Issuu on Google+

требуйте у газетчиковъ № 1 ~ 2013 год

божественный Федор

Экзамен

«Я рожден дважды: для жизни в Казани, для музыки в Тифлисе»

Ф.И. шаляпин

Гений русскоГо сыска

ПЛАНъ А. Ф. Кошко

города Тифлиса съ окрестностями


3

Тифлисскiй Журналъ

Обрученный с небом

Тбилисцы могут гордиться удивительным фактом из истории города: 5 мая 1908 года пятнадцатилетний гимназист Алексей Владимирович Шиуков (Шиукашвили) с горы Махата первым в Российской империи поднялся в небо на планере собственной конструкции,  положив этим начало практическому овладению искусством полета.

Летающий гимназист Родился Алексей Шиукашвили в 1893 году в   семье юриста в Тифлисе. Его отец, Владимир Матвеевич, был передовым человеком и дал cыну довольно приличное образование. Еще гимназистом Алексей видел в Тифлисе подъемы на аэростате. Это его заинтересовало и он стал   жадно читать все, что мог достать о дирижаблях Цеппелина, о пионере авиации Лилиентале, о самолетах, только начавших расправлять крылья. Мальчик проводил опыты с воронами, а в свободное от занятий время уезжал в горы к охотникамптицеловам и там наблюдал за полетами крупных птиц.  А потом он построил… мускульный аппарат  с машущими  консолями. Правда, аппарат разбился при попытке  подняться на нем в небо. Тогда Алексей понял, что время машущего полета еще не настало. Он начал постройку планера-парителя. Именно на нем гимназист   и совершил свой первый успешный полет. Что же произошло тогда, 5 мая 1908 года, когда и настоящих самолетов - то в России еще не было?   В то ясное утро с пологого склона горы Махата лежащий внизу Тифлис казался яркой картинкой, нарисованной акварелью. Именно таким увиделся он Алексею в момент последних приготовлений к полету. Вместе с товарищами он поднял планербиплан, просунул  голову и плечи  в маленькое отверстие,  об-

№ 1

разованное в нижнем крыле, крепко-накрепко ухватился за стойки и побежал по склону вниз. И – чудо! Планер взлетел и плавно стал парить в воздухе. Неожиданно, поднимая нос все выше и выше, планер начал терять скорость. Клюнув носом, он резко пошел вниз. Удар! Сильно ткнувшись ногами в землю,  Алексей все же устоял. Руки, намертво схватившиеся за стойки крыльев планера, так и не отпустили их. К Алексею, радостные и возбужденные, спешили репортер, братья и отец. А герой сего торжества стоял смущенный: ему-то казалось, что   он летел долго, высоко-высоко! На самом же деле планер пролетел не более 100 шагов, поднявшись всего на 4 метра над склоном.   Никто  из участников этого события не знал тогда, что 15-летний гимназист Алексей Шиуков совершил первый в империи свободный полет на планере. Никто не предполагал, каких успехов он вскоре добьется, совершенствуя конструкции своих летательных аппаратов и повышая искусство пилотирования. Алексей  и  сам  не знал тогда, что в скором времени будет   прыгать уже с обрыва в 75 метров высоты. Сидя  на широком кожаном ремне и  управляя планером с помощью рулей и элеронов, он пролетит расстояние в четверть километра! О “летающем гимназисте” Алексее Шиукове написали в тифлисских газетах. На горе Махата стали собираться любопытные, жаждавшие посмотреть, действительно ли  ктото поднимается в небо. Вслед за Шиуковым на Кавказе  стали строить планеры и летать на них: работник почтового ведомства Георгий Терверко, офицер Платт, гимназист  Владимир Осипов, Сандро Ахметели (позднее, выдающийся театральный режиссер)   и другие.   Шиуков, хотя еще не достиг совершеннолетия, был принят в члены Кавказского воздухоплавательного кружка. Заметки в  газетах и слухи  о “возмутительных, неблагопристойных летных фокусах” грузина-гимназиста  разгневали попечителя учебных заведений. Он вызвал отца Алексея и потребовал сделать выбор: “Не дело учащихся заниматься  полетами. А посему - или гимназия, или циркачество в воздухе”.   Отец выбрал второе - выпускные экзамены Алексей сдал экстерном. Алексей всерьез увлекся авиацией. О   покорении неба он пишет статьи и рассказы  в газеты и журналы. Ведет общеобразовательные занятия в кружке типографских рабочих. Штудирует литературу об авиации. Строит очередной летательный аппарат,  летает на горе Махата. На все это дня уже не хватало, и он, систематически недосыпая, занимает время у ночи. Именно в те годы Шиуков приобрел привычку  ходить с максимальной  быстротой, почти бегом. Вскоре Алексей создает свой пятый  летательный аппарат: планер-моноплан типа “Утка” (горизонтальное оперение впереди крыла), который быстро набирал высоту и был очень устойчив в полете. После этого  он решает, используя данную схему, построить и самолет. Началась трудная работа, в которой ему помогали многие: рабочие железнодорожных мастерских выточили все необходимые металлические части, рессоры для колес сделал каретный мастер, в натяжке крыльев принял участие старый столяр... После долгих мытарств нашли и мотор. Правда, “Гном” в 50 лошадиных сил был сильно поврежден при аварии одного из недавно появившихся  самолетов. Но его удалось отремонтировать. Весной 1912 года начались   первые пробные взлеты по прямой.   Наконец, машина поднимается в небо. Толпы людей с ликованием наблюдали, как над скотобойней в невесомо легком воздухе неспешно плыл, стрекоча мотором, самолет. Все зрители полета гордились, что построил его тифлисский паренек, что он, повернув кепку козырьком назад, сидит в кабине этой чудесной птицы. Второй полет на этом самолете закончился аварией. Но Шиуков отремонтировал


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

его, внеся в конструкцию некоторые изменения, в частности, добавил элероны, носовое колесо, киль, плавающие рули высоты. В марте 1913 г. он начал   испытания и до сентября совершил на своем “Канаре-1 бис” тридцать  полетов. Самолет имел четырехгранный фюзеляж, каркас был выполнен из ясеня, нос крыльев был обшит 1,5 мм картоном.  Носовое колесо поднималось в полете (впервые в России). После переделок самолет показал лучшие результаты. Разбег был 40 м, пробег 30 м,  скорость  около 100 км/час, улучшилась устойчивость самолета в воздухе. Однако двигатель  был ненадежен, и это  ограничивало  продолжительность  полета  до 8 минут, а высоту до 100 метров.   Шиуков построил несколько самолетов «Канар», что по-французски  означает “утка”.   Учитывая запросы времени, в 1914 году он стал строить самолет, имеющий военное назначение, под двигатель “Гном” в 80 л.с.   В проекте вертикальное оперение было двойным, разнесенным  для обзора вперед для удобства установки пулемета и прицела. Начавшаяся постройка самолета проходила успешно, но вскоре она была прекращена, так   как в первые дни войны  авиатора призвали в армию.  

Война и мир К началу   Первой   мировой   войны    царское   правительство России уже оценило значение недавно зародившейся авиации. По рекомендации генерал-лейтенанта И.З. Одишелидзе развивалась бомбардировочная авиация. Специальные школы спешно готовили летчиков. Алексей Шиуков еще в 1913 году официально получил звание пилота-авиатора. После учебы в Гатчинской авиационной школе ему присвоили звание “военный летчик”. Он воевал сначала как разведчик, затем стал истребителем. Совершил десятки боевых фронтовых вылетов, провел немало воздушных боев, сбил один неприятельский самолет. Шиукова произвели в офицерский чин,  он имел боевые награды.  Октябрьская революция  застала  Алексея на фронте, в городе Луцке, в знаменитой истребительной авиагруппе  незадолго до того погибшего капитана Е.Н. Крутеня. Как и многие летчики, Шиуков приветствовал революционные перемены. Главным в тот момент было спасти самолеты от немцев. С большими трудностями Алексей с товарищами привел эшелон с летным составом и техникой в Москву. В январе 1918 года, когда с часу на час ожидалось начало на-

4

ступления кайзеровских войск, Алексей Шиуков вместе с соратниками наладил эвакуацию людей и самолетов из Белоруссии.  После расформирования штаба Западного фронта Шиуков был назначен начальником одного из отделов Московской окружной коллегии по управлению Воздушным Флотом. Началась большая организационная работа. Алексей Шиуков прошел большой путь: ему довелось командовать  авиацией  Восточного и Туркестанского фронтов, Московского и других военных округов, участвовать в  создании  Аэрофлота (гражданской авиации СССР),  написать  десятки  книг по истории, технике, боевому применению авиации, преподавать в  институте и в академии.   Полковник Военно-Воздушных Сил Советской Армии был  активным  участником  Второй  мировой   войны.  Но все эти годы он не забывал  о науке, уже в преклонном  возрасте сконструировал оригинальный махолет с мотоциклетным мотором.      Особо   следует  отметить  роль А.В. Шиукова в создании Закавказской гражданской авиации, поскольку  он был ее зачинателем. 16 декабря 1922 года было сформировано инициативное бюро во главе с А.В. Шиуковым. В состав бюро вошли  выдающиеся государственные и общественные деятели. Активное участие в работе бюро принимал М.С. Мачавариани  -  легендарный военный летчик, герой воздушных боев Первой мировой войны, награжденный Георгиевским крестом и золотым оружием. Позднее включились груз��нский профессиональный летчик В.С. Кебурия и военный пилот Д.П. Татиев (Татишвили). Имущество (уставный капитал) состояло из трех пассажирских самолетов “Юнкерс 13”. Создание “Закавиа” было историческим событием. После ликвидации Закавказской федерации, 5 мая 1923 года считается днем основания гражданской авиации Грузии. Шиуков написал   десятки   книг по истории, технике, боевому применению авиации. Среди них надо отметить богато иллюстрированную самим автором книгу “Основы авиации”, которая  долго была незаменимым учебником для авиационных вузов и техникумов. А также мастерски, популярным языком написанную для юношества книгу “Война в воздухе”. Шиуков был блестящим преподавателем высшей школы. Он читал лекции в Московском авиационном институте и Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского. Алексей Шиуков, несомненно, занимает достойное место в истории мировой авиации. 


5

Тифлисскiй Журналъ

№ 1

По маршруту акакия Церетели

Трудно не умилиться ссылке на «последние сто лет» с учетом того, что кинематограф совсем недавно отметил вековой юбилей. А заглянув в список, с удивлением обнаруживаешь, что первым в нем указан документальный фильм «Путешествие Акакия Церетели в Рача-Лечхуми», созданный Василием Амашукели в 1912 году. Не знаю, у кого как, а у меня сразу возник вопрос: могло ли путешествие поэта по Западной Грузии сниматься в Азербайджане? Думаю, что вряд ли. Поэтому, не знаю, как с другими фильмами из списка Джамиля Гулиева (вторым в нем, кстати, значится картина «Преступление княжны Ширванской» опятьтаки грузинского режиссера Ивана Перестиани, 1926 г.), а информация о ленте Амашукели, скорее всего, не соответствует действительности. Хотя Василий Амашукели, родившийся в Кутаиси в 1886 году, в 19летнем возрасте, действительно, переехал в Баку, где в грузинском драматическом театре работал его брат – Мамука. Руководитель театра Котэ Месхи открыл тогда в городе кинотеатр под громким названием «Электробиограф». Работать туда механиком пригласили Василия. Одновременно юноша и сам начал снимать коротенькие киносюжеты, которые иногда показывал во время сеансов в дополнение к зарубежным фильмам. Вот названия некоторых из них: «Перевозка угля на верблюдах», «Типы бакинских рынков», «Вход судна в порт» и т. д. Этих фильмов было снято довольно много, и, по свидетельству современников, они пользовались зрительским успехом. С этим периодом в жизни Амашукели связано событие, впоследствии оказавшееся важным для истории грузинского кино. До наших дней дошло письмо, написанное на имя Амашукели руководителем одной из типографий Баку, где печатались афиши для «Электробиографа» с просьбой разрешить типографским рабочим бесплатно посещать сеансы в кинотеатре. Считается, что это - самый давний из сохранившихся документов, косвенно связанный с грузинским кинематографом. Датировано письмо 15 мая 1908 года. И этот день с большой долей условности, но все-таки считают днем рождения грузинского кино, которое, таким образом, пять лет назад отметило свое 100-летие. В 1910 году грузинские общественные деятели Павлэ Меписашвили и Тихон Асатиани открыли в Кутаиси кинотеатр «Радиум». Механиком там начинает работать Василий Амашу-

Недавно мне довелось наткнуться в Интернете на сообщение одного из азербайджанских информационных агентств, где был приведен список иностранных фильмов, снятых в Азербайджане за последние сто лет, подготовленный заслуженным деятелем искусств Джамилем Гулиевым. кели, лично, собственными руками смонтировавший в кинотеатре всю аппаратуру. Параллельно он и в Кутаиси продолжает снимать и показывать киносюжеты, которые почтенная публика встречает вполне благосклонно. «Работа на ферме», «Экскурсия к храму Баграта», «Хонская шелководческая фабрика», «Юбилей Ладо Месхишвили» - вот темы некоторых из них. Эти работы не сохранились, что достойно огромного сожаления, поскольку по ним можно было бы воссоздать реалии жизни страны того времени. Зато до наших дней дошел единственный полнометражный документальный фильм режиссера – «Путешествие Акакия Церетели в Рача-Лечхуми». Лента снималась во время поездки поэта в регион РачаЛечхуми с 21 июля по 2 августа 1912 года. Режиссер сопровождал Акакия Церетели и запечатлел на пленку все значительные эпизоды. Всего им было отснято порядка 1500 метров пленки. После монтажа осталось 1200 метров, из которых до наших дней дошло немногим более четырехсот. Но и по этим сохранившимся кадрам можно судить, что автору не только удалось отразить всенародную любовь к поэту, но и показать уклад жизни в городах и селах Грузии того времени, грузинские традиции, природу родного края. Копия фильма находится в Национальном архиве Министерства юстиции

Грузии. Там же хранятся воспоминания Василия Амашукели о съемках фильма и фотографии, запечатлевшие путешествие великого поэта. Фильм был впервые показан в кинотеатре «Радиум» в Кутаиси 20 сентября того же года. На премьере присутствовал и Акакий Церетели. В течение двух недель картина проходила в Кутаиси при полном зале. Затем она была с успехом показана в Тбилиси, Москве, Стамбуле и Харбине. Сегодня практически все ретроспективные показы грузинского кино за рубежом начинаются с этой картины, поскольку принято считать, что именно с первого грузинского полнометражного документального фильма режиссера и оператора Василия Амашукели берет начало национальный кинематограф. Некоторые эксперты даже полагают, что картина «Путешествие Акакия Церетели в Рача-Лечхуми» является вообще первым в мире полнометражным документальным фильмом. Может быть, подобная точка зрения на чем-то и основана. Хотя, трудно сказать, насколько уместно подходить к произведениям, созданным на заре кинематографа, с современными представлениями о метраже. Факт, однако, что значение этой ленты в истории грузинского кино переоценить невозможно. В нынешнем году отмечается ее 101-летие. Как сообщили в Министерстве культуры Грузии, показ этого важного для грузинского кинематографа произведения проводится в разных странах. Картина будет показана в нескольких городах Польши, Германии, в Литве и Швеции. На очереди – Латвия, Чехия, Австрия, Украина и других государства. На родине к юбилею картины предполагают приурочить путешествие по маршруту, которым проехал Акакий Церетели сто лет назад. Как сообщил журналистам кинокритик, доктор искусствоведения, профессор Георгий Долидзе, во время этого путешествия будет полностью воссоздана атмосфера поездки поэта 100-летней давности – тот же транспорт – кареты, те же костюмы, тот же график и тот же маршрут. По словам Георгия Долидзе, в рамках празднования первого грузинского полнометражного документального фильма планируется пригласить в Грузию делегации различных стран, которые привезут свои первые полнометражные документальные фильмы. «Если это получится, мы проведем международный фестиваль первых документальных фильмов», - оптимистично заявил он.


6

Тифлисскiй Журналъ

№ 1

ДеБЮТ БОЖеСТвеННОГО ФеДОра


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

Девятнадцатилетний Федор Шаляпин приехал в Тифлис в 1892 году. Будучи в Баку, он узнал, что некий офицер Ключарев набирал здесь «итальянскую оперную труппу», и решил попытаться поступить туда. Дело оставалось за малым – достать денег на дорогу, что в положении Шаляпина казалось совершенно невозможным. На помощь пришел случай. Прогуливаясь однажды по городу, молодой человек нашел на мостовой четыре двугривенные монеты. Первым делом он досыта наелся. А вечером отправился на вокзал и уговорил кондуктора довезти его до Тифлиса всего за 30 копеек, подсадив на тормозную площадку товарного вагона. На первых порах ему у не везло. Труппа Ключарева, если и состоялась вообще, то очень скоро распалась, и юноша оказался в Тифлисе без дела, без жилья и совершенно без средств к существованию. Шаляпину и до того не очень везло. За годы скитаний по городам огромной империи он привык к жизни впроголодь и на грани отчаяния. Судьбе угодно будет распорядиться так, что именно в Тифлисе начнется его путь к оглушительной славе, равная которой редко выпадала на долю кого-либо еще. «Чудодейственным оказался для меня этот город», - скажет певец о Тифлисе много лет спустя. Пока же высокий, довольно запущенный, худой от постоянного недоедания молодой человек ничего об этом, разумеется, не знает. По вечерам он «за угощение» развлекает пением и анекдотами посетителей одного из открытых тифлисских ресторанов, а ночует, где придется. Однажды он познакомился с компанией подгулявших железнодорожных служащих и в порыве откровения рассказал о своей непутевой жизни. Юноша им, видимо, понравился. А узнав, что он грамотен, они предложили ему работу. Так будущий великий певец стал писарем Закавказской железной дороги с жалованьем 30 рублей в месяц. Как раз в это же время в железнодорожных мастерских в Тифлисе работает учетчиком молодой человек по имени Алексей Пешков. Однажды Шаляпину уже доводилось встречаться с ним в Уфе, впоследствии же этих двух, несомненно, выдающихся людей свяжет близкая дружба. Но их отношения – тема особого р��зговора. Сейчас мы вспомнили об этом только для того, чтобы еще раз сказать об огромной роли, которую сыграл Тифлис в культурной жизни России. В том же 1892 году в издававшейся в Тифлисе газете «Кавказ» публикуется первый рассказ Пешкова «Макар Чудра», и именно это событие ознаменует рождение писателя Максима Горького. Работа, приносящая небольшой, но стабильный доход, дает возможность Шаляпину перевести дух. Однако, мечты об оперной сцене, которой сын писаря земской управы Казани «заболел» лет в 14, он не оставил. Поэтому, получив письмо от знакомого антрепренера Семенова-Самарского с заманчивым предложением поступить в Казанскую оперу на вторые роли с месячным окладом в 100 рублей, юноша начал готовиться в дорогу. И тут произошло знаменательное в его жизни событие. Сослуживцы, знавшие об увлечении молодого человека оперой, давно советовали ему пойти к известному в городе преподавателю пения Дмитрию Усатову.В прошлом Усатов был довольно яркой оперной звездой, ведущим солистом Большого театра в Москве. Оставив сцену, он переселился в Тифлис и посвятил себя педагогической деятельности. «В день предполагаемого отъезда из Тифлиса, - вспоминал впоследствии Федор Шаляпин, - я решил: пойду к Усатову. Чем я рискую? Меня встретил человек низкого роста, круглый, с закрученными усами опереточного разбойника. «Вам что угодно?» Я объяснил. «Ну, что ж? Давайте покричим», – не очень ласково сказал педагог. Он пригласил меня в зал, сел за рояль и заставил спеть несколько арпеджио. Голос мой звучал хорошо. «Так... А не поете ли вы что-нибудь оперное?». Воображая, что у меня баритон, я предложил спеть арию Валентина. Запел. Но когда взял высокую ноту, профессор больно ткнул меня пальцем в бок. Наступило молчание. Усатов смотрел на клавиши, я – на него. И думал: все это очень плохо. Пауза была мучительна. Наконец, не стерпев, я спросил: «Что же? Можно мне учиться петь?» Усатов взглянул на меня и твердо ответил: «Должно! Оставайтесь здесь, учитесь у меня. Денег я с вас не возьму». Более того, поскольку молодой человек уже уволился со службы, педагог написал письмо знакомому владельцу

7

аптеки с просьбой принять на работу его протеже. Впрочем, когда Шаляпин пришел с рекомендательным письмом по месту назначения, аптекарь, узнав, что тот ни слова не знает по-латыни, брать его отказался, но пообещал платить по 10 рублей ежемесячно. На вопрос изумленного юноши, что ему нужно для этого делать, последовал ответ: “Ничего. Нужно как можно лучше учиться пению и получать от меня за это по 10 рублей”. Шаляпина, которому до того не часто приходилось сталкиваться с проявлениями людского великодушия, это ошеломило. «Все казалось совершенно сказочным, - вспоминал он много лет спустя. - Один человек брался бесплатно учить меня, другой – платить за это деньги!». Фанатично преданный музыке, Усатов не только безвозмездно занимался с Шаляпиным, но и поддерживал юношу деньгами из своих весьма скудных средств. «Был я тогда обтрепан и грязноват, имел одну рубаху, которую сам стирал в Куре», – пишет Шаляпин в воспоминаниях. Усатов снабдил ученика бельем и кое-чем из одежды, постоянно подкармливал его. Он был единственным учителем пения, которого довелось повстречать самородку, от природы обладавшему уникальными вокальными данными, и это оказалось решающим в процессе становления будущего великого артиста. Сам Шаляпин признается, что именно после встречи с Дмитрием Усатовым началась его «сознательная художественная жизнь». Преподавателем Усатов был невероятно требовательным. Случалось, что он даже поколачивал ученика палкой за недостаточное прилежание. Юноша придумал уловку, чтобы избегать побоев. Он немного отодвинул рояль от стены, и, когда Усатов в гневе собирался начать экзекуцию, быстро забегал за него. Протиснуться в узкую щель между инструментом и стеной маэстро, с его внушительной комплекцией, не мог, и, таким образом, Шаляпин оказывался в безопасности. Продолжая заниматься с Усатовым, Федор Шаляпин начинает выступать в Тифлисском оперном театре. А вскоре поет уже весь репертуар театра, предназначенный для его голоса. «Вышло так, что весь репертуар (басовый) лег на мои плечи, и я неожиданно для себя занял в опере первенствующее положение», - пишет артист. В тот сезон он вышел на сцену в 71 спектакле и, по свидетельству тифлисских газет, неизменно имел успех благодаря не только прекрасному голосу, но и выдающемуся таланту драматического актера. «Шаляпин вновь доказал свою музыкальность, мощь голоса, умение владеть им. Игра его, как всегда, была безукоризненной. Многие выдающиеся арии, по требованию публики, были им повторены», - писала, в частности, после одного из спектаклей газета «Тифлисский листок». В конце сезона он получает бенефис, прошедший с оглушительным успехом при огромном скоплении восторженной публики. Певец получил множество подарков, в том числе золотые часы, серебряный кубок, да еще со сборов – 300 рублей. Усатов же преподнес ему лавровый венок с лентой, на которой было выведено «Шаляпину», о чем Федор Иванович всегда говорил с гордостью. Собственно, на этом тифлисский период его карьеры заканчивается. Бродяга, приехавший сюда на тормозной площадке товарняка, покидал город состоявшимся артистом, которому были открыты двери любого театра империи. По совету Дмитрия Андреевича Усатова и с его рекомендательным письмом в кармане Шаляпин отправился в Москву, оттуда – в Санкт-Петербург, где поступил на сцену Мариинского театра. Еще раз Федор Шаляпин посетил Тифлис несколько лет спустя, будучи в зените славы, по приглашению дирекции Тифлисского музыкального училища. Как пишет А. Мшвелидзе в «Очерках по истории музыкального образования в Грузии», артист «с большим вниманием прослушал концерт, устроенный дирекцией в его честь, и дал высокую оценку деятельности преподавателей и выступлениям студентов. Он выразил уверенность в блестящем будущем Тифлисского музыкального училища. Похвала Шаляпина вызвала большой подъем. В то время как раз готовилась почва для реорганизации училища в консерваторию». В честь Шаляпина в Верийском саду был устроен банкет. Артист выступил на нем с взволнованной речью, которую завершил словами: «Я рожден дважды: для жизни – в Казани, для музыки – в Тифлисе».


Тифлисскiй Журналъ

8

№ 1

Скандальное убийСтво в Гранд отеле В начале прошлого столетия, 5 июня 1901 года в тифлисском Гранд-Отеле разыгралась трагедия. Молодой предприниматель польско-русского происхождения Владислав Эмерик, сын владельца марганцевой шахты в Чиатура убил одну из самых знаменитых представительниц европейской богемы своего времени Дагни Юлль, после чего покончил с собой. Женщина ничего не почувствовала. Эмерик выстрелил в нее, когда она спала. Дагни похоронили на Кукийском кладбище спустя три дня. Случилось так, что похороны пришлись на день ее рождения. 8 июня 1901 года Дагни Юлль исполнилось бы 34 года.

Юные годы Она родилась в небольшом городе Конгсвингер на юговостоке Норвегии 146 лет назад. Отец у нее был врачом, мама занималась домашним хозяйством и воспитанием четырех дочерей. С материнской стороны Дагни – племянница известного государственного и политического деятеля, впоследствии премьер-министра Норвегии Отто Блера. С 1882 года она училась в Германии, в частном пансионе в Эрфурте, который из-за царившего там сурового режима всегда вспоминала с содроганием. Несмотря на это, домой она возвратилась независимой и экстравагантной молодой женщиной, сразу же почувствовавшей себя неуютно в провинциальном Конгсвингере. Она отправляется в Кристианию (Осло), берет уроки игры на фортепиано и, одновременно с этим, становится заметной фигурой в местных артистических кругах, завладев вниманием молодых художников, писателей и музыкантов. Именно тогда она знакомится с великим Эдвардом Мунком и становится его музой на долгое время. Вскоре после первой встречи с Дагни Мунк написал картину «Две музицирующие сестры», на которой изобразил ее вместе с младшей сестрой играющими на музыкальных инструментах. С тех пор художник писал свою подругу множество раз. Портретное сходство с Дагни Юлль легко улавливается у многих его женских персонажей (картины «Вампир», «Ревность», «Поцелуй» и др.), в том числе, у знаменитой Мадонны. С той разницей, что Мунк изобразил Мадонну с темными, почти черными, волосами, тогда как волосы Дагни, по воспоминаниям современников, были огненно рыжего цвета. Впрочем, Дагни в разные годы позировала и другим знаменитым художникам своего времени - Войцеху Вайссу, талант которого она ценила очень высоко, Конраду Кшижановскому, Станиславу Выспяньскому, Юлии Вольфторн и Яну Нальборчи. Молва всегда приписывала ей череду мимолетных и продолжительных романов. Еще в Осло Дагни связывали романтические отношения с писателем Хьялмаром Кристенсеном, который, возможно, и познакомил ее с Мунком. А позже, в Берлине, ее

поклонником был драматург Юхан Август Стриндберг. В Германию Дагни отправилась в 1892 году, чтобы совершенствоваться в игре на фортепиано. В Берлине ее встртил Мунк. Он привел подругу в артистическое кафе «У черного поросенка», где собирали��ь многие знаковые фигуры нового искусства стран Северной Европы. Именно здесь она встретилась с самой большой любовью своей жизни и своим будущим мужем, тогда - публицистом и редактором социалистической газеты, а позже писателем и идеологом польского модернизма Станиславом Пшибышевским, часто захаживавшим в кафе и дружившим со многими его завсегдатаями. Этот невысокий, худощавый, болезненный и, в общем, невзрачный человек имел необыкновенно сильное влияние на

С . Пшибышевский


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

9

женщин, безоглядно влюблявшихся в него. Ко времени знакомства с Дагни Пшибышевский состоял в гражданском браке с некоей Мартой Фердер, с которой у него было двое детей. Это не помешало Станиславу и Дагни, или Стаху и Духе, как они называли друг друга, пожениться в 1893 году. Три года спустя Марта Фердер покончила с собой. Ее сын Болесламв Станисламвович Пшибышемвский после самоубийства матери воспитывался у бабушки в Варшаве. Закончил косерваторию, а во время Первой мировой войны был вывезен в Орск. После Октябрьской революции переехал в Москву. В 1929—1931 годах он был директором Московской консерватории. В начале 30-х годов был арестован и провел три года на стройке Беломоро-Балтийского канала. Снова арестован в 1937 году и приговорен к расстрелу по обвинению в шпионаже и участии в подготовке террористического акта.

Семейная жизнь Первые годы Дагни и Станислав были счастливы, у них родились сын Зенон и дочь Иви. Вот отрывки из переписки супругов, несомненно свидетельствующие о неподельности их чувств. Станислав – Дагни: «Ты представить себе не можешь, что Ты для меня значишь. Моя суть существует только в Тебе, поскольку Ты являешься для меня абсолютным, самым высоким и самым глубоким моим идеалом…» Дагни - мужу: «Самый мой дорогой, самый дорогой. Прошу Тебя, не грусти и приезжай поскорее ко мне, как только сможешь… Тоскую по тебе и люблю Тебя. Твоя Духа». Идиллию омрачало постоянная нехватка денег. Супруги переезжали из города в город, жили в Стокгольме, Копенгагене, Конгсвингере, Берлине, во Франции, в Испании, но нигде не задерживались надолго. Первый по-настоящий собственный дом они обрели в Кракове, куда Станислава пригласили на работу главным редактором журнала «Жизнь». Это было серьезное, авторитетное литературно-художественное издание, в котором печаталось лучшее из того, что появлялось в польской и зарубежной литературе того времени. Однако, там же между мужем и женой начались серьезные размолвки. Дагни чуствовала себя в Польше одиноко, хоть молва и приписывала ей связи сразу с несколькими мужчинами. Во всяком случае, упорно ходили слухи о том, что 25-летний поэт Кораб Бжозовский покончил жизнь самоубийством именно из-за рыжеволосой Духи. У Пшибышевского также завязываются романы с несколькими женщинами. Одна из них - Ядвига Каспрович, жена известного поэта, публициста, ученого, ректора Львовского университета Яна Каспровича. Другая - львовская художница Анеля Пайонкувна, которая позже родила ему дочь, названную Станиславой. Станислава Пшибышевская (1901-1935) стала драматургом. Наиболее известное ее произведение - драма «Дело Дантона», по которой Анджей Вайда поставил фильм «Дантон» с Жераром Депардье в главной роли. В начале 1900 года, не выдержав непрекращающихся семейных ссор, Дагни забрала детей и ушла от мужа. Преимущестывенно она жила у родителей в Норвегии, но время от времени приезжала в Польшу. Весной 1901 года супруги снова сошлись, обосновавшись в Варшаве. Но из-за продолжающейся связи Пшибышевского с Ядвигой их отношения оставались запутанными.

...Я убиваю ее ради нее же самой Развязка явилась в лице поклонника Дагни Владислава Эмерика. С ним она познакомилась еще в Берлине, в кафе «У черного поросенка», куда Эмерик, будучи человеком совсем иного круга, тем не менее, изредка захаживал. На этот раз ему предстояло ехать по делам отца в Тифлис, и он пригласил Станислава и Дагни с детьми сопровождать его в этой поездке. Первыми в Грузию отправлись Эмерик и Дагни, взяв с собой Зенона. Станислав Пшибышевский обещал позже присоединиться к ним и привезти дочь. Сейчас трудно сказать, было ли у него подобное намерение в действительности.

Даже если он и собирался выполнить свое обещание, то не успел этого сделать. Владислав Эмерик поселился вместе с Дагни Юлль в тифлисском Гранд-Отеле, в своих постоянных апартаментах. Прежде, чем убить Дагни и покончить с собой он отвез маленького Зенона к своим знакомым, чтобы ребенок не стал очевидцем кровавого зрелища. Эмерик также написал несколько писемь довольно неясного содержания. В частности, он писал Пшибышевскому: «Стах! Я убиваю ее ради нее же самой». В кармане у уже мертвого Владислава были найдены 6 рублей, и это были все деньги, какими он располагал. Спустя много лет польский литературовед и переводчик Тадеуш Бой-Желенский писал в своих воспоминаниях, что к моменту убийства Дагни отец Владислава Эмерика, некогда – весьма состоятельный человенк, был полным банкротом. Скандальная смерть Дагни Юлль породила новую волну сплетен вокруг ее имени, часто довольно неприглядного характера. Одним из немногих, кто встал на ее защиту, был Эдвард Мунк. Он говорил о Дагни как о настоящем друге, добром, отзывчивом и талантливом человеке. При жизни Дагни творческая составляющая ее натуры оставалась в тени ее экстравагантных потупков. А между тем, она не только замечательно играла на фортепиано, но и оставила не очень обширное, но интересное литературное наследие – 4 пьесы, 5 новелл 14 стихотворений. Кроме того, Дагни Юлль написала книгу о норвежском художнике Теодоре Киттельсене и переводила на норвежский язык произведения мужа и других польских авторов. Интерес к личности Дагни Юлль начал возрождаться в Норвегии, Польше и других странах в 60-е годы прошлого века. О ней были написаны биографические книги, статьи, сняты фильмы. Дагни Юлль - одна из героинь телефильма британского режиссёра Питера Уоткинса «Эдвард Мунк», вышедшего в 1974 году. В норвежско-польском биографическом фильме «Дагни» (1977) заглавную роль исполнила норвежская актриса Лисе Фьельстад, а роль Пшибышевского — замечательный польский артист Даниэль Ольбрыхский. Сын Дагни - Зенон Пшибышевский, вместе со своей дочерью Анной, появляются в документальном фильме Ингеранны Крон-Нюдель «Умершая Мадонна: Дагни Юлль-Пшибышевская». Роковой поездке Дагни и Эмерика в Тифлис российский писатель Юрий Нагибин посвятил рассказ «Трое и одна и еще один». В 2007 году по мотивам этого произведения режиссер Татьяна Воронецкая поставила художественный фильм Натурщица», в котором роль Дагни Юлль исполнила актриса Виктория Толстоганова.


10

Тифлисскiй Журналъ

№ 1

КавКаз заставил морю изменить Иван Айвазовский приехал в Тифлис в ноябре 1868 года, не рассчитывая задерживаться надолго. Но неожиданно город ему понравился, и он решил здесь перезимовать. Тем более, что у художника накопилось большое количество зарисовок, сделанных им во время путешествия по Кавказу, которые надо было систематизировать, а часть из них, может быть, воплотить в живописные полотна, чему походная жизнь никак не способствовала. Путешествию на Кавказ всегда легкого на подъем Ивана Константиновича предшествовала личная драма – разрыв с женой, англичанкой Юлией Яковлевной Гревс, дочерью штабс-доктора, находившегося на русской службе. Они поженились в 1848 году. Но спустя годы Юлия Яковлевна решилась на разрыв из-за категорического нежелания мужа переехать из родной Феодосии на жительство в столицу. Забрав с собой четырех дочерей – Елену, Марию, Александру и Жанну, она уехала на север, как оказалось, навсегда. Брак был расторгнут в 1877 году. Задолго до женитьбы, еще совсем юношей, Айвазовский пережил бурный роман с прославленной итальянской балериной Марией Тальони, которая была старше него на тринадцать лет. А в 1883 году в возрасте 66 лет Айвазовский женился второй раз – на молодой и очень красивой Анне Саркисовой, вдове известного феодосийского купца, и прожил с ней до конца своих дней. В 1868 году 51-летний художник пустился в путешествие по Кавказу, чтобы отвлечься от одиночества и грустных мыслей, которые неотступно преследовали его в огромном опустевшем доме в Феодосии. Иван Константинович объездил Чечню, Дагестан, посетил Владикавказ, был в Дарьяльском ущелье, обколесил Южный Кавказ. В собрании Феодосийской галереи хранится альбом с беглыми рисунками карандашом, выполненными художником во время этих странствий. На полях – заметки, написанные его рукой. В основном, это обозначение цветовой гаммы. Иногда – названия мест, где были сделаны зарисовки. К тому времени Иван Айвазовский был не только всероссийской, но и мировой знаменитостью. Вообще, известность пришла к нему очень рано, а карьера его всегда складывалась как нельзя более успешно, чему в немалой мере способствовали не только мастерство живописца, но и его невероятная трудоспособность. Достаточно сказать, что в общей сложности художником было написано более шести тысяч полотен. В 1844 году молодой Айвазовский стал живописцем Главного морского штаба, а в 1847 году, в возрасте тридцати лет — профессором Пете��бургской Академии художеств. Он состоял также в пяти европейских академиях - Рима, Парижа, Флоренции, Амстердама и Штутгарта. Художник был награжден многими российскими и зарубежными орденами, в том числе французским орденом Почетного легиона, получил звание адмирала. В разные годы живописца связывали дружеские отношения с выдающимиcя людьми его времени – Василием Жуковским, Карлом Брюлловым, Николаем Гоголем и многими другими. Посетивший художника в его имении под Феодосией в 1888 году Антон Чехов писал, что Айвазовский «…знаком с султанами, шахами и эмирами. Писал вместе с Глинкой «Руслана и Людмилу». Был приятелем Пушкина». Заняв в Тифлисе удобную просторную квартиру, живописец оборудовал там мастерскую и принялся за дело. Неудивительно, что его приезд не остался в городе незамеченным. Более того, очень скоро гость стал настоящей городской достопримечательностью. Будучи человеком от природы общительным и, что называется, компанейским, Айвазовский за короткое время обзавелся здесь обширным кругом знакомых. Даже городские извозчики перенесли свою «биржу» поближе к его дому. Во-первых, потому, что к художнику приезжало много гостей, а, во-вторых, потому, что каждый из-

возчик хотел заполучить его самого в качестве клиента. Стоило Ивану Константиновичу выйти из дома, как ему тут же подавали к подъезду экипажи. И тот из возниц, к кому садился знаменитый живописец, на какое-то время оказывался в центре всеобщего внимания. Все просили его рассказать, о чем именно говорил с ним Айвазовский во время прогулки. Работалось художнику в Тифлисе необыкновенно легко. Часто при этом в мастерской присутствовали люди, которые совершенно ему не мешали. Может быть, именно поэтому по городу стали ходить легенды о необыкновенной скорости, с которой живописец создает свои холсты. Об этом судачили не только представители образованной части общества. Молва, распространявшаяся на улицах, на базаре, в винных погребах, рисовала Айвазовского волшебником, которому покоряется окружающая природа. Многие всерьез были уверены, что стоило Айвазовскому приказать, и высокие горы, водопады, бурные реки сами появлялись на его холстах. Конечно, все с нетерпением ждали выставки, на которой художник вынес на суд публики произведения, написанные под впечатлением от путешествия по Кавказу. Они были замечательны своим разнообразием и новизной тем для мастера. Морские пейзажи уступили место видам гор, ущелий, аулов и городов Кавказа. Впрочем, те, кто был знаком с прежними картинами Айвазовского, говорили, что только певцу морской стихии под силу передать величие кавказской природы. Посетители увидели в экспозиции такие картины, как «Цепь Кавказских гор», «Берег у Поти», «Гора Арарат», «Восточный берег близ Сухума», «Река Рион», «Гуниб с восточной стороны», «Дарьяльское ущелье», «Снежный обвал у Казбека на Военно-Грузинской дороге», «Озеро Севан», «Тифлис», большое полотно на библейскую тему «Сошествие Ноя с Арарата» и другие. Успех был ошеломляющим, причем, весть о «новом Айвазовском» моментально разнеслась по всей империи. Известно, что знаменитый предприниматель, меценат, собиратель произведений русского искусства Павел Третьяков хотел приобрести одно из полотен этой серии «Каранай», и обратился к живописцу с соответствующим предложением. В ответном письме художник написал, что, к сожалению, вынужден отказать, поскольку эту картину уже купило правительство, и предложил коллекционеру другую работу, тоже «кавказского» цикла. Билет на выставку стоил довольно больших денег. Но там побывало рекордное число человек. Тем более, что в Тифлисе, известном традицией благотворительности, узнали, что все собранные от выставки немалые средства художник намерен передать городскому детскому приюту. Отзывчивость и щедрость всегда умели ценить. В детском приюте появился портрет Айвазовского, обрамленный гирляндой живых цветов. Совершенно незнакомые люди, встречая художника на улице, снимали головные уборы и низко кланялись ему в знак уважения. А однажды гимназисты Тифлиса скупили все цветы, которые в тот день продавали в городе, и привезли их на квартиру Айвазовского. После закрытия выставки, незадолго до отъезда художника из Тифлиса общественность города в знак признательности и восхищения устроила обед в его честь. Ивану Константиновичу Айвазовскому преподнесли заздравный турий рог, оправленный в золото, как символ изобилия его художественного таланта. - Я глубоко тронут гостеприимством славного города Тифлиса и всеми знаками радушия и внимания, которые вижу здесь беспрестанно, - сказал живописец в ответной речи. Из Тифлиса Айвазовский поехал в Петербург, пробыл там короткое время и вернулся в Феодосию. А осенью 1869 года он уже отправился в далекий Египет на открытие Суэцкого канала.


И. Айвазовский Вид Тифлиса от Сейд-Абаза. 1868 год

№ 1 Тифлисскiй Журналъ

11


№ 1

12

Тифлисскiй Журналъ Сто лет назад в Тифлисе

Вести Вчера, ночью, внезапно выпал снег. Температура понизилась до 0°. Утром снег в городе растаял, в горах продолжает держаться. Внезапный холод угрожает виноградникам и фруктовым деревьям.

***

В Тифлисе при аресте разбойников произошла перестрелка на Головинском проспекте. Убиты городовой и извозчик, а также все разбойники. Выпущено до ста пуль.

***

В окружном суде слушалось любопытное дело князей Амираджаби, Орбелиани, Макаева, прис. пов. Церетели, студента Канчели и некоего Лобжанидзе, обвинявшихся в избиении издателя газеты «Тифлисский Листок» Христофора Хачатурова. Летом 1909 года в ресторане сада грузинского дворянства г. Хачатуров сидел за столиком вместе с князем Дадешкелиани и его дочерью г-жей Орловской. Сидевшая за одним из соседних столиков компания князя Амираджаби , недовольая пребыванием в саду Хачатурова, армянина, в газете которого появлялись нападки против грузинского дворянства, начала вслух поносить его. Оскорбление, брошенное компанией по адресу г-жи Орловской, возмутило последнюю, и она нанесла кн. Церетели две пощечины. Компания на некоторое время присмирела, но затем кн. Орбелиани, мирно отозвав Хачатурова на «пару слов», ударил его по уху. Остальные, как по сигналу, бросились на Хачатурова и начали его бить. Драка была прекращена вмешательством полиции. Суд приговорил обвиняемых к аресту: кн. Амираджаби, как подстрекателя, на полтора месяца, остальных - на две недели каждого.

***

На почве мести из ревности, в селе Нигозети, наднях разыгралась кровавая драма. Обыватель села, некий Бакрадзе, давно заподозрил свою жену в любовной связи с его зятем. Решив поймать их на „месте преступления“, Бакрадзе заявил жене, что он уезжает на несколько дней по делам в Тифлнс. В действительности же он спрятался в кукурузнике. Дождавшись глубокой ночи, он внезапно явился домой и, ворвавшись к жене в спальню, нашел ее в постели со своим зятем. Последнему удалось бежать. Оскорбленный муж набросился тут же на жену с кинжалом и изрезал ее на куски.

***

Совершившая восхождение на вершину Казбека, Преображенская телеграфирует из Владикавказа, что ею 6 августа поставлена на вершине Казбека метеорологическая двойная будка с максимальным и минимальным термометрами, оборудованная Тифлисской метеорологической обсерваторией. Таким образом, основан самый высокий в мире пункт метеорологических наблюдений.

***

В последнее время замечается стремление молокан Борчалинского уезда к переселению в Бразилию, где, якобы, переселенцев наделяют по 50 десятин

на человека. На днях туда уехало свыше 100 человек. В настоящее время отправляется приблизительно столько же. Бразильское правительство предоставляет переселенцам льготный проезд и продовольствие на пароходе. Насколько, однако, правдоподобны рассказы о 50-ти десятинах - пока неизвестно.

***

Местный библиофил Корганов случайно обнаружил и приобрел в собственность в домашнем архиве семьи Астафьевых черновик акта отречения от престола Наполеона I, собственноручно Наполеоном подписанный Документ написан ан простой бумаге, слегка пожелтевший, но хорошо сохранившийся. В документе в конце текста имеется приписка генерал-адъютанта Астафьева, служившего при императоре Николае Павловиче, сделанная в 1840 году, подтверждающая его подлинность. Здешние специалисты, проверив текст найденного акта с подлинным документом об отречении Наполеона и сличив рукопись с имеющимися автографами, установили несомненную подлинность находки.

***

Офицеры 15 гренадерского Тифлисского полка, квартирующего в Тифлисе, организуют кавказский военный аэроклуб. Аэроклуб имеет целью содействовать развитию воздухоплавания в России вообще и на Кавказе в частности во всех его формах и применениях, преимущественно научно-технических, военных и спортивных и во время войны всеми силами стараться принести посильное содействие армии и флоту.

***

Боржомские минеральные воды, собственность Великого Князя Николая Михайловича, по ходатайству проф. С.И.Залесского, получили право на ввоз и продажу во Франции, на что последовало распоряжение председателя совета министров французской республики А.Бриана от 3 февраля. Боржомские воды, по��ле всестороннего исследования парижской медицинской академией, признавшей их выдающиеся качества, являются первыми из минеральных вод России, получившими доступ во Францию. (Тифлисский Листок, №49).

***

В грузинском археологическом о-ве в Тифлисе был заслушан доклад молодого археолога С.Н.Какабадзе. Он исправляет дату смерти царицы и считает ее 27 января 1211 года, а не 12 января 1212 г. Вопрос этот интереснее в виду намерения грузинского общества торжественно отпраздновать 700 летний юбилей со дня смерти этой выдающейся царицы.

***

Вчера состоялась торжественная смычка Сололакского тоннеля. Присутствовали: городской голова, губернатор, чины администрации. Тоннель пробит в толще Сололакской горы и соединяет город с Ботаническим садом. Работы по пробивке производились полтора года. Тифлис 1913 г.


13

№ 1

Тифлисскiй Журналъ Сто лет назад в мире

телеграммы НЬЮ-ЙОРК. Вице-президент Маршал в произнесенной речи заявил, что образ действий владельцев колоссальных состояния вызывает тревогу в С. Штатах. Маршал указал на возможность отмены закона о наследовании. Исполинские имущества будут переходить в собственность государства, если их владельцы не изменят своего поведения по отношению к правительству и обществу.

***

ЛОНДОН. Суфражисткам приписывают два новых выступления - поджог дачи члена правительства Дюкро и покушение на взрыв английского бака в Сити. Взрыв не удался, так как полиция нашла бомбу прежде чем часовой механизм ее пришел в действие. Бомба была начинена количеством пороха, совершенно достаточным, чтобы разрушить стены и причинить смерть десяткам прохожих. Сегодня суфражистки перерезали все телефонные и телеграфные провода главной линии западной дорог и приостановили движение на несколько часов.

***

МОСКВА. В Москве нередко на улице модно встретить лам, несущих на руках маленьких обезьянок... В муфтах носят миниатюрных собачек. Теперь дошла очередь до сибирских кошек. Наш сотрудник-фотограф снял москвичку, прогуливавшуюся около Большого театра со своей любимицей-кошкой. Белая кошка с зелеными глазами на цепочке следует за своей хозяйкой, словно болонка.

***

Самым модным развлечением американских светских дам, принадлежащих к высшему кругу „десяти тысяч“, является лазание по веревочным лестницам, мачтам и другим специальным приборам. Само собой, что новшество уже повело к учреждению специального клуба, во главе которого стоит миллионерша мисс Алиса Шеппарб. Это увлечение новой модой объясняется утверждением некоторых врачей, что лазание является лучшим средством к тому, чтобы... стать красивой.

***

По последним опубликованным данным, число открытых для публики станций беспроволочного телеграфирования достигло в настоящее время 875. Впереди всех стран идут Соединенные Штаты с 140 станциями, затем идет Англия, имеющая 48 станций, Канада—88, Германия с колониями -22, Италия—9, Россия—19, Испания—10, Дания— 29 и другие страны с меньшим числом станций. По обеспечению беспроволочной телеграфией военных судов на первом месте опять стоят Соединенные Штаты с 219 аппаратами, затем следуют Франция, имеющая 141 аппарат, Германия—112, Италия— 77, Япония и Россия по 70 и Австро-Венгрия— 70. Торговый флот имеет в Англии 456 аппаратов, Соединенные Штаты—253, Германия — 200, Франция—68, Италия—47.

***

На днях один русский турист, посетивший Монте-Карло, выиграл 1 400 000 фр. в рулетку. Как только в отеле, где жил этот турист, узнали о выпавшем ему выигрыше, тотчас сочинили для него новый прейскурант и стоимость его пребывания на Ривьере утроилась. Счастливый турист попробовал к выигранному состоянию подыграть еще «на булавки» и, в конце концов, после этих опытов он оставил в «дому азарта» весь выигранный миллион и вернулся в Россию в полном ущербе, что, конечно, и требовалось доказать. Не первый и не последний...

***

В нынешнем году карнавал в Ницце празднует сорокалетнюю годовщину своего существовали, или, если хотите,— изобретения. Сорок лет тому назад один из жителей Ниццы, Андрио Саэтон, напал на счастливую мысль олицетворить карнавал в виде смешной большой куклы, одетой в яркие лохмотья. Он назвал эту куклу королем Карнавалом I и стал возить ее по городу в особой колеснице, на радость праздных зевак. Число последних с каждым годом становилось все больше и больше, так же, как и число колесниц разного рода, сопровождающих торжественную процессию масленичного короля. Увеличилась, конечно, и роскошь всяческих карнавальных праздников, — цветочных корсо, сражений конфетти, балов, маскарадов и т. п., но сущность их остается всю та же, что и сорок лет тому назад. И представьте себе, что Ницца, с каждым годом богатеющая от выдумки Саэтона, до сих пор еще не додумалась до постановки ему памятника рядом с Гарибальди. Где же после этого благодарность?

***

Рост бандитизма в больших городах Америки и бессилие полиции в борьбе с преступниками, пользующимися для своих целей всеми изобретениями современной техники, вызвали к жизни оригинальную идею - «электрического» полицейского. Предполагается снабдить полисмэнов поясом, заряженным сильным электрическим током; при столкновениях с злоумышленниками полисмэны будут их обезоруживать при помощи этого тока.

***

Нам сообщают, что на черных лестницах петербургских домов появились субъекты с особо приспособленными мешками, производящие втихомолку облаву на кошек. Говорят, что эти оригинальные охотники «работают» по поручению какой-то конторы за Нарвской заставой, поставляющей шкурки кошек на фабрики поддельных мехов в Германии.

***

Из Кельна сообщают, что ватиканские круги намерены перенести местопребывания папы из Рима на Мальту. Во время евхаристического конгресса в Вене состоялись совещания по этому делу выдающихся церковных сановников и даже назначена Мальта местом евхаристического конгресса 1913 г. Ватиканские круги объясняют это тем, что папа жаждет поставить столицу церкви в стороне от всех мирских происшествий.


№ 1

крушение Тифлисскiй Журналъ

14

поезда в париже

Локомотив, который не удалось вовремя остановить, пробил толстые стены вокзала, стремительно пересёк зал ожидания и вывалился с третьего этажа на площадь Place de Rennes. Двое из 131 пассажиров получили травмы. Пострадали также кочегар и два проводника. Одна женщина погибла на улице при падении паровоза. Диспетчер, за это крушение, был оштрафован на 25 франков и машинист на 50 франков тоже…


15

Тифлисскiй Журналъ

Красавицы минувших лет

№ 1


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

16


17

Тифлисскiй Журналъ

№ 1

Экзамен - Кандидатка хорошо знает, на какую должность будет экзамен? -Знаю. На кондукторшу местных трамваев. -Кандидатка проходила пробные курсы? -Целые четыре месяца; вот вам свидетельство. -Хорошо. Пусть кандидатка только теперь будет внимательна. Что такое трамвайный вагон? -Это есть большая коробка, к которой прикреплены колеса.-Трамвай предназначен на 48 человек, но я обязана в него поместить три раза больше, и даже четыре раза. -Что такое публика? -Вещь, на которую в трамвае не надо обращать внимания. -Что такое ступенька? -Небольшое место, где очень трудно взрослому человеку поместить пятку, на которой, однакож, назначается управой проезд для 5-8 лиц. Что такое остановка? -Железный столб. -На что служит остановка? -Для двиганья с места, в то время как публика должна садиться в вагон. -Что такое передняя платформа?


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

-Таже самая машина, но для действий при посадке. И? -Не зная что больше. -Пусть кандидатка хорошо подумает, потому что можно провалиться. -А-а! и арена для воров и карманщиков. -Хорошо. Что такое контролер? -Особа, которой с моих сотрудниц никто еще не видел и которой я никогда не увижу. -Что такое хороший случай? -Если трамвай во время езды кого нибудь раздавить. -Что такое несчастный случай? -Если трамвай никого не раздавит. -Очень хорошо. -Кандидатка выдержала экзамен. С завтрашнего дня можете вступить в испытание своих обязанностей. Ага! Еще минутку. Какие есть хорошия стороны кондукторши? -Смотреть в даль, не видеть никого, не говорить названий улиц, на которых трамвай должен останавливаться, грубость, неприступность и неподчиненность. -Почему неподчиненность? Как это кандидатка понимает. -Я так понимаю, что кондукторша, ни под каким видом не подчиняется никаким указам управы и общим правилам. -Что то особенное, что то новое. Но все таки очень мне нравится. Запишу себе это для будущих экзаменов, и кандидатки, которыя ответят. получат хорошую отметку. Муха. “Тифлисская игла”

18


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

19

ЖЕНСКИЕ УВЛЕЧЕНИЯ Вышивка

Одним из любимейших занятий тифлисских женщин была вышивка, которая пользовалась большим успехом, особенно в странах Востока. Прославленной мастерицей вышивки XVIII века считалась Анастасия Амираджиби, приближенная жены царя Теймураза II. Со слов историка Платона Иоселиани, она создала для его внука знамя из желтого атласа, с цветным изображением Метехской Богоматери, украшенное блестящими металлическими кружками. В XIX веке экспорт грузинской вышивки был настолько велик, что российское правительство решило установить пошлину на этот товар. Министр финансов России писал главному управляющему Грузии Р��ищеву: «Грузинские работы – вышивки золотом и серебром, которые вывозят в Иран и Турцию, считаются самым лучшим произведением в Азии, из-за чего их стоимость достигает 50400 рублей в зависимости от богатства вышивки и ее достоинства. Если предусмотреть, что эти предметы персы и турки используют только для роскоши и посредством этого рукоделия незаметно вывозятся за границу золото и серебро, тогда было бы полезным при пропуске на границе этих вышивок взимать пять копеек серебром с каждого рубля одиночной стоимости товара». Среди мастериц старого Тифлиса славилась и Марта Авалишвили, воспитательница детей поэта Александра Чавчавадзе. Княгиня Марта Авалишвили настолько хорошо обучила рукоделию своих воспитанниц Екатерину Чавчавадзе-Дадиани и Нино Чавчавадзе-Грибоедову, что одну из своих работ – покрывало для надгробия святой Нино – дочери поэта пожертвовали Бодбийскому храму, с вышитой на ней дарственной надписью. Именно Марта Авалишвили связала первый

в Тифлисе ридикюль. Прославленными рукодельницами были Екатерина Бараташвили, Манана Орбелиани и две тезки Софио – Эристави и Тархнишвили. Обычно работы мастериц-вышивальщиц, как реликвии, переходили из поколения в поколение. Но не только созидательной работой занимались тифлисские женщины. По вечерам, буквально толпами они собирались для игры в лото.

Лото

Такой популярности, как у него, не было ни у одной азартной игры в Тифлисе, да и во всей Грузии. Против лото даже выступил основанный драматургом Георгием Эристави журнал «Цискари»: «…Любимые грузины, неужели на свете есть еще что-то более пагубное для нравственности, чем это проклятое лото! Охлаждение и безразличие к родному дому, невнимание к семье, это же большой ужас! Такой ужас, который весь дом сравняет с землей». Женщины, увлеченные игрой, часами сидели у стола. И «Цискари» негодует: «Настало утро, для последователей лото утро – это десять, нет, это еще рано, вернее – одиннадцать часов. Только что поднявшая голову женщина получает записку: Княгиня просит вечером пожаловать к нам на лото, других тоже будет много… После полученной записки начинается переполох – где платье, где зеркало, где белила, где румяна». Женам дворян и торговцев последовали и остальные дамы. «В эти дни, писал один литератор, - мая жена взбунтовалась: вечером иду на лото. У нас шестимесячный грудной малыш, я не имею столько жалования, чтобы нанять кормилицу, и жена сама кормит его грудью. Короче говоря, она заявила: если малыш начнет кричать,


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

приведи соседскую женщину, и она накормит грудью. Настало двенадцать часов ночи. Малыш раскричался, хочет грудь. Послал к соседской женщине, а она спит. Тогда я сам пошел, умоляя прийти. Она пришла и дает грудь, но малыш не берет. Что делать, к кому обратиться? На дворе зима, холодно! Схватил фонарь и пошел к жене, а там выходит мальчик и в дом не пускает. Мол, у меня приказ ни одного мужчину не впускать, там только женщины играют, госпожа мне приказала, что в собрании женщин мужчинам делать нечего!» Между тем, для дома, где играли в лото, это развлечение было недешевым – чай, сахар, фрукты на 30-40 женщин, свечи обходились в солидную сумму. А нередко игра, под конец перерастала в драку, и

Танцы

дело даже доходило до суда. Вот что писали грузинские газеты того времени: «В одном доме до 12 часов ночи в разгаре игра в лото. Сопровождающие мужчины стоят по углам, галдят, флиртуют, смеются… Между двумя женщинам вспыхнул скандал. Одна – из горожан, другая – из благородных… Ни просьбы, ни ласковые слова не помогают, под конец доходят до того, что обзывают друг друга непристойными словами… Как вы думаете, как заканчивается все это? На второй день муж благородной дамы вносит иск в судилище и просит удовлетворения… На этот иск вносит ответ муж другой особы; назначается следствие – обвиняют жену горожанина, но, извините, она не согласна с решением и вносит апелляцию в высшую инстанцию».

Лучшими мастерами грузинского танца считались 7 прекрасных женщин – княжны Тинатин и Елена Амилахвари, Нино Макашвили, Софио Цицишвили, княгини – Кетеван Туманишвили, Барбаре Капланишвили и Элисабед Бараташвили. К вечеру улицы, площади, балконы, плоские крыши домов наполнялись народом. Плыли голоса сазандари, звучала чонгури, визжала зурна, звенела дайра и в сопровождении хлопанья десятков ладош, скользил лекури. Стройная Марта Сологашвили, славившаяся красотой и длинными волосами, считалась несравненной исполнительницей

20

Поэт Николоз Бараташвили рисковал дерзко вмешиваться в развлечение дам. Княгиня Кетеван Эристави вспоминает: «Когда мы, женщины, играли в лото, Николоз Бараташвили то шапку закинет в окно, то лягушку. Все это сопровождалось визгом, криками и смехом женщин: наверное, пришел! После этого сам он появлялся». Выступление прессы против «вредной морали» лото кое-где дали результаты. Редактор «Цискари» писал: «…Из Кахетии пришло благодарственное письмо от Кирилле Шавцкароели… Его глубокоуважаемоя супруга, прочитав статью, тут же навсегда отказалась от лото…». Увлекались тифлисские женщины и танцами.

этого танца в 1840-х годах. Вскоре в Тифлисе появились и европейские танцы – впервые – в доме Александра Чавчавадзе. Его дочери Нино и Екатерина, вместе с грузинским танцами, прекрасно исполняли и вальс, мазурку, полонез, кадриль. Настоящий праздник грузинских и европейских танцев прошел в доме Зубалашвили, на котором присутствовали Михаил Лермонтов, Александр Чавчавадзе с дочерьми, Николоз Бараташвили, Марта Сологашвили… Участник бала Ричард Вильбрехем вспоминает: «Моей напарницей была княжна Екатерина Чавчавадзе, красивая, свободно говорящая на французском, ее манеры, походка и одежда были европейской…».


21

Тифлисскiй Журналъ

№ 1


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

22


23

Тифлисскiй Журналъ

№ 1

Бескорыстные меценаты Если когда-нибудь напишут историю просвещения грузинской нации, и вообще историю цивилизации, - писал общественный деятель Захарий Чичинадзе, - там, безусловно, значительное место займет заслуга и доброта Давида Сараджишвили. И действительно, на протяжении все своей жизни и деятельности он был одним из первых, проявивших настоящую заботу по отношению к своему народу. Его ближайший друг и родственник Александр Петрович Сараджишвили отмечал: «Если наблюдать за ростом его богатства, можно подумать, будто Давида, кроме корысти, ничего не вдохновляло. Однако вместе с жаждой прибыли у него было врожденное чувство любви к родине и это чувство росло в его сердце по мере роста его благосостояния… Судьба родины вечно была его печалью и заботой». Выдающийся общественный деятель, благотворитель, патриот и меценат, доктор химических и философских наук, основоположник коньячного и ликерного производства в Грузии – Давид Сараджишвили, был образованным человеком своего времени. Со слов его современников, он всегда занимался

благотворительностью, помогая материально родственникам, друзьям, соседям, малоимущим… Мать Давида – Елизавета Саванели, также образованная женщина, сыграла большую роль в духовном воспитании сына. Она являлась опорой семьи и, как говорится, правой рукой мужа. В 1866 году Давид Сараджишвили с отличием окончил Тифлисскую первую классическую гимназию и в том же году был зачислен студентом факультета естествознания Петербургского университета, но там долго не оставался; через год Сараджишвили оставляет Петербург и для продолжения учебы едет в Германию. Там он поступает в знаменитый Хайдельбергский университет и в 1871 году оканчивает его со степенью доктора химических и философских наук. Но этим он не ограничивается и с большим энтузиазмом изучает сельскохозяйственную науку в городах Хоффенхайме и Галле, после чего из Германии отправляется во Францию. Здесь в течение двух лет он полностью осваивает теоретический и практический курс виноградарства. Будучи во Франции, он увлекся виноделием, производством коньяка и ликера. Сараджишвили почти 14 лет провел за границей, посвятив все эти годы учебе и освоению интересных специальностей. Вооруженный фундаментальными знаниями он окончательно вернулся в Грузию в 1880 году. В мае этого же года скончался его отец, оставив сыну в наследство 700 тысяч рублей. Он также получил на-

следство и от бездетного дяди. Осенью 1880 года Давид женился на Екатерине Поракишвили, которая стала верной спутницей его жизни и помощницей во всех делах. Производство коньяка и ликера как независимых отраслей промышленного производства, зародилось в Грузии в 80-х годах XIX столетия и связано с именем Сараджишвили; правда попытки производства коньяка в России имело место и в 70-е годы, в усадьбах Воронцова, Романова, Раевского, но из-за примитивной технологии и низкого качества напитка, успеха не имели. Так что настоящим отцом промышленного коньячного производства является Давид Сараджишвили. Как пишет Л.Джанполадян, уже после фирмы Сараджишвили возникают фирмы Шустева, Ананова, Согомонова, Журавлева, компания "Арго". В начале 80-х годов Сараджишвили объездил весь Кавказ, Россию, скрупулезно изучая существующие, как потом выяснилось, рутинные, с устаревшим примитивным оборудованием, заводы по производству крепких алкогольных напитков. Владельцы этих заводов не были заинтересованы производством качественной продукции. Их главной задачей был выпуск большого количества напитков и скорейшей реализации. Как отмечал Сараджишвили, в этом деле Россия на целый век отстала от Европы. В 1884-85 годах Сараджишвили заложил фундамент для строительства Тбилисского коньячного завода, однако его официальное открытие состоялось лишь в 1888 году. А до этого, в 1885 году, недалеко от Владикавказа, на берегу реки Терек, Сараджишвили вместе со своим тестем – земледельцем Иваном Поракишвили, купил завод по производству водки, переоборудовав его новейшей техникой. В том же году в Тбилиси на бывшей Ольгинской улице (ныне ул. Костава), он построил первый ректификационный завод по перегонке виноградного спирта, виноградной и фруктовой водки. В 1887 году Сараджишвили в Тбилиси открывает специальный ликерный завод, пригласив специалистов и мастеров этого дела из Франции. Здесь из местных фруктов изготовлялись ликеры, настойки, водка, которые по качеству не уступали продукции, изготовляемой в Европе. В последующие годы он построил еще один водочный завод во Владикавказе, завод по перегонке спирта в Ереване, коньячные заводы в Ереване, Бессарабии, Геокчае и в Баргошети (Азербайджан). Ему принадлежали также склады для алкогольной продукции в Баку, Петербурге, Москве, Варшаве, Одессе, Владикавказе, Чарджоу. У фирмы Сараджишвили имелись торговые агентства в Киеве, Одессе, Вильнюсе, Риге, Харькове и Ростове. На рынке коньяки Сараджишвили были известны под названием "Натуральные кавказские коньяки", этикетку которых украшала эмблема горного козла, стоящего на скале. Компания выпускала ординарные 1, 2, 3, 4-звездочные коньяки и марочные коньяки "Финшампань", "Грандшампань" и "ОС" (очень старый). Коньяки фирмы Сараджишвили успешно продавались не только в городах России, но и за рубежом: в Лондоне, Берлине, Вене, Женеве, Стамбуле… А вот перечень высших наград, полученных фирмой Сараджишвили: 1889 год – золотая медаль на Кавказской сельскохозяйственной и промышленной выставке; 1891 год – золотая медаль с дипломом на Казанской научно-промышленной выставке; 1896 год – золотая медаль на всероссийской выставке (Нижний Новгород); 1990 год – золотая медаль на всемирной выставке в Париже; 1901 год – две большие золотые медали на Кавказской юбилейной выставке, за производство виноградного спирта и коньяка, и за лучшее качество водки и спирта; 1910 год – золотая медаль на Одесской сельскохозяйственной выставке; 1913 год – золотая медаль на Кавказской всероссийской выставке. Известный немецкий писатель, переводчик "Витязя в тигровой шкуре", Артур Лейст, который обосновался в Грузии и дружил с передовой грузинской интеллигенцией, писал: "Давид Сараджишвили – первый человек, заложивший основу про-


№ 1

Тифлисскiй Журналъ

изводства коньяка и спиртной продукции в России и Грузии, но он это дело вел не в узких рутинных рамках, а прогрессивно и интеллигентно, как настоящий образованный европеец. Он работал без устали, всегда думая о том полезном деле, которое мог принести своему народу". Родители Давида жили на Сергеевской улице (ныне ул. Мачабели). Здесь прошло его детство. После переезда в 1880 году, он поселился в доме родителей. В 1902 году он разрушил этот дом, временно перебравшись с супругой на бывшую Фрейлинскую №3 (ныне ул. Сулхан-Саба Орбелиани). Для строительства нового дома, вместо разрушенного, он привлек архитектора из Берлина, профессора Карла Цаара, который одновременно выполнял функцию главного инженера, а инженерами-строителями - известных тбилисских архитекторов Александра Озерова и Корнилия Татищева. Все деревянные работы (двери, окна, рамы, шкафы, перила, украшение балконов) сделал известный в то время уникальный резчик по дереву Илья Мамацашвили (он же выполнил все работы по дереву в нынешней Публичной библиотеке). Во дворе дома устроили искусственную скалу, на вершине которой поместили скульптурное изображение горного козла (она была на этикетке его коньяка "ОС"). Строительство дома закончилось в 1905 году; 3 апреля этого же года состоялось официальное открытие. На торжестве присутствовал Акакий Церетели, посвятивший прекрасное стихотворение Давиду Сараджишвили и Екатерине Поракишвили. Частыми гостями этого дома были известные деятели литературы, искусства, науки: Илья Чавчавадзе, Акакий Церетели, Рафиэл Эристави, Иона Меунаргия, Васо Абашидзе, Авксентий Цагарели, Нато Габуния, Иванэ Мачабели, Якоб Гогебашвили… Именно в доме Давида Сараджишвили Илья Чавчавадзе впервые прочел два своих значительных произведения – поэму "Отшельник" и рассказ "Отарова вдова". В тот период Давид Сараджишвили был первым человеком, который проявлял настоящую отеческую заботу ко всем, кто жаждал получить образование, но для этого не имел экономической возможности. У него не было своих детей и по этому поводу он часто говорил: "Что значит бездетный? Разве все дети, воспитываемые с надеждой на будущее, жаждущие учиться и уже обученные на благо родины, разве они не мои дети?!" По инициативе Давида был основан специальный комитет под председательством Нико Цхведадзе, для выявления талантливой грузинской молодежи, которую посылали для получения образования в Россию и за рубеж. Его стипендиатами стали славные сыны грузинского народа: композиторы Дмитрий Аракишвили, Мелитон Баланчивадзе, Котэ Поцхверашвили, Ия Каргаретели; художники Гиго Габашвили, Мосе Тоидзе, Григол Месхи; скульптор Якоб Нико-

24

ладзе; певцы Вано Сараджишвили, Валериан Кашакашвили, ученые Филиппе Гогичашвили… Наш прославленный ученый Эквтиме Такаишвили вспоминает, что весной 1902 года он беседовал с Давидом об археологических раскопках, намечаемых в Ахалцихском, Ахалкалакском и Артаанском уездах и когда Давид узнал, что для этого у Такаишвили недостаточно денег, распорядился выдать из кассы нужную суму. Большой вклад внес Сараджишвили вместе с другими меценатами и в строительство грузинской дворянской гимназии. В 1906 году строительство здания было закончено, а в 1918 году в ней открылся университет. В последние годы жизни Давид Сараджишвили болел. У него обнаружили раковое заболевание. Предчувствуя близкую кончину, он составил завещание, которое нотариально оформил в Ростове. Скончался он в своем доме 20 июня 1911 года. Вся Грузия оплакивала его смерть. Была выделена специальная похоронная комиссия, которой руководил Валериан Гуния. Заупокойный молебен прошел в Сионском соборе, а в полдень огромная процессия двинулась к Дидубийскому пантеону, останавливаясь на площадях и улицах города, где ораторы произносили прощальные слова. Пламенную речь произнес на Дворцовой улице Акакий Церетели. После смерти мужа руководство огромным хозяйством легло на плечи Екатерины. Она была образованной женщиной, владеющей немецким, французским, английским языками, многому научилась и у своего мужа. Она значительно увеличила выпуск продукции. Ей помогал брат Адам Поракишвили, а также близкие родственники мужа – Александр Петрови Сараджишвили, а затем Александр Федорович Сараджишвили. Как и Давид, Екатерина продолжала заниматься благотворительностью. Их дом и после смерти Давида оставался литературным салоном. Здесь в 1916 году устроили теплый прием артисту императорского театра Сумбаташвили-Южину, а молодой поэт Иосиф Гришашвили экспромтом посвятил стихотворение гостю. В августе 1916 года Екатерина поехала на лечение в Кисловодск, через несколько дней ей сообщили, что для военных нужд решено отобрать у них дом на Сергеевской улице (ул. Мачабели). Это известие так потрясло ее, что она, не раздумывая, на автомобиле направилась в Тбилиси, но доехала только до Млета, скончавшись на руках своего брата Адама Поракишвили. Ей было 54 года. Похоронили ее рядом с мужем. Супруги оставили завещания. Завещание Давида Сараджишвили было опубликовано в газете "Теми". Вот две выдержки из его завещания: - Грузинскому обществу по распространению грамотности выделяем 300 тысяч рублей. Отсюда половина (150 тысяч рублей) должно быть истрачено на строительство и оборудование Национального музея. Вторая половина предназначалась для стипендии учащимся студентам в России и за рубежом. - Его дом на Сергеевской (Мачабели) должны были передать в распоряжение городской управы с тем условием, что в этом доме будет открыта художественная галерея, или музей этнографии и искусства, или же оба заведения вместе. Дом со своей землей и оборудованием оценен в 500 тысяч рублей… Оригинал завещания Екатерины Поракишвили хранится в Грузинском государственном историко-этнографическом музее. Согласно этому завещанию: - 500 тысяч рублей было выделено для грузинского общества по распространению грамотности; - 200 тысяч – историко-этнографическому обществу; - 150 тысяч для строительства Кутаисского театра; - 200 тысяч для строительства Тбилисской хирургической больницы. Екатерина большую часть своего состояния (3 миллиона рублей), подобно своему супругу, завещала своему народу. Они были бескорыстными меценатами и патриотами. Вез��е сеяли только добро. Их любила вся Грузия, их любили и уважали на всем Кавказе, в России, во многих европейских странах. Останки Давида Сараджишвили и Екатерины Поракишвили перенесены во двор Кашветской церкви. На их могиле, на белой мраморной плите высечены их имена, а на плите у изголовья сделана надпись: "От благодарного потомства".



Тифлисский журнал