Page 36

Прогулка по городу об авантюрах Прантиша Вырвича, созданная "Мастерской впечатлений". Я всегда начинаю знакомить с нашим городом с площади Свободы и ратуши, рассказываю про призрак Михала Володковича, которого расстреляли в ратуше. Это стало личной трагедией для его друга, князя Радзивилла Пане Коханку, так что он даже войска привел к Минску, чтобы наказать горожан. После он заказывал, чтобы Володковича упоминали в поэмах, показывая его чуть ли не святым человеком: будто, когда его расстреливали, пули отбивались от образа Матери Божьей у него на груди. А другие источники говорят, что он ругался по-черному и до последнего не верил, что его убьют.

ран в Российской империи. Я выяснила, что недалеко от нашего дома было лютеранское кладбище, стояла кирха Святого Николая. Был интересный случай: я писала роман про сталинские репрессии, расстрелы, которые происходили в Минске не только в Куропатах – по всему городу. Собирая информацию, я прочла про епископа Николая, который, по официальным данным, умер в тюрьме от тифа. Я была настолько "в теме", что мне приснился "вещий" сон: кладбище, ночь, машина, свет фар, недалеко где-то поезд проходит, люди выглядывают из окон, белые ворота кладбища и яма, в которую человека закапывают еще живым. Сон, который приняла за фантазию, я описала в книге. А потом нашла документы: епископ Николай не умер в тюрьме, его больного вывезли на кладбище и там расстреляли. Как раз на лютеранском кладбище были белые ворота, рядом – железная дорога и жилые дома.

Верхний город Когда говорят, что Минск скучный, в нём нечего смотреть, я отвечаю: город открывается тому, кто хочет его открыть. Для меня это дело принципа: если чего-то нет – создай! Не можешь создать – придумай. Еще в школе мне было обидно, что в родном городе нет таких историй, которые я нахожу у Дюма, Скотта, Сенкевича. И я начала искать их, читать сборники исторических материалов. Потом появился Короткевич, который своей литерату-

34

WHERE MINSK | ИЮЛЬ 2019

рой показал путь. И я увидела, что всё можно найти и увидеть: мостовую под асфальтом, а под ней – деревянный настил. С тех пор для меня город, по которому я хожу, имеет несколько слоев. Я вижу за современными фасадами то, что было когда-то. Рядом со мной по улицам идут минчане, жившие в другие века. Всё в глазах смотрящего. Минск может вдохновлять! Я даже составила гид из десяти мест, выступающих декорациями к литературным событиям. Минску я посвятила рассказы в цикле "Ночы на Плябанскіх млынах", где щедро перемешала фантазию с реальными легендами и мифами (какой оксюморон прекрасный получился: реальные мифы!). Уже есть даже театрализованная экскурсия по Минску по страницам романов

Рассказываю про Кафедральный костел, в котором служил ксендз Облачинский (он тоже упоминается в моем цикле про Прантиша Вырвича). Про то, что под нашими ногами в Верхнем городе – сеть подземных ходов, где иезуиты спрятали свой клад. Когда во время Северной войны в Минске гостил Петр I с русским войском, он поначалу очень сдружился с иезуитами, даже посетил их коллегиум. Но когда пришлось отступать, настроение у Петра испортилось, Минск начали жечь и грабить, и иезуиты посчитали нужным спрятать свое богатство в подземельях. Клад этот так и не нашли.

Аптека в Троицком предместье В повести "Ночы на Плябанскiх млынах" я пишу про аптеку в Троицком предместье. Я придумала историю старого аптекаря Йозефа, который жил в XVIII веке, работал в ней и увлекался алхимией. Когда он был молодым,

Profile for where Minsk

where Minsk - july 2019 #163  

where Minsk - july 2019 #163  

Profile for spnmedia
Advertisement