Бегство в Египет»), специалисты называют синкретизмом, а зрители легко узнают сюжеты.

ПОЭТИЧЕСКОЕ НАЧАЛО Вопрос, кто же мы – христиане или язычники – и как эти мировоззренческие системы уживаются в его душе, наталкивает художника на размышления. – Много веков христианство является нашей основной религией, но, несмотря на это, значительная часть сознания продолжает сохранять элементы дохристианского мировоззрения. С детства мы впитываем сказки Александра Пушкина, основанные на народном эпосе, картины Виктора Васнецова с былинными сюжетами, русские народные сказки, пословицы, поговорки, песни. Николай Гоголь сочетал в своем удивительном творческом мире и мистические сюжеты, и религиозные, например в православных молитвах. Такое же сочетание мы встречаем у Николая Лескова, у

Льва Толстого, в фильмах одного из моих любимых режиссеров Андрея Тарковского («Андрей Рублев»). Славянская, дохристианская, сказочная Русь жива в душе всех русских людей. И мне интересны наша история и мифология, меня привлекает не политическая, а поэтическая сторона.

НЕОТДЕЛИМОЕ – В 15 лет увидел работы Константина Васильева, и они произвели на меня огромное впечатление, – вспоминает Фисунов. – До этого я полагал, что современные художники мало обращаются к теме сказочной мифологической Руси. Его творчество вдохновило меня на поиски собственного

ЯЗЫЧЕСТВО И МИФОЛОГИЯ – ЭТО ЧАСТЬ НАШЕЙ ИСТОРИИ, А ЗНАЧИТ, И НАС.

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

изобразительного языка в разработке этой темы. В своей студии в работе с учениками я подчеркиваю, как важно обрести и выразить именно свой неповторимый внутренний мир, сохранить свою индивидуальность в творчестве. – Язычество и мифология – это часть нашей истории, а значит, и нас, – размышляет живописец. – Нас окружает масса вещей – суеверий, примет – которые уходят корнями в дохристианский период: не прощаемся через порог, не дарим здравствующим два цветка. Покойнику и теперь закрывают глаза, чтобы не пригласил за собой. Если что-то забыли, не возвращаемся, если пробежала черная кошка, плюнем через левое плечо. Мы не замечаем, насколько это глубоко в нас. Но факты говорят сами за себя.

НОВЫЙ ПРАЗДНИК – Историческая поэзия язычества мне близка еще и трепетным отношением ко всему живому. Когда сеяли урожай, просили у земли прощения, – добавляет Дмитрий. – Сейчас я работаю над полотном «Праздник Зеленая неделя», он описан у Гоголя в «Майской ночи» – люди собирались вместе, купались, ворожили на огне, венках, все было обращено к будущему урожаю и рождению детей. Я закрываю глаза и представляю это, вижу так живо, что желание изобразить не отпускает меня. Может, это зов предков. По картине, уверен Фисунов, можно судить об образовании и мироощущении автора: – Человек, который умеет рисовать, никогда не откажет себе в удовольствии выразить это на бумаге, холсте. Иногда на создание картины уходят годы. Работа «Ручей» у меня получилась через 15 лет после посещения того места. Вдруг стало понятно: это то, куда хочется возвратиться. Таким же эффектом обладают и картины Дмитрия Фисунова – мистическим образом, против вашей воли, они оживают в воBT ображении снова и снова..

15


ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ

ВЕЧНАЯ ТАЙНА текст Александр Бунеев фото Виталий Грасс

П

роект «Семь чудес Воронежской области», в рамках которого воронежцы выбирают из 99 достопримечательностей лучшие на их взгляд, заставляет задуматься. О том, сколько чудес исчезло с лица земли после революции и Великой Отечественной войны. Сколько после войны с любовью и трепетом было восстановлено. Сколько чудес варварски снесли за последние четверть века. Сколько сейчас их находится в ужасающем состоянии. Сколько мы не знаем и не замечаем. Государственный природный архитектурно-археологический заповедник «Дивногорье» – чудо, как говорится, на все времена. Архитектура, археология, история, святость, неповторимый рельеф, уникальный ландшафт, непреходящая тайна пещерных храмов. Эта тайна была всегда: в 1653 году, когда здесь был основан Свято-Успенский мужской монастырь; в советские времена запустения и небрежения. В наши дни, когда находясь в Дивногорском заповеднике, где все уже обжито, населено людьми и приведено в порядок, ты можешь заглянуть внутрь себя и почувствовать непрерывность времени и веры. Посмотрите на эти фотографии. Здесь природа и человек когда-то гармонично соединились, осознав красоту и вечность друг друга. BT

16

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ТЕРРИТОРИЯ ИСТИНЫ

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

17


В ПОИСКАХ АМЕРИКИ

С

егодня, как всегда с утра пораньше, приехал Джизус, молодой мексиканец, который чистит нам крышу. Добросовестный парень и берет недорого. И хотя наш с ним английский далек от совершенства, друг друга мы понимаем. Помимо мексиканца с божественным именем у моего дома есть помощник по имени Данник и его маленькая бригада – трое таких же юных молдаван, – осенью они покрасили дом и утеплили гараж. Английский у ребят слабоват, но это не мешает им работать в строительной компании и подрабатывать в выходные – со мной они общаются по-русски, хотя им это нелегко: их поколение русский в школе уже не изучало. Следующий в компании моих помощников – румын Лучано. Несколько лет назад он набрел на наш дом в поисках работы: пилил деревья, корчевал пни, подрезал кусты за символическую по местным меркам плату. Лучано был иммигрантомновичком: английский почти нулевой, объяснялись на пальцах. Благодаря ему за несколько последующих лет сад наш преобразился. Надо сказать, преобразился и весельчак Лучано – он уже не дровосек-одиночка, у него свой бизнес, визитки, вполне приличный английский! И по высоченным елям он теперь сам не лазает, для этого есть помощник, здоровенный молодой американец, которого Лучано за восхитительную ловкость зовет Тарзаном. Ах, да! Отличный деревянный настил во дворе построили украинцы – бригада известного в русскоязычной общине плотника Богдана. За этим Богданом пришлось еще и в очереди постоять. А чтобы у читателей не зародилась печаль от мысли, что весь сервис в Америке держится на иммигрантах, должна сказать, что за мышами в доме и вокруг следит добродушный и неспешный Боб Скотт. Но, несмотря на многоязычную разноголосицу, здесь не наблюдается «вавилонского столпотворения». Во всяком случае – пока…

18

текст Ирина Федорова США, Сиэтл

ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ

ДЯДЯ СЭМ

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


В ПОИСКАХ АМЕРИКИ ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР – БРАТЬ ИЛИ НЕ БРАТЬ? Они создали свой собственный – «американский» английский, отделив его от британского прародителя. И, что удивительно, английский язык у американцев не имеет официального общегосударственного статуса. Между тем по многоязычию США побили все мировые рекорды – жители иммигрантской страны говорят на 322 языках! Иммиграция и ассимиляция далеко не одно и то же: переход от первого ко второму невозможен без языкового моста. Но каким ему быть? Споры вокруг языковой политики в стране не прекращались никогда. В 1980-е годы стала очень популярна теория двуязычия, когда преподавание велось параллельно на двух языках (вторым выбирали один из наиболее распространенных после английского языков – испанский, китайский, французский – в зависимости от состава населения). Однако внедрить этот метод по всей стране было нереально, он оказался сложен и дорог. Впрочем, кроме экономического появилось еще и идеологи-

ческое препятствие – патриотическое движение «Только английский», название говорило само за себя. В 1990-е годы английский язык стал символом борьбы за национальную идентичность и единство. Некоторые штаты провели референдумы и утвердили статус английского как официального языка (в восьми штатах и территориях США официальными были признаны два языка). Но даже в этой ситуации Конгресс США не переступил черту и не возвел английский на государственный «престол». Впрочем, и без официального статуса английский язык прилежно исполняет одно из своих назначений: служит мостом в ассимиляцию. Прибывающие иммигранты сразу получают возможность бесплатно обучаться английскому. Языковые уроки для взрослых проводят по вечерам в помещениях школ, в церквях, общественных центрах, колледжах. Их ведут и профессиональные преподаватели, и студенты, и многочисленные волонтеры… Для детей иммигрантов во всех школах существуют специальные транзитные классы с программами «английский – второй язык» (к примеру, в школах нашего района таких учеников от 20 до 43%).

Многие иммигранты получают в помощь бесплатных медицинских переводчиков, которые сопровождают их на прием к врачу. При необходимости переводчики обслуживают иммигрантов в судах и т. д. В каждом штате определяются ведущие языки, на которых издаются наиболее важные документы, существуют телефонные линии, официальные информационные сайты и пр. Короче, адаптационный период для инакоговорящих иммигрантов смягчен настолько, что некоторые пребывают в нем перманентно, считая, что и без английского можно перекантоваться. Если честно, Америка своих иммигрантов балует, пожалуй, даже слишком, хотя эта толерантность оборачивается для нее новыми рисками и проблемами, причем не только экономическими. Общество не без тревоги следит за тем, с какой скоростью происходит испанизация страны – на испанском говорят 40 млн иммигрантов. И уже не Америка адаптирует их в свой язык и культуру, а скорее – наоборот… Во многих компаниях Флориды, Калифорнии, Техаса знание испанского становится обязательным условием при приеме на работу.

ПРО ТАЙНУЮ ПАСХУ И ПРОВИНИВШЕЕСЯ ФБР

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

Первая поправка к Конституции США, принятая 200 с лишним лет назад, закрепляет отделенность церкви и запрещает установление государственного вероисповедания и выделение главенствующей религии. Это один из фундаментальных законов страны, исполняется он буквально с каким-то особым рвением… Прошлой весной в городе Линвуде (штат Вашингтон) накануне Пасхи на дверях местных библиотек появилось интригующее объявление: «В воскресение, 31 марта, библиотека будет закрыта в связи с тем, что исторически в этот день у нас не бывает посетителей». Работники библиотечной сети побоялись произнести слово «Пасха», дабы не обидеть представителей иных, нехристианских конфессий… От этой душераздирающей политкорректности иногда прямо плакать хочется. Помнится, несколько лет назад некий раввин, оказавшись в аэропорту Сиэтла в канун Рождества, громко возмутился тем, что там присутствуют в избытке символы христианского праздника (елки, звезды и пр.), а миноры не наблюдаются. В результате в аэропорту тут же убрали елки, оперативно заменив их абстрактными инсталляциями, а в самом центре предрождественского Сиэтла был установлен огромный семисвечник. От такой оперативности даже обиженный раввин опешил и попытался через местные СМИ извиниться за устроенный переполох… Житель Сиэтла Абулкадер Омар поступил на работу в охранную фирму «Американский патриот», однако через полгода был уволен за несоответствие внутренним правилам компании. Он отказался сбрить бороду. Увольнение обиженный мусульманин расценил как нарушение его права на свободное вероисповедание, гарантированное ему Первой поправкой к Конституции США. Право на бороду как на атрибут его веры Омар защищал в суде, который без проблем выиграл, получив $66 тыс. компенсации за «причиненную ему душевную боль и потерю радости жизни». Когда я читаю подобные истории, меня не покидает двойственное чувство. С одной стороны,

из души рвется: «Ну, это уж слишком!». Недаром сейчас все чаще говорят о том, что гуманизм оборачивается слабостью цивилизованного мира. Но, с другой стороны, этот самый цивилизованный мир сегодня становится все более неоднородным и все более уязвимым – миграция идет в глобальных масштабах, перемешивая нации, религии, культуры. Как же тут без толерантности, без способности идти на компромиссы?.. У Америки в этом смысле особый, уникальный опыт страны перманентной иммиграции. Государство научилось подстраиваться под особенности «интернационала», при этом твердой рукой встраивая вновь прибывших в систему четко и бескомпромиссно работающих законов. Да, здесь на улицах даже в будни, как на карнавале: индусы в белых чалмах, арабские дамы в парандже, индийские бабушки в пестрых сари и шароварах (главное – не оглядываться!). Да, помимо американских супермаркетов мы шопингуем и в китайских, и в русских, и в арабских лавках. И ходим на ланч к грекам и ливанцам, тайцам и мексиканцам. Давно придумано кем-то сравнение Америки с огромным плавильным котлом, в котором все нации сливаются в одну, цельную. В результате в американском паспорте национальность так и обозначена: «Соединенные Штаты Америки». Правда, все чаще встречаются приметы того, что «котел» уже не справляется со своей великой миссией, – «входящий объем» слишком велик. Но проблема иммиграции – это тема особая, и мы обсудим ее в другой раз… BT

19


ГЕРОИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ текст Александр Сорокин

ПЕРВЫЙ АС ПЕРВОЙ МИРОВОЙ О той войне мы знаем мало. О многих ее героях – еще меньше. Люди, воевавшие плечом к плечу, зачастую спасавшие друг друга от неминуемой, казалось бы, гибели, в одночасье угодили по разные стороны фронтовых линий Гражданской войны. Стали врагами. Смертными. О тех, кто бился за Белое дело, а потом еще и оказался в эмиграции, долгие десятилетия говорилось хуже, чем о мертвых: либо ничего, либо скверно. А Родина-то, за которую они сражались в 1914 – 1918 годах (Первая мировая не с Октябрем 1917-го закончилась), была одна. Пока что единая и неделимая. И воевали они честно. Не щадя живота своего. Гражданская с ее безумным «и пошел брат на брата, а сын на отца» искорежила, сломала судьбы миллионов россиян. История одной из таких героических и трагических судеб – перед вами. Чтобы помнили…

«АЛЬБАТРОС» СКЛАДЫВАЕТ КРЫЛЬЯ

Александр Казаков. Конец 1917 года.

С КОНЯ НА АЭРОПЛАН Про первый воздушный таран и совершившего его штабкапитана Русской императорской армии Петра Нестерова хорошо известно. Нестерову в определенном смысле «повезло». Он погиб в самом начале войны – 26 августа 1914-го – при том самом таране. Автора второго в истории мировой авиации тарана (через полгода после нестеровского, 18 марта 1915-го) в советские времена упоминать было не принято. Не та биография. Хотя это тоже был русский летчик – Александр Казаков. Человек, имеющий непосредственное отношение к Воронежу.

20

Происходил Александр Александрович из дворян Херсонской губернии. Родился он зимой 1889-го. Первичный курс армейских наук одолевал в Воронежском Михайловском кадетском корпусе, который и окончил в 1906 году. Далее – учеба в Елисаветградском кавалерийском училище. Отсюда Казаков вышел в чине корнета. Данные о количестве казаковских знаков отличия опять же расходятся. По самым скромных подсчетам, он стал кавалером семи российских орденов (Св. Георгия 4-го класса, Св. Владимира 3-й и 4-й степеней, Св. Анны 2-й и 3-й ст., Св. Станислава 2-й и 3-й ст.), трех английских

(«За отличную боевую службу», Военного креста, креста «За летные боевые заслуги») и двух французских (Военного креста с пальмой и ордена Почетного Легиона). Плюс золотое георгиевское оружие – награда весьма статусная. Заметим, все ордена – авиаторские. Кавалерийская карьера Казакова длилась недолго. С 1911 года Александр Александрович – в авиационном отделе офицерской воздухоплавательной школы (затем – Гатчинская авиашкола). После двух лет обучения здесь Казаков стал дипломированным летчиком. До войны оставалось всего ничего.

Первая мировая и прославила Александра Александровича. В те годы его имя, без преувеличения, гремело. На фронт Казаков попал в последних числах 1914-го. А первый самолет противника сбил спустя три месяца. Хотя боевые вылеты совершал и прежде. Летал Казаков на «Моране», вообще не имевшем вооружения. Тогда Александр Александрович придумал специальное приспособление – некий якорь с подвижными лапками и прикрепленной к нему пироксилиновой шашкой. Задумка состояла в следующем: зацепить противника и подорвать. Что в марте 1915-го Казаков и попытался проделать. Увы, неудачно. Вот тогда-то он и пошел на таран германского «Альбатроса».

«Румплер», сбитый Александром Казаковым 20 июня 1917 года.

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ГЕРОИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ ЧТО БЫЛО ДЕЛАТЬ? ДВА ФРОНТА, 40 000 ГЛАЗ – РУССКИХ И НЕМЕЦКИХ – СМОТРЕЛИ НА НАС ИЗ ОКОПОВ.

Биограф Казакова Дмитрий Митюрин цитирует самого летчика: «Что было делать? Два фронта, 40 000 глаз – русских и немецких – смотрели на нас из окопов. Уйти, не сделав ничего, находясь в нескольких метрах от противника, – позор перед этими 20 000 русских глаз». И он решился: «Что-то рвануло, толкнуло, засвистело, в локоть ударил кусок крыла моего «Морана». «Альбатрос» наклонился сначала на один бок, потом сложил крылья и полетел камнем вниз». Немецкий самолет разбился, оба члена его экипажа погибли. Машина Казакова перевернулась при посадке. Но он выжил. Далее Александр Александрович воевал на разных фронтах и в разных авиасоединениях. Не раз был ранен. Менял машины. Получал высокие награды и новые звезды на погонах (вплоть до полковника). И сбивал, сбивал, сбивал. Дмитрий Митюрин отмечает: на казаковском счету 19

Александр Казаков (сидит четвертый слева) со своими коллегами по Славяно-Британскому легиону. достоверных, «чистых» (их еще именуют иногда официально признанными) и 32 – вероятно сбитых аэропланов. Разница в цифрах проистекает от того, что в то время 100-процентно «зачетным» считался самолет врага, упавший на нашей территории. Такие строгие царили нравы. Больше, чем Александр Казаков, никто из летчиков русской армии не сбил. Да и 1-я авиагруппа (по современным меркам – полк), которую он возглавил весной 1917 года, сражалась отменно. Сам Александр Александрович сбил последний «официальный» самолет 11 сентября 1917-го.

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ

Обломки «Бранденбурга» из 25-й флигерроты, сбитого Александром Казаковым и Павлом Аргеевым 8 июня 1917 года.

Наверняка на счету полковника Казакова появилось бы еще немало побед. Однако в императорской армии начали твориться скверные дела. Ее разлагали изнутри. Боевой офицер, герой войны и патриот, понятно, принять этого не мог. Ничего не делать – тоже. Казаков (по новым порядкам, человек без звания) уезжает – вроде бы для поправки здоровья – в Киев, затем в Петроград.

Александр Казаков рядом с пленным австрийским летчиком Францем Вейгелем на фоне обломков его аэроплана. 21 декабря 1916 года.

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

Тут у него чуть было не случился короткий «роман» с Советской властью. Поклонником большевиков Казаков, конечно, не был, но Родина предстала вдруг вот такой… Весной 1918го он и еще ряд известных авиаторов попадают на встречу со Львом Троцким. Троцкий был прагматик, понимал, что воздушного флота Советам – никак. Летом Казакова включили в «комиссию по выработке штатов, табелей и положения о службе истребителей и истребительных групп». Альянс не сложился. Летом Казаков уехал, от греха подальше, в Мурманск. Там стояли союзники бывшей императорской России и создавался Славяно-Британский легион (авиакорпус). 1-ю русскую эскадрилью под командованием Казакова (теперь – капитана английских ВВС) сформировали буквально за месяц. В противостоянии союзников и Красной армии на Русском Севере чаша весов склонилась в конце концов к большевикам. Антантовцы уходили. Казакова они звали с собой, предлагали чин майора Королевских ВВС. А ряд его боевых друзей решили отправиться к адмиралу Колчаку. Но не Казаков. Проводив товарищей, сделав круг почета над увозящим их пароходом, Александр Казаков возвращался на аэродром в Березняках (сегодняшнего Пермского края). И не вернулся. Официально – погиб в катастрофе, ни с того ни с сего рухнув на один из ангаров. Только мало кто в эту версию поверил. Похоронили Александра Александровича там же, в Березняках. На русской земле. BT

21


АРХИВЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

ЛИСТАЯ СТАРУЮ ТЕТРАДЬ текст Павел Лепендин

Передо мной уникальное свидетельство истории, которому в этом году исполняется 100 лет. Это потрепанная старая тетрадь в черной обложке. Стоит открыть ее, и сразу погружаешься в атмосферу вековой давности, в годы Первой мировой войны. В ней собраны уникальные документы, агитационные материалы и вырезки изз газет, охватывающие период пери пе р од с 1914 по 1918 годы. Вот уже почти Во В от уж же по очти десять лет ээта эт а те ттетрадь традь хранится в Воронеже. Воро Во ронеже.

ЧУДОМ Ч ЧУ УДО ДОМ М УЦ УЦЕЛ УЦЕЛЕВШАЯ Е ЕВ ЕЛ ЕВША ША АЯ Историю Ис сто тори рию ри ю ее ее поя появления явл лен нияя в доме моих дальних родственников, проживавших в Курске, сегодня трудно проследить. Не осталось никого, кто бы мог рассказать об этом. Сам я обнаружил тетрадь уже после смерти сестры моей бабушки в 2005 году. Сначала подумал: «Наверное, какие-то ничего не значащие личные записи». Но, когда открыл первую страницу... Аккуратно вклеенные вырезки из газет, различные документы

22

В ПЕРВЫЕ ДНИ

Алексей Кепов с сыном Михаилом. Курск, 1930-е годы.

ттех лет – все свидетельствовало о том, что человек, собиравл ший это в тетради, очень приш сстально следил за событиями Первой мировой. Особенно за П ттеми, что касались сражений на Черном море. Ч Могу предположить, что ууникальная тетрадь появилась в доме благодаря мужу моей родственницы, известному в р Курске архитектору, краеведу и К кколлекционеру Алексею Кеповву. Их квартира в центре города напоминала музей. Чего там д ттолько не было! Каждый раз, ккогда приезжал туда, обязаттельно находил какой-то рариттет. Алексей Григорьевич был сстрастным собирателем. Он родился в 1891 году в Курске. р После окончания местного реП аального училища отправился в Петербург, где поступил в полиП технический институт. Параллельно был сотрудником редакции журнала «Солнце России», где познакомился со многими литераторами той поры: Сергеем Есениным, Александром Блоком, Максимом Горьким и другими. Сам Кепов тоже не был чужд литературе. В 1920-е годы его рассказы печатались в курских и столичных изданиях. Все, что касалось истории и литературы, непременно при-

влекало внимание Алексея Григорьевича. Скорее всего, и эта тетрадь не оставила его равнодушным. Одно могу сказать точно: собирал и составлял ее не Кепов. Свидетельство чему – имеющиеся в тетради рукописные страницы. Почерк не моего родственника. И еще одна деталь: вероятнее всего человек, скрупулезно собиравший этот архив, жил в Крыму, поскольку львиную долю вырезок составляют материалы из газеты «Крымский вестник». Удивляет и то, что эта тетрадь сохранилась. В советские годы о Первой мировой войне старались забыть. Если и говорили, то лишь правильными, казенными фразами из учебников. А тут рисуется истинная картина положения дел на фронте, частичной оккупации Украины чуть ли не день за днем. Еще более загадочным является то, каким же образом тетрадь осталась цела после того, как в 1943 году Кепов был арестован: в его доме прошел обыск и было изъято множество уникальных вещей, в том числе автограф стихотворения Есенина. К счастью, репрессии не коснулись старой тетради. Итак, начнем листать ее страницы.

Одна из заметок повествует о начале военных действий в Черном море 16 октября 1914 года. Читаем (здесь и далее сохраняется стиль и орфография авторов. – П. Л.): «В пятом часу утра командующий Черноморским флотом получил из Одессы донесение, в котором сообщалось, что в три часа утра два турецких миноносца, имея отличительные огни и русские флаги, вошли в гавань. Командные слова миноносца громко произносились порусски, тем не менее занимавшая бранд-вахтенный пост в гавани канонерская лодка «Кубанец», не получив от вошедших миноносцев опознавательного сигнала, немедленно открыла по ним огонь. Другая канонерская лодка «Донец», стоявшая также в гавани, не успела выпустить ни одного снаряда, так как была потоплена первою же выпущенной турками миной. Обстреливаемые «Кубанцем» неприятельские миноносцы полным ходом ушли в море». Также сообщалось, что в планах турок предусматривалось одновременное нападение на Севастополь и Одессу. Севастополь был обстрелян крейсером «Гебен». Были жертвы и среди мирного населения. Крейсер «Бреслау» обстреливал Феодосию, а крейсер «Гамидэ» – Новороссийск.

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


АРХИВЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ Судя по газетным вырезкам, «Гебен» и «Бреслау» доставляли много хлопот нашему флоту и приморским городам. После того как «Гебен» вновь атаковал Севастополь, потопил минный транспорт «Прут» и эсминец «Лейтенант Пущин», Россия объявила войну Турции. Появление германских кораблей поставило русский флот в сложное положение. Дело в том, что линейные силы Черноморского флота состояли из старых броненосцев, каждый из которых уступал «Гебену» в мощи артиллерии, броневой защите, скорости хода и не имел ни малейшего шанса в бою один на один. И только с появлением в строю линкоров-дредноутов «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая» наш флот мог хоть что-то противопоставить противнику. В статье «Бой с «Гебеном», вышедшей в «Крымском вестнике» 30 апреля 1915 года, автор строк, подписавшийся «Очевидец», так рассказывает о тех событиях: «Огромная, прямо-таки несуразная длина, пять башен, кажущихся вдали целыми горами, две громадных диаметров трубы и две мачты не оставляли никаких сомнений: «Это «Гебен», – пронеслось всюду. Не уклоняясь, шел он навстречу нашей эскадре, чему немало удивлялся личный состав флота. Все, конечно, знали, что он представляет из себя огромную силу по своей тяжелой артиллерии, количеству пушек и их дальнобойности, знали его большой ход, но ведь он много раз при встречах с флотом отказывался принять бой и удирал… Вот поэтому его добровольное и настойчивое сближение поразило всех. Значит, он отремонтиро-

ВИЗИТ ИМПЕРАТОРА

Николай II и сопровождающие его лица на флагманском броненосце «Евстафий». Севастополь, 29 января 1915 года.

ОГРОМНАЯ, ПРЯМОТАКИ НЕСУРАЗНАЯ ДЛИНА, ПЯТЬ БАШЕН, КАЖУЩИХСЯ ВДАЛИ ЦЕЛЫМИ ГОРАМИ, ДВЕ ГРОМАДНЫХ ДИАМЕТРОВ ТРУБЫ И ДВЕ МАЧТЫ НЕ ОСТАВЛЯЛИ НИКАКИХ СОМНЕНИЙ: «ЭТО «ГЕБЕН», – ПРОНЕСЛОСЬ ВСЮДУ.

Крейсер «Гебен» заложен 23 января 1909 года, спущен на воду 7 апреля 1910-го. Назван в честь генерала от инфантерии Августа фон Гебена (1816 – 1880), прославившегося в годы франко-прусской войны 1870 – 1871 годов. 13 августа 1914 года фиктивно куплен Турцией и вошел в состав турецкого флота. Команда на корабле оставалась немецкая. В декабре 1914 года подорвался на двух минах, ремонт проводился водолазами, прибывшими из Германии. После заключения в 1918 году Воронежскiй Телеграфъ // № 172

вался-таки и решил сегодня взять реванш у Черноморского флота за 5 ноября. …Все ближе и ближе к «Гебену» падают наши снаряды и рвутся уже то у кормы его, то у носа, то у самого борта. <…> Наша же эскадра пристрелялась к нему наконец, невзирая на его быстрый ход. Снаряды стали ложиться замечательно кучно и буквально покрывать его. Вот один залп взорвался у борта его и сплошным дымом и всплесками воды заслонил на время всего «Гебена», вот тут-то и угодило ему несколько снарядов. Не смог больше выдержать «Гебен» нашего удачного огня, увидел он нашу скорую пристрелку, повернулся кормой и быстро вышел из сферы огня... Бой продолжался около 30 минут, и из сотен снарядов, выпущенных «Гебеном» по эскадре, ни один не попал в цель. Вот она какова, хваленая немецкая артиллерия!».

Но не только о новостях с базы военных действий мы узнаем из тетради. «Крымский вестник» 30 января 1915 года публикует статью «Высочайший приезд», в которой рассказывается об однодневном визите в Севастополь императора Николая II. Он прибыл в город в десять утра. «Государь Император в морской форме, выйдя из вагона, изволил принять рапорты начальствующих лиц, после чего, проследовав через павильон, направился к выстроившимся военачальствующим лицам, которые имели счастье представляться Его Величеству. Многих из представлявшихся Государь Император изволил удостоить милостивой беседы». Хлеб-соль Николаю подносил городской голова Николай Ергопуло. Затем император отбыл на катере в рейд осмотреть и посетить некоторые суда. Среди других его сопровождал командующий морскими силами Черного моря адмирал Андрей Эбергард. В три часа дня Николай провел смотр молодых матросов, затем посетил школу юнг, а в пятом часу возвратился в поезд. На протяжении нескольких дней газеты продолжали подробный рассказ о визите императора. BT В следующем номере: мирная жизнь в дни войны, гибель корабля Красного Креста «Португаль» и другие факты истории, запечатленные в старой тетради.

перемирия между Советской Россией и Германией «Гебен» продолжил боевые действия против морских сил Антанты. В 1919 – 1926 годах был исключен из списков флота. В 1926 – 1930 годах капитально отремонтирован и модернизирован. С 1948 года – находился в Измите, где прослужил до 1960-го. 7 июня 1963 года состоялся последний торжественный спуск флага. Крейсер был исключен из состава флота. Полностью демонтирован к 1976 году. 23


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

250 лет тому назад, в 1764 году, в Россию в качестве контрибуции за поражение в Семилетней войне (1756 – 1763) Пруссией были переданы из Берлина 317 картин, которые составили частное собрание императрицы Екатерины II и легли в основу коллекции всемирно известного музея Эрмитаж в СанктПетербурге. Изначально собрание хранилось в дворцовом флигеле, называемом Малым Эрмитажем, местом уединения, а в 1852 году сильно выросшая коллекция древностей, предметов культуры, быта, искусства была открыта для публичного посещения и приобрела немного иное название – «Императорский Эрмитаж». Волею судьбы случилось так, что граф Дмитрий Иванович Толстой был его последним досоветским и первым советским директором.

«ПИСЬМЕННЫЙ СЛЕД О МОЕЙ ЖИЗНИ» текст Сергей Ряполов

ПОМЕСТЬЕ В ЧЕРТОВИЦАХ По своему происхождению он имел непосредственное отношение к Воронежу. Его мать Елизавета Васильевна Тулинова, выйдя замуж за внука фельдмаршала Кутузова, Ивана Матвеевича Толстого, принесла ему в приданое свое родовое имение в селе Чертовицы. От этого брака родились два сына, старший Иван 1858 года рождения, будущий министр просвещения в правительстве Витте, и младший Дмитрий, появившийся на свет 30 мая 1860 года под

Санкт-Петербургом. Отец семейства Иван Матвеевич с детства был дружен с императором Александром II, поэтому Иван и Дмитрий с раннего возраста много времени проводили во дворце в играх с наследниками августейшего дома, дружба с которыми сохранилась на всю жизнь. В десятилетнем возрасте Дмитрий остался сиротой. Иван, как старший сын в семье, юридически унаследовал поместье в Чертовицах, но в дальнейшем оба брата на равных правах каждое лето приезжали в имение на отдых. Имеются сведения, что с 1902 года

в течение многих лет Дмитрий Иванович состоял в почетной должности церковного старосты Архангельской церкви села, оказывая материальную поддержку храму. Потеряв родителей, дети воспитывались Екатериной Матвеевной Толстой, их крестной матерью, сестрой отца. Благодаря ее стараниям братья получили прекрасное домашнее образование и воспитание, а не были отданы на полный пансион в Пажеский корпус. В 1876 году, в возрасте 15 лет, Дмитрий поступил в гимназию, которую окончил с серебряной медалью, а в 1879-м он стал студентом юридического факультета Петербургского университета. В 1884 году, окончив университет, он приступил к гражданской службе по ведомству Министерства иностранных дел в должности 3-го секретаря канцелярии.

Санкт-Петербург. Эрмитаж.

24

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ЧТОБЫ ПОМНИЛИ В 1909 ГОДУ, ПОСЛЕ ТОГО КАК УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ ДИРЕКТОР ИМПЕРАТОРСКОГО ЭРМИТАЖА ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ВСЕВОЛОЖСКИЙ, ТОЛСТОМУ ПОСТУПИЛО ПРЕДЛОЖЕНИЕ ВОЗГЛАВИТЬ МУЗЕЙ. ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ НЕ БЕЗ КОЛЕБАНИЙ И УГОВОРОВ ПРИНЯЛ ЕГО.

ЭРМИТАЖ И РУССКИЙ МУЗЕЙ

РАССТРЕЛ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

7 января 1890 года произошло еще одно важное событие в судьбе Дмитрия Ивановича: он обвенчался с Еленой Михайловной Чертковой, после чего новобрачные отправились в путешествие по Европе. В 1901 году он принял предложение управляющего Русским музеем имени императора Александра III, великого князя Георгия Михайловича стать его помощником и вскоре после поступления на новую службу был выбран в члены Академии художеств. Особенности новой должности позволили ему не только непосредственно участвовать в деятельности музея, но и близко узнать многих выдающихся художников своего времени, работы которых приобретались им для собрания Русского музея. В 1909 году, после того как ушел из жизни директор Императорского Эрмитажа Иван Александрович Всеволожский, Толстому поступило предложение возглавить музей. Дмитрий Иванович не без колебаний и уговоров принял его, но не оставил и своей деятельности в Русском музее, что не могло не сказаться на ритме всей его жизни. Большую часть года он теперь был вынужден проводить в заботах о музеях.

Первая мировая война застала Толстого в Теплице, где он находился на лечении и откуда после убийства австрийского престолонаследника безотлагательно выехал в столицу. События 1917 года Дмитрий Иванович встретил в Петрограде, оставаясь директором Эрмитажа. Большевики не спешили снимать его с должности. В конце 1918 года он, не подавая в отставку, получил разрешение от новых властей на отпуск. Толстой отправился через Москву, где его чуть не задержали, в Киев – там уже находилась его семья. Новость о расстреле Петроградской ЧК великого князя Георгия Михайловича 22 января 1919 года без суда и следствия в Петропавловской крепости подтолкнула Толстого принять окончательное решение не возвращаться больше в Петроград. Потом, в эмиграции, Дмитрий Иванович с сожалением вспоминал: «Убийство членом партии с.-р. [социал-революционеров] Урицкого послужило диким предлогом к массовому убийству заложников, нисколько иногда не причастных к этому преступлению и часто не состоявших в партии, его организовавшей. Между жертвами этой террористической расправы оказались и Великие Князья, и среди них благодушный и для революции безвредный Георгий Михайлович. <…> Это был очень милый, отзывчивый и добрый человек, всегда готовый прийти всякому на помощь и за всякого хлопотать. Лично я ему многим обязан, и, несмотря на довольно частые с ним размолвки по вопросам служебным, я до конца жизни буду с сердечной теплотой и признательностью вспоминать этого чистой души человека и нашу совместную службу в Русском музее Императора Александра III». После непродолжительного времени, проведенного в Киеве, вся семья перебралась в Новороссийск. Однако и там они не смогли остаться надолго и переехали в Ялту, где прожили с сентября 1919-го по январь 1920 года. Именно там пришло окончательное осознание потери Родины, понимание того, что в новой России Толстые больше не нужны. «С тяжелым сердцем и не всегда подавленными слезами отошли мы от ялтинского мола около 5 часов пополудни 20 января 1920 года», – вспоминал Дмитрий Иванович.

Граф Дмитрий Иванович Толстой (портрет работы Осипа Браза, 1901 год).

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

Так началась эмиграция Толстых. С сентября 1925 года они остановились в своих скитаниях в Ницце.

«Я МОГУ СЧИТАТЬ СЕБЯ СЧАСТЛИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ» В 1933 году к Дмитрию Ивановичу обратились представители Русского исторического архива в Праге, в котором к тому времени уже было накоплено много рукописей видных деятелей российской эмиграции, с предложением написать автобиографические воспоминания о годах, проведенных в Петрограде. Дмитрий Иванович откликнулся на просьбу, написал и поместил в архив автобиографию, снабдив ее предварительной запиской: «Меня пригласили написать мою автобиографию, чтоб поместить ее вместе с другими воспоминаниями в Пражский Русский исторический архив. Откровенно говоря, не без колебаний решаюсь предоставить на суд будущих поколений обзор моей мало интересной жизни. Дело в том, что я могу считать себя исключительно счастливым человеком, а какой интерес может представлять для постороннего исследователя жизненное поприще, пройденное гладко, без ярких событий и особых потрясений? Кроме тяжелых эпизодов кончины моих родителей и общего разорения и беженской судьбы, тяжело отозвавшихся на всех людях моего класса, ничего выдающегося в моей жизни отметить не приходится. <…> Все же, если я решаюсь оставить письменный след о моей жизни, то лишь потому, что будущий исследователь может найти какие-нибудь новые черточки исчезнувшего после революционной катастрофы быта. <…> Предоставляя свои записки в распоряжение Русского исторического архива в Праге, я ставлю непременным условием, чтоб таковые не издавались, буде того пожелают, ранее десяти лет после моей кончины, а записка о музеях – не ранее перемены режима в России во избежание преследования большевиками упомянутых и названных в ней лиц». Замечательный коллекционер живописи, директор Эрмитажа, дворянин Воронежской губернии, никогда не терявший связей со своей второй родиной, граф Дмитрий Иванович Толстой ушел из жизни 5 марта 1941 года во Франции. Похоронен он был на кладбище православного храма города Ниццы. BT

25


ДЛЯ ЗАДУМЧИВОГО ЧИТАТЕЛЯ Воронежская военно-историческая энциклопедия. Том 1. Персоналии. – Воронеж: «Кварта», 2013. – 204 с.

П

оложено начало выходу в свет необычного издания – «Воронежской военно-исторической энциклопедии». Первый том – «Персоналии» – отведен землякам-героям. Героям Первой мировой, Героям Советского Союза и Социалистического Труда, полным кавалерам орденов Славы. Энциклопедическое издание не предполагает комментариев – только лаконичные сведения о предмете разговора. Но разве награды не говорят о человеке, отличившемся в боях или в труде? Сказано поэтом: Из одного металла льют Медаль за бой, медаль за труд. Вторит ему другой поэт: Не до ордена, Была бы Родина С ежедневными Бородино. В книге даны биографии 629 человек. Разные биографии – общая судьба: подвиг во имя Родины. Кто они, эти герои? Танкист Тимофей Петрович Авдеев; пулеметчик отряда морской пехоты Михаил Иванович Авраменко; летчик Алексей Алексеевич Губанов; артиллеристы Иван Егорович Иванов, Максим Алексеевич Моисеенко; командир отдельного истребительного батальона Иван Александрович Шаров… Есть герои Отечественной войны 1812 года; солдаты и офицеры Первой мировой; воины, отличившиеся в послевоенные годы. Выжившие в боях и вернувшиеся домой после военного лихолетья. Пели раньше: И коль страна прикажет быть героем, У нас героем становится любой. Не очень точные слова у этой песни – героями становятся не по приказу, а по зову души. Подвиг – это непрерывная работа души. Мы иногда говорим высокопарно: «ценой своей жизни», или «человек подвига», или еще чтото подобное. И это, наверное, справедливо по отношению к тем, кто в трудную минуту не пощадил себя. Но, думается, подвиг – это не одноминутное состояние души. Подвиг не просто отдельный факт биографии конкретного человека. У слова «подвиг» есть хорошее однокоренное понятие:

26

ВЕЧНАЯ СЛАВА

ГЕРОЯМ «подвижничество». Подвижничество – это неустанная творческая деятельность во имя других людей, во имя жизни на земле. Люди подвига – великие труженики жизни. Поле сражения и ратное поле – синонимы. За скупыми строками биографий – труд души каждого из героев. И, если хотите, колоссальная жажда жизни. Истории, собранные воедино, стали памятником ушедшим, но еще – и негромким напоминанием о том, что жизнь каждого человека самодостаточна и самоценна. И что ее следует беречь. Доброе слово хочется сказать о людях, собравших под одной обложкой короткие рассказы о героях минувших дней, о музейных работниках Воронежа и области, помогавших искать материалы. Наверное, эти списки неполны. У поисковой работы нет исчерпывающего финала. Но ведь работа продолжается. И потому спасибо тем, кто этим благородным делом занят, – краеведам, историкам, литературоведам, архивистам, ветеранам войны и труда. Знаменитые слова Ольги Берггольц «Никто не забыт, ничто не забыто» – не фраза, а напоминание о том, что поиск продолжается. BT

HAURIT AQVAM CRIBRO, QVI DISCERE VULT LIBRO.

У СЛОВА «ПОДВИГ» ЕСТЬ ХОРОШЕЕ ОДНОКОРЕННОЕ ПОНЯТИЕ: «ПОДВИЖНИЧЕСТВО». ПОДВИЖНИЧЕСТВО – ЭТО НЕУСТАННАЯ ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВО ИМЯ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, ВО ИМЯ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ.

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


ДЛЯ ЗАДУМЧИВОГО ЧИТАТЕЛЯ «Сирена». Пролетарский двухнедельник. Воронеж. 1918 – 1919». – Воронеж: «Центр духовного возрождения Черноземного края», 2013. – 210 с.

О

течественная интеллигенция – явление удивительное. Ее гнобят, преследуют, затыкают ей рот, выгоняют за пределы собственной родины, а она живет. И не просто живет – творит. О чем свидетельствует удивительное издание, вышедшее в конце прошлого года в издательстве «Центр духовного возрождения Черноземного края». Издательство это под руководством неутомимо деятельной Людмилы Федоровны Поповой выпустило в серии «Историко-литературные памятники Воронежского края» замечательную книгу «Сирена». Научный редактор – Олег Ласунский, один из составителей – неистощимый Дмитрий Дьяков, который вместе с Тамарой Дьяковой, Александром Крюковым и Олегом Ласунским не просто напомнили современному читателю об удивительном журнале «Сирена», выходившем в Воро-

ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ, РАСКРЕПОСТИВШЕЙСЯ В СФЕРЕ КОММУНИКАТИВНЫХ УСЛУГ ПОЧТИ 100 ЛЕТ НАЗАД, И СЕГОДНЯ ЕСТЬ НАД ЧЕМ ЗАДУМАТЬСЯ.

неже в 1918 – 1919 годах, но и любопытно обозначили это издание как «пролетарский двухнедельник». Напоминаю, что авторами этого двухнедельника стали выдающиеся деятели отечественной культуры – поэты, прозаики, публицисты, художники. Точности ради замечу, что еженедельник выходил сдвоенными номерами 2 – 3 и 4 – 5, только первый номер был один под своей обложкой. Нисколько не сомневаюсь, что тысячный тираж нынешнего издания «Сирены» уже стал библиографической редкостью. Что же в этом удивительного? Ведь «Сирена» представляет читателям первых двух революционных лет стихи Анны Ахматовой, Бориса Пастернака, Александра Блока, Сергея Есенина, переводы Эмиля Верхарна, Владимира Нарбута, а также прозу Андрея Белого, Бориса Пильняка, Алексея Ремизова, Вячеслава Шишкова, статьи Анатолия Мариенгофа, Осипа Мандельштама, Вадима Шершеневича. Это интеллектуальное богатство оформлено художниками Сергеем Чехониным, Петром Митуричем, Дмитрием Митрохиным, Виктором Замирайло. И все это – в полусонном купеческом Воронеже, посреди революции и Гражданской войны.

Те, кому досталось это полиграфическое чудо, увидели поначалу оттиски «Сирены» 1918 – 1919 годов, а затем, окунувшись в атмосферу первых лет революции, вернулись в наши как бы благополучные дни и перечитали давние строки с послесловиями современных ученых, имена которых я уже упоминал. Любопытная получилась перекличка эпох. Пишет Юрий Рославлев в статье «Правда об интеллигенции» («Сирена» № 1, 1918 г.): «Русская интеллигенция распрощалась со своим социализмом. Но не навсегда… Русская интеллигенция возвращается к своей первой любви – к социализму». Пишет Олег Ласунский в 2013 году в статье «Литературная Мекка» («Воронежская периодика 1917 – 1919 гг.»), помещенной в качестве приложения к «Сирене», опубликованной в наши дни: «События конца февраля 1917 года в Петербурге привели к духовному раскрепощению творческой интеллигенции, прежде всего той ее части, что была напрямую связана со сферой коммуникативных услуг». Интеллигенции, раскрепостившейся в сфере коммуникативных услуг почти 100 лет назад, и сегодня есть над чем задуматься. Об этом напоминает «Сирена». Пишет Александр Блок («Сирена» № 4 – 5, 30 января 1919 г.): Я увлечен толпой народной На обожанье красоты. Смотрел, от века несвободный, В ее свободные черты. Что вспоминается? Достоевский с его знаменитой формулой «Красота спасет мир». И Пушкин вспоминается почему-то. Александр Сергеевич. Пока свободою горим, Пока сердца для чести живы, Мой друг, Отчизне посвятим Души прекрасные порывы! Вот ведь какие ассоциации вызывает возрожденный «Пролетарский двухнедельник «Сирена», выходивший в 1918 – 1919 годы. BT

Книги читал Лев КРОЙЧИК

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

МУЖЕСТВО ТВОРЧЕСТВА

27


ВОРОНЕЖСКАЯ СЦЕНА текст Николай Тимофеев фото Валерий Драбов О таланте Надежды Леоновой, актрисы старейшего в Воронеже академического театра драмы имени Алексея Кольцова, написаны многие страницы в провинциальной и столичной прессе. Московский журнал «Страстной бульвар, 10» опубликовал ее портрет под заголовком «Прима воронежской сцены».

О

дин из воронежских журналов пишет: «Леонова – это имя, даже бренд, своеобразный знак качества, гарантирующий театралам достойную пищу для ума и сердца. Именно поэтому воронежцы ходят в Театр драмы имени Кольцова специально «на Леонову». Утверждение пафосное и при этом абсолютно правдивое, поскольку подтверждением во всех подобных случаях служит неоспоримая статистика о долгожительстве спектаклей, в которых актриса играет главную роль. А большинство ролей нашей героини – именно главные. «Зойкина квартира» по пьесе Михаила Булгакова с Надеждой Леоновой в главной роли собирала неизменно полные залы 11 лет. В этом спектакле режиссер Анатолий Иванов дал актрисе налицедействоваться всласть: с каждым новым персонажем, появляющимся в «странной» квартире, грани ее таланта проявлялись ярко, неожиданно, но всегда органично и соответственно обстоятельствам – она то жестокая роковая женщина, то нежная ласкающаяся «кошечка», то властная и ироничная дама. Недаром за эту роль на фестивале «Русская комедия» в Ростове-на-Дону актриса удостоена почетного приза имени Фаины Раневской. На Надежду Леонову в роли Марины Андреевны в «Ненормальной» Птушкиной зритель ходил 12 лет. Некоторые по нескольку раз. Спектакль выдержал 312 представлений! А параллельно с ними были в репертуаре «Без вины виноватые» (Кручинина), «Невероятный сеанс» (Эльвира). Все эти постановки вынужденно вышли из репертуара только в 2013 году, когда труппа покинула сцену на Театральной, 17. Кроме способности к игре природа наградила артистку яркой, привлекательной внешно-

28

НЕТ ГРАНИЦ ДЛЯ ЛИЦЕДЕЙСТВА! стью и сильным характером. И режиссеры, можно сказать, выстраивались в очередь, чтобы заполучить в свой театр актрису Леонову. Когда Анатолий Иванов в конце 1990-х перестал занимать ее в своих спектаклях, она взяла в Воронеже трехлетний творческий отпуск и отправилась в академический театр в Самару к режиссеру Вячеславу Гвоздкову, который давно мечтал пригласить актрису к себе. Уже через год пребывания там она получила почетное для этого традиционного театрального города звание «Лучшая актриса Самарской губернии». За короткий срок сыграла там несколько ярких главных ролей, с которыми выезжала на фестивали в Петербург. Возвратившись в 2000 году в Воронеж, она получает у того же Анатолия Иванова одну интересную роль за другой. С легкостью вписывается в творческие каноны других режиссеров. В

Сцена из спектакля «Энциклопедия».

Сцена из спектакля «Как я стал...».

постановке замечательного армянского режиссера Ваге Шахвердяна «Дом Бернарды Альбы» Лорки она создает мощный сложный волевой характер служанки Понсии, который закономерно противостоит характеру хозяйки дома Бернарды в исполнении Людмилы Кравцовой. В «Невероятном сеансе» Коуарда в постановке Геннадия Балабаева актриса играет Эльвиру, странное женское и весьма женственное существо, появляющееся в результате колдовских манипуляций некой мадам Аркати в особняке некоего британского преуспевающего джентльмена. В 2010 году новый художественный руководитель Владимир Петров ставит в Кольцовском театре пьесу Жана Ануя «Арест», Сцена из спектакля «Арест».

в которой Надежде Леоновой достается роль страдающей матери, в погоне за любовниками забывающей о родительском долге. В декабре 2012 года состоялась премьера «Энциклопедии» по пьесе Эрика-Эммануэля Шмитта в постановке Владимира Петрова. Умная, коварная, экстравагантная в речах и поступках лжехудожница мадемуазель Тербуш в исполнении Надежды Леоновой – достойный противник в нравственно-философском споре с самым главным энциклопедистом XVIII века Дени Дидро, каким его выписал в пьесе современный французский драматург. Все критики оценили работу Надежды Леоновой по высшему разряду. А совсем недавно, в конце февраля, воронежский зритель увидел Леонову в совсем новой для ее амплуа роли в спектакле «Как я стал…» по пьесе современного молодого драматурга Ярославы Пулинович. Увидел... и ахнул! И было отчего. Леонова играет спившуюся, бомжеватого вида женщину, которая когда-то была артисткой ТЮЗа. «Актриса играет в этом спектакле сочно, экспрессивно, с удовольствием», – свидетельствует критик Екатерина Данилова. И с этим нельзя не согласиться. Нет границ для лицедейства, если человек по-настоящему талантлив. И это подтверждается всем творческим путем замечательной воронежской актрисы Надежды Леоновой. BT

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


РОДИЛИСЬ В АПРЕЛЕ ВЛАДИМИР ольше 40 лет работал артист на сцене Воронежского драмтеатра. ДУРОВ За эти годы в его судьбе были яркие взлеты и горестные падения. (16.04.1909 – Но ни в какой другой профессии он себя 14.03.1972) не видел. Жил театром и беззаветно любил его. Жаль, что театр не всегда отвечал ему взаимностью. Борис Левицкий появился на свет в селе Матвеевка Курской губернии. Однако всю жизнь считал себя воротого артиста цирка, внука легендарного клоуна Анатолия Дурова, публика на пронежцем, поскольку сюда семья перебралась вскоре после рождения сына. Его тяжении десятилетий любила ничуть не отец работал бухгалтером, а мать заведовала хозблоком в гостинице. В шкоменьше его знаменитого деда. ле, где учился Борис, его и отыскали представители самодеятельного драмРодился будущий дрессировщик в Воронеже в секружка Дворца пионеров. Руководил кружком талантливый режиссер Сергей мье старшей дочери Анатолия Леонидовича, артистки Воронов, которого Борис Александрович по праву считал своим первым тецирка Евлампии и провизора железнодорожной аптеки атральным педагогом. После школы Левицкий решает поступить в ВоронежГригория Шевченко. До определенной поры он не собиское театральное училище. рался продолжать цирковую династию. Учился в Москве Юношу замечают педагоги и приглашают исполнять небольшие роли на в сельскохозяйственной академии имени Тимирязева, засцене драмтеатра. Однако самого Левицкого в ту пору привлекал больнимался в экспериментальной театральной мастерской ше Молодой театр. Но в 1940-м, когда до окончания училища оставалось под руководством Всеволода Мейерхольда, работал в его меньше года, Бориса забрали в армию и отправили служить в Мурманск. театре. Но 19 ноября 1928 года в театр пришла телеграмма, Там его и застала Великая Отечественная война. С первого до последизвещавшая о трагической смерти дяди: Анатолий Анатонего дня он прослужил в батальоне связи в Заполярье. Но даже в тех льевич был убит на охоте в Ижевске. Его жена Анна Юрьевсуровых условиях не забывал о театре. Он участвовал в самодеятельна просила Володю немедленно приехать. ности, одной из любимых его ролей был Яшка-артиллерист в «Свадьбе И вот он в Ижевске. На него надели дядину бобровую в Малиновке». шапку, шубу и сказали: «Будешь Дуровым». До этой минуты В Воронеж Борис Александрович вернулся в 1946 году. Сразу отон никогда не помышлял о карьере артиста-дрессировщика. правился в театр и был зачислен в труппу. В первый год работы ЛеОднако любовь к животным, которую ему привили с детства вицкий сыграл Лопахина в «Вишневом саде», Орлова в спектакле дед и дядя, любовь к цирку сделали свое дело. Уже 27 ноября «Далеко от Сталинграда» и другие роли. Он работал много и азартВладимир Григорьевич вышел на манеж и с тех пор не покидал но. Был занят во многих знаковых постановках того времени. Драма, его. Дуров много экспериментировал на арене. Постепенно в нокомедия, трагедия – все было ему по плечу. Правда, сам Левицкий мера дрессировки он стал включать злободневные репризы, шутпредпочтение отдавал ролям сатирического плана. В 1968 году он ки, сюжетно-сатирические сценки. стал заслуженным артистом РСФСР. Владимир Дуров не ограничивал свои выступления ареной цирС приходом в театр главного режиссера Глеба Дроздова творка. Дрессировщика и его зверей можно было видеть в заводских цечество для Левицкого сменилось годами простоя. Артист перехах и клубах, в школах и пионерских лагерях, на улицах в дни праздживал, страдал, но соглашался на любую, даже самую скромничных демонстраций, а в годы Великой Отечественной войны он ную роль. Отдушину он находил в занятиях с самодеятельными часто выступал на фронте и появлялся в военных госпиталях, скрашиколлективами, в работе на телевидении. Однако из театра не вая жизнь раненых бойцов. Артист много гастролировал по стране и уходил. Левицкий уже неважно себя чувствовал, когда жармиру. Был во Франции, Бельгии, Италии, Великобритании. Не забывал ким июньским днем 1987 года отправился со своими коллепривозить новые программы и в родной Воронеж. гами играть спектакль в Каменку. Артист ждал за кулисами Народный артист СССР Владимир Дуров умер в Москве. Его похоросвоего выхода, как вдруг упал. Лопнули сосуды головного нили на Новодевичьем кладбище. Часть архива и личных вещей дрессимозга. Его срочно доставили в одну из больниц Воронежа, ровщика его вдова Регина Васильевна передала в Дом-музей А.Л. Дурова однако спасти актера не удалось. Похоронили Бориса Лев Воронеже. вицкого на Юго-Западном кладбище. БОРИС ЛЕВИЦКИЙ (19.04.1919 – 10.06.1987)

95 ЛЕТ

Б

105 ЛЕТ

Э

АЛЕКСАНДР ОСТУЖЕВ (16.04.1874 – 1.03.1953)

Д

аже те воронежцы, которые далеки от театрального искусства, прекрасно знают фамилию этого легендарного актера, Народного артиста СССР, лауреата Государственной премии СССР. Его именем названа одна из центральных улиц Левобережья. Его отец всю жизнь проработал на железной дороге. Там же на разных должностях с юных лет трудился и Саша, что-

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

сле того, как он сыграл Ромео, о нем заговорила вся Москва. Вскоре Остужев занял в труппе ведущее положение. Он играл главные роли в лучших спектаклях. В 1910 году в судьбу Остужева ворвалось несчастье. Он полностью оглох. Однако Александр Алексеевич не опустил руки, разработал систему специальных упражнений, чтобы иметь возможность и дальше работать в театре. Только представьте: абсолютно глухой человек сыграл Чацкого, Хлестакова, Квазимодо, Скупого, Уриэля Акосту и, наконец, Отелло. Это был фурор! На премьере «Отелло» актера вызывали на бис 37 раз! Однако болезнь брала свое. И в 1946 году 72-летний актер вынужден был уйти из театра. Александр Остужев умер в Москве. Легенду Малого театра похоронили на Новодевичьем кладбище.

Подготовил Павел Лепендин

140 ЛЕТ

бы как-то помогать семье. Но его мечтой был театр, который находился неподалеку от дома Пожаровых. В одной из комнат часто останавливались приезжие артисты. Кто-то из них и попросил 12-летнего паренька изобразить цыганенка в оперетте «Цыганский барон». За эту работу юный актер получил 30 копеек жалования и окончательно заразился театром. Судьбоносной для Александра Алексеевича была встреча в Воронеже с популярным тогда артистом Александром Южиным. Талант молодого человека настолько приглянулся мэтру, что спустя какое-то время он пригласил Остужева в Москву на первый курс императорского театрального училища, по окончании которого наш земляк был принят в Малый театр. Поначалу ему доставались небольшие роли. Но по-

29


АФИША

ВЫСТАВКИ

КОНЦЕРТЫ АНДРЕЙ ДАВИДЯН

ЯРОСЛАВСКИЕ ИКОНЫ

Давидян – еще один профессиональный исполнитель, ставший известным после «Голоса». Певец долгое время выступал по небольшим клубам, что, видимо, тяготило и его самого, и его знакомых; с Градским, к слову, он знаком уже давно. Давидян начинал как рок-музыкант: он засветился, например, в клипе Криса Кельми «Замыкая круг», в котором спели едва ли не все знаменитые представители отечественной поп- и рок-сцены. Сейчас певец больше обращается к джазу и ритм-н-блюзу.

В Ярославле к XVIII веку сложилась своя яркая иконописная школа – здесь строили множество храмов, преимущественно на деньги горожан, что позволяло мастерам отходить от канона: духовенство контролировало процесс создания икон не так сильно, как, например, в Москве. Их главной отличительной особенностью являются многочисленные обрамляющие клейма, изображающие все подробности жития святого или историю обра-

24 мая, Event-Hall, 19.00

15 мая, филармония, 19.00 ШЕДЕВРЫ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ КЛАССИКИ Подобные концерты проходят в Воронежской филармонии регулярно, но этот посвоему уникален. Поддержать Воронежский молодежный симфонический оркестр приедет французский хор «Амадеус» под управлением Жака Маро – старинные друзья коллектива из Воронежа: вместе выступали и во Франции, и в России. Кроме них споют местные хоры – педагогического университета и колледжа имени Ростроповичей. В программе два произведения Моцарта и одно – Керубини.

КИНО

Подготовили Александр Прытков и Павел Лепендин 30

В прокате с 1 мая

за. Ярославские иконы, кажется, созданы не только для того, чтобы на них молиться, но и чтобы просто их долго рассматривать.

ТЕАТРЫ

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ ИМЕНИ КОЛЬЦОВА. «ЧАЙКА»

«ДВОЙНИК» Малоизвестный (если не сказать – совсем неизвестный) режиссер Ричард Айоади перенес действие одноименной повести Достоевского в настоящее время. В офис, где работает неприметный скромник Саймон (Джесси Айзенберг), приходит новый сотрудник Джеймс – его точная физическая копия. Однако сходства не замечает никто (в том числе девушка мечты Саймона), потому как Джеймс по жизни совсем другой – успешный, уверенный в себе плейбой. И постепенно двойник начинает вытеснять Саймона.

Музей имени Крамского, до 25 мая

На сцене Кольцовского театра чеховская «Чайка» ставилась не раз. Сейчас свою трактовку известной комедии на суд зрителей представляет художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств РФ Владимир Петров. В спектакле заняты заслуженные артисты РФ Ольга Рыбникова, Константин Афонин, Александр Смольянинов, заслуженный артист Воронежской области Вячеслав Бухтояров, актеры Егор Козаченко, Алевтина Чернявская, Антон Тимофеев и другие.

В прокате с 22 мая «ПРИНЦЕССА МОНАКО» На главную роль в байопике о голливудской звезде Грейс Келли, вышедшей замуж за князя Монако и оставившей кинокарьеру, претендовали около десятка актрис, в итоге выбор пал на Николь Кидман. Сценарий был написан давно, он еще в 2011 году попал в так называемый черный список голливудских сценариев, что говорит скорее в его пользу, нежели против, – например, в черном списке были сценарии получивших «Оскар» фильмов «Король говорит!» и «Операция «Арго».

Мероприятия могут быть перенесены по независящим от редакции причинам.

3, 18 (начало в 18.00), 16, 23 мая (начало в 19.00) ВОРОНЕЖСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ. «В ЧЕЛОВЕКЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ВСЕ…»

6, 26, 27 мая (все дни – 19.00)

Спектакль по произведениям Антона Чехова создан в жанре капустника. Первоначально он планировался как бенефис к юбилею заслуженного артиста РФ Юрия Овчинникова (самим актером и поставленный). Но спектакль настолько понравился публике, что прочно занял место в афише театра. В прошлом году постановку представляли на гастролях в Москве. В спектакле заняты заслуженные артисты РФ Юрий Овчинников, Александр Новиков, заслуженные артисты Воронежской области Михаил Кривов, Сергей Смирнов, актриса Елена Криштопа.

№ 172 // Воронежскiй Телеграфъ


В РИФМУ

«БЕЖИШЬ БЕЗОРУЖНЫМ ЖИВЫМ ГОЛЫШОМ» Мария СТЕПАНОВА

ИЗ КНИГИ «КИРЕЕВСКИЙ», 2012 Высоко, по раскачивающемуся дереву, ходящему на весу, прямиком во весь его широкоствольный скрип — туда, где ветер да я, поднимается молодая белка, кистеперая, нагретая рыжим ворсом, туго-натуго натянутая на собственный бег — в запрокинутую цель лесных проспектов, вдоль туннельных стволов с переходом на ту и другую ветку. Блинья лиц, приподнятые за ней, отторгаются беглым бегом, и во всю покоренную клавиатуру, в четыре ноги выбивает белка свое «да-да». Да-да, да-да, ду-ду, что ей добавить. «Кирие елейсон» белки не говорят. Стволы говорят, вода не молчит, воздух не неподвижен. Но белка, мой младший брат, моя сестра, гимназистка с лицом, как трюфель, она и есть помилование и милость, весть о милости, и елей, и сон: отмена тяжести, усмирение приговора, и быстрым промельком скороговорка жизни. Что же делать с новоявленным знаньем, не этим, любым, еще, как орех, нетвердым? А незнанье, к чему его применить, разве брызнуть, как водой изо рта, на сморщенную ткань прирученной жизни, задиравшей от страха складки, пока по ней прокладывают пути,

Воронежскiй Телеграфъ // № 172

и дышит жар, и железо берет свое. Он только погладит, нам говорят, не бойся! И вода, издыхая, одно говорит: потерпи, А сама медсестрой помогает огню и железу, и руки тебе разжимает, и на пол оружье кладет. И, как белка, бежишь безоружным живым голышом.

Признайся, ты сама пришла сюда. Послушай это демонское пенье. …………………………………......... И видя труп любови, мертвеца, она лишь второпях зовет отца. И мнится ей, что доблесть лишь одна для борзописца — прочим будет мерзок — рассказывать, насколь ему видна глухая бездна, моря / тела глубина, и жалкий грех, и бедная вина, и муки неопознанный отрезок.

Елена ФАНАЙЛОВА

ИЗ КНИГИ «С ОСОБЫМ ЦИНИЗМОМ», 2000 Покуда тело плачет и поет и притворяется овечкой безобидной, душа во сне, как яблоко, гниет и предается оргии постыдной. И все, что въявь терзает и гнетет, развоплощается, становится безвидным. Покуда ангел, вставший на корму, глотая лед и пламенную тьму, высматривает безнадежно сушу, виденья, неподвластные уму, низводят в ад уродливую душу. Там синий свет и в ложах господа, и гладкие и сладкие виденья, с неслыханным цинизмом представленье, то ярмарка, а то совокупленье.

Гали-Дана ЗИНГЕР

ИЗ КНИГИ «ХОЖДЕНИЕ ЗА НАЗНАЧЕННУЮ ЧЕРТУ», 2009 Я думаю о щастье, что оно породы средней посреди породы, должно быть, хрусталической. Окно слюды подслеповатой среди оды о пользе стекол — вдруг раздался хруст строфы одической сугубых уст, и меж удвоенных, как и во время оно, согласных в форточку цэковского пруда оно влетает галькой беззаконной, и колобродит сонная вода. Когда один голыш такой влетел в стоячих вод заспавшуюся зелень,

ответным щастьем взорвалась она для тел полунагих, что на нее глазели: стрекозы-коромысла, мотыльки и амальгамы ртутные мальки. Я думаю о щастье и о лете, вот удаляются, что из-под ног земля. Выписывая на ходу «мыслете», а попросту сказать, так вензеля. Подумаешь, что щастье! Ведь оно природы межеумочной в природе живой и мертвой, стало быть, кино глухонемое или что-то вроде. Не сразу обнаружится зазор меж кадрами зазорными. Разор всей киноленты ради медальона с одним мгновеньем трудным на груди, к примеру: ожиданье почтальона: живомертва погоды посреди. Как говорил когда-то детский сад: подумаешь и ничего не скажешь. Что ж, если щастие повернуто назад, дабы сыскать себя в ином пейзаже? Оно и правда скверный пейзажист — все панорамы — после битвы, всюду жисть. Подумаешь: вот щастье. Скажешь: да-с, и гомеопатическое под язык драже. А глянешь, что в глазке иль в вас-ис-дасе, и нету ничего, закончилось уже. Все ж назывного предложенья помни весть. Подумаешь: вот щастье. Вот предместье. И сразу же они как будто есть. Вот почтальон, но без известий. Чего ж тащился он, не посчитал за труд? Детсад, кладбище, школа, дачный пруд. Вот — директриса на насесте. Вот — воспиталка на шесте. Вот — пионерка с планом страшной мести плетется щастия в хвосте.

31


ЗДЕСЬ ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК КОГДА-ТО ГАРМОНИЧНО СОЕДИНИЛИСЬ, ОСОЗНАВ ПОДЛИННУЮ КРАСОТУ И ВЕЧНОСТЬ. СТР. 16 – 17.

Журнал "Воронежскiй телеграфъ" №172, апрель 2014  

Журнал "Воронежскiй телеграфъ" №172, апрель 2014

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you