Page 1

По этому адресу в начале XIX в. находилось первое Минское благотворительное общество 4 (4) 15.11. 2012

например Денис Мороз: «Благотворительность должна развиваться по принципу социального обмена» стр. 5

Волонтеры Тамара Лисицкая: «О благих делах нужно говорить вслух. Важна имиджевая реклама доброты» стр. 8

Частная история Ник Вуйчич. Родившись без рук, он смог обнять весь мир стр. 11

Напрямую или транзитом? Главная цель благотворительности – чтобы помощь дошла до адресата. Вопрос в том, каким будет путь. Можно идти напрямую, доставляя помощь лично тому, кто в ней нуждается. А можно доверить это дело посреднику. Но и в одном, и в другом случае следует помнить о возможных нюансах «доставки». В последнее время тема благотворительности стала популярной и даже модной. Опека социальных приютов, визиты в детские дома, акции в поддержку бездомных животных, волонтерство во всем своем многообразии, благотворительные концерты, выставки, автопробеги… Информации много, и она, безусловно, подталкивает людей присоединяться к благим начинаниям. Тренд все-таки… Фактически проявить себя в благотворительности можно двумя способами. Самый простой и быстрый – помощь напрямую: будь то передача денег (вещей, еды и т. п.) из рук в руки или участие каким-либо делом. Второй – поручить все благотворительным организациям. Прямой дорогой Действительно, приверженцы первого способа действуют оперативно, оказывая поддержку остро нуждающимся. И вполне обоснованно гордятся тем, что не кормят посредников. Многие, сделавшие выбор в пользу «прямой» благотворительности, получают колоссальное моральное удовлетворение. Но для того чтобы заниматься благотворительностью именно таким образом, необходимо наличие свободного времени, ресурсов и, что немаловажно, определенной стойкости духа: истории больных детей или людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, редко полны оптимизма. Важно оценить собственные силы, чтобы не сойти с дистанции, не обмануть ожиданий тех, кто

обратился за поддержкой. Кроме того, когда речь идет о помощи материальной, стоит позаботиться о том, чтобы не попасться на удочку мошенников. Трудно поверить, но находятся способные «зарабатывать» на чужом горе, и факт остается фактом. Мошенники убежденны, что проверять бесконечные цифры благотворительных счетов, заполнять квитанции, сверять номера телефонов большинство занятых людей просто не станет. На самом деле такая позиция недалека от истины. Проникновенная история находит отклик – день-

ги текут в карман. Нечистые на руку дельцы почти всегда остаются безнаказанными. Помните ли вы хоть одно громкое уголовное дело последних лет, связанное с благотворительностью? И жалко в этой ситуации не потерянных денег, самое страшное – разочарование и потеря желания помогать. В общем, доверяй, но проверяй. Можно, конечно, дать и забыть. Вроде бы вреда от этого никому не будет. Обидно лишь то, что эти деньги могли спасти чью-то жизнь. (Продолжение на стр. 3)


2

СОБЫТИЯ

Инвалидам пообещали карту

Драгоценности Эсте Лаудер уйдут с молотка

Прыжки на коляске: снова рекорд!

Каждое новое здание в Минске теперь будет сдаваться в эксплуатацию только после того как его оборудуют элементами безбарьерной среды. К нуждам инвалидов уже адаптировано 54 % действующих объектов инфраструктуры столицы. За реализацию проекта взялся Мингорисполком. «На карте Минска отметят зоны, где безбарьерная среда создана полностью, частично или пока отсутствует. Специально сформированная рабочая группа уже занимается развитием этого проекта. Она же участвует в приемке и мониторинге новых социально значимых объектов города, – говорит заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Ирина Дудка. – Готовую карту безбарьерной среды разместим в интернете к 2015 г.» www.minsk.gov.by

Династия Лаудер – одна из самых известных в мире производителей товаров класса люкс. Кто не слышал о косметическом бренде Estee Lauder? Но вряд ли все знают, какими сокровищами владеют женщины этой семьи. И сейчас они готовы расстаться с роскошью во имя здоровья! Совсем скоро на аукцион Sotheby`s будут выставлены уникальные ювелирные лоты. Семейство Лаудер решило расстаться со своими фамильными драгоценностями, которые вначале принадлежали основательнице компании Эсте, а затем – ее невестке Эвелин. Многомиллионная выручка пойдет на финансирование исследований, связанных с женским здоровьем. Как известно, бренд Estee Lauder тратит огромные средства на борьбу с раком груди. С молотка Sotheby`s уйдут: перстень с желтым бриллиантом в 47,14 карата стоимостью $2 млн (некогда принадлежавший герцогине Виндзорской), кольцо с розовым бриллиантом 6,54 карата, браслет из рубинов и бриллиантов, антикварные брошь и колье Van Cleef & Arpels стоимостью $80 тыс. и $150 тыс. соответственно. Будут и платиновые украшения: бриллиантовые серьги, оцененные в $1,5 млн, и кольцо с бриллиантом 22,16 карата ($1,5 млн). Прежде чем украшения будут выставлены на торги в Нью-Йорке 1 декабря, их представят на экспозициях в Лос-Анджелесе, Женеве и Лондоне. Коллекция выдающаяся и редкая, так что аукцион, скорее всего, обещает быть громким. www.dailymail.co.uk

Один из самых заядлых экстремалов в мире – Аарон Фотерингем (Aaron Fotheringham) по прозвищу Wheelz. Даже инвалидная коляска не может остановить его. Недавно Аарон вновь доказал это, совершив в инвалидной коляске очередной рекордный прыжок на 15 метров, и таким образом попав на страницы Книги рекордов Гиннесса. Свой трюк он показал в Рио-деЖанейро на гигантской рампе, на которой обычно выступают скейтбордисты и роллеры. Несмотря на то, что передвигается Wheelz на инвалидной коляске, из года в год парень без устали придумывает и воплощает в жизнь свои невероятные трюки, поражающие воображение. www.neinvalid.ru

Прогрессивный бренд Четырехлетний мальчик с синдромом Дауна дебютировал как модель в рождественской телерекламе известной марки одежды Marks & Spencer. 50-секундный ролик с участием Себа Уайта, появившийся в эфире на прошлой неделе, войдет в историю, став первой на телевидении Великобритании рекламой крупных брендов с участием персонажей с задержкой развития. Мать Себа, Кэролайн, разместила его фотографию на страницу M&S в Facebook, подчеркнув, что отсутствие детей-инвалидов в рекламе – ненормально. Тогда-то мальчик и был замечен. Впоследствии малыша пригласили сниматься в фотосессии для рождественского каталога. Снимки оказались настолько удачными, что ему предложили участвовать и в телевизионной рекламе. Исполнительный директор по маркетингу M&S Стив Шарп

сказал: «Наше первоначальное участие в судьбе Себа было ответом на сообщение Кэролайн на странице в Facebook. Тем не менее, благодаря своему природному обаянию, он завоевал право сниматься и в нашей телерекламе». Решение Marks & Spencer получило высокую оценку благотворительной организации Mencap, занимающейся оказанием помощи душевнобольным и людям с задержкой развития. Представитель Mencap Эмма Харрисон отметила: «Мы очень рады. Себ очаровательный и привлекательный мальчик. Тот факт, что у него синдром Дауна и его увидят миллионы людей по телевизору и на плакатах в магазинах, поможет нам оспорить недоразумения и предубеждения, которые могут осложнить жизнь многих подобных детей». www.adindex.ru

Негрустный фестиваль В Костроме состоялся международный фестиваль интегрированного КВН «Открытый кубок России-2012», приуроченный к 860-летию города. Участие в нем приняла и минская команда «Батлейка». Тема фестиваля звучала так: «Давайте говорить друг другу комплименты!» Участниками юмористического мероприятия стали пять команд из России и Беларуси. В их составе – инвалиды третьей и второй групп с нарушением опорно-двигательного аппарата, ампутацией конечностей, детским церебральным параличом, слабовидящие, астматики. Жюри и полный зрительный зал тепло и с большим интересом восприняли представленное шоу. Команда «Батлейка» выступала под эгидой Белорусской лиги интегрированного КВН. В подготовке нашей сборной участвовали опытные квнщики. За яркое выступление «Батлейка» награждена дипломом, призами и подарками от областной и городской администрации. www.wmeste.by


3

открытая тема

Напрямую или транзитом? (Продолжение. Начало на стр. 1)

Ольга Скворцова, волонтер в детском онкоцентре: «Перечислять деньги на счет я бы не стала. Это как-то обезличенно получается, ощущение, что деньги уходят в никуда. Для меня важен личный контакт. В процессе общения с теми, кому помогаю, я начала чувствовать собственную полезность. Это не деятельность ради деятельности, в ней есть настоящий смысл. Видя, как «оттаивает» ребенок, когда кто-то разговаривает или играет с ним, отвлекает от боли, я понимаю, что мои душевные и физические силы потрачены не зря».

Передай другому Что делать тому, кто ограничен во времени, отдален в пространстве от реципиента помощи или не чувствует себя морально готовым выражать личное сочувствие? Если рассматривать опыт наших зарубежных соседей, то в большинстве стран благотворительностью занимаются фандрайзинговые организации или благотворительные фонды. Как правило, доверие к таким структурам редко ставится под сомнение, их репутация формируется годами, а деятельность прозрачна и подконтрольна. У нас ситуация выглядит несколько иначе. Отношение к профессиональным фандрайзерам не сформировано как таковое. Пока главным камнем преткновения остается общее недоверие и нежелание разбираться в технологиях работы подобных организаций, а также отсут-

Наталья Селезнева, мама, находящаяся в декретном отпуске: «Я очень впечатлилась историей одной мамочки, которая просила денег на операцию для своей дочки. И сама давала деньги, и знакомых агитировала. Потом оказалось, что операция не нужна, все медицинские документы поддельные, а мамаша на эти средства неплохо жила. Я не могу позволить иногда что-то лишнее детям купить, но так захотелось помочь. А тут мошенники и на машину себе собрали, и на квартиру. Так обидно стало… Теперь меня все эти слезы-сопли не трогают».

ствие закона о благотворительности, четко регулирующего отношения между жертвователями и получателями помощи. Кстати, дебаты о необходимости такого единого нормативного акта ведутся с 1998 г. С другой стороны, сами общественные благотворительные организации не всегда заботятся о том, чтобы информация об их деятельности была доступна. Подводит и техническая сторона вопроса: электронные платежные системы, используемые за рубежом, в Беларуси работают пока слабо. Как следствие, по результатам опросов, фондам доверяют только 2 % от общего числа населения. В итоге, для того чтобы душевный порыв вылился в конкретную благотворительную помощь, приходится приложить немало усилий: заполнить ворох бумаг, разыскать

Валерий Амабутов, предприниматель: «Против благотворительных фондов лично я ничего не имею, но, вы уж меня простите, не верю я в то, что они работают. Сама по себе благотворительность – здорово! Но зачем отдавать свои деньги в чужие руки, чтобы потом эти же руки сделали (а быть может, и не сделали – как я проверю?) добро нуждающимся людям, детям, которых я не знаю? Вот есть у вас, к примеру, несколько лишних тысяч рублей, они кому-то могут пригодиться. Верно? А где-то есть детский дом, или приют, или церковь, которая строится, или школа, где ремонт делали еще при царе Горохе. А если еще ближе – живет нищая старушка-соседка или пусть даже далекий родственник, который болеет, и денег ему не хватает на лекарство. Так почему бы не взять вам эти деньги, не пойти к ним и не спросить прямо, что нужно именно этим, вполне реальным, осязаемым и нуждающимся людям? Почему же надо нанимать специальных людей, которые сделают все за вас, от вашего имени и на ваши деньги?»

надежных партнеров, не испугаться внимания налоговых органов к источнику доходов и т. д. Такой путь чаще всего избирают компании, которые пришли к осознанию необходимости корпоративной благотворительной деятельности. Да, инструменты оказания благотворительной помощи пока несовершенны. Но ведь во всем остальном посредничество с профессионалами нас не смущает: мы лечимся в больнице, покупаем продукты в магазине, выбираем отдых в турагенстве, вкладываем деньги в банк. Собственно, то же самое происходит в сфере благотворительности. Между тем, кто созрел помогать, и тем, кто в этой помощи нуждается, объективно возникают посредники – благотворительные фонды и общественные организации.

Лилия Осипчик, директор ОДО «РАБОТА ДЛЯ ВАС» (издательский бизнес): «Наша компания давно занимается благотворительной деятельностью. У нас нет какой-то конкретной специализации. Помогаем по возможности всем. Но раньше приходилось самим искать тех, кому нужна помощь. В основном, в интернете. Других источников у нас пока особо и нет… Но это в любом случае не очень удобно: нужно не только найти информацию, но еще и проверить ее. Все-таки хочется, чтобы помощь действительно доходила до адресата… В этом плане сотрудничество с фондами значительно облегчает задачу. Собрать необходимые сведения, проверить их, подготовить документы – все это мы теперь доверяем профессионалам. Они говорят, кому нужна помощь, – мы ее оказываем. Ну и еще один немаловажный фактор. Все подтверждающие документы, отчетность тоже готовят сами фонды. Для бухгалтерии любой организации это существенный плюс в пользу работы с ними».


4

такая жизнь

Хрусталь – красивый, но совсем непрочный материал. Именно он дал название редкому заболеванию, при котором кости человека становятся настолько хрупкими, что любое неосторожное движение может сломать их. «Хрустальной болезнью» в просторечии называют несовершенный остеогенез. Такой диагноз поставили врачи Вадиму Поплавскому.

«Хрустальный» мальчик «Хрустальная болезнь» – это генетическое заболевание, встречающееся крайне редко. Причины его возникновения в человеческом организме до конца не изучены. Множество переломов, по пять-шесть в год, неправильно сросшиеся кости и постоянный страх падения… «В какой-то момент, – говорит Татьяна, мама Вадима, – я вдруг стала бояться подходить к сыну, брать его за руку. Мне казалось, что я сама причиняю ему боль. Вы не представляете, как это трудно». Вадим мог только немного ходить с поддержкой у опоры – родители соорудили для него в коридоре невысокие перильца вдоль стены. Все остальное время мальчик ползал. И, конечно же, ему очень не хватало общения со сверстниками. Мама и папа пытались дать Вадиму возможность играть с другими детьми. Но однажды это закончилось плачевно: соседская девочка в азарте игры нечаянно ударила ребенка по ноге. И снова хруст маленьких косточек, боль и полные ужаса глаза: «Мамочка! За что?» Но тем не менее болезнь не испортила его характер. Все родные мальчика говорят, что буквально купаются в бесконечно теплом обаянии и неуемной энергии Вадима. Он старается везде успеть: разгладить хмурые морщинки возле маминых глаз, обо всем расспросить бабушку, наиграть на электронном пианино дедушке несколько тактов любимой мелодии, а дождавшись папу с работы, наконец, повиснуть у него на

шее и не отпускать долго-долго. Вадим, как и всякий семилетний мальчишка, очень подвижен. Поэтому переломы случались все чаще, становились сложнее. Их последствия для детей с несовершенным остеогенезом – это деформация суставов и постепенная атрофия мышц. Фиксировать поврежденные кости гипсом на продолжительное время нельзя, из-за чего они часто срастаются неправильно. У Вадима в конечном итоге кости одной ноги образовали почти прямой угол. А потом мальчик и вовсе оказался в инвалидном кресле. Как сказали врачи, навсегда… Разве могли родители Вадима смириться с такими страданиями сына и врачебным приговором? И хотя моральные силы семьи были почти на пределе, неустанные поиски адекватных методов лечения привели Поплавских в одну из польских клиник, в которой для пациентов с подобным диагнозом назначают длительные курсы инъекций кальцийсодержащими препаратами. К сожалению, это не позволяет устранить болезнь полностью, но делает кости гораздо прочнее, позволяя сократить число переломов до минимума. С помощью благотворительного фонда «Шанс» были собраны средства, позволившие начать необходимое лечение. Кроме того, Вадим перенес необычную операцию: в каждую ногу вживили телескопическую конструкцию, которая фиксирует кости в правильном положении и позволяет ра-

сти им так, как нужно (сама конструкция за определенное время удлиняется без дополнительных хирургических вмешательств). Татьяна не сразу поверила своим глазам, когда однажды утром вдруг увидела сына, стоящим на пороге ее комнаты. А Вадим просто хотел спросить о том, что мама будет готовить на завтрак, и как-то неожиданно для себя после трех долгих лет, проведенных в инвалидном кресле, сделал несколько уверенных шагов. Эти минуты мама запомнила навсегда: «Сколько смешанных чувств тогда разрывало мне душу. С одной стороны, страх – как же он идет без меня! С другой – счастье от того, что все-таки сын сделал эти долгожданные шаги. Поймала себя на мысли, что меня постоянно удивляет и восхищает жизнестойкость Вадима: несмотря на внешнюю хрупкость, в нем есть очень прочный внутренний стержень. Я, взрослый человек, до сих пор учусь у своего ребенка, мне всегда хочется равняться на его способность быть сильным». В этом году Вадим пошел в первый класс общеобразовательной школы. И хотя мама пока сопровождает его повсюду, мальчишка каждый новый день стремится сделать самостоятельно на несколько шагов больше, чем вчера. Теперь Вадим ходит сам. «Хрустальная болезнь» оказалась слишком беззащитной против твердости его характера, крепости веры и невероятного жизненного оптимизма. В каждом родительском жесте еще долго будет сквозить тень постоянной тревоги за сына, желание оградить его от возможных опасностей. Но Поплавские начинают потихоньку осознавать: их жизнь изменилась, настало счастливое время, когда можно просто крепко обнять своего сына, не боясь причинить ему боль. А про Вадима сейчас и не скажешь, что он «хрустальный» мальчик, хотя в нем по-прежнему много света и переливов яркой радости. Как в лучике хрусталя. Татьяна Жаховская


5

например

Если бизнес-гиганты занимаются благотворительностью – значит, это кому-нибудь нужно? Значит, кто-то хочет, чтобы они это делали? Значит, это необходимо, чтобы они стали отличным примером для других? Директор ООО «Новый город» группы компаний «АРМТЕК» Денис Мороз уверен в том, что хороший пример заразителен.

Денис Мороз: «Для

благотворительности нужны удобные механизмы» Коротко: Денис Викторович Мороз окончил Военную Академию РБ в 2001 г. В разные годы работал генеральным директором компании «Мидвест», директором Минского завода виноградных вин. Эксперт в области IT, продаж, маркетинга. С 2012 г. – директор ГК «Армтек», созданной в 1994 г. Основное направление деятельности компании – торговля автозапчастями для легковых и грузовых автомобилей иностранного производства на территории России и Беларуси. Лидер рынка. – Вы руководите компанией относительно недавно. Благотворительность – это традиция, существовавшая здесь и ранее, или ее сюда «принесли» Вы? – «Армтек» – это группа компаний, ее деятельность распространяется на Россию и Беларусь. И благотворительность – жизненная позиция наших учредителей. Позиция достаточно твердая и подлежит обязательной трансляции всем сотрудникам компании, по всей вертикали. Это неотъемлемая часть корпоративной культуры. Наша благотворительная деятельность – показатель социальной ответственности бизнеса. И мне кажется, что все в «Армтек» устроено абсолютно правильно. Если какое-то правило исходит от родителей системы, то оно органично в систему и вписывается. Благотворительность либо есть, либо ее нет. Последним мероприятием был благотворительный фестиваль «Белые ночи Армтек» для тех детей, которым мы оказали помощь. Очень важно видеть результат своей помощи. – То есть обратная связь для Вас обязательна? – Да, нужно ведь не просто создавать философию на тему «мы хотим помогать», но еще и делать так, чтобы обязательно была обратная связь. И помощь должна быть адресной. Человеку надо понимать, куда конкретно идут деньги, которые он регулярно жертвует из своего кармана. Видимый результат всегда подогревает желание творить добрые дела и дальше.

– То есть благотворительность в компании – это не только отчисления из бюджета? В нее вовлечены все сотрудники? – Естественно, в бюджете на год заложены конкретные суммы, которые мы каждый квартал перечисляем в определенный благотворительный фонд. Но ведь нам регулярно поступают дополнительные просьбы о помощи. Вот тогда мы организуем акции по сбору средств среди сотрудников. Это один из наших принципов – вовлечение. И он очень здорово работает. В большинстве людей потребность помогать заложена от природы. Но наша жизнь очень динамична. Человек и успевает-то лишь сбегать на работу, поесть, лечь поспать… Заниматься какими-то вещами, которые с их точки зрения напрямую не влияют на повседневную жизнь, просто некогда. Это касается и благотворительности. И поэтому ею занимаются либо от случая к случаю, либо по «звоночку», например, при виде бабушки на паперти. А когда на предприятии, где человек ежедневно трудится, создана удобная система помощи без отрыва от работы, это становится частью жизни, нормой. Можно спокойно и удобно вносить посильный вклад. Нажал кнопку, обозначил сумму, которую готов пожертвовать, и все. Эффективно и просто. Люди это ценят. – Что значит «нажал кнопку»? – Ну, это условно. На внутреннем интернет-ресурсе компании есть специальный раздел, посредством которого мы оповещаем наших сотрудников о планируемых благотворительных мероприятиях или акциях. Чтобы принять участие в них, достаточно зарегистрироваться, обозначить свое согласие, нажав ту самую «кнопку», указать по желанию определенный денежный вклад. Сумму определяет сам сотрудник , так же как и вид платежа: наличными деньгами или удержанием из зарплаты. На все это человек тратит не более двадцати секунд. После каждого мероприятия на нашем сайте обязательно публикуется отчет с итогами и суммой собранных средств. И еще – отзыв, благодарность от ребенка или его родителей. Это и есть удобный и прозрачный механизм.

– У вас есть «специализация» в благотворительности? – Да, и это четко прописано в политике компании. Мы помогаем только детям и только с определенным типом болезней. Нам важно, чтобы обязательно был результат. Мы долго обсуждали эту тему, спорили, непросто приходили к этому решению… Но сейчас от своей позиции не отступаем. – А Ваши сотрудники тоже могут рассчитывать на помощь со стороны компании? – Когда человек внутри коллектива занимается благотворительностью и видит, что компания это поддерживает и поощряет, он на подсознательном уровне понимает, что в случае беды ему тоже всегда придут на помощь. Если мы помогаем «сторонним» людям, то, конечно же, поддержим и своих. Это сильно мотивирует. У нас были случаи, когда мы оперативно помогали своим сотрудникам. Один из них вообще выдающийся. На лечение больного ребенка нашего коллеги внутри компании (по Беларуси и России) было собрано


например

порядка 35 тыс. евро за три часа! Мы видим, как люди гордятся тем, что работают не только в современной, но еще и в «правильной» компании. – Вам есть с чем сравнивать – вы не впервые на руководящей должности… Как оцениваете уровень социальной ответственности бизнеса в нашей стране? – Проблема в том, что на белорусском рынке отсутствуют сильные воздействия, призывы заниматься благотворительностью. А наши бизнесмены ввиду различных причин имеют много сложностей, у них просто нет времени и возможностей задуматься еще над чем-то, кроме основных дел. Благотворительность должна развиваться по принципу социального обмена: услуга за услугу. Во всем мире среди благотворительных фондов и организаций принято проводить различные приемы для важных персон, «звезд», руководителей бизнеса. С целью сразу убить двух зайцев: собрать деньги и привлечь новых доноров. Люди на таких мероприятиях общаются в своем кругу, видят пример других. Это очень стимулирует. В ответ на приглашение и возможность пообщаться с интересными людьми бизнесмен вполне может принять решение помогать конкретному фонду или кому-то еще. У нас такой системы пока нет. И принцип, естественно, не работает. А он важен. Приведу пример из книги про Ходжу Насреддина. Когда тонул ростовщик, его все пытались спасать и кричали: «Давай руку, давай руку!» Подошел Ходжа Насреддин и объяснил, что кричать нужно совсем по-другому: «На руку, на руку!» И ростовщик сразу схватился за одну из протянутых

6

ему рук, его быстро вытащили. Люди не хотят отдавать сразу. Только в ответ на то, что ему уже дали. Этот и есть принцип социального обмена. Он как раз чаще всего и двигает людьми. В том числе в вопросах благотворительности. – А Вы сами вне работы как-то помогаете окружающим? – Бывают моменты, когда ко мне подходят на улице и просят о помощи. Скажу честно: ловлю всегда себя на мысли, что сомневаюсь в честности этих людей. Постоянно задумываюсь, действительно ли они нуждаются в этой помощи. Зато я всегда помогаю тем, кто продает что-то свое – связанное, выращенное… Не важно, нужно мне это или нет, я обязательно куплю. Потому что понимаю: человек вложил в это душу, и ему важно, чтобы его труд принес пользу, а не просто деньги. Тогда его это точно не обидит. И он не просто просит, а зарабатывает тем, чем может. – Тема благотворительности затрагивается в кругу Ваших знакомых, друзей, близких? – Иногда мы обсуждаем ее. Но замечу, что практически всегда тему поднимаю я. Правда, меня это не очень удивляет. Много информации просто проходит мимо людей. Недавно говорили на такую тему. Один из моих собеседников удивился: «Так а кому помогать? Некому ж». «Как некому?! – говорю. – Каждый день по телевизору в рекламных блоках идет информация о том, кому нужна помощь». Оказывается, люди не замечают этого либо не верят, потому что в данный момент просто не расположены к помощи. Человек так устроен, он проблем себе

не ищет. Есть готовые удобные механизмы – готов. Нет – будет отсиживаться. Но в целом я еще не встречал людей, которые сказали бы, что не хотят никому помогать. Хотят все. Не все делают. А еще есть часть людей, которые вообще боятся, что, начни они заниматься благотворительностью, и на них будут смотреть как-то странно… Мол, жена еще скажет: «Почему это ты деньги на благотворительность отдал, вместо того, чтоб ребенку новые туфли купить?» – А у Вас в семье такое возможно? – Нет. Я занимаюсь благотворительностью не от случая к случаю, а регулярно. И на работе, и вне стен офиса. Для моей семьи это давно норма. Недавно в школе у сына собирали вещи для ребят из детского дома. Мы думали, он вынесет весь свой шкаф… Готов был отдать последнее. Мне кажется, что это правильно. Шестилетняя дочка тоже всегда предлагает помочь тому, кто в этой помощи, на ее взгляд, нуждается. Я вообще считаю, что нельзя растить инфантильных детей, которые не способны понимать ту часть общества, от которой их ограждают «заботливые» родители. Такой подход только вредит детям, ведет к психологическим проблемам и асоциализации. Мы живем в социуме и должны принимать его законы. И поэтому детям нужно показывать все, что существует в обществе: и хорошее, и плохое. – Нужно ли говорить о благотворительности вслух тем, кто ею занимается? – Бизнесу – однозначно да! Не только нужно, но и жизненно необходимо. Чем больше будет в Беларуси компаний, которые занимаются благотворительностью и говорят об этом вслух, тем больше людей будет понимать, что они в меньшинстве, раз еще не причастны к такому великому делу… Особенно действенно, когда об этом говорят бизнес-гиганты. Люди начинают верить и понимать: раз сильные мира сего приняли это решение, то оно действительно правильное.

Благотворительный фестиваль «Белые ночи Армтек»

Юлия Мудревская


7

давнее

Современники о ней говорили так: «Большой человек – настоящая Марфа Посадница!» Художник, музыкант, ученый, историк, меценат, общественный деятель, коллекционер… Даже это далеко не полный перечень жизненных увлечений Марии Клавдиевны Тенишевой, женщины уникальной во всех отношениях.

Мечта княгини Тенишевой

В поисках себя Княгине М.К. Тенишевой выпало жить в сложный и во многом трагический период русской истории. Как будто рожденная не в свое время, она задумывала и осуществляла то, что часто превосходило понимание окружающих ее людей. Судьба дала ей имя и состояние, но она никогда не умела копить и преумножать, легко расставаясь с деньгами ради любого, ценного на ее взгляд, предприятия: будь то помощь людям искусства, вклад в образование, забота о рабочих на заводе мужа или крестьянах в ее имении. О детстве княгини известно мало. Сама Мария Клавдиевна не любила вспоминать ни детства, ни юности, переполненных смятением, одиночеством, поиском опоры и смысла жизни. До сих пор даже не ясен год ее рождения. В различных источниках указывают просто «20 мая 1862–64 гг.». Маша была внебрачным ребенком, отца своего не знала, а от матери получала мало тепла и внимания. В 1869 г. девочку отдали в гимназию. Русская история и естественные науки стали любимыми ее предметами, а учительница пения восхищалась прекрасным голосом девочки. Когда Марии исполнилось 16 лет, молодой юрист Николаев сделал ей предложение. Мысль о том, что замужество даст свободу, принесет перемены в жизнь, подтолкнула дать согласие. Ранний брак, рождение

дочери… Разочарование наступило очень скоро. Николаев оказался человеком слабым, бесхарактерным, к тому же игроком. Наступила очередная полоса отчаяния и смятения. Но не в ее характере было смириться с такой долей. Тайком пройдя прослушивание у солиста Мариинского театра И.П. Прянишникова и получив рекомендацию ехать учиться в оперную студию Маркези в Париже, Мария в тот же день заявила родственникам, что уезжает за границу. Никакие уговоры уже не могли ее остановить. Девушка обладала редкими вокальными данными, и в студии ею серьезно заинтересовались. Годы спустя П.И. Чайковский будет восхищаться голосом Марии, в музыкальный салон Тенишевых в Петербурге начнут съезжаться известные люди, чтобы услышать пение хозяйки, а газеты станут писать о редких и ярких выступлениях артистки. Но еще в самом начале пути она определила, что театр, сцена – это не ее судьба. Отклонялись даже предложения выступать в Барселоне, Мадриде, итальянской опере. Проявляя способности и в изобразительном искусстве, Мария Клавдиевна брала уроки у известного графика Ж.Г. Виктора, позже посещала классы барона Штиглица. Глубоко изучала историю искусств, часы проводила за книгами и в музеях. Тысяча возможностей открывается перед ней, но все чаще и чаще она задается вопросом, в чем ее истинное предназначение: «Что надо? Я еще не знаю… Я считаю, что ничего еще в жизни не сделала. До боли хочется в чем-то проявить себя, посвятить себя всю какому-нибудь благородному человеческому делу». Образование – крестьянам А пока – возвращение в Россию, безденежье, двусмысленное положение в обществе, давление бывшего мужа. В критический момент жизни Марию Клавдиевну разыскивает подруга детства Екатерина Константиновна Святополк-Четвертинская (Киту), которая сыграет очень большую роль ее в судьбе. Она останется с Тенишевой рядом до конца, помогая выжить в тяжелый период и разделив призвание. В это время М.К. Тенишева впервые попадает в Талашкино, имение Святополк-Четвертинской в 18 километрах от Смоленска. Здесь в 1887 г. они вместе решают открыть школу для крестьянских детей. Ходят по избам, уговаривают мужиков отдать ребят в учение, объясняя, что учить их будут не только грамоте, но и сельскому хозяйству.

Первая талашкинская школа просуществовала недолго. Подобное предприятие требовало много вложений, а главное, много душевных сил. Но Мария Клавдиевна начинает серьезно интересоваться вопросами педагогики. Наблюдая за тем, как в России поставлено образование, она с сожалением констатирует формальные и во многом губительные для ребенка устои современной школы. Особенно плохо обстояли дела в сельской местности. Помещики требовали непосильной работы от малых детей. К тому же сельских школ не хватало, и крестьянский ребенок, как правило, был обречен на невежество и безграмотность. Эти и другие проблемы российской действительности все сильнее волнуют сердце Марии Клавдиевны. Неграмотность крестьян – лишь вершина айсберга. Они живут в темноте и убожестве. Само устройство русской деревни, способ ведения сельского хозяйства требуют коренных преобразований. И княгиня приходит к пониманию основных направлений своей будущей деятельности. На реализацию задуманного не хватает лишь средств. Достойную жизнь – рабочим В это время жизнь сводит Марию Клавдиевну с князем Вячеславом Николаевичем Тенишевым, человеком неординарным, немало сделавшим для российской промышленности и науки. Князь занимается строительством российских железных дорог, в Петербурге вкладывает средства в возведение первого в России завода автомобилей, владеет многими предприятиями, имеет репутацию превосходного знатока коммерческого дела, за что и прозван Русским американцем. Помимо прочего, князь прекрасно разбирался в музыке, играл на виолончели, все свободное время посвящал науке и образованию. Брак Марии Клавдиевны и Вячеслава Николаевича не был простым и безоблачным. Оба оказались сильными, независимыми натурами, во многом похожими и в то же время очень разными, с уже сложившимися принципами и взглядами на жизнь. Ей недостаточно было, чтобы ее любили только как женщину, она всегда хотела, чтобы в ней видели личность, считались с ее мнением и принципами. Но новое положение дает княгине возможность распоряжаться определенными средствами. (Продолжение на стр. 10)


8

волонтеры

Тамара Лисицкая – персона, как сейчас принято говорить, медийная. Телевидение, радио, кино, книги – далеко не полный список ее интересов. А еще благотворительность. Однажды откликнувшись на предложение съездить в качестве волонтера в детский онкоцентр, она поняла, что теперь это самое важное и нужное дело ее жизни.

Тамара Лисицкая:

«Уже не могу без своих дружочков…» – У Вашей волонтерской деятельности есть какие-то «корни»? – Мое первое яркое воспоминание из детства – это то, как мама после работы бежала дежурить в больницу. Она ходила туда, чтобы присматривать за чужой трехлетней девочкой, которая, случайно глотнув уксуса, серьезно обожгла горло. Малышку доставили в клинику из другого города, поэтому лежала она одна. В то время вообще не принято было, чтобы дети с родителями в больнице лежали. Мама услышала о ней от знакомых и сама взялась опекать. Не потому, что заняться ей нечем, – дел как раз хватало. Она не могла по-другому. Я тогда даже не задумывалась, правильно ли мама поступает. Просто это было нормой. Вот с этой нормой (а не отклонением, надеюсь) я и выросла… – Вы выросли и?.. – Однажды я читала лекцию студентам журфака. Это было в 2006 г. После занятий ко мне подошла девушка и рассказала о своей маме, которая работала в детском онкоцентре. Она предложила поехать туда в качестве волонтера. Я согласилась сразу, даже не задумываясь. – Большинство людей боятся даже слова «онкоцентр»… Неужели Вас совсем ничего не смутило? – Да нет… Я в некотором роде уже была подготовлена. Многого насмотрелась в свое время: еще в восьмом классе, проходя учебную практику в хирургическом центре, подавала на операциях ножницы и щипцы. Да и в журналистской практике часто приходилось сталкиваться с подобными темами. Писала о малышах с особенностями психического развития, снимала сюжеты о детках с инвалидностью. Я всегда старалась относиться к этому только как к работе. Не в том смысле, что «сделал дело – получил гонорар – никаких эмоций». Я вообще «плохо воспитана» и не умею работать лишь за деньги… Но мне важно, чтобы работа приносила реальный результат. И еще получать удовольствие от качества этой работы. А себя в этом процессе я воспринимаю не как эмоциональный объект, а исключительно

как инструмент, который должен быть эффективным. Рефлексии могут просто остановить процесс. – Значит, именно с той поездки все и началось? – Да, первое посещение детского онкологического диспансера стало, пожалуй, отправной точкой. И как-то закрутилось, понеслось. Остановиться уже не могу. За эти годы у меня появилось много единомышленников. Кто-то пришел и остался, кто- то периодически берет паузы, кто-то не выдерживает и уходит. Но у меня не возникает мыслей упрекнуть любого человека в слабости или малодушии. Даже разовая помощь больным детям – это подвиг. Анализировать, строить догадки, а уж тем более осуждать, – нет у меня на это ни права, ни времени, ни желания. – Постоянных волонтеров много? – Немного. Некоторые уже после первого посещения детского онкодиспансера или хосписа отказываются от дальнейшего сотрудничества. Но влезть в душу каждому и разобраться, почему их не хватает надолго,

я не пытаюсь. Люди боятся боли, ответственности, возможных потерь… Но это тоже вполне нормально. Главное, что приходят. И пусть единственный раз, но они уже совершают благородный поступок. Вот это важно. Лучше один раз, чем ни разу, поверьте. – Как думаете, что движет людьми, когда они откликаются на просьбы о помощи? – На каждую мою очередную просьбу всегда откликается огромное количество людей. И на этом спонтанном отклике как раз и построена вся моя активность. Конечно, я не исключаю, что многие идут «на имя». Но это тоже меня мало волнует. Главное, что отзываются, приходят, стараются, чтобы чьято жизнь стала хоть чуточку лучше. А причины, которые толкают их на это, совсем не имеют значения. Важен результат. – А коллеги по цеху? Легко ли они откликаются на предложения принять участие в благотворительных концертах? – Всегда и с большой охотой. Несмотря на постоянное муссирование темы пиара, не только выступают на концертах, но


9

волонтеры

Из автобиографии Томы Лисицкой «Родилась 2 января в Минске. Была угрюмым ребенком, малообщительным, суровым. В школе все десять лет ходила в аутсайдерах, абсолютно не умея вписаться в высшее общество. Носила очки, косы, была категорически не модной. Анамнез отягощался еще и тем, что я работала на телевидении. Иногда меня забирали на съемки прямо с уроков. Одноклассников это, конечно, раздражало. В седьмом классе к телевидению добавилось радио. К моменту официального выбора профессии уже все было понятно. В 1990 г. поступила на журфак. Это было шикарное время. Мы оголтело творили в универе – выпускали газеты, рисовали, писали друг другу эссе, цитировали Хармса и спорили, что лучше подарить другу на День рождения – альбом Рериха или пластинку Кейт Буш?» Более подробно и «со вкусом» – на toma.by Достижения Мама троих детей. Романы «Идиотки», «12» и «Тихий центр». Телепрограммы «Foxy music» и «12, или на ночь глядя». Радиопрограммы «Пэри» и «Извращенцы». NETradio. Одна из «50 самых красивых и успешных» (2006), победитель проекта «Две звезды-2» (2007, в паре с Петром Елфимовым), «PR-персона-2007», лауреат профессиональной радиопремии Попова (2009). Тамара мало говорит о благотворительности. Но много делает… и приходят в палаты к больным детям, поют вместе с ними, играют на гитаре и просто болтают о жизни, не афишируя своих действий. И таких артистов на нашей эстраде очень много. Петр Елфимов, «Да Винчи», Иван Вабищевич (дядя Ваня), Лариса Грибалева, J:MOPC, Настя Тиханович, Илья Митько… Этот список можно продолжать долго. Благотворительность и PR совпадают в одном – они нужны друг другу. И я настаиваю на том, что о помощи нужно говорить вслух. Это такая же рекламная кампания по изменению сознания и привлечению внимания к проблемам конкретных организаций или людей. Здесь нужны информационные потоки, ротации адресов, телефонов, благотворительных счетов. Имиджевая реклама доброты, если хотите. Продвижение сострадания. Это не зазорно, не стыдно и не бездушно. Нельзя молчать, когда кому-то плохо. – Бизнес наш как-то поддерживает Ваши начинания? – Радует, что благотворительность становится нормой для отечественного бизнеса. Это тоже большой прорыв. Коммерческие предприятия делают огромное дело, поддерживая благотворительные проекты и акции. Некоторые уже помогают годами, считая это своей доброй традицией. Например: компания EPAM Systems, торговая марка «Долина злаков», компания «Телефорс» с детскими игрушками «Вуди». Их руководство и сотрудники всегда откликаются на наши просьбы о помощи, принимают активное участие во многих концертах и акциях. – Куда наведываетесь чаще всего? – В детский онкоцентр в Боровлянах, в Белорусскую ассоциацию помощи детяминвалидам и молодым инвалидам (БелАПДИ и МИ). Организовываем концерты, акции, по возможности ездим к деткам с подарками. Уже не представляю, как пропустить какойто праздник, не приехать навестить своих дружочков.

– Значит, все-таки привязываетесь? А говорите «рефлексии мешают»… – Полностью отключить эмоции не получается. Периодически привязываюсь к маленьким пациентам. Никуда от этого не деться. Мы созваниваемся с ребятами, их родителями, переписываемся в соцсетях, встречаемся регулярно. Скоро пойду на свадьбу одного моего доброго приятеля, бывшего пациента онкоцентра. Я отношусь к ним, как к обычным детям, которые живут нормальной жизнью. Они ведь тоже вырастают и женятся, создают свои семьи и рисуют планы на будущее. Их не надо слезно, отчаянно жалеть, они не жертвы. Они борцы, им такая сила дана… Просто в какой-то период им бывает плохо и больно. Они нереально выносливы и сильны, справляются с любыми испытаниями. Но помощь и поддержка им очень нужны. – А Ваша семья знает, где мама и жена так часто пропадает? – Они уже знакомы с тем, что я делаю. И лишних вопросов пока не задают. Я абсолютно спокойно беру детей с собой на благотворительные концерты и мероприятия. Мы както путешествовали всей семьей, и в одном из европейских городов дочка, отметив большое количество людей в инвалидных колясках, сказала: «Мама, какой же это больной город!» А я ей: «Этот город как раз здоровый, потому что люди с инвалидностью совершенно спокойно перемещаются по улицам». А инвалидов везде много, просто у нас они заперты на пятых этажах хрущевок, лишены доступа к соцсетям из-за отсутствия денег, вот и складывается ощущение, что их нет. Но они есть. Более того, никто не застрахован от несчастья, как говорится, от судьбы не уйдешь. Надо быть вменяемыми, реалистичными людьми с сердцем и чувством долга. Я рада, что мои дети растут людьми новой формации. Они не смотрят на человека без ног, как на чудовище. Не показывают пальцем на ребенка с синдромом Дауна. Не делают вид, что их не касается чужая беда.

И муж со мной всегда заодно. Если есть возможность, обязательно помогает. – Помимо сил и времени, волонтерство предполагает и материальные затраты… Этот вопрос для вас актуален? – Большинство людей ошибочно считают, что благотворительность – исключительно удел богатых… Однажды знакомый волонтер в отчаянии заявил мне, что больше не может заниматься благотворительной деятельностью. Он говорил, что устал постоянно отдавать, что не в силах находиться в состоянии «бесконечности». Ему нужно знать, что где-то есть предел, после которого наступит мир на всей земле. Осознав, что конца не существует, решил взять паузу. Лично у меня с этим все давно решено. Если без подробностей, то просто я регулярно определенную часть бюджета, сил и времени отдаю на благотворительность. Всегда. Хотите – считайте это работой. А сумма может быть любая, даже самая незначительная. Но если несколько тысяч людей будут спокойно и ответственно передавать какую-то маленькую копеечку на конкретный адрес, это станет огромной помощью, понимаете? Можно выбрать одного ребенка и помогать ему по чуть-чуть до тех пор, пока не почувствуете, что выполнили свой долг. Можно каждый раз делиться рублем с новым нуждающимся. Можно один раз, можно годами – любая форма адресной, осознанной помощи хороша. В определенном смысле это и форма собственной социальной страховки… Только на неравнодушных людей может рассчитывать человек. Только люди могут друг другу помочь. – Как удается все успевать? – Никак. Я ничего не успеваю. И когда успокаиваешься и перестаешь переживать, что не всесилен, а просто каждый день делаешь что-то по чуть-чуть, тогда как раз и начинается движение вперед. Юлия Мудревская

С мужем Глебом Морозовым


10

давнее

Мечта княгини Тенишевой (Продолжение. Начало на стр. 7)

Поистине «боевым крещением» стал для нее Бежицк, небольшой городок под Брянском, где они c мужем прожили четыре года. Он руководил здесь рельсопрокатным заводом. Тенишева вспоминала: «Понемногу передо мной развернулась целая картина истинного положения рабочих на заводе. Я открыла, что кроме заевшихся матрон и упитанных равнодушных деятелей в городе жили еще люди маленькие, пришибленные, опаленные огнем литейных печей, оглушенные нескончаемыми ударами молота, по праву, может быть, озлобленные, огрубелые, но все же трогательные, заслуживающие хоть немного внимания и заботы об их нуждах. Ведь это тоже были люди. Кто же, как не они, дали этим деятелям, да и мне с мужем, благополучие?..» М.К. Тенишева становится попечителем единственной в Бежицке школы, затем на собственные средства основывает в городе и окрестных селах еще несколько школ и ремесленное училище для подростков. В Бежицке Тенишева начинает борьбу против использования на заводе детского труда. Вскоре на работу перестали принимать мальчиков младше 17 лет. Учреждается ею и благотворительное общество для оказания помощи сиротам и вдовам. Мария Клавдиевна идет дальше, организовывая народную столовую с качественными обедами за умеренную плату. Кроме того, добивается, чтобы семьям рабочих выдали во временное пользование пустующие земли, благодаря чему начинается их расселение из тесных и душных бараков. Теперь рабочие семьи живут в собственных домиках и ведут приусадебное хозяйство. Организует Тенишева и досуг – открывает в Бежицке театр. Рабочие горячо любили княгиню, знали, у кого искать защиту и покровительство. Резко сократилась «текучка» на заводе, повысилась производительность труда, за бежицким заводом надолго закрепилась репутация самого благополучного предприятия в округе. Новые ориентиры Когда В.Н. Тенишев выходит из правления брянскими заводами, семья уезжает в Санкт-Петербург. Там Мария Клавдиевна устраивает музыкальный салон, создает мастерскую для серьезных занятий живописью, является одной из основательниц журнала «Мир искусства». Тенишева становится известной в столичных кругах певицей, большой поклонницей искусства, покровительницей молодых художников. Но душа ее рвется к другому. Ей хочется реализовать свою мечту о помощи крестьянам. Когда в 1893 г. Тенишевы приобретают имение Талашкино, княгиня ставит перед собой поистине грандиозную задачу: изме-

Имение в Талашкино нить образ жизни крестьянина, научить его по-новому относиться к себе и к земле. В 1894 г. она покупает еще и хутор Фленово близ Талашкино, где решает создать сельскохозяйственную школу нового типа с образцовым учебным хозяйством. Чего только ни придумывает Мария Клавдиевна, чтобы дать крестьянам и помещикам новые ориентиры. Теоретические знания в школе плотно соединяются с практикой. На территории разбивается фруктовый сад, заготавливаются семена и рассада, создается образцовая пасека и даже основывается метеорологическая станция. Но самым дорогим детищем княгини стала школа для деревенских ребят. В сентябре 1895 г. новое школьное здание со светлыми классами, общежитием, столовой, кухней распахнуло свои двери. Желающих оказалось очень много. Преимущество при поступлении в школу отдавали сиротам, которых Тенишева брала на полное обеспечение. Огромное внимание уделялось подбору учителей, которые должны были не только хорошо знать предмет, но и стать наставниками и друзьями для детей. Приезжавшие во фленовскую школу дивились чистоте и уюту, а главное – целостной, во многом уникальной программе воспитания. Ребенок не просто получал знания, все было направлено на облагораживание его души, развитие скрытых дарований и талантов. Слабых учеников из школы не отчисляли, а старались научить какому-нибудь полезному делу. Талантливых ребят Тенишева на свои средства отправляла учиться дальше. Отъезды в Петербург и за границу не мешали княгине заботиться о школе и никогда не отрывали ее от дела, которое она считала важным, даже святым. Один из журналистов, современник Тенишевой, с удивлением напишет: «Великосветская женщина, выезд которой считался первым в Булонском лесу, и у которой в Париже

садились за стол до двухсот человек, идет по первому зову в школу к мальчику, у которого разбились губы или пошла носом кровь…» «Храм», как называла сама княгиня свое детище, стал последним ее деянием в Талашкино. Сокровенная мечта сделать жизнь крестьян лучше разбилась о события, произошедшие в стране. «Пролетела буря, нежданная, страшная, стихийная... Затрещало, распалось созданное, жестокая, слепая сила уничтожила всю любовную деятельность... Школьных птенцов разнесла, мастеров разогнала», – писала Мария Клавдиевна о революции 1917 г., которая заставила ее эмигрировать во Францию. Последние десять лет жизни Тенишева провела вместе с дочерью от второго брака Лизой и все той же давней подругой Киту в небольшом имении «Вокрессон», которое друзья назвали «Малое Талашкино». Здесь, уже тяжело болея, в маленькой мастерской на авеню Дюкен Тенишева продолжает писать эмалью картины, зарабатывает на жизнь собственным трудом. Произведения княгини высоко ценились в Европе и разошлись по многим музеям и частным коллекциям. За десять эмигрантских лет женщины успели наладить обучение эмальерному искусству среди детей эмигрантов. Пережив горечь разочарований и утрат, Мария Тенишева напишет: «Я сказала себе, что храмы, музеи, памятники строятся не для современников, которые большей частью их не понимают. Они строятся для будущих поколений, для их развития и пользы. Нужно отбросить личную вражду, обиды, вообще всякую личную точку зрения, все это сметется со смертью моих врагов и моей. Останется созданное на пользу и служению юношеству, следующим поколениям и Родине. Я ведь всегда любила ее, любила детей и работала для них как умела…» Татьяна Лычагина


11

частная история

Это был их долгожданный первенец. Отец присутствовал при родах. Увидев плечо младенца, не поверил своим глазам: у малыша нет руки. Борис Вуйчич понял, что надо сейчас же выйти из комнаты, пока жена не успела заметить, как он изменился в лице. Мужчина не мог до конца осознать случившегося. «Мой сын! У него нет руки?» – спросил молодой отец у доктора. «У мальчика нет ни рук, ни ног», – ответил врач. Медики отказались показать младенца матери. Медсестры плакали…

Ник Вуйчич: «Мне «Ты никто!» Николас Вуйчич появился на свет в австралийском Мельбурне в семье сербских эмигрантов. Мать – медсестра, отец – пастор. Весь приход причитал: «Почему Господь допустил такое?» Беременность протекала нормально, с наследственностью, казалось, все в порядке. В первое время молодая мама не могла заставить себя взять сына на руки, не осмеливалась кормить его грудью. «Я не представляла, как заберу ребенка домой, что с ним делать, как о нем заботиться, – вспоминает Душка Вуйчич. – Я не знала, к кому обращаться с моими вопросами. Даже доктора были в растерянности. Только через четыре месяца я стала приходить в себя. Мы с мужем начали решать проблемы, не заглядывая далеко вперед. Одну за другой». Оказалось, что у Ника сложное генетическое заболевание – синдром Тетра-Амелия, при котором у человека отсутствуют все четыре конечности. Правда, у мальчика было подобие стопы вместо левой ноги. Благодаря этому он научился ходить, плавать, кататься на скейте, играть на компьютере и писать. Родители добились, чтобы сына взяли в общеобразовательную школу. Ник стал первым ребенком-инвалидом в обычной австралийской школе. «Это значило, что учителя окружали меня излишним вниманием, – вспоминает Ник. – С другой стороны, хотя у меня и было два друга, чаще всего я слышал от сверстников: «Ник, уходи!», «Ник, ты ничего не умеешь!», «Мы не хотим с тобой дружить!», «Ты никто!» «Тяжелые» руки Каждый вечер Ник молился: «Бог, дай мне руки и ноги!» Он плакал и надеялся, что, проснувшись утром, обретет руки и ноги. Мама с папой купили сыну электронные руки, которые, однако, оказались слишком тяжелыми, и мальчик так и не научился ими пользоваться. По воскресеньям ребенок ходил на занятия в церковную школу. Там учили, что Господь всех любит. Но Ник не понимал, почему тогда Бог не дал ему того, что есть у других. Иногда взрослые подходили и подбадривали: «Ник, все у тебя будет хорошо!» Но он не верил. В восемь лет Николас решил покончить с собой, утопившись в ванне. «Я поворачивался лицом в воду, но удержаться было очень сложно. Ничего не получалось. За это время я представил картину своих похорон. Вот стоят мои па-

нужны мои испытания»

па и мама… И тут я понял, что не могу себя убить. Все, что я видел от родителей, – это любовь ко мне». Изменить сердце Больше Ник не пытался уйти из жизни. Но постоянно задумывался, зачем же ему жить. Он не сможет работать, не возьмет за руку свою невесту, не обнимет своего ребенка, когда тот заплачет. Однажды мама прочитала Нику статью о тяжелобольном человеке, который вдохновлял других жить. Она сказала: «Ник, ты Богу нужен. Я не знаю, для чего. Я не знаю, когда. Но ты сможешь Ему послужить». В пятнадцать лет Ник открыл Евангелие и прочитал притчу о слепом. Ученики спросили Христа, почему этот человек слеп. Хри-

стос ответил: «Чтобы на нем явились дела Божии». Ник говорит, что в этот момент он перестал злиться на Бога. «Тогда впервые осознал, что я не просто человек без рук и ног. Я – творение Божие. Бог знает, что и зачем Он делает. И не важно, что думают люди, – рассуждает Ник теперь. – Бог не отвечал на мои молитвы. Значит, Он больше хочет изменить мое сердце, чем обстоятельства моей жизни. Наверное, даже если бы вдруг у меня появились руки и ноги, это не успокоило бы меня так. Руки и ноги сами по себе». В девятнадцать лет Ник изучал финансовое планирование в университете. Однажды ему предложили выступить перед студентами. На речь отвели семь минут. Уже через три минуты девушки в зале плакали.


частная история

Одна из них, не прекращая рыданий, подняла руку и спросила: «Можно мне подняться на сцену и вас обнять?» Девушка подошла к Нику и стала плакать у него на плече. Она сказала: «Никто никогда не говорил мне, что любит меня, никто никогда не говорил мне, что я красивая такая, какая есть. Моя жизнь изменилась сегодня». Ник пришел домой и объявил родителям, что знает, чем хочет заниматься до конца своей жизни – ездить по миру и говорить с людьми. Сто попыток подняться Десять месяцев в году он находится в пути, два месяца – дома. Ник объездил больше двух десятков стран, его слышали около трех миллионов людей – в школах, домах престарелых, тюрьмах. Бывает, Ник говорит на стадионах-многотысячниках. Он выступает до 250 раз в год. В неделю получает порядка трех сотен предложений о новых выступлениях. Парень стал профессиональным оратором, христианским проповедником. Перед началом выступления товарищ выносит Ника на сцену и помогает ему устроиться на каком-то возвышении. Потом Ник рассказывает эпизоды из своих будней. О том, что люди по-прежнему пялятся на него на улицах. О том, что дети подбегают и спрашивают, что с ним случилось, а он хриплым голосом отвечает: «Все из-за сигарет!» А тем, кто помладше, говорит: «Я не убирал свою комнату». То, что у него на месте ноги, Ник называет «окорочок» и отбивает им модный ритм. После этого он откровенно произносит: «А если по-честному, иногда вы можете упасть вот так». Ник падает лицом на стол, на котором стоял секундой ранее. И продолжает: «В жизни случается, что вы падаете, и, кажется, подняться нет сил. Вы задумываетесь, есть ли у вас надеж-

да… У меня нет ни рук, ни ног! Попробуй я хоть сто раз подняться – у меня не получится. Но после очередного поражения я не оставляю надежды. Буду пробовать раз за разом. Я хочу, чтобы вы знали: неудача – это не конец. Главное то, как вы финишируете. Вы собираетесь финишировать сильными? Тогда найдите в себе силы подняться. Вот таким образом». Он опирается лбом о поверхность, потом помогает себе плечами и встает! Я никого не спасаю Иногда люди говорят Нику: «Нет-нет! Я не могу представить себя без рук и ног!» Но сравнить страдания невозможно, да и не нужно. «Что я могу сказать тому, чей близкий умирает от рака или чьи родители развелись? Я не пойму их боль, – продолжает Ник. – Однажды ко мне подошла двадцатилетняя женщина. Ее похитили в десятилетнем возрасте, превратили в рабыню и подвергали насилию. За это время она родила двоих детей, один из них умер. Сейчас у нее СПИД. Родители не хотят с общаться с беднягой. На что ей надеяться? Она сказала, что если бы не поверила в Бога, покончила бы с собой. Теперь девушка делится своей верой с другими больными СПИДом, и они могут ее услышать. В прошлом году я познакомился с родителями, которые воспитывают сына без рук и без ног. Врачи вынесли страшный приговор: «Он будет растением всю оставшуюся жизнь. Не сможет ходить, учиться, ничего не сможет». И вдруг они узнали обо мне и приехали лично. И у них появилась надежда. Каждому важно узнать, что он не одинок и что его любят. В этой жизни очень много боли, поэтому должна быть абсолютная Истина, абсолютная Надежда, которая выше всех обстоятельств. Моя надежда – на небесах. Если связываешь свое счастье с временными вещами, оно будет непостоянным. Я могу рассказать множество случаев, когда ко мне подходили подростки и рассказывали: «Сегодня я смотрел в зеркало, держа нож в руке. Это должен был быть последний день моей жизни. Ты спас меня». Женщина подошла ко мне однажды и призналась: «Сегодня второй день рождения моей дочери. Два года назад она послушала вас, и вы спасли ее жизнь». Но сам себя и я не могу спасти! То, что у меня есть, это не достижения Ника. В одиночку я бы не справился со своими испытаниями. И я благодарю Бога за то, что мой пример воодушевляет людей». Когда Ника спросили, что может его вдохновить, кроме веры и семьи, он ответил: «Улыбка друга. Как-то мне сообщили, что смертельно больной восемнадцатилетний парень хочет со мной пообщаться. Он был уже очень слаб и совсем не мог двигаться. Войдя в комнату, я увидел, что он улыбнулся. Это была драгоценная улыбка. Я сказал честно, что не знаю, как бы чувствовал себя на

12 его месте, что он мой герой. Мы виделись еще несколько раз. Я однажды поинтересовался: «Что бы ты хотел сказать всем людям?» Он переспросил: «Что ты имеешь в виду?» Я уточнил: «Вот если бы здесь была камера и каждый человек в мире мог тебя видеть, что бы ты сказал?» Он попросил время подумать. Последний раз мы разговаривали по телефону, парень уже был настолько слаб, что я не мог даже расслышать голос в трубке. Мы беседовали через его отца. Он произнес: «Я знаю, что бы я сказал всем людям. Постарайтесь стать вехой в истории чьей-то жизни. Сделайте хотя бы что-нибудь. Что-нибудь такое, чтобы вас помнили». Обнять без рук Раньше Ник боролся за независимость в каждой мелочи. Но из-за напряженного графика стал больше дел доверять патронажному работнику, который помогает одеваться, передвигаться, просто находится рядом. Детские страхи Ника не оправдались. Недавно он женился на красавице Канае Мияхара. Теперь уверен, чтобы удержать сердце любимой, ему не нужны руки. В скором времени пара ждет появления первенца. Ник больше не переживает о том, как будет общаться со своими детьми. Помог случай. К нему подошла незнакомая двухлетняя малышка. Увидев, что у Ника нет рук, девочка убрала свои руки за спину и положила голову ему на плечо. Ник не может пожать никому руку, но он обнимает людей. И даже установил мировой рекорд. Парень без рук обнял 1749 человек за час. Он написал книгу о своей жизни, набирая на компьютере 43 слова в минуту. В перерывах между многочисленными рабочими поездками рыбачит, играет в гольф и занимается серфингом. «Я не всегда встаю утром с улыбкой на лице. Бывает, спина болит, – признается Ник. – Но я продолжаю делать маленькие шажки вперед, шаги младенца. Смелость – это не отсутствие страха, это умение действовать. Обычно родители детей-инвалидов разводятся. Мои отец и мать не развелись. Вы думаете, им было страшно? Да. Думаете, они доверились Богу? Да. Полагаете, теперь они видят плоды своих трудов? Совершенно верно. Сколько бы людей поверили, если бы меня показали по телевизору и сказали: «Этот парень молился Господу, и у него появились руки и ноги»? Но, когда люди видят меня таким, какой я есть, они недоумевают, как я могу улыбаться. Для них это – зримое чудо. Мне нужны мои испытания, чтобы я понимал, насколько зависим. Другим людям нужно мое свидетельство, что «сила Божия в немощи совершается». Они смотрят в глаза человека без рук и без ног и видят в них мир, радость – то, к чему каждый стремится».


13

в мире

Многим, кто хоть раз бывал в центре Лондона, знакома такая ситуация: идете вы по делу или без, и вдруг перед вами возникает широко улыбающийся приятной наружности молодой человек. Иногда он пританцовывает или даже насвистывает – так сильно рад вас видеть!

Чисто английская благотворительность В конце рассказа вас просят сдать деньги на очередной сбор и расписаться. Как мы к этому относимся? Ну, если судить по названию, которое мы в Британии изобрели для таких людей, не слишком сочувственно. Мы называем их «чаггеры» и обвиняем в попытках обобрать (to chug) нас». Интересно, что за десять лет слово «чаггер» прошло долгий путь и сегодня уже не имеет того изначального негативного оттенка. Общественная ассоциация по контролю за фандрайзингом (Public Fundraising Regulatory Association, PFRA) с 2009 г. использует его в качестве одного из синонимов к «сборщику пожертвований». Жители Лондона уже привыкли. Ведь это обычные «чаггеры» (chuggers), уличные сборщики благотворительных пожертвований. Их никто не боится, но многие, конечно, недолюбливают. Эта жестокая игра слов Слово «чаггер» по происхождению жаргонное и характерно именно для британского английского. Появилось оно путем слияния слов «charity» («благотворительность») и «muggers» («разбойники»). «Чаггерами» называют назойливых профессиональных фандрайзеров, которые группами по три-четыре человека останавливают на улицах прохожих, чтобы уговорить оформить пожертвование в пользу той или иной благотворительной организации, иногда в буквальном смысле испытывая людей на совестливость. Некоторые источники даже указывают точную дату появления слова «чаггер» в прессе: 26 июня 2002 г. его впервые употребил журналист лондонской газеты Metro Кит Баркер-Мэн в статье, посвященной современному лондонскому жаргону. Примерно тогда же возникло и само явление. На запрос «чаггер благотворительность» Google.ru выдает ссылку на один забавный англо-русский аудиоразговорник, в котором феномен «чаггерства» описывается англичанами так: «В давние времена в Британии, когда люди хотели получить у вас на улице деньги на благотворительность, они просто скромно стояли в дверях лавок, порой значительно поглядывая на прохожих, ничем не угрожая, разве что позвякивая кружками для подаяний. Но потом, к исходу XX в., все поменялось. Вас стали останавливать на улице серьезные молодые люди с планшетами в руках и пространными рассказами о том, на что нужны ваши пожертвования.

Кому они нужны Как ни парадоксально, «чаггеры» прежде всего нужны рядовым благотворителям. Если вы хотите помочь благому начинанию, но стесняетесь спросить, как, вам не придется ничего искать самим! Добрые дела «найдут» вас на ближайшем перекрестке. Кроме того, профессиональные сборщики, как правило, работающие на специальные фандрайзерские агентства, нужны и благотворительным организациям – они увеличивают их сборы. Еще в 2005 г. PFRA сообщила в интервью Русской службе Би-биси, что «на каждый вложенный фунт, потраченный на сборщиков, благотворительные организации получают три фунта пожертвований, а то и больше». Сегодняшние данные PFRA свидетельствуют, что так называемый F2F-fundraising (от англ. face to face – прямой, личный) попрежнему эффективен. Этот способ привлечения пожертвований приносит как минимум 2,5 фунта на вложенный фунт. Размер зависит от типа благотворительности: замечено, например, что на исследования, связанные с раковыми заболеваниями, британцы жертвуют охотнее, чем на исследования умственных болезней. Как это делается Надо сказать, что современные уличные пожертвования – это вовсе не монетка, брошенная в ведро. Как и все в Британии, фандрайзинг, даже если речь идет о небольшой сумме, – дело серьезное и обстоятельное, с множеством участников и обилием деловой переписки. И если вы на лондонской улице пали жертвой обаяния «чаггера», то ваши отношения с благотворительной организацией, для которой он собирает средства, могут продлиться достаточно долго. Вас могут уговорить отправить определенную сумму денег с помо-

щью SMS, а потом будут долго звонить, чтобы просить помочь еще. Случается и так: предложат заполнить анкету с указанием номера личного телефона, чтобы менеджер смог связаться с вами, получить данные вашего банковского счета и установить direct debit или standing order (виды банковских транзакций, когда с вашего счета в пользу благотворительной организации ежемесячно списывается определенная сумма). Ну а если вы полны решимости сделать добро здесь и сейчас, то можете продиктовать свои банковские данные непосредственно уличному «чаггеру» и в течение оговоренного срока будете постоянным донором той или иной благотворительной организации. За что их критикуют «Чаггеры» появились на улицах английских городов, когда в фандрайзинг пришли современные эффективные менеджеры. Скромные сборщики вчерашнего дня были вытеснены агрессивными и цепкими «сборщиками 80-го уровня», прошедшими специальные курсы и тренинги по сбору пожертвований. Эти ребята знают, как надавить на психику: «Что такое для вас один фунт в день? Это даже меньше, чем пинта пива! А для больного ребенка в Африке это глоток питьевой воды в течение целой недели!» Отказать сложно, даже если в глубине души вам не нравится, что, помимо воды для африканских детей, ваши деньги пойдут на дизайн спецодежды и оплату курсов прикладной психологии для новых «чаггеров». Кроме назойливости, им в вину часто вменяют и то, что они пристают к прохожим не бесплатно. В отличие от волонтеров, чаггеры получают неплохую зарплату. А некоторые критики вообще находят предосудительным уже то, что в благотворительности применяются современные маркетинговые технологии. Однако, стоит ли переживать, что 30 пенсов от каждого фунта уйдут не на благотворительность, а в бюджет компании, организующей благотворительность? Если бы не «чаггеры», то детям Африки из вашего кармана, вероятно, не перепало бы вообще ничего. По сути, вам помогают совершить больше добрых дел, и от этого выигрывают все. Поэтому британцы хоть и жалуются на докучливых ребят, но все равно принимают этот способ сбора средств, отдавая ему должное. Владимир Сметанин www.rusfond.ru


ВМЕСТЕ

14

Благотворительный аукцион встреч «Мае Сэнс», несмотря на свой юный возраст (5 октября проект отметил свой первый День рождения), уже успел помочь множеству людей. Общая сумма собранных средств составляет на сегодняшний день более 700 млн белорусских рублей. Самое приятное, что главным пользователем ресурса и основным благотворителем в данном случае является молодежь.

Это «мае сэнс»!

Денис Кондратович Продать встречу Технология работы сайта maesens.by проста: необходимо зарегистрироваться, используя либо аккаунты в соцсетях, либо адрес электронной почты. После чего у вас появляется возможность выставить на аукцион встречу с собой. Вы сами выбираете, кому хотите помочь вырученными средствами, почему решили участвовать в этом благотворительном проекте и что можете предложить на встрече: преподать урок итальянского, сходить в театр или выпить кофе в любимом кафе вашего города. Торги длятся одну неделю. Тот, кто последним сделал ставку, является победителем и после оплаты встречи получает контактные данные человека, с которым он решил увидеться. 80 % от продажи данной встречи идет на благотворительность, а 20 – на развитие сайта. Кто за этим стоит Основали «Мае Сэнс» (русск. «имеет смысл». – Прим. ред.) Денис Кондратович и Михаил Карпитский. Ребята вместе учились в БГУИР (Белорусский государственный университет информатики и радиоэлек-

троники). Оба после окончания университета пошли в IT-сферу. Михаил работал программистом и системным интегратором, Денис – интернет-маркетологом и консультантом. Однажды друзья наткнулись в интернете на информацию о похожем аукционе в Украине. И тут же создали группу в социальной сети «Вконтакте». А когда стало понятно, что это не просто работает, но и активно набирает обороты, они решили сделать полноценный проект. 5 октября 2011 г. сайт maesens.by был запущен. В течение полугода парни активно трудились над электронным ресурсом, параллельно занимаясь своей основной работой. Оказалось, что совмещать оба вида деятельности довольно тяжело. Пришлось полностью посвятить себя новому делу. Сейчас в проекте задействовано около десяти человек. Мария, 23 года, специалист по маркетингу: «Я услышала о проекте от своей подруги, которая, по моему мнению, просто не могла посоветовать что-то плохое. Я давно хотела иметь постоянную возможность помогать детям: участвовать в специальной волонтерской программе, сотрудничать с конкретным детским домом или организовывать мероприятия для больных детей… В общем, как-то принимать участие в жизни тех, кому мы нужны, делать что-то по-настоящему важное. Но все никак не получалось правильно распределить время и найти ту организацию, с которой я бы могла начать постоянное сотрудничество. А тут я узнаю о чудо-проекте, который позволяет не только встретиться с интересными людьми, но при этом еще и помочь детям. Я сразу влюбилась в «Мае Сэнс»! И в скором времени поняла, что мне мало быть про-

сто пользователем сайта, захотелось самой стать частью команды. В сентябре я пришла в проект, и по сей день ни капли об этом не жалею. Очень приятно осознавать, что вокруг тебя – люди твоего возраста, для которых очень важны такие понятия, как благотворительность, помощь детям, забота о беспомощных и слабых. Каждый день я хожу на работу с удовольствием и осознанием того, что это понастоящему «Мае Сэнс». Все мои друзья по-хорошему мне завидуют и даже частично помогают, предлагая интересные идеи для дальнейшего развития».

Олеся Абраменко Олеся Абраменко, 25 лет, директор ООО «Мае Сэнс»: «На проекте «Мае Сэнс» я с самых первых дней, так как его создатели – мои добрые друзья. Вначале я тоже совмещала свою основную работу и проект, но вскоре поняла, что это не так просто. Я очень прониклась проблемами больных детей, родители которых обращались к нам за помощью, и поняла, что полностью должна посвятить свое время «Мае Сэнс». На сегодняшний день я отвечаю за благотворительную сторону про-

екта, общаюсь с руководителями благотворительных фондов, детских домов, социальных приютов и лидерами волонтерских движений. Вместе мы организовываем различные мероприятия и акции. Вот совсем недавно водили деток из детского дома № 7 в цирк. Как приятно видеть их счастливые улыбки! В такие моменты сердце наполняется радостью, и ты благодарен жизни за то, что она дарит возможность кому-то помочь!» Нас много «Мае Сэнс» активно сотрудничает с различными благотворительными фондами, общественными объединениями и хосписами, среди которых «Шанс», «Планета добра», «Мерси», «Голубые берега», «Объединяя сердца», «Понимание», «Белорусский детский хоспис», «Могилевский детский хоспис» и др. Сейчас популярный интернет-портал насчитывает более 30 тыс. участников, количество которых с каждым днем увеличивается. Организаторы проекта не устают удивляться: «Мы не ожидали, что молодежь так активно откликнется на проблемы больных белорусских детей и станет им помогать! Планируем организовать еще больше благотворительных мероприятий и помочь нашим деткам чувствовать себя по-настоящему счастливыми». Не так давно проект стартовал в России, Украине, США. В этих странах он имеет другое название. Для русского и американского аналогов белорусского сайта было выбрано имя goodwillion (производное от англ. goodwill – добрая воля). «Идеей очень заинтересовались в России и США, где мы стремимся сформировать хорошую команду, чтобы отдать наше благое дело в достойные руки. На данный момент хотим закрепиться на белорусском рынке,


15 а затем поделиться своим опытом и в других странах. Нам особенно приятно, что «Мае Сэнс» зародился именно в Беларуси: такой большой и, мы уверены, перспективный проект начал свое развитие в маленькой и компактной, но от этого не менее любимой стране!» – делится один из основателей ресурса Денис Кондратович. Для здоровья тела и души Одной из самых активных участниц проекта можно смело назвать Галину, постоянного волонтера детского онкологического центра в Боровлянах. «Если сейчас не помочь этим чудесным созданиям, у кого тогда мы будем учиться радоваться каждому новому дню и ценить жизнь?» – говорит девушка. Выставляя на аукцион встречи с собой, Галина уже помогла детям суммой свыше 11 млн белорусских рублей. Совместно с другими пользователями она принимала участие в сборе средств для Евы Якубени, которой нужна операция в Германии. За довольно короткое время необходимые деньги были собраны. Многие дети, страдающие различными заболеваниями, очень талантливы и уже в ран-

ВМЕСТЕ

нем возрасте проявляют уникальные способности в разных сферах творчества. Они нуждаются не только в лечении, но и в обычной заботе и внимании. Благотворительный аукцион встреч «Мае Сэнс» помог талантливой девочке Валерии Лис купить специальную ортопедическую обувь, материалы для творчества и школьные принадлежности. Лера – подопечная благотворительного фонда «Мерси». У девочки ДЦП и всего 20 % зрения. Однако столь серьезные заболевания не мешают ей учиться в музыкальной школе по классу фортепиано. Лера любит читать приключенческие книги, занимается в театральной студии, в совершенстве владеет искусством бисероплетения, о чем свидетельствует огромное количество ее поделок. Для 16-летнего Максима Жукова, проходящего болезненный курс химиотерапии в Боровлянах, была собрана нужная сумма на краски и холсты. Рисование помогает юноше справиться с изматывающим, тяжелым курсом лечения. С просьбой о помощи Максиму на своей страничке в facebook. com выступила известная телеведущая и писательница Тамара

Лисицкая, а проект «Мае Сэнс» решил ее поддержать. Звездные встречи Выдающиеся белорусские спортсмены, популярные эстрадные артисты, известные писатели и бизнесмены также не остаются в стороне от проекта и помогают нуждающимся детям. Выставляя встречи с собой на аукцион «Мае Сэнс», они выбирают тип оказываемой помощи: детям, детским домам, фондам, хосписам или конкретному ребенку, в данный момент срочно нуждающемуся в поддержке. В проекте уже приняли участие Александра Герасименя, Денис Курьян, Лариса Грибалева, Владимир Пугач, Юрий Зиссер, Владимир Орлов, группа Litesound и многие другие. Александра Герасименя, белорусская пловчиха, дважды серебряный призер Олимпийских игр 2012 г. в Лондоне: «Я была очень рада принять участие в благотворительном аукционе встреч «Мае Сэнс», принеся тем самым пользу конкретному человеку. Уже несколько лет в составе спортивно-благотворительного проекта «Мечты сбываются» я участвую в различного рода акциях в детских

Денис Курьян домах, приютах, социально-территориальных центрах… Прекрасно знаю, как детям нужна наша помощь – моральная и материальная. Давайте и впредь делать это вместе, ведь белорусы своих в беде не бросают!» Денис Курьян, известный профессиональный ведущий: «Я очень благодарен проекту за то, что он дал мне возможность еще раз поучаствовать в свершении такого благого дела, как помощь детям. Это действительно важно для меня, так как я молодой отец, и семья занимает в моей жизни очень важное место. Давайте помогать детям!» «Мае Сэнс» – аукцион благотворительных встреч

www.maesens.by

Команда «Мае Сэнс»

P.S. Благотворительный аукцион встреч «Мае Сэнс» регулярно учреждает для детских домов и благотворительных фондов гранты на получение безвозмездной денежной помощи размером до 10 млн белорусских рублей. Для его получения необходимо в письменном виде прислать заявку на электронный адрес help@maesens.by с подробным описанием и документальным подтверждением конкретной проблемы, для решения которой вы нуждаетесь в дополнительном финансировании (например, приобретение лекарств, оборудования и др.), а также с указанием размера денежной помощи и сроков ее получения.


16

АДРЕСА

Всеволод Мелещук, 8 мес. Диагноз: комбинированный врожденный порок сердца: тетрада Фалло. Необходимы средства на проведение операции в США. Благотворительные счета открыты в филиале № 500 ОАО «АСБ Беларусбанк»: г. Минск, пр. Дзержинского, 69/1. УНП 100603596; МФО 153001601: в бел. руб.: транзитный счет № 3819382101009 на благотворительный счет № 000013 в отделении № 500/301. Открыты также валютные счета. Назначение платежа: сбор денежных средств на имя Заленской Екатерины Олеговны для лечения сына Мелещука Всеволода Сергеевича. Тел.: 8-029-676-67-10. E-mail: pomogite-malish@mail.ru

Влад Коршунов, 7 лет Диагноз: артерио-венозная малформация головного мозга, состояние после кровоизлияния в ствол головного мозга, постоянная трахеостома, гастростома. Необходимы средства в размере 10000 € на приобретение аппарата ИВЛ. Благотворительный счет открыт в отделении № 527 ОАО «Белинвестбанк», код 739, для юридических лиц:

р/с 3015702530014, УНП 600978346. Получатель – МБОО «ЮниХелп». Если вы абонент МТС или life:), отправьте SMS на номер 553. Начните текст SMS с цифр 505 и через пробел укажите сумму пожертвования. Работает благотворительная линия «ЮниХелп». Тел.: 8-902101-3333 (с городского). Чтобы звонок стал благотворительным, дождитесь ответа. Стоимость – 12500 руб. www.opeka.by

Максим Дикоревич, 6 лет Диагноз: врожденный порок проводящей системы сердца с частыми приступами пароксизмальной тахикардии. Необходимы средства в размере 9460 $ для проведения оперативного лечения. Благотворительный счет № 3135000000100 открыт в ОАО «Белгазпромбанк»: г. Минск, код 742. Получатель – фонд «Шанс»; УНП 805001111. Назначение платежа: пожертвование на лечение ребенка Дикоревича Максима. Электронный кошелек фонда «Шанс» WebMoney в бел. руб.: B199756836033. SMS-сообщение с текстом «Дар пробел 14 пробел сумма» или «Dar пробел 14 пробел сумма» на бесплатный номер 553. Цифра 14 в сообщении означает назначение платежа: пожертвование на лечение Дикоревича Максима

Учредитель: ОДО “Работа для Вас” Издатель: ОДО “Работа для Вас”

Главный редактор: Лилия Осипчик Шеф-редактор: Юлия Мудревская Издание зарегистрировано в Министерстве информации Республики Беларусь Свидетельство о регистрации от 10 мая 2012 г. № 1537

(например: Дар 14 5000 или Dar 14 5000). Тел.: 8-017-388-01-41, 8-044-71111-17. www.chance.by

Матвей Попок, 2 года Диагноз: синдром ВискоттаОлдриджа, состояние после трансплантации костного мозга. Необходимы средства на лечение и реабилитацию. Благотворительные счета открыты в филиале № 614 ОАО «АСБ Беларусбанк»: г. Минск, ул. Карбышева, д. 13, к. 2. УНП 600052608; МФО 153001520: в бел. руб.: транзитный счет № 3819382106084 на благотворительный счет № 000100 в отделении № 614/143. Открыты также валютные счета. Назначение платежа: для зачисление на благотворительный счет, открытый на имя Попок Инны Валерьевны, для лечения сына Попок Матвея Александровича. Тел.: 8-029-262-75-80.

Никита Потапенко, 1 год Диагноз: ДЦП, спастическая диплегия III степени тяжести, выраженный спастический тетрапарез, задержка психомоторного развития, судорожный синдром. Необходимы средства

Email: redaktor32@tut.by Тел./факс: (017) 299-51-74, 299-01-52 Тел.: 8029774-25-68, 8044774-25-68 адрес редакции: 220037, г. Минск, пер. Козлова, 7А (левое крыло) Адрес для почтовой корреспонденции: 220037, г. Минск, а/я 174 © “Работа для Вас” • Перепечатка допускается только с разрешения редакции • Мнения авторов публикуемых материалов могут не совпадать с мнением редакции • Ответственность за информативное содержание рекламы несут рекламодатели

на реабилитацию в больнице при Хэйлунцзянском университете китайской медицины (КНР). Благотворительные счета открыты в филиале № 216 ОАО «АСБ Беларусбанк»: г. Полоцк, ул. Скорины, 4. УНП 300230580; МФО 150801648: в бел. руб.: № 000007 (транзитный счет № 3819382309284 указывается при переводе средств юрлицами или не из Беларусбанка). Открыты также валютные счета. Назначение платежа: сбор денежных средств на имя Шкаленко Татьяны Васильевны для лечения внука Потапенко Никиты Андреевича. Тел.: 8-029-748-23-94.

Егор Казловский, 5 лет Диагноз: ДЦП, задержка психомоторного и речевого развития, внутренняя гидроцефалия. Необходимы средства в размере 50000 € на операцию по неврологии и реабилитацию в Германии. Благотворительный счет открыт в отделении № 527 ОАО «Белинвестбанк», код 739, для юридических лиц: р/с 3015702530014, УНП 600978346. Получатель – МБОО «ЮниХелп». Если вы абонент МТС или life:), отправьте SMS на номер 553. Начните текст SMS с цифр 505 и через пробел укажите сумму пожертвования. Работает благотворительная линия «ЮниХелп». Тел.: 8-902101-3333 (с городского). Чтобы звонок стал благотворительным, дождитесь ответа. Стоимость – 12500 руб.

Выходит на русском языке. Формат А4. 16 страниц

Подписано в печать 15.11.2012 в 12.00 Отпечатано в Республиканском унитарном предприятии "Издательство "Белорусский дом печати" ЛП № 02330/0494179 от 03.04.2009 220013, г. Минск, пр. Независимости, 79 Заказ № 2222 Тираж 3012 экз. М 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 П 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

"Bogadelnaya,32"_ №4  

15.11. 2012