Page 1

BA

小O


[содержание]

СОВА Выпуск №3 (10). Апрель 2013

Ст уденческий ж у рна л философского фак ульте та С а н к т - П е т р б у р г с к о г о Го с у д а р с т в е н н о г о Ун и в е р с и т е т а 3 5 7

БЫТИЕ ФАКУЛЬТЕТА Философская связь

9 12

ФИЛОСОФСКИЕ ЗАМЕТКИ Доказательства бытия Бога

15 18 20 23

ИССЛЕДОВАНИЯ Философия и жизнь

26

ИНТЕРВЬЮ Студенческий Благотворительный союз

28

СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ Философский кроссворд

Вера ШУРЫГИНА

Спортивные новости Константин БЕЛЮКОВ

Найдут ли Церковь и СМИ общий язык? Мария АЛЕКСЕЕВСКАЯ

Александр БАЙРОН

Рецензия на статью А. Байрона Олег ФИЛИППОВ

Иллюстратор Мария ПАНИНА Верстка и дизайн S&Fco Тираж газеты 150 экземпляров

Виктор КУПРИЯНОВ

Немного о Таренте Александр СПИРИДОНОВ

Лезвие формализации Константин БЕНКЕН

Внутриличностный конфликт в рамках психоанализа Иван ГОЛУБЕВ

Татьяна ДЕЛИЕВА

Никита ЗАГВОЗДКИН

Точка зрения редакции всегда не совпадает с мнением авторов

02

Главный редактор Александр СПИРИДОНОВ Шеф-редактор Олег ФИЛИППОВ Выпускающий редактор Вячеслав КАМЕНЕВ Редакторы Полина ШЕРОВА-ИГНАТЬЕВА Юлия ФИЛИМОНОВА Корректоры Денис КОРОБОВ Вера ШУРЫГИНА Мария АЛЕКСЕЕВСКАЯ

Подписано в печать 16.04.2013 Почта sova.news.ph@gmail.com Учредитель Санкт-Петербургский Государственный­ Университет Отпечатано на философском факультете СПбГУ. 199034, С.-Петербург, Менделеевская лин., д.5

Адрес Редакционной коллегии: 199034, С.-Петербург, Менделеевская лин., д.5, ауд. 12

© Санкт-Петербургский Государственный Университет, 2013


[бытие факультета]

Философская связь Обычно мы открываем первую рубрику статьями, рассматривающими бюрократические вопросы различного масштаба, а в этот раз, пожалуй, начнем со статистического исследования касательно использования технических средств в пределах факультета. Автор статьи: Вера Шурыгина Несколько недель назад на официальной странице нашего факультета «Вконтакте» появилась запись о том, что среди студентов и преподавателей проводится опрос на тему использования во время учебных занятий различных персональных мобильных устройств. Как и было обещано, результаты опроса и некоторые размышления на их счет публикуются на страницах факультетского журнала. Всего за неделю опрос прошли более 100 человек, поэтому хочется выразить благодарность всем, кто принял участие, ведь без вашей активности у меня ничего бы не получилось. Даже такой весьма скромной, по меркам целого факультета, выборки оказалось достаточно для выявления основных настроений и студентов, и преподавателей. Некоторые вопросы для обеих групп опрашиваемых были одинаковые. В основном они касались того, какими именно устройствами чаще всего пользуются во время учебных занятий. В результате получилось:

03

Здесь же стоит отметить, что 14 % опрошенных преподавателей сказали, что не пользуются какими-либо устройствами. В попытках разобраться, насколько техника мешает или помогает при проведении занятий, решено было выяснить, признают ли сами опрашиваемые, что отвлекаются от учебного процесса на свои личные дела. Как показывают результаты, больше 60 % опрошенных преподавателей стараются исключить отвлечение на устройства, отключая звук или вовсе оставляя их на кафедре. Те же, кто использует устройства, говорят, что делают это исключительно в учебных целях. Зато 80 % студентов признаются, что используют в университете устройства не только для учебы, но и в случае, если слушать преподавателя не намерены. По сравнению с этим число ответивших, что вовсе не отвлекаются, невелико — 10 %. Кроме того, студенты более охотно делятся, как именно они пользуются устройствами. Чтобы не перечислять, предлагаю ознакомиться с результатами самостоятельно:


[бытие факультета] Дальше — интереснее. Респондентам был задан вопрос, в каком режиме находится их мобильный телефон:

При этом удивительно то, что в случае звонка 60 % (!) преподавателей кратко дают понять позвонившему, что заняты, или выходят из аудитории, чтобы ответить. Пожалуй, оставлю такую статистику без комментариев. Далее респондентам было предложено высказать свое отношение к использованию устройств друг другом. Студенты отвечали на вопросы о преподавателях, и наоборот. Напомню, что все вопросы делились на два вида: использование устройств в учебных и в личных целях. Что же в итоге: и преподаватели, и студенты с большим расположением относятся к использованию технологий для демонстрации наглядных материалов во время докладов и семинарских занятий; скорее нейтральные (с тенденцией к знаку плюс) отзывы о записывании студентами лекций на электронные носители. Студенты в таком же настроении относительно текстовых носителей, которые преподаватели используют в качестве вспомогательных источников для чтения лекций. О поиске дополнительных материалов в сети прямо во время пары обе стороны солидарны: 1/3 видит в этом определенные плюсы, 1/4 относится нейтрально, а остальные считают, что такой поиск означает неподготовленность, что явно не приветствуется. А вот копирование дополнительных материалов оценивается студентами позитивно.

04

С вопросами о личном использовании все было более предсказуемо. Преподавателям было предложено ответить, как они относятся к тому, что студенты выходят из аудитории, чтобы ответить на звонок (55 %), ведут текстовую переписку (79 %), слушают музыку или играют. Ответы имеют явно негативную окраску: минимально количество одобрения и достаточно высокий процент равнодушия (около 1/3 голосов по каждому пункту). Теперь об оценках студентов: как оказалось, 10 % опрошенных находят положительные стороны того, что для ответа на звонок преподаватель выходит из аудитории. (Объясняется ли это тем, что студенты не хотят слушать чужие телефонные разговоры или они радуются небольшому перерыву, сказать сложно.) Больше половины ­нейтральны (64 %), остальные — не приемлют. Примерно такое же распределение насчет отвлечения преподавателя на SMS и почту (в том числе во время студенческих докладов). В завершение нужно сказать несколько слов о проблеме доступности WiFi. А это действительно проблема. Оценку работы смотрите сами:

Комментарии по работе сети напоминают зов о помощи, переходящий в мольбу: «Сделайте, чтобы работало!» Скажу только то, что мои попытки поговорить с руководителем IT-отдела не увенчались успехом, поскольку найти его не удалось. Думаю, что результатов опроса и отзывов по работе сети будет достаточно для того, чтобы добиться включения WiFi, так что делюсь с вами этими надеждами и жду скорого решения вопроса!


[бытие факультета]

Спортивные новости Март. Для кого-то это разгар семестра, для кого-то — последняя возможность написать курсовую работу, но для ребят, увлекающихся спортом, это в первую очередь насыщенный спортивными мероприятиями месяц. Автор статьи: Константин Белюков Именно в марте проходили соревнования в рамках Спартакиады СПбГУ по баскетболу, волейболу, шашкам, шахматам, скалолазанию и так далее. Но обо всем по порядку. Многие из тех девушек, кто совсем недавно защищал честь факультета на соревнованиях по мини-футболу и волейболу, вступили в борьбу и на баскетбольных площадках. 11 марта команда философского факультета, ведомая своими лидерами Алисой Боснак и Алевтиной Сунцовой, более чем достойно противостояла опытным представительницам других факультетов. В первом принципиальном матче против историков была очень напряженная игра, приведшая к заслуженной победе 6:0. Затем последовали три обидных поражения: от геологов, географов и в матче за 5-е место от мат-меха. Итог — 6-е место, но, если учесть тот факт, что костяк команды составляли баскетболистки с 1 курса, перспектива у наших спортсменок, несомненно, есть. По схожему сценарию складывались дела и у парней. Попав в очень сложную группу, ребята не стушевались и дали бой. Обидное поражение со счетом 8:13 от физиков и разгром 2:22, учиненный социологами (к слову, будущими победителями турнира), не отражают того, что было на площадке. Масса положительных эмоций у болельщиков и заряд атлетической бодрости у спортсменов, ну и 13-е место у баскетболистов-философов!

05

Далее в нашем обзоре из зала № 1 переместимся в Шахматный клуб на Морской набережной, где 13 и 16 марта прошли соревнования по шашкам и шахматам соответственно. В борьбу за шашечную корону СПбГУ вступила и команда философов, ведомая капитаном Машей Ли. Первокурсники (кстати, серебряные призеры «Кубка первокурсника» по шашкам в сезоне 2012/2013) преподнесли приятный сюрприз: наравне с очень опытными шашистами проводили изысканные комбинации и боролись за конечную викторию. В результате получилось так, что лишь по дополнительным показателям философы были вытеснены из тройки и в итоге заняли 6-е место. На соревнованиях по шахматам стоит остановиться более подробно. Капитан команды фило-


[бытие факультета] софов, кандидат в мастера спорта по шахматам Дмитрий Дмитриев очень высоко оценил результаты: «По меркам наших прошлых выступлений результат выглядит более чем внушительно! Мы впервые вышли в финал, минуя полуфинал. Такого раньше с нами не происходило! В финале мы сыграли более чем достойно, заняв 5-е место при 8-ми участниках и победив первых призеров со счетом 2:1! Лучше всех был Артем Кузьминых, выигравший на 3-й доске почти все партии. Достойно сыграла и Анна Селиванова, «прикрыв» 2-ю доску. Мои же достижения на 1-й доске были весьма скромными, так как среди лидеров было достаточное количество квалифицированных играющих кандидатов в мастера спорта. Поэтому мне пришлось туго! Но в принципе, оглядываясь назад, можно сказать, что с ролью лидера команды я справился». Дмитрий также отметил высокий уровень организации соревнований и поблагодарил за это главного арбитра турнира Соломона Семеновича Гершта. Закончился март соревнованиями по скалолазанию. Это очень интересный и своеобразный вид спорта, который все активнее и активнее развивается в нашей стране. Спортсмены нашего факультета не обошли вниманием и этот турнир, выставив команду, занявшую достойное 7-е место, что является показателем истинной силы нашей команды. Продолжает функционировать официальный фан-клуб ФК «Зенит» в СПбГУ. 20 марта состоялась игра из цикла «Что? Где? Когда?», целиком посвященная петербуржскому клубу. В мероприятии, организованном сине-бело-голубыми и фанклубом из ИНЖЭКОНа, встретились 30 команд, в составе которых оказались как болельщики с многолетним стажем, так и студенты, активно поддерживающие ФК «Зенит». СПбГУ представляли пять студентов факультета журналистики и ваш покорный слуга — студент-философ. Успеш-

06

но ответив на 20 из 21 вопроса, наша команда заняла 2-е место. Вместе с новыми знаниями о петербуржском клубе каждый игрок команды получил памятные сувениры от ФК «Зенит». Стоит отметить, что фан-клуб всегда поощряет активность своих участников, и благодаря этой победе философский факультет получил небольшую квоту на бесплатные билеты на матч Лиги Европы Зенит — Базель. Философы неистово поддерживали клуб с Невы, но, конечно, были расстроены тем, что Зенит не смог добыть нужный результат. Продолжайте активную деятельность в работе фан-клуба, и будет вам счастье! Также хотелось бы порадовать вас тем, что впервые за долгие годы на Философском факультете СПбГУ была собрана футбольная команда «Гарпастум», которая опробовала свои силы 20–21 апреля на турнире Студенческой Лиги. Приходите на матчи и поддерживайте команду своего факультета! Подробную информацию вы всегда можете найти на стендах факультета. На этом у меня все, любите спорт, занимайтесь спортом и помните слова Пьера де Кубертена: «О, спорт, ты — мир!»


[бытие факультета]

Найдут ли Церковь и СМИ общий язык?

С 11 по 13 марта в Высшей школе журналистики и массовых коммуникаций прошла двенадцатая международная конференция «СМИ в современном мире. Молодые исследователи». На базе Информационно-издательского отдела Санкт-Петербургской митрополии состоялся разговор о взаимодействии СМИ и Церкви. Автор статьи: Мария Алексеевская Ставшая уже традиционной секция «Журналистика о религии и Церкви» собрала участников из Казанского федерального университета, Белгородского государственного университета, СанктПетербургской православной духовной академии, а также с различных факультетов СПбГУ. Рабочую программу круглого стола предваряла экскурсия по Свято-Троицкому собору Александро-Невской Лавры, которой в этом году исполняется триста лет, и по Никольскому кладбищу, где покоятся митрополит Никодим (Ротов), Л.Н. Гумилев, А.Г. Рубинштейн, С.И. Уточкин, А.А. Собчак и многие другие. Заседание круглого стола началось с выступлений участников конференции, доклады которых охватили широкий спектр тем, таких как образ Православной Церкви в российских СМИ и в канадских изданиях, работа региональных православных средств массовой информации, рост интереса к православию со стороны социальных медиаресурсов. Во время работы секции были установлены телемосты с советником председателя Синодального информационного отдела, заведующей кафедрой журналистики и PR Российского православного университета Еленой Жосул и ответственным редактором «Журнала Московской Патриархии» Сергеем Чапниным  —  они оба приняли активное учас­ тие в обсуждении поднимаемых на конференции проблем. В прошлом году многие доклады были сосредоточены на обзоре конфессиональных СМИ России (так,

07

«СМИ в современном мире», 2012 секция «Журналистика о религии и Церкви» Из архива Высшей школы журналистики и массовых­ коммуникаций СПбГУ

была представлена работа о специ­фике вещания телеканала «Союз»), некоторые участники конференции обсуждали аспект веры в эпоху постмодернизма, а также мировоззренческие особенности религиозной журналистики. Секции «Журналистика о религии и Церкви» удалось выйти за пределы российской тематики. Например, София Кочмар, студентка Львовского национального университета имени Ивана Франко, представила аудитории свой анализ освещения визита Папы Иоанна Павла ІІ на страницах украинского издания «День». Также в рамках конференции-2012 обсуждался вопрос о том, что есть православная журналистика и каким должен быть журналист, пишущий о событиях, связанных с жизнью православных. Ответ на этот во-


[бытие факультета]

«СМИ в современном мире», 2013 секция «Журналистика о религии и Церкви» Фотограф: Артемий Костров

прос раскрыл один из докладчиков, процитировав декана факультета журналистики Кировского филиала МГЭИ О.В. Бакину. Дело в том, что есть журналистика о православии и есть православная журналистика. Первое понятие подразумевает материалы, в которых журналист выступает в качестве наблюдателя религиозной жизни, второе — работы, которые подготовил журналист, «обладающий православным мировоззрением». Что касается качеств, которыми должен обладать журналист, занимающийся православной тематикой, то основными видятся компетентность и умение доступно излагать свои мысли. Как было точно подмечено на конференции, сегодня существуют две крайности: верующий журналист часто пишет «чересчур слащаво и благостно», а его светский коллега не знает специальной терминологии и слабо ориентируется в теме. В этом году на фоне последних событий, связанных с осознанием определенного кризиса РПЦ, заметно изменилась и проблематика докладов. В центре внимания собравшихся оказался вопрос о поиске пути эффективного сотрудничества Русской Православной Церкви со светскими СМИ, о возможностях самовыражения Церкви на страницах светских и конфессиональных изданий, в рамках православных передач и программ, ориентированных на невоцерковленную аудиторию. Аспирант Духовной академии иеромонах Ила-

08

рион (Резниченко) поднял проблему нехватки в РПЦ «компетентных, эрудированных, широко мыслящих людей, которые смогли бы вывести Церковь из стереотипа культово-религиозного комбината, в качестве которой она подчас воспринимается со стороны и критиков, и простого люда». Кроме того, встает вопрос: если Церковь хочет войти в медийное пространство, то на каком языке она будет разговаривать с людьми? К сожалению, остается еще много конфессиональных СМИ архаичных по содержанию, оформлению и языку, не готовых к острым вопросам. Сегодня многие видят в Церкви консервативную, закостенелую структуру, неспособную отвечать на злободневные вопросы общества. В XXI веке Русская Православная Церковь находится в трудном поиске — поиске возможностей для диалога со светскими журналистами, поиске аудитории, связей с ней, стиля общения. Возможность нахождения общего языка между Церковью и СМИ видится лишь в их совместном участии в его поиске. Ссылаясь на слова русского писателя Н.А. Лескова о том, что Русь была крещена, но не была просвещена, митрополит Сурожский Антоний отмечал: «Русский человек знает Бога нутром, душой. Но ему нужно еще приобрести очень много знания… Поэтому сейчас стоит перед Церковью вопрос о том, как образовать верующий народ, как преподать ему веру».

«СМИ в современном мире», 2012 Фотограф: Антон Цуман


[философские заметки]

Доказательства бытия Бога Прежде всего, выражаю признательность уважаемому г-ну Загвоздкину за беспристрастное критическое рассмотрение моей предыдущей статьи. Что правда, то правда: я не привел доказательств, причем даже в защиту самого главного — веры в Бога. Спешу это исправить. Автор статьи: Александр Байрон Эта статья обращена, прежде всего, к неверующим и агностикам. Что же касается тех, кто верует, то они, во всяком случае, из числа учащихся на философском факультете СПбГУ, и так знают то, о чем пойдет речь. И, скажу откровенно, буду очень рад, если то, про что здесь сказано, в ком-нибудь из читателей пробудит веру в Бога. Но, возможно, кому-то подумается, что вера, основанная на доказательствах, уже не вера. Это не так. Согласно христианскому Св. Писанию, вера — это «уверенность в невидимом». Ну а Бог, даже когда мы «видим» разумом, что Он существует, все же остается невидимым для зрения. Предметом нашего рассмотрения станут не все приводившиеся доказательства бытия Бога, а лишь наиболее существенные: космо-, онто- и телеологическое. Будучи неразрывно связанными, они приводят к признанию бытия одного и того же предмета мысли — Бога. Что такое Бог? Что Он есть с точки зрения религии и формальной логики? Вспомним сначала, что говорит о Нем религия. В христианстве Бог — это Абсолютное бытие («Аз есмь Сущий». Исх. 3:14). В самом деле: Бог мыслится разумом человека как первопричина всего существующего, сама уже не имеющая причины в чем-либо внешнем. Как причина мирового бытия, Бог, безусловно, сам есть Бытие, так как очевидно, что бытие может происходить только от бытия­. Притом Бог есть самобытное, безначальное, то есть Абсолютное бытие, поскольку Он не про-

09

Страшный суд Гюстав Доре, 1866 Гравюра

исходит от чего-либо внешнего, но, напротив, Сам есть причина всякого бытия. Иное же бытие зависит от Него как от причины своего бытия и поэтому является уже не абсолютным, а относительным. Таким образом, определение Бога как Абсолютного бытия четко и верно выражает содержание понятия, и в этом понимании Бога философия оказывается едина с христианством.


[философские заметки] Совершенно так же едина философия с христианством и в том, что Бог, как нечто строго иное по отношению к материи, есть бесконечный Дух, не имеющий вида и облика. Точное определение того, что есть Бог, важно в том числе и по той причине, что в истории философии малейшее расхождение между мыслителями в этом определении радикально влияло на их мнение о весомости доказательств бытия Бога. По Канту, например, Бог — это «абсолютно необходимая сущность». На первый взгляд может показаться, что «Абсолютное бытие» и «абсолютно необходимая сущность» — синонимы, но на самом деле между ними имеется строгое различие. Понятие «сущность», даже если это «абсолютно необходимая» сущность, еще отнюдь не предполагает существования в качестве существенного признака, понятие же «бытие», напротив, всегда содержит в себе данный признак. Отсюда совершенно понятным становится негативное отношение Канта к «разрушенным» им доказательствам бытия Бога. Первое из доказательств, которое мы рассмотрим, космологическое. Называется оно так, потому что доказывает бытие Бога как первопричины космоса (то есть всего материального мира). Как справедливо заметил философ, разуму человека свойственно допытываться причин вещей. Когда наш разум видит вещь, он спрашивает о ее причине, когда же он узнает причину этой вещи, он спрашивает, что является причиной этой причины и т. д. И тут неизбежно возникает вопрос о начале данной последовательности, то есть о чем-то, что уже не имело бы причин вне самого себя. То, что это начало действительно существует, очевидно для разума: не будь начала причинно-следственного ряда, не могло бы быть и самого этого ряда. И так как это начало а) с необходимостью существует (а значит, имеет причину); б) не имеет причины вне самого себя — то отсюда логически следует, что оно есть причина самого себя. Кстати, в том, что должно существовать

10

нечто, что было бы causa sui [Причиной себя — прим. ред.], едины как верующие философы, так и материалисты. Но если первые признают таковым началом Бога, то вторые останавливаются на материи. И в этом коренное различие между ними. Кто же прав? Для того чтобы придти к ответу на этот вопрос, продолжим наше рассуждение. Очевидно, что все существующее имеет причину, причем может иметь ее либо в самом себе, либо вне себя. Но чтобы что-то совсем не имело причины — это абсолютно невозможно. Где нет причины, там не может быть и следствия, поэтому если мы допустим, что что-то не имеет причины, то придем к абсурдному выводу о несуществовании этого «что-то». Итак, все имеет свою причину, причем очевидно, что общей причиной всех отдельных материальных объектов является материя как единая мировая субстанция. Но и эта субстанция должна иметь свою причину. Вопрос лишь в том, имеет ли она причину в самой себе или же вне самой ее. И формальная логика дает нам такой ответ: материя не может являться причиной самой себя потому, что она, как единая во времени и пространстве мировая субстанция, не может предшествовать самой себе, то есть существовать прежде себя. Поскольку она не может являться causa sui, материя необходимо имеет причину в высшем себя и есть, таким образом, бытие зависимое, производное, иначе говоря, относительное. А так как оно относительное, то должно существовать Абсолютное бытие как ее причина — ну а это уже приведенное нами понятие Бога. Космологическое доказательство является в то же время доказательством творения мира Богом из ничего. Ведь если материя имеет причину вне самой себя, значит, она некогда возникла, а сначала ее не было. Если же сначала ее не было, а затем она возникла, то само собой ясно, что возникла она «из ничего», хотя наше конечное воображение и не может этого представить.


[философские заметки] Но кто-нибудь скажет, что творение мира Богом из ничего противоречит закону сохранения материи («из ничего ничто не происходит»). Да, закон сохранения материи, безусловно, есть закон природы. Но задумаемся: могли ли действовать законы природы, когда не существовало еще самой этой природы, то есть когда не было в отношении чего им действовать? Поэтому творение мира Богом из ничего вовсе не обязано было подчиняться законам, начавшим действовать только с появлением этого мира. Следующее доказательство бытия Бога — онтологическое (от греч. сущее). Оно настолько кратко и просто, что, пожалуй, с большим правом могло бы быть названо аксиомой, нежели доказательством. Вот его формулировка: Бог есть Абсолютное бытие. Бытие не может мыслиться несуществующим. Следовательно, Бог существует. Думаю, пояснения излишни. Наконец, третье главнейшее доказательство бытия Бога — телеологическое (от греч. совершенный, превосходный). Во всем устройстве видимого нами мира мы усматриваем целесообразность, которая выражается в том, что низшие формы материи и жизни, не сознавая того, составляют условие зарождения и существования высших, или, иначе, высшая форма бытия оказывается целью для низшей. То есть, проще говоря, из атомов составляются молекулы, из молекул — вещества, вещества служат пищей для растений, растения — для животных, ну а всякое животное чем-нибудь да служит человеку. Цель же человека, которая явствует из его услаждения благами мира, — не только само это услаждение, но и благодарность за него Подателю этих благ. Итак, во всех предметах и явлениях чувственно воспринимаемого мира четко усматривается цель. Но цель чему-то может быть задана только разумным существом. Следовательно, существует Разум, который создал материю и назначил ей цель, то есть Абсолютное бытие, Бог.

11

Возражение, наиболее часто выдвигаемое против телеологического доказательства: нельзя утверждать, что мир устроен целесообразно, так как в нем присутствует зло. Но ведь и зло, если задуматься, самой истиной вещей принуждается служить добру. Разве мы не становимся нравственно лучше, ненавидя зло и борясь против него? Разве мы не утверждаемся тогда в добре? И страшная клевета на Бога, что Он есть прямой или косвенный виновник зла. Причина зла — сатана, его клевреты и все те, кто исполняет их волю, в более широком смысле: несовершенство этого мира как бытия, нетождественного Абсолютному совершенству — Богу. Бог же ненавидит «делающих беззаконие» неизмеримо больше, чем любой из нас, и сурово пресекает зло, когда оно, обнаглев, пытается перейти положенные Им пределы (тому примеры — истории из Св. Писания, Жития святых и чудесные избавления, которые происходили во все времена, в том числе и в наше время, и о которых может рассказать едва ли не каждый верующий). Всем служителям зла Он, как возвещает Христианство, воздает за гробом вечными муками. Как же можно после этого говорить о Боге, будто Он — виновник зла?! Телеологический аргумент важен тем, что вместе­ с двумя другими доказывает существование Бога не просто как Причины мира, но и как разумного­Устроителя вселенной, обладающего сознанием, чувством и волей. Ну вот. Я привел далеко не все доказательства бытия Бога, но лишь те, которые с точки зрения логики представляются свободными от погрешений и потому строгими и убедительными. И думаю, сказанного довольно, чтобы ты, читатель, сам мог вынести свое суждение о доказательствах, что многие поколения наших предшественников — философов прошлых лет да и простых христиан — убеждали в той истине, на которой, как на опорах из камня, испокон веков зиждется все доброе и прекрасное в человечестве.


[философские заметки]

Рецензия на статью А. Байрона

Целью данной работы является критическое прочтение статьи А. Байрона, публикуемой на соседних страницах. Рецензия вошла в текущий номер ввиду возможности автора ознакомиться со статьей заранее и представляет собой альтернативный взгляд на проблему бытия Бога. Автор статьи: Олег Филиппов гораздо раньше, в самом развертывании теоретического мышления (отсюда и подозрение на необходимую связь), ведь всякий выход за пределы «естественной установки» включенности в мир ведет к неизбежности поиска нечто такого, что причиняет мир как то, что предстоит перед нами, под-лежит нашему умозрению и созерцанию, то, что нам является, то, что остается неизменным во всяком восприятии мира. В таком понимании становится ясно, как разворачивается вся история философии вокруг главного вопроса: что есть безусловное? И в этом, действительно, заключается единство философии с верой: обе имеют дело с Абсолютом. О том, что первая ищет основание безусловному (даже если оно полагается в нем самом), а вторая исходит из его непосредственной данности, говорил еще Тертуллиан1.

Увенчание терновым венцом Иероним Босх, 1508 дерево, масло

Практически с момента оформления веры, в основе которой лежит монотеистическое представление о божественном, в почти всеобщий феномен, не утихают споры о связи веры и разума. Впрочем, истоки этой проблемы можно обнаружить

12

Таким образом, подлинная вера никогда не будет иметь основания в разуме, а будет самодостаточной, разве что усматривающей свое подтверждение в нем. И именно возможность подобного усмотрения обычно и пытаются обосновать в доказательствах бытия Бога. Но возможно ли оно вообще? Этим вопросом задается и автор рецензируемой статьи, поэтому он предлагает нашему вниманию интерпретацию нескольких классических схем рассуждения: космологическую, онтологическую, телеологическую и имплицитно­этическую­.

1. Тертуллиан Квинт Септимий Флорент. Избранные сочинения / Пер. И. Маханькова, Ю. Панасенко, А. Столярова, Н. Шабурова, Э. Юнца. Сост. и общ. ред. А. А. Столярова. М.: Прогресс-Культура, 1994. С. 112–113. 2. Кант И. Критика чистого разума. / Иммануил Кант. СПб.: Наука, 2008. — (сер. «Слово о сущем»). С. 364. 3. Спиноза Б. Этика. М.: АСТ, 2001. С. 3.


[философские заметки] То, что автор полагает, что во избежание недоразумений следует дать определение предмету доказательства, похвально. Однако предлагаемое «Абсолютное Бытие» основывается на ошибке предвосхищения основания, поскольку преимущество оного над кантовской «абсолютно необходимой сущностью»2 предполагает, что Богу как вещи уже присуще бытие, когда в «необходимой сущности» мыслится только возможность и необходимость Бога как идеи и полагается то, что подлежит доказательству, а именно существование того трансцендентного, что лежит в основе представления о Боге. Подобную ошибку совершил Спиноза в своем третьем определении, не усмотрев различия между положениями «существует в себе» и «представляется само по себе»3. Начнем с критики космологического доказательства, восходя от следствий к причинам. Так, если принято это основание, то «творение мира Богом из ничего» действительно является непротиворечивым актом, более того, необходимым, поскольку мы сознаем, что для ряда причинности, усматриваемого в мире вещей как они нам явлены, всегда будет верным, что причина актуализирует свою причинность благодаря другой действующей причине (по меньшей мере во временном ряду смена явления будет как бы причиной данности сменившего явления4) потенциально до бесконечности, и что единственной возможностью для разума, не способного охватить всю полноту этого ряда в совокупности непосредственно (а наш разум именно таков, иначе рассматриваемая проблема не имела бы места), является предположение причины, которая, во-первых, выходит за пределы содержания такого ряда и обуславливает его возможность, а во-вторых, содержит определение причинности в самой себе, то есть является «causa sui». Таким образом, тезисом данного доказательства будет существование свободной (то есть спонтанной, неопределенной по закону определения 4. Там же. С. 128–131. 5. Там же. С. 391–392.

13

явлений) причины. Однако такая причина явно должна быть по отношению к разуму ноуменальна, то есть быть чистым априорным представлением, мыслью о вещи как она есть в себе, что, как известно, для спекулятивного разума невозможно. Принятие обратного влечет за собой следующую проблему: неизвестно, отлична ли эта причина от самого мира. Действительно, поскольку эта свободная причина должна только быть условием возможности причинного ряда, то она может быть не более чем формой этого ряда, «самим» рядом как его совокупностью. То есть целокупность всякой возможной предикации (определения) только и суть условие возмож­ности того, что существует конкретное определение, но для такого идеала верно как то, что он есть только априорный синтез всех возможных определений, так и то, что он есть идея, содержащая всю возможную реальность. Но отсюда еще невозможно заключить к его существованию как сущего, а только как идеи. В своей статье А. Байрон пытается показать, что необходимо отличие причины мира от него самого как домена, содержащего всякое определение (а это и есть «материя как единая мировая субстанция», то, что остается неизменным во всяком явлении как условие того, что оно вообще есть как это явление5). Итак, утверждается, что «она, как сущая во времени и пространстве», не может быть причиной самой себя. Опровергается такое суждение просто: материя мира как то, что лежит в основе всякого явления как явления, является вещью, как в себе, то есть мы можем только заключить к ее существованию, но не к тому, как она определена, то есть то, что она есть условие явления, а потому дана только априорно и, более того, вне пространства и времени как форм чувственности. Отсюда — основание того, что материя мира имеет относительный характер, не может быть усмотрено теоретическим разумом.


[философские заметки] Если же нам возразят, что такая «материя» есть только содержательная причина и должна существовать формальная, как для того, чтобы была определенная функция, должна быть формула и совокупность возможных значений, мы спросим, каково основание того, что такая форма отлична от структур субъективности, в частности, категорий рассудка. Онтологическое доказательство, которое должно быть, скорее, согласно автору, «названо аксиомой», также является несостоятельным. Конечно, удобно ссылаться на формальную логику, будто она есть оправдание всего, что написано. Тем более что основные законы логики автором же и нарушаются. Рассмотрим данный способ обоснования — в его формулировке содержится ошибка, характеризующая основную проблему всех приводимых доказательств. В приводимом автором силлогизме есть одна скрытая посылка: «все, что не может мыслиться иначе, чем существующее, существует»; либо же заключение неверно и истинно только то, что следует из данных посылок: следовательно, Бог не может мыслиться иначе, чем существующее. Как возможно тождество мышления и бытия? Имеются две возможности: либо бытие переходит в мышление, и тогда мы либо должны о всяком мыслимом сущем утверждать его бытие, либо если хотим это оправдать, то должны разделить бытие на субъективное, имманентное мышлению как содержание, и объективное, то есть трансцендентное, но тогда все еще неизвестно, к какому бытию нужно отнести Бога; либо мышление переходит в бытие, и тогда мышление трансцендирует к бытию, которое оно представляет, но возможно ли усмотрение такой возможности? Перейдем к телеологическому доказательству. И здесь мы снова видим необоснованный переход от мышления к бытию, но уже в иной форме. Теперь категории мышления полагаются как катего-

рии бытия. То, что мышление мыслит нечто как цель и средство, еще не означает того, что предмету присуще такое бытие. То, что мир существует целесообразно, говорит о бытии Бога не больше, чем о том, что субъективности свойственно упорядочивать мир как целесообразное. Когда автор пишет, что «цель чему-то может быть задана только разумным существом», он сам вскрывает проблему этого аргумента — на каком основании в качестве такого разума берется не сам субъект? Далее А. Байрон опровергает возражение на, как он считает, телеологическое доказательство. Однако здесь таится интересный софизм: рассуждение, что Бог всеблагой; тот, кто всеблаг, создает мир совершенным; мир не совершенен, следовательно, его либо создало не всеблагое, что невозможно, либо ничто не создавало мир, есть возражение на этическое доказательство. Таким образом, вопервых, телеологическое остается без возражения, а во-вторых, утверждается другое, которое всегда предпосылает бытие Бога и спрашивает только о благости, то есть лишь демонстрирует необходимость всеблагого Бога, если уже дан акт творения. Впрочем, останавливаться на доказательстве не имеет смысла, поскольку у нас имеется «не лишенный изящества» способ доказательства Бога как всеблагого, предложенный Лейбницем6. В связи с вышесказанным становится ясно, что телеологическое доказательство не только ничего не доказывает, но даже исходит из предпосылки существования, равно как и этическое. Пора подводить итоги. Во-первых, из представленных доказательств все имеют слабую посылку в том, что мышление может усмотреть не только возможность и необходимость Бога как идеала разума, но и способно установить его действительность. Во-вторых, если и существует иное доказательство, то оно должно разрешить следующий вопрос: каково основание утверждения необходимости наличия причины мира, отличной от него самого как целокупности всего?

6. Лейбниц Г. В. Монадология // Лейбниц Г. В. Сочинения: в 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1982. С. 420–422.

14


[исследования]

Философия и жизнь Занимаясь любой философией прошлого, невольно сталкиваешься с проблемой актуальности тех тем, вопросов, выводов, которые некогда волновали мыслителей. Перед нами лежит необозримое царство прош­ лых творений «героев мыслящего разума», порой кажется, что все это нам глубоко чуждо — далеко от нас. Однако все эти акты мышления не находятся по ту сторону нас самих. Автор статьи: Виктор Куприянов Выражаясь словами Гегеля, то, что мы есть, представляет собой нечто историческое. Прошлое истории, и особенно если это касается истории философии, не представляет собой некий ненужный и чуждый нам библиотечный хлам, поскольку тем, чем философия является сегодня, она обязана традиции, т.е. прошлому. При этом сама традиция не представляет собой подобие застывшего камня, а постоянно развивается, проходя путь многих и многих поисков, порой превращаясь­в противоположность того, с чего она начиналась. То, что получило себе в наследство то или иное поколение, становится его [поколения] душой, субстанцией, чем-то привычным и при этом превращается в некий материал для многообразного видоизменения и обработки. Таким образом, оно «обогащается и вместе с тем сохраняется»1. В этом смысле каждое наше обращение к истории философии есть обращение к нам самим и есть прояснение наших собственных вопросов. Именно в этом контексте мы обратимся к философии Иоганна Готлиба Фихте (1762 – 1814). Надо сразу отметить, что судьба его философии сложилась так, что долгое время фигура Фихте находилась в тени Шеллинга и Гегеля. И по сей день среди философов (особенно в России) гос­подствует убеждение, что Фихте — автор преодоленной и, в общем, малосостоятельной философии. Однако автор этих строк берется показать, что это не так. Как раз таки наоборот, в одном своем еще мало кем замеченном аспекте философия Фихте оказывается потрясающе ори-

Портрет Иоганна Готлиба Фихте Генрих Антон Далинг, 1908 Литография: Иоганн Фридрих Югель

гинальной и в чем-то предвосхищающей более поздние философские концепции. Заранее выскажем тезис: трансцендентализм Фихте есть философия жизни, творчества и свободы. Философия не представляет собой ненужное кабинетное занятие «ученого эрудита», а есть поступок, вызов и волевое решение. Это предполагает особый опыт философствования и, пользуясь словами М. Фуко, техники себя, что дает «прорыв» в поле

1. Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Кн.1. СПб.: Наука, 2006. С. 71.

15


[исследования] собственно жизни. Опыт философствования как свободный осознанный поступок предполагает в первом смысле решение быть, а не обладать знанием, и быть Я. Это своеобразное нудительное восхождение к себе самому. Сначала подойдем к теме издалека. В одной из прежних работ уже было отмечено, что в античности «философия <...> не была просто дисциплиной, просто наукой. Занятие философией предполагало соответствующий образ жизни. Философ, касаясь истины, не мог бы совершить акт столь особого назначения, если бы он не преобразовал себя. Поэтому и говорят, что Пифагор не просто придумал слово, он именно стал вести соответствующий образ жизни»2. Философия непременно предполагает определенную практику, определенное занятие собой, поэтому она представляет, по преимуществу, образ жизни. Здесь стоит вспомнить Аристотеля. Оказывается, что философия есть, по существу, осуществление в самом себе абсолютного. Как ни странно, но примечательнейшей особенностью учения Аристотеля является то, что образ действия Ума-перводвижителя он описывает так же, как и созерцательный тип жизни. Причем жизнь он [Ум] ведет созерцательную — жизнь философа. Бог Аристотеля оказывается философом par excellence. «…Самодостаточность прежде всего связана с созерцательной деятельностью, ибо в вещах, необходимых для существования, нуждается и мудрый, и правосудный, и остальные… <…> …Мудрый же и сам по себе способен заниматься созерцанием, причем тем более, чем он мудрее. Наверное, лучше [ему] иметь сподвижников, но он все равно более всех самодостаточен»3. Все другие виды деятельности имеют также некоторую цель вне себя, таким образом, лишая себя досуга, то есть свободы заниматься самим собой. Созерцательная деятельность, наоборот, имеет цель лишь в себе, поэтому она не ориентирована на получение выгоды и пользы. Философией,

по Аристотелю, можно заниматься только на досуге. Эта деятельность также и самая непрерывная, поскольку доставляет высшее удовольствие и ни от чего не зависит. Всем остальным (политикой, военным делом и пр.) можно заниматься попеременно, поскольку это утомляет, но только не философией! Здесь человек возвышается до бессмертия: «Насколько возможно, надо возвыситься до бессмертия и делать все ради жизни, соответствующей наивысшему в самом себе»4. Таким образом, философия есть свобода, бессмертие, самодостаточность, деятельность, направленная на самое себя, — все это попадает в ее сущностные характеристики. При этом это та жизнь, от которой зависят и все остальные виды жизни, ведь она постигает то, от знания чего все зависит. Она постигает самые первые основания бытия, от знания которых зависит в том числе и знание всего практического. Теперь не составляет труда заметить здесь аналогию с трактовкой Умаперводвижителя: «И жизнь его — самая лучшая, какая у нас бывает очень короткое время. В таком состоянии он всегда (у нас этого быть не может), ибо его деятельность есть также удовольствие...»5. В отличие от всего другого, имеющего предмет вне самого себя, у Ума его предмет и цель есть он сам. Он самодостаточен и свободен, являясь причиной всего бытия. И этот Ум, высшая сущность, есть предмет высшей науки — теологии. Однако не просто предмет. Философия, имея своим содержанием абсолютное, выстраивается по его образу (как мы видели выше), поэтому она и есть само осуществление этого абсолютного. Это не означает, что на бога можно пуститься с некими «палками и дрекольями». Нет, суть в том, чтобы осуществить абсолютное своим собственным мышлением, то есть возвыситься до всеобщего и разумного, поэтому само философствование и будет высшим откровением бога. Философия — не некая сфера культуры наряду с чем-то еще, а высшее проявление абсолютного.

2. Куприянов В.А. Становление философии в античной Греции: к критике историко-философских стереотипов // Газета Студенческого совета философского факультета «Сова» / под ред. А. Спиридонова. — СПб.: Философский факультет, 2012. № 1. С. 13. 3. Аристотель. Никомахова этика. М.: ЭКСМО-Пресс, 1997. 1177 a27 – 35. 4. Там же. 1177 b33. 5. Аристотель. Метафизика. М.: Институт философии, теологии и истории св.Фомы, 2006. 1072 b14 – 16.

16


[исследования] Сказанное Аристотелем можно вполне отнести на счет Фихте (правда, тезис о боге должен быть дополнительно разъяснен). Во «Втором введении в наукоучение»6 в качестве основного вопроса философии выставляется проблема обоснования возможности бытия для нас. При этом для обоснования бытия (возможности вещей для нас) философу необходимо совершить определенный шаг выхода из естественной установки, то есть попасть в поле выстроенного особым образом трансцендентального опыта. Как говорит Фихте, отвлечься от всякого бытия. То есть, чтобы найти основание обоснованного, нужно выйти за его пределы. Понятно также, что, отвлекаясь от бытия, мы попадаем в координатную плоскость субъективности: «то, к чему он (философ. — В.К.) только и обращается и из чего он обещает объяснить подлежащее объяснению, есть сознающее, есть субъект»7. Философу необходимо проделать внутри себя определенную деятельность, процедуру, которая заключается в том, чтобы «показать, как Я есть и становится для самого себя; затем, что это бытие его самого для себя самого возможно лишь при условии, что вместе с тем для него возникает бытие вне его»8. Я [интеллигенция], согласно Фихте, обращается на самое себя. Первоначальное действие самосознания, или Я, состоит поэтому в том, что оно делает самого себя своим объектом. И в этом первоначальном акте самосознания, как отмечает Фихте, заключается источник жизни. Жизнь непременно связана с постоянным выбором и необходимостью совершать поступки и принимать решения, быть ответственным за самого себя. Таким образом, человек обретает определенность и собственное место, то есть входит в бытие. Причем это именно процесс, акт нудительного и обязательного решения. Человек входит в мир самой жизнью и своим поступком. Этого требует от философа Фихте, когда говорит о жизни самосознания. Ведь в этом акте самосозерцания Я обретает себя, становится собой. Через

поступление и сознательное решение Я становится Я. Это, по Фихте, intellektuelle Anschauung — «требуемое от философа созерцание самого себя при выполнении акта, благодаря которому у него возникает Я, я называю интеллектуальным созерцанием»9. Поэтому Я — это и есть собственно поступок, это обращающееся на действие на основе, как говорил М.М. Бахтин, не-алиби в бытии. «Какую кто философию выбрал, — писал Фихте, — зависит <...> от того, какой кто человек: ибо философская система — не мертвая утварь, которую можно было бы откладывать или брать по желанию; она одушевлена душою человека, который выбрал ее»10. То, что философ познает, он открывает в самом себе, производит свободой своего собственного духа. «Что он хочет познать, то должен он сам делать»11. Человек поэтому входит в бытие через делание и действие. Входя в бытие, он, таким образом, производит его, поэтому оно оказывается своего рода делом-действием. Бытие поэтому не есть потусторонняя человеку наличность, на которую он оказывает воздействие, а то, что есть его дело и одновременно деятельность. Поэтому бытие, по существу, есть человеческое бытие, факт его жизни и творчества. Нет человека без бытия, нет бытия без человека. По этой причине и философия не может быть системой, чуждой жизни. Сама жизнь в подлинном смысле этого слова и есть философия. Философ сам непосредственно в себе осуществляет абсолютное и в этом смысле живет абсолютной жизнью — это почти то же, что мы видели у Аристотеля. Как думается, именно этот смысл философии наиболее интересен и важен в контексте дискуссии о сущности философии, ее задачах и месте в системе образования. Так или иначе размышления о жизни и философии волнуют сегодня многих и многих. Возможно, фихтевская позиция по этому вопросу может обогатить сегодняшние размышления на эту тему.

6. Фихте И.Г. Второе введение в наукоучение // Фихте И.Г. Сочинения: в 2 т. — СПб.: Мифрил, 1993. Т. 1. 7. Там же. С. 483. 8. Там же. С. 484. 9. Там же. С. 489. 10. Фихте И.Г. Первое введение в наукоучение // Фихте И.Г. Сочинения: в 2 т. — Т. 1. М.: Путь, 1916. С. 424. 11. Фишер К. История новой философии // Фихте. Жизнь, сочинения и учение. — СПб.: РХГИ, 2004. Т. 6. С. 308. 12. В «Наставлении к блаженной жизни» Фихте преимущественно подчеркивает синонимичность понятий «бытие», «жизнь», «деятельность».

17


[исследования]

Немного о Таренте Основной принцип античной культуры — агон, лежащий в основе европейской цивилизации, — имеет и обратную сторону. Часто мы помним только высшие достижения в той или иной области, как, например, семь чудес света, и не задаемся вопросом: «Стоит ли нам помнить восьмое или девятое чудо античного мира?» Автор статьи: Александр Спиридонов Недавно, проходя по кабинету знакомого коллекционера, я обратил внимание на прекраснейшую миниатюрную бронзовую статуэтку Зевса Громовержца, выполненую, по-видимому, в Александрии в III в. до Р.Х. По стилистике изображения стало понятно, что передо мной реплика произведения известнейшего скульптора эпохи позднего классицизма Лисиппа из Сикиона. Подобный тип изображения встречается на тетрадрахмах Александра Македонского (с опорой на правую ногу и поджатой левой). Но важно помнить, что вторая по величине скульптура античного времени, достигавшая в высоту 18 метров, была выполнена Лисиппом для украшения агоры блистательной столицы Великой Греции, города Тарента, и представляла собой Зевса Громовержца. Плиний Старший пишет: «Таков и Юпитер в Таренте, созданный Лисиппом, в 40 локтей. Удивительно в нем то, что он, передвигаемый, как говорят, рукой, благодаря такому расчету равновесия не опрокидывается ни от каких бурь. Это как раз, говорят, предусмотрел и художник, поставив на небольшом расстоянии колонну, с той стороны, с которой было особенно необходимо ослабить силу ветра. Так вот, из-за величины и трудности переправки Фабий Веррукоз не тронул его, тогда как Геркулеса, который находится в Капитолии, он перевез оттуда» (Плиний Старший XXXIV, 40). Однако Ливий связывает с историей разгрома Тарента ставший классическим анекдот об ответе Фабия Максима на вопрос писца, составлявшего опись награбленного, что делать с огромными статуями богов: «Оставим разгневанных богов тарентийцам» (XXVII, 16, 8). Лисипповский Зевс

18

1 Громовержец из Тарента оставался самой высокой статуей античного мира (17,76 м) вплоть до создания в 290 г. до Р.Х. скульптором Харетом из Линда статуи Гелиоса на острове Родос (32 м). Изображений античного времени статуи Зевса Громовержца из Тарента известно доныне не было. Счастливое исключение представляет собой золотой статер Тарента, выпущенный во время его союза с Пирром против Рима. Изображенная на монете голова Зевса весьма схожа с головой обнаруженной мной реплики. Известные бронзовые миниатюры Зевса Громовержца римско-


[исследования]

2

3

4

Илл. 1, 4. Миниатюрная реплика Зевса Громовержца Тарентского работы Лисиппа. III в. до Р.Х. Александрия.

Илл. 2. Тетрадрахма Александра III с изображением Зевса. Город Арадус. 328-323 гг. до Р.Х.

Илл. 3. Золотой статер города Тарента эпохи его военного союза с Пирром. 276-272 гг. до Р.Х.

Илл. 5. Миниатюрная реплика статуи Геракла работы Лисиппа. III в. до Р.Х. Александрия.

го времени, находящиеся в коллекции античной бронзы Лувра и Мюнхена, к сожалению, в значительной степени уступают по художественной выразительности выявленной нами миниатюрной реплике работы Лисиппа из Тарента. И дело не только в постановке ног, но и в степени пластического совершенства этих работ. Таким образом, любезный читатель, при желании представить себе облик агоры славного Тарента мы можем воспользоваться не только миниатюр­ ной репликой Геракла Тарентского ра­ бо­ ты Лисиппа, находящейся в Ny Carlsberg Glyptotek в Копенгагене, но и предложенной вашему вниманию копией Зевса Громовержца работы того же мастера — Лисиппа из Сикиона.

19

5


[исследования]

Лезвие формализации Формализация в какой-либо области науки приводит к ее резкому развитию, однако такой переход произошел далеко не во всех областях, до сих пор остается много направлений, где мало точных формальных схем и понятий. Давайте попробуем разобраться, почему так случилось. Автор статьи: Константин Бенкен ление значительно меньше преуспело в формализации своего знания. Для наглядного объяснения приведу такую линейку наук: математика, физика, химия, биология, психология. Первую из перечисленных наук называют точной, следующие три — естественными, последнюю — гуманитарной. Математика — наука об абстрактных объектах, признаки которым мы зачастую придумываем сами, а значит, можем их всех перечислить, сами определяем, какие из них существенные1. При этом в математике достаточно легко формировать понятия и соблюдать точность высказываний.

Портрет Джорджа Буля, 1860 Автор неизвестен

Формализация затронула преимущественно точные науки. Математика по своей природе практически полностью формализована, она с незапамятных времен пользуется символическим языком, придуманным для универсализации торговли, различных подсчетов. Физика тоже с давних пор использует искусственный язык и точные определения. А вот естественнонаучное направ-

Физика — практически математика, но в применении к окружающему материальному миру. Вообще признаков у реальных объектов очень много, но физика занимается такими телами и их отношениями, что интересующих признаков немного, особенно в физике классической. Из них несложно выделить существенные, разногласий в определении понятий практически нет. В связи с вышеизложенным физике было легко перенять математический аппарат и сформировать свой специальный язык. Химия — та же физика, но интересуется другим аспектом материи. Соответственно в химии можно найти много фрагментов языка физики и математики, но его не всегда оказывается достаточно, поэтому в дополнение был разработан свой язык. В химии системы сложнее,

1. Математическое определение имеет конструктивный характер, по Канту, «содержащий в себе произвольный синтез, который может быть конструирован a priori (…в созерцании)» // Кант И. Критика чистого разума. Сочинения: в 6 т. М.: Мысль, 1963–1966. Т. 3. С. 38—53.

20


[исследования] далеко не всегда удается просто перечислить признаки и выделить существенные для формирования общепринятых понятий. Биология практически полностью, особенно молекулярная, — специализированная физика об объектах, которые называют живыми. Говорим так осторожно, потому что до сих пор нет общепринятого полного определения того, что такое «жизнь», «живое». Даже при обсуждении объема понятия «живое» ученые расходятся во мнении: одни называют вирусы живыми, другие — не признают их таковыми. Изучаемые системы настолько сложны, что практически невозможно определить все интересующие признаки, не говоря уже о выделении существенных. Из-за этого большинство понятий в биологии имеют несколько вариантов дефиниций. Существует множество противоречий, которые возникают не только из-за объективного недостатка знаний, но и из-за разночтений в самой теории — в терминологии и в различных подходах2. Психология — физика внешней деятельности­ человеческого мозга, физика взаимоотношений человеческих существ с точки зрения разума, но она так далека от привычной для нас физики, что в ней не осталось ничего от искусственного языка и формализации традиционной физики. В целом формализация приводит к расцвету науки. Хороший пример — логика, которая после начала использования искусственного языка значительно увеличила область применения и расширила свои функции. Однако в то же время формализация приводит к упрощению науки и отрыву от реальных объектов изучения. При работе со сложными системами, как, например, в биологии, это оказывается важно. Кроме того, строго сформулированная искусственным языком наука становится жесткой и меняется только

революционно. Именно так изменялась физика, особенно в XX веке. А вот биология менялась эволюционно, хотя в том же двадцатом столетии было много существенных изменений в структуре ее знания. Мы не говорим, что неточность определений — благо, но тут верен древний принцип: «у всего есть свои плюсы». Также влияние формализации можно хорошо проследить на самих языках: искусственные языки имеют огромные преимущества перед естественным, но никогда не смогут его вытеснить, так как последний выполняет более широкий спектр функций3. Кроме того, чрезмерная формализация может приводить к ошибкам. К примеру, широко известно опровержение эволюции, которое основывается на том, что она так же маловероятна, как и то, что если разобрать механические часы, сложить все шестеренки внутрь корпуса и по­трясти, то часы могут случайным образом собраться и начать работать4. Якобы организмы слишком сложны, чтобы появиться случайным образом. В рамках традиционной биологии требуется много слов и времени, чтобы доказать, что этот пример неадекватный, но если применить формальный подход, то получается интересный эксперимент in silico5 (компьютерное моделирование)6. Создание модели с четкими формальными критериями позво­ляет показать, как происходит биологическая эволюция. Если часы сделать «живыми», то есть размножающимися и мутирующими, то тряска может привести к появлению работающих часов. Если проще: у нас есть множество часов с минимальным набором деталей, которые мы трясем и получаем простейшие работающие или неработающие механизмы. Они мутируют и отбираются по критерию «точно показывать время», определенному точно с формальной стороны

2. Это нарушает основные критерии научности как таковой. См. Тарский А. Введение в логику и методологию дедуктивных наук. М.: Государственное издательство иностранной литературы, 1948. С. 163—164. 3. Ивин А. А. Современная логика. М.: Век 2, 2009. 4. Paley, William. Natural Theology: or, Evidences of the Existence and Attributes of the Deity. 12th edition. London: Printed for J. Faulder, pp. 13—29. 5. Выражение in silico было впервые введено в оборот в 1989 году на семинаре Cellular Automata: Theory and Applications в Лос Аламосе, Нью-Мексико. 6. Видеоматериалы. URL: www.scinquisitor.livejournal.com/1329.html.

21


[исследования] вопроса. Интересно, что нужно совсем немного поколений, чтобы получились реально работающие часы, и что могут получаться часы с разным количеством стрелок. Следует отметить, что возможен очень быстрый переход от одного количества стрелок к другому (3—4 или обратно) практически без переходных форм — отличное объяснение тому, что мы не находим переходные формы в палеонтологии. Привычка использовать формальный метод меняет мышление и создает другие подходы в исследованиях, а это может привести к скачку в получении научных знаний. Для сравнения подходов представим, как биолог будет ремонтировать радио и в чем отличие его способа от инженерного7. Сможет ли он отремонтировать радио — систему, по своей сложности схожую с клеткой — системой, с которой он постоянно имеет дело? Оказывается, что при использовании биологической методологии и классического эксперимента ученому будет непросто отремонтировать радио: потребуются десятки экземпляров радио для сравнения их с неработающим, будет необходимо множество различных опытов, в том числе экспериментальное разрушение радио. И в итоге, скорее всего, биолог научится чинить радио, только если нарушение деталей можно будет увидеть (например, оплавленность). Общего, универсального метода ремонта ученый-биолог выработать не сможет, в то время как инженер легко ремонтирует устройства и более сложные, чем радио. Из-за чего такая разница? Во-первых, формальный подход позволяет упростить систему акцентированием внимания только на основном. Во-вторых, он вырабатывает методы, которые решают простые проблемы, а затем модифицирует методики для решения более сложных систем. Так, инженеров обучают ремонтировать сначала отдельные платы, а затем уже целиком устройства, например, радио. 7. URL: www.metodolog.ru/00373/00373.html.

22

В биологии мало техник, позволяющих развивать методику от простых систем к сложным, а главное, нет людей, стремящихся это делать. Кроме того, естественный язык, как уже было сказано, не имеет однозначных терминов, что приводит к взаимному непониманию между учеными. Однако при недостаточном знании формализация может привести к ошибке, например, при работе с биологическими системами — той же клеткой, процессы в которой пытаются описать по такой же схеме, что и устройство радио. Из всего вышесказанного следует, что в науках, занимающихся­сложными системами, стоит проводить формализацию с некоторой осторожностью. В биологии, думается, стоит начать с введения искусственного­языка: отказаться от использования слов естественного языка в роли терминов и взять слова из латыни. Например, заменить термины «трансляция», «транскрипция», «синтез белка» и пр. на слова мертвого языка, чтобы задать этим понятиям точное значение и объем.

Портрет Уильяма Пейли Джордж Ромни


[исследования]

Внутриличностный конфликт в рамках психоанализа

Целью статьи является знакомство читателя с основными идеями Фрейда и, возможно, расширение его видения проблемы внутриличностного конфликта. Автор рассмотрит основы внутреннего конфликта в рамках теории Фрейда и то, как его идеи повлияли на современное понимание внутренних конфликтов. Автор статьи: Иван Голубев Внутриличностный (или внутренний) конфликт — явление очень сложное, а главное, распространенное. Внутренние конфликты переживаются людьми на протяжении всей их жизни. Однако в науке нет единого мнения касательно этого вопроса. Многие ученые до сих пор спорят над определением, причинами и способами разрешения данного типа конфликтов. С чего началось изучение этого вопроса? Кто был первым исследователем, начавшим изучение данного явления? Этим человеком был австрийский невролог, психиатр, психолог, «отец психоанализа­» Зигмунд Фрейд (1856 – 1939). Он первым затронул проблему внутренних конфликтов, попытался определить их причины и последствия для психики и организма человека. Чтобы понять природу внутренних конфликтов в рамках концепции Фрейда, необходимо ознакомиться с его теорией структуры личности. Согласно Фрейду, личность человека состоит из трех компонентов — «Оно» (бессознательное; id), «Я» (сознательное; ego), «Сверх-Я» (совесть; superego). «Оно». Бессознательное представляет собой хранилище инстинктов человека. Оно функционирует по принципу удовольствия (т.е. требует немедленного удовлетворения потребностей) и насыщено сексуальной энергией — либидо. «Факт половой потребности у человека и животного выражают в биологии тем, что у них предполагается­

Зигмунд Фрейд, 1926 Фотография Фердинанда Шмутцера

“половое влечение”. При этом допускают аналогию с влечением к принятию пищи, голодом. Соответствующего слову «голод» обозначения не имеется в народном языке; наука пользуется словом “либидо”»1. Либидо не является безудержной страстью к удовлетворению сексуальных потреб-

1. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. URL: www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Fr_O/index.php.

23


[исследования] ностей. У либидо есть сексуальный объект (лицо, которое внушает половое влечение) и сексуальная цель (действие, на которое влечение толкает). Фрейд выделял разнообразные отклонения, которые возможны у человека. Например, инверзия (или инверсия, в зависимости от перевода) — один из видов отступления в отношении сексуального объекта. То есть у нормального человека объектом либидо становится индивид противоположного пола, а при инверзии у человека объектом либидо становится индивид того же пола. Другим примером является перверзия (или перверсия, в зависимости от перевода) — отступление в отношении сексуальной цели. «Перверзии представляют собой или а) переход за анатомические границы частей тела, предназначенных для полового соединения, или б) остановку на промежуточных отношениях к сексуальному объекту, которые нормально быстро проходят на пути к окончательной сексуальной цели»2. Пример перверзии — садизм или мазохизм. Если влечения «Оно» не удовлетворяются и энергия либидо не находит выхода, то у человека копится напряжение, что вызывает неудовлетворенность собой и окружающими, девиантное поведение, нервозность и так далее. «Я». Сознательное, в свою очередь, адаптирует человека к социальной среде. «Оно», движимое принципом удовольствия, постоянно воздействует на «Я». Однако Сознательное, понимая, что поведение согласно принципу удовольствия губительно для человека, меняет его на принцип реальности. «Под влиянием инстинкта самосохранения этот принцип сменяется принципом реальности, который, не отказываясь от конечного получения наслаждения, все же требует и проводит отсрочку удовлетворения»3. Но принцип реальности далеко не всегда может справиться с принципом удовольствия «Оно». «Сверх-Я». Это носитель моральных норм и стандартов. Данная часть личности выполняет обязан-

ности цензора, критика, совести. Главной задачей «Сверх-Я» является не пускать инстинкты в «Я». Когда это происходит, энергия этих инстинктов сублимируется в приемлемые для данного общества формы. Если «Я» делает что-то в угоду «Оно» (игнорируя «Сверх-Я»), то «Сверх-Я» наказывает его чувством вины и стыда. Стоит отметить, что «Сверх-Я» формируется через преодоление Эдипова комплекса (или комплекса Электры у девочек) в возрасте 5 – 6 лет. (Необходимо упомянуть, что Эдипов комплекс у маленьких детей (до 5 лет) является абсолютно нормальным явлением и не рассматривается как нездоровое влечение или извращение. А вот Эдипов комплекс на более поздних этапах развития уже можно рассматривать как некую девиацию.) Итак, теперь, когда структура личности разобрана, самое время перейти к причинам внутренних конфликтов человека. Психика человека представляет собой «поле боя» между компонентами личности. Это и является главной причиной внут­ренних конфликтов, согласно теории Фрейда. Опасность заключается в том, что это может привести к формированию у человека психических болезней, истерий, неврозов и психозов. По мнению Фрейда, любой человек является невротическим­существом (т.е. каждый человек страдает каким-то неврозом). Невроз представляет собой психическое отклонение от нормы, связанное с мучительными переживаниями. Не каждый невроз признается болезнью. Однако нев­роз может перерасти в психоз. Ключевое отличие нев­ роза от психоза состоит в том, что при неврозе человек не теряет связи с реальностью. При психозе же происходит деформация восприятия мира. Психоз всегда является болезнью. Для спасения и уменьшения вреда от внутренних конфликтов психика использует средства защиты (защитные механизмы). Главным защитным механизмом Фрейд считал вытеснение — процесс удаления из сознания мыслей и чувств, причиняющих страдания. Вытесненные воспоминания проявляются через шутки, анекдоты, оговорки, сны и др.

2. Там же. 3. Фрейд З. По ту сторону наслаждения. URL: www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/freyd/po_stor.php.

24


[исследования] В «Психопатологии обыденной жизни» Фрейд писал, что даже забывание имен, иностранных слов, словосочетаний может быть результатом вытесненных мыслей и переживаний. Он продемонстрировал этот феномен на своем примере и примере его друзей и знакомых. «Анализируя наблюдаемые на себе самом случаи забывания имен, я почти регулярно нахожу, что недостающее имя имеет то или иное отношение к какой-либо теме, <…> способной вызвать во мне сильные, нередко мучительные аффекты»4. Он не утверждал, что все случаи забывания являются следствием вытеснения. Однако некоторые из них могут таковыми являться: «Я не решусь утверждать, что к этому разряду могут быть отнесены все случаи забывания имен». Вытеснение — не единственный защитный механизм­. В рамках концепции Фрейда существуют еще проекция, замещение, рационализация, реактивное­образование, регрессия, сублимация и отрицание. Все они используются нашей психикой, однако вытеснение — намного чаще. Теперь приведем несколько примеров внутренних конфликтов человека. 1. Работодатель ругает своего работника, а тот, возвращаясь домой, «срывается» на членах семьи­. Конфликт между «Оно» и «Я». «Оно» требует удовлетворения агрессивного импульса, а «Я», руководствуясь принципом реальности и пользуясь механизмом замещения, заменяет более угрожа­ющий объект менее угрожающим. 2. Женатый мужчина желает удовлетворения сексуальных желаний с несколькими женщинами одновременно. Это конфликт между «Я» и «Оно». Инстинкты и желания «Оно» требуют удовлетворения, а «Я» противостоит этому желанию, руководствуясь тем, что жена этого не одобрит и он может многое потерять, если поддастся этому желанию. 3. Художник с неудовлетворенными садистскими наклонностями может выразить их в своей

картине. Результат конфликта между «Я», «Оно» и «Сверх-Я». «Оно» хочет удовлетворения желаний, «Я» не позволяет прямым путем удовлетворить импульс «Оно», так как это может быть опасно для человека, а «Сверх-Я» сублимирует или преобразует эту энергию в социально приемлемом виде. 4. Мужчина, издевающийся над гомосексуалистами. Один из самых известных и распространенных примеров Фрейда. На самом деле, он есть результат конфликта между «Я», «Оно» и «Сверх-Я». «Оно» хочет удовлетворения желаний, «Я» не позволяет удовлетворить импульс, так как это может быть опасно (например, из-за настроений в обществе или социальной среде, где обитает индивид и т. д.), «Сверх-Я» при помощи защитного механизма (реактивное образование) меняет импульс на противоположный. 5. Женщина жаждет удовлетворения своих садистских желаний и боится сказать об этом мужу, опасаясь осуждения подобных желаний с его стороны. Конфликт между «Сверх-Я» и «Оно». «Оно» требует удовлетворения своих сексуальных желаний, а «Сверх-Я» не допускает этого, так как эти желания не соответствуют моральным нормам супруга или общества. К идеям Фрейда люди относятся по-разному. Некоторые критикуют, некоторые хвалят, некоторые просто игнорируют. Но нельзя отрицать тот факт, что его идеи во многом заложили основу современного понимания внутриличностного конфликта. Если бы не было идей Фрейда, то неизвестно, началось бы научное исследование внутренних конфликтов или нет. В заключение отметим (уже не только в рамках концепции Фрейда), что конфликт — явление, характерное только для человека, так как, для того чтобы состоять в конфликте, необходимо обладать сознанием, а сознание — высшая, свойственная исключительно человеку форма обобщенного отражения объективных устойчивых свойств и закономерностей окружающего мира.

4. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни. URL: www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/freyd/psih.php. 5. Там же.

25


[интервью]

Студенческий Благотворительный союз

Мысли о другом человеке помогают почувствовать относительность и скромный масштаб собственных проблем. Отдавая свой досуг ради чужого блага, становишься более зрелым в эмоциональном и душевном планах, понимаешь свою необходимость и свое место в мире. Автор статьи: Татьяна Делиева да я принимала участие в выезде общего Студсовета в Зеленогорск, где желающие представляли свои проекты. Мне была интересна благотворительность, я занималась ей до этого самостоятельно и хотела приобщить университет, студентов к делу. Там же я встретила единомышленника — Кирилла Попова, который связался со мной после выезда, и мы решили заняться организацией, воплощением наших идей. Потом начался набор людей; приглашали друзей и знакомых, определяли направления деятельности, искали организации, которым нужно помочь, и так оно пошло своим чередом.

Я долго размышляла в подобном духе, пока мне не посчастливилось познакомиться со Студенческим Благотворительным союзом СПбГУ, лаконично резюмирующим мои мысли своим лозунгом: «Забота о других — признак взросления». Подробно изучив Интернет-страницу СБС, я, наконец, решилась связаться с организаторами и впоследствии взяла интервью у одного из основателей союза, Натальи Ковальчук, чтобы узнать положение дел в организации и познакомить с ней всех заинтересованных в помощи другим людям. — Наташа, расскажи, пожалуйста, о том, как ты познакомилась со Студенческим Благотворительным союзом. — Мое знакомство с СБС началось с того, что я его создала. Это случилось около года назад, ког-

26

— Какова сейчас численность союза? — У нас действует разделение на участников и просто членов. Отделить одних от других подчас­ невозможно, подсчитать тоже. Однако я могу назвать­около тридцати человек с разных факультетов, которые оказывают реальную помощь хотя бы в одном из направлений. — Кстати, какие направления деятельности у вас есть? — Всего у нас десять направлений: административное, информационное, юридическое, финансовое, рекрутинг, образовательные программы, психологическая помощь, медико-социальные проекты, связи с внешними организациями. Но на данный момент ключевое направление нашей работы, с которого все собственно и началось, — это выезды в школы-интернаты. Сейчас союз курирует две группы — школу-интернат №67, она находится в Пушкине, ей руковожу я, Кирилл же отвечает за школу №13 на Чернышевской. В обе-


[интервью] их группах есть свой о рг а н и з ато р .   На до сказать, что работа в ШИ №13 сложнее: в этой школе находятся дети с патологиями нервной системы, дети-опорники. В основном с ними занимаются психологи.

— Помимо библиотеки, с какими организациями сотрудничает СБС? — Нам помогает благотворительный фонд АдВита, больница святой Марии Магдалины, городское отделение [Российского] Красного Креста, Мариинская больница, Центр международного молодежного сотрудничества, университетское Управление по работе с молодежью, информационный [информационно-образовательный] портал «Первая линия» и некоторые­другие.

— Как часто вы выезжаете? — Выезжаем раз в три недели, в крайнем случае раз в месяц: большинству участников (студентам­) сложно выезжать чаще.

— Какие планы у союза на ближайшее будущее? — Уже сейчас мы начинаем активно работать со Студсоветами, налаживать с ними связи, расширять информационный охват факультетов. Вводим карточки для членов и участников. Ищем третий детский дом. Думаем развивать юридическое направление, организовывать выезды юристов­, которые расскажут старшим ребятам об их правах. Также мы планируем активно развивать образовательную деятельность, которая подразумевает выезд студентов с целью помочь подопечным, особенно выпускникам, подготовиться к ЕГЭ, поступлению. Не забудем и про пожилых людей. У организации уже был опыт развоза подарков на День снятия блокады, и мы хотим продолжить эту традицию. Мы собираемся сотрудничать с университетским Советом ветеранов. Начнем выезжать в дома престарелых. Но здесь нужен более персональный подход, чем с детьми, т.к. пожилых людей сложнее объединить, их нужно слушать, говорить с ними.

— Как вы работаете с детьми? — В ШИ №67 делим ребят на старшую и младшую группы. С младшей мы занимаемся рисованием, лепкой, аппликацией и прочей самодеятельностью. Для старших придумываем различные игры, викторины. А заканчиваем мы все большим чаепитием со сладостями, во время которого ребята рассказывают новости из своей жизни. Также мы стараемся приурочить выезды к празднику. Если его нет, мы пытаемся найти даже самый небольшой, будь то Всемирный день домового или День благодарения. Мы рассказываем об этом ребятам, пытаемся привнести праздничную, особенную атмосферу. В ШИ №13 все несколько по-другому. Там волонтеров нужно больше, а программы легче, так как детки сложные. Иногда наши ребята приезжают просто погулять с ними на улице, что дети очень любят. Сейчас мы решили ездить туда чаще, подготовки особой не требуется, а помощь там всегда нужна. — Ты упомянула о медико–социальных проектах. Что туда входит? — В первую очередь донорство и работа с детьми в больницах. Стараемся регулярно сдавать кровь, навещаем детей в больнице [св. Марии Магдалины — прим. ред.] на 14-ой линии В.О., общаемся, занимаем их досуг. В том числе собирали для них книги совместно с Библиотекой им. В.В. Маяковского.

27

— Наташа, что бы ты пожелала, посоветовать людям, которые хотели бы пополнить ряды СБС? — Мне хотелось бы, чтобы они понимали, что это не развлечение, это работа, сложная и отнимающая время, но, несомненно, благородная и приносящая положительные эмоции. Всю дальнейшую информацию, в том числе о ближайших мероприятиях, выездах, сборах вещей и сдачах крови, вы можете найти в группе Студенческого Благотворительного союза в социальной сети «Вконтакте» (www.vk.com/sbs. spbgu). Успехов в помощи себе и другим!


[свободное время]

Философский кроссворд Автор кроссворда: Никита Загвоздкин 1. Учение этого философа многие века собирало воедино распадающуюся страну и поддерживало ее жителей, так что с этой точки зрения его можно признать самым успешным в истории философии.

11

6

7

8

10

2. Всем составил сравнительные жизнеописания и сам остался без такового.

9

3. Сдвинул бы землю, была бы точка опоры.

2

4. Слово Hisperia, означающее вечернюю страну, обозначало в конце античности Испанию, а первоначально — эту страну.

1

5. Рассел говорил, что философия — ничейная земля между наукой, искусством и этим. 3

6. В Древнем Риме так называли раба, который должен был помнить имена простолюдинов и подсказывать их господину, дабы последний мог произвести впечатление заботливого политика.

12

7. В европейском индексе цитируемости классических философов этот философ занимает второе место вслед за Кантом, отношения с которым у него сложились весьма непростые. 8. В этой науке сущность объекта не скрыта, а открыто выражена, поэтому в ходе заключения все суждения перетекают друг в друга, и, соответственно, сохраняется точность. 9. Поддерживающая слонов. 10. Выступление за ней на ее заседании составляет частую практику факультета. 11. Что вещи. 12. В античной философии и политической мысли государство часто сравнивалось с ним. 13. Почти все европейские языки — внуки этого.

28

4

13

5

Ответы на кроссворд, опубликованный в номере 9 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7.

Пчела Ленин Туллия Антипапа Фрейд Коперник Ангелы

8. 9. 10. 11. 12. 13. 14.

Этаж Метаворона Атом Мойры Мать Астрономия Досуг

Sova №3 (10) April 2013  

Students' journal of Faculty of Philosophy of Saint Petersburg State University

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you