Issuu on Google+

По этому адресу в начале XIX в. находилось первое Минское благотворительное общество 2 (31) 01. 02. 2014

вместе В 1 «А» классе минской школы № 5

например

волонтеры

Александра Герасименя:

Тамара Метто: « В госпитале

«Одна из наших целей – научить ребенка-инвалида

учатся трое детей-аутистов стр. 5

мы начали с того,

радоваться тому, что есть»

что просто утешали людей»

стр. 8

стр. 11

Всем не поможешь Когда я в очередной раз, пролистывая френд-ленту в соцсети, увидела новую историю болезни и сопутствующую ей просьбу о помощи, поймала себя на том, что меня она уже не слишком трогает. И это не впервые. Что случилось с душой? Очерствела? Ведь еще недавно так не было... Раньше я горела, летела спасать, перечисляла деньги, строчила статьи, стараясь написать так, чтобы, прочитав, человек не смог пройти мимо. Время шло, и я уже не летела, а ползла, не писала, горя желанием разбудить читателя, а сухо констатировала факт болезни и называла сумму к сбору. Часто накатывала усталость, мол, «всем не поможешь», еще чаще – лень и порой возмущение: «Почему я?» А иногда, особенно после смертей детей, которым помогала, или вскрывшихся фактов обмана, хотелось вообще убежать подальше, чтобы этого больше никогда не видеть, не слышать и заниматься исключительно собой и своей семьей. В английском телесериале «Звездный путь» есть такой эпизод. Капитан Кирк смотрит в открытый космос через люк и говорит: «Где-то там сейчас кто-то говорит три самых красивых слова, которые есть в любом языке». Ты думаешь, он имеет в виду «я люблю тебя». Но тут капитан уточняет: «Помогите мне, пожалуйста». Неожиданно. Под тремя самыми красивыми словами он имел в виду просьбу о помощи, потому что за ней – естественный благородный контакт человеческих существ. Почему не слова любви? Говоря «я тебя люблю», человек подразумевает, что готов жертвовать собой. А когда человек просит о помощи, он тем самым взывает к жертвенности того, к кому об-

ращается. Когда возникает контакт сердец, тогда и реализуется весь смысл человеческого бытия. Конечно, если мы черствеем, если закрываем свои сердца от чужой боли, это происходит по нашей воле. Помнится, как одна знакомая просила меня не рассказывать ей о сиротах, больных детях, поскольку ее «душа не выносит такого горя и начинает болеть». И все же помимо личного выбора неучастия есть и нечто общее, присущее, как мне кажется, именно нашему высокотехнологичному веку. Современный человек просто тонет в том огромном потоке информации, который льется отовсюду: с телеэкранов и из газет, из радио в машине, с рекламных таблоидов и, конечно, из интернета. Мы ежедневно смотрим, слушаем и читаем о том, что прогремел взрыв и погибли тысячи людей, случилось наводнение и жители остались без крова, издеваются над беззащитными инвалидами в интернате, произошла страшная авария на дороге… И нескончаемые просьбы о денежной помощи: на здание нового детского хосписа, операцию ребенку, реабилитационный центр для детей с инвалидностью – «сделаем мир лучше». Огромный поток чужого несчастья захлестывает нас и… И что? Дело ведь не только в том, что всем не поможешь. Главное – если помогаешь, то волей-неволей впускаешь в свое

сердце чужую боль, а когда боли становится слишком много, сердце с ней уже не справляется. Сестра милосердия, которая почти четверть века несет свое служение в детском онкоцентре в Боровлянах, признавалась, что периодически хочет «сбежать с этой войны», потому что «сил мало от горя людского». Когда они совсем на исходе, она уезжает куда-нибудь в пустынное место, например далекий монастырь, там приходит в себя и через короткое время уже снова в бою – утешает, обнимает, держит за руку, придумывает детские пе-

(Продолжение

на стр. 3)


Судебная тяжба между инвалидом-колясочником и Национальным аэропортом «Минск» завершена Завершилось судебное дело между председателем Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников Евгением Шевко и Национальным аэропортом «Минск». Весной инвалид-колясочник Евгений Шевко собирался лететь в Эстонию. Представители аэропорта заранее были предупреждены о том, что пассажиру необходимо специальное обслуживание. Евгению обещали предоставить специальную коляску, без которой невозможно безопасное перемещение до своего места в самолете. Когда Евгений Шевко прибыл в аэропорт «Минск», его транспортировали на «стульчике с четырьмя колесами» без ремней безопасности и регулировки по высоте. – Я сидел на высоте, смотрел на пустоту под ногами и понимал, что если упаду, то не успею сгруппироваться и получу серьезные травмы, – вспоминает Евгений. Евгений Шевко в исковом заявлении требовал от аэропорта «Минск» компенсации в размере 10 млн руб. и запрещения использования для перемещения инвалидов-колясочников «кресла-стульчика», не имеющего ремней безопасности. Дело длилось несколько месяцев. 15 января судья вынесла решение удовлетворить иск Евгения Шевко частично. Мужчине возместили моральный ущерб в размере половины запрашивае-

мой им суммы, а вторую часть требования о запрете использования «кресел-стульчиков» не удовлетворили. Т. е. у Национального аэропорта нет запрета на использование этих стульев на колесах. На сегодняшний день Национальный аэропорт закупил шесть специальных колясок для передвижения инвалидов в салоне самолета. Также планируется приобрести амбулифт – устройство для посадки людей с инвалидностью в салон самолета. – Я не удовлетворен решением суда, – резюмирует Евгений Шевко. – Я ожидал, что аэропорту будет наложен запрет на использование этих кресел-стульчиков. Но в то же время я рад, что сам судебный процесс подтолкнул Национальный аэропорт к приобретению необходимых колясок. www. wmeste.by

Детский хоспис вводит в Гродно телефонное консультирование родителей Связаться с консультантом жители г. Гродно могут по тел.: 8-025-603-86-85 (Life) или обратившись напрямую в кабинет паллиативной помощи детской поликлиники № 2 с 13.00 до 16.00. Консультации доступны и для специалистов. Планируется, что услуга будет оказываться минимум в течение 18 месяцев. Это сможет улучшить качество жизни семей, имеющих детей с инвалидностью. Услуга телефонного консультирования стала возможна благодаря финансовой поддержке Европейского союза и реализуется в рамках проекта Белорусского детского хосписа «Улучшение качества жизни семей, воспитывающих детей, находящихся в состоянии угрожающего жизни заболевания, путем оказания компетентной паллиативной помощи на дому в Республике Беларусь». www.tut.by

Благотворительность у кассы

Ангар спасения открыт в Москве 21 января во дворе храма преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе открылся первый в Москве пункт обогрева и помощи бездомным «Ангар спасения» – уникальный проект, на реализацию которого ушло около двух лет. И вот шатер, рассчитанный на 50 человек, заработал! Уже на второй день был побит рекорд вместимости: единовременно ночлег здесь обрели около 70 бездомных. Прежде чем занять свое место в ангаре, каждый из них прошел проверку на металлодетекторе, зарегистрировался у дежурного соцработника, подвергся санитарной обработке в стоящем неподалеку вагончике с мобильными душевыми кабинами, а также сдал свою одежду на дезинфекцию в специально оборудованный армейский автомобиль. После всех процедур бездомные получают возможность с 19.00 до 10.00 пребывать в просторном ангаре, в который тепловыми пушками непрерывно нагнетается горячий воздух.

2

СОБЫТИЯ

№2 (31)

Спят здесь на туристических ковриках, лежа практически вплотную друг к другу. Тем, у кого есть проблемы с почками, предлагают располагаться ближе ко входу в ангар – так беспрепятственно можно отлучаться по нужде. Помимо первой медицинской помощи и горячего питания (по возможности), сотрудники ангара могут помочь бездомным восстановить утерянные документы или найти родственников. Но это возможно лишь после того, как подопечный пройдет курс реабилитации. По ночам бездомных сюда будет доставлять мобильная бригада «Милосердие». Пункт обогрева и помощи бездомным действует на средства благотворителей. Всего в столице проживают от 12 до 50 тыс. бездомных. По информации Департамента социальной защиты Москвы, только за прошлую зиму от переохлаждения погибли 105 человек. www.pravmir.ru

Американская газета Barre Montpelier Times Argus рассказывает об одном из очень популярных сейчас способов сбора средств на благотворительность – на кассе в магазинах. Обычно это происходит так: вы расплачиваетесь за покупки, а кассир просит вас пожертвовать доллар или два на благотворительность. Некоторые покупатели при этом смущенно начинают рыться в кошельке или говорят: «В другой раз» и бросаются к выходу. Многие отдают этот доллар из чувства вины или из великодушия. Как бы там ни было, по объему сбора средств «благотворительность у кассы», как ее называют, стала большим подспорьем для благотворительных организаций и торговых компаний. Благотворительным организациям она обеспечивает средства на важные дела, а издержек при этом почти нет. Торговые компании благодаря ей выглядят заботливыми и щедрыми. В начале этого года Cause Marketing Forum проанализировал 63 кампании по сбору средств у кассы, проходившие в разных районах США и собравшие не менее $1 млн каждая. В общей сложности в рамках этих кампаний удалось собрать $358,4 млн, а это более одного доллара на каждого американца. www.miloserdie.ru


3

открытая тема

№2 (31)

Всем не поможешь (Продолжение. Начало на стр. 1)

сенки, молится с мамами и поддерживает врачей… Потому что бросить все и уйти она уже не может. Но таких, как она, мало. У многих же срабатывают защитные психологические механизмы: люди перестают сочувствовать так же глубоко, как раньше. В душе вырастают (или выстраиваются самим человеком) некие барьеры, появление которых оправдывается тем, что если будешь близко к сердцу принимать страдания других людей, болеть с каждым болеющим и умирать с умирающим, то очень быстро наступит выгорание, опустошение, и пользы ты никакой больше принести не сможешь. Можно, например, убедить себя, что все вообще-то нормально, переживать просто не из-за чего. Вот, допустим, собирают деньги на операцию ребенку – ну так это, наверное, мошенники, вон их сколько развелось, неизвестно еще, есть ли в природе тот ребенок, действительно ли он болен, такая ли сумма для лечения ему нужна. Или читаем о том, как органы опеки отобрали детей у приемной матери, и тут же начинаем себя уговаривать, что просто так не отобрали бы, наверняка есть какие-то причины, поэтому лучше погодить, не подписывать петиций, не поднимать голос в защиту… Или – из последнего – только ленивый не обсудил новость о тяжелой болезни Жанны Фриске и о том, что Первый канал совместно с Российским фондом помощи объявили сбор средств. То там, то тут раздаются возмущенные крики: «Нашли кому помогать!», «У нее что, своих денег нет?», «А про тысячи других, но не звезд, кому помощь необходима, Первый канал ни слова не говорил». Правда, обычно громко кричат те,

кто сам не помогает. Но принцип ясен: рациональными доводами мы нередко успокаиваем свою ноющую совесть, уговаривая ее помолчать. Да ведь так оно и есть: и мошенники наживаются, и журналисты врут, и концов в мутных историях не найти… Только это ведь не истинная причина нашего равнодушия. Истинная – страх перед чужой болью, узость души, в которой для еще одной чужой беды уже не остается места. Опять же, можно сколько угодно обличать узость чужих душ (да хоть бы и своей!), но факт остается фактом: обычный человек неспособен вместить в себя всю боль мира. Ни в прежние века не был способен, ни сейчас. «Но если в прежние века люди сталкивались с чужой бедой непосредственно в жизни, и количество таких столкновений, как правило, было соразмерно силам души, то современный человек благодаря информационным технологиям соприкасается с невозможным для него объемом несчастья. И черствеет, просто чтобы не сломаться, чтобы не сойти с ума, – объясняет сей феномен писа-

тель Виталий Каплан. – Но вот еще в чем беда. Отворачиваясь от непосильной беды, мы нередко отворачиваемся вообще от любой. Скажем, если в наших силах откликнуться на проблемы трех человек без ущерба для нашей психики, а на нас сваливаются проблемы трех тысяч, то мы не помогаем никому. Защитные механизмы, внутренние «файерволлы» работают слишком активно – отсекают вообще всякое участие, всякое сострадание. Так вот и возникает окаменелое несочувствие – настоящее, бетонной твердости, касающееся уже не виртуальности, а самой что ни на есть реальной жизни. Что-то, конечно, с этим надо делать, чтобы не окаменеть душой, живя в информационном обществе. Но я не знаю, что. Может быть, для начала избавиться от гигантомании? Помочь двум-трем и не считать себя при этом последней сволочью, что не помогаешь двум-трем тысячам. Одной грудью можно кинуться только на одну амбразуру». Гелия Харитонова

мнения Варвара Турова, актриса и музыкант: «Когда читаешь письмо человека, которому не на кого больше надеяться, ты вздыхаешь, закатываешь глаза, ты даже злишься пару минут, но потом ты ему отвечаешь. И если можешь помочь хоть чем-то, хоть словом поддержки, ты не можешь этого не сделать. По очень простой причине. На его месте мог быть ты. В книжке Кена Уилбера «Благодать и стойкость» герой, проходя через нечеловеческие испытания, задается вопросом: «Почему это происходит именно со мной?» И сам себе дает ответ: «Почему нет?» Неужели какой-то чужой человек «заслуживает» беды больше, чем я? Почему помощи от меня он «заслуживает» меньше, чем я? Да нет, не в «заслуге» даже дело. Просто нет и быть не может никакой разницы, между «тем человеком», «тем парнем» и мною. Устроено так на всех уровнях, на всех возможных. Помогая другому, ты помогаешь себе. Экономически, духовно, практически, как угодно. Ты помогаешь кому-то, а потом тебе проще попросить о помощи для себя».

Наталья Журбина, мать девочки с ДЦП: «Все очень просто: обращается ко мне человек за помощью, я начинаю давать совет, а через пару минут у меня уже в голове что-то срабатывает, и я знаю, буду ли я делать все что смогу для человека или только дам совет. Это просто на подсознании. Расположил человек к себе – начинаю помогать. В процессе все круто может измениться, если человек, например, наглеет и все сваливает на меня. Тогда останавливаюсь на том, что уже сделала. А есть и незнакомые люди, которые не просят о помощи, но я увидела, и чтото екнуло. Причем не важно, ребенок или старик нуждается, я начинаю помогать. Разочаровываюсь, конечно, однако охота помогать пропадает только в минуту гнева, когда узнаю о какой-то нечистоплотности или лжи, но это быстро проходит. Этому человеку уже не помогу, другим – да. Хотя могу позлиться и помогать дальше только потому, что помощь нужна ребенку, а не маме-дуре».


№2 (31)

событие

4

Люби хоккей! Твори добро! В январе в Витебске прошел первый благотворительный хоккейный матч. После того как отшумели новогодние и рождественские торжества, профессионалы и любители хоккея решили подарить еще один праздник мальчишкам и девчонкам, обделенным родительской любовью. Матч «Олимпийское Рождество» прошел под девизом: «Люби хоккей! Твори добро!», а его организаторами выступили представительство НОК Беларуси в Витебской области и Витебский хоккейный клуб. – Сегодняшний матч стал логическим продолжением ежегодной благотворительной акции «Олимпийское сердце», – поделилась и. о. директора представительства НОК Беларуси в Витебской области Ольга Обухова. – Акция проходит уже четыре года и собирает большое количество людей, у которых добрые, открытые сердца. В этом году в ней приняли участие около 250 учреждений, предприятий и организаций Витебской области. Собрано большое количество спортивного инвентаря, канцелярских принадлежностей, предметов гигиены и других нужных вещей. Мы надеемся, что сегодняшнее мероприятие принесет истинную радость ребятам из детских домов и социально-педагогического приюта г. Витебска. А также поможет воспитать действительно добрых и неравнодушных людей из наших зрителей. Кстати, самые лучшие места в зале отданы ребятам из витебского детского дома и социальнопедагогического центра. На первый взгляд, все в этот день было обычным: взрослые и школьники (самая массовая группа болельщиков) подтягивались к Дворцу спорта. Вот только в фойе гостей встречали не строгие контролеры, а веселый Мишка-олимпишка, уже хорошо знакомая и полюбившаяся витеблянам ростовая кукла. Входных билетов в этот день никто не спрашивал. Вместо билетов были подарки для детей. Большие плетеные корзины у входа быстро наполнялись тетрадками и наборами карандашей, игрушками и предметами гигиены. Футбольные и волейбольные мячи, лыжи, клюшки складывали тут же. Когда наплыв зрителей был особенно активным, помощники едва успевали уносить все это богатство, освобождая место для новых подарков. Организаторы изначально просили не приносить мягкие игрушки, но куда же детям без плюшевых друзей! Мальчишка лет шести с огромным мешком мишек и зайцев с трудом передвигался под тяжестью своей ноши. И несмотря на то что сильный папа был совсем рядом, все-таки дотащил подарки до столика сам. А когда к нему подошли журналисты, слегка засмущался, но в разговоре был предельно краток и по-мужски немногословен: – Меня зовут Максим Михайлов. Сегодня я пришел посмотреть матч. Мне

очень интересно, кто победит, ведь я тоже занимаюсь хоккеем. А вместо билета я принес детям игрушки. – А я принесла в подарок ребятам игрушку-копилку, думаю, она им понравится, – семья Элины пришла на матч в полном составе. Мама Людмила Остриговская, учитель физической культуры и здоровья средней школы № 40 г. Витебска, поделилась: – Мы очень тесно сотрудничаем с представительством НОК по Витебской области. И их сайт посещаем регулярно. Потому узнаем обо всех акциях заранее и стараемся принимать в них активное участие. Сегодня тоже внесли в общее дело свой небольшой вклад. Моя дочь услышала о том, что готовится акция, захотела обязательно присутствовать. Она болельщица со стажем, ходит на подобные мероприятия с самого детства. Хоккеисткой, конечно, не будет. Но активной болельщицей, я думаю, останется. А пока в фойе ребята складывали подарки, весело суетились возле настольного хоккея, смотрели выступления детских са��одеятельных коллективов и между делом обсуждали свои школьные дела, к выходу на лед готовились главные герои события. На Витебской ледовой арене в этот день встречались команда хоккейного клуба «Витебск» и любительская городская хоккейная сборная. Главный тренер «Витебска» Дмитрий Дудик в поединке выступил на стороне любителей. С ним удалось поговорить до начала матча: – У белорусских спортсменов есть опыт участия в подобных мероприятиях. Мне вспоминается акция «Спортсмены – детям». Я считаю, что нужно помогать всеми возможными средствами детям, обделенным родительским вниманием. То, что у нас в Беларуси такие дети есть, очень печально. Потому не только спортсмены, но и артисты, все, кто может позволить себе это, должны принимать участие в благотворительных мероприятиях. – Будет ли в матче спортивный интерес? – Конечно, это нормальный матч, просто без жесткой борьбы. Все, что присуще хоккейным поединкам, сегодня увидят зрители. Кстати, хочу с вами поделиться. Мы с директором клуба Владимиром Алексеевичем Базеко вынашиваем идею,

как только все утрясется у нас с финансовым положением, взять шефство над детским домом. У директора сейчас очень много забот и трудностей, но тем не менее он нашел время, чтобы провести такое мероприятие. Более того, выступил инициатором благотворительного хоккейного матча. – Как вы подбирали себе команду? – За любителей сегодня сыграют два действительно профессиональных хоккеиста – Степан Пономарев, герой недавнего матча финала «Рождественского турнира», Алексей Страхов, экс-игрок национальной сборной. Кстати, и наш канадский легионер тоже изъявил желание сыграть за любителей. В составе команды также действительно известные любители, главные среди которых – подполковник МЧС Руслан Солодкин и его «банда». В благотворительном матче уверенную победу одержали профессионалы, обыграв любителей со счетом 8 : 4. Тем не менее цифры на табло были не самым важным итогом игры. Ведь в выигрыше в этот день оказались абсолютно все: и сделавшие доброе дело взрослые, и получившие урок благородства витебские школьники, и воспитанники социальных учреждений, для которых зрелище закончилось фотосессией со звездами витебского хоккея. Виктория Дашкевич


5

вместе

№2 (31)

Аутизм и школа: первый раз в первый АВА-класс Одна из самых востребованных в этом классе учебных принадлежностей – строительные наушники. Родители считают их величайшим изобретением человечества: наушники ограждают ребенка от ненужных шумов, позволяя слышать собеседника. Это очень важно для детей с тяжелой формой аутизма. В 1 «А» классе минской школы № 5 трое особенных мальчишек. И за этой троицей столкнувшиеся с аутизмом семьи следят, как за полетом Гагарина. Потому что 1 «А» – пилотный проект, первая в Беларуси попытка подготовить почву для инклюзии детей с тяжелой формой аутизма. А еще 1 «А» – родительский проект. Мамы детей с аутизмом не просто донесли свою проблему до руководства города, а инициировали сотрудничество с системой образования, предложили свой вариант устройства класса и вкладывают в него немало средств и труда. Просто так сложилось, что некоторые мамы и папы постсоветского пространства знают об аутизме больше, чем чиновники. Учились три товарища У Вани, Ромки и Жени общий только диагноз. А вообще-то троица подтверждает ставшее народной мудростью наблюдение: «Если вы знаете одного аутичного человека – вы знаете только одного аутичного человека». Ваня не разговаривает; Ромка разговаривает, но почти не использует речь в качестве средства коммуникации; Женька говорит, идет на контакт, но, как все дети с аутизмом, не умеет участвовать в диалоге и строить взаимоотношения. Мальчишки пришли в класс с разными уровнями подготовки и сенсорными особенностями: с одним может случиться истерика, если в школьном коридоре внезапно заработает дрель, второй теряет самоконтроль при скоплении людей, третий не выносит прикосновений незнакомых рук. Случайный человек, увидев бурную реакцию аутичного ребенка на школьный звонок, покрутит пальцем у ви-

ска. На самом деле, несмотря на коммуникативные трудности и сенсорные особенности, дети с аутизмом могут учиться и хотят дружить со сверстниками. Просто им нужна особая среда, иные формы подачи учебного материала и доброжелательное отношение окружающих. Что зафиксировала бы видеокамера? С тремя мальчишками сегодня работают пятеро взрослых специалистов: учитель-дефектолог, психолог и трое сопровождающих, которые выполняют роль тьюторов, но ввиду отсутствия этого слова в квалификационном справочнике называются помощниками воспитателя. Никто не считает, что трудозатраты пяти специалистов несоизмеримы с ожидаемым результатом. Напротив, родители ищут деньги на видеокамеру, чтобы подключить к работе шестого профи – дистанционного консультанта-супервизора. По утрам дефектолог и тьюторы собираются вместе, чтобы обговорить индивидуальную дневную программу каждого ребенка. В результате их общения появляются три карточных расписания, персонально для каждого. В них обязательно отмечены не только уроки, но и прогулка, поход в столовую, переменка с любимыми игрушками. За старательно выполненную работу дети награждаются жетонами. Определенное количество жетонов дает возможность выбирать удовольствия, которые тоже для каждого свои: можно посмотреть короткий мультик на планшете, поиграть с колючим мячиком или просто посидеть в обнимку с тьютором на шуршащем бескаркасном диванчике. Список поощрений висит в открытом доступе и постоянно обновляется: специалисты и тьюторы тщательно отслеживают, какие предметы или действия вызывают позитивные эмоции ребенка. Почему класс оказался на городской окраине? – Мы взяли за образец класс для детей с аутизмом, который тогда работал в московской спецшколе Кашенкин Луг, а ныне перебрался в общеобразовательную школу, – говорит мама Вани, Татья-

на Голубович. – Их проект в интернете в открытом доступе. Мы адаптировали его под свои условия, оставив основу – структурированное обучение, поведенческий подход. Родители съездили в городской комитет по образованию, показали проект, попросили совета в выборе школы. От учебных заведений в центре города отпугнула их массовость: мамы не представляли своих детей в шумных коридорах. По совету чиновников остановились на маленькой – всего 240 учеников – школе. Оказалось, попали в десятку: в школе № 5, кроме детей с аутизмом, учатся дети с ДЦП, интеллектуальной недостаточностью, нарушениями слуха, проблемным поведением. Учителя знают всех в лицо и по имени и каждому рады, даже тем, от кого открестились престижные учебные заведения. – Дети разные, но все по-доброму относятся к особенным, – рассказывает мама Женьки, Светлана Боровская. – Недавно мы наблюдали такую картину: летит по коридору один из состоящих на учете в милиции семиклассников, а навстречу с трудом передвигается девочка с ДЦП под руку с подругой. Кажется, мальчишка снесет одноклассниц. А он аккуратно тормозит, прижимается к стенке, пропускает девчонок и только потом продолжает прерванный «полет». Так что эта школа стоит усилий, которые мы ежедневно затрачиваем на дорогу. От Женькиного дома до школы – 13 км. По самой короткой траектории. Трудности – это не только нехватка денег В ремонт и оборудование класса родителям пришлось вложить силы и собственные средства. То есть власти подкрепили проект деньгами, но первые безналичные суммы пришли буквально на днях – через два с лишним месяца после начала учебного года. Летом родители попросили помощи у волонтеров православного Братства Иоанна Богослова и вместе с добровольцами принялись клеить обои и собирать купленные в IKEA стеллажи. – Мы очень хотели, чтобы дети в первый школьный день испытали самые по-


№2 (31)

ложительные эмоции, – рассказывает Татьяна. – Чтобы во второй школьный день они сами хотели сюда приехать. А уже потом мы выстраивали бы их поведение и отлаживали учебный процесс. Я не стала спрашивать, в какие суммы для этих трех семей вылилась подготовка к учебному году, чтобы не пугать родителей, которые решат последовать их примеру. Возможно, кому-то удастся минимизировать затраты. – Главные трудности всегда в области взаимоотношений, – продолжает Татьяна. – Школьной системе непросто взаимодействовать с общественными объединениями: у нас ведь принято, что педагоги занимаются обучением, а родители не вмешиваются в образовательный процесс. Они не рассуждают, где будет стоять письменный стол, как будет выглядеть расписание и какими навыками должен обладать учитель их ребенка. Наверное, сложно воспринять родителя как грамотного специалиста, если у тебя педагогическое образование, стаж и высшая категория. Еще одной проблемой была работа в команде: поначалу мы столкнулись с тем, что никто из специалистов не хотел делегировать другому свои полномочия или брать на себя чужие обязанности. А в таком классе должны быть и взаимозаменяемость и обобщение знаний. При участии руководства школы и специалистов Минского ресурсного центра, включив свои лучшие человеческие качества, мы со��рались за одним столом и проговорили все проблемные и этические моменты. И у нас сейчас обстановка, которой можно гордиться. Я – тьютор. И точка В нашем случае тьюторы «самообразовались» из студентов-волонтеров. Оказывается, есть в стране кандидаты на это место работы, причем уже с практическим стажем. Валентина Юрчик, например, последние годы совмещала учебу с волонтерской деятельностью в качестве помощника психолога, практикующего прикладной поведенческий анализ. Ту самую АВА – единственную методику коррекции аутизма с научно подтвержденной эффективностью.

вместе

– Дети с аутизмом скупы на выражение привязанности, новые навыки даются им с трудом, – рассказывает Валентина. – Зато успехи таких детей делают тебя понастоящему счастливой: ты нужна им как никто другой. Когда Ваня впервые сам нарисовал точку, Валентина заплакала: его семья уже смирилась с тем, что никогда ничего, кроме каляк, у сына не получится. Тьютор учила мальчика ставить точки «рука в руке». А ныне Ваня запросто справляется с точками, и уже учится самостоятельно рисовать горизонтальные и вертикальные линии. – Я хочу, чтобы детей с аутизмом воспринимали так же, как других, – признается Валентина. – Потому что они абсолютно… затрудняюсь подобрать слово. Нормальные? А что общество понимает под нормой? Обычные? Нет, они самые что ни на есть необычные, только это не минус, а плюс. Недостаток нашего общества в том, что оно не хочет это понять. Тьюторы отводят много времени на беседы, совместные игры с обычными детьми: «Обрати внимание, Анечка, Женя там что-то интересное делает… Ничего, что он на тебя не смотрит, он просто стесняется…» – А еще мы совмещаем академические знания дефектолога и мои практические наработки, чтобы заинтересовать детей учебой. Образование ведь стремится к сокращению количества учебных пособий: ручка, тетрадка и поехали. Ребенку с аутизмом мало рассказать о строении растения: ему надо показать реальное растение, потом картинку с растением, потом растение-игрушку и желательно, чтобы она разбиралась. И рассказать несколько раз, а затем сделать вывод о степени заинтересованности и уровне усвоенных знаний. В общем, это интересная профессия – быть проводником между ребенком и обществом. «Он сам взял меня за руку» – Мы – дети, команда, родители – уже многого достигли, – включается в разговор учитель-дефектолог Наталья Волчок. – Ребята доверяют школе и часто учатся с удовольствием, посещают совместные уроки. Одноклассники относятся к ним адекватно и всегда стараются помочь, школьное сообщество воспринимает детей с аутизмом без страха и агрессии. Очень радует, что дети начали улыбаться вместе с нами, это самое главное. Значит, почувствовали, что окружающий мир настроен дружелюбно. – У меня сохранились записи, сделанные через неделю после начала занятий, – говорит Валентина Юрчик. – «Ребенок приходит в помещение, но не знает, что его ждет, ничего не понимает и не особо хочет что-то делать». Сегодня

6 дети следуют к расписанию, смотрят на картинки и готовятся к уроку. Дети стали намного больше доверять тьюторам. Когда Ромка впервые по своей инициативе взял меня за руку, я замерла и считала, сколько секунд его ладошка продержится в моей руке. Мы прошли целый пролет от класса до столовой! Раньше Рома никому не позволял до него дотрагиваться, а сейчас во время занятий может прилечь на меня, взять мою руку. Возможно, со стороны покажется мелочью: подумаешь, ребенок полюбил воспитателя. На самом деле для ребенка с аутизмом это непростой путь – довериться, открыться и пойти навстречу взрослому. Но самые искренние свидетельства принятия особенных сверстников демонстрируют дети. Одна из девочек уже взялась опекать Женьку на физкультуре. Ей неважно, что во время спортландии она не прибежит первой: важно, что Женя с ее помощью тоже справится с заданием. Кажется, у мальчика с аутизмом появился первый настоящий друг. Сколько ступенек от интеграции до инклюзии? – Говорить о полноценной инклюзии пока рано как во внутришкольной среде, так и в обществе в целом, хотя первые шаги в этом направлении уже сделаны, – считает учитель-дефектолог Наталья Волчок. – Это интеграция, а не инклюзия: под наших детей созданы особые условия, – соглашается Татьяна Голубович. – Движение к инклюзии – процесс двусторонний, и мы очень надеемся на встречное движение общества. Которое пока, к сожалению, не готово к появлению «не таких» детей. Стоял в начале года Ваня в буфете – не дождался своей очереди, выхватил пончик у девочки и отправил его в рот. Буфетчица сразу в крик: «Ты что делаешь!?» Пришлось психологу объяснять причины асоциального поведения ребенка. Важно не только понять таких детей, но, может быть, немножко переоценить их способности. Сказать: «А у него все получится!» И хлеб сможет купить, и письмо напишет, и в компьютере разберется. Тогда действительно все получится. – Дети с аутизмом вполне могут жить, как все, получать образование, в том числе высшее, – считает Валентина Юрчик. – Пример европейских стран и Америки показывает, что люди с аутизмом – идеальные работники, у которых никогда не возникает желания спихнуть на кого-то свои обязанности или уйти с работы пораньше. Конечно, этому должна предшествовать подготовка. Сегодня она требует надрыва и мобилизации сил, но все будет проще, когда обучение детей с аутизмом войдет в государственную систему. Ирина Дергач www.neinvalid.ru


7

инициатива

№2 (31)

Подвесим? Вы слышали когда-нибудь такое словосочетание – «подвешенный кофе»? Совсем не сочетаются слова, правда? Но это по-русски не звучит. Итальянский оригинал вполне себе благозвучный – «un caffe sospeso». Именно там, в Италии, зародился обычай «подвешивать» кофе. «Открытая ладонь» Суть такой формы благотворительности заключается в том, что посетитель кафе оплачивает дополнительную чашку бодрящего напитка, которую не будет пить сам, то есть «подвешивает». Его может выпить любой другой человек, у которого не хватает денег. Для этого достаточно спросить в кафе: «У вас есть «подвешенный» кофе?» Игра и благотворительность – движение «подвешенного кофе», которое впервые обсуждалось в русскоязычной блогосфере еще лет шесть назад, – потихоньку приобретает популярность у наших соседей, в России и Украине. В Москве идея воплотилась чуть раньше: сеть кофеен «Республика» и «Кофеин» стали «подвешивать» кофе; затем к ним присоединились другие столичные кофейни. К настоящему моменту традиция распространилась в нескольких российских городах. А вот в Украине она трансформировалась и превратилась в целое движение. Причем за небывало короткий срок. Итальянская идея, адаптированная под славянский менталитет, переросла кофе как таковой. В самом деле, почему только кофе? Сегодня к «подвешенным» подключается все больше заведений в Харькове, Киеве, Симферополе, Ужгороде, Донецке, Днепропетровске. Инициатор движения «подвешенного кофе» в Украине, называемого также «отложенный хлеб» или «открытая ладонь», Зураб Аласания, соучредитель популярного харьковского интернет-портала «МедиаПорт», говорит: «Это не благотворительность. Это желание поделиться. Тут нет никаких обязательств, которых никто из нас не любит. Никаких брешей в бюджете. Никаких сложностей с переводами на электронные кошельки или банковские счета. Лишняя чашка чая, два купленных батона вместо одного, вторая плюшка, заказанная, но не съеденная, еще никого не разоряли. Зато кого-то могут выручить, если это хлеб в киоске или салат в столовой. Или просто стать приятным сюрпризом, нежданным подарком, если это кофе или чай. Это ведь не излишества и не роскошь, это пища, на которую любой и каждый должен иметь право – как на жизнь, воздух». К «подвешенным» примкнул харьковский кинотеатр «Боммер». Билеты на его показы стоят примерно, как чашка кофе. Исходя из тех же расчетов в киевских магазинах косметики «подвешивают» краску для волос. В одной из гостиниц на Азов-

ском побережье «вешают» сутки проживания в номере. «Свесить» теперь можно даже юридические консультации. «Я не хожу в кафе и не могу «подвесить» кофе, но я очень бы хотел подключиться к движению», – говорит «подвесивший» свои услуги адвокат Виктор Ермолаев. Он утверждает, что и раньше давал бесплатные консультации людям с небольшим достатком. Сейчас трансформировал услугу в прогрессивную оболочку. Книги «подвешивают» иначе В России движение тоже ширится. «Подвешенная» идея так понравилась российскому детскому книжному издательству «Розовый жираф», что недолго думая они решили распространить ее на книги. Впрочем, руководство издательства несколько изменило идею кофейного «подвешивания». Любой покупатель, приобретающий книги издательства в их магазине или по интернету, может оплатить один или несколько экземпляров для нуждающихся. Но эти книги не раздаются всем желающим, их собирают в отдельную коробку, которую раз в две недели отправляют различным организациям, помогающим детям. Традицию с «подвешенными» книгами продолжил московский интернет-магазин Bookashki, который вместе с «Розовым жирафом» собирал с помощью покупателей книги для центральной и детской библиотек села Новомихайловское на Кубани, – позапрошлым летом фонды этих библиотек пострадали при наводнении. Свою акцию с «подвешенными» книгами проводил и Алтайский государственный университет. В нескольких книжных магазинах Барнаула можно оплатить издания, которые потом передадут в местные детские дома и приюты. В течение прошлого года в различных российских городах проходили похожие акции, во время которых «подвешенные» экземпляры собирались для нуждающихся в них. Благодаря подобным акциям дети из неблагополучных семей и воспитанники интернатов получили новые интересные книги. «Подвешенная» подписка Добрый почин набирает обороты. Говорят, дошло дело и до Беларуси. Электронные СМИ сообщают, что в Минске появились вывески CoffeBOX – сети кофеен, уютно разместившихся в центре столицы, где действует программа Caffe sospeso.

Уже год в газете «Царкоўнае слова» действует акция «Подвешенная подписка». Началось с того, что в одном из номеров редколлегия поделилась с читателями информацией об ухудшившейся ситуации с подпиской на газету. По совпадению в том же номере был опубликован материал об итальянской традиции «подвешенного кофе». Одна из читательниц, прочитав ту и другую публикации, позвонила в редакцию и предложила «подвесить» подписку на газету. Чтобы не быть голословной, она «подвесила» три подписки, перечислив деньги. Суть «подвешенной подписки» в «Царкоўным слове» такая: тот, кто не имеет средств на подписку, но хотел бы получать газету, сообщает в редакцию свои данные. О наличии свободных «подвешенных» подписок в газете регулярно сообщается. Тот, кто захочет принять участие в этой акции в качестве жертвователя, т. е. «подвесить» подписку, должен выслать через любое отделение на расчетный счет газеты деньги с пометкой «пожертвование на подписку». Редакция отслеживает полученные деньги, подписывает нуждающихся и постоянно информирует читателей о том, как проходит акция «подвешенная подписка». За прошедший год таким образом были подписаны более 200 человек. Как итог: подписка на газету возросла. По мнению экспертов, обычай «подвешивать» может стать новым инструментом благотворительности, например, если люди начнут «подвешивать» лекарства и другие товары первой необходимости в пользу незащищенных членов общества. «Я думаю, что такие начинания осуществляются не ради маркетинга издательств или кофеен, – рассказал эксперт РИА Новости. – Я вижу здесь в большей степени культурную подоплеку, попытку сделать наше общество более человечным, приучить людей думать не только о себе». Гелия Харитонова


№2 (31)

8

например

Спорт помогает мечтам сбываться На Олимпийских играх 2012 г. комментатор, чуть ли не подпрыгивая от радости, снова и снова выкрикивал ее имя. Александра Герасименя привезла из Лондона две серебряные медали. Казалось бы, уже молодец: так себя проявить на Олимпиаде! По приезду домой спортсменка отдала большую часть олимпийских призовых на благотворительность. Тем, кто в этих деньгах нуждается больше, чем она сама. С Александрой Герасименей и ее менеджером, журналистом «Прессбола» Сергеем Щурко, состоялся разговор на тему благотворительных движений. О проектах Александра: – Моя благотворительная деятельность началась, наверное, лет с пятнадцати. В то время существовал проект под названием «Спортсмены – детям», в котором я участвовала. В рамках этой программы депутаты Палаты представителей Национального собрания, а также представители различных спортивных организаций и просто спортсмены ездили в белорусскую глубинку для того, чтобы оказать помощь детямсиротам, инвалидам, воспитанникам детских домов и др. А в 2008 г. собрались близкие по духу люди, которым было это все не безразлично, и решили создать свой собственный проект – «Мечты сбываются». Сергей: – Собрались люди, которые участвовали вместе с Сашей в программе «Спортсмены – детям». Просто они решили выбрать немного другой формат, так как в рамках старого движения народные депутаты определяли всю работу. Например, говорили: «Мы едем в такой-то рай-

он, собираем там всех детей и делаем большое мероприятие». И такие выезды проходили в среднем раз в три месяца. А сейчас, в чем принципиальное отличие, мы не собираем какие-то актовые залы. У нас есть список семей по Минской области и другим территориальным центрам, кому нужна помощь. И не надо собирать всех в одном месте, чтобы куда-то ехать. Вот, к примеру, Саша сейчас свободна и поехала в одну семью, а кто-то в это же время может поехать к другой семье в противоположном направлении. Александра: – Мы никого официально не регистрируем. Сложно сказать, сколько нас сегодня. Все, у кого есть желание помогать, кто хочет в этом участвовать, просто помогают и участвуют. Сергей: – Я думаю, что нас несколько десятков человек. Точно сказать нельзя. Все ведь по желанию. Кто-то из спортсменов играет в России, съездил один раз и тяжело приехать снова. У кого-то элементарно не получается. А есть и те, кто ездит регулярно.

О помощи Александра: – К сожалению, социально уязвимых детей на самом деле достаточно много. Особенно из неблагополучных семей, которым нужна помощь. Да и их матери нуждаются в материальной поддержке. Вот им и помогаем. Сергей: – Некоторым везем деньги, кому-то передаем конкретные вещи. У каждого человека своя история, просто нужно его внимательно выслушать и понять, что же ему необходимо в этот тяжелый период. Когда приезжаешь, то очень часто оказываешься единственным человеком, который за долгое время интересовался их жизнью. Потому что помощь в основном направляется в детдом. Берут конкретное учреждение и все дружно понеслись туда. А в том детдоме уже золотые стены и все остальное. Это и понятно. Если бы Саша не плавала, кто-то не работал в газете, мы бы завели счет, помещение, бухгалтера, юриста, платили бы зарплаты и действовали примерно по такой же схеме. Но мы в проекте «Мечты сбываются» стремились сознательной уйти от всего, например от бухгалтерии, которая бы нас грузила. Все равно каждому помочь невозможно, получается выборочно. Есть конкретный человек – ему и помогаем. Об акциях Александра: – Сложно сказать, в каком количестве благотворительных акций приняла участие лично я. Да и что называть акцией? Мы можем собраться и поехать в определенную семью, и это тоже будет акция. Я не считаю, сколько конкретно благотворительных мероприятий мы провели. Просто потому, что для меня это не имеет значения, в том смысле, чтобы я вела какой-то подсчет и говорила: «О, хорошо, сегодня была 125-я». Сергей: – Почти за шесть лет общее количество мероприятий в проекте «Мечты сбываются» перевалило за 400. Но они все как бы разной «ценности». Бывает, что в одном случае ты собрал артистов в детском доме, купил памперсы, конфеты и еще чего-то по мелочи, а в другом – потратил несколько тысяч долларов на операцию для ребенка.


9 Особенно запомнилось одно мероприятие. На пятилетний юбилей проекта мы отправили детей в Израиль. Многие из их родителей, бабушек даже за рубежом не были. Это для них стало событием. Мы собрали семьи в Израильском культурном центре при посольстве Израиля в Беларуси. Они не знали, какой сюрприз мы для них подготовили. Показали фильм, приготовили подарки. Все были счастливы. Там была Саша, Даша Домрачева, Настя Косенкова – руководитель проекта, посол Израиля. А мы и говорим собравшимся, мол, слушайте, а классно было бы съездить в Израиль, правда? Буря эмоций: «Конечно же!» И тут оказывается, что все решено и дети поедут туда, причем с хорошими суточными на личные расходы. Мальчик Паша, страдающий ДЦП, пишет картины пальцем левой ноги. Удивительные картины, очень хорошие! Сашу нарисовал, меня, Дашу, Катю Доманькову – всех! А в Израиль очень тяжело лететь: там строгие меры безопасности и для ребенка-инвалида это очень серьезное испытание. Он был, наверное, самым счастливым. Когда мы летели обратно, все время улыбался. Ему было тяжело сидеть в самолете, но он все равно улыбался, потому что это окно в другой мир. О маленьких радостях Александра: – Основная цель нашего проекта – не столько помочь материально, хотя это, конечно, играет большую роль, сколько доставить какие-то маленькие радости детям, которые не могут себе чего-то позволить. Не имеют возможности общаться, у них нет большого количества друзей, чтобы интересно проводить время. Большинство детейинвалидов постоянно находятся дома под присмотром мамы. И в основном именно с мамой, потому что, к сожалению, очень часто отцы из таких семей уходят. Для ребят уже большая радость то, что мы просто навещаем, готовим маленькие подарки и сюрпризы. Стараемся сделать хотя бы немножко, хоть что-нибудь. Чаще мы общаемся с детьми, которые вылечиться уже не могут. Ну, невозможно это. Вот и стараемся привнести в их жизнь маленькие радости в виде общения и внимания. И, наверное, одна из целей наших визитов – это научить ребенка радоваться тому, что есть… Хотя дети, мне кажется, учат нас даже большему, чем мы их. Ведь они, как ни странно, отличаются умением радоваться даже небольшим подаркам судьбы и тому, что предлагает им жизнь. Многие обычные дети достаточно избалованны и небольшой сюрприз, подарок для них воспринимается само собой разумеющимся явлением. Не буду говорить за всех, я не общалась со всеми детьми мира, но то, что дети-инвалиды умеют общаться с тобой искренне, быть

например

благодарны своей детской теплотой, – это правда. Потому что для детей, обделенных вниманием, любое проявление чувств очень важно. О популяризации благотворительности Александра: – Одной из наших целей является привлечение в благотворительность как можно большего количества людей. Все-таки я считаю, что это проблемы не только волонтеров и тех, кто оказался в сложной ситуации. Это проблема для всех, потому что мир не идеален и имеется необходимость сделать его лучшим местом для каждого. Таким образом, чем больше людей будет вовлечено в наш проект, тем больше семей они смогут осчастливить. Не только помочь комуто, но и сделать что-то для себя. Лично я во время проведения какой-нибудь акции получаю только положительные эмоции. Сделав добро другому, ты получишь все в двойном объеме. Когда нашу идею начали популяризировать, в частности в СМИ, многие, конечно, стали воспринимать это как личный пиар. В какой-то степени это и является пиаром, но не меня как спортсмена, а нашего движения. Мы хотим показать, что вот он, существующий проект, вот, пожалуйста, у нас такие цели, присоединяйтесь, мы будем только рады. И это работает. Многие пишут в социальных сетях, спрашивают, как можно присоединиться к общему делу и поучаствовать. Если таких людей будет больше, согласитесь, пользы тоже будет больше. Сергей: – Конечно, благотворительность – вещь добровольная. К ней невозможно кого-то призывать. Да и благотворительностью не хочется называть то, чем мы занимаемся. Это абсолютно нормаль-

№2 (31)

ное качество обычного человека. Мне всегда хотелось, чтобы нас было много, чтобы каждый подружился с какой-нибудь семьей. Тысяча человек – тысяча семей. Александра: – Да, было бы идеально, если бы ты мог просто курировать определенную семью, знал бы все нюансы. Тем более что дети – это дети: они к тебе быстро привыкают, и когда ты у них не появляешься месяц, то они звонят, спрашивают: «Ну когда? Когда уже приедете? Мы вас очень ждем!» Естественно, разные люди бывают: кто-то идет на контакт, а кто-то нет. Но есть несколько семей, которые всегда ждут, и я сама с удовольствием жду возможности пообщаться. Сегодня уже звонила одна девочка. Звала в гости. Евгений Жуковец Информация: Движение «Мечты сбываются» оказывает поддержку больным детям, состоящим на учете в различных социальных службах нашей страны. Звезды белорусского спорта служат гарантом того, что средства попадут именно тем, кто в них нуждается. Принять участие и предложить помощь может каждый, просто связавшись с модератором проекта по адресу www.me4ti2008@tut.by, желательно указав пределы своих возможностей.


№2 (31)

10

личность

Она соединила тысячу разрушенных войной семей 17 февраля исполнилось бы 108 лет Агнии Барто. Ее стихи мы читаем своим детям. Но что мы знаем об их авторе? Даже год рождения, указанный в официальных источниках, неточен. О жизни детской поэтессы рассказывает ее дочь, Татьяна Щегляева. Агния Львовна Барто родилась в Москве, в семье ветеринарного врача 17 февраля 1907 г. Прибавить себе год ее заставило трудное послереволюционное время. Чтобы прокормиться, надо было работать: трудящиеся иногда могли получить селедочные головы, из которых тогда варили суп. Года не хватало. Вот она его себе и прибавила. И некоторое время работала в магазине одежды. Агния Барто окончила балетное училище. На выпускных экзаменах присутствовал сам Луначарский. Увидев, как Агния танцует на сцене под музыку Шопена и свои стихи, он с трудом сдерживал улыбку. Это обидело дебютантку, но через несколько дней ей позвонили из наркомата просвещения и пригласили прийти. Очень удивилась, когда Луначарский сказал, что она будет писать веселые стихи. А еще Луначарский дал список книг, которые будущая поэтесса должна была прочесть, для того чтобы стать культурным человеком. Этот список, к сожалению, не сохранился. Агния танцевала в составе балетной труппы, но, когда коллектив эмигрировал из России, она по настоянию своего отца осталась на родине. Первые стихи написаны в четыре года: Девочка гуляла в зеленых лугах, Ничего не знала о своих ногах. Фамилию Агния Львовна получила от первого мужа, писателя Павла Барто. В 1930-е Барто написала цикл «Игрушки». Решение о публикации в те годы принималось на собрании. Об «Игрушках» было сказано: «Стихи хорошие, но рифмы надо переделать, они трудны для детского восприятия». Переделывать она не стала, и через некоторое время стихи напечатали. Сейчас, когда на стихах Агнии Львовны выросло несколько поколений, в эту историю сложно поверить. Кроме стихов, Агния Львовна написала несколько сценариев, по одному из которых поставлен знаменитый фильм «Подкидыш». Во время войны Агния Львовна много ездила по стране, выступала с чтением стихов перед бойцами на фронте и писала листовки о тех, кто отличился в боях. Чтобы добиться командировки на фронт, она объясняла, что не сможет рассказать

детям о войне, если не увидит ее своими глазами. В Свердловске она встретила подростков, работающих на заводах вместо ушедших на фронт отцов и братьев. Те, кому не хватало роста, подставляли ящики, чтобы дотянуться до станка. Агния Львовна хотела написать об этих ребятах цикл стихов. Для того чтобы больше узнать о них, она сама пришла на завод. Специально для этого поэтессе пришлось выучиться на токаря. Так появилась книга «Идет ученик», изданная в 1944 г. После победы Агния Барто писала о войне, но война – это не только погибшие и раненные, но и разрушенные семьи, потерянные дети. Обычная история: после бомбежки, в которой погибли мать, близкие, уцелел маленький ребенок. Такие дети росли в детских домах, многие из них были совсем малы, чтобы назвать свою фамилию или отчество, родителей и названия городов, не знали, кто они и откуда, возраст определял врач. Агния Львовна Барто много ездила по детским домам и написала поэму «Звенигород». Вдруг настанет тишина, Что-то вспомнят дети… И, как взрослый, у окна Вдруг притихнет Петя. До сих пор он помнит мать… Это только Лелька Не умеет вспоминать – Ей три года только. Но оказалось, что и в три года можно многое запомнить. Один из читателей написал Агнии Львовне письмо, в котором говорилось о том, что помнит, как он, трехлетий, на станции вышел с братом из эшелона, чтобы набрать воды. В войну эшелоны не по расписанию ходили, и поезд тронулся внезапно, старший мальчик успел в него вскочить, а младший остался на перроне. Он запомнил только последние слова брата: «Я приеду за тобой!» В послевоенные годы и милиция, и Красный Крест делали очень много, чтобы найти близких, воссоединить семьи, но поиски не всегда заканчивались успешно, часто данных для поиска было маловато. Люди использовали любую возможность, чтобы попытаться найти своих близких. Прочтя поэму «Звенигород», уборщица из Караганды написала автору, что впервые за все эти годы

не плакала, потому что подумала, что ее дочь живет в хорошем детдоме. Свое имя и фамилию дочка уборщицы помнила, во время войны ей было восемь лет. Вскоре мать и дочь встретились. Об этой истории написали в местной газете, и на имя Агнии Львовны стали приходить письма с просьбой помочь найти детей. Тогда она вспомнила письмо человека, который в три года отстал от поезда, и решила попробовать искать людей по детским воспоминаниям. Радиоэфир под программу предоставил «Маяк». Так в 1965 г. появилась передача «Найти человека», с помощью которой удалось воссоединить более 1000 семей. Программа выходила в эфир раз в месяц и длилась 25 минут. Поначалу казалось, что писем хватит на несколько передач, но хватило их на девять лет. За это время получили более 40 000 писем, люди писали подробно, на многих страницах. Иногда в день приходило до 100 конвертов. Агния Львовна выбирала из писем приметы, по которым можно было попытаться кого-то найти, и рассказывала о них в эфире. В работе над подготовкой программы у Агнии Львовны была все-


11

волонтеры

го одна помощница, но зато множество бескорыстных энтузиастов работали по всей стране. Помогало и «сарафанное радио»: слышавшие передачу рассказывали о ней тем, кого это могло касаться. Благодаря радио произошли встречи, в возможность которых сложно поверить. Женщина из Ленинграда написала: «Я жила в Ленинграде. На углу дома была булочная. Рядом была баня. Улица называлась на букву «о». Кто-то из слушателей нашел в Ленинграде старого банщика, который знал о местных банях все. Он сказал, что баня возле булочной когда-то находилась на углу ул. Сердобольской. Это оказалась та самая улица. Выросшая девочка по приметам нашла место, где стоял ее дом, и вскоре смогла найти свою тетю. Необычность передачи состояла именно в поиске с минимальным количеством данных, по ранним детским воспоминаниям, по какой-то одной примете. Женщина, потерявшая в войну четырехмесячную малышку, смогла найти ее спустя годы, потому что в передаче рассказали: на плече у потерянной девочки была родинка в форме розочки. Этого оказалось достаточно, чтобы мать и дочь встретились. Мальчик запомнил, как брат предложил ему удалить зуб с помощью крепкой нитки. Брат привязал нитку к зубу, но дернул так сильно, что не только зуб вырвал, но и мальчика с ног сбил. По сценарию Агнии Львовны снят фильм «Ищу человека», его с удовольствием смотрят и сейчас. Зрителям и читателям новых поколений трудно представить себе, что поиски, описанные в фильме, происходили в эпоху, когда не было ни компьютеров, ни других чудес техники. Закрыли передачу потому, что со временем матери, которые в основном искали своих детей, старели, умирали, и постепенно поток писем пошел на убыль. Но не пошла на убыль деятельность Агнии Барто. Она десятки лет помогала семьям репрессированных знакомых: доставала дефицитные лекарства, находила хороших врачей; используя свои связи, много лет «пробивала» квартиры порой для людей совершенно незнакомых. До конца жизни оставалась очень энергичной, ездила в командировки, даже в пожилом возрасте играла в теннис, танцевала. Танцевала и на своем 75-летии… А через месяц ее увезли в больницу – инфаркт. В последний день марта ей стало как будто легче, она просила перевести ее в палату с телефоном: мол, так много дел и забот! Но на следующее утро ее сердце остановилось… Алиса Орлова

№2 (31)

Мы начинали с того, что просто утешали людей 20 лет назад, на заре возрождения церковной жизни, люди, пришедшие в храм после долгих лет безбожия, начали не только активно включаться в духовную жизнь, но и помогать тем, кто в этом нуждался. Такие верующие стали объединяться в братства и сестричества.

Тамара Карловна Метто Первая православная община сестер милосердия появилась в Беларуси благодаря заботам и попечению Митрополита Минского и Слуцкого Филарета. Она объединила верующих женщин, которые постоянно посещали Минский кафедральный собор. Спустя три года прихожанки еще одного столичного прихода образовали второе сестричество. Деятельность нового сестричества во имя преподобной Евфросинии Полоцкой приобрела свою особенную направленность – главным попечением сестер стал уход на дому за больными, престарелыми и инвалидами. Все началось с воскресной школы В 1991 г. священника Игоря Коростелева назначили настоятелем будущего храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Возведение храмового комплекса предстояло начинать с нуля. «Придя в чистое поле, отец Игорь организовал воскресную школу, – вспоминает старшая сестра сестричества Тамара Карловна Метто. – Занятия проходили на базе 125-й средней школы. Мы привели туда своих детей». Тамара Карловна активно, заинтере-

сованно участвовала в работе воскресной школы: обучала детей церковнославянскому языку и пению, вошла в состав родительского комитета. Но никто тогда не мог и подумать, что бурная жизнь воскресной школы даст импульс еще одному важному начинанию. «Однажды отец Игорь взял нас с собой в протезно-ортопедический госпиталь, находящийся недалеко от прихода. Наш настоятель духовно опекал больных этого учреждения. Люди здесь лежат очень долго, пока их подлечат и изготовят протезы. Периодически пациенты возвращаются. Есть и такие, которые по старости или в результате сахарного диабета остаются без конечностей, а есть и молодые, которые попали в какое-то ДТП. Для них это трагедия. Как правило, их бросают жены или мужья. И несчастные уже не хотят жить дальше. Поэтому в госпитале мы начали с того, что просто утешали людей, поддерживали, вселяли надежду, но без слова о Боге это сделать невозможно. Дети-старшеклассники из воскресной школы тоже активно включились в это служение и ходили вместе с нами. Мы раз сходили туда, два сходили… И уже не ушли». Сестричество Официальное благословение Митрополита Минского и Слуцкого Филарета сестричество получило 5 июня 1992 г., в день памяти преподобной Евфросинии Полоцкой. К этому времени среди подопечных сестричества были уже не только пациенты госпиталя, но и нуждающиеся жители городских кварталов, расположенных вокруг прихода: одинокие старики, инвалиды, тяжелобольные. Все началось с визита к учительнице пения. «Педагоги общеобразовательной школы, где училась моя дочь, – рассказывает Тамара Метто, – попросили ее навестить одну коллегу, которая раньше работала с ними, а теперь болела. Я пошла вместе с дочерью. Людмила Петровна рассказала нам свою историю. Мы слушали и плакали вместе…


№2 (31)

Она в одиночку воспитала, подняла на ноги приемного больного ребенка. А потом женщина сама серьезно заболела рассеянным склерозом, стала лежачей больной. Мы с ней беседовали, спустя какоето время предложили причаститься. Когда это произошло, она почувствовала себя лучше. Когда ее соборовали, вообще встала! И приходила к нам на праздники, играла на аккордионе и пела. А ведь до этого пролежала несколько лет». Члены младшего сестричества, состоявшего из подростков, посещали престарелых на дому, ходили также во 2-й детский дом, где находились дети-сироты в возрасте от года до трех лет. Но в 1994 г. руководство учреждения сменилось, и сестер перестали допускать к детям. Посещая своих подопечных, сестры ухаживали за тяжелобольными и немощными стариками, приносили им продукты и готовили пищу, стирали, занимались уборкой и мелким ремонтом квартиры. Малоимущим, находящимся на грани нищеты, приносили обеды, приготовленные в трапезной храма. И конечно же каждый, за кем ухаживали сестры, слышал от них немало теплых слов о милости Божией. Больные дети Одним из важнейших направлений деятельности сестричества Евфросинии Полоцкой стала работа с детьми-инвалидами, имеющими диагноз ДЦП (детский церебральный паралич). В 1997 г. сотрудники и воспитанники воскресной школы по собственной инициативе начали посещать таких детей на дому. Выяснилось, что среди них есть инвалиды-колясочники с сохраненным интеллектом. Но жизнь ребят замыкалась в стенах квартиры: они никогда не общались со своими сверстниками, никуда не выходили и никогда не бывали в храме. Тамара Метто: «Мы попробовали организовать для них школу. Сначала это были беседы с родителями и детьми по субботам. Используя транспорт прихода, привозили их в здание воскресной школы. Потихоньку начали заниматься рисованием, лепкой, музыкой, потом изучением основ православной веры. Все дети и родители между собой познакомились, стали дружить, созваниваться. Больше всего любили занятия физкультурой. С ними работала одна наша сестра, бывшая гимнастка, которая сейчас преподает хореографию в колледже. Она побывала в разных реабилитационных центрах, изучила методики работы с детьми-инвалидами и устраивала уроки в форме игры под музыку. Дети с таким удовольствием занимались! А в конце – обязательное чаепитие. И родители,

волонтеры

12

и дети с нетерпением ждали субботы. Даже плакали, если кто-то заболевал и не мог приехать. В 2004 г. появился новый проект – курсы иппотерапии, или лечения верховой ездой. Сначала детей возили в Ратомку, потом это стало очень дорого. Инструктор Алена Мороз на собственном участке построила конюшню, купила лошадей и проводит эти занятия за небольшую плату». Инвалиды-колясочники Кроме детей, страдающих ДЦП, сестричество Евфросинии Полоцкой оказывало материальную и духовную помощь взрослым инвалидам-колясочникам. Эти люди в силу своих недугов, лишивших их свободы передвижения, тоже жили затворниками и общались друг с другом только по телефону. По предложению старшей сестры было решено организовать для них встречу. «Они никогда друг друга не видели, а когда узнали, кто есть кто, то плакали и обнимались, – делится незабываемыми впечатлениями Тамара Карловна. – Мы тогда не могли предложить им хорошее угощение. Чай был, сестры сами что-то испекли к столу – все скромно. Но людей собралось очень много, и все были так рады! Священник Сергий Кузьменков пригласил артистов. Потом сами инвалиды выходили и читали свои стихи. Мы стали ежегодно проводить такие праздники на Рождество и Пасху. Сестры даже возили некоторых инвалидов в паломнические поездки». Сиделки Сестричество – волонтерская организация, сестры не получают зарплату. В свободное от основной работы время они надевают форму, белую косынку с крестом и помогают ближним, движимые исключительно верой и стремлением исполнить заповеди Божии. Только четыре сестры, обслуживающие тяжелобольных, больше нигде не работают и получают плату за свои труды. Сначала материальную помощь сестричеству оказывали немецкие друзья, теперь их труд оплачивает приход. Сестры отдают подопечным много времени и сил: необходимо ухаживать, лечить пролежни, делать инъекции, кормить и даже мыть больных. «Есть люди, которых нам пришлось взять на полное попечение. Это те, у которых нет возможности нанять платную сиделку, – поясняет Тамара Карловна. – Как можно бросить без помощи женщину с рассеянным склерозом, колясочницу, у которой девочка десяти лет и больше никого?!» Учиться помогать Постоянно напоминала о себе одна

серьезная проблема: сестрам не хватало навыков ухода за тяжелыми, прикованными к постели больными. Как предотвращать появление пролежней и как их лечить? Как не надорвать собственное здоровье? Сестр�� понемногу учились: ходили на курсы, организованные Красным Крестом, посещали занятия во 2-й городской больнице, какой-то опыт приобрели сами, интуитивно… Но самую ценную помощь оказали им сотрудники диаконических (диакония – милосердное служение людям. – Прим. автора.) служб Германии. В этой стране уже более 100 лет профессионально занимаются патронажем больных на дому. В 2008 г. началось осуществление уникального образовательного проекта «Уход на дому». В Минске проводила курсы по уходу за лежачими больными Габриэлла Рэттгер, руководитель центра CUR ANUM в г. Аусбурге. В этом центре помогают пожилым людям (даже предоставляют возможность проживания), консультируют семьи, осуществляющие опеку над больным родственником. Темой теоретических и практических занятий стали профилактика пролежней, опрелостей, уход после инсульта, при рассеянном склерозе, сахарном диабете. Курсы, проведенные на территории минского православного прихода, принесли значительную пользу не только сестрам милосердия. По словам Тамары Карловны, на занятия сестры пригласили сотрудников Красного Креста, территориального центра социального обслуживания населения, реабилитационного центра в Аксаковщине, Дома милосердия. «Cейчас к нам обращается практически весь город, – говорит в завершение беседы Тамара Карловна. – Больше всего людям нужны сиделки: родители болеют, а детям нужно работать. Но я переадресовываю их в территориальные центры, которые сейчас есть в каждом районе города. Ведь у нас только четыре диаконических сестры. Наши юные сестры выросли, кто-то поступил в институт, у кого-то появилась семья, дети. А в остальном все прежние направления деятельности остались». Елена Наследышева


13

давнее

№2 (31)

Дмитрий Голицын: любовь мецената Меценатство – европейское новшество, пришедшее в Россию в XVIII в. Одним из первых русских меценатов стал Дмитрий Михайлович Голицын. К благотворительности, как это часто бывает, его привела личная трагедия. Судьба барабанщика Естественно, и в допетровской Руси было принято помогать бедным и обездоленным, раздавать деньги нищим, содержать талантливых иконописцев, однако все это имело характер скорее благочестивого порыва того или иного богача и не складывалось в какую-то систему. Начало русскому меценатству положило правление Елизаветы Петровны, а полное развитие идеи поддержки неимущих слоев населения, образования и искусства получили только в правление Екатерины Великой. Проводниками этого нового благочестивого увлечения являлись дворяне. Одним из первых русских меценатов стал Дмитрий Михайлович Голицын. Судьба его вполне типична для знатного дворянина той эпохи. Отпрыск одного из самых старых русских княжеских родов, он начал свою карьеру в ранге барабанщика в Семеновском полку и дослужился до чина генерал-фельдмаршала и главы военной коллегии. Года не прослужив в Измайловском полку, был переведен в дипломатический корпус и пожало-

ван в камер-юнкеры, а уже через четыре года – в камергеры. В 1760-м хорошо образованного и свободно говорившего на нескольких европейских языках вельможу отправили послом во Францию, а позже – в Австрию. Конечно же, когда в Петербурге произошел переворот и император, правивший лишь около девяти месяцев, был отправлен своей женой Екатериной в Ропшу (Ропша — один из древнейших населенных пунктов Ленинградской области), он поддержал именно последнюю, чем обеспечил себе прочное положение при венском и петербургском дворах. В статусе посла Д.М. Голицын прожил в Вене более 30 лет – до 1792 г., затем был отправлен на покой, но в Россию не уехал, решив дожить свой век на венской вилле. Там он и был похоронен в 1793 г. Вопреки здравому смыслу В 1751 г. князь женился на своей ровеснице Екатерине-Смарагде Кантемир (сестре поэта Антиоха Кантемира и дочери молдавского господаря). Самое удиви-

Торжественный прием в честь Голицына

Д.М. Голицын тельное, что этот поздний брак (девиц в возрасте 30 лет все полагали безнадежными к замужеству) вопреки сложившейся практике был заключен по любви и после долгих уговоров князя Дмитрия Михайловича. Сама Екатерина Дмитриевна была с детства больна и знала, что вряд ли сможет иметь детей, а потому отвергала все предложения руки и сердца, полагая, что от нее в первую очередь будут ожидать наследника, которому передастся и ее благородная кровь. После всех подобных отказов сваты и женихи обходили ее дом стороной, однако князь Голицын оказался достаточно настойчив и после первого отказа продолжил попытки. Видимо, это тронуло сердце «ледяной Смарагды», как ее называли при дворе, и предложение было принято. Об искренней любви князя свидетельствуют письма, которые он писал своему двоюродному брату и которые сохранились в архиве последнего. Все они пропитаны невероятной нежностью к жене, о которой он рассказывает с восторгом, гордостью, обожанием. Дмитрий Михайлович, несмотря на повсеместно распространенную практику, не имел ни любовниц, ни мимолетных связей, что в обществе того времени считалось чуть ли не неприличным. Еще удивительнее, что никаких ухаживаний не принимала и Екатерина Дмитриевна, что и вовсе было уже нарушением придвор-


давнее

№2 (31)

ного этикета. Семейная пара сначала уединилась в своем поместье и все реже выезжала ко двору, а в скором времени попросила у Ее Императорского Величества разрешения отправиться за границу для лечения. Причем уже при отъезде было понятно, что Голицыны вряд ли смогут когданибудь вернуться в Петербург, поскольку здешний климат был ужасно вреден для Екатерины Дмитриевны. Врачи настойчиво рекомендовали ей отправиться в Париж, где в то время находились лучшие доктора мира. Решение было принято незамедлительно. Голицын вышел в отставку и вместе с женой отправился в далекую Францию. Однако год от года Екатерине Дмитриевне становилось хуже, и в 1761 г. она чрезвычайно тяжело заболела. Князь, который незадолго до болезни жены получил назначение послом в Вену, отложил все свои государственные дела и, несмотря на Семилетнюю войну, требования русского двора, дипломатический этикет, оставался у постели больной до тех пор, пока, по его выражению, она не будет «вне всякой опасности». Увы, но этому не суждено было случиться, и после продолжительной болезни Екатерина Дмитриевна умерла на руках у мужа. Князь в отчаянии писал брату: «…Я потерял человека, который составлял мое самое большое счастье, благодаря своей нежности ко мне и благодаря своим добродетелям, которые каждый день давали мне повод для восхищения...» Перед смертью Екатерина Дмитриевна составила завещание, согласно которому большую часть имущества

передавала мужу, но также оставила значительную сумму для развития акушерского дела в России. На проценты с этой суммы через каждые шесть лет трое из русских студентов Московского университета отправлялись на обучение акушерству в Страсбургский университет. В память о своей жене князь Д.М. Голицын стал заниматься организацией лечебниц в Европе и России, жертвовать деньги на поддержку молодых врачей и студентов-медиков, а также исследований в области медицины. Особое покровительство оказывал русский вельможа и европейским художникам, делая им щедрые заказы. Дмитрий Михайлович продолжил и другое дело своей жены – коллекционирование картин. Одним из первых русских дворян он обратил внимание на старых мастеров. За 30 лет поездок по Европе и активного участия в главных аукционах князь собрал невероятную галерею. Чтобы оценить размах коллекции, следует отметить, что из 300 картин многие принадлежали кисти Рубенса, А. Ван Дейка, Я. Йорданса, П. Саутмана, Я. Брейгеля-старшего, Й. Моппера, Рембрандта, Г. Доу, Я. Ван Гойена, Г. Метсю, Рафаэля, А. Дель Сарто, Тициана, Караваджо, Дж. Романо, Л. и А. Карраччи, Н. Пуссена, Ф.С. Клере, Ж. Пиллемана и многих других известных фламандских, итальянских, французских, немецких художников. Голицынская больница Князь Дмитрий Михайлович до конца жизни оставался верен памяти своей же-

Голицынская больница

14 ны и не вступал во второй брак, а потому и был бездетен. Все имущество он завещал двоюродному брату – Александру Михайловичу Голицыну, известному екатерининскому вельможе и вице-канцлеру, с которым всю жизнь поддерживал самые теплые отношения, и своим племянникам. Одним из условий завещания было употребить часть его состояния на строительство в память о нем и его жене больницы в Москве. Александр Михайлович активно включился в исполнение последней воли своего брата. Пользуясь расположением императора Павла I и императрицы Марии Федоровны, известной своей благотворительной деятельностью, а затем и императора Александра I, он выхлопотал разрешение на строительство больницы, проект здания для которой разработал архитектор В.И. Баженов, а следил за его возведением архитектор М.Ф. Казаков. Покровительство над больницей было передано в ведение московского генерал-губернатора, а управление больницей должны были осуществлять представители рода Голицыных. После смерти Александра Михайловича, завещавшего больнице часть своих средств и объединенное собрание картин (свое и брата), управлять больницей стал Михаил Михайлович Голицын, а затем – Михаил Федорович Голицын. Голицынская больница стала во всех отношениях для России XIX в. явлением уникальным. Во-первых, это была первая частная гражданская больница; во-вторых, здесь бесплатное лечение предоставлялось всем неимущим слоям населения без разбора чинов, звания и происхождения, состоятельные же – должны были платить; в-третьих, для больницы был разработан специальный проект здания, а оснащалась она по последнему слову медицинской техники того времени (здесь даже был специальный электрический кабинет!); в-четвертых, это было настоящее семейное предприятие рода Голицыных, которые не только жертвовали деньги на благо лечебницы, но и принимали живое участие в ее делах. Ну, и наконец больница существовала за счет первого в истории России фонда целевого капитала. К сожалению, в своем изначальном виде это уникальное предприятие просуществовало недолго: в 1817–1818 гг. собрание картин было распродано. Однако сама больница продолжала функционировать вплоть до 1919 г., когда была присоединена к появившейся рядом с ней в 1833 г. 1-й Градской больнице, в советское время известной под именем Первой городской клинической больницы на Ленинском проспекте. Петр Мазаев, историк, www.miloserdie.ru


15

частная история

№2 (31)

Беременность и рак. История одной победы Когда Даниэла Попа неожиданно почувствовала себя плохо, ее мужа не было дома. Он уехал паломником на святую гору Афон. У женщины поднялась и ничем не сбивалась высокая температура. Беспокойство Даниэлы усилилось, когда к симптомам добавились слабость, обильное потоотделение и опухшие гланды. К тому времени, когда муж Даниэлы вернулся, срочная биопсия показала вторую стадию лимфомы Ходжкина – рака лимфоузлов. Это случилось в мае 2005 г. Лечение помогало плохо, и спустя всего несколько месяцев Даниэла сражалась за свою жизнь с очень агрессивной формой рака, перешедшего в четвертую стадию. – Держалась высокая температура, гланды опухли, все тело зудело, – вспоминает Даниэла в интервью журналу Familia Ortodoxă. К сентябрю женщина уже практически не могла ходить. Из-за распухших гланд ее шея в два раза увеличилась в объеме. От боли и обильного потоотделения она не могла спать по ночам. Даниэла начала тяжелый курс химиотерапии, за которым должно было последовать облучение. Однако вскоре она вынуждена была прервать лечение, потому что организм перестал справляться с побочными эффектами. Анализы быстро ответили на вопрос, что случилось: начался туберкулез. Теперь в дополнение к препаратам химиотерапии тело больной женщины накачали антибиотиками: чтобы справиться с туберкулезом, она в течение шести недель принимала девять различных антибиотиков. Затем врачи назначили томографию, чтобы посмотреть, насколько сильно болезнь повредила легкие женщины. Две жизни на грани смерти Вскоре Даниэла узнала, наверное, самую ошеломляющую новость в своей жизни. Она была беременна. Жизни, которая неожиданно обнаружилась у Даниэлы внутри, угрожали сразу три опасности. Во-первых, токсичные химиопрепараты; во-вторых, противотуберкулезные антибиотики, которые принимала мама. Вдобавок малыш только что получил двойную дозу облучения из-за томографии, которую проводили его маме, а оно, как известно, приводит к тяжелым нарушениям развития плода. Врачи настаивали на прерывании беременности. – В тот момент мы почти не верили, что все закончится хорошо, – говорит

Ричард. – Я волновался за здоровье жены и совсем не думал о Боге. Мне тоже аборт казался самым правильным решением. После томографии только один врач нашел слова поддержки для подавленной Даниэлы. Он сказал: «Неужели вы думаете, что Бог послал вам ребенка, чтобы позволить его матери умереть?» «У вас нет права распоряжаться жизнью ребенка» Даниэла и Ричард пришли к своему духовнику, православному священнику Иону Попеску с вопросом, следовать ли им совету врачей сделать аборт или нет. – У вас нет права распоряжаться жизнью ребенка, – мягко ответил священник. Оба вспоминают, что после этих слов у них словно гора с плеч упала, «как будто Бог снял с нас эту тяжесть и взял на себя». Успокоившись, супруги вернулись к вере как к неизменному источнику надежды, силы и твердости. Если раньше они считали, что справиться с болезнью помогут доктора и лекарства, то сейчас, узнав о ребенке и получив благословение от своего духовника, пара полностью доверилась Богу. Будущая мама решила прервать лечение и больше не думать о своей болезни. Теперь все ее мысли занимал малыш. Даниэла и Ричард посвятили своего нерожденного ребенка Богородице и все время молились ей: «Матерь Божья, пожалуйста, спаси этого ребенка. Мы посвящаем его Тебе, он Твой. Пусть исполнится воля Твоя». Пара просила помолиться о них многих верующих в округе. Брат Даниэлы – монах. В монастыре, где он живет, за них так сильно переживали, что буквально «засыпали» небо просьбами спасти мать и дитя и молитвами о благополучном родоразрешении. Даниэла обратилась к святым таинствам своей церкви, чтобы обрести в них силу и получить исцеление. Каждую неделю она соборовалась, часто исповедовалась, чтобы пребывать в мире с Богом, и старалась как можно чаще причащаться Святых Христовых Тайн. Один из гинекологов, правда, продолжал настаивать на том, чтобы женщина сделала аборт: «Ты не можешь получить все и сразу: и самой вылечиться, и беременность сохранить, и родить здорового ребенка». Но доктор ошибся.

Чудо Маленький Антоний появился на свет 17 января 2007 г., в день памяти преподобного Антония Великого. К изумлению врачей, многочисленные анализы показали, что с ребенком все в полном порядке, он совершенно здоров. – За нас молилось столько народу: монахи, священники, прихожане. Мы уверены, что Господь совершил это чудо по их молитвам, – уверены родители. Еще сильнее доктора изумились, обнаружив, что состояние Даниэлы намного улучшилось. Рентген, сделанный маме после родов, показал, что туберкулеза больше нет. – Врач сравнивала два рентгеновских снимка (один сделали до родов, второй – после) и не могла поверить, что это снимки одного и того же человека, который был так сильно болен и несколько месяцев никак не лечился в традиционном понимании. Дальнейшие анализы показали, что по основному заболеванию – раку – также наступила ремиссия. – С Даниэлой произошло самое настоящее чудо, – считает ее муж Ричард. – Мы уверены, что она получила исцеление благодаря нашей вере. Случай был совсем безнадежный. И в таких безнадежных случаях одними лекарствами не обойтись. Нужно молиться, много молиться. У Даниэлы больше нет рака, она прекрасно себя чувствует и считает, что нелегкие испытания были ей посланы для того, чтобы «все увидели могущество Господа». Пара теперь всегда «благодарит Бога за ниспосланное испытание». Они бесконечно признательны своему духовнику за его мудрые слова, ведь именно с них и «началось чудо». – Вы только подумайте, что с нами было бы, не дай нам тогда отец Ион Попеску по-настоящему благочестивый совет! – говорит Ричард. – Скорее всего, ни Даниэлы, ни Антония не было бы рядом со мной. Сейчас Антонию шесть лет, он стал «умным, красивым и послушным мальчиком», из которого «энергия просто бьет ключом». Даниэла по-прежнему прекрасно себя чувствует в окружении любящей семьи, включая дочь Микаэлу (17 лет) и сына Андрея (16). Питер Баклинский, LifeSiteNews.com


16

адреса

Катя Кондрат, 19 лет. Диагноз: острый лимфобластный лейкоз. Есть диагнозы, которые звучат как приговор. Приговор детству, проведенному в украинском городе Запорожье с любящими мамой, папой и младшим братом. Тому времени, когда люди ищут себя. Катя ходила в музыкальную школу и с переменным успехом то играла на фортепиано, то пела в хоре. Параллельно увлеклась бисероплетением и созданием маленьких забавных зверюшек из кусочков ткани. После успешного окончания экономического колледжа Екатерина поступила в Харьковский национальный университет внутренних дел. О погонах мечтала давно, а образцом послужил двоюродный брат. Наступили каникулы, Катя приехала домой воодушевленная и счастливая… Но тут начался кошмар. К слабости, которую девушка связывала с естественной усталостью, присоединились другие симптомы. Но правильный диагноз ей поставили не сразу, а время уходило. Специфическая терапия в Украине не дала положительных результатов, врачи сами посоветовали родителям везти дочку для лечения в Беларусь. 4 сентября Екатерина Кондрат госпитализирована в онкоклинику в Боровлянах. Белорусские медики делают все возможное, чтобы ее спасти. Они все, включая заведующую отделением Наталью Мигаль, которая является и лечащим врачом девушки, и старшую медсестру Татьяну Бельмач, внимательны и добры к юной пациентке. Но Катя – гражданка Украины, и лечение для нее в Беларуси – платное. Требуется сумма в размере 50 000 дол. США. Анализы у Катюши потихоньку улучшаются. Девушка мечтает о том, как вернется домой в семью, возобновит учебу. Она обращается ко всем, кто не может не услышать: – Помогите! Я этого никогда не забуду. Если бы вы знали, как мне хочется жить… Благотворительные счета открыты в филиале № 614 ОАО «АСБ Бел��русбанк»: г. Минск, ул. Карбышева, 13, к. 2; УНП 600052608; МФО 153001520: - бел. руб.: транзитный счет № 3819382106084 на благотворительный счет № 000036 в отделении № 614/143, бессрочный. Назначение платежа: сбор средств на имя Кондрат Ларисы Анатольевны для лечения дочери Кондрат Екатерины Владимировны. Для почтовых переводов: 220056, г. Минск, ул. 50 лет Победы, д. 5, корп. 1, кв. 71, Михайлевской Инне Анатольевне. EasyPay: 48836664 . Можно также пополнить баланс МТС, с которого деньги будут переведены на банковский счет: 8-029-220-80-15.

Учредитель: ОДО “Работа для Вас” Издатель: ОДО “Работа для Вас”

Главный редактор: Лилия Осипчик Шеф-редактор: Гелия Харитонова Издание зарегистрировано в Министерстве информации Республики Беларусь Свидетельство о регистрации от 10 мая 2012 г. № 1537

№2 (31)

Беда этого замечательного пса по кличке Макс только в том, что он не распознал врага-живодера в облике человека. Цена ошибки была высока: Максу отрубили лапу и хвост. Издевательства лишили его веры в добрые намерения людей. Но, погибая, он решил еще раз довериться человеку-волонтеру Кате и дать себя спасти! Безропотно переносил Макс медицинские манипуляции, позволившие ему выжить среди боли и горечи. Когда рука человека протягивалась к нему, чтобы приголубить, он плакал от ужаса… Но страх постепенно стал таять, как прошлогодний снег, растопленный лаской и добротой девушки Кати. Макс хорошо сложен, невелик – ростом до колена, молод (2-3 года), красив и умен. Владеет навыками собачьего этикета и уже заново научился ходить. Но в г. Могилеве на сегодняшний день не нашлось длительной передержки, и Макс оказался на местном спецпредприятии по отлову. Холод и сырость не способствуют выздоровлению этого достойного пса, фактически победившего смерть. Человек (или выродок рода человеческого?) совершил поступок, ставший для Макса роковым. Значит, исправлять содеянное тоже придется человеку. Мы стесняемся своего милосердия, опасаемся неподъемного груза проблем, связанных с травмированными животными. Нам трудно поверить, что мы не одиноки, что все вопросы можно решить, имея поддержку единомышленников. По мнению всех без исключения хозяев травмированных животных, они необычные, с тонкой душевной организацией, остро чувствующие вашу боль и готовые поддержать вас в сложные моменты. Мы призываем всех, кого тронула история Макса, кто может совершить поступок, проявить милосердие, помочь ему восстановиться от физических травм и снова поверить в торжество жизни. Мы верим, что найдется тот, кто поможет понять Максу, что человек – хороший! ООЗЖ «Эгида» гарантирует помощь в перевозке в Минск (или другой город), обследовании у минских ветеринарных врачей и поддержку тому, кто откроет дом и сердце для этой собаки! Тема Макса на форуме: http://egida.by/forum/95-17786-1 Звоните и приходите знакомиться с Максом. Опекуны-кураторы: 8-029-113-79-73, Екатерина; 8-029-679-66-52, Татьяна.

Email: redaktor32@tut.by Тел./факс: (017) 299-51-74, 299-01-52 адрес редакции: 220037, г. Минск, пер. Козлова, 7Г, 7 этаж Адрес для почтовой корреспонденции: 220037, г. Минск, а/я 174 © “Работа для Вас” • Перепечатка допускается только с разрешения редакции • Мнения авторов публикуемых материалов могут не совпадать с мнением редакции • Ответственность за информативное содержание рекламы несут рекламодатели

Выходит на русском языке. Формат А4. 16 страниц

Подписано в печать 30.01.2014 в 13.30 Отпечатано в типографии РУП "Издательство "Белорусский дом печати" ЛП № 02330/0494179 от 03.04.2009 220013, г. Минск, пр. Независимости, 79 Заказ № 391 Тираж 3012 экз. М 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 П 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Bogadelnaya,32_№31