Page 1

МУК Североморская ЦБС Центральная детская библиотека

«ПОКЛОНИМСЯ ВЕЛИКИМ ТЕМ ГОДАМ…»: североморцы – ветераны Великой Отечественной войны Дайджест

Североморск 2010 ББК 63.3(2)622.8 П 48


Составитель, компьютерный набор: А.А. Герасенко

«Поклонимся великим тем годам…»: североморцы – ветераны Великой Отечественной войны: дайджест / МУК Севером. централиз. библ. система, Центральная детская библиотека; [сост. А.А. Герасенко]. – Североморск, 2010. - 115 с.: ил.

ББК 63.3(2)622.8

МУК СЦБС, 2010 Тираж 5 экз. 2

Содержание


От составителя………………………………………………………….………………..…..5 1. Солдаты Победы………………………………………………………….……….......…..6 Беляков И.А. …………………………………………………………………….…………………...……8 Бескровная Е.К. …………………………………………………………..………………………….…..10 Бондарук В.И. ……………………………………………………………………………...…….............16 Борисова А.Н. ……………………………………….………………………………………………..….17 Голубева З.П. …………………………………………………………………………………………….19 Ерошин А.И. ……………………………………………………………………………..……….…...…20 Зимин А.Е. …………………………………………………………..…………………...………....……25 Кириллова А.В. …………………………………………………………………………………….…....26 Клекачев В.В. ……………………………………………………………………………………….…...27 Кондрашева А.Н. ……………………………………………………………………………………...…29 Крутикова К.А. ……………………………………………………………………………………..…....30 Липницкая А.М. …………………………………………………………………………….…………...31 Майданников В.И. ……………………………………………………………………………….………34 Мотузко Е.К. …………………………………………………………………………………….…….....35 Осипов П.Ф. …………………………………………………………………………………………...…36 Павлинов Н.А. ……………………………………………………………………………………..…….37 Пискуненко В.Д. ………………………………………………………………………………………...42 Попов Т.А. …………………………………………………………………………..………….………..44 Ранс К.А. …………………………………………………………………………………….………..….47 Рыбакова М.П. …………………………………………………………………………..……………….50 Свежанкин А.М. ….……………………………………………………………………….……….…….52 Стуков П.А. ………………………………………………………………………….………………..….53 Тихолоз Н.И. …………………………………………………………………………….….…………....54 Угрюмова Л.П. ………………………………………………………………………………………..…55 Чертополохов А.А. …………………………………………………………………………………..….58 Юткина З.И. …………………………………………………………………………………………...…59 Использованная литература…………………………………………………………………………….60

2. «Все для фронта, все для Победы!»: труженики тыла……………….............................................................................................64 Гостищева Ф.И. ………………………………………………………………..………………………...64 Журенко А.Н. …………………………………………………………………………....……….……...65 Игонина К.Д. …………………………………………………………………………………….………66 Коваленко М.А. ……………………………………………………………………………………..…...67 Луц Е.Я. ………………………………………….……………………………………………...………..68 Манджиева А.В. ………………………………………………………………………………………....69 Маякина А.А. ………………………………………………………………………….………….……...70 Пономарева П.М. ………………………………………………………………………………….….…71 Путилина Е.С. …………………………………………………………………………………..…….…72 Самарская А.П. ………………………….…………………………………………………………….....73 Тимофеева А.Т. ……………………………………...……………………………………………….….74 Толстикова М.А. ………………………………………………………………………………………...78 Тубольцева В.К. ………………………………………………………………………………………....79 Фабрикантова А.С. ……………………………………………………………………………………....80 Федорова П.К. ………………………………………………………………………………………...…82 Цицилина О.И. …………………………………………………………………………….……..….…..83 Шишова А.Г. ……………………………………..……………………………………………….……..84 Использованная литература…………………………………………………………………………..…85


3. «Я жизнь свою помню с огня и печали…»: дети Великой Отечественной……………………………………………………….…..…88 Андрианова А.К. ………………………………………….......................................................................89 Елишева Л.С. ……………………………………………………………………………………...……..90 Карелина П.К. ………………………………………………………………………………………...….91 Корнеева Т.М. ………………………………………………………………………………….………...93 Коротков Ю.В. ……………………………………………………………………………………..….…95 Куклина Т.С. ……………………………………………………………………………………..………97 Кулагина Н.Г. ………………………………………………………………………………………...….98 Медведева В.М. ……………………………………………………………………………………..….102 Перовская А.И. ……………………………………………………………………………………...….106 Стручкова Р.И. ………………………………………………………………………………………....111 Использованная литература…………………………………………………………………….…..….114 4

От составителя Шестьдесят лет отделяют нас от великого Дня Победы. Все дальше уходит в прошлое Великая Отечественная война, теряются в потоке лет судьбы и лица. Но живут рядом с нами наши земляки, ветераны Великой Отечественной. И очень важно услышать и сохранить подлинные голоса людей, чье поколение выстояло в годы военных испытаний, защитило от врага нашу Родину. Очень важно поддержать живую связь времен, уберечь от забвения подвиг наших дедов и прадедов. Драгоценно каждое имя, каждая частица памяти. Низкий поклон всем ветеранам-североморцам, всем детям войны и труженикам тыла! При создании дайджеста были использованы публикации из газет «Североморские вести», «РиОСевероморск» и «На страже Заполярья» за период 2008-2010 годов. Отбор материала завершен 21 мая 2010 года. Пособие состоит из трех глав, которые посвящены воинам-североморцам, труженикам тыла и детям Великой Отечественной войны. Каждая глава включает персональные рубрики, расположенные в алфавитном порядке, и завершается списком использованной литературы. Пособие адресовано учащимся, преподавателям, сотрудникам библиотек, а также читателям, которые интересуются историей Североморска и Великой Отечественной войны. 5

1. СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ …Чем дальше мы уходим от войны, Сполна всю горечь этих лет познавши Не понаслышке, не со стороны, Тем ближе нам воспоминанья наши… Чем дальше мы уходим от войны И четче обнажаются вершины, Чем полнозвучней голос тишины, Тем все понятней, что мы совершили… Сидоров, В. «Чем дальше мы уходим от войны…» /Валентин Сидоров // Была война…: стихотворения / сост. В. Акаткин, Л. Таганов. - М., 1984. – С. 196.


Привычка жертвовать собой Алексей Михайлов «Все для фронта, все для победы» - по этому принципу и сейчас продолжают жить североморские

ветераны. Еще в 2008 году их было более 500. Сегодня - всего 434 человека. Североморские вести. – 2009. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении)

Первые медали подготовили Н. Сыцевич, Я. Московская, К. Василенко В минувшую среду 21 ветеран Великой Отечественной войны, проживающий на территории ЗАТО, был торжественно награжден юбилейной медалью «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В настоящее время во флотской столице проживает 341 ветеран Великой Отечественной войны, из них 54 участника войны, 19 жителей блокадного Ленинграда, 21 бывший узник фашистских концлагерей и 247 тружеников тыла, которым 6

также будут вручены юбилейные медали в канун праздника Победы. РиО-Североморск. – 2010. – 8 апреля (№ 14). – С. 2. (В сокращении)

Медали памяти. Екатерина Гудкова В поселке Сафоново-1 проживает 14 человек, чьи судьбы связаны с войной: труженики тыла, дети войны, блокадники... Всем им есть что вспомнить и рассказать молодым. Североморские вести. – 2010. – 9 апреля (№ 14). – С. 3. (В сокращении) 7

Беляков Иван Александрович Устояв перед бурями Елена Якунина Иван Александрович и Валентина Дмитриевна Беляковы, прожившие в законном браке столь долгий срок, напоминают молодоженов. Пусть не только дети подросли, но и правнуки появились, пусть головы поседели да и здоровье частенько подводит - они попрежнему хороши собой. Так красивы только счастливые люди, живущие не для себя - для своих половинок. Они оба родом из Ивановской области. После четвертого класса Ивану Белякову пришлось бросить школу, уже в 12 лет он узнал, что такое работа в колхозе. Вначале вместе с матерью таскал неподъемные мешки, потом пошел в леспромхоз. В 1943 году отец Ивана - Алек сандр Георгиевич Беляков - пропал без вести. Буквально сразу и Иван получил повестку из военкомата. Вначале пятимесячные курсы младших командиров в Орехово-Зуево, затем фронт. Восемнадцатилетний сержант распределен в Черкассы, где тогда шли ожесточенные бои. В 1944 Ивана Александровича тяжело контузило, почти целиком засыпало землей. В себя пришел он уже в госпитале, а потом


еще около полугода был на больничной койке. После контузии в анкете врачи написали «годен к нестроевой службе». Домой к маме и трем сестренкам Иван Александрович вернулся только в апреле 1947 года, после указа Иосифа Сталина. В родном Жажлево дворы опустели. У соседей погибли четверо братьев-красавцев, через дом многодетное семейство потеряло отца. Девушек много, мужчин мало. Но пригожую Валеньку молодой фронтовик заприметил сразу. Тетя Вали - Зинаида Ивановна Пепешина – 8

была вхожа в семью Беляковых, дружила с матерью Ивана. Она-то и содействовала союзу. Посоветовала своей подружке идти свататься. Пришли вдвоем к матери Валентины, у которой семеро по лавкам, а кормилец трагически погиб. Так и договорились. 22 июля Т948 года в Борятинском сельсовете Заволжского района был зарегистрирован брак между Иваном Беляковым и Валентиной Зориной. После свадьбы молодые поселились в доме Ивана, а потом переехали в дедушкину избушку площадью всего 8 квадратных метров. Когда появились детки, так и спали: двое на кровати, двое под кроватью. Три года назад родителей к себе, в поселок Росляково, забрала старшая дочь Беляковых - Галина Ивановна Скрябина. Североморские вести. – 2009. – 9 октября (№ 41). – С. 5. (В сокращении) 9

Бескровная Евдокия Кузьминична «Убивали молодость мою…» Н. Сыцевич Евдокия Кузьминична Бескровная - ветеран Великой Отечественной войны. Она родилась 1 марта 1920 года в селе Беноково Краснодарского края в простой семье. Родители трудились в колхозе и растили семерых детей: троих мальчиков и четверых девочек. Отец погиб, когда Евдокия Кузьминична была еще маленькой. Мать была вынуждена одна поднимать семерых детей. И все это в тяжелое время - голодный 1933 год. - Тогда даже детей оставить дома было страшно, их могли своровать и съесть - рассказывает Евдокия Бескровная. - Помню, маме приходилось брать нас с собой на работу в колхоз. В семье она прожила до окончания пятого класса. Матери было трудно содержать всех детей, и Евдокию отправили жить в город Орджоникидзе (Владикавказ) к знакомым. В самом начале воины Евдокия Бескровная была эвакуирована. Вместе с другими девушками ее привезли в Ереван, определили на жительство, дали все необходимое на первое время, а потом отправили работать в колхоз - собирать урожай. Девушка все же решила остаться в городе и устроиться на работу. Помогла ей в этом одна армянская семья. Через день Евдокию определили работать в местный госпиталь - ухаживать за ранеными. В трудные годы войны женщины не только обеспечивали тыл, но и наравне с мужчинами уходили воевать на фронт. Евдокия Бескровная тоже получила повестку. Вместе с другими русскими девчонками ее посадили на поезд и повезли к назначенному пункту. - Нам выдали военную форму: гимнастерки, брюки, сапоги, портянки и шинель, - с дрожью в голосе рассказывает Евдокия 10

Бескровная. – Стали обучать военному делу: управляться с мелкокалиберной винтовкой, со штыком и метать гранаты, а потом отправили освобождать Кавказ. Евдокия Кузьминична служила пулеметчицей в 454 зенитном артиллерийском полку Северо-Кавказского фронта. Вскоре после получения первого места службы состоялась и первая встреча с врагом.


- Помню, разбудили меня ночью, дали пакет документов и приказали нести в другую часть. Вышла я одна ночью в осеннее поле, ничего не видно, только дождь «слепой» моросит. Неожиданно появился немецкий самолет и стал низко летать прямо надо мной, а мне и спрятаться некуда. Напуганная Евдокия добралась до леса, а через него, прислушиваясь к каждому шороху, вышла к назначенному месту. - Так страшно было. Думаю, а вдруг я до немца иду. Не за себя ведь боялась, а за документы – достанься они немцам – все погибло! Я их в сапог спрятала, решила, чуть что – в грязь втопчу, но им не отдам! – говорит Евдокия Бескровная. Передав документы, девушка бежала в свою часть без оглядки, Евдокия и сама не помнила, как прошла через лес. Встретила машину выездной кухни и вместе с ними поехала в свою часть, но вдруг в машину ударил снаряд, и она вылетела из автомобиля, упала на землю и разбила голову. Контуженную, ее отправили в госпиталь, в глубокий тыл. - Я даже и не помню, сколько так пролежала, - вспоминает Евдокия Кузьминична. - В один день мне принесли костыли и сказали: «Ну что, девочка, давай заново учиться ходить». И потихоньку я начала вставать на ноги. После выписки из госпиталя Евдокию Бескровную отправили в другую часть. За время войны молодая девушка участвовала в обороне Северного Кавказа и освобождении Крыма, прошла Кубань и Украину, И повидать пришлось многое, и испытать немало. Немцы изощрялись в издевательствах и «ловушках» как могли, даже воду травили. - Много наших ребят отравились, и я вместе с ними, - вспоминает Евдокия Кузьминична. Посчитав девушку 11

умершей, ее тело, унесли к остальным погибшим, для захоронения, но ей повезло - вовремя обнаружили, что она жива. - Тела не чувствовала, но все слышала, - вспоминает женщина. - Мне рассказывали, что медсестра случайно увидела в моих глазах слезы. Стала их вытирать, а они все катились и катились по моим щекам. Так она поняла, что я еще жива, и меня спасли. После поправки - снова в строй и снова в новое расположение. В то время как раз был создан склад для хранения оружия всех родов войск, и Евдокия Бескровная была прикомандирована охранять его. Там у нее появились подруги - все девочки, служившие в части, жили в одной землянке. - Однажды я стояла на вахте, ждала свою сменщицу Бычкову, а ее все не было, - вспоминает Евдокия Кузьминична. - Появился командир и молча привел мне сменщика, парня. Когда я вернулась в расположение, увидела, что землянки нашей нет. Девочки мои сгорели. Бычкова, когда собиралась, шинель накидывала и задела ею керосиновую лампу на столе. Землянка наша была изнутри бумагой оклеена - огонь быстро разгорелся. Никого не спасли. Двенадцать их было, так вместе и похоронили, а я одна осталась. Конечно, потом другие приехали, но они до сих пор в моем сердце. Евдокия Кузьминична продолжала службу в армии до 1945 года, когда Сталин приказал отпускать девушек домой. Всю войну она прошла в звании рядового солдата, только потому, что из-за ранений служила в разных частях. За доблестную службу Евдокия Бескровная была награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За доблестный труд». А в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина - знаками «Фронтовик» и «Ударник коммунистического труда». После окончания войны люди стали возвращаться домой, восстанавливать разрушенные немцами города. Вернулась на Кубань и Евдокия Кузьминична. 12

После войны она работала в сельсовете, поваром в подсобном хозяйстве, мастером на молокозаводе. А с 1948 вместе с подругой переехала жить в Батуми, где устроилась работать на стройку.


После «перестройки» многим русским пришлось покидать Батуми, вынужденно бросила свой дом и Евдокия Кузьминична. Она переехала к сыну в Североморск. В нашем городе она живет с 1992 года рядом с сыном Вадимом, невесткой и внучкой. РиО-Североморск. – 2009. – 7 мая (№ 18). – С. 1,4. (В сокращении)

Построила целый город И. Александрова Родилась наша героиня в Краснодарском крае, в с. Беноково Мостовского района. - В семье было пять детей, но все погибли в войну. Жили бедно, старшие за младшими приглядывали. Немного подросла - меня в город отдали в чужую семью. Хотела выучиться на летчика, но война помешала. К тому времени Евдокия жила в Батуми. Практически в начале войны их, в числе многих соотечественников, эвакуировали в Ереван, где беженцев распределяли по колхозам. - Оставляли дома, хозяйство как есть, - со слезами на глазах вспомнила Евдокия Кузьминична, как, уходя, подсыпала корм животным. - А на улицах уже народ группами собирался в штатском мародеры, наверное. В Ереване с началом уборочной кампании переселенцев направили на уборку пшеницы. Снопы вязать, признается женщина, не получалось, ушла оттуда. Поиски работы привели ее в госпиталь. Но трудилась Евдокия Кузьминична там недолго: пришла повестка явиться в военкомат, собрав с собой пару белья, котелок и ложку. Из Еревана новобранцев отправили поездом во Владикавказ. 13

Состав по пути разбомбили, и уцелевшие кое-как пешком добрались до пункта назначения пехотного училища. Когда присягу приняли, направили меня в зенитный артиллеристский полк пулеметчицей. Мы весь Кавказ прошли, ступили на Кубань. Однажды поручили мне пакет отнести. Комбат вызвал, вручил его и говорит «иди на юг». Я толком не знала, куда иду, вдруг к немцам. Поэтому старалась не привлекать к себе внимания. Вышла к полю, ни кусточка кругом, а идти надо, и, как нарочно, немецкий самолет-разведчик появился. Из пулемета меня обстреливал, чудом жива осталась, но за пакет больше боялась, чтоб врагу не достался. Стемнело уже, я иду... тут как заорет кто-то впереди «Стой! Кто идет?» У меня аж гора с плеч, слава богу, русские! Пакет передала и назад. Вернулась, а наши уже дальше двинулись, я как раз на последнюю машину успела. По дороге колонну обстреляли. Машина, в которой ехала и Евдокия, угодила под снаряд. Еле живую ее подобрали незнакомые люди и на самодельных носилках дотащили до полевого госпиталя. Имена своих спасителей она не смогла узнать. Вместе с тяжелоранеными Евдокию Кузьминичну переправили в глубокий тыл, где ее и поставили на ноги. Оттуда снова в бой: на пересылочный пункт, а с него на Украинский фронт. Второй раз Евдокия попала в госпиталь, когда сильно отравилась. После выписки Евдокию направили в Севастопольский морской экипаж, добираться до которого пришлось пешком. - В Севастополе ужас что творилось. Раненых много, трупы море на берег вынесло, мух тьма, вонь... Попутчик у меня был, кое-как с ним отыскали штаб. Сначала телефонисткой устроили, потом дежурной на вахте секретной части была. А в начале 45-го года девушек в штаб вызвали, нас домой отпустили. И новость о победе я уже дома встречала. Много лет Евдокия Кузьминична прожила в Батуми, и как раз тот период, когда город активно застраивался. -Устроилась на стройку работать. Начинала бетонщицей, потом управляла экскаватором. А как-то начальник вызвал к себе и говорит: «Ты пить, курить не умеешь - иди учись на машиниста 14

башенного крана». Вот я выучилась и строила дома, больницы, школы... Весь Батуми выстроила. А после перестройки там стало невозможно жить, аджарцы начали притеснять русских. Вначале 90-х


разразилась там война. Сын забрал меня сначала в Вайду, а в 2002 году мы в Североморск переехали, а он с семьей в Сафоново живет. Североморские вести. – 2010. – 26 февраля (№ 8). – С. 3. (В сокращении) 15

Бондарук Варвара Ивановна Юбилей медали И.Г. Абрамова Девчонок-санитарок, которые во время войны помогали медработникам в госпиталях, бойцы ласково называли «сестричками». Такими «сестричками» в ваенгском госпитале были молоденькие Варвара Ивановна Бондарук и Елена Кузьминична Мотузко. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. (В сокращении) 16

Борисова Александра Николаевна Просто работа Ирина Паламарчук Александре Николаевне Борисовой было 17 лет, когда началась Великая Отечественная война. Она помнит, как умирали раненые, гудели бомбардировщики, ревели реактивные установки, и как все упрямо верили в победу, но рассказывает об этом неохотно. С гораздо большим желанием повествует о своих нынешних увлечениях. Война застала Александру Николаевну в Башкирии: - После окончания школы работала секретарем в суде. Никто же не верил, что война надолго. Считали, месяц-полтора и закончится. А когда на фронт потянулись эшелоны с танками, пулеметами, тогда поняли, насколько все серьезно. В марте 1943 года Александру Николаевну призвали в армию: - Думала, пригожусь как машинистка, но стала палатной сестрой. В Уфе формировали шесть полевых госпиталей - нужны были врачи, медсестры, санитары. Медицинскую науку постигала на месте. Однажды мне поручили держать руку бойца, которую ампутировали из-за гангрены. Я потеряла сознание. В фильмах о войне раненые всегда изливают душу госпитальной сестре. Александра Николаевна говорит, что времени на общение не хватало - нужно было разгружать машины с ранеными, а потом срочно оказывать им помощь. - Да что об этом рассказывать, - говорит А.Борисова. – Это была обыкновенная работа. На фронт Александра Николаевна не попала, но был случай, когда чудом избежала бомбежки: 17

- По понтонным мостам нас переправляли через Днепр в Киев, где был разбит госпиталь. Я прошла благополучно. А старшая медсестра с врачом, ехавшие следом, попали под обстрел. Они не погибли, но врачу осколком срезало нос. А старший лейтенант накануне попросил шофера уступить ему место и сам сел за руль. Осколок попал ему аккурат в грудь. Вот так лейтенант нашел смерть, а шофер жив остался.


В 44-м в Западной Украине Александра Николаевна вышла замуж за бывшего партизана, тогда секретаря комсомольской организации Бориса Дмитриевича. Победу они встретили в городе Почаеве. После войны у супругов родилось двое сыновей - Владимир и Леонид. 15 лет назад она переехала на Север к сыну Владимиру. Говорит, что никогда не думала, что будет жить там, где воевали ее братья Петр и Владимир. Петр погиб, защищая заполярные рубежи. Александра Николаевна пыталась найти его могилу, но безуспешно. Владимир еще до 41-го приехал в Мурманск на рыбный промысел. А встретиться с ним довелось уже после войны: не сразу узнал он в молодой женщине младшую сестренку... О войне Александра Николаевна старается не вспоминать. Многочисленные медали и орден Отечественной войны II степени надевает, только если гости попросят. А для души у нее сегодня рукоделие, огород на подоконнике и две кошки. Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 5. (В сокращении) 18

Голубева Злата Павловна Юбилей медали И.Г. Абрамова В мае 1942 года по комсомольскому набору призвали в армию двадцатидвухлетнюю Злату Павловну Голубеву. Она тоже попала в Полярный, где стала писарем-секретчиком в политуправлении СФ. Спустя год старшину 2 статьи Голубеву перевели служить в школу сержантского состава в Ваенгу, где она и встретила День Победы. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. (В сокращении) 19

Ерошин Алексей Иванович Шестое чувство офицера Ерошина Ирина Паламарчук Родился Алексей Иванович 7 февраля 1920 года в Баку. Ерошины тогда жили на небольшом острове. В соседях было всего 6 семей. Отец Иван Михайлович служил на маяке, мама Ксения Григорьевна воспитывала четверых детей. Маленькому Алеше не было и двух лет, когда отца не стало. Чтобы прокормить дочерей и сына, а Алексей был младшим в семье, она устроилась на тот же маяк, но спустя четыре года пришлось перебраться на другой, более крупный остров. Здесь с работой было сложнее. -Мама грамоте обучена не была. Подрабатывала, где придется. Жили очень бедно: в каком-то темном подвале, где были только маленькая кухня и погреб, в котором спали в тесноте. Уроки и те делал на табуретке стоя на коленях. Сейчас заглянешь в холодильник — все есть. А тогда мы не знали вкуса яблок, белый хлеб ели только по праздникам. В 1938 году Алексей Ерошин окончил 10 классов и отправился в азербайджанское село Фахралы преподавать в школе русский язык. Вернувшись через год домой, устроился в редакцию газеты «Вперед за нефть!» инструктором:


-Так раньше называли корреспондента, который собирал информацию. А вот материал на основе нее писал уже другой. 22 марта 1940 года А.Ерошина вызвали на допризывную подготовку перед армией. Правда, длились эти сборы всего сутки: 20

- Я очень хотел служить в армии, поэтому, когда военком спросил, кто хочет в училище, сразу изъявил желание. И уже 23 марта Алексей Ерошин получил расчет в редакции и отправился в Тбилисское стрелково-пулеметное военное училище, вскоре переведенное в Сухуми. 10 июня 1941 года выпускнику Сухумского училища лейтенанту Ерошину доверили командовать пулеметным взводом и направили служить в Харьковский военный округ. Уже в дороге молодой офицер узнал, что началась война. В г. Ахтырка он принял взвод и отправился на Юго-Западный фронт. - Многие не верили, что война надолго. Говорили «мы немцев шапками закидаем». Крепко сидело в нас убеждение, что мы выше и сильнее всех. Прибыли на фронт - и сразу в бой. Никто приказов не отдает. Неразбериха. Нам-то, пулеметчикам, хорошо - у нас «максим» был. А у других ребят винтовки образца 1891 года. Немцы имели заметное превосходство в вооружении. В первые же дни войны Алексей Иванович чудом избежал гибели. - Во время боя лег в канавку за пулемет. А форма-то парадная, в какой из училища вышел: портупея, планшет блестят - отличная мишень для снайпера. Слышу свист пули — задела фуражку. Вскоре А.Ерошин вновь оказался в шаге от смерти. - В пещере возле деревушки организовали санвзвод и расположили боеприпасы. Когда немец нас обнаружил, забежал туда проверить, всех ли раненых вывезли. Выхожу, а на меня восемь немцев смотрят. Забежал обратно, дверь закрыл. А немцы прикладом стучат: «Рус, сдавайся!» Плена боялся больше смерти. Сделал ставку на испуг противника: открыл дверь рывком и с криком «Хёнде хох!» бросил в немцев гранату. Они врассыпную - я в кукурузное поле. Вскоре догнал своих. Немцы упорно шли вперед. 21

Русские войска отступали. В 1941-1942 годах Советской армии пришлось особенно тяжело. В это время Алексей Иванович и получил оба ранения. В конце декабря 1941 года под Старым Осколом в одну ногу попала разрывная пуля, через другую пуля прошла насквозь. Спустя полтора месяца лечения уже старший лейтенант Ерошин был назначен командиром пулеметной роты и направлен на Сталинградский фронт. Почти ровно через год, 28 декабря 1942 года, Алексей Иванович снова был ранен в ногу под населенным пунктом Яшкуль. Выбраться из-под обстрела раненому командиру помог ординарец Бурьянов. - Подъехал ко мне на подводе. Помог забраться. Едем – снаряды то слева взрываются, то справа. В Астраханском госпитале А. Ерошин провел несколько месяцев. После выписки принял командование стрелковой ротой и был направлен на 4-й Украинский фронт. В 1943 году ротный Ерошин сделал почти невозможное – он сумел грамотно организовать атаку и взять стратегически важный хутор Стаханово, что ранее не удавалось другим командирам. За эту операцию Алексей Иванович получил свою первую боевую награду – орден Александра Невского. Вскоре А. Ерошина назначили старшим адъютантом батальона, потом – заместителем командира батальона по стрелковой части и присвоили звание капитана. В апреле 1944 года он уже командовал стрелковым батальоном в майорских погонах. - Очень тяжелые бои велись в 45-м под Кенигсбергом, - вспоминает ветеран. – Однажды стоял в траншее с однополчанами, разговаривал. А самому неспокойно как-то. Внутренний голос будто подсказывал «уходи». Я и настоял, чтобы товарищи в землянку зашли. Только укрылись, как в месте, где мы стояли, мина разорвалась. Шестое чувство не раз спасало меня от смерти. За взятие Кенигсберга Алексей Иванович получил орден Красного Знамени. Всего же их на мундире боевого офицера – 22


четыре. За взятие Винницы – Красного Знамени и еще Отечественной войны I степени. Победу А. Ерошин встретил на Балтике. - Мы освободили городок Фишхаузен и вышли к Балтийскому морю. Штаб полка находился в Инстербурге, а мы с батальоном неподалеку в лесу. 5-го мая около 2 часов ночи из штаба донесся грохот стрельбы. Позвонил туда – спросить, что случилось. А мне говорят «война кончилась!». Построил батальон по тревоге и объявил: «Дорогие друзья! Дорогие однополчане! Война закончилась! Победа!» Вскоре майор Ерошин отправился с эшелоном на Дальний Восток, где продолжалась война с Японией. Форсируя р. Чол, ему пришлось решать непростые задачи – переправить солдат через неглубокий, но очень бурный водоем и удерживать оборону до прихода подкрепления. - На следующий день после того, как на выручку пришел 1 батальон, огонь стих. Нам было приказано не стрелять, даже если появится японский самолет. Вскоре прибыл японский парламентер: «Наш генерал вызывает вашего на переговоры о капитуляции». Наш генерал ответил: «Я его завоевал, пусть он и приезжает!» После капитуляции Страны восходящего солнца Алексей Иванович продолжил службу в конвойных войсках: - Сначала охранял пленных японцев, возглавлял батальон войск НКВД. В 1948 году дивизию перебросили на Колыму. В отставку Алексей Иванович ушел спустя год. Вернулся в Баку, где работал начальником геофизической партии по исследованию нефте- и газовых скважин. В 1998 году ветеран овдовел. С супругой Екатериной Сергеевной они прожили вместе 47 лет. У них две дочери: Татьяна и Людмила. В 1999 году Людмила Алексеевна привезла отца в Североморск. Сегодня Алексей Иванович Ерошин еще и счастливый дед и прадед. У него двое внуков, две внучки и двое правнуков. Североморские вести. – 2010. – 5 февраля (№ 5). – С. 4. (В сокращении) 23

Поколение победителей собственная информация Алексей Иванович Ерошин воевал под Сталинградом, оборонял Ленинград, сражался на 1-м Украинском и 3-м Белорусском фронтах. Победу командир стрелкового батальона Ерошин встретил под Кенигсбергом. Но на этом война для него не закончилась. Ещё несколько месяцев он воевал на Дальнем Востоке с союзницей Германии - Японией. За героизм и мужество, проявленные в боях с фашистами и японским милитаризмом, Алексей Иванович Ерошин награждён двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степени, Александра Невского, медалями "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 19411945 гг.", "За победу над Японией", "За взятие Кенигсберга". На страже Заполярья. – 2008. – 8 мая (№ 38). – С. 1. 24

Зимин Александр Егорович Юбилей медали И.Г. Абрамова Среди североморских ветеранов немало выпускников Учебного отряда СФ, располагавшегося в годы войны на Соловках. Многих выпускников Учебного отряда направляли на боевые корабли. Так Александр Егорович Зимин, закончив в 1944 году обучение с отличием по специальности «корабельный электрик», попадает на судно беспроводного размагничивания №5, а затем на станцию, где заряжали аккумуляторы для подводных лодок, в том числе и прославленной «К-21».


Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении)

С благодарностью к ветеранам Алексей Ильченко Александр Егорович Зимин, участник боевых действий, моряк-краснофлотец. В 1944-м году он воевал на Севере, был награжден Орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За оборону Заполярья», «За победу над Германией» и многими другими наградами. В свои 82 года это веселый жизнерадостный человек, с которым очень интересно общаться и многому стоит у него поучиться. Североморские вести. – 2009. – 15 мая (№20). – С. 4. (В сокращении) 25

Кириллова Александра Васильевна Юбилей медали И.Г. Абрамова Свыше миллиона женщин мужественно защищали Родину в годы Великой Отечественной. Служили они и в рядах Военно-морского флота - радистками и телефонистками, писарями, поварами, прачками и, конечно же, медицинскими сестрами и санинструкторами. Среди тех, кто прошел военный путь с санитарной сумкой, Александра Васильевна Кириллова. В армию она была призвана в мае 1942 года. После окончания курсов в Ваенге восемнадцатилетняя девушка становится санинструктором 126-го полка морской пехоты, а затем рабочего батальона тыла СФ. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 26

Клекачев Владимир Васильевич К наградам относились спокойно Екатерина Гудкова Владимир Васильевич Клекачев попал на войну в 1942 году вместе с другими семнадцатилетними ребятами из архангельского села. Из тридцати человек их призыва живыми вернулись домой только пятеро. - Честно говоря, нашей семье крупно повезло, - признается ветеран. - Судите сами: у родителей нас было двенадцать детей, пятерых сыновей призвали в разные годы - и все остались живы. Один из братьев, Иван, вернулся живым из Освенцима. Когда толпу пленных гнали в Германию, брат попытался бежать, а ведь мы привыкли считать его робким и нерешительным... Его, конечно, поймали и сразу же отправили в лагерь смерти. Когда вернулся, весил 32 килограмма. Чтобы не работать на фашистов, Иван просверлил себе все пальцы рук. Вообще он никогда не рассказывал о том, как выжил в концлагере. Если пытался заговорить об этом, начинал плакать. Слезы не давали что-то произнести вслух. Чудо, что фашисты не убили его.


Чудеса происходили и со мной. Служить меня направили на остров Ягры, что в Белом море, рядом с Северодвинском. Закончив курсы радиотелеграфистов, я был сначала связистом, потом радистом у командующего штабом. Затем стал старшим радиотелеграфистом, правда, первую категорию так и не получил, ведь для этого нужно было передавать не меньше 150 знаков в минуту. Я получил вторую категорию - передавал по 120 знаков в минуту. Так вот, однажды в Северодвинске оказался под артобстрелом. Осколок попал в рот, выбил все зубы, вышел рядом с глазом. Удивительно, что я не потерял 27

зрение и вообще остался жив! Более того, после госпиталя вернулся на службу. Да и после демобилизации (а в армии я служил до 1948 года, уволился ефрейтором) война не давала о себе забыть: как-то в родном селе обнаружили противотанковую мину. Я как военный человек взялся обезвредить смертоносное устройство: обмотал веревкой, поджег ее конец, а сам побежал прочь. Да вот незадача - упал. Не успел я подняться, как прогремел взрыв. Был уверен, что меня осколками забросает. Но, представляете, ни одной царапины! О военных годах Владимир Васильевич рассказывает немного. Вспоминает, что первое время почти нечего было есть - в день выдавали по 300 граммов хлеба и воду. Когда в Северодвинск стали приходить корабли союзников с оружием и продовольствием, стало полегче. Ночами Владимир Клекачев вместе с другими солдатами разгружал эти драгоценные запасы... После войны ефрейтор Клекачев был награжден орденом Отечественной войны II степени. Фронтовые награды не сохранились: сгорели вместе с медалями братьев в мирное время. - Фронтовики долгое время не надевали ордена на 9 Мая, - рассказывает Владимир Васильевич. Так что к боевым наградам мы относились спокойно. Хотя сейчас жаль. Жаль и шкатулку, в которой сгорели медали. Ее отец привез из Англии, из порта Глазго. Он был кораблестроителем, в Англии работал три года на ремонте судов «Царь» и «Царица», но это уже другая история. Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 5. (В сокращении) 28

Кондрашова Анфиса Николаевна Юбилей медали И.Г. Абрамова Там же [в инженерном отделе СФ] в проектном отделении вольнонаемной машинисткой трудилась Анфиса Николаевна Кондрашова. Помимо своей основной работы девчата по ночам дежурили у телефонов в штабе МПВО СФ. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 29

Крутикова Клавдия Александровна Юбилей медали И.Г. Абрамова Весной 1942 года окончила курсы санитаров и начала работать в Кильдинском госпитале Клавдия Александровна Крутикова. В 1944-м ее переводят в инженерный отдел СФ, который размещался в одном из недостроенных каменных домов Ваенги.


Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 30

Липницкая Анна Михайловна Сестричка Аня Анжела Коляда В семье Радюк 27 марта 1920 года в маленькой белорусской деревеньке родилась четвертая дочь - Анна. Ей была уготована нелегкая судьба... Воскресным утром 22 июня 1941 года Анна, выпускница школы медсестер, пошла на субботник - убирать камни с железнодорожного полотна. По дороге домой услышала, что началась война. На следующий день ей, как и многим, пришла повестка. - В Слуцком военном госпитале меня отправили в перевязочную. Раненые стали поступать сразу - всего ведь 40 километров до границы было, а там уже фашисты. Два дня я не ела, только работала, - вспоминает Анна Михайловна первые дни войны. - Спать тоже не было времени. А когда решила отдохнуть, легла на голую койку, укрылась чьей-то шинелью. Закрываю глаза и вижу раненого бойца - и не идет из головы, как он бедный стонал. Заснуть Анне так и не удалось. В палату вбежал незнакомый офицер, сдернул шинель, обомлел, увидев, что ею прикрылась худенькая девушка. - Он сказал, что надо уходить - госпиталь эвакуируют, а я сижу на койке и смотрю на него, - продолжает рассказ моя собеседница. - И тогда офицер схватил меня за руку, а я как была в беленьком халатике, так и бежала за ним, спотыкаясь на ходу. Госпиталь успели эвакуировать через Бобруйск 31

в Могилев. А 27 июня Слуцк уже был захвачен немецко-фашистскими войсками. В Могилеве Анна Михайловна попала в бригаду по сопровождению раненых до Орла. Там в начале августа формировалась отдельная медицинская рота для усиления полевых госпиталей и медсанбатов, которую потом отправили на Брянский фронт. Последующие годы войны Анне запомнились постоянными переездами: Сталинградская 2-я гвардейская армия, Южный фронт, 4-й Украинский, Прибалтийский фронт. Накапливалась невероятная усталость, но никто не опускал руки. Сейчас Анна Михайловна вспоминает, что тогда медикам приходилось не спать по три-четыре дня подряд. Вот тогда на помощь пришла вера в Бога. Подруга поделилась молитвой. Ее Анна тихонько повторяла, когда никто не слышал: - Во время операций на мне маска была медицинская, никто не видел, что я губами шевелила, а я молилась. В мае 1943 Анне присвоили звание лейтенанта медслужбы, она стала старшей медсестрой перевязочного операционного блока. За два месяца до победы в составе 2-й гвардейской армии Анна попала в родные края. - И тут приходит известие, что мы победили фашистов. Как радовались, как мы плакали! вспоминает Анна Михайловна. После войны она работала фельдшером в рабочем батальоне на лесоразработках в Архангельской области. Там наша героиня встретила первую и единственную любовь. К старшему сержанту повару Александру Липницкому Анна приходила за едой. Так и познакомились.


- Он мне все норовил котлетку лишнюю подсунуть. А в голодное-то послевоенное время это было очень в помощь. Ели-то мало, хлебушка чуть куснешь и все, - делится Анна Михайловна. — Если не я ходила за едой, а подружки, то он просил их привет передать. Тогда я отвечала в шутку: «Приветики приветиками, а про котлетки пусть не забывает». 32

В 1952 году сыграли свадьбу. Вместе приехали в Североморск, здесь Анна Михайловна работала в санчасти в Авиагородке, а Александр Петрович - в столовой. В счастливом браке прожили почти сорок лет. А. Липницкая отмечена высокими наградами: медалями Жукова, «За боевые заслуги», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды и знаком «Отличник здравоохранения». Североморские вести. – 2010. – 26 марта (№ 12). – С. 4. (В сокращении) 33

Майданников Владимир Иванович Юбилей медали И.Г. Абрамова В 1942 году при Учебном отряде СФ была создана школа юнг, куда попа дали ребята непризывного возраста. С отличием по специальности «радист» окончил школу юнг и с осени 1944 года начал службу на флоте Владимир Иванович Майданников. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 34

Мотузко Елена Кузьминична Юбилей медали И.Г. Абрамова Девчонок-санитарок, которые во время войны помогали медработникам в госпиталях, бойцы ласково называли «сестричками». Такими «сестричками» в ваенгском госпитале были молоденькие Варвара Ивановна Бондарук и Елена Кузьминична Мотузко. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 35

Осипов Петр Федорович Юбилей медали И.Г. Абрамова Среди североморских ветеранов немало выпускников Учебного отряда СФ, располагавшегося в годы войны на Соловках. Один из них - Петр Федорович Осипов. После окончания школы с июля по август 1944 года он служил сигнальщиком в штабе ОВРа, а затем в Кольском районе СНИС.


Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 36

Павлинов Николай Алексеевич Против течения записала Татьяна Смирнова Ветеран Великой Отечественной войны, Северного флота, военной службы, кавалер орденов Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалей «За оборону Советского Заполярья», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией» полковник в отставке Николай Алексеевич Павлинов – один из тех, кто был призван в действующую армию в конце войны. Война оставила в его судьбе глубокий след, определила выбор жизненного пути. Все мы родом из детства. Мое прошло в с. Назорное Ильинского района Ивановской области. У нас была обычная крестьянская семья, пятеро детей. Жили не хуже, чем другие: хороший дом-пятистенок, корова, гнедой по кличке Барин, свиньи, куры. Старшие братья помогали родителям по хозяйству, а мы, младшие, мне тогда лет пять было, в основном беспечно носились по двору. По воскресеньям всей семьей ходили в церковь: отец - в картузе под руку с мамой в нарядном платке, а мы, малыши, со старшими братьями на шаг поодаль шли к началу службы, как и подобает добрым христианам. Пятиглавая красавица-церковь с золотыми куполами возвышалась на взгорке, и к ней по воскресеньям со всех сторон стекались принарядившиеся прихожане из четырех близлежащих деревень. Наша семья была верующей, как большинство в Назорном. Я учился прилежно, читал запоем все, что попадалось под руку, и с отличием окончил 7 классов. Мне еще не исполнилось и 15 лет, когда поступил в ремесленное училище № 6 в г. Иваново. 37

Был парень как парень, если бы не одно "но". В школе меня хотели принять в пионеры, в училище - в комсомол, но дважды, ко всеобщему удивлению, я отказывался от такой чести. "Странность" будущего дипломированного электросварщика заметили, но отреагировать не успели: началась война. Не до политических разборок стало в 1941-1942 годах. Все подростки, мобилизованные на трудовой фронт, учились и работали на заводе "Ивторфмаш". Изготавливали для фронта топливные цистерны. И после трудовой смены было не до сна. Почти каждую ночь приходилось разгружать эшелоны с ранеными. В 1943 году в составе ремонтно-строительного отряда меня отправили в Донбасс, только что освобожденный от фашистов, - восстанавливать Зуевскую ГРЭС, разрушенную в годы оккупации. Страна остро нуждалась в угле, нужно было срочно восстанавливать шахты, энергетику. Приказ Сталина даешь уголь любой ценой! То есть за три месяца предстояло восстановить всё то, что разрушили фашисты за три года пребывания на этой земле. И мы, 150 воспитанников ремесленных училищ в возрасте 16-17 лет из Иваново, Москвы и Удмуртии, на товарняках отправились выполнять важное правительственное задание. Три вагона с курсантами ремесленных училищ цепляли к разным попутным поездам. Мы торопились добраться до Сталино (ныне г.Донецк). ЗуГРЭС находилась в 40 километрах от областного центра. В дороге наш отряд понес потери: после освобождения украинская земля была в буквальном смысле нашпигована неразорвавшимися авиабомбами и различными боеприпасами, заминирована противником, бежавшим под натиском Красной армии. На полустанке курсанты обычно разводили костры, чтобы согреться и вскипятить чайку. Однажды под костром, устроенном неподалеку от


железной дороги, оказался фугас - 8 человек погибли на месте. В другой раз четверо подорвались на мине, заложенной у рельсов. По прибытии отряд разместили в общаге, определили на довольствие в рабочую столовую, где кормили один раз в день 38

супом и кашей из кукурузы с кукурузным хлебом. Показали место работы - школу и здание ГРЭС, где предстояло варить перила, лестничные решетки, перекрытия. После чего совершенно забыли про нас. Мы были сами по себе. Никто не интересовался, сыты мы или нет. С голодухи некоторые начали воровать на рынке. Да, было и такое. ...Я работал в вестибюле за колонной, когда прогремел взрыв: кто-то ногой зацепил "растяжку" замаскированную гранату, "подарок" от оккупантов. Взрывной волной меня приподняло и отшвырнуло в сторону на несколько метров. Осколками повредило ногу, а один угодил в спину. Месяц пролежал в лазарете в гипсе. Нога заживала, несмотря на скудное питание и всеобщую вшивость. Беспризорный отряд, заброшенный на Украину, несколько месяцев выживал как мог. Многие спасались бегством из голодного края. Подлечившись и набедовавшись, я понял, что надо возвращаться домой. 31 декабря 1943 года мы вшестером на товарняке отправились на родину. Ни денег, ни куска хлеба у нас не было. Договорились с машинистами, что будем кочегарить всю дорогу, шуровать уголёк. Так, на перекладных, до Иванова ехали две недели, добрались только двое, остальные потерялись в пути. В феврале 1944-го меня призвали в армию. Боялся, что на медкомиссии заметят покалеченную ногу и забракуют, буду "белобилетником", а это - стыд и срам в глазах сверстников. Но обошлось, военком посоветовал поступать в Муромское военное училище связи. После шести месяцев учебы выпускникам присваивали лейтенантское звание и - на фронт! Я был счастлив, на радостях уже обрадовал близких, а когда через десять дней пришел за направлением на учебу, неожиданно передумал, узнав, что с Севера приехал майор, морской летчик, чтобы набрать команду из 50 человек для поступления в летное училище, в котором готовят кадры для авиации Северного флота. Учеба во многом напоминала повторение пройденного: дело в том, что перед призывом я успел окончить курсы радиооператоров при Осоавиахиме (позднее он стал ДОСААФ). 39

В период подготовки к знаменитой Петсамо-Киркенесской наступательной операции связисты ВВС СФ несли круглосуточные дежурства в центре, который находился в районе Маячной сопки. По 10 -14 часов длились наши вахты у радиоприемников и радиопередатчиков. Внимательно вслушивались в эфир, ловили каждое слово. Ведь большая часть донесений передавалась открытым текстом. Необходимо было без искажений на слух принять поступившую информацию и быстро передать по назначению - дежурному по связи авиации СФ, а тот уже - по цепочке, пока радиограмма не ляжет на стол командующему авиации СФ. Часто выходили на связь самолетыразведчики. "Обнаружил подводную лодку противника! Координаты ... Вижу цель караван в квадрате..." Особенно приятно было слышать в эфире радостные голоса тех, с кем был знаком. Например, запомнились сеансы радиосвязи с летчиком-торпедоносцем, будущим Героем Советского Союза гвардии старшим лейтенантом Евгением Францевым: «Произвел торпедометание по вражескому кораблю... Цель поражена!» У Жени была любимая девушка, военная телефонистка Аня. Она дружила с женой связиста Григория Степаняна, с которым я жил в одном кубрике. Для всех нас личной драмой была неожиданная гибель Жени. Впоследствии "за отличные боевые действия" и участие в операциях по освобождению Петсамо и Киркенеса я был награжден тремя почетными грамотами Верховного Главнокомандующего генералиссимуса Сталина.


К сожалению, и после окончания 3-й школы связи СФ летать мне так и не пришлось, попал в 41-й отряд ТОС. Отряду предстояла огромная работа по размещению и 40

установке радиомаяков по всему Кольскому полуострову. Помнится, первый комплект "Колбы" мы развертывали на Маячной сопке - самой высокой точке нашего района. Там же был установлен и световой неоновый маяк импортного производства. Луч шел по кругу, и летчики видели положение своего самолета в пространстве. В 1951 году я экстерном окончил Военно-морское училище связи. После завершения командировки уже в звании майор вернулся в родное Сафоново. В канун второго хрущевского сокращения Вооруженных сил я оказался в "черных списках". Представительная комиссия под председательством начальника штаба авиации Северного флота, Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Романенко рассматривала персональные дела каждого кандидата "на вылет": - Что делать с Павлиновым? Уволить? Оставить? Какие будут предложения? По-видимому, кто-то из членов комиссии не преминул напомнить о том, что майор-то беспартийный, словом, человек не "наш" на 100 процентов. - Я вас Христом Богом прошу Павлинова оставить! - вступился за меня начальник связи ВВС СФ полковник Лядов. – Я вам за него троих на сокращение отдам! А этого нельзя уволить. Он нужен! Так меня и оставили служить еще на 15 лет. За это время я успел развернуть СП-50 на Кильдине, провели облет, наземные и воздушные испытания оборудования. На здешнем аэродроме базировался полк истребительной авиации, вертолетная эскадрилья Северного флота. Сейчас в это трудно поверить, но найти следы заброшенного аэродрома на Кильдине можно и сегодня. В 1976 году, отслужив 33 "календаря" на Северном флоте, я по возрасту ушел в запас в звании полковник. На страже Заполярья. – 2008. – 10 сентября (№ 73). – С. 4-5. (В сокращении) 41

Пискуненко Вадим Дмитриевич Тайга и фронт учили жизни И. Александрова Сибиряк Вадим Пискуненко с 16 лет стал жить один. В семье было много детей, и хотя он не был самым старшим, стремился хоть чем-то помочь маме, которая поднимала ребятишек одна. Поступил в железнодорожный техникум и устроился на работу. Когда во время практики Вадим увидел воочию, как живут путейцы - между городами, у железнодорожного полотна, - он осознал, что так жить не хочет, и, вспомнив о детской мечте, пошел на курсы метеорологов. Завершив шестимесячное обучение, он попросился на дальнюю станцию в сибирской тайге, работа на которой помогла бы ему материально поддержать семью. - Начальник станции Николай Васильевич Сизых, спасибо ему большое, меня и охотничьему делу обучил, и показал как рыбачить, хлеб стряпать научил. Когда 17 лет исполнилось, меня призвали в армию. Попал в Сретенское военно-пехотное училище в Читинской области. В апреле 43-го принял присягу и надел курсантские погоны. А в январе 1944 года был направлен в звании младшего лейтенанта на I Украинский фронт командиром пулеметного взвода. Во время одного из боев рядом с нами снаряд разорвался. Что было - не помню, но очнулся в госпитале в Киеве, не мог ни двигаться, ни говорить. В январе 1945 года меня комиссовали в воинскую часть Киевского военного округа в отдельный батальон


начальником штаба. Служил я до 1947 года. Как демобилизовался, пошел работать в Иркутское управление метеослужбы. Вадима Дмитриевича взяли на должность инспектора. 42

До 1980 года Вадим Пискуненко не изменял гидрометеорологии, большую часть времени проработав уже в должности начальника станции. -Вообще, метеоролог - непростая профессия, а порой и опасная, - рассказывает Вадим Дмитриевич. - В моей практике случай был на Конкудере. Мы на лодке поперек реки плавали, вдоль троса, и замеры делали. Неожиданно выплывшая из-за поворота реки ель лодку опрокинула. Благо я всегда с собой в тайгу по привычке топор, брал: трос перерубил, а то утонули бы. Параллельно с работой он получал и образование: в 1949 году окончил вечернюю школу, позже поступил на заочное отделение в институт. Когда приехал сдавать экзамены, познакомился с будущей женой. -Влюбился в нее с первого взгляда, - с теплотой в голосе рассказывает Вадим Дмитриевич. Помню, я входную дверь в институте на себя потянул, чтоб открыть, и вдруг слышу изнутри женский голос: «Кто там балуется? Отпустите дверь!» Я ручку отпустил, вышла такая дама в шикарной шляпе. Я извинился - так и познакомились. 46 лет прожили душа в душу, а в 95-м Веры не стало. После смерти супруги Вадим Дмитриевич переехал к сыну и вот уже 15 лет живет во флотской столице. Североморские вести. – 2010. – 2 апреля (№ 13). – С. 4. (В сокращении) 43

Попов Тимофей Алексеевич Предпочел заводу фронт Ирина Паламарчук Когда началась Великая Отечественная война, Тимофею Алексеевичу Попову было 13 лет. Провожая старшего брата Василия на фронт, он решил во что бы то ни стало отправиться за ним. И не прояви ветеран тогда настойчивости и смекалки, не довелось бы ему нести боевую вахту. Пока мужчины воевали, нелегкую работу по уборке урожая в деревне Шидозеро Архангельской области, где в то время жила семья Поповых, взяли на себя подростки. Тимофей быстро освоил ремесло механизатора и трудился с самоотдачей, но мысль о том, что война идет, а он в тылу, не отпускала. - Много слышал о том, что на Соловецких островах есть школа юнг, вспоминает ветеран. - Вот и отправились мы с товарищами к военкому, чтобы разузнать, как туда попасть. А он говорит: «Учитесь дальше. Глядишь, война кончится, и не успеете повоевать». Осенью 1943-го стали отправлять ребят в школы фабрично-заводского обучения. Только не хотел Тимофей на заводе трудиться, пока старшие товарищи на фронте погибают. А тут выяснилось, что мальчишки его года рождения под фабричное обучение не должны попасть, но не стал председатель райисполкома слушать восьмиклассников и выписал путевку в Архангельск на завод. Делать нечего, собрал Тимофей котомку и в назначенный день подался на сборный пункт. Двое суток ждал ребят из соседних деревень - никто не пришел: реки льдом сковало, из поселков не дойти парням. Тимофей домой вернулся. А за это время товарищи его собрались в указанном месте и на 44


учебу поехали без него. Когда второй раз в центр вызвали, Тимофей с трудом мог ходить: бревно на ногу уронил, когда дрова колол. Вновь случай от завода отвел. - В это время сверстникам, которые после 8 класса не учебу продолжили, а в колхоз работать пошли, стали повестки приходить, - говорит Тимофей Алексеевич. Семерых в лесопункт направили в военно-трудовой лагерь. Там сейчас космодром «Плесецк». Я с ними попросился, но председатель напомнил, что меня ФЗО ждет. Но поскольку я дорогу до лесопункта хорошо знал, мне поручили отвести туда ребят, но строго наказали сразу обратно возвращаться. А среди ребят поляк был. Одет совсем легко - зимой в лесу замерз бы. Мы его вместо меня вернуться уговорили. Повестки у меня не было - пришлось признаться начальнику, как в лагере оказался. И он меня оставил. Днем ребята валили лес, а по вечерам и в выходные изучали военное дело. Весной 1944 года Тимофей Алексеевич вернулся домой, работал в колхозе. Летом прошел еще одни военные сборы и в октябре призвался на фронт. - Помню, как отец провожал, - рассказывает ветеран. - Он ведь в I Мировую воевал, в Брусиловском прорыве участвовал. Его напутствие через всю жизнь пронес: «Служи, сын, честно, чтобы нам стыдно за тебя не было, и не забывай свой родной дом». Тимофея Алексеевича определили в радиотелеграфисты и направили в школу связи Северного флота на Соловецкие острова. И уже в феврале 1945 года он обеспечивал радиосообщение между кораблями и соединениями СФ, служа в узле связи в Полярном. Там старшина II статьи Тимофей Попов и встретил День Победы. От страшных бомбежек и кровопролитных боев судьба уберегла. И к брату Василию, воевавшему под Ленинградом, оказалась благосклонна - вернулся домой без ранений. Тимофей Алексеевич посвятил флоту 50 лет. Продолжить срочную службу подсказал командующий СФ контр-адмирал Арсений Головко. - Я должен был передать командующему шифровку, - вспоминает Т.Попов. - В приемной никого не оказалось, 45

заглянул в кабинет, а там сам Головко. Он шифровку принял и спросил, не хочу ли я продолжить службу. Я и задумался. Тимофей Алексеевич поступил в Ленинградское военно-морское политическое училище им. Жданова, потом окончил Военно-политическую академию в Москве. Служил на Балтике, Черноморском и Северном флотах. В 1984 году был уволен в запас с должности заместителя командира по режиму испытательного полигона на Новой Земле в звании капитана 1 ранга. В День Победы Тимофей Алексеевич Попов вновь наденет мундир, на котором сияют орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», «За воинскую доблесть». Североморские вести. – 2009. – 8 мая (№ 19). – С. 5. (В сокращении) 46

Ранс Карл Антонович Мое место на фронте Ирина Паламарчук О том, что началась война, Карл Ранс узнал по радио. Мое место на фронте, - тут же решил паренек. За плечами у него уже было ремесленное училище. Техникэлектрик, он хотел быть полезным на передовой. Но военком отказал - юн еще. Карл остался работать в колхозе. Но вскоре попал вместе с отцом на трудовой фронт:


- Под Ярославлем Малым копали окопы и противотанковые рвы. Каждая траншея 3 метра шириной и 2 глубиной. Потом накрывали жердями и припорашивали землей. В мае 1942 года Карла Антоновича призвали в армию. Сначала прошел курс молодого бойца в Гороховецких лагерях, потом был направлен в Мурманск. - Там из нас сформировали колонну, - вспоминает ветеран. - Бойцов была не одна сотня. Пешим порядком мы отправились в Верхнюю Ваенгу. Шли полдня по каменке. Дважды нас атаковали немецкие самолеты. Только гул двигателей услышим — врассыпную. Одного солдата так и не нашли. Дезертировал, наверное. В тот день, 14 октября 1942 года, Карл Антонович впервые попал под обстрел, впервые испытал едва преодолимый страх. Оттого-то и запомнился он кавалеру ордена Великой Отечественной войны II степени больше всего: - Да, пожалуй, именно этот день. Помню его как сейчас. И самолеты те немецкие помню. Потом-то привык к их атакам. Летали над Ваенгой почти каждый день. 47

А бояться было уже некогда. Служил Карл Антонович на эсминце Северного флота «Урицкий» в электромеханической боевой части. Сначала матросом, потом старшиной 2 статьи. - Сходов на берег почти не было. Во время авианалетов эсминцы снимались с якоря и уходили от причалов — экипаж должен был быть на месте. Заходили в порт и иностранные корабли. Однажды месяца два стоял английский корабль, - рассказывает ветеран. - Его немцы на входе в залив подбили. Кое-кто на нем хорошо знал русский. У нас даже англо-американский госпиталь был - на ул. Сафонова. Работали там и наши, и их специалисты, а вот лечились исключительно иностранцы. У них и радиостанция своя была на Маячной: В 1944 году во время сопровождения союзнического конвоя ЭМ «Урицкий» попал под обстрел. Бомба разорвалась рядом с бортом. Взрывная волна сбила Карла Антоновича с ног. Очнулся старшина в госпитале. Из-за сильной контузии он был вынужден списаться на берег. Службу продолжил на 14-й дизельной электростанции в Нижней Ваенге. Здесь в мае 1945 года и узнал радостную весть о Победе. - О том, что война кончилась, сообщили по телефону в 4 утра. Мы тут же разбудили спавших и отправились на улицу, чтобы выпустить победный залп. На электростанции Карл Антонович служил до 1950 года. Уволившись в запас, работал в 7 энергорайоне, позднее преобразованном в «110 Электросеть». Уже отсюда ветеран труда и вышел на пенсию. Почему после войны остался на Севере? - А некуда было возвращаться - вспоминает ветеран, смахивая слезы. - Дом сгорел во время войны. Отец умер. Мать заболела. Шестерых младших сестер и братьев забрали в интернат. Вот и решил обустраиваться здесь. Привез мать к себе, выходил. Но долго она тут жить не смогла - вернулась к детям. А Карл Антонович строил свою 48

семью. Женился. Казалось, жизнь налаживается. Но его ждали новые испытания. Ветеран похоронил двух жен и троих сыновей. Вспоминая о них, он не может сдержать слез. Война, сколь бы страшна она ни была, ранила сердце этого человека все же не так сильно. В глазах грусть, в осанке - решимость. Жизнь продолжается. Рядом смеются дети. Сейчас Карл Антонович живет вместе с внуками и правнуками. Они точно не спасуют перед трудностями - ведь у них в семье такой пример для подражания! Североморские вести. – 2009. – 23 октября (№ 43). – С. 5. (В сокращении) 49

Рыбакова


Мария Петровна При ней рождался город Анастасия Черникова Впервые Маша увидела Североморск, когда ей было 14 лет. В далеком 1939 году то был еще поселок Ваенга: немногочисленные дома, землянки... Большая семья Четвертаковых: родители, три сестры и два брата - только перебралась из Рязанщины в северные края. Но вскоре в мирную жизнь ворвалась Великая Отечественная война... - Мы эвакуировались на родину, в Шацк. Железная дорога была перекрыта, пришлось добираться сначала морем, потом до Котласа, а оттуда - в Рязанскую область, - рассказывает ветеран войны Мария Петровна Рыбакова, старожил Североморска. - После войны демобилизовалась, вернулась сюда и с тех пор никуда не уезжала. Северная дикарка, - шутит она. В 1941 году Марии Четвертаковой только исполнилось 16 лет. Девушка пошла на курсы шоферов. В марте 1943 года попала в 179-й автобатальон 15-й воздушной армии: Привезли нас, выпускниц курсов, на станцию Сасово, под Рязанью. Сначала меня не брали: худенькая, маленькая, какой, мол, из тебя водитель... Но людей в автобате тогда не хватало. Помню, высокий красивый старшина долго думал, что с нами делать, а потом махнул рукой: берите девчат. Так рядовой Четвертакова оказалась за рулем малого бензовоза. Горючее в авиаполки требовалось постоянно. Шли колонной по 10-15 машин. Помнит Мария Петровна, как приходилось вести 50

машину под бомбежками, обстрелами. У каждого водителя был сменщик - физически невозможно находиться за рулем несколько суток подряд. Хрупкую девушку поначалу никто не хотел брать в пару. Выручил Николай Рафаловский летчик, отстраненный от полетов после ранения (строевых мужчин в автобате не было). Цыган по крови, он принял смуглянку Марию за свою. 27 декабря 1944 года ефрейтору Четвертаковой вручили медаль «За боевые заслуги». Тогда их автобат был на второй линии Калининского фронта. А радостная весть о Победе застала Марию Петровну с сослуживцами в Риге. Рига - Рязань - Ваенга (будущий Североморск) - так после демобилизации возвращалась домой Мария Четвертакова. Здесь она познакомилась со своим будущим мужем Иваном Рыбаковым. Он с родней жил в соседней землянке. Теперь в том районе возвышается штаб флота... Молодость Ивана Рыбакова сожгла война. В июле 1943 года он ушел добровольцем на фронт, восемь месяцев обучался в Красноярской полковой школе, откуда выпустился в звании сержанта. Рыбаков стал командиром отделения пулеметчиков 256-й стрелковой дивизии на 2-м Прибалтийском фронте. Молодой командир был серьезно ранен в бою на передовой. Свое восемнадцатилетие он встретил в военном госпитале и после выписки был комиссован. Годы спустя, любуясь на подраставших дочек Лиду и Тоню и сына Мишу, он не раз вздыхал: вот в какое время родиться надо было... После войны здесь, в Североморске, труженики Рыбаковы строили мирную жизнь. Ивана Егоровича старшее поколение горожан помнит как слесаря аварийно-диспетчерской службы горгаза, Мария Петровна тридцать лет проработала телефонисткой на городской АТС. На днях Марии Петровне Рыбаковой вручили еще одну медаль – «65 лет Победы в Великой Отечественной войне». Североморские вести. – 2010. – 30 апреля (№ 17). – С. 4. (В сокращении) 51


Свежанкин Александр Михайлович Юбилей медали И.Г. Абрамова С ноября 1943 по июль 1944 года учеником слесаря на полевом артиллерийском инженерном складе, который входил в состав действующей армии, по вольному найму работал пятнадцатилетний Александр Михайлович Свежанкин. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 52

Стуков Павел Александрович Юбилей медали И.Г. Абрамова Практически с первых месяцев войны тринадцатилетний Павел Александрович Стуков устроился учеником мастера в маячную службу СФ, а с 1 июля 1942 года его приняли в штат. После принятия присяги он остался служить на маяке Мишуково в качестве военнослужащего гидрографического отдела СФ, а затем с ноября 1944 года проходил срочную службу в одном из полков Беломорского военного округа. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 53

Тихолоз Нина Иосифовна Юбилей медали И.Г. Абрамова Нина Иосифовна Тихолоз приехала на Север в 18 лет и сразу же устроилась на работу в штаб СФ. Всю войну посменно каждые шесть часов она трудилась на узле связи, обслуживая командование СФ. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 54

Угрюмова Лидия Павловна На судьбу не сетует Ирина Паламарчук Родилась Лидия Павловна в деревне Рослятино Вологодской области. Отец Павел Аристархович трудился председателем колхоза, мать Марина Давыдовна занималась детьми - десятерыми. Лидия - старшая из них.


Работы в деревне было мало, а сидеть на шее у многодетных родителей не хотелось. Вот и поехала вместе с теткой под Архангельск, где устроилась учетчиком, потом плановщиком на лесопильный завод. Когда началась Великая Отечественная, решила отправиться добровольцем вслед за отцом, но военком отказал: — Слабая, говорит, слишком. Сил на войну не хватит. А откуда силы? Есть-то нечего было. Кусочек хлеба дадут - и вся еда. Однако в ноябре 1942 года она все же была призвана в 213 отдельную зенитно-артиллерийскую дивизию. Старший телефонист, специалист полевых кабельных линий Лидия Малухина (девичья фамилия) обеспечивала связь передовой и тыла, а в 1943 году получила водительские права и крутила баранку спецмашины в прожекторной роте. Под обстрел попадала не раз. Бог хранил обошлось без ранений. - Оружие в руках держала, но стрелять так и не довелось, -вспоминает Лидия Павловна. - В прибалтийском Каунасе с винтовкой в карауле стояла. Выстрелы, бомбежки, а ты стоишь. Страх? Он притупляется. Ко всему привыкаешь. Весть о победе Лидия Павловна встретила в Вильнюсе. - Командир кричал «Малухина, бросай пост! Война кончилась!». А я и поверить не могла. 55

За проявленное мужество Лидия Павловна награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За взятие Кенигсберга». В 1946 году телефонистка Малухина отправилась в Заполярье - на строительство 82 Судоремонтного завода, да так и осталась в Росляково. Замуж вышла, родила детей. Вот оно, счастье! Только у судьбы были свои планы. В 1963 году супруг Григорий Степанович умер. Старшему из ребятишек (а их трое - Наталья, Нина и Игорь) тогда не было и пятнадцати. - До пенсии мама работала телефонисткой в воинской части, - рассказывает дочь Нина. - А чтобы семью прокормить, подрабатывала. Жили мы тогда в финском доме. Воду носили из колодца, а готовили на керогазе. Дети матери, конечно, помогали. А она на жизнь не жаловалась. Работала да по дому хлопотала. Североморские вести. – 2009. – 3 июля (№ 27). – С. 22. (В сокращении)

Не просто бабушки Ирина Паламарчук Непростая судьба выпала на долю Лидии Павловны Угрюмовой. В 23 года после нескольких попыток она все-таки уговорила военкома отправить ее на фронт. Могла продолжать работать планировщиком на лесопильном заводе в Архангельске, но решила отправиться вслед за отцом на передовую. Служила в 213 отдельной зенитно-артиллерийской дивизии сначала старшим телефонистом, потом водителем спецмашины в прожекторной роте. За проявленную отвагу Лидия Павловна награждена Орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга», медалью Жукова. После войны она приехала в Росляково строила 82 судоремонтный завод, была телефонисткой в воинской части. 56

Чтобы прокормить троих детей, подрабатывала на колбасном заводе и в магазине. Помнит Лидия Павловна, как рос и развивался поселок. Сегодня ветеран войны и труда нечасто бывает на людях, но старается посещать все мероприятия в память о погибших на войне: уж очень непросто далась победа. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. (В сокращении) 57

Чертополохов


Аркадий Александрович Юбилей медали И.Г. Абрамова В апреле 1944 года был призван Аркадий Александрович Чертополохов. Восемнадцатилетний паренек стал пулеметчиком 30-го отдельного зенитного батальона ПВО, который охранял на Карельском направлении Беломоро-Балтийский канал. После обучения в школе связистов он попал писарем-экспедитором в одну из воинских частей, принимавших участие в боях за Петсамо. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 58

Юткина Зинаида Ивановна Юбилей медали И.Г. Абрамова В составе санитарной дружины побывала и выпускница политпросветшколы Зинаида Ивановна Юткина, получившая в 1941 году направление на восточное побережье Кольского полуострова. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 59

Использованная литература Солдаты Победы 1. Гудкова, Е. Медали памяти / Екатерина Гудкова // Североморские вести. – 2010. – 9 апреля (№ 14). – С. 3. 2. Михайлов, А. Привычка жертвовать собой / Алексей Михайлов // Североморские вести. – 2009. – 8 мая (№ 19). – С.4. 3. Первые медали / подгот. Н. Сыцевич, Я. Московская, К. Василенко // РиО-Североморск. – 2010. – 8 апреля (№ 14). – С.2. Беляков И.А. Якунина, Е. Устояв перед бурями / Елена Якунина // Североморские вести. – 2009. – 8 октября (№ 41). – С. 5. Бескровная Е.К. 1. Александрова, И. Построила целый город / И. Александрова // Североморские вести. – 2010. – 26 февраля (№ 8). – С. 3. 2. Сыцевич, Н. «Убивали молодость мою…» / Н. Сыцевич // РиО-Североморск. – 2009. – 7 мая (№ 18). – С. 1,4. Бондарук В.И. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8.


Борисова А.Н. Паламарчук, И. Просто работа / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 5. Голубева З.П. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. 60

Ерошин А.И. 1. Паламарчук, И. На юбилей к ветерану / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2010. – 12 февраля (№ 6). – С. 3. 2. Паламарчук, И. Шестое чувство офицера Ерошина / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2010. – 5 февраля (№ 5). – С. 4. 3. Поколение победителей /соб. инф. // На страже Заполярья. – 2008. – 8 мая (№ 38). – С. 1. Зимин А.Е. 1. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. 2. Ильченко, А. С благодарностью к ветеранам / Алексей Ильченко // Североморские вести. – 2009. – 15 мая (№ 20). – С. 4. Кириллова А.В. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Клекачев В.В. Гудкова, Е. К наградам относились спокойно / Екатерина Гудкова // Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 5. Кондрашова А.Н. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Крутикова К.А. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Липницкая А.М. Коляда, А. Сестричка Аня / Анжела Коляда // Североморские вести. – 2010. – 26 марта (№ 12). – С. 4. 61

Майданников В.И. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Мотузко Е.К. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Осипов П.Ф.


Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Павлинов Н.А. Против течения / записала Татьяна Смирнова // На страже Заполярья. – 2008. – 10 сентября (№ 73). – С. 4-5. Пискуненко В.Д. Александрова, И. Тайга и фронт учили жизни / И. Александрова // Североморские вести. – 2010. – 2 апреля (№ 13). – С. 4. Попов Т.А. 1. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. 2. Паламарчук, И. Предпочел заводу фронт / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 8 мая (№ 19). – С. 5. Ранс К.А. 1. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. 2. Паламарчук, И. Мое место на фронте / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 23 октября (№ 43). – С. 5. 62

Рыбакова М.П. Черникова, А. При ней рождался город / Анастасия Черникова // Североморские вести. – 2010. – 30 апреля (№ 17). – С. 4. Свежанкин А.М. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Стуков П.А. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Тихолоз Н.И. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Угрюмова Л.П. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. 2. Паламарчук, И. На судьбу не сетует / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 3 июля (№ 27). – С. 22. 3. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. Чертополохов А.А. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Юткина З.И.


Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. 63

2. «ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!»: ТРУЖЕННИКИ ТЫЛА …Да разве об этом расскажешь – В какие ты годы жила! Какая безмерная тяжесть На женские плечи легла!.. Исаковский, М. Русской женщине /Михаил Исаковский // Народ-победитель / сост. Ю.Н. Спасская. – М., 1985. – С. 105-106.

Гостищева Фекла Ивановна Матросы поздравили ветеранов Ольга Чернышева Фекла Ивановна Гостищева трудилась на лесоповале. Рабочий день иногда заканчивался глубокой ночью. На предприятие чередой шли телеграммы: «Москва замерзает!», а это значит, нужно еще поднажать, собрать волю в кулак, мобилизовать силы. Чтобы важный хозяйственный объект не обнаружили немцы, работали со светомаскировкой, зачастую даже без электричества. А в это время ее муж Павел Михайлович вместе с другими краснофлотцами мужественно защищал подступы к Мурманску, не давая врагу проникнуть вглубь Кольского полуострова. В 1944м война для него закончилась - комиссовали по ранению, а для его супруги она продолжалась. Помимо каторжной работы на заготовке леса, ей нужно было выхаживать мужа. А еще, чтобы не протянуть ноги, в суровых условиях Севера держать огород, выращивать картофель и овощи. На страже Заполярья. – 2010. – 6 мая (№ 35). – С. 2. (В сокращении) 64

Журенко Александра Николаевна Юбилей медали И.Г. Абрамова В Дровяном, в плавучей мастерской 82-го судоремонтного завода с 1943 года работала токарем Александра Николаевна Журенко. Хрупкая девушка принимала участие в ремонте подводных лодок и надводных кораблей, изготовлении и установке на корабли боевых снарядов. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 65

Игонина Капиталина Дмитриевна Юбилей медали


И.Г. Абрамова В январе 1943 года в родную Кандалакшу после эвакуации вернулась Капиталина Дмитриевна Игонина, там до октября 1944 она служила телефонисткой в военно-эксплуатационном отделении, которое занималось восстановлением связи к линии фронта. После разгрома немцев на Кандалакшском направлении вплоть до Победы она работала на железной дороге. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 66

Коваленко Мария Александровна Юбилей медали И.Г. Абрамова Во имя этой главной цели - Победы - фронт и тыл стали единой мощью. Механические заводы наладили выпуск снарядов, судоремонтные осуществляли ремонт боевых кораблей. Из тех, кто трудился в военные годы в судоремонтных мастерских, были жительницы поселка Росляково Александра Григорьевна Шишова, Александра Николаевна Журенко и Мария Александровна Коваленко. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 67

Луц Екатерина Яковлевна Не просто бабушки Ирина Паламарчук Еще семерых почетных гостей праздника поздравят с 85-летием. Екатерина Яковлевна Луц отметила эту дату буквально с иголкой в руках. Без дела она не сидит: от увлечения шитьем не может отказаться уже почти полвека. Освоив на Урале профессии швеи и повара, она трудилась в пищеблоке аэропорта и швейной мастерской. А выйдя на пенсию, попробовала себя в социальной работе. Не перестает ветеран труда, труженик тыла Екатерина Яковлевна и активно отстаивать свою гражданскую позицию в партии пенсионеров. В Росляково она живет всего три года, но за это время успела покорить жителей поселка своим оптимизмом. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября(№39). – С.4. (В сокращении)

Когда года становятся богатством Ольга Воробей Екатерина Яковлевна Луц в военные годы работала в Челябинской области в колхозе бригадиром. В 60-е годы выучилась на повара и устроилась работать в пищеблок местного аэропорта, а затем приобрела профессию швеи и перешла трудиться в швейную мастерскую. Шитье стало для Екатерины Яковлевны главным делом и любимым занятием на долгие годы. За добросовестную работу труженик тыла отмечена многочисленными наградами. На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 68


Манджиева Александра Васильевна Не просто бабушки Ирина Паламарчук Если бы в нашей стране присваивали звание «бабушка-героиня», то его была бы удостоена Александра Васильевна Манджиева, мама пятерых детей, бабушка девяти внуков и пяти правнуков. Благо, медаль «Матьгероиня» на ее груди имеется. А рядом по праву медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» и «Ветеран труда». На Север Александра Васильевна попала еще в 1943 году. В годы войны разгружала эшелоны. После победы работа на стройке в Териберском районе. На пенсии, как и все наши юбиляры, не сидела сложа руки трудилась на рыбозаводе. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября(№39). – С.4. (В сокращении)

Когда года становятся богатством Ольга Воробей Александру Васильевну Манджиеву судьба забросила на Крайний Север в 1943 году. Ей пришлось разгружать эшелоны, прятаться от бомбежки в лесу, жить в бараке. После войны она работала на стройке в Териберском районе, а в пенсионном возрасте - на рыбном заводе. Никогда Александра Васильевна не сидела без дела, сумев и своих пятерых детей воспитать трудолюбивыми людьми, за что удостоена звания "Мать-героиня". На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 69

Маякина Антонина Александровна Не просто бабушки Ирина Паламарчук Антонина Александровна Маякина отметит 85-летний юбилей в следующую пятницу. До войны она работала художником-оформителем на машиностроительном заводе «Пролетарская свобода» в Ярославле. В Великую Отечественную на нем изготавливали снаряды. Антонина Александровна вручную писала адрес пункта назначения на каждом ящике снарядов. В мирное время вернулась к любимой профессии. Среди увлечений ветерана труда и тыла акробатика и цветоводство. С цветами Антонина Александровна не расстается - в дивный сад превратила не только собственную квартиру, но и ДК «Судоремонтник». 2 дочери, 12 внуков, 7 правнуков могут гордиться такой мамой и бабушкой. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября(№39). – С.4. (В сокращении)


Когда года становятся богатством Ольга Воробей Антонина Александровна Маякина до войны работала художником-оформителем на машиностроительном заводе "Пролетарская свобода" в Ярославле, а с началом Великой Отечественной там же отвечала уже за выпуск снарядов. Только после Великой Победы удалось вернуться к рисованию, которое осталось для нее главным делом на всю жизнь. И сейчас она продолжает писать картины и с удовольствием занимается разведением цветов. На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 70

Пономарева Павла Михайловна Не просто бабушки Ирина Паламарчук Уроженка Вологодской области Павла Михайловна до войны училась в сельскохозяйственном институте, а с 1941 года трудилась под Архангельском на пекарне, отправляла хлеб на фронт. На Север ветеран войны, труда и тыла приехала уже в пенсионном возрасте, но сидеть без дела не смогла устроилась работать в вечернюю школу. И все ж главным делом ее жизни всегда было воспитание детей, внуков и правнуков, а их у нее в общей сложности 13. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября(№39). – С.4. (В сокращении) 71

Путилина Ефросинья Семеновна Матросы поздравили ветеранов Ольга Чернышева Ефросинья Семеновна Путилина известие о вторжении фашистских войск на территорию Советского Союза встретила в колхозе им. Фрунзе Краснодарского края. Ей досталась нелегкая крестьянская доля - работала на быках, косила и вязала снопы, выполняла любую работу, где в данный момент требовались свободные руки. Вспоминает, что выживали за счет того, что держали корову. Ели крапиву, пекли из мерзлой картошки оладьи. Война запомнилась ей как бесконечная череда тяжелых трудодней, в которых было мало света и радости. На страже Заполярья. – 2010. – 6 мая (№ 35). – С. 2. (В сокращении) 72

Самарская Александра Павловна Юбилей медали И.Г. Абрамова


Александра Павловна Самарская приехала в Ваенгу еще в 1939 году. Первое время она трудилась на стройке. В годы Великой Отечественной работала в летной столовой 9-го гвардейского полка. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 73

Тимофеева Анна Тимофеевна Большое видится на расстоянии Лариса Панюшкина - Надвинулась общая беда. И все мысли и чувства были о том, что враг разоряет нашу землю. Шли по улице и видели лица, ставшими такими серьезными, и глаза людей, в которых читалась одна мысль – сделать все возможное, чтобы враг не прошел, - вспоминает Анна Тимофеевна. Она родилась в 1921 году в селе Петровка Ленинского района Петропавловской области, что в Северном Казахстане. Отец, Середкин Тимофей Сергеевич, трудился лесником в местном лесхозе, мама, Евдокия Кузьминична, вела домашнее хозяйство. В семье росло пятеро детей. С началом коллективизации в дом пришел голод, и семья переехала в Красноярск. Там был хлеб. Жили бедно, впроголодь, можно сказать, выживали. И тут началась эпидемия тифа. Она прошлась по всей семье. Выжили отец и дети, мамы не стало. Заботы о братьях и сестрах легли на плечи Ани. В 1930 году семья вернулась в Северный Казахстан, в свое село. В трудах и лишениях проходили годы. В 1938 году Анна, окончив 8 классов сельской школы, поступила на курсы водного хозяйства, а в 1939 году – в фабрично-заводское училище при мясокомбинате. Окончив школу ФЗО, Анна получила специальность колбасника и была принята жиловщицей на мясокомбинат. К началу войны она уже вышла замуж. С мужем, Рыльковым Иваном Григорьевичем, они работали вместе на мясокомбинате. Муж трудился 74

заведующим колбасным цехом и ему на год дали отсрочку от мобилизации. С первых дней войны в стране основным стал закон: "Все для фронта, все для победы!". Армии требовалось вооружение, боеприпасы, продовольствие. Мясокомбинат перешел на выпуск мясных консервов для действующей армии. В 1942 году Ивана Григорьевича мобилизовали. Попал он на Ленинградский фронт. Анна Тимофеевна вынуждена была уйти с мясокомбината и устроиться списчиком вагонов на Омской железной дороге Петропавловска. - Уволилась с мясокомбината, потому что закончилось сырье для изготовления мясных консервов. Съели, как говорится, все, что успело нагулять мясо, а молодняк еще не подрос. Работать приходилось в тяжелых условиях. Давался труд списчика вагонов невероятно трудно. Мужчины почти все на фронте. Остались женщины и дети. Чем их кормить? В нескольких дворах оставались тощие коровенки, вот их молоком и кормили мальцов, на них и отвозили истощенных детей в школу, - Анна Тимофеевна с трудом сдерживает слезы.


А в 1943 году Анна получила две похоронки. Сначала - на мужа, а потом - на брата. Муж погиб в боях на Ленинградском фронте, брат - на Курской дуге. В этом же году умер отец (увозил от голодухи к родственникам двух младших дочерей и отравился в дороге протравленной пшеницей). Надо было жить дальше, находить силы для преодоления горя и продолжать работать. К концу 1943 года завершился коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, произошли решающие изменения в соотношении сил в пользу антигитлеровской коалиции. Начали открываться средние и высшие учебные заведения. 75

Анна поступила в Петропавловский государственный механико-конструкторский техникум им. М.И. Калинина. -Учиться было невероятно трудно. Записывать лекции было не на чем – не было ни бумаги, ни тетрадей. В буквальном смысле слова обходили мусорные свалки в надежде найти хоть клочок бумаги. Радовались, если находили старые бланки, писали на оборотной их стороне, - рассказывает Анна Тимофеевна. Но закончить учебу не удалось. Ослабленный голодом организм дал сбой. И Анне пришлось вернуться в Ленинский район Северного Казахстана, поступить на работу в промкомбинат местной промышленности сначала кассиром, потом бухгалтером расчетной части, а затем плановиком. Работали по ночам, а днем убирали из-под снега несжатый урожай хлеба. -Разгребали снег руками и серпами жали колосья. До сих пор аукается этот тяжкий труд - не один раз обмораживала руки, суставы так перекосило, что и сейчас чашку чая держу в руках с трудом, рассказывает Анна Тимофеевна. От постоянного недоедания, некачественной пищи, тяжелого труда она тяжело заболела и слегла. Выхаживала ее будущая свекровь. Ее заботой и внимательным уходом недуг был преодолен, и Анна встала на ноги. И вот пришел День Победы: Закончилась война, страна возвращалась к мирному труду, восстанавливала разрушенное хозяйство. С кровавых полей возвращались те, кто своей грудью защитил честь и независимость нашей Родины. Вернулся с фронта домой и Григорий Иванович Тимофеев. В боях за освобождение Польши он был ранен: пуля осталась в легком и при большой нагрузке травмировала сердце. Но молодость берет свое. Они с Анной поженились, стали жить вместе. Наступило мирное время. Но не для Анны Тимофеевны. Для нее война продолжалась - теперь борьбу приходилось вести за здоровье мужа. В течение восемнадцати лет она не прекращалась ни на день, ни на час. Семья часто 76

переезжала, стремясь облегчить страдания главы семьи. Со сменой места жительства Анне Тимофеевне приходилось менять и работу, начинать на новом месте все сначала. И тут пришла новая беда. Анна простудилась, заболела воспалением легких, а затем туберкулезом (заразилась от мужа, так как находилась с ним в контакте). Спас ее муж. Григорий Иванович добыл на охоте барсука, и при помощи барсучьего жира Анне удалось избавиться от опасного недуга. В июле 1962 года мужу предложили лечь в туберкулезный санаторий. Но это не помогло, ив 1963 году Григория Ивановича не стало. - Сколько себя помню, всегда работала. Общего рабочего стажа у меня 35 лет. Последнее место работы - Боровский СМУ треста "Щучинсккурортстрой", должность - заместитель главного бухгалтера. На пенсию вышла в 1976 году, - Анна Тимофеевна задумчиво смотрит на свою трудовую книжку, на удостоверения ветерана войны, труда, вдовы инвалида Великой Отечественной войны, на свои награды. На страже Заполярья. – 2010. – 17 апреля (№ 30). – С. 4. (В сокращении) 77


Толстикова Мария Александровна Не просто бабушки Ирина Паламарчук и

Свой вклад ветеран войны и труда, труженик тыла М.А.Толстикова внесла в историю Росляковского судоремонтного завода, где проработала 25 лет: начинала рабочей, а закончила заместителем директора подсобного хозяйства. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября(№39). – С.4. (В сокращении)

Когда года становятся богатством Ольга Воробей Марина Александровна Толстикова войну встретила на Соловецких островах, куда ее увезли в 18 лет вместе с подругами. Там она трудилась на животноводческой ферме, всегда перевыполняя план. После войны она осталась на Соловках восстанавливать совхоз, а в 1955 году вместе с мужем приехала в Росляково. Марина Александровна 25 лет проработала на 82-м судоремонтном заводе. Вместе с мужем она воспитала троих детей, помогла вырастить внуков и правнуков. На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 78

Тубольцева Валерия Киприановна Когда года становятся богатством Ольга Воробей Знает толк в животноводстве и Валерия Киприановна Тубольцева. Во время войны она работала на железной дороге, потом окончила зоотехнический институт и в качестве главного зоотехника отправилась поднимать сельское хозяйство в город Мезень Архангельской области. В 1960 году Валерия Киприановна приехала в Росляково и пришла работать зоотехником на судоремонтный завод. В период ее руководства подсобным хозяйством 82 СРЗ, оно считалось одним из лучших на Мурмане - звание «Ученый зоотехник» Марина Александровна оправдала не единожды. На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 79

Фабрикантова Анфиса Сергеевна Две империи пережила И. Александрова Анфиса родилась в деревне Скорятинское Вологодской области в 1910 году. Как и предки, ее мать и отец тоже работали на земле. - Тятя любил работать, все-все делал, - покачивая головой, рассказывает Анфиса Сергеевна. - Много детей было - девять человек, я младшая. Народ


раньше был хороший. В семье тоже все работали, все друг о друге пеклись. Мама научила кружево плести, мы - дети — ей помогали, а потом это кружево сдавали государству и получали деньги. В доме, где детвора мал мала меньше, каждая копейка была на счету. Анфиса Сергеевна с раннего возраста усвоила истину: чтобы кушать, необходимо трудиться. - Я и в поле работала - хлеб растила, картошку сажала, и дояркой была, и на заводе для фронта работала, - вспоминала бабушка во время беседы. Девятнадцатилетней девчонкой Анфиса вышла замуж за односельчанина Николая Фабрикантова, вдовца, оставшегося с ребенком на руках. Примерно в это время началась и официальная трудовая деятельность нашей героини в колхозе «Красный Север» на Вологодчине. Прожили супруги Фабрикантовы в счастливом браке недолго. Потрясения, происходившие в стране, отразились и на их семье: в 1939 году Николая не стало. Памятью о нем Анфисе Сергеевне осталась дочка Ангелина, которая сегодня и заботится о престарелой маме. Потеряв мужа, наша героиня так и не вышла больше замуж. Великая Отечественная война забрала у Анфисы Сергеевны трех братьев, зато пощадила ее и сестер. В послевоенные годы 80

А. Фабрикантова трудилась на целлюлозном заводе в городе Сокол, а в 1956 году переехала к дочке в п. Североморск-3, где тоже без дела не сидела: работала санитаркой лазарета, банщицей, дворником в воинской части. Выйдя на пенсию, Анфиса Сергеевна посвятила себя внучке. Североморские вести. – 2010. – 12 февраля (№6). – С. 4. (В сокращении) 81

Федорова Прасковья Константиновна Не просто бабушки Ирина Паламарчук О Прасковье Константиновне Федоровой все отзываются как о человеке скромном и бескорыстном. Говорят, даже от заслуженных наград она всегда отказывалась. А ведь было за что поощрить! В годы войны работала на военном заводе, потом на 82 СРЗ в Росляково кладовщиком и в радиотехническом цехе. Главной наградой всегда считала семью: троих детей, четверых внуков и четверых правнуков. Североморские вести. – 2009. – 25 сентября(№39). – С.4. (В сокращении)

Когда года становятся богатством Ольга Воробей Парасковья Константиновна Федорова в Кольский край приехала после войны, а до того работала на военном заводе на Урале. Из 30 лет, отработанных на Крайнем Севере, она 22 года трудилась на 82м судоремонтном заводе и всегда была на хорошем счету. На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 82

Цицилина Ольга Ивановна


Когда года становятся богатством Ольга Воробей Ольга Ивановна Цицилина из старинного казачьего рода, была в немецкой оккупации, затем работала в колхозе. Приехав на Север 13 лет назад, до 80 лет проработала частным предпринимателем в одном из мурманских магазинов. И сейчас Ольга Ивановна, будучи оптимисткой, считает, что лучшая жизнь еще впереди. На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С. 4. (В сокращении) 83

Шишова Александра Григорьевна Юбилей медали И.Г. Абрамова Из тех, кто трудился в военные годы в судоремонтных мастерских, были жительницы поселка Росляково Александра Григорьевна Шишова, Александра Николаевна Журенко и Мария Александровна Коваленко. Еще до войны пятнадцатилетняя Александра Шишова устроилась работать табельщицей - укладчицей в плавмастерскую технического отдела СФ. Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№49). – С. 8. (В сокращении) 84

Использованная литература «Все для фронта, все для Победы!»: труженики тыла Гостищева Ф. И. Чернышева, О. Матросы поздравили ветеранов / Ольга Чернышева //На страже Заполярья. – 2010. – 6 мая (№ 35). – С.2. Игонина К.Д. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Журенко А.Н. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Коваленко М.А. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Луц Е.Я. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4.


Манджиева А.В. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. 85

Маякина А.А. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. Пономарева П.М. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. Путилина Е.С. Чернышева, О. Матросы поздравили ветеранов / Ольга Чернышева //На страже Заполярья. – 2010. – 6 мая (№ 35). – С.2. Самарская А.П. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. Тимофеева А.Т. Панюшкина, Л. Большое видится на расстоянии / Лариса Панюшкина // На страже Заполярья. – 2010. – 17 апреля (№ 30). – С.4. Толстикова М.А. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. 86

Тубольцева В.К. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. Фабрикантова А.С. Александрова, И. Две империи пережила / И. Александрова // Североморские вести. – 2010. – 12 февраля (№ 6). – С. 4. Федорова П.К. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4.


Цицилина О.И. 1. Воробьева, О. Когда года становятся богатством / Ольга Воробьева // На страже Заполярья. – 2009. – 7 октября (№ 80). – С.4. 2. Паламарчук, И. Не просто бабушки / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 25 сентября (№ 39). – С. 4. Шишова А.Г. Абрамова, И.Г. Юбилей медали / И.Г. Абрамова // Североморские вести. – 2009. – 4 декабря (№ 49). – С. 8. 87

3. «Я ЖИЗНЬ СВОЮ ПОМНЮ С ОГНЯ И ПЕЧАЛИ…»: ДЕТИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ … Родилась нежданно я, Родилась непрошено, В адское пожарище, В огневое крошево… Выли «мессершмитты», Падали фугаски, И меня купали Из солдатской каски. Рябинина, Н. Родилась нежданно я… / Наталья Рябинина // Была война…: стихотворения / сост. В. Акаткин, Л. Таганов. - М., 1984. – С. 124.

Вместе сильнее Ирина Паламарчук По данным Североморского межрайонного управления соцзащиты населения Министерства социального развития, на территории нашего ЗАТО проживают более 3,4 тысяч человек, родившихся в период с 23 июня 1923 года по 3 сентября 1945 года (родившиеся именно в этот период подпадают под категорию «дети войны»). Североморские вести. – 2009. – 27 марта (№ 13). – С. 4. (В сокращении) 88

Андрианова Антонина Константиновна Дети войны Н. Сыцевич А.К. Андрианова пережила войну в Гремихе. В 1941 году Антонине Константиновне было всего 9 лет. Она родилась в большой семье - 12 человек, хлеб тогда выдавали строго по карточкам, и даже просто выжить было очень тяжело. Однажды маленькой Антонине доверили очень ответственное задание: сходить и получить по карточкам хлеб для всей семьи. Когда она вышла на улицу, поднялся сильный ветер, Антонина выронила сумку, и драгоценные карточки подхватил ветер, они были потеряны безвозвратно. Девочке было очень стыдно, ведь по ее вине вся семья останется без хлеба,


она боялась идти домой. Когда Антонина все же возвратилась домой, мама, конечно же, не ругала дочь, главное, что она вернулась живой. РиО-Североморск. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении) 89

Елишева Любовь Сергеевна Родом из сорок первого… подготовили Елена Якунина, Ирина Паламарчук - В 1941 году мне исполнилось три года. Нас у мамы было четверо: брату 6 лет, сестры-погодки и я. Отца призвали на фронт в первые дни - он пропал без вести. Жили мы в деревне Крупяжино Витебской области. Когда немцы подошли близко, мама схватила нас в охапку и вместе с другими односельчанами ушла в лес. Гитлеровцы, как только вошли в деревню, сразу запалили хаты. В огне сгорело все, даже наши метрики о рождении. Мама не успела их тогда забрать. Вскоре мы вернулись, а на месте домов - пепелище. Председатель колхоза выделил нам сруб маленькой бани, который и стал домом. Спали на полу, сильно голодали. Я с братом и сестрами ходила по полям, собирала гнилую замороженную картошку мама из нее блины пекла. Весной варили кислый суп из щавеля. Потом у нас появилась корова. Однажды немцы согнали всю скотину, а мужики и бабы с окрестных деревень попытались ее забрать назад. Мама пошла вместе с ними, а мы неделю жили одни. Соседи нам тогда помогали. Когда мама вернулась, мы ее вчетвером обхватили и ревели в голос, а она сама плакала, рассказывала, что немцы, обнаружив пропажу, начали стрелять из автоматов. Кто-то погиб, кто-то успел вместе с коровой скрыться в лесу. Маме тогда повезло. А коровка спасла нас от голода. Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении) 90

Карелина Прасковья Кузьминична Родом из сорок первого… подготовили Елена Якунина, Ирина Паламарчук - Я родилась в Пермской области, на станции Бородулино. Там мы и жили в войну: родители работали на железной дороге, нам с сестрой было по 2,5 года, а брат родился в июне. Помню, все время хотелось есть. К нам тогда в квартиру поселили двоих солдат - их перед фронтом учили. Один большим ножом строгает кусок сахара и протягивает нам, а мы не берем. Просто с довоенного времени уже забыли, что это такое. А однажды мы нашли и съели корки белого хлеба. В соседней квартире жил высокопоставленный офицер. Питание у него было не то что у нас, даже корочку с хлеба его гражданская жена срезала и выбрасывала в мусорное ведро, стоящее в коридоре. Мы с сестренкой увидели и забрали корочки, а потом маме рассказали. Она к генералу пошла и попросила корки не выбрасывать, а нам отдавать. Но самый страшный голод был после войны, в 1946, когда я в школу пошла. Хлеб давали по карточкам - на иждивенца


полагалось 200 граммов в день. Сидим всю ночь и ждем, когда мама вернется из продуктовой лавки и принесет две буханки хлеба - как раз на 5 дней. Школьники выходили в поле и собирали оставшиеся колоски. Из этой муки потом пекли лепешки. Однажды несу я такую лепешку и потихоньку от нее отщипываю. Так незаметно всю съела и заплакала: дома ведь ждали сестра и уже два брата - второй родился в 1945-м. Однажды мама выменяла на одежду соевой муки и напекла из нее много-много хлеба. Съели мы, дети, столько, сколько смогли, и, видимо, объелись. 91

Никогда потом мне не было так плохо. Самым любимым занятием у нас было встречать и провожать поезда: мы жили на большой железнодорожной станции. Помню, в 1945 году в теплушках ехало много-много солдат, все с медалями, орденами, улыбались нам, детям. Они возвращались с Великой Отечественной и направлялись на восток - там началась война с Японией. Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении) 92

Корнеева Тамара Михайловна Тайна длиной в 60 лет Екатерина Гудкова - Иногда бабушка говорила, что меня вынянчили в корзине, когда немец гнал по этапу. Когда я пыталась узнать подробности, она тут же замыкалась в себе, ничего больше не желая рассказывать. Как-то бабуля обронила, что нас освободил американец. «А он был всего один?», - поинтересовалась я. Она задумалась. Потом сказала, что американец не обижал, кормил, тепло одевал, разрешал брать все, что было в немецких магазинах. Правда, никто этим богатством не воспользовался - на родину ехали кто в чем был... Эти скупые фразы, отпечатавшиеся в детской памяти, позже натолкнули уроженку Полтавской области, а ныне жительницу Североморска Тамару Михайловну Корнееву, на мысль, что их семья в годы войны пережила трагедию фашистского плена. Но о подробностях никто из родственников не говорил, а больше узнать правду было неоткуда. ... Но Тамара Михайловна не привыкла унывать и решила выяснить, что так упорно всю жизнь скрывала мама и о чем так неохотно и редко упоминала бабушка. - Я попыталась найти свидетелей, дальних родственников, которые могли что-то знать, рассказывает Т.Корнеева. - Отправила запросы на Украину в архивы и адресные бюро, разыскивая однофамильцев (возможно, родственников) мамы и бабушки. Но приходили ответы, что человек умер или не найден. И все же в результате нашлась моя родная тетя, которая написала, что ее угнали в Германию самой первой из семьи. 93

В 1993 году из Службы безопасности Украины пришла справка, где было написано, что мама Тамары Михайловны, Антонина Афанасьевна Сажко, «в 1943г. принудительно немецкими властями была отправлена в Германию, работала на военном заводе в городе Вуперталь, вместе с ней находились отец и другие члены семьи, фамилии и имена которых не указаны. Освобождена в 1945 году». Еще одной зацепкой стал ответ из Управления ФСБ по Омской области. В Омске после войны находились фильтрационные лагеря, через которые проходили вернувшиеся из фашистского рабства. Присланная оттуда архивная справка от 2 марта 2000 года гласила, что в именном списке репатриированных советских граждан указаны Сажко Антонина Афанасьева 1919 г.р.,


Афанасий Федорович 1891 г.р. (дедушка), Анна Николаева 1899 г.р. (бабушка). Был назван и ребенок 1942 года рождения, но имя девочки было не Тамара Михайловна, а Тамара Макаровна. Причем указана она была под фамилией Сажко, хотя носила фамилию отца - Мащенко. - «8 июля 1945г. после про хождения госпроверки вся семья выбыла в Полтавскую область», зачитывает справку Тамара Корнеева. - Сейчас я думаю, что бабушка и мама специально назвали другое отчество и фамилию, чтобы защитить меня от будущих «чисток», которых можно было ожидать в любой момент. Никто из них действительно никогда не афишировал свое пребывание в Германии, старались стереть этот факт и из моей биографии. Ведь всплыви он хоть при поступлении в институт, хоть при приеме в партию, неизвестно, чем бы это для меня кончилось. В 2001 году городской суд Снежногорска признал Тамару Михайловну бывшим несовершеннолетним узником мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны. Североморские вести. – 2008. – 12 сентября (№37). – С. 4. (В сокращении) 94

Коротков Юрий Васильевич История одной семьи Анастасия Черникова Юрий Васильевич перекладывает пожелтевшие от времени фотокарточки: - Вот мой дедушка, Михаил Васильевич Короткое, который был комиссаром бронепоезда «Волгарь». В 20-х годах ему дали удостоверение красного партизана, а оно выдавалось не всем. Вместе с сыном Василием, будущим отцом нашего рассказчика, они вступили в ряды Красной гвардии. Был январь 1918 года - Василию Короткову только исполнилось 14 лет. Он стал разведчиком у знаменитого комдива Гая. В 1933 году он закончил военно-медицинскую академию и получил назначение в Чугуев на должность начальника лазарета. Потом возглавил госпиталь в Днепропетровске. Тогда капитану Короткову было всего 33 года. В 1938г. Василия Михайловича наградили юбилейной медалью «20 лет Рабоче-крестьянской Красной армии». Началась Великая Отечественная война. Мама, младший брат и наш рассказчик, тогда только окончивший первый класс, эвакуировались в Бугуруслан. Жили тяжело, впроголодь. В 1943г. эвакогоспиталь, руководимый Василием Коротковым, оказался поблизости, и Юрий уехал с отцом. В памяти десятилетнего мальчонки навсегда остался разбомбленный Воронеж, гул битвы на Курской дуге, искореженные танки на поле под Прохоровкой... В пути ребята помогали взрослым: писали письма под диктовку, пели песни... На одном из таких концертов Юрий и сорвал голос. - Таким он у меня и остался с 1943 года. Зато потом, куда бы ни позвонил, везде узнавали, улыбнулся Юрий Васильевич. 95

Событием для всего госпиталя в 1943г. стала благодарственная телеграмма за подписью И.В.Сталина. Сотрудники госпиталя, как и вся Страна, собирали деньги для военной промышленности на строительство танковой колонны - ими было собрано 68046 рублей. Юрий Васильевич рассказывает: - В 1942 году папа защитил кандидатскую диссертацию, после войны он написал и докторскую. Хотел, чтоб я или Миша пошли по его стопам, но сначала я стал моряком, а потом - младший брат. В 1956 году лейтенантом получил назначение в Североморск. Начал службу командиром электротехнической группы на эсминце «Отменный». Со временем дорос до начальника службы ядерного вооружения флота. В запас Юрий Васильевич ушел капитаном 1 ранга. Сейчас


североморец Юрий Коротков - гражданский специалист, начальник одного из отделов в штабе флота. А еще - любящий отец и дедушка. Североморские вести. – 2010. – 16 апреля (№ 15). – С. 4. (В сокращении) 96

Куклина Тамара Семеновна Родом из сорок первого… подготовили Елена Якунина, Ирина Паламарчук - Началась война. Родители, я и сестренка младшая жили в Мичуринске Тамбовской области. Отец до войны работал на плодоовощной базе, ведь не зря наш Мичуринск называют яблочным краем. Его несколько раз призывали, но на фронт не взяли - бронхиальная астма. Особенно страшно нам было, когда начались бомбежки. Самолеты разворачивались над нашим домом, летели низко-низко. А у нас на огороде были вырыты ямы, в которые сливали барду отходы спиртового завода. Когда барда отстаивалась, ею кормили домашнюю скотину. Вот в эти ямы мы и прятались. Мама у меня болела часто, поэтому, когда я подросла, стала вместо нее ходить рыть окопы. Еще с одноклассницами дежурили в госпитале - он располагался в здании бывшей школы-десятилетки. Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении) 97

Кулагина Нелли Григорьевна Дорога жизни Лариса Панюшкина Июнь 1941 года выдался необычайно теплым. Прекрасным солнечным зарождался и день 21 июня. Семья Кулагиных в полном составе собиралась выйти на прогулку по Большому проспекту, благо в это воскресенье у главы семьи - начальника политотдела танковой дивизии полковника Кулагина Григория Петровича выпал редкий свободный от служебных обязанностей день. В семье росли две девочки - шести и восьми лет. И вдруг - война. - Она ворвалась в нашу жизнь внезапно. Мне было шесть лет, но я отлично помню вдруг посуровевшего и заторопившегося в свою дивизию папу, заметавшуюся в растерянности маму, - Нелли Григорьевна тяжело вздыхает. Нелли Григорьевна Кулагина родилась в мае 1935 года в Ленинграде. Родители были коренными питерцами. Отец Григорий Петрович - кадровый военный, мама Александра Васильевна, как и многие замужние женщины той поры, - домохозяйка. Ютились в коммунальной квартире на семь семей. Жили очень дружно. Помогали друг другу во всем. Самыми трудными были первые дни войны. Танковая дивизия, в которой служил отец, была переброшена в Крым, на защиту Севастополя. В первые месяцы войны, когда были


нарушены привычные в мирное время коммуникации, сведения об отце получали от его брата, жившего в Москве. 98

Александра Васильевна осталась в Ленинграде с двумя детьми. Поразительное это было время. Люди измеряли жизнь промежутками от одной сводки Совинформбюро до другой, жили только вестями с фронта. Враг рвался к Ленинграду, стремясь овладеть им во что бы то ни стало, но встречал упорное сопротивление советских войск и народного ополчения. Не сумев захватить город, гитлеровцы усилили его бомбардировку. Бомбы обрушивались на жилые дома, госпитали, школы. Гибли тысячи людей. Во время налетов фашистской авиации были разрушены и сгорели продовольственные склады города. - Помню, как после одной из бомбардировок загорелся сахарный завод. Зарево освещало ночное небо, и мне стало по-настоящему страшно, - в глазах Нелли Григорьевны как бы отражаются те грозные сполохи. К сентябрю 1941 года вражеские войска прорвались к Ладожскому озеру и захватили Шлиссельбург. Началась блокада Ленинграда. Военное время диктовало свои условия быта. Несмотря на то, что семья полковника Кулагина имела положенный родственникам военнослужащего продовольственный аттестат, они все же голодали. И не только потому, что с каждым месяцем блокады пайка ленинградцев становилась все меньше и меньше. - В комнату эвакуированных соседей вселилась женщина с ребенком. Мальчика она сдала в детский дом, а сама промышляла тем, что прикладывала руки к чужому добру, продавала наворованное и тем жила. Не брезговала и от нашего скудного пайка умыкнуть что-нибудь съестное. Меня мама на улицу одну не выпускала, боялась, что убьют и съедят. Я все соседкины безобразия видела, но поделать ничего не могла, боялась. Семья уже свыклась с грохотом бомб, разрывами снарядов, постоянным холодом. Но с голодом свыкнуться невозможно. Особенно когда на тебя глядят две пары глаз 99

детей, изможденных постоянным недоеданием. Александре Васильевне приходилось вымачивать горчичные зерна, растворять столярный клей, чтобы хоть как-то поддержать детей. Так прошли две страшные блокадные зимы. В апреле 1943 года семью Григория Петровича отыскал его друг и помог эвакуироваться из осажденного Ленинграда. Нелли Григорьевна с содроганием вспоминает их путь по льду Дороги жизни. - До сих пор в глазах стоит решетчатая арка и надпись на фанерной табличке: "Лен. фронт. Ледяная магистраль. Протяжение - 30 км". Машина грузно оседала на подтаявшем льду, борта невысоко возвышались над водой. Было не по себе. Колонна состояла из шести машин. Наша шла первой. И вот, когда она съехала с ледовой трассы на берег, раздался страшный треск, и, обернувшись, мы увидели, что остальные пять машин ушли под лед. Слышны были крики, стоны. Зрелище жуткое, - вспоминает Нелли Григорьевна. Дальше добирались товарным поездом. Ехали в теплушках, не всегда останавливаясь на станциях, иногда прямо в поле или на полустанке. На одной из таких остановок Нелли напилась воды прямо из лужи и заболела тифом. Спасло только то, что были уже в конце пути, подоспела медицинская помощь. Прибыли на Северный Кавказ, станция Дивная. Поселили семью Кулагиных в маленьком домике с глиняным полом у самой дороги в поселке Киста. Вместе с ними проживала еще одна семья эвакуированных: женщина с двумя детьми. Надо было чем-то кормиться. И тут помог случай. Заболел в поселке мужчина - камни в почках давали сильнейшие боли. У Александры Васильевны были небольшие медицинские навыки. Она растолкла единственное оставшееся у нее хрустальное колье в порошок и стала пользовать этим снадобьем больного. Камни раздробились, вышли, и больной выздоровел. В благодарность за излечение его родственники стали 100

подкармливать эвакуированных.


- Первым, шикарным по тем временам, подарком был гусь. Казалось, ничего вкуснее в жизни не едала. Потом были и другие продукты, но этот гусь запомнился на всю оставшуюся жизнь, рассказывает Нелли Григорьевна. Война продолжалась. На Северном Кавказе шли ожесточенные бои. В поселок вошли немецкофашистские захватчики. Сначала расстреляли евреев. Затем дошла очередь до семей комсостава. 25 августа должна была наступить очередь семьи политрука Кулагина. - Нас немцы заставили рыть себе могилу. Человеку, живущему в мирное время – невозможно представить себе наше состояние. Отчаяние сменялось эфемерной надеждой. И она нас не обманула. 23 августа наши войска перешли в наступление, освободили поселок и спасли нас, - от этих картин прошлого щеки Нелли Григорьевна порозовели. Она опять была на войне. Связь с находящимся на службе уже в Румынии отцом была восстановлена через дедушку. Григорий Петрович приехал за семьей и увез ее сначала в Краево, где Нелли пошла в 1-й класс интерната, затем в Балту и, наконец, в Бендеры - Молдавию. Там и прошли основные годы жизни Нелли Григорьевны. В 1960 году у нее родилась дочь Наталья. А после известных событий, разделивших бывшую советскую республику на Молдову и Приднестровье, она сумела обменять квартиру на Североморск, где и проживает в настоящее время. После войны прошли годы. Как боль в ранах, так и память о войне живет в сознании Нелли Григорьевны Кулагиной. Она не сражалась на фронтах этой кровавой бойни, не стояла за станком под артобстрелом. Но дорога жизни, по которой пришлось ей прошагать в жестокую годину, оказалась не короче и не легче той, которой прошли защитники Отечества. На страже Заполярья. – 2010. - 21 апреля (№ 31). – С. 3. (В сокращении) 101

Медведева Валентина Михайловна Поклонимся и поучимся Лариса Панюшкина Коренная ленинградка Медведева Валентина Михайловна родилась в 1939 году в обычной городской семье. Отец, Михаил Иванович Спиридонов, строил дома, мама, Александра Ивановна, вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием двоих детей. Летом 1941 года семья отдыхала в деревне под Торжком. Отец оставался в Ленинграде. Когда налетели первые немецкие самолеты и стали слышны взрывы, испуганные люди не могли ничего понять. Вскоре стало известно - началась война. Оставив старшего сына на попечение бабушки, Александра Ивановна с маленькой Валей на руках решила вернуться в Ленинград. Добирались трудно, прячась по оврагам от налетов фашистской авиации, бомбившей районы расположения войск, мосты и железнодорожные узлы. Когда вошли в город, то увидели, что он неузнаваемо изменился. Ожесточенные бои на подступах к Ленинграду развернулись с середины июля 1941 года. В июне-августе 1941 года из Ленинграда были эвакуированы 70 крупных промышленных предприятий, научно-исследовательские институты, высшие учебные заведения, свыше 2/3 наиболее ценного промышленного оборудования, культурные ценности, часть жителей. Михаил Иванович, строитель по профессии, решил остаться в городе. Начиналось строительство оборонительных сооружений города – противотанковых рвов, окопов, огневых точек и т.д. И здесь его трудовой опыт пришелся как нельзя кстати. Отказалась от эвакуации и его семья. 102


4 сентября 1941 года начался артобстрел Ленинграда. 8 сентября вражеская авиация совершила первый массированный налет, в тот же день немецко-фашистские войска, захватив Шлиссельбург, полностью блокировали город. Валентина Михайловна сохранила в памяти эти страшные дни блокады. Есть хотелось всегда, опухали и отказывали ноги, зимой все время хотелось спать, потому что мерзли нещадно. - Помню только папин силуэт. Жили мы тогда в большой коммунальной квартире, и он катал меня по огромному коридору в сломанной гитаре. Ходить я не могла от голода, хотя почти весь свой паек папа отдавал нам с мамой. Он умер от истощения в 1942 году, - вспоминает Валентина Михайловна. После смерти мужа Александра Ивановна устроилась на очень тяжелую работу - разгружать баржи. Там кормили горячим, и она приносила эту еду домой дочери. Почти два с половиной года Ленинград обстреливала вражеская дальнобойная артиллерия, варварски бомбили фашистские стервятники, вблизи окраин Северной столицы ни на минуту не затихали ожесточенные бои. От голода и холода, бомбежек и артобстрелов гибли тысячи людей. - Наш дом выходил на Неву, недалеко от Финляндского вокзала. В нем было бомбоубежище, и спасались мы с мамой от бомбежки именно там. А в редкие минуты затишья я сидела на подоконнике нашей комнаты и наблюдала за тем, как девчата управляли аэростатами, как летали по городу фашистские листовки, смотрела на пирс с военными кораблями. Недалеко от нашего дома, на взгорке, стоял сбитый фашистский самолет. И мы, дети, играли возле него. Я боялась подняться в кабину: казалось, если сяду в нее, самолет взлетит, - рассказывает Валентина Михайловна. В битве за Ленинград свыше 350 тыс. воинов Ленинградского фронта награждены орденами и медалями, 226 из них присвоено звание Герой Советского Союза, около 1,5 млн. человек награждены медалью «За оборону Ленинграда». 103

Есть награды и у героини нашей публикации: знак «Жителю блокадного Ленинграда», юбилейная медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», памятная медаль «300-летие Санкт-Петербурга», медаль «В честь 60-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады» и другие. 7 октября 2004 года Валентине Михайловне администрацией ЗАТО Североморск было вручено удостоверение ветерана Великой Отечественной войны. - Я вспоминаю, как после прорыва блокады по городу шли колонны пленных немцев (они разбирали разрушенные бомбежками здания). Лица угрюмые, хмурые. Мы смотрели на них и думали о своих близких, умерших от голода, холода и неимоверно тяжелого труда. А наш дом остался целым. Когда бываю в Питере, захожу в наш двор, вспоминаю годы войны. На страже Заполярья. – 2010. – 7 апреля (№ 27). – С. 4. (В сокращении)

Дети войны Н. Сыцевич В.М. Медведева, будучи совсем маленькой двухлетней девочкой, пережила страшные 900 дней блокады Ленинграда. - Помню, что всё время было страшно, а об отце моя память хранит только силуэт мужчины, - рассказывает Валентина Михайловна, - он погиб во время блокады. От постоянного страха и голода у маленькой Валентины отнялись ноги, и она перестала говорить. Маме Валентины Михайловны, как и многим в то нелегкое время, было трудно вырастить в одиночку маленькую дочь. Тут на помощь приходили соседи, которые, несмотря на все тяготы, всегда выручали. Вскоре Валя заговорила, и первое, что она сказала, - были слова из песни «Константин берет гитару…». РиО-Североморск. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении) 104

Родом из сорок первого… подготовили Елена Якунина,


Ирина Паламарчук - О том, что немцы пошли в наступление, мы узнали в деревне в Калининской области, где отдыхали вместе со старшим братом Сашей и мамой Александрой Ивановной. Мне тогда было два года. Мама сразу отправилась в Ленинград к мужу Михаилу Ивановичу. Меня, младшую, взяла с собой, а братика оставила с тетушками. Думала, потом заберет, но блокада не позволила. Только после ее снятия за ним съездила. Все 900 дней мы провели в Ленинграде. У мамы была возможность эвакуироваться, даже вещи уже собрала, но в последний момент решила остаться с мужем. Папа был строителем. Он умер от голода, потому что всю провизию отдавал семье. Помню, что спали мы не в комнате, а в коридоре, чтобы в случае бомбежки быстрее спуститься в бомбоубежище. Все, что только можно, меняли на еду. А чтобы выжить, варили и ели даже клей. У меня отнялись ноги. Я ничего не говорила, только плакала. Когда отрезали хлеб, я собирала крошки в рот, а кусочек прятала в карман. Мама пошла на самую тяжелую работу - разгружать баржи, потому что за это кормили в столовой. Всю еду она несла домой. Наши соседи Татьяна Михайловна и Семен Моисеевич меня тоже подкармливали, чем могли: то крошками, то крупинками. Потихоньку поставили на ноги... За пережитые тяготы войны Валентина Михайловна Медведева награждена жетоном жителя блокадного Ленинграда. Сейчас она на пенсии. Вместе с детьми и внуками она участвует в городских конкурсах семейного творчества: прекрасно вяжет и вышивает. И не скупится на добрый совет начинающим рукодельницам из клубов Городского дома культуры прикладного творчества и народных ремесел. Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. (В сокращении) 105

Перовская Александра Иосифовна Двойной юбилей ветерана Вячеслав Черкасов Немцы вошли в Балтазаровку в сентябре 1941 года. В тот самый месяц, когда Александра Иосифовна Перовская, а в ту пору просто Саша Кравченко, должна была пойти в седьмой класс, испуганную тишину херсонского села нарушили рев моторов, назойливый треск мотоциклов и иноземная речь. Наступление фашистов было столь стремительным, что большинство селян не то что эвакуироваться, но и пожитки-то толком собрать не успели. Александра Иосифовна помнит тревогу и растерянность своей мамы Марии Артёмовны, всю жизнь посвятившей созданию и обихаживанию семьи, от которой в считанные дни практически ничего не осталось. Николай, брат Саши, которому к началу войны не исполнилось еще 18 лет, ушел на фронт добровольцем. Да там и остался. Похоронка принесла горе в семью Кравченко уже после освобождения Балтазаровки, а в сентябре Мария Артёмовна тихо радовалась, что сына в селе нет. Не было дома и Иосифа Дмитриевича - отца Саши. В самом начале войны руководителя одного из отделений (бригад) колхоза отрядили жечь зерно. И то, что лежало в буртах, и то, что не успели убрать с полей. Сделав все, что смогли, Иосиф Дмитриевич со товарищи двинулись за отступающей армией к Днепру. Они понимали: немцы "поджигателей" не помилуют, спасение было только на левом берегу реки, но немцы перерезали дороги, и Иосиф Дмитриевич вынужден был


106

вернуться в родное село, где уже царил германский порядок. Как вспоминает Александра Иосифовна, оккупанты осенью 1941 года вели себя относительно мирно. Никого не вешали, не расстреливали, не забивали до смерти. Не тронули они и ее отца, возвратившегося в село. Однако едва ли не с первых дней оккупации все трудоспособное население было вынуждено гнуть спину на новых хозяев. - Едва рассветет, - рассказывает Александра Иосифовна, - на площади уже стоит староста, в руках у него бумажка, на которой расписано, кому что придется сегодня делать. И попробуй ослушайся! На работе тоже отдыхать не давали. Услышит надсмотрщик, что веялка вхолостую стучит, тут же плетью или батогом вдоль спины перетянет. Но не только побои были "стимулом" работы на оккупантов. Заставлял трудиться голод. Немцы выдавали пищу только тем, кто работал в поле, на элеваторе, в коровнике. Домашнее хозяйство, от которого мало что осталось, практически не выручало. Поэтому в ярмо впрягались все - и взрослые, и дети. Балтазаровцы томились под игом супостата чуть больше полугода. Весной 1942 года наступающие части Красной армии выбили немцев из села. Время ослабило эмоции, и Александра Иосифовна без заметного волнения рассказывает, как уходили гитлеровцы из села. А уходили они страшно. Сжигали все, что попадалось на пути, убивали не только людей, но и коров, свиней, кошек, собак. - Спасло то, что нас предупредил немецкий переводчик, и мы успели спрятаться. Недалеко от села были в скале сделаны печи для обжига кирпича, вот под ними мы и сидели. Немцы нас не нашли. Не знаю, как выглядят эти печи, но, полагаю, их поддувало вряд ли способно достаточно надежно укрыть людей от гранат, огнеметов. И будь у отступающих 107

фашистов время, населению Балтазаровки вряд ли удалось бы спастись. Наверное, Саше и ее односельчанам повезло. Причем семьям Кравченко и Моторных повезло вдвойне: их дом немцы не сожгли, поэтому свое освобождение они праздновали, в отличие от многих односельчан, не на пепелище. Впрочем, торжества по случаю освобождения были недолгими. Воюющей стране нужны были мясо, молоко, а в первую очередь - хлеб. Поэтому балтазаровцы всем селом начали готовиться к севу. Не осталась в стороне от общего дела и Саша Кравченко. Окончив кратковременные курсы трактористов, 15-летняя девчушка села за рычаги, как тогда говорили, железного коня производства Харьковского тракторного завода. - Пахали сутками, - рассказывает Александра Иосифовна, перебирая старые фотографии. - Несколько часов на сон, перерыв на обед-ужин - и опять в поле. - Подорваться на мине не боялись? Да их почти не было. Немцы отступали быстро, им не до мин было. А те, что успели поставить, саперы сняли. Нас гораздо сильнее самолеты немецкие донимали. Стада на водопое расстреливали из пулеметов, за нами, трактористами, охотились. Бомбы, правда, не бросали, но из пулеметов стреляли. -А вы что? - А что мы? Ведро на голову наденешь - и пашешь. Конечно, не ведро, а судьба уберегла Александру Иосифовну и от фашистских пулеметов, и от болезней, и от голодной смерти. 700 граммов хлеба при ежедневном тяжелейшем физическом труде - это практически ничто. - Когда отменили карточки, - вспоминает ветеран войны и труда, - мы с подружкой пошли в магазин и купили по буханке хлеба. Вот это был праздник! Но случился этот праздник не в Балтазаровке, а в Херсоне, куда Александра Кравченко приехала сразу 108


после окончания войны доучиваться. Осенью 1945 года она поступила в Херсонский морской рыбопромышленный техникум. В сентябре 1945 года вступила в профсоюз и стала общественным лидером в своем учебном заведении. Учиться было нелегко. Страна залечивала страшные военные раны, каждый человек, способный ей в этом помочь, был на счету, и между тем молодежи давали возможность учиться, постигать профессии, понимая, что хорошие, грамотные специалисты - это будущее государства. Учебу Александра Кравченко окончила успешно и получила распределение в Мурманскую область мастером на Териберский рыбозавод. В ту пору Териберский рыбозавод представлял несколько факторий, то есть цехов или предприятий, где принимали от рыбаков улов и перерабатывали его. Александра Иосифовна прошла практически все. Работала в Рынде, Захребетной, Зеленцах, Лодейном, причем не только мастером или начальником цеха... - Однажды, - вспоминает она, - меня направили на плавбазу, которая принимала улов рыболовецких судов, перерабатывала и отвозила в Мурманск. Испытание плавбазой прекратилось так же неожиданно, как и началось. Пришел посыльный катер "Бриз" и увез Александру Иосифовну на берег. Она должна была на время принять под свое начало факторию. Но, командировка затянулась, а когда подошел срок возвращаться на плавбазу, Саша была уже не Кравченко, а Перовская. Ну а замужних женщин на плавбазу брали только добровольно. После свадьбы Перовские в Лодейном поле прожили недолго. 109

В 1965 году мужа Александры Иосифовны перевели служить в Североморскую инспекцию рыбоохраны. Едва переехали, нашлась работа и для Александры Иосифовны – инспектором Мурманской инспекции по качеству рыбной продукции. В 1994 году инспекцию закрыли, и Александра Иосифовна ушла на пенсию. Но долго сидеть дома не смогла, тем более что не стало Михаила Яковлевича, любимого мужа, с которым прожили более 30 лет, воспитали двух сыновей и дочь. Устроилась Александра Иосифовна сначала уборщицей, а затем техником в плавательный бассейн спортклуба Северного флота. Думала, на годик-другой, оказалось на 16 лет. Всего два месяца назад ветеран войны и труда Александра Иосифовна Перовская уволилась с работы. Да и то не по здоровью... На страже Заполярья. – 2010. – 24 апреля (№ 32). – С.4. (В сокращении) 110

Стручкова Римма Исааковна Украденное войной детство Анжела Коляда За пять лет существования концлагерь Освенцим унес жизни больше миллиона человек. Его узники - евреи, поляки, русские, цыгане - были обречены на смерть. Крема тории, газовые камеры и медицинские опыты ждали всех, кто попадал сюда. Наша героиня Римма Стручкова ребенком была узником Освенцима. В Новгородской области над Шелонь - рекою есть город Сольцы. Здесь на льняной фабрике трудились супруги Мария и Исаак Матвеевы. Исаак Семенович занимался партийной работой, а жена воспитывала трех дочерей: Тамару, Римму и Ларису. Когда началась война, уже в первые дни июля на Сольцы начали падать бомбы. А девочки были мал мала меньше. Тамаре исполнилось пять лет, Римме - три года, Ларисе - всего несколько месяцев.


- Папа сразу ушел в партизаны. Мама осталась снами. Но однажды ночью он пришел - любил нас, хотел всех увидеть. А сосед, прознав про это, доложил немцам. Маму вызывали в комендатуру, пытали, чтобы она призналась, где отец. Храбрая женщина не выдала мужа. Но позже немцы все равно его нашли. Исаака Семеновича, как и других партизан, 17 января 1942 года расстреляли. Потом Мария Васильевна по следам машины нашла место, где был убит муж, узнала его по пальто... Так как все дома были заняты немцами, семья жила в старой бане. Старшая сестра Риммы Тамара ходила просить милостыню, Однажды рядом с помойкой девочка столкнулась со старым немцемчасовым. Он стал подзывать Тамару, но та испугалась и убежала. На следующий день она обнаружила у помойки целую буханку хлеба. По тем временам - настоящий праздник. Как-то раз в Сольцы приехала специальная машина. 111

Марию Васильевну с детьми, как и многих жителей города, согнали на площадь, затолкали в грузовики и повезли в неизвестном направлении. - Мы думали, нас решили расстрелять, как папу, - вспоминает тот день Римма Исааковна. Но привезли на вокзал и погрузили в товарные вагоны. Когда в небе появлялись советские самолеты и бомбили поезд, немцы выгоняли нас из вагонов, чтобы летчики видели — тут гражданские люди. Самолеты разворачивались и улетали. Была жара, когда Матвеевых привезли в лагерь. Позже они узнали, что это - Освенцим. Над лагерем постоянно стоял смог - крематории работали безостановочно. Огромные ворота, открывающиеся с чудовищным лязгом, Римма Исааковна не может забыть и сегодня. Ненавистный звук раздавался всякий раз, когда привозили новую партию пленных. Каждую минуту были слышны стоны, плач, выстрелы и лай, неистовый лай сторожевых собак. Для них в 1942 году построили псарню, за животными присматривал ветеринарный врач, их кормили и следили за санитарными условиями содержания, в то время как заключенные умирали от голода. Вновь прибывших людей загоняли в огромное помещение, где раздевали и брили наголо. Тамару и Римму поместили в барак к детям, а Марию Васильевну с крохотной Ларисой - в другой. Их чудом не отправили в газовую камеру, ведь фашисты не щадили ни матерей, ни детей. Однажды пришли пустые вагоны, куда загнали и Матвеевых. Людей везли в Германию, где была нужна рабочая сила. Так молодая женщина с детьми попала в Тросальд. Ее как прислугу выбрала себе старая злая немка, сын которой погиб под Сталинградом. - Нас поселили за печкой, общаться с немецкими детьми было запрещено, - вспоминает Римма Исааковна. – Мама могла лишь один раз в день к нам прийти. 112

Все остальное время она была занята домашней работой. Так продолжалось до 1945 года. Майским днем мама была во дворе - вместе с сестрой Женей кололи дрова. Вдруг Женя закричала: «Мария, Мария! Наши пришли!». Возвращение домой было долгим, но таким желанным. Родина встретила Матвеевых неласково. Говорить о том, что были угнаны в Германию, опасно. Двухэтажный дом, построенный дедом, разрушен, прописки и работы нет. Везде от Марии Васильевны отмахивались как от врага народа. Семье грозила голодная смерть. Отчаявшись вконец, Мария Васильевна написала письмо в Москву, в котором рассказала, что ей пришлось пережить. Неожиданно в Сольцы приехал человек из столицы. Он дал распоряжение устроить Марию Васильевну в партийную столовую. Уезжая, незнакомец оставил бумагу, которая могла помочь с пропиской, и номер телефона. В столовой Марии Васильевне приходилось браться за любую работу, лишь бы прокормить девочек. Римма тем временем пошла в школу, потом работала счетоводом, кондуктором автобуса, затем устроилась на вязальную фабрику. В 1963 году работницам фабрики предложили командировку на Крайний Север. Так Римма попала в Североморск. Здесь она встретила свою любовь. Командир боевых установок прапорщик Геннадий Стручков сразу же влюбился в молодую девушку.


Отрадой супругов Стручковых были дети - Эдуард и Вячеслав. После того, как мальчики подросли, Римма Исааковна устроилась на работу в 43-й спортклуб флота «Арочный». Там она проработала больше 20 лет. - Тем, кто пришел войну, хочется пожелать одного — здоровья. Ну а молодому поколению чтобы не пережили того, что пришлось вынести нам, - с материнской теплотой в голосе говорит Римма Исааковна. - Не забывайте подвига дедов и какой ценой далась Победа. Североморские вести. – 2010. – 7 мая (№ 18).- С. 4. (В сокращении) 113

Использованная литература «Я жизнь свою помню с тоски и печали…»: дети Великой Отечественной Паламарчук, И. Вместе сильнее / Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2009. – 27 марта (№ 13). – С. 4. Андрианова А.К. Сыцевич, Н. Дети войны / Н. Сыцевич // РиО-Североморск. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. Елишева Л.С. Родом из сорок первого… / подгот. Елена Якунина, Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. Карелина П.К. Родом из сорок первого… / подгот. Елена Якунина, Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. Корнеева Т.М. Гудкова, Е. Тайна длиной в 60 лет / Екатерина Гудкова // Североморские вести. – 2008. – 12 сентября (№ 37). – С. 4. Коротков Ю.В. Чернова, А. История одной семьи / Анастасия Чернова // Североморские вести. – 2010. – 16 апреля (№ 15). – С. 4. Куклина Т.С. Родом из сорок первого… / подгот. Елена Якунина, Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. 114

Кулагина Н.Г. Панюшкина, Л. Дорога жизни / Лариса Панюшкина // На страже Заполярья. – 2010. – 21 апреля (№ 31). - С.3. Медведева В.М. 1. Панюшкина, Л. Поклонимся и поучимся / Лариса Панюшкина // На страже Заполярья. – 2010. – 7 апреля (№ 27). - С.3. 2. Родом из сорок первого… / подгот. Елена Якунина, Ирина Паламарчук // Североморские вести. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4. 3. Сыцевич, Н. Дети войны / Н. Сыцевич // РиО-Североморск. – 2008. – 8 мая (№ 19). – С. 4.


Перовская А.И. Черкасов, В. Двойной юбилей ветерана / Вячеслав Черкасов // На страже Заполярья. – 2010. – 24 апреля (№ 32). – С. 4. Стручкова Р.И. Коляда, А. Украденное войной детство / Анжела Коляда // Североморские вести. – 2010. – 7 мая (№ 18). – С. 4. 115

POKLON  

«ПОКЛОНИМСЯ ВЕЛИКИМ ТЕМ ГОДАМ…»: североморцы – ветераны Великой Отечественной войны Дайджест МУК Североморская ЦБС Центральная детская библи...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you