Issuu on Google+

Башкирия МЫ ДОЛЖНЫ ДОПОЛНЯТЬ ДРУГ ДРУГА 32 Регионы при работе с инвесторами нуждаются в новых полномочиях и активном продвижении своих компетенций на международном уровне МЯГКАЯ ПОСАДКА Темпы роста экономики Башкортостана снижаются. Нефтехимия, непрофильные сектора и потребительские рынки смягчают торможение

40

ЭРНСТ УРАКОВ

МЕРА ПОЛИМЕРА 44 Нефтехимики стремятся развивать крупнотоннажные производства, направленные на замещение импорта. Но для успешной реализации проектов им придется позаботиться о расширении внутреннего рынка


ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

32

БАШКИРИЯ

ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПОЛИТИКА

Артем Коваленко

Мы должны дополнять друг друга Регионы при работе с инвесторами нуждаются в новых полномочиях и активном продвижении своих компетенций на международном уровне

Рустэм Хамитов: «Я живу рядом с аэропортом, над моим домом часто пролетают самолеты. Они здорово гудят на взлете. Но я постоянно требую, чтобы наращивался объем авиационных перевозок, поскольку знаю, что каждый самолет, который пролетает над головой, дает налоги в республиканский бюджет. И от осознания этого шум самолетов мне совсем не мешает»


Башкирии подвели предварительные итоги 2013 года. Республика на первом месте по строительству жилья в Приволжском федеральном округе — за год возведено 2,5 млн кв. метров, что на 7% больше, чем годом ранее. На 8% вырос оборот розничной торговли, причем более половины его приходится на малый бизнес. Сельское хозяйство превысило прошлогодние показатели на 17%. Индекс промышленного производства составил 102,3%. Это на 2 процентных пункта лучше, чем в целом по России, но хуже, чем в прошлом году (106,1%). На заседании регионального правительства президент Башкирии Рустэм Хамитов призвал министерства к повышению качества управления, эффективной работе с инвесторами и взвешенной бюджетной политике. Глава региона рассказал «Э-У», на какие точки роста республика сделает ставку в 2014 году. — Рустэм Закиевич, в послании к Госсобранию — Курултаю РБ вы поставили задачу нарастить валовой региональный продукт до 1,5 трлн рублей к 2016 году. Как ее реализовать? Темпы экономического роста замедлились. Рост ВРП в республике в прошлом году ожидался на уровне 6%, но составил 3 — 3,5%. На протяжении нескольких месяцев статистика показывала отсутствие роста промышленного производства в РБ. В каких отраслях экономики вы будете искать ресурсы для развития? — Задачи и должны быть амбициозными. Республика Башкортостан — крупный и успешный регион, но удельные показатели бюджета на душу населения не так велики, как хотелось бы. Нужны другие цифры. Конечно, очень сложно достичь цели в 1,5 трлн рублей. Но это реально, и прежде всего за счет внутренних резервов, посредством модернизации действующего промышленного комплекса. Сейчас мы практически индивидуально работаем с каждым предприятием — определяем на основе взаимных обязательств варианты развития, предлагаем и обеспечиваем поддержку. У нас с промышленниками общие задачи — нарастить объемы производства, диверсифицировать экономику, создать новые рабочие места. Это и даст необходимый эффект. Возможности для развития есть во всех отраслях — машиностроении, легкой промышленности, радиоэлектронике. Но такого потенциала роста, как в нефтехимии и химическом производстве, нет ни в одной отрасли. Более того, я убежденный сторонник того, что химическое производство может быть одним из драйверов развития страны в целом. У нас много сырья, внутреннее потребление колоссальное, но на свои рынки высокотехнологичная продукция химпредприятий практически не

В

поставляется. Основное производство сосредоточено на крупнотоннажной химии — пластики, минеральные удобрения — и это идет на экспорт. Мы должны научиться производить конечную продукцию, обеспечивая потребности внутреннего спроса. Все более или менее значимые готовые изделия из пластиков завозим из-за рубежа, своего производства практически нет. Мы об этом говорим на всех уровнях. Понимание есть, но разворачивается все слишком долго. Нужна осознанная государственная политика в этом направлении. Нужно кластерное развитие: химический комплекс формировался в советское время как единое целое. Сейчас он технологически разобщен, поделен между частными корпорациями. Надо восстанавливать единое технологическое и сырьевое пространство, усиливать внутриотраслевую кооперацию, пускай даже предприятия при этом принадлежат разным собственникам. Показателен пример Сингапура, где на искусственно созданном острове Джуронг в 2000 году была построена высокоинтегрированная нефтехимическая площадка. Множество корпораций объединились в кластер и выпускают готовую продукцию. Программа развития нефтехимии вывела Сингапур на третье место в мире по объему переработки нефти. Рецепты известны, но сил только субъекта РФ не хватает для координации такой работы. В Башкортостане расположены очень крупные компании, и организовать взаимодействие между ними — это задача федерального, а не регионального уровня.

Кто возьмется — Будет ли бизнес вкладываться в новые отрасли, не характерные для акцентированной на ТЭКе экономики региона? — Помимо малотоннажной нефтехимии новыми ориентирами для развития экономики республики могут быть радиоэлектроника, производство энергоэффективного оборудования, инфраструктура, информационные технологии, сфера услуг и туризма. Ваш журнал часто об этом пишет. Чтобы они «выстрелили», должна в полную мощь заработать вся инновационная инфраструктура — технопарки, бизнесинкубаторы, центры кластерного развития, трансферта технологий. В решении этих вопросов очень нужна поддержка федерального центра. Еще одна точка роста — АПК. Башкортостан — один из ведущих агрорегионов страны. Сейчас в АПК реализуется 18 крупных проектов с общим объемом вложений более 70 млрд рублей. Два из них — на 12 и 6 млрд рублей — направлены на развитие молочного производства. Есть мегапроекты по производству свинины и индюшатины. Другое важное направление в АПК — развитие фермерства и личных под-

БАШКИРИЯ

собных хозяйств. Действуют программы поддержки начинающих фермеров. В качестве стартового капитала они получают гранты до 10 млн рублей. Но лучшей поддержкой для них станет создание эффективной системы закупа и первичной переработки продукции через потребительскую кооперацию. Помогаем малым агропредприятиям — субсидируем ставки по кредитам, покупаем технику. В прошлом году благодаря всем этим усилиям в сельском хозяйстве произведено продукции на 125 млрд рублей. — В ЖКХ инвесторы вряд ли пойдут — правила игры до конца неясны. Или у вас есть свой рецепт привлечения денег на этот рынок? — Рецепта всеобъемлющего нет. ЖКХ сегодня — это непрозрачная структура в плане ценообразования, эффективности, надежности. Например, взять какойнибудь рядовой водоканал. Соответствующие службы, формируя тарифы, в точности не знают их издержек, объемы потерь воды, экономические показатели. Первичная информация искажена. Это общая практика. За эту неэффективность расплачивается рядовой потребитель. Работает закон больших чисел: неэффективные затраты разбросали на миллион жителей, вот тебе и покрыли 20 — 30% потерь в водопроводе. Может показаться, что частник смог бы минимизировать издержки, выйти на экономически обоснованные тарифы. Но и это большой вопрос. Нужны значительные ресурсы на модернизацию коммунальной инфраструктуры. Сначала надо хозяйство в порядок привести, там же страшно все изношено. Простой пример. Один из наших населенных пунктов отапливался старыми советскими котельными. Люди платили в месяц по 2 — 2,5 тыс. рублей за тепло на протяжении всех 12 месяцев. Мы за 90 млн рублей модернизировали систему отопления, подвели газ, поставили водонагреватели и сократили плату до 500 — 600 рублей. Теперь там и частник сможет работать. А если все трубы прогнили, отдавать бизнесу эту нишу бессмысленно. Много случаев, когда частные компании только деньги собирают, а состояние хозяйства их волнует в последнюю очередь. Только государство сможет эту отрасль модернизировать, как оно уже модернизировало здравоохранение, например. Перспективы у ЖКХ огромные. В РБ в нем крутится около 80 — 90 млрд рублей. Большие деньги!

Хотелки есть — Уровень инвестиционной привлекательности республики в целом выглядит выше среднего по России. По итогам 2013 года объем инвестиций в основной капитал достиг 250 млрд рублей. Остались ли незадействованные инструменты привлечения инвестиций с точки

33 ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПОЛИТИКА


ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

34

БАШКИРИЯ

ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПОЛИТИКА

зрения бюджетно-налоговой политики? — Думаю, что набор преференций, который нами сформулирован и законодательно оформлен, достаточен, чтобы инвесторы приходили. Льготы немаленькие, если компании вкладывают больше 5 млрд рублей: они на десять лет освобождаются от налога на имущество, части налога на прибыль — до 13,5%. Работает институт инвестиционных уполномоченных в муниципалитетах, система оформления документов по принцип�� одного окна. Это испытанные методы, вряд ли мы в ближайшее время будем вводить дополнительные инструменты, справиться бы с тем, что уже предложили. Очевидно, что приход инвесторов — это «долгоиграющий» процесс. Пока будут построены новые предприятия, пройдет несколько лет. Инвестиционный цикл от идеи до ввода предприятия в эксплуатацию длится не год и не два. Калужская область начала получать первые результаты от инвесторов через 5 — 7 лет. А ведь нам уже в ближайшем будущем нужно создать несколько сот тысяч новых высокопроизводительных рабочих мест, активно наращивать промышленный рост. Реализацию этих задач смогут обеспечить только действующие предприятия. — Почему в РБ выстрелили далеко не все одобренные республиканской властью инвестпроекты? Часть из них канули в лету. Другие реализуются в более скромных масштабах, чем изначально заявляли предприятия. — Есть объективные и субъективные причины. Нельзя не принимать во внимание ситуацию на глобальных рынках. Например, темпы строительства завода по производству гидротурбин (совместный проект «РусГидро» и французской компании «Альстом») снизились, когда сжался мировой рынок высокотехнологичной промышленной продукции. Спрос в мире упал, заводы сократили объемы производства. Это объективная причина. Другая ситуация — промышленники заявили проект, но не нашли средств для его реализации: хотелки есть, а ресурсов нет. Если из десяти заявленных проектов один будет реализован, это уже неплохо, два — просто отлично. — А три? — Такое бывает крайне редко. КПД у заявленных инвестпроектов с точки зрения реализации совсем невысок, 10 — 20%. К этому надо относиться спокойно. Иногда проект зависает, а года через два-три «выстреливает» неожиданно для всех, и начинается стройка. Нередко причиной отсрочки становятся решения федеральных структур. — Палки в колеса ставят? — Не в этом дело. Сегодня региональная власть не может полностью контролировать инвестиционный процесс. Я как руководитель субъекта РФ отвечаю за при-

влечение инвестиций, а федеральные органы, в том числе контрольно-надзорные, расположенные в республике, никоим образом не вовлечены в эту работу. Они прямо не заинтересованы в том, чтобы появились новые компании, дополнительные доходы. На показателях их деятельности никак не отражаются наши достижения или промахи. И если таможня встроена в этот процесс и заинтересована в росте таможенных платежей, то остальные структуры в лучшем случае нейтрально относятся к инвесторам. Некоторые федералы необъективно оценивают компании, которые к нам приходят: «оборудование не то завезли, монтируют его не так». Они формируют негативное отношение к проектам. Инвестклимат — тонкая материя. Это кропотливая, подчас индивидуальная, тяжелая работа, которую в одночасье можно разрушить непродуманными действиями какойлибо структуры, которая республиканской власти не подчиняется. — Это ведь региональные подразделения, можно обратиться к тем, кто их курирует на федеральном уровне. — Обращались. Но где они и где мы. Федералы вместе с нами должны отвечать за то, что происходит на территории регионов, иначе ситуация не изменится. — А полпредство президента РФ в ПФО? — У нас установились хорошие, деловые отношения с округом, полпред Михаил Викторович Бабич нам здорово помогает. Без его поддержки было бы намного сложнее, а ряд проектов остались бы просто нереализованными. Полпредство прямо заинтересовано в развитии территорий, входящих в округ. А вот центральные министерства и ведомства — нет. У них нет целевых показателей по развитию субъектов. Нет таких обязательств и у естественных монополий или крупнейших корпораций. — Какая еще поддержка нужна регионам от федерального центра для эффективного привлечения инвесторов? — Мы должны дополнять друг друга. Я говорил об этом на заседании правительства РФ. Одно дело, когда мы сами кого-то находим и привлекаем, другое, когда этот процесс имеет российский масштаб, когда к поиску инвесторов подключены все федеральные структуры. Всегда надо учитывать специализацию и компетенции регионов. Я не могу сказать, что сегодня для нас одинаково хороши все инвесторы, мы в большей степени заинтересованы в нефте- и газохимических компаниях. Другие регионы специализируются на черной металлургии или машиностроении, соответственно, их производственная инфраструктура, ресурсная база сформированы на этих направлениях. Такое сегментирование, на мой взгляд, сделало бы работу с инвесторами эффективнее.

Протесты и что с ними делать — А если против инвестпроекта выступает общественность? Я про ситуацию, которая сложилась вокруг «Кроношпана»: буксует проект, реализованный уже в 30 странах. Насколько мне известно, за это производство конкурировали восемь субъектов РФ. — Вся эта история носит странный характер. «Кроношпан» — это не вредное химическое производство, а лесоперерабатывающее предприятие. Но шум подняли большой, пишут письма уже в ООН и ЕС. Явное несоответствие масштабов предприятия и созданного противостояния может говорить в числе прочего и о некоей заданности протестной активности. В стране такие явления множатся. Наметилась определенная тенденция: Красноярский край, Иркутская, Кемеровская и Воронежская области, Карелия, теперь Башкортостан. Митинги, лозунги, сетевые сообщества, нагнетание истерии, отрицание любых вариантов переговоров. Это опасно для имиджа страны и территорий с точки зрения привлечения инвестиций. Что республика может потерять в случае остановки проекта? Строительство линии по производству ДСП (приоритетный инвестиционный проект РБ, осуществляется ООО «Кроношпан Башкортостан» и группой компаний «Кроношпан». — Ред.) позволит создать свыше 4 тыс. рабочих мест, из них более 3 тысяч в лесных районах, где катастрофически не хватает работы. Суммарные поступления в бюджеты разных уровней составят около 33 млрд рублей. Технологии, реализованные на предприятии, позволяют перерабатывать низкосортную, перестойную древесину. Улучшится состояние лесов, ведь они освободятся от хлама, в том числе и на лесных делянках, в местах заготовки древесины. Сегодня все это гниет на лесосеках. Инвесторы стараются донести до общественности, что экологических рисков при запуске этого производства нет. Сейчас проводится государственная и экологическая экспертиза проекта. И только при наличии положительных заключений будет приниматься окончательное решение по этому предприятию. Власти не заинтересованы в строительстве на территории республики грязных, экологически вредных производств. Это просто недопустимо. Поэтому экспертиза будет основательной и дотошной. — У вас не складывается мнение, что общественность в этом случае подогревается теми, кто по определенным причинам не заинтересован в запуске проекта? — Нельзя отрицать и этого, ведь мы живем все-таки в рыночной экономике, где уничтожение конкурента — один из способов занятия рыночной ниши. В этих целях население порой умышленно вводят в


36

БАШКИРИЯ

ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

заблуждение, вбрасывая ложную, непроверенную информацию, играя на страхах людей, их незнании реального состояния дел. Однако жители республики должны понимать, что развитие региона сопряжено в первую очередь со строительством новых предприятий. Отрицание этого очевидного факта негативно скажется на экономике республики. Без строительства предприятий как мы будем создавать новые рабочие места? Как мы будем модернизировать промышленное производство? Как обеспечим рост бюджета региона? Протестная, запретительная политика — это тупик, абсолютный тупик! Обратимся к недавней истории. Почти 25 лет назад в республике закрылось строительство атомной станции, сейчас там руины и деградация. Тогда же было остановлено строительство на долгое время полиэфирного комплекса в Благовещенске и катализаторного завода в Ишимбае. Эти предприятия так и не вышли на проектные объемы производства. Под давлением общественности еще десять лет назад остановлен завод «Химпром». Да, он был экологически очень опасным, но сегодня предприятия просто нет, а площадка с накопившимися ядами осталась в городе. Рекультивировать ее некому, нет собственника, а государству просто не на что. В конечном итоге стало только хуже. Вот вам результат: остановлены крупные проекты, а взамен нового ничего не создано. Кому от этого стало хорошо? — Еще один нереализованный проект — строительство продуктопровода «Ямал — Поволжье». Поддержка со стороны госкомпаний, которые и должны стать основными поставщиками сырья, не оказана. Говорили о том, что в проект будут привлекаться новые инвесторы, но и про них ничего не слышно. — На самом деле работа идет. Сформировано акционерное общество, которое так и называется «Ямал — Поволжье». Его учредили Ямало-Ненецкий округ, Татарстан и Башкортостан. Мы должны в этом году изыскать деньги на подготовку техникоэкономического обоснования (ТЭО) проекта. Это недешево, по разным оценкам, от 150 до 200 млн рублей. С разработанным ТЭО мы пойдем в правительство РФ. Пока идти не с чем. Но в��ем понятно, что мы на правильном пути — ресурсы и сырье в Сибири есть. Сейчас получаем информацию по составу сырья, разбираемся, где есть жирные газы, где широкие фракции легких углеводородов и т.д. Копим и анализируем данные, чтобы принять глобальное решение. Быстро не получится. Строительство надо начинать в 2018 — 2020 годах. Именно тогда в Поволжье возникнет дефицит углеводородного сырья с учетом формирующихся новых нефте- и газохимических комплексов.

ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПОЛИТИКА

Такого потенциала роста, как в нефтехимии и химическом производстве, нет ни в одной отрасли

Научиться зарабатывать — В 2013 году на базе башкирских активов фактически создан новый мощный холдинг по производству соды. Почему правительство Башкирии пошло на то, чтобы размыть свою долю в ОАО «Сода» — одном из крупнейших активов этой отрасли? — Мы осознанно пошли на объединение своих активов с «Башкирской химией», чтобы сформировать крупнейшее в Европе содовое производство (до объединения Башкортостану принадлежало 61,65% уставного капитала, республика вошла в БСК вместе с принадлежащими Башхиму ОАО «Каустик», Березниковским содовым заводом и транспортной компанией «Транснефтехим». — Ред.). Башкирская содовая компания (БСК) — масштабный проект. Фактически это слияние нескольких производств: соды кальцинированной и каустической, хлорорганических продуктов, бикарбоната натрия. Объединение позволило компании укрепить позиции на рынке, приобрести новые конкурентные преимущества, увеличить кредитный потенциал, нарастить качество производства, выйти на более сложные проекты, в том числе сырьевые. В одиночку акционерам «Соды» сложно было бы решить три ключевые проблемы — обеспечение сырьем, модернизацию производства и переработку отходов. Мы увидели выход в решении этих вопросов через создание мегакорпорации. Будет расти и капитализация компании, а значит, пакет акций, принадлежащий республике, будет последовательно увеличиваться в цене. — Меняются подходы к бюджетному планированию. Раньше сначала формировался бюджет и, исходя из него, разрабатывались адресные целевые программы, а сейчас придется планировать не

от того, сколько удастся собрать налогов, а от задач и вызовов. Актуальнее становится поиск путей сохранения бюджетных денег. Что здесь важнее для государства — «ужиматься в функционале», передавая его часть на аутсорсинг, или сокращать избыточные затраты, в том числе посредством ГЧП? Можно ли передать бизнесу содержание и обслуживание детсадов, домов престарелых? — Очевидно: чтобы достойно жить, нужно не только зарабатывать, но и разумно расходовать ресурсы, а порой и просто экономить, беречь каждый бюджетный рубль. Мы — не бедные, а зачастую неорганизованные и расточительные. Более 70% бюджетных трат — социальной направленности. Сейчас темп роста расходов бюджета опережает динамику роста его доходов. В результате дефицит консолидированного бюджета республики достиг почти 20% от его объема. Мы справляемся с ним. Однако необходимо искать дополнительные источники доходов, пересмотреть часть расходных обязательств, оптимизировать неэффективные структуры. Например, республиканские ГУПы, часть из которых вместо зарабатывания денег и построения эффективных бизнес-моделей фактически превратились в бюджетные организации. Нужно начать поэтапную реформу системы управления ГУПами. Здесь очень важно переформатировать сознание руководителей. Надо учиться зарабатывать. Пока это проблема для директорского корпуса. Также экономически активная часть населения, да и бизнес-структуры уповают на существенное бюджетное финансирование или значительные дотации. Бюджетные расходы можно минимизировать с помощью ГЧП, но пока и этот формат работы недостаточно развит. Есть


38

БАШКИРИЯ

ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

федеральный и республиканский законы, но на практике они мало применяются. Привлечение частных денег для решения бюджетных задач идет очень тяжело. Пытаемся нащупать ниши для ГЧП в социалке — строительство и содержание детских садов, частных школ, домов престарелых. Но это единичные факты, это еще не система. Много предвзятости в этих вопросах, различных предубеждений, в том числе и со стороны контрольно-надзорных органов: вариант работы государства с бизнесом сразу получает почти криминальную окраску в глазах проверяющих. Многие поэтому предпочитают не связываться с таким форматом деятельности: что называется, себе дороже — Вы и перед муниципалитетами поставили задачу активнее зарабатывать. Сегодня эта ветвь власти несамостоятельна и несостоятельна отчасти и потому, что, несмотря на длительные реформы, люди себя с местным самоуправлением не ассоциируют. — Вы правы, население занимает пассивную позицию в вопросах формирования органов местного самоуправления и участия в местной экономике. Де-юре у нас власть муниципальная отделена от республиканской, а де-факто самостоятельно эта ветвь власти существовать не может. На бумаге у нее есть полномочия, но реализовать их нет возможности ввиду отсутствия ресурсов. Нужно еще раз проанализировать ситуацию и определиться с тем, каким должно стать местное самоуправление. — В 2015 году Башкортостан примет участников саммитов Шанхайской организации сотрудничества и стран БРИКС. Некоторые субъекты РФ рассматривают такие мероприятия, как возможность получить федеральные ресурсы для решения своих проблем. — Мы с самого начала взяли курс на экономный вариант подготовки к саммитам. Вы наверняка видите, что мы нигде не звучим с какими-то избыточными требованиями, с планами строительства колоссальных объектов. Это следствие того, что мы не взяли завышенных обязательств ни перед собой, ни перед населением, что перед саммитом превратим Уфу в сказку: это сегодня невозможно, надо быть реалистами. Городская инфраструктура уже сегодня неплохо развита: функционирует Конгресс-холл, в котором будут проходить мероприятия, хорошие дороги, неплохие фасады домов, зеленые насаждения. Город уютный и чистый. Началось активное строительство гостиничных комплексов — их Уфе действительно не хватало. Но строят гостиницы частники, там ни одного государственного рубля нет. Нам нужно примерно четыре-пять отелей, они и будут.

ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПОЛИТИКА

Инвестклимат — это тонкая материя, подчас индивидуальная. Это кропотливая, тяжелая работа. И все в одночасье можно разрушить непродуманными действиями какой-либо структуры, которая республиканской власти не подчиняется Федеральный бюджет взял на себя модернизацию международного аэропорта Уфа. На эти цели Росавиация выделяет порядка 3 млрд рублей. Будет построен новый перрон для тяжелых воздушных судов, реконструированы рулежные дорожки и взлетно-посадочная полоса. А вот модернизацию международного терминала республика осуществляет сама. Пропускная способность аэропорта на международных направлениях возрастет с 200 до 800 человек в час.

Контролировать ситуацию — Имидж региона, тем более накануне международных мероприятий, складывается и из состояния общественной среды. Еще два-три года назад в федеральных СМИ появлялись сообщения о захвате радикальными исламистами мечетей на территории РБ. А в октябре прошлого года президент РФ в Уфе заявил, что нужна новая социализация ислама в противовес идеям, которые выдвигают представители неформальных религиозных течений. — Сегодня таких сообщений нет, ситуация под контролем. Мы делаем все, чтобы та ветвь ислама, которая веками существует на территории Урала и Поволжья, развивалась и оставалась сильной. Кстати, население крайние формы вероисповедания не воспринимает, поэтому мы быстро узнаем о тех, кто пытается внести сумятицу в головы прихожан. В Башкортостане действуют два духовных управления — Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) России и Духовное управлении мусульман (ДУМ)

Башкортостана. Примерно пополам между ними делится мусульманская умма: около 500 мечетей у ЦДУМ, и около 500 — у ДУМ. Главной проблемой для нас является кадровое обеспечение мечетей. Специальное религиозное образование имеют только 20% священнослужителей, остальные — самоучки. Нужно быстро наращивать материальную базу, чтобы создавать новые духовные учебные заведения, чтобы имамов учить не в арабских странах, а на территории России. У нас достаточное количество грамотных людей, которые глубоко знают ислам, хорошо разбираются во всех его течениях. Глава государства поручил создать духовные академии в Башкортостане и Татарстане. Думаю, через три-четыре года они появятся, и мы нормализуем ситуацию с подготовкой необходимых специалистов. — Республиканский Курултай в двух чтениях принял поправки к Конституции РБ о переименовании должности руководителя региона с «президента» на «главу». В башкирском варианте нового названия должности русскому слову «глава» будет соответствовать башкирское башлыгы. Почему этот вариант вызвал столь бурную реакцию среди общественников? — Это же исторический момент, дискуссия должна быть, мы не каждый день меняем название высшего должностного лица республики. Понятно, что порой обсуждение шло эмоционально, иногда излишне. Что касается существа вопроса, то «президент» — не башкирское слово, а башлыгы — исконно наше, родное, не заимствованное, и оно вполне отображает суть названия должности главы республики. ■


Бренды Башкортостана

«Янган-Тау» — талисман вашей молодости, здоровья и красоты!

реклама

Лучшая здравница Республики Башкортостан и России — санаторий «Янган-Тау» — расположилась в живописном уголке Южного Урала на высоте 413 метров над уровнем моря на горе Янгантау (что в переводе с башкирского означает «горящая гора»). Санаторий был основан в 1937 году, но феноменальные свойства горы были отмечены еще в 1770 году академиком П.С. Палласом. Сегодня «Янган-Тау» всемирно известен своими уникальными термальными источниками. В санатории используются исключительные свойства целебного пара, широко применяются минеральная вода источника «Кургазак» и природно-климатические условия. В санатории «Янган-Тау» осуществляется комплексное восстановительное лечение, при котором уникальные природные лечебные факторы сочетаются с современными реабилитационными технологиями на высокотехнологическом оборудовании. Организация медицинского обслуживания и оценка эффективности восстановительных мероприятий осуществляются с помощью автоматизированной системы управления «Кинт: управление санатория». Наряду с ведущими институтами российского здравоохранения и курортологии санаторий является членом российской Ассоциации специалистов восстановительной медицины, имеет сертификат соответствия международной системе менеджмента качества ИСО-9001. Санаторий «Янган-Тау» оказывает 41 вид лицензированной медицинской деятельности, реабилитационное лечение проводится по семи стандартам санаторно-курортного лечения, оздоровительным и восстановительным программам.

Медицинский профиль здравницы — лечение заболеваний костно-мышечной, нервной и мочеполовой систем, желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, периферических сосудов. Лечебная база санатория «Янган-Тау» включает в себя бальнеолечение — геотермальные процедуры — общие и местные паровоздушные и суховоздушные термальные ванны, аппликации конденсата пара, ингаляции, гидротерапию, ландшафтотерапию, климатотерапию; аппаратную физиотерапию, озоно-, гирудо-, спелео-, психо-, арома-, фито-, гидроколоно-, рефлексотерапию, лечебную физкультуру в бассейне с минеральной водой «Кургазак», консультации узких специалистов, современный диагностический центр. В целях проведения лечебно-оздоровительной работы в санатории оказывается около 500 видов дополнительных медицинских услуг. В 2013 году пролицензированы новые виды медицинской деятельности: офтальмология,

Санаторий представлен комплексом из семи комфортабельных спальных корпусов, паровой и суховоздушной лечебниц, водолечебницы, лечебно-диагностического комплекса с грязелечебницей и spa-центром, питьевого бювета оздоровительного и туристического комплексов, четырех просторных залов питания, собственной структурой по осуществлению менеджмента и маркетинга, спортивно-оздоровительного комплекса, центра досуга, детского городка, сети магазинов, банно-прачечного комплекса, а также производственной, хозяйственной инфраструктурой.

колопроктология, психотерапия, медицинская реабилитация, стоматология ортопедическая и косметология. Для полноценного оздоровления гостей курорта организовано сбалансированное питание в четырех просторных залах питания и ресторане «Урал». Представлен широкий ассортимент блюд из продуктов преимущественно собственного производства — шведский, заказной и диетический столы. Организация досуга и активного отдыха является важным компонентом оздоровления. В санатории «Янган-Тау» созданы все условия для активного отдыха. В центре досуга ежедневно проводят концертные, развлекательные, конкурсно-игровые

программы, дискотеки. Имеются бар-бильярд, бар-боулинг и салон караоке. В спортивно-оздоровительном комплексе имеются: тренажерный зал, просторный спортзал, оборудованный для игры в баскетбол, настольный теннис, волейбол, мини-футбол. Действуют открытый теннисный корт, каток, хоккейная коробка и площадка для игры в мини-футбол с искусственным покрытием. Работает пункт проката различного спортивного инвентаря. Функционируют лыжная трасса протяженностью в 3 километра и горнолыжный комплекс «Беркут» со спусками трех уровней сложности, оснащенными бугельным подъемником. В 3 километрах от территории санатория расположен конно-спортивный комплекс «Юртак». На искусственном пруду круглый год организуется форелевая рыбалка. Санаторий «Янган-Тау» неоднократно был удостоен высоких наград российского и международного уровней. Высокое качество курортно-оздоровительных услуг «ЯнганТау» неоднократно отмечено наградами. В 2013 году по итогам Международного экономического рейтинга «Лига лучших» здравница вошла в ряды лидеров экономики РФ, заняв первое место в рейтинге среди 700 тысяч предприятий России по профилирующему виду деятельности «Деятельность санаторно-курортных учреждений». Копилку наград санатория также пополнили сертификаты «Лидер отрасли» и «Успешное государственное предприятие» Сочетание необыкновенных свойств загадочной горы, целебной воды источника «Кургазак», передовых медицинских технологий, опыт и профессионализм медицинского персонала, расширение перечня видов услуг, активный отдых, повышение культуры обслуживания способствовали существенному улучшению основных показателей финансовохозяйственной деятельности. Курорт в 2013 году посетили свыше 30 тыс. человек, что на 8,6% больше, чем в 2012 году. Санаторий «Янган-Тау», бесспорно, является лучшей здравницей Республики Башкортостан и России. В прошедшем 2013 году, подтвердив высокое звание, санаторий планирует продолжить ить работу, показывая луч лучшие результаты.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «ЯНГА «ЯНГАН-ТАУ»! 452492, Республика Башкортостан, Салаватский район, с. Янгантау, ул. Центральная, 20 тел./факс: (34777) 28-136 / 21-295 е-mail: yantau@mail.ru


БАШКИРИЯ

МАКРОЭКОНОМИКА

ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

40

Алеся Галяутдинова

Мягкая посадка Темпы роста экономики Башкортостана снижаются. Нефтехимия, непрофильные сектора и потребительские рынки смягчают торможение

фициальная статистика свела еще не все показатели за прошедший год, но это не мешает нам начать серию экономических обзоров регионов Большого Урала. Открывает ее Башкортостан, третья по величине после Тюменской и Свердловской областей экономика макрорегиона. Тройка лидеров (по объему промышленного производства за 2013 год) как на подбор состоит из лучших представителей своей специализации. И если Тюменская область — это нефтедобыча, Свердловская область — металлургия, то Башкирия — это в первую очередь химия и нефтехимия. Пока республике в отличие от соседей по макрорегиону удается сглаживать неблагоприятную динамику профильного сектора.

О

Курс Специализация характерна почти для всех регионов. На Среднем и Южном Урале металлургия — это около 50% промышленного производства, в Тюменской и Оренбургской областях добыча — 57 и 77% соответственно. В Башкирии химия и нефтехимия составляют чуть больше половины всей промышленности республики. Вторая по весомости отрасль, добыча полезных ископаемых, — 13%. Далее следует машиностроение с небольшой по уральским меркам долей 10,4%, хотя по валовому объему отрасль — одна из крупнейших в макрорегионе (после Свердловской области, Пермского края и Челябинской области).

За последние четыре года доля базовых отраслей республики — химии и нефтехимии — сократилась с 56 до 53,2%. Одеяло на себя перетягивает нефтедобыча, доля которой, напротив, увеличилась с 10,8 до 12,9% за этот же период. Транспортное машиностроение тоже расширилось с 4,9 до 5,2%. И хотя это всего две отрасли, перераспределение долей в башкирской экономике представляет собой тот случай, когда диверсификация действительно подстраховывает всю экономику от торможения доминирующего сектора и разворачивает ее в сторону роста. Сонаправленность трендов в базовом секторе и всей экономике можно отследить по регионам с близкой промышленной специализацией. В нефтедобывающих регионах, Оренбуржье и Тюменской области, ежегодные темпы прироста в последние три года колеблются в районе нуля, а в сумме за период наблюдается сокращение производства (здесь и далее о росте экономики судим по индексу промышленного производства). В сильных металлургических регионах, на Среднем и Южном Урале, динамика производства имела бо@льшие амплитуды и положительный трехлетний результат, но тоже пришла к нулю. Более диверсифицированные экономики Удмуртии и Курганской области упали еще в 2012 году, а в 2013-м подросли незначительно. В последней паре близких по структуре экономики регионов Прикамье — Башкирия меньше всего общего: пока в Пермском крае чередуются рывки и откаты, в Башкортостане темпы роста замедляются поступательно,


БАШКИРИЯ

41 ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

МАКРОЭКОНОМИКА

демонстрируя преимущества принципа «тише едешь — дальше будешь»: за три последних года Башкирия выросла больше всех, на 18,3%, хотя ни разу не ускорялась. Напротив, с каждым годом темпы роста все ниже. По итогам 2013 года прирост промышленности составил всего 2,3%, в отдельных отраслях он отрицателен. Химия (доля в экономике 12,4%) потеряла 10% от прошлогоднего уровня, что сопоставимо с падением в 2009 году. В пищевой промышленности (5,5%) шаг

назад менее заметен — 0,6%, но отрасль, как и химпром, не знала спадов с момента кризиса. Удержаться на плаву башкирской экономике помогли стабильная нефтедобыча, рост производства транспортных средств (14,9%) и металлургии (6,9%), то есть та самая диверсификация. Доли транспортного машиностроения и металлургии в экономике не очень велики (5,2% и 3,3% соответственно), но темпы роста позволили компенсировать чехарду в других отраслях. Отметим,


БАШКИРИЯ

МАКРОЭКОНОМИКА

ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

42

что главный сектор, нефтехимия, вырос (плюс 3,3%) впервые за три последних года. Несмотря на сокращение объемов производства и снижение темпов роста, Башкирия стала одним из двух регионов, производители которого в 2013 году заработали больше, чем в 2012-м. Сальдированный финансовый результат деятельности предприятий Башкортостана вырос на 33,4%. В Тюменской области предприятия прибавили за год 9,6%, в остальных рост отрицательный.

Пассажиры Если верить официальной статистике, спад темпов производства пока не сильно отразился на населении: расходы растут чуть быстрее зарплат, норма сбережений остается на привычном для Башкирии 3-процентном уровне (самый низкий в макрорегионе). Для розничной торговли комбинация высоких доходов и низких сбережений — идеальная картина, поэтому сектор продолжает расти быстро: плюс 8% за прошедший год, и это самый высокий показатель в макрорегионе. По расчетам на душу населения Башкирия тоже среди лучших: в год на одного жителя приходится 227 тыс. оборота розничной торговли товарами и услугами. По итогам 2013 года Башкирия держится на третьем месте в макрорегионе по доходам населения и на втором месте по соотношению доходов и прожиточного минимума. Республика опережает и похожий по структуре экономики Пермский край, хотя он более урбанизирован (75%), а значит, доля населения, имеющего доступ к более высоким зарплатам, больше. В Башкирии из 4,06 миллиона человек — горожан 2,5 миллиона (61%).

В пяти крупнейших городах (Уфе, Стерлитамаке, Нефтекамске, Салавате и Октябрьске) проживает 41% всего населения. По-видимому, в ближайшее десятилетие это соотношение еще больше увеличится в сторону городского населения: жилье и социальные объекты в республике вводят ускоренными для Урала и Западной Сибири темпами. В 2013 году в Башкирии сдали 2484,6 тыс. кв. метров жилья (0,61 кв. м на человека), образовательных учреждений на 4578 мест (1,13 на тысячу человек). В том же Пермском крае аналогичные показатели существенно ниже: 1004,1 и 0,4 — по жилью, 1403 и 0,53 — по школам и детсадам. Развитие городов и улучшение качества жизни в них станут стимулом для будущего роста потребительских секторов. ■


Бренды Башкортостана

Стратегия качественного роста

Реклама

За последние несколько лет в бизнесе Башкирской химии произошли значительные перемены. По инициативе руководства компании и правительства республики ее содовые активы были объединены с одним из крупнейших игроков этого рынка — компанией «Сода». Возникла Башкирская содовая компания (БСК), которая может стать четвертой в мире по производству кальцинированной соды. Об особенностях созданного бизнеса и перспективах отрасли мы разговариваем с генеральным директором ОАО «Башкирская химия» Надеждой Пинигиной.

— Надежда Ивановна, Башкирская химия управляет активами в республике уже почти 10 лет. Насколько за это время вырос бизнес компании, производственные и финансовые возможности? — За десять лет проведена очень большая работа по модернизации предприятий, увеличению мощностей производства, выпуску новых видов продукции. Назову лишь некоторые крупные проекты. Закончена реконструкция производственного комплекса ВХ-ПВХ. Реализован проект увеличения мощностей по выпуску твердой каустической соды, модернизирован парк электролизеров в производствах каустической соды ртутным и диафрагменным методами. На содовом производстве было внедрено новое колонное оборудование, установлены ленточные фильтры. Увеличены объемы производства жидкого и гранулированного хлористого кальция из отходов содового производства. Освоено производство древесно-полимерного композита. — Насколько необходимо было создание БСК и можно ли уже оценить эффект от объединения активов как для самого бизнеса, так и для республики? — Создание Башкирской содовой компании позволило объединить крупные химические предприятия региона, тесно взаимосвязанные по сырью (рассолу), системе утилизации отходов и потребителями. Уже сейчас можно видеть синергетический эффект от объединения вспомогательных служб заводов: научно-технических центров, ремонтной службы, автотранспорта, IT-инфраструктуры. Взаимосвязь ОАО «БСК» и ОАО «Березниковский содовый завод» по технологии производства и марочному ассортименту обеспечивает необходимый объем и структуру выпуска кальцинированной соды, для потребителей — оптимальную логистику. Сегодня ОАО

«Башхим» является лидером на рынке кальцинированной соды России и СНГ. Доля его предприятий в общероссийском выпуске составляет 73%, в СНГ — 57%. БСК является и одним из крупнейших налогоплательщиков в республике. Компания активно участвует в социальных проектах: за последние три года на эти цели было выделено свыше 1 млрд рублей. — Какие перспективы вы видите для Башкирской содовой компании, в какие проекты будут направляться инвестиции? — Планируется дальнейшее расширение мощностей поливинилхлорида (ПВХ) при условии решения вопроса сырьевого обеспечения этиленом. Есть планы строительства на территории предприятия собственной ТЭЦ. Начата реализация проекта расширения производства гранулированного хлористого кальция. Рассматривается перспектива расширения мощностей производства кальцинированной соды на ОАО «БСЗ». — Планируете ли диверсифицировать продуктовую линейку, организовать производство новых продуктов и почему? — Мы изучаем возможные перспективы диверсификации и намерены вводить новые продукты в ассортимент, но пока рано говорить о конкретных проектах. — Как решается вопрос обеспечения производства сырьем содового производства и производства пластиков? — По предварительным данным геологоразведочных работ, известняк Каранского месторождения может не в полной мере подойти для использования в содовом производстве. Альтернативными источниками сырья остаются Тра-Тау и Юрак-Тау, которые имеют статус памятника природы, что не дает право проводить на них разведывательные работы. По поставкам этилена для производства ПВХ мы зависим от нефтехимических предприятий Башкирии и Татарстана. ГНС, ОНК, НКНХ заявляли о намерении расширения мощностей производства этилена. В случае реализации намеченных проектов в регионе будет достаточное предложение товарного этилена, и БСК сможет реализовать проект расширения мощностей по ПВХ. — Что планирует сделать Башхим для повышения экологической безопасности своих предприятий?

— Только на выполнение мероприятий городской экологической программы затраты составили более 880 млн рублей. На реконструкцию биологических очистных сооружений (БОС) выделено еще более 500 млн рублей. Перевод содовых печей с мазута на природный газ позволил значительно снизить выбросы в атмосферу — за три года затраты в это направление составили 109 млн рублей. Сточные воды цехов содового производства были переведены на БОС для дополнительной очистки. Ввод в эксплуатацию отделения станции фильтрации дистиллерной жидкости позволит направлять на переработку сточные воды и отходы производства кальцинированной соды. — Сегодня промышленники все чаще говорят о начале нового кризиса в экономике, готова ли к нему ваша компания? — Наша компания успешно пережила кризис 2008 — 2009 годов, и у нас есть достаточный запас прочности на случай новых потрясений. — Есть ли в планах вывести объединенную содовую компании на IPO, есть ли в этом необходимость? — Да, такие планы есть, и работа в этом направлении уже ведется. Через 2 — 3 года БСК будет соответствовать всем необходимым параметрам для выхода на IPO. — В феврале ОАО «Башхим» решило уйти от прямого управления Березниковским содовым заводом. Означает ли это, что Башкирская химия уверена в менеджменте содовой компании, готова доверить ему полное управление этим направлением бизнеса? — Решение о прекращении полномочий ОАО «Башхим» как управляющей компании ОАО «БСЗ» связано с тем, что компания сосредоточит свои усилия на стратегическом развитии всех предприятий, входящих в группу лиц ОАО «Башхим», и участии в новых проектах.

ОАО «Башкирская химия» 105120, Москва, Большой Полуярославский пер., д. 8 Тел. (495) 940-91-57 Факс (495) 940-91-56 E-mail: reception@bkh.ru www.bkh.ru


ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

44

БАШКИРИЯ

НЕФТЕХИМИЯ

Вера Пыжьянова

Мера полимера Нефтехимики стремятся развивать крупнотоннажные производства, направленные на замещение импорта. Но для успешной реализации проектов им придется позаботиться о расширении внутреннего рынка

рупнейшие нефтехимические компании Башкирии нацелены на углубление переработки сырья. По информации правительства республики, в случае реализации всех задуманных планов к 2020 году одновременно с ростом производства основного сырья — этилена (до 2,27 млн тонн: рост к 2011 году в шесть раз) нефтехимики готовы вчетверо увеличить выпуск полипропилена (до 1 млн тонн) и в семь раз — наиболее востребованных российским рынком полимеров (до 4,5 млн тонн). Цель — потеснить на внутреннем рынке зарубежных поставщиков. Но для исполнения амбициозных планов инвесторам придется задуматься о развитии внутреннего потребления собственной продукции и создании условий для появления производств более высоких переделов.

К

Большие и новые К ранее заявленным инвестпроектам в сфере крупнотоннажной нефтехимии респу-

блики (см. «Жирно не будет», «Э-У» № 5 от 06.02.2012) во второй половине 2013 года прибавилось еще два. Первый принадлежит компании «Газпром нефтехим Салават» (ГНС), решившей выйти на рынок с новой для себя продукцией. В конце 2013 года на площадке ее завода «Мономер» началось строительство комплекса акриловой кислоты, который должен стать крупнейшим в России. Мощности будут состоять из нескольких переделов: первый позволит производить 80 тыс. тонн сырой акриловой кислоты в год, на втором ее будут перерабатывать в бутилакрилаты (80 тыс. тонн в год) и ледяную акриловую кислоту (35 тыс. тонн в год). Первый продукт — основное сырье для дисперсий (используются при изготовлении лаков и красок), второй — для суперабсорбентов (одна из сфер применения — выпуск подгузников). На проектные показатели новое производство планируется вывести к 2016 году. Решение выглядит логично. Сырье для акриловой кислоты и акрилатов — пропилен, бутанол и стирол — выпускают здесь

же, на ГНС. Таким образом, компания решает сразу две задачи: обеспечивает гарантированный рынок сбыта и получает более маржинальный продукт. «Это особенно актуально, учитывая, что продажи бутиловых спиртов снижаются, а к 2019 году Китай как основной импортер существенно сократит их закупки в связи со строительством собственных мощностей», — поясняет один из участников рынка. Второй крупный проект, ставший сенсацией для нефтехимического сообщества, принадлежит недавно образованной Объединенной нефтехимической компании (ОНК; входит в АФК «Система», основной актив — «Уфаоргсинтез»). Компания намерена вложить 500 млн долларов в строительство под Уфой нового завода полиэтилентерефталата (ПЭТФ, термопластик, использующийся в том числе для изготовления бутылок) на 600 тыс. тонн в год, что равно его общему объему потребления в России в 2013 году. Причем комплекс предполагается обеспечить собственным сырьем. Для этого здесь же будет построено


производство терефталевой кислоты аналогичной мощности, а также может появиться комплекс пиролиза на 1 млн тонн этилена в год. Ориентировочные сроки запуска производства — третий квартал 2017 года. Для реализации проекта в Башкирии компания нашла себе партнера за рубежом, создав СП с мексиканской Alpek, одним из лидеров мирового рынка ПЭТФ и обладателем инновационной технологии производства этого продукта. Партнеры отмечают, что ставку делают на сочетание запатентованной технологии производства полиэфиров и уникальных возможностей доступа к сырью (в АФК «Система» также входит один из потенциальных поставщиков сырья — компания «Башнефть»). Это поможет новому предприятию стать конкурентоспособным на российском рынке, где отечественные производители ведут активную борьбу с импортом: по данным «Маркет Репорт», за январь — август 2013 года поставки в Россию зарубежного ПЭТФ снизились на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (до 121,8 тыс. тонн). Главная причина — открытие в стране новых мощностей на фоне постепенного роста спроса.

Узкие и неразвитые Участники рынка отмечают, что оба новых проекта могут продвинуться на рынке полимерной продукции за счет низкой себестоимости производства (наличия собственного сырья и короткого транспортного плеча для его доставки) при условии, что качество выпускаемой продукции будет аналогично или лучше импортной. Но если у ГНС проблем с сырьем возникнуть не должно (он планирует увеличить производство этилена на своей площадке почти вдвое), то сырьевая безопасность проекта ОНК пока под вопросом. Инвестор еще ведет переговоры с потенциальными поставщиками компонентов пиролиза — off-газов нефтепереработки, нафты и ШФЛУ. И, по всей видимости, все будет за-

За счет углубления переработки сырья Башкирия рассчитывает к 2020 году увеличить ВРП почти на 20% или 185 млрд рублей висеть от того, одобрят ли владельцы Башнефти проект расшивки мощностей нефтеперерабатывающих заводов в Уфе для удовлетворения возрастающего спроса на химическое сырье. Вторая задача, которую придется решать инвесторам новых нефтехимических проектов в Башкирии, а вскоре она может приобрести актуальность и для остальных производителей крупнотоннажных полимеров, — расширение внутренних рынков сбыта продукции. Рынок акрилатов, например, пока очень узок: импорт составляет около 30%, остальное приходится на долю единственного в России производителя — дзержинский завод «Акрилат» (с 2012 года присоединен к «Сибур-Нефтехиму», производит около 36 тыс. тонн акрилата в год, три четверти которого вынужден отправлять на экспорт). Поэтому логичным и более привлекательным для бизнеса ГНС было бы удлинение на своей площадке технологической цепочки до выпуска конечного продукта — акриловых дисперсий и суперабсорбентов. Тем более что перспективы для развития российского рынка акрилсодержащих дисперсий

БАШКИРИЯ

есть. «Их потребление, как и красок, в России непрерывно растет, примерно на 4% в год. Ожидается, что к 2017 году оно достигнет 150 тыс. тонн против 81 тыс. тонн в 2011 году», — заметил руководитель направления производства дисперсий и красок Creon Energy Ренат Азналин. Другое дело, что сегодня на рынке сильны позиции импортеров (основные — крупнейшие мировые игроки Dow, BASF, Arkema, Nippon Shokubai): на них приходится более 50% потребления. На рынке ПЭТФ конкуренция еще жестче. ОНК хочет построить новое производство под боком у крупнейшего в России производителя этого продукта — башкирского «Полиэфа» (Благовещенск), который уже реализует инвестпроект удвоения своих мощностей (до 210 тыс. тонн) за счет модернизации. При этом потребление ПЭТФ в России снижается второй год подряд. В результате, по оценкам «Маркет Репорт», в 2013 году его объем вернулся на уровень 2010 года (около 570 тыс. тонн). Одна из причин — падение объемов производства пива в стране (примерно на 6 — 8%). Замедление темпов роста потребления в России отмечается и по остальным крупнотоннажным полимерам (полиэтиленам, полипропилену, поливинилхлориду). Аналогичная ситуация прослеживается и на экспортных рынках. По данным Росстата, в 2013 году вывоз базовых полимеров из страны сократился примерно на 12%. Причем снижение объемов экспорта наблюдалось по всей номенклатуре этой продукции.

Малые и быстрые Так что самый актуальный вопрос для нефтехимиков Башкирии — расширение рынков сбыта продукции разрастающихся мощностей. Российский рынок, несмотря на внушительный размер, все еще носит характер развивающегося. Это хорошо видно из сравнения показателей потребления полиэтилена на душу населения в России и США, Японии и стран Европы: 12,8 кг против 47, 25 и 21 соответственно. Один из вариантов выхода — создание площадок и зон развития малотоннажной нефтехимии вблизи производителей крупнотоннажных полимеров. Не секрет, что одной из проблем полимерного рынка является удаленность сырья от центров потребления. В Башкирии для ее решения при участии правительства республики сформировано сразу два индустриальных химических парка: «Химтерра» (на свободных производственных площадях «Полиэфа») и «Салават» (вблизи ГНС). Здесь предполагается организовать производство импортозамещающей продукции высокого передела: полимерных труб, современных пленок и упаковок, ПЭТ-ленты и ПЭТ-листа. ■

45 ЭКСПЕРТ-УРАЛ № 9, 24 ФЕВРАЛЯ — 2 МАРТА, 2014

НЕФТЕХИМИЯ


Expert Ural No9 Bashkortostan