Page 1

Юрий Котов Проживает в городе Пскове. Студент филологического факультета ПГПУ им. Кирова, журналист газеты "Псковская колокольня". Увлечения: Литература, журналистика, краеведение. Учредитель литературно-художественного проекта "На Лезвии Времени". Максим Лебедев Родился в 1981 году, проживает в городе Пскове. Закончил ПГПИ им. Кирова. Учебу в аспирантуре не завершил, служил в ВС РФ. В настоящее время занимается дизайном и журналистикой, сотрудничает с газетами «Псковская колокольня», «На краю» и др. Среди интересов отмечены фотография, путешествия, история религий. Антон Василович Родился в 1980 году в городе Усть-Каменогорске (Россия), проживает в городе Заарбрюкен (Saarbücken, Германия). Сочиняет стихи, песни и музыку к ним, лидер русскоязычной музыкальной группы "EARLГРЕЙ" (Германия). Информационная поддержка:

http://pskov-kolokol.info

Александр Алексеев[2] Алена Коняшкина[15] Максим Шахаев[27] Сергей Соловей [38] Маргарита Андрианова[49] Юрий Котов[58] Максим Лебедев[62] Антон Василович[72]

Маргарита Андрианова Родилась в 1989 году в Архангельске. Проживает в городе Пскове, студентка филологического факультета ПГПУ им. Кирова. Покинула московский дорожный институт из-за неприязни к машинам и механизмам. Постепенно превращается из физика в лирика. Среди увлечений можно отметить театр, фото, рисование.

Вы открыли первый номер литературнохудожественного альманаха «Гирлянда», посвященного творчеству молодых поэтов и художников Северо-запада. Гирлянда. Что это такое? Это разноцветье огней, ощущение чего-то нового и небывалого, ожидание праздника и ностальгия по тем мгновениям, которых уже не вернуть. Связанные в живую гирлянду рифмованные строки образуют стихотворение, также как связанные между собой события и судьбы выливаются в поэму жизни, которая пишется только один раз. Объяснить окружающим, почему ты пишешь стихи или прозу так же невозможно, как объяснить, зачем мы живем. Авторов, собранных под обложкой данного сборника, объединяет одно— для них творчество является главным в жизни. Многие сейчас называют себя поэтами, поэзией заполнен интернет. Мы надеемся, что среди холодного электричества нового информационного пространства тепло нашей «Гирлянды» найдет дорогу к вашему сердцу.

E-mail: gerlyanda@gmail.com Группа в контакте: http://vkontakte.ru/club7404401

Иллюстрации и оформление—Лебедев М.В. 76

1

Издатель—Додонов А.Н. Адрес издателя: 180019, г. Псков, ул. Труда 55, кв. 124-а Тираж 999 экз. Отпеатано в ООО «Алькор-4”, 111250, г. Москва, ул. Шоссе Энтузиастов, д. 9А


Алексеев

Об авторах

Александр Алексеев Родился в 1985 г. в городе Пскове, учился в школе № 11, а затем в колледже Строительства и Экономики. Студент ПГПИ (ИСФ). Из увлечений можно отметить музыку (русский рок, классика), спорт (футбол и пр.). Увлекается чтением прозы (М.Булгаков, Ф.Достоевский, С.Лукьяненко),поэзии (С.Есенин, Б.Пастернак). Первые стихи появились в 2001 году. С 2002 года совместно с Максимом Шахаевым создают до сих пор совместные стихи и песни. Алена Коняшкина Родным городом считает город Дно Псковской области. Окончила обучение в ПГПИ им. С.М. Кирова, живёт и работает в городе Пскове. Творчеством увлекается с 15 лет. Примерно в это же время розовые очки жизни дали трещину… В декабре 2007 года выпустила первый сборник стихотворений и прозы «Не губите во мне романтика», работает над вторым. Натура очень творческая, увлекающаяся и неординарная. Особенно интересуется флористикой и вязанием. Ненавидит варёный лук. Не приемлет предательство.

Я пытаюсь в себя посмотреть, В море истинных чувств окунуться... У деревьев - осенняя медь, У воды есть возможность твердеть, У меня - никогда не проснуться!.. То, что было рукой отмахнуть И забыть как ни в чем не бывало... Лодке в море легко утонуть, Мне - забыть свой единственный путь, И начать продвиженье с начала!..

Максим Шахаев Родился в 1986 г. в городе Курск, проживает в городе Пскове по сей день. Учился в школах № 11, №16, Политехническом колледже, ПГПИ (ЭлМФ). Из увлечений мы отметим музыку (от Charly Parker и Maddy Waters до Rammstein & Slipknot), русский рок (весь), классику. Спорт (футбол и пр.). О Максиме: петь начал раньше чем ходить. С четырех до одиннадцати лет было пианино. В 12 лет впервые взял в руки гитару... и женщину. Первые стихи появились в конце 2001 года. За последние 2-3 года полностью избавился от религиозных убеждений. Осталось просто уважение к истории и традициям русского народа. Сергей Соловей Родился 29 июня 1972 года, в день рождения знаменитого французского летчика А. де Сент-Экзюпери. Закончил СГПУ. Служил в армии, работал учителем в школе, служил в пожарной охране, совмещал различные должности в торговле. Занимался политической деятельностью в рядах оппозиции, прошел через тюремное заключение. Проживает в городе Кузнецке, где работает копирайтером в рекламном агентстве. Имеет публикации в газетах и сборниках («Последние пионеры» и др.). 2

75


В ожидании

*** Сестра моя луна на дне, У реки глаза не глядят прочь. И ты веришь в себя и всему подряд, ТЫ уводишь за собой в рассвет ночь.

Рассыпав по углам пустые сны, Все мысли связываю в крепкий узел, И от стены хожу я до стены, Весь в ожидании визита светлой музы...

Что же произошло с тобой? У реки много берегов в пути... Ты же знаешь - там тебя звезда ждёт, Как всегда прозрачном, тихом полотне.

Рифмуя долгой строчкой дождь и снег, Хочу постичь сознания пределы, Я знаю: если бег, то быстрый бег И если снег, то точно самый белый...

И чем ближе, ты к ней, тем больше заблуждаешься, Оставь её на потом… сбережём, раскаишься... Вдруг не на огонь, на лёд нарываешься, А тогда и так постепенно сложится…

Я жгу понятные не всем слова, Вдыхая полной грудью пепел серый, И закатав по плечи рукава, Рифмую новые, для новой меры... И на душе моей, как за окном, Белёсый холст из бархатных материй, Но строчка льётся, поглощая ком Проблем и боли, снов и суеверий...

***

Не чувствуя усталости в руках, Я начинаю томный бег по кругу, И, собирая сны во всех углах, Я рифмой связываю их друг с другом...

Мы На Вершине, Размеренно Тлеем Сами В Себе... Сами По Себе Вещи Рождаются Только В Боге. В Дороге Нет Ворот Для Знаний Люди - Как Поворот Иллюзий... В Радости Рождаются Кольца Жизни, Возвращаясь В Основу Вселенной.

И время поворачивает вспять, Мне вкладывая лист бумаги в руку, Я начинаю в тишине писать, Души внимая ласковому звуку... За словом - слово, за строфой - строфа Дыханьем свечи задувая, муза Цветные помогает кружева Плести из алфавитного союза!..

74

3


Время

***

Стены высыхают быстро, Время будто дождевой червяк, Вьётся на горячих искрах, Если что-нибудь не так! Время караваном в дюнах Тянет нить к пустым углам свою, Время - праздник вечно юных— Тех, кто ждёт в скупом строю! Время - точно сок алоэ, Проникает в трещины сердец, Оставляя нам с тобою Только замкнутость колец. По седым лугам и тропам, Погружая в пыльный плен свой след, Время мчится автостопом, Рассыпая на людей свой свет! Но не спится тем, кто знает Боль воспоминаний прошлых дней, Лишь его искра сгорает Ярче всех ... ночных огней!...

Тыл Из Тыла Иди В Гости Боится Непониманья. Кости Холмами Рассыпят, Валяться. Скелеты Домами, Шаманами Вороны, Трясуться Крыльями, Трутся О Стороны. Как Верное Средство Для Тернового Нерва Трение, Притирание, Раздражение, Проникание. На Мысе Мысли, На Поле Средства, За Превосходство Солнца За Тёмное Сердце. Пойдут В Неверие Падут В Неведение, Не Задев Венца Нетленного Неизгладимой Ласки Света.

4

73


Василович *** Мир На Двоих. Кудрявые Феи Следят За Единым Цветком. Жизненно Верны Цветения Пурпурных Следов. Оставляя На Синем Ковре Неба, Расплываясь Кругами, Рыбы Прячутся За Облаками, В Смущении Пряча Хихикающие Глаза.

72

5


Крысы

Уходящим на север.

Тушите свет, чтоб стало здесь светлей, Включите звук - нам тишина дороже, Из повседневной тьмы прохожих Здесь крысы нападают на людей!

Уходящим на север Лето машет рукой. Кораблям у причала Снится берег чужой.

Откройте дверь - в мозгах стоит сквозняк, Включите воду - заедает плесень, И чтоб не слышать больше песен, Нам в воздух добавляют здесь мышьяк!

Все, что память хранила Я веками не знал. Я на Север жестокий Свою жизнь променял.

Включите свет, чтоб наступила тьма, Закройте окна - нужен свежий воздух, Нам снятся сны про злые звёзды, А наша быль - отечества тюрьма!

Вид заснеженных дебрей Сердце слабых гнетет. Здесь умеют словами Растапливать лед.

Слепите мир, порезав на куски, Поставьте точку, всё начав с начала, Но жаль, что барка жизни встала, Пройдя лишь первый поворот реки!

Здесь дыхание предков Замерзло навек. Из гранита ковался Первый сверхчеловек.

Шагайте вверх, всегда спускаясь вниз, Заткните слух - и мы уснём навеки, Но, наполняя словом реки, Мы сотни лет спасаемся от крыс!

Время силы подарит Расчищать себе путь. Уходящим на север С пути не свернуть.

6

71


***

***

Я не твой современник, Россия, Современней меня еще нет: Я хочу быть строителем Солнца И железобетонных планет.

Кто-то ищет ответы в вопросах, Кто-то знает вопрос на ответ, А мы любим в пору сенокоса, Накуриться святой папиросой И встречать на пороге рассвет...

По домам и безлюдным проспектам Фонари инквизиций горят. Городов твоих темные своды Надо мной нерушимо стоят.

Кто-то станет ружьём в этом тире, Кто-то строит неоновый мир, Но в швейцарском, как -будто бы сыре, В этом злом и беспомощном мире Бесконечное множество дыр...

В это трудно поверить, Россия, Ты - уснувший от старости скит, Где по пыльным углам и подвалам Кто-то ходит и цепью гремит.

Кто-то учит законы вселенной, Кто-то знает, как их избегать, Эта роль, что была современной, Утонула в дерьме постепенно, И мы снова не в силах понять...

Мне достаточно звезд над глазами, Недостаточно места и сил, Чтоб березы твои и равнины Я когда-нибудь вновь полюбил.

Кто-то прячет засохшие крошки, Кто-то словом накормит сирот, Но сквозь сны, будто ягодной ложкой, По оградам страна моя - кошкой, Пробирается за поворот...

70

7


***

Невесомость Невесомость, царящая в наших умах— Это лучше, чем пыль, оседлавшая душу, Как ковчег, не нашедший и признака суши, Сквозь печаль, я плыву в неизвестных морях!

Арабский сон прокрался в мою ночь И ятаган мне опустил на шею. Я улетал на юг из дома прочь В далекую страну Александрею.

Тёплый дождь барабанит по крышам домов, Оставляя на сердце глубокие раны, Словно нищий актёр неудавшейся драмы, Я бегу поскорее от злых языков!

Со мной был ветер, долго танцевал, Подбрасывая солнце, как монету. Когда на минарете я стоял В меня стреляли, целясь в сигарету.

Только кажется мне, что покой - это сон, И забыли пути, кто безудержно верил, Я спешу не успеть, закрывая вновь двери,Это только причина для выхода вон!

И пялилась огромная толпа, Рычали низко за решеткой звери. До самого высокого столпа Проклятия, как молнии, летели.

Под землёй даже чуть посветлее, чем здесь, Только где проводник, что покажет дорогу, Доведёт нас след в след за собой до порога И научит глотать эту ржавую смесь!

Меня замуровали здесь навек... В горячей башне, словно на погосте, Я долго ждал здесь свой последний снег. Пока мой сон не обратился в кости.

Аллергия на воздух пройдёт до конца, Если будет понятно, зачем мы все дышим, Я бросаю слова в неизвестность, ты слышишь? И сочатся они, грязь смывая с лица!

С тех пор вся жизнь проносится как дым, Но где-нибудь лежит, я в это верю, Сверкая обелиском золотым, Вся из арабских снов Александрея...

И пускай будет праздник и будет светло, И зажжётся маяк между злыми волнами, И звеня уходящими в ночь кораблями, Будет жить эта песня молчанью на зло!

8

69


68

9


Обо мне

Млечный путь.

Постоянство рассыпанных форм, Безупречность невидимых линий, Мягкий шелк занавешенных штор, И в глазах тают синие льдины...

Наш ноевский ковчег уткнулся носом в землю, Гонимый столько лет разгневанной звездой, И этот новый мир, который был неведом, Не будет больше жить наедине с собой.

Зимний сад. Он все так же хорош, Он все так же серьезен и грустен, Жаль, что ты никогда не поймешь, Что в душе моей, как в саду, одинаково пусто...

Здесь вырастут большие пирамиды Народы сгинут и нахлынут вновь, Но дольше всех держаться будет память, За Землю будет отвечать любовь.

Время крошит и камень и сталь, Время трет и великих и сильных, Но мою годовую печаль Не развеять по всем направлениям пыльным...

Мы собираем их, в созвездий ожерелье, Ведь мы как Боги, этот Млечный путь Должны проплыть, разбуженные тайной, И на краю Вселенной с радостью заснуть.

Я не в силах чего-то менятьПамять все-таки злая вещица! Я один не умею дышать, Ну а ты можешь только мне сниться! Мир все тех же рассыпанных форм, Полумрака, свечей и тетрадей... Но за мыслей моих возрастающий шторм Я тебя представляю к награде! Я тебя отпускаю... Иди! С богом, с дьяволом или с судьбою, Ведь в моей охладевшей груди Загорается сердце другое... Я успею тебя позабыть, Встретить хлебом свое воскресенье, И за все, что возможно простить, Попросив за свое «все» прощенья...

10

67


***

Цветы Сколько лет еще осталось Забывать и забываться, Засыпать и просыпаться, Снова чувствуя усталость?

Цветы вырастают из пепла, Взгляни – Они дарят тебе Свою лунную радость,

Сколько лет еще осталось, На двоих кусочек хлеба, На двоих осколок неба, И усталость...и усталость?

И память расскажет О том, как мы недолюбили, И недогуляли, Может самую малость…

Сколько лет еще осталось Сохранять во что-то веру, Знать словам большую меру И нести в себе усталость?

Шагать успевали По крыше, по самому краю, И не расставались Хотя было холодно адски.

Сколько нам теперь осталосьПозабытым незнакомцам, Детям гаснущего солнца, Донести до всех... свою усталость!

Про нас все забыли, Прохожие в спину плевали, Мы не верили в сказки… Теперь, унесенные ветром И вырваны с корнем, Мы молча глотаем Ночами свои сновиденья. Мы так нереальны, что, кажется, Мы друг для друга – Разбитого зеркала В мутной воде отраженья…

66

11


Прощальное Расширяя границы пространственной меры, Погружая окрестность в скупые одежды, Рвётся осень на сердце крупинками веры, Оставляя лишь чувство последней надежды! Разрушая обыденность правильной формы Сквозь воздушные массы холодного ветра, Листья падают в плоскость осеннего шторма, Застилая пространство за метрами метры! Бриллиантовой россыпью, скованной в цепи, Безупречной неровностью быстрого бега, Превращаясь в бескрайние белые степи, Плачет небо безвесными хлопьями снега! Замирая от холода прикосновений, Ощущать незамеченность тающих взглядов, Растворяющих в воздухе бледные тени, Поступающих в сердце немыслимых ядов. Засыпая под звуки осеннего джаза И во сне невесомом играя словами, Я души наполняю бездонную вазу Фиолетовых слов проливными дождями...

12

65


Хагакурэ

Время 2 Время в вечном движении судеб, Завершая окружности ломанный цикл, Уничтожив последним сближением цифр, В окончании начатых дел нас рассудит...

В скорлупе Затаившихся листьев Родилось мое «Хагакурэ». Мысли всю ночь орали – Мысли ночные как дуры! Их заглушил будильник: Вставать нужно было рано, А за окном свинцовым Такая была панорама – Тысячи пионеров Шли к мавзолею в гости, Где не заснувший Ленин Мерил пространство тростью. Машины задвигались сами, Не оставляя теней. Я понял - машины восстали, И не бояться людей. Все стало совсем ненужным, И неуютным в мире... Дворник на Красной площади Делал себе харакири…

Собирая по крошкам усталые цифры, Мимолётным видением в омуте глаз, Время впаяно в плоскость рассыпанных фраз, Заставляя искать нас всё новые рифмы... Пулемётной стрельбой черно-белых мгновений, Переполненных болью и сгустком проблем, В полиритмике всех кровеносных систем Алой краской живёт время всех поколений... Невесомой пыльцой по глазам и ресницам Моё время проносится в радужных снах, Оставляя лишь слёзы в угасших глазах, И узоры из слов на тетрадных страницах... Я не чувствую боль, не ищу оправданья, Я не нужен ни здесь, ни с другой стороны, С необъятным, пустым ощущеньем вины Я считаю в тоске все часы расставанья! Мы приходим, уходим, взамен не оставив Ни усталость, ни слёзы, ни счастье, ни боль, И лишь в контуре чисел "двенадцать" и "ноль", Время сделает шаг, по местам всё расставив!

64

13


***

*** Ты же знаешь, все тесно так связано, Дождь по окнам и в сердце вода! Если я разобьюсь, то на землю вниз стразами! Ты не плачь, ни за что, никогда...

Смерть ехала на белом мерседесе, Закутанная в теплое пальто, Смотрели звезды, головы повесив, А под асфальтом лязгало метро.

Ты же знаешь, что нет невозможного, Человек ...Он ведь тоже крылат, И взлететь нам по сути не сложно, но Так далек этот радужный взгляд...

На каблуках – железные набойки, Летает кокаиновая пыль. Мерцают серебристые наколки, В глазах голодных – долгожданный штиль.

Ты же знаешь - на сердце свечение Ярче всех габаритных огней, Только память плывет по течению, Утопая в движении дней.

Она вошла, цветов осталось мало, Я предложил ей красное вино На что она ответила лукаво – «Я с новым русским, еду в казино!»

Ты же знаешь все правила времени С постоянством рифмуется боль, Что стучит и стучит все по темени С силой в сотни и тысячи вольт! Ты же знаешь законы песочные, Крепость слова и крепость руки, Серость взглядов в замену на сочные Краски дня и небес потолки!

14

63


Лебедев

Коняшкина

Контрольный

Люди - это трава: Не достать им до солнца руками, Не выбежать в путь.

Тебе, в век восемнадцатый… Я Вас не забыла, Я всё ещё помню… Сколько людей между нами было – От крестильни и до колокольни?

Люди - это трава: И сплетаются вместе телами, Чтоб отдохнуть.

А Вы, как всегда, эталон приличия: Манеры, одежда, речи… Только я знаю: за этой личиной Прячется страшное Ваше отличие.

Люди - это трава: Ищут воду в подземных туннелях— Находят песок. Люди - это трава: Засыхают в своих колыбелях, Лицом на восток.

Я целюсь контрольным в Ваш левый висок. (Боюсь, не сносить мне головы!) Ваш профиль точёный слишком жесток. Сударь, простите, но Вы же мертвы!

Люди - это трава: На равнине где нет никого, И даже врагов.

Ба-бах!.. И всё кончено. Слава Богу! Лучше перестраховаться, Чем до колокольни всю дорогу Вас бесконечно бояться.

Люди - это трава— Подстилка Богов.

62

15


К маме

***

На землю тихо падал снег Сквозь синий бархат ночи. Замедлить стрелок быстрый бег Мне захотелось очень.

Не ты в этой жизни главнее приятель— Править настала подонкам пора! Ты в этой жизни всего лишь предатель, Предатель в том мире, в котором дыра...

Старинный город мирно спал, Укутанный снегами. Мне было мало одеял, Хотелось просто – к маме.

В дыре обитают и маг и волшебник, Злодеи, которым настанет труба, Открыт пред тобою задачек решебник, По миру пойдёт ненавистно мольба.

На свет дорожных фонарей Моя душа летела. Домой хотелось поскорей. Вот только бы успела!

Как может предатель злодеев беречь, Лелеять, кормить, проклиная уважить. Как может он мир от беды уберечь, Стоя с подносом Россию стеречь.

И шпилькою родной вокзал Вдруг небо разрезает!.. Ну, кто такое мне сказал: «Напрасно – опоздает»?!

Не ты в этой жизни главнее, не ты, Не я и не он, мы всего лишь расплата, За то, что сожрали в помойке коты, Мы будем держаться за смелость, ребята.

На плечи мамы падал снег Сквозь синий бархат ночи. Замедлить стрелок быстрый бег Мне захотелось очень…

16

61


Взаперти

***

Лежу. За окном – ласточки… Можно бы поставить После нас точку.

Какая прекрасная эта эпоха, С которой ушли мысли, чувства, слова, Осталась лишь времени чудная кроха От которой болит, всё болит голова!

Не могу. Опять посредине жизни Ты появляешься из ниоткуда… Мир – большая стеклянная призма.

От чуточки прав, погребённых в сознании, От здешней, прекрасной, но скудной земли! Об истории нашей в воспоминании, Что мы почему то оставить смогли!

Как призрак, как привидение… Во сне, наяву – о тебе мысли. Минутное наваждение.

Вы помните ссадины эти, затрещины? Вы помните волос седой на груди? Мира того беспощадные трещины? Если забыл то, пожалуй, уйди!!!

И я сквозь эту странную призму Тебя внимательно рассматриваю. Мысли зависли…

Если забыл, то зачем же ты прожил, Жизнь бесконечных тревог и забот? Зачем же с тобою страдал и я тоже? Человек, оглянись на великий народ!

А вокруг – лишь стекло и вакуум, Хочется глотка свежего воздуха… Снова заплакала. Сижу взаперти самой себя, И тобой непонятно грежу. Люблю тебя??

Лишь там ты оставил немного признанья. На лезвии времени рвёшься вперёд! Вперёд за границы людского сознанья. Вперёд, несмотря на потери вперёд!

Нет. И всё-таки это странно – Думать о чужом тебе человеке Постоянно…

На лезвии времени мчатся по кругу. Простившие тех, кто прощает себя, И вот мы, предавшему заповедь другу, Жмём руку несмело как прежде, любя. Как прежде, мы входим в прекрасные двери, Чудесной эпохи, с условием - жить. Не глядя на мелкие жизни потери, Мы сможем ещё в мире быть.

60

17


*** Мой несравненный город, моя сила Ты вырастил безумного поэта, И тёплые строки уходящего лета Посвящаю тебе. Я клянусь всей романтикой белого света, Мой несравненный каменный воин Я покажу миру день без рассвета В воплощенной судьбе.

18

59


Котов

В большом городе, В бетонном холоде, На перилах балкона, Сжимая икону, Сидела душа, Без приюта, гроша, Нагая и гордая, С чертами твёрдыми, Смотрела на город, Что прятался в холод, В лабиринты бетона, Пластика и картона. Мечтала душа, Без приюта, гроша, О чувстве о нежном, Почти безмятежном, И грезила негой…

Молись за тех, кто продал жизнь пустую, И возлюби того, кто будет виноват, И ненависть утихомирь благую, Благою вестью сразу будешь рад.

Серое небо… Как никогда, люби простую совесть, Простою преданной любовью не твоей. Люби покорность, честность, гордость. Сдаваться никогда не смей.

58

19


***

На берегу Я проснулась… Небо серое и бездонное… Босыми ступнями по мокрой траве… Километрами, литрами, тоннами Измеряю что-то внутри… к тебе.

Книжки радостно стоят. Прямо в ряд. То шеренга мудрецов – Мертвецов...

Влажный песок с камнями и ракушками. Следы ног позади себя нужно ли оставить? Знаешь, это всё-таки верх отважности – Список близких тебе людей возглавить.

Ночи.

Крики чаек над морем, бесцветным и пенным,Отголоском в душе, струною натянутой. Стоять, спорить на берегу со временем – Словно петлю на шее затягивать.

По дороге из лунного света Прочь от глупых глаз фонарей Исчезает в звездное небо Караван из прошедших дней. Сон придет, одеялом согретый, И гуляет по улицам ночь, Мы летаем в мечтах наших где-то, А реальность уходит прочь.

В волосах – ветер и брызги солёные. Рубашка белая слезами пропитана. Первая в списке твоём и не скрою я Ото всех защищаю своими молитвами.

20

57


Высокомерное.

Громче мечтай! «Громче мечтай! Громче!» Раздалось вдруг в моём мозгу. «Кто-то что-то сказать мне хочет?» Тормознула я на бегу.

Мне дали слово в уста, Дали мне дар игры. Жизнь теперь не пуста, Пойду познавать миры.

И застыла. И было слышно, Как на землю снежинки падали, Накрывая сугробами крыши. Кто-то в доме желанье загадывал!

Мама, не переживай за меня, Да, я сгорю молодой, Но я теперь дочь огня, И он уведет за собой.

Стоп! И в этом, и в том – два сразу! А откуда мне это известно? Я зелёными смотрела глазами В ледяную ночную бездну.

Меня вскормит ветер свободы, Одеялом укроет тоска. Хорошо лишь среди природы Посмотреть на людей свысока.

Надо мною висели звёзды, И месяц трясся от смеха. Я стояла, как будто кто-то Мне снежком, играя, заехал.

Нет, мне не страшно, я буду Отражаться в ваших сердцах, Поклоняться веселому Будде И парить вместе с ним в облаках. И обнимет меня когда-то Земля холодной рукой, Заберет все тепло обратно, И наступит в душе покой.

«Громче, громче мечтай! Слышишь?!» Раздалось уже где-то рядом. И я вдруг поняла, я услышала – КТО-ТО где-то СО МНОЮ загадывал!!!

Но здесь я останусь в мыслях И своих нетленных стихах. Не оглядывайтесь на числа И то, что лежит в гробах.

56

21


Сирень Сирень пахла настолько нежно, что захотелось выскользнуть на балкон и поделиться со всеми этой едва уловимой нежностью. Москва, такая большая и шумная, утопала в весенней неге и едва видимых сумеречных огнях. Внизу, как муравьи, сновали люди, машины, пролетали редкие птицы. А в воздухе чувствовался тонкий аромат сирени. Каштановые свечки тут и там зажигались далеко за пределами моего приюта – гостиничного балкона, а затем постепенно исчезали в Третьем Садовом. Я увидела сегодня столицу совершенно новыми глазами. Беспредельно нежную, сиренево-ласковую, похожую на романтичную юную особу в кокетливой шляпке, гуляющую с маленькой белой собачкой по липовой аллее вдоль тихого, спокойного пруда. Москва, настолько многоликая и необъятная, делилась своей нежностью со всеми гостями сумеречных балконов и ничего не брала взамен… Аромат сиреневого букета поманил меня, тихо позвал в комнату. Я прикрыла балконную дверь, тем самым давая насладиться другим весенней, едва уловимой нежностью большого города.

22

Как могуч был Иисус— Он чужой поднял груз, Но волшебный рай пуст: Все грешны отныне. Мы прошли через ад И на нас не глядят, Всё отводят свой взгляд В облаках, ах, святые...

***

Милая, не гляди так грустно— Усталые потухли чувства. Знаешь ведь, все так не вечно, Особенно, идя по встречной. Люди здесь страшатся правды, Но теперь все так неважно. Сложно жить, когда не сними, Мы для всех давно чужие. Ты забудь про все обиды, Будет пусть душа открытой. Сколько мы искали счастье, Но в ответ одни напасти. Верили, что скоро солнце Сквозь туман и к нам прорвется, Только вот, здесь также грустно, На десерт пирог невкусный... Кто же мы, зачем такие? Мы живем другой стихией. Что они на нас так злятся... Может быть, они боятся?

55


*** В небольших городах, В православных церквях, Попы в ржавых крестах Пьют кагорчик сладкий. Говорят о любви, И про Бога вдали, С нас снимают грехи, А так молятся гадко. Ушла вера от нас, Нет надежды сейчас: Даже в трудный мы час Все бежим не к богу, А к бутылке хмельной К голове, ой, дурной, И к дороге шальной Вниз с горы, эх, отлогой. Мы так скупо живем Лишь сегодняшним днем, Отложив на потом То, что нужно срочно. Ждем, когда позовет Та звезда, да вперед Подгоняя наш ход Так чтоб был путь короче. А в душе у меня Ох, тоскливо, друзья, Истощилась броня, Нет мочи бороться... Я смотрю на людей С тихой болью своей, И защемит сильней Сердце чаще забьется.

54

23


Зимняя сказка

Глотаем какую-то гадость И дальше летим вперед. Сомнительна наша радость И этот безумный полет.

Было холодно и поздно, И в часах кукушка спала. Лёжа, пялилась на звёзды, Обернувшись в одеяло.

Но мы продолжаем упорно, Хоть нас разъедает дотла. Всю жизнь превращаем в порно, У дьявольского котла.

Вдруг в мгновенье ока стало Всё вокруг седым и белым. Первый снег на землю падал, Ледяным рисуя мелом. Лишь дрова в печи трещали, Брызжа слитками из бронзы. Люди, как кукушки спали, В занавесках пряча звёзды.

*** Просили меня не смотреть на луну, Просили забыть все безумные ночи, Куда-то все тянут, но я не иду, И разум стабильно мне кто-то морочит. Не чувствую холод, не чувствую тьму, Но чувствую странность чужой суеты, А что происходит, никак не пойму – Я вижу на трупах живые цветы.

Ну, а я в окно смотрела, Обернувшись в одеяло, Как зима рисует мелом На земле, пока та спала…

24

53


Сети

*** Догорела свечка в плошке деревянной. Все вокруг уснули. В комнате темно. Сквозь узоры на окне, зимние, стеклянные, Я смотрю на чистый снег за моим двором.

Наш электрический город Живет в электронном мире, Каждый из нас еще молод И смотрит на вещи шире.

Вот и я внутри – светлая и чистая, Притаилась, не дышу в морозное стекло. Я тихонько собираюсь со своими мыслями И распахиваю в ночь белое окно.

Любовь затерялась в пространстве Он-лайна и сайтов знакомств, Пишем друг другу: «Здрасьте! Вы нравитесь мне всерьёз».

Холод ног босых слился с подоконником, В клочья рвёт мою рубашку на ветру. Помолюсь от сердца я всем святым угодникам, Потому что через миг попросту умру.

Себя редактируем скоро, И каждый из нас герой. Немного пустых разговоров, И сердце пронзило стрелой.

И всего шажок над безмолвной пропастью. Глаз стекло слилось с хрусталём окна. Было чересчур во мне веры, правды, гордости… Вот поэтому лежу на снегу… Жива?!

Эмоции в легких смайлах, Специально ошибки в словах, Признания в ярких слайдах, И спрятаться, если неправ. Теперь и границ не бывает, Ответственности нет никакой. Каждый из нас это знает, У каждого свой пароль. В реальности же не лучше, Нам срать на других людей, Легко зажимаем уши, Не слышим плохих новостей.

52

25


Под тушью Опять грязь – По лицам и душам. Люди – под тонной Дешёвой туши. Её не смыть Ни водой, ни мылом. Мокро и холодно. Город постылый. Грязными лентами, Пятнами чёрными – Мосты и дома. И кругом – одни вороны! Глаза к небу В немом прошеньи: Белого снега хочу Воскрешенье!

26

51


Шахаев Потухаю Мне так хотелось тихого счастья: Есть конфеты и пить крепкий чай, Не сгореть здесь в одночасье, А жить хорошо и попасть в рай, Наслаждаться спокойным небом И встречать каждый день восход, Мягким и теплым питаться хлебом И смотреть так легко вперед.

Ты любовь моя и боль. Как степная кобылица, Ты свободна от неволь, И никак мне не смириться. Горькой каплею луна Тихо пляшет со звездою… У меня же ты одна. Ты одна и не со мною. Набросали мне в костёр Снега чистого, как небо, И внутри всё порастет Цвета крови нежной вербой. Ты прости меня, прости, Что не дал мне силы боже… В твоём сердце я гостил. Ну, а разве это можно? Ты не верь, что я не твой. Вот беда, не знаю правды, Но я выползу из стада, Только двери мне открой...

Но все повернулось иначе, И съедает теперь меня тля, Дьявол требует от меня сдачи, Тянет руки свои земля. Изгрызает всю душу усталость, И любовь мне уже неверна, И осталось меня лишь малость, Тихих всхлипов соль и вода. А что после жизни успею? Смерть все заберет с собой. Почему ни о чем не жалею? Почему так хочу на покой? В дневниках дотлевают остатки Моих мыслей и их печаль. Сахар стал для меня несладкий, Стала черной синяя даль.

50

27


Андрианова

*** Я веду свою жизнь на старом гнилом поводке. Откуда он взялся в руках, я не знал никогда. Глядя в своё отраженье в прозрачном стекле, Я превращаю чьё-то сегодня в очередное вчера. Любуешься небом, шагая по лужам зеркал? А я всё смотрю на тебя, забывая о чём-то спросить. Сердце в тени, но светла лишь одна сторона. Она вся твоя, по-другому не может и быть. В пространстве вокруг много всяческих ям Каждая будет манить всё сильней и сильней. Вроде бы всё... И несётся навстречу и к нам Но, как полагается, мимо и прочь, и быстрей.

НеВесна Напои меня, небо, дождями, Унеси меня, ветер, вдаль. Я тащу свой груз за плечами Через этот печальный май.

И незачем ждать остановки и незачем пить. Когда-нибудь я стану тем, что зовётся земля. Но кажется, свет мне твой никогда не забыть, В любом из миров буду помнить и снова искать тебя я.

Мне не стала весна весною, Значит, будет дальше зима, Свою душу снегом укрою, Напущу на себя холода. Солнце греет своими лучами, Будит всех от долгого сна, Только я осталась за гранью, На меня не хватило тепла.

28

49


***

7 Город - истинный ад Для души и ума. Сквозь сознанья фасад Прорывается тьма. Ночь последних времён Ядовитый дурман. Все события - сон, Все слова здесь обман. И вокруг никого, Многолюдный поток. В паутине его Человек одинок. Миллионом огней Излучается страх. Правит властью своей Зло в больших городах.

Пока я спал, мой разум создал чудовищ. Может быть, сон сделал его таковым. Проходит всё и кончается – так повсюду. И на сердцах неспящих не шрамы, но швы. И кто-то великий и грустный навис над миром. Он, как и мы, смеётся и плачет, и мстит. Я выпил весь яд и не вижу своих командиров То ли стою на ногах, то ли убит. Пьян и живой в дыме открытых глаз. В доме напротив горечь изнеженных губ. Иду туда, где свет срывается в тень. Я поднимаю глаза. В руках моих плуг.

48

29


***

6

Полюбил и бросил писать... А зачем, если сердце не плачет? Никому никогда не понять, Почему оно слёзы не прячет.

Всё в сентябрьском свете По нутру перу. Обрывает ветер Мира мишуру. Ветер дико свищет, Рыщет наугад, Разгоняет тыщелетний маскарад. Дождь смывает скверну, Чистит города. "Где" исчезнет первым, А за ним "когда".

Почему от небесных равнин Холодами могильными тянет? На земле я теперь не один Этот сад мой в душе не увянет. И не будут цветы больше преть Под за снеженной старой оградой, Серой вьюги весёлая плеть Замирая, мне станет наградой. И пройдёт лихих лет череда, Пожелтеют и эти страницы, Но и там буду помнить всегда, Как держал за крыло эту птицу.

30

47


***

4 Боинги-смертники с неба несут Смерть 100-этажным столбам Геркулеса. Смерть напоила кровью косу, Жатва обильна в пыльной завесе. Воинство света множит бойцов, В мир торгашей неся разрушенье. Первый луч солнца упал на лицо, И неизбежно от сна пробужденье.

Вещие сны Иногда не сбываются, Потому мы молчим, Потому мы скрываемся. На обрезках газет Мы читаем с улыбкой Про каких-то себя, Про кого-то с ухмылкой... А я всё иду Сквозь дождь потускневший, Что-то пою, Почти озверевший.

5 Горит Останкинская башня. В телеэфире тишина. Над города бетонной чашей Черта огня проведена. И пламя чертит вертикали В глазах бесчисленных зевак. Огонь сжирает тонны стали, И раздвигает ночи мрак, И прогоняет сон сознанья, Плодящий монстров и химер. Сгорает фабрика создания Фальшивых снов и ложных вер. Пылает инфернальный фаллос, Ревёт от боли сатана. Непобеждённым зло осталось, Но башня лжи подожжена. И полыхающая башня Для смертных - зримая черта Между Антихристом и Страшным Вторым пришествием Христа.

Кто-то успел, Кто-то укрылся, И вот он проснулся, И вот он побрился, Садится за стол И пишет, и пишет На зависть другим Он может, он дышит, Он дышит свободой! Ещё понемногу, Но скоро, так скоро Увидит дорогу Куда-то на запад, А может восточней Увидит он свет. Если быть точным, Он выйдет под дождь, Уже потускневший, И будет он петь, Почти озверевший...

46

31


*** Он выбросит ключ От медленной двери, Он знает, что там Никто не поверит, Что здесь никогда Не вспомнят о боли, Что это и есть Воплощение воли. Не важно теперь, Почём и по сколько. Осталось желать Спокойствия только. Осеннее небо – прозревший свидетель Вручит ему воздух Немой добродетели... Осеннее солнце Дыхание явит, Мещанскую злость Свободой отравит. И Что ещё нужно, Когда за плечами Не камни тоски, А звёзды ночами? И что-то проснётся В душе омертвевшей, И сонмы плеяд Запоют об ушедших... И так же вернётся С любовью к природе Он - вышедший в дождь, Один в своём роде…

32

45


2

***

Только холод и тьма, И чудовищный город. Для сознанья - тюрьма, Для души - лютый голод... Здесь отравленный дождь Стоки ядом наполнил, Здесь кислотная ложь Льется в радиоволнах. Город мертво живет, Смогом небо поганит, Набивает живот Человеко-рублями. Нет ни ночи, ни дня В его мраке тревожном. Город ждет лишь огня, Что его уничтожит.

По ту сторону начала Я приснился сам себе. Выли, звали и кричали, Но не здесь и не во сне. Лишь туман печали кроткой Уловим в тех голосах, Лёгкий звон её походки Со слезами в волосах. И в болоте том угрюмом Я не видел ничего, Я терял века бездумно, Словно было за кого. Веет жизнью старый вечер, Он меня и разбудил, Пролил свет на мои плечи... Я проснулся... я здоровый. я ожил!

3 В Петербурге, которого нет, Над Невою клубятся туманы. И в болотных огнях окон свет Видят только безумный и пьяный. Не рожденный вовек не умрет. Не стирается Питера глянец. Быстроходен и призрачен флот, Что ни судно - Летучий голландец. Давит мысли и душу гнетет Гипнотической власти внушенье. Но предвечное Солнце взойдет, И развеется вмиг наважденье.

44

33


***

ГОРОДА

Полируя свод небесный, Мы протёрли дыры-звёзды И совсем неинтересным Взглядом глупым, отрешенным,

1 Зло в больших городах Правит властью своей. Излучается страх Миллионом огней. Человек одинок В паутине его. Многолюдный поток И вокруг никого. Все слова здесь обман, Все события - сон. Ядовитый дурман. Ночь последних времён. Прорывается тьма Сквозь сознанья фасад. Для души и ума Город - истинный ад.

Безучастным и невинным, Ждущим, томным и упорным, Просто долгим, просто длинным, Тихим и порой задорным... Если мы рождаем звёзды, Значит, и любовь, тем самым. Это в общем-то наивно, Глупо, но зато приятно. Догадайся-ка, попробуй, Где сегодня повстречает Тот, кого ты и не видел, Ту, которую не знает?..

34

43


7

***

Первый луч на лицах, Близко пробужденье. Долго не продлится Мерзость запустенья. Дней последних пена Навсегда исчезнет. Времени отмена Исцелит болезни. Небо новым будет Над землею новой. Все воскреснут люди, Часть их сгинет снова. Праведных дорога Не проходит мимо Данного им Богом Иерусалима.

Солнце, порви это небо ночью дождливой. В поле, промёрзшем души заблудших ветров... Пеплом осыпались звёзды к тверди унылой, Грустные трели ворон и песни уставших волков... Солнце, разбей это войско туманов настырных. Утро наступит, и это поможет в войне. Колокол неба зашёлся звоном постылым... Легче не стало тебе, не станет и мне. Солнце, развей эту смуту наших терзаний. Здесь в костенеющей власти для сказок нет мест. Если молчать – соучастие станет зеркальней С высохших рек, растянувших до самых окрест...

42

35


*** Ветер пробьет черепа деревьям осенним, Если зажгутся на небе звёзд пауки. Мы не дождёмся зари, но не сдвинемся с места Даже подстреленный волк не прячет клыки Если однажды в зарю не взойдёт моё солнце, Если устанет луна грызть сумрак ночей, Будучи в дальнем пути, никто не вернётся Даже ослепшая кошка не прячет когтей. Выстрелы в спину, в упор в преддверии смуты, Стаи ворон-эгоисток кружат у моста, Мы никогда не порвём старения путы В угол зажатая крыса не прячет хвоста.

36

41


***

5 Герой ничего не добьется Нелегкой победой своей. С пустыми руками вернется К могилам родных и друзей. Один из шагающих строем Смог выстоять, не отступить. Победа - не доблесть героя, А средство, чтоб попросту быть.

О чём ты думаешь, мой друг печальный? Не о свободе ли опять? Манил тебя тот свет венчальный, За искру мог ты жизнь отдать. Но не отдашь ли и поныне, Не потревожишь ли закат? Прости, нагнал я вновь унынье В души твоей увядший сад. Он цвёл, я знаю, цветом пышным, Он рос и вырос бы вот-вот, Но ты решил - цветы не дышат, Иссохнет самый яркий плод. Ты не решал, ты слушал слухи Что не растут сады без рек, И ты поверил в гимн разрухи, Что пел тот самый человек, Что час назад сидел в канаве, А ты парил над всей землёй, И ты спустился, но едва ли Твой путь с его тотчас пролёг... Ты мог закрыть глаза, смеяться, Ведь ты же верил, ты прощал. То были силы, чтоб сражаться, Была любовь - жить средь зеркал. Ты променял в тот миг забвенья Средь славы, вольности и лжи Всё сущее, что было цельным, На мнимое для сущей вши. И вот опять существованье Проклятый серый старый дом, И упованье, прозябанье... Забытым сгорбленным волком Сиди себе и наслаждайся Тоской несбывшихся побед... Прости, что я пришёл не кстати Тебе принёс я новый плед.

6 В истории трамвай Не прыгнешь без билета. Лишь сорная трава Эстеты и поэты, Министры, циркачи, Путаны, президенты, Врачи и палачи, И 007 агенты, И доктора наук Все сгинут в дне вчерашнем. История - паук, Сосущий кровь бесстрашных.

40

37


Соловей

3 Сентябрь меняет листьев лица И никуда от лиц не скрыться, И некуда от лиц тех деться Лишь тихо погрузиться в Детство. Двор шириною во Вселенную, В кустах - убитые и пленные, А под рябинами - живые. Не холостыми - боевыми Палят в отместку за друзей тех. Вот так я обучался Смерти.

ВРЕМЯ 1 Кругом трава тропически густа, И воздух звонким стрёкотом наполнен, И будоражит мысли неспроста Простых асфальтных трещин иероглиф. В высоком небе тучка проплыла, И снова солнце веселит и греет. А время медленно и не синоним зла Ещё не оперившиеся время.

4 Когда я, робкий юноша, скрывал Свою застенчивость в кудрей потоке И дыме сигарет, во мне играл, Будто в песочнице, Эрот жестокий. Он в моём сердце видел мячик свой. Когда игра с ним показалась скучной, Эрот своей игрушечной стрелой Проковырял ему глаза и уши. Он в эти дыры насыпал песок, Жонглировал, как гирей цирковою, И, привязав ботиночный шнурок, Как кистенём, вертел над головою. Потом меня покинул злой Эрот, И впереди забрезжила удача. А сердце всё кривит в усмешке рот Изрезанный и выброшенный мячик.

2 Мои зубы гниют, и становится белым мой волос. Безупречная память, как печень, водкой пробита. Заражен спорыньей, погибает невызревший колос, Солнце гаснет, сгорая в тисках неизменной орбиты. Разевает старуха могилы гнилую вагину, Моей теплою кровью кишки свои мертвые греет. Как поэт говорил, жизнь земную до половины Я прошел и узнал, что нет чудищ гаже, чем время.

38

39

Гирлянда  

Журнал творческого проекта "На лезвии времени"

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you