Page 1

СОЛОМ’ЯНКА ТравЕнЬ 2014 №5 (17)

ПРАВОСЛАВНА ГАЗЕТА БЛАГОЧИННЯ СОЛОМ’ЯНСЬКОГО РАЙОНУ

Видається за благословенням Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Володимира, Предстоятеля Української Православної Церкви

В

ознесение Иисуса Христа на небо — одно из главных событий Священной истории. После Вознесения видимое земное присутствие Христа уступает место Его невидимому пребыванию в Церкви. В церковной традиции Вознесению Господню посвящен отдельный праздник. Событие Вознесения подробно описывается в Евангелии от Луки (Лк. 24: 50–51) и Деяниях св. апостолов (Деян. 1: 9–11). Также его краткое изложение приводится в окончании Евангелия от Марка (Мк. 16: 19). Согласно этим повествованиям, после Своего Воскресения из мертвых Спаситель неоднократно являлся ученикам, удостоверяя их в истинности Своего телесного Воскресения, укрепляя в них веру и подготавливая к принятию обетованного Святого Духа. В конце своего земного служения повелев апостолам не отлучаться из Иерусалима и ждать обещанного от Отца, Господь Иисус Христос вывел учеников из города в Вифанию, на гору Елеон, и, подняв Свои руки, подал им благословение, а затем стал отдаляться от них и возноситься на небо. В Деяниях святых апостолов описано, что, начав возноситься, Христос был сокрыт облаком, и тогда явились «два мужа в белой одежде», которые возвестили Его Второе пришествие. Ученики же поклонились Ему и с радостью вернулись в Иерусалим, где через несколько дней произошли события Пятидесятницы. Некоторые различия в рассказе о Вознесении в Евангелии от Луки и в Деяниях св. апостолов объясняются тем, что в первом случае все внимание сосредоточено на окончании земного служения Спасителя, тогда как во втором — на начале апостольской проповеди. Отдельные элементы повествования о Вознесении в Деяниях апостолов указывают на связь со следующим за ним рассказом о Сошествии Святого Духа. Вознесение Господне как одна из тайн домостроитель-

ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА

ства спасения превосходит чувственный опыт и не ограничивается только событием ухода воскресшего Христа на небо. В Новом Завете имеется несколько указаний на прославление воскресшего Иисуса Христа или Его превознесенное положение на небесах (одесную Бога), которое тесно связано или является следствием Его Воскресения и Вознесения. Нередко эти указания представляют собой прямые цитаты

офіційне видання Солом’янського благочиння м. києва Української Православної Церкви Адреса: 03087, м. Київ, вул. Уманська, 14. Тел.: 242-07-27, факс: 255-12-32

Шеф-редактор протоієрей Ярослав Шовкеник головний редактор Денис Репік

из Ветхого Завета или аллюзии на ветхозаветные прообразы. Так, Сам Спаситель еще прежде Крестных страданий, толкуя Псалом 109, говорит о Своем «седении одесную Бога». Уже в древнейших вероисповедных формулах I–II вв. о Вознесении Господнем говорится, как об одном из основных событий земного служения Иисуса Христа. В большинстве древних Символов веры Вознесение упоминается вслед за

редагування і коректура: Марина Бурдейна, Олена Кукуішко верстка та дизайн: Віталій Сидоркін

Воскресением. Важность события Вознесения подчеркивается также и в большинстве древних евхаристических молитв. Главным следствием Вознесения Господня стало то, что с этого момента человеческая природа получила полное участие в Божественной жизни и вечном блаженстве. Видение первомучеником Стефаном Иисуса, стоящего одесную Бога, как Сына Человеческого

Підписано до друку 26.05.2014 Наклад 1000 прим.

(см. Деян. 7: 55–56), говорит о том, что человеческая природа Христа не растворилась и не была поглощена Божественной. Приняв на Себя человеческую плоть, Господь Иисус не избежал смерти, а победил ее и сделал человеческую природу равночестной и сопрестольной Божеству. Он пребывает Богочеловеком вовеки и во второй раз придет на землю «таким же образом», каким взошел на небо. До конца IV в. празднование Вознесения Господня и Пятидесятницы не разделялось. При этом Пятидесятница понималась как особый период церковного года, а не праздничный день. В IV в. Пятидесятница окончательно оформилась не только как особый период после Пасхи, но и как праздничный день. Вслед за Пятидесятницей в особый праздник выделилось и Вознесение Господне. Несмотря на то, что уже стараниями святой императрицы Елены на горе Елеон была построена церковь, в Сирии и Палестине до конца IV в. Вознесение Господне и Пришествие Святого Духа, вероятно, еще праздновались вместе на 50-й день после Пасхи. Одной из последних, видимо, об этой практике пишет западная паломница Этерия, сообщая, что в вечер Пятидесятницы все христиане Иерусалима собираются на горе Елеон, «в том месте, с которого Господь вознесся на небо», называемом Имвомон, и совершается служба с чтением Евангелия и Деяний апостольских, повествующих о Вознесении Господнем. Указания на отдельное празднование Вознесения Господня встречаются у святителя Григория Нисского и в антиохийских проповедях святителя Иоанна Златоуста. Прямо о праздновании 40-го дня после Пасхи, как Вознесения Господня, говорится в «Апостольских постановлениях» — древнем церковноисторическом памятнике.

Редакція залишає за собою право редагувати та скорочувати матеріали, що публікуються в газеті

Окончание на с. 3 Газетні матеріали Ви можете переглянути також на сайті prp-sergiy.kiev.ua


2

новини благочиння

ПАСХА У ніч з 19 на 20 квітня в нижньому храмі в ім’я благовірного князя Олександра Невського головного храму парафії преподобного Сергія Радонезького було звершено пасхальне богослужіння, яке очолив благочинний Солом’янсь­кого району, настоятель храму протоієрей Яро­ слав Шовкеник. Йому співслужило духовенство храму. Розпочалося пасхальне богослужіння хресним ходом навколо храму з іконою Воскресіння Христового, після чого було звершено заутреню

ДЕНЬ ПАМ’ЯТІ ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГІЯ ПОБІДОНОСЦЯ

та Літургію. Після заамвонної молитви настоятель звершив

чин освячення артоса, а також освятив паски та крашанки.

НЕДІЛЯ ЖОН-МИРОНОСИЦЬ

4 травня, в Неділю жонмироносиць, після Боже-

ДЕНЬ ПЕРЕМОГИ 9 травня перед храмом на честь ікони Божої Матері «Всіх скорботних Радість» у день свята Великої Перемоги була відслужена панахида по всіх загиблих во­їнах. Богослужіння очолив благочинний Солом’янського району і настоятель храму протоієрей Ярослав Шовкеник, якому співслужили протоієреї Сергій Єкшиян, Олександр Кошилка, священик Миколай Скрижалін та диякон Димит­рій Ропчан. На богослужінні також були прис у тні в е терани С о л о м ’ я н с ь­к о г о району на чолі з Генерал-лейтенантом Б. Д. Парафейниковим. Після панахиди відбулася трапеза, приготована на польовій кухні.

№5 (17), травень 2014

СОЛОМ’ЯНКА ПРАВОСЛАВНА

ственної літургії, яку очолив благочинний Спасо-Преобра-

женського монастиря (смт Пісківка Бородянського району Київської області) архімандрит Яків (Галандзовський), у храмі на честь ікони Божої Матері «Всіх скорботних Радості» виступили учні недільної школи. Вони розповіли приступнім пасхальні вірші, після чого отримали подарунки від духовенства храму. Неділя святих жонмироносиць — свято православних жінок, тому, за традицією парафії, кожна жінка, яка прийшла цього дня до храму, отримала привітання.

6 травня, в день пам’яті великомученика Георгія Побідоносця, Місцеблюститель Київської митрополичої кафед­ри митрополит Чернівецький і Буковинський Онуфрій звершив Божественну літургію у СвятоГеоргіївському храмі, що на площі перед Південним терміналом Київського залізничного вокзалу. Його Високопреосвященству співслужили: вікарій Київської Митрополії єпископ Васильківський Миколай, секретар Київської єпархії по місту Києву протоієрей Віктор Іващук, настоятель СвятоГеоргіївського храму та благочинний Вишневського благочиння протоієрей Василій Русінка, благочинний Печерського благочиння протоієрей Павел Поваляєв, благочинний Солом’янського благочиння

протоієрей Ярослав Шовкеник, благочинний Васильківського благочиння протоієрей Андрій Гоєнко, благочинний Монастирського благочиння архімандрит Іларіон (Каменський), а також духовенство храму та столиці. На малому вході митрополит Онуфрій нагородив ряд кліриків Київської єпархії. Також місцеблюститель Київської митрополичої кафедри висвятив на священика клірика храму диякона Віталія Капакли. За богослужінням Високопреосвященніший владика привітав усіх присутніх із престольним святом, розповів про чудотворні списки ікон великомученика Георгія та його життєвий подвиг. Після Божественної літургії було звершено заупокійну літію з молитовним поминанням титаря храму Георгія Кірпи.

ПОЗДОРОВЛЕННЯ ВЕТЕРАНІВ 6 травня, в день пам’яті великомученика Георгія Побідоносця, громада храму на честь ікони Божої Матері «Віднайдення загиблих» разом з ветеранами та жителями Солом’янського району у сквері на вул. Народній відзначили День Перемоги. Святкування розпочалося з богослужіння за загиблими воїнами, яке очолив благочинний Солом’янського району

протоієрей Ярослав Шовкеник у співслужінні настоятеля храму протоієрея Сергія Єкшияна. По завершенні зі словами подяки та побажаннями міцного здоров’я звернулись до ветеранів також і представники громадськості та жителі району. Обухівський народний хор (регент — Роман Черепаха) виконав пісні, присвячені Перемозі у Великій Вітчизняній війні.


СОЛОМ’ЯНКА ПРАВОСЛАВНА

іконографія

3

Продолжение. Начало с. 1 В Западной Церкви первые сведения о праздновании Вознесения Господня встречаются в проповедях епископа Хроматия Аквилейского (388–407) и в «Книге о различных ересях» епископа Филастрия Брешианского (383–391), где среди великих господских праздников названы Рождество, Богоявление, Пасха и «день Вознесения», в который «Он взошел на небо около Пятидесятницы», что может указывать на неразделенность двух праздников (Вознесения и Пятидесятницы). Видимо, появление нового рубежа в пасхальном периоде (Вознесения, празднуемого на 40-й день) вызвало недоумение относительно вре-

мени начала Петрова поста — до или после Пятидесятницы. К VI в. было признано правильным начинать поститься только после Пятидесятницы, хотя символически 40-дневный период радости противопоставлялся 40 дням Великого поста. К V в. практика празднования Вознесения Господня утвердилась на Западе окончательно — например, блаженный Августин называет «четыредесятницу Вознесения» праздником «древнейшим и повсеместным». Вознесение замыкает триаду основных событий Евангельской истории. Можно сказать, что все православное учение о спасении покоится на

основании трех праздников: Рождества, Пасхи и Вознесения. Рождество — это Боговоплощение, вочеловечение Сына Божия, которое преодолело трагический разрыв между Творцом и самым совершенным и любимым Его творением, возвратило человека к Источнику Жизни, Истины и Любви. Воскресение Христово уничтожило неизбежность смерти, ибо, поглотив Человека-Христа, смерть прикоснулась к Богу и была истреблена сама. Вознесение Христово вместе с Его пречистой плотью открывает возможность для всего человечества вхождения в Царство Пресвятой Троицы.

Христос возносится на небеса, не расставаясь со Своей человеческой природой. Из этого следует, что человечество и, стало быть, каждый человек, независимо от того, хочет он этого или не хочет, навсегда соединен с Богом. На этом факте основывается принципиальный оптимизм христианского вероучения: Если преступлением одного (Адама) подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, переизбыточествуют для многих (Рим. 5: 15). Вознесение неслучайно происходит до Пятидесятницы. Ведь только закрепившееся навечно соединение Бога и

ІКОНОГРАФІЯ ВОЗНЕСІННЯ

В

ознесіння Господнє, яке Церква відзначає на сороковий день після Пасхи, — одне з найбільших християнських свят, що було встановлено не пізніше IV століття. Великі отці Церкви — святителі Іоанн Златоуст та Григорій Ніський — є авторами найперших бесід на Вознесіння, а блаженний Августин († 430) у своїх творах уже згадує про загальноцерковне святкування цієї події. Джерелами іконографії Вознесіння є тексти Євангелія та Діянь святих апостолів. Найдревніші зображення, що зберег­ л ися до нашого часу датуються V століттям. Прекрасним і, як вважають багато дослідників, найдревнішим прикладом іконографії Вознесіння є вирізьблений фрагмент дерев’яних дверей базиліки Санта Сабіна в Римі. Композиція наповнена ранньохристиянською символікою віроучительного характеру. Юний Спаситель із сувоєм у лівій руці зображений у колі, що ніби сплетене з лаврових гілок. З боків від Нього зображені літери «α» (альфа) й «ω» (омега), запозичені з тексту Одкровення Іоанна Богослова, де Господь говорить: «Я є Альфа і Омега, початок і кінець» (Одкр. 1: 8). Навколо Христа розташовані символи євангелістів, а нижче — небесні світила та двоє учнів, які тримають хрест у колі над головою зображеної між ними Жінки. Про присутність Богоматері при Вознесінні Спасителя нічого не повідомляється у євангелістів, але її образ віднині буде центральним на всіх іконах свята. Варто також відзначити, що серед свідків Вознесіння Господа на небеса

Вознесіння Господнє. Деталь різних дверей базиліки Санта Сабіна в Римі (V ст.)

разом з апостолом Петром присутній і апостол Павло, але ця невідповідність історичній дійсності не турбувала іконописців, що створювали передусім символічний образ Новозавітної Апостольської Церкви, яку заснував Спаситель і довірив апостолам. Досить розвинене з точки зору іконографії зображення Вознесіння ми знаходимо в Євангелії Рабули — сирійському манускрипті VI ст., що містить Євангелія від чотирьох євангелістів та найбільш ранні зразки іконографічних зображень Входу Господнього в Єрусалим, Розп’яття, Вознесіння та П’ятидесятниці; вважається одним з найкращих за станом візантійських манускриптів. У згаданому зображенні особ­ ливо підкреслюється тріумфальний характер події. Воно є ілюстрацією тексту Діянь апос-

толів: «І коли вони дивилися на небо, під час вознесіння Його, раптом перед ними стали два мужі в білому одязі і сказали: мужі галілейські, чого ви стоїте і  дивитеся на небо? Цей Іісус, Який вознісся від вас на небо, прийде так само, як ви бачили Його, коли Він сходив на небо» (Діян. 1: 10–11). Вознесіння в монументальному живописі вже у  ранньохристиянську епоху зображали на склепінні купола. Документально засвідчена най- Вознесіння Господнє. Ікона древніша фреска Возне- з Софійського собору Новгорода сіння знаходилась у храмі (кінець XV ст. Третьяковська святих апостолів у Кон- галерея, Москва) стантинополі, що був зруйнований 1469 р. візантійських храмів IX–XI ст. Особ­ливе значення композиція образ Вознесіння разом із Вознесіння мала в системі роз- з о б р а ж е н н я м и подій пису храмів у постіконоборчу П’ятидесятниці та Христа Панепоху. В мозаїках та фресках тократора часто використовувалися для розпису купола. На Русі найдревніша композиція Вознесіння зображена в купольних розписах IX–XII ст. у Спасо-Преображенському соборі Мирозького монастиря у Пскові. В іконостасах ікона Вознесіння з’являється у складі святкового ряду з середини XIV ст. Ікони, як правило, мають єдину композицію: Богоматір у центрі, два ангели, що вказують на небо та дванадцять учнів, які прославляють Христа. Положення та жести Богородиці різні. Найчастіше вона зображена фронтально з молитовно здійнятими чи складеними на грудях руками. Апостоли також зображуються Вознесіння Господнє. по-різному. На іконі, що датуФреска Спасоється серединою XV ст. (ТреПреображенського собору тьяковська галерея), учні Мирозького монастиря Христа не стоять статичними у Пскові групами, а кожен з них написа(середина XI ст.)

человечества создает предпосылки для создания Церкви, которая, по слову апостола Павла, есть таинственное Тело Христово, полнота Наполняющего все во всем (Еф. 1: 23). Христос покидает землю, но Бог не расстается с человеком, оставаясь среди людей в ипостаси Святого Духа. Где Дух — там и Церковь, там Божественная благодать «всегда немощное врачующая и оскудевающее восполняющая». А где благодать, там возможность преодолеть любое искушение, совершить любой подвиг. Наверное, именно это имел в виду апостол Павел, твердивший, как молитву, слова: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4: 13).

ний у русі: хто, охопивши голову руками, дивиться в небо, хто активно жестикулює, а хто дивиться вниз. У псковській іконографії Вознесіння в XVI ст. з’являється нова деталь — у центрі образу на символічному зображенні гори зображується також відбиток стопи Христа. Цей елемент пов’язаний з реліквією, що зберігається на Єлеонській горі (гора Вознесіння) в Палестині. Обриси каменя з відбитками стопи Спасителя також чітко проглядаються на іконі 1542 р. з Нововознесенської церкви Пскова та іконі сере­дини XVI ст., що зберігається в Державному Російському музеї в Санкт-Петербурзі. Початок XVII ст. вніс в іконографію Вознесіння нові елементи. Так, на образі строганівського майстра Михайла (ікона зберігається в Державному Російському музеї в СанктПетербурзі) зображений не лише камінь, а й рідкісна іконографічна деталь — у композицію нижнього ряду включена додаткова сцена — «Благословення апостолів», що базується на євангельському тексті від євангеліста Луки (Лк. 24: 51). Коротким обсягом газетної замітки важко охопити численні варіації іконографії Вознесіння, але послуговуючись навіть таким поверхневим знайомством можна виділити основну спільну рису всіх образів цієї події — радість свята, в якому Христос підніс людську природу від смерті до вічного життя. Підготував Денис Репік

№5 (17), травень 2014


4

СОЛОМ’ЯНКА ПРАВОСЛАВНА

іконографія

ПРЕСВЯТАЯ ТРОИЦА

Х

ристианство начинается с великой тайны Пресвятой Троицы — тайны Божией Любви, явленной в одном этом непостижимом единстве. Как изобразить тайну? Только через другую тайну. Радостная тайна Боговоплощения позволила изображать Неизобразимое. Непосредственное изображение Троицы противоречило бы концепции вечного, непостижимого и триединого Бога: Бога не видел никто и никогда (Ин. 1: 18), поэтому каноническими признаны лишь изображения в символическом виде — главным образом, Троица Ветхозаветная, наиболее известным и глубоким изображением которой является икона работы преподобного Андрея Рублева. Подробности жизненного пути Андрея Рублева почти неизвестны. Как и всякий средневековый мастер, он не подписывал свои произведения, а в летописях его имя упоминалось редко. Все же, тщательные исследования историков древнерусского искусства позволяют предполагать, что он был монахом Троице-Сергиева монастыря, для Троицкого собора которого он и написал свой шедевр. В «Троице», согласно богословским представлениям, три ангела символизируют единство, согласие. Рублев зримо, в совершенной художественной форме воплощает эту символику нерушимого единства. Композиционно ангелы вписаны в круг, краски их одеяний дополняют и перекликаются одна с другой. Мир, согласие, любовь — вот к чему призывал современников Андрей Рублев, и не было не в ту, не в современную эпоху призыва более важного и более созвучного времени. История создания величайшей иконы человечества примерно такова. Игумен Никон (ставший после Сергия Радонежского настоятелем Троице-Сергиевого монастыря) очень сокрушался, что вновь воздвигнутый белокаменный Троицкий собор не был украшен живописью. Предчувствуя скорую кончину свою и желая завершить убранство собора при жизни, Никон призвал для работы Андрея Рублева и Даниила Черного — прославленных живописцев, «изрядных вельми, всех превосходящих и в добродетели совершенных». Работа заключалась не только в том, чтобы расписать храм фресками. Кроме этого, надо было написать большое количество икон для высокого многоярусного иконостаса. Игумен Никон еще при жизни своей хотел не только видеть храм украшенным, но и написанной икону, которая должна была стать главным памятником «в похвалу Сергию Радонежскому». Приступать к росписи соборных стен можно было только через год после его постройки, когда фрескам уже не будет угрожать осадка здания. Но работы по внутреннему убранству храма можно было начинать сразу после окончания его строительства. И первой заботой было создание главной иконы — «Троицы», которая должна была стоять по правую сторону царских врат. «Троица» с момента своего создания была любимейшей иконой древнерусских художников,

служила образцом для бесчисленных копий и воспроизведений. Но судьба самого Андрея Рублева и многих его творений драматична и поначалу даже необъяснима. Смиренный инок, он всю жизнь свою посвятил созданию фресок и икон на религиозные сюжеты. Уважаемый и широко известный, еще при жизни названный «преподобным», через какое-то время он был забыт потомками, а многие творения его оказались утраченными. Даже в начале XX в. некоторые специалисты не могли достоверно назвать ни одного его произведения. Осталось лишь имя, да и то знали его только любители древнерусского искусства. Даже в знаменитой энциклопедии Брокгауза и Ефрона, выходившей в 1890– 1907 гг., не нашлось места хотя бы для простого упоминания об Андрее Рублеве. Теперь мы знаем, что Андрей Рублев жил в нелегкий, но знаменательный период русской истории. Обескровленная и униженная чужеземным игом, Русь вставала с колен, расправляла плечи и начинала готовиться к освобождению от гнета Золотой Орды. То было время радостное и одновременно горькое, пора блистательных побед и жестоких поражений. К числу последних относятся грустные события 1408 г., когда на землю русскую вторгся хан Едигей. Разорительное нашествие монголо-татар еще раз показало, что русским князьям пора прекратить междоусобную вражду, жить в мире и согласии, только объединившись, они смогут окончательно избавиться от «злой татарщины». Одни ученые считают, что именно в это время (около 1411 г.) Андрей Рублев и создал свое лучшее произведение — «Троицу», которая в те времена имела значение особое. Правда, другие утверждают, что «Троица» была написана в 1420-е годы, когда (как указывалось выше) в монастыре был воздвигнут белокаменный Троицкий собор. Ветхозаветная Троица была символом единения. Еще в середине XIV в., основывая свою обитель, Сергий Радонежский (как

сказано в одном из его житий) «поставил храм Троицы... дабы взиранием на святую Троицу побеждался страх перед ненавистной раздельностью мира». На довольно значительной по размерам доске Андрей Рублев изобразил ветхозаветную Троицу — явление Аврааму Бога в виде трех ангелов. О чем повествуется в книге Бытия следующими словами: И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер (свой), во время зноя дневного. Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер (свой) и поклонился до земли, и сказал: Владыко! Если я обрел благоволение перед очами твоими, не пройди мимо раба Твоего; И принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом, а я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите (в путь свой); так как вы идете мимо раба вашего. Они сказали: сделай так, как говоришь. И поспешил Авраам в шатер к Сарре и сказал (ей): поскорее замеси три саты лучшей муки и сделай пресные хлебы. И побежал Авраам к стаду, и взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку, и тот поспешил приготовить его. И взял масла и молока и теленка приготовленного и поставил перед ними; а сам стоял подле них под деревом. И они ели (Быт. 18: 1–8). Библейский рассказ в интерпретации Андрея Рублева утратил все те повествовательные черты, которые традиционно включались в композицию иконы на этот сюжет. Нет Авраама и Сарры, нет сцены заклания тельца, даже атрибуты трапезы сведены к минимуму: ангелы представлены не вкушающими, а беседующими. Жесты ангелов, плавные и сдержанные, свидетельствуют о возвышенном характере их беседы. Содержание «Троицы» многогранно. Идейным и композиционным центром ее является чаша с головой жертвенного тельца — прообраз агнца новозаветного. Вокруг престола с чашей сидят три

задумчивых ангела, которые образуют собой как бы замкнутый круг — символ вечности, света и любви. Ангелы в одеяниях густого теплого тона, склоняя с бесконечной грацией убранные высокими прическами головы, с какой-то спокойно-строгой задумчивостью устремили глаза в тихую вечность. В иконе нет ни движения, ни действия — это триединое и неподвижное созерцание, словно три души, равной полноты духа и видения, сошлись, чтобы испытать свое смирение и свою мудрость перед жизнью, ее страданиями и скорбью. За каждым из трех ангелов изображена его эмблема. За средним — древо, которое означает не только дуб мамрийский из библейского повествования, но и «древо жизни», «древо вечности», путь к которому после изгнания первых людей из рая заградил «серафим с пламенным вращающимся мечом». Согласно христианству, это древо могло быть символом воскресения. За вторым ангелом возвышаются легкие, стройные палаты. В «Псалтири» палаты являются художественным образом, который употребляется очень часто, как сфера радостного и вдохновенного познания. Созидание внутреннего мира человека в христианстве уподоблялось труду зодчего и называлось «домостроительством». За третьим ангелом возвышается гора — древний символ всего возвышенного. Таинственность и неизведанность величественных горних высот всегда действовали на воображение людей. В Библии «гора» есть образ «восхищения духа», потому на ней и происходят самые значительные события: на Синае Моисей получает скрижали завета, Преображение Господне совершается на Фаворе, Вознесение — на горе Елеонской. Кроме ссылок на позднейшие монастырские описи и «Сказание о святых иконописцах», достоверных сведений о написании этой иконы нет. Поэтому даже в начале XX в. исследователи не решались с уверенностью что-либо утверждать и высказывали только предположения и догадки. До сих пор ведется спор о том, действительно ли «Троица» была написана Андреем Рублевым для Троицкого собора или она попала туда позднее. Историк В. А. Плугин полагает, что «Троица» попала в монастырь только при Иване Грозном и только в качестве дара. Царь Иван Грозный высоко чтил Троице-Сергиев монастырь — место своего крещения. Ежегодно ко дню памяти Сергия (25 сентября), а иногда и в другие дни, он приезжал в монастырскую обитель и делал щедрые вклады. Среди многочисленных его вкладов монастырские архивы упоминают и три иконы: «Богоматерь Умиление», «Сергий в житии» и «Троицу». Правда, одни ученые считают, что царь только обложил икону золотым окладом; другие не сомневаются, что вложен был и сам образ. Но если «Троица» попала в Троице-Сергиев монастырь только при Иване Грозном, где же тогда она находилась в течение ста пятидесяти лет? И для какого храма она была написана первоначально? В. А. Плугин предполагает, что она попала в Московский Кремль в конце 1540-х годов, когда туда свозилось множество икон из разных городов — Новгорода, Смоленска, Звенигорода, Дмитрова. До передачи в Троице-Сергиеву Лавру икона могла находиться либо в

Прохання не використовувати газету з побутовою метою №5 (17), травень 2014

Благовещенском соборе Кремля, либо в кремлевских царских «казнах» — хранилищах, либо в покоях (например, в личной молельне царя). Однако и тут некоторые искусствоведы выражают сомнение в том, что «Троица» к Ивану Грозному перешла по праву прямого наследования. В июне 1547 г. в Москве случился страшный пожар, во время которого выгорела большая часть Кремля, в том числе все иконное у бранс тво Благовещенского собора и царский дворец с его иконами и сокровищами. Но «Троицы» тогда в Москве не было, она появилась там не позднее 1554 г., поскольку к этому времени для нее был уже изготовлен великолепный золотой оклад. Создать его могли только ювелиры царских мастерских Кремля. Вернувшийся на пепелище юный монарх приказал вызвать из Новгорода и Пскова лучших художников, чтобы они украсили иконами и фресками выгоревшие церкви и палаты. Для выполнения этих работ требовалось немало времени, и потому царь разослал во многие русские города «по святые и честные иконы» и велел поставить их в «Благовещении» и других храмах, «доколе новые иконы напишут». Вероятно, тогда-то и появилась в Москве «Троица». После написания новых икон привезенные ранее по обычаю были возвращены обратно, но не все. Поскольку «святость с государевых дворов» была собственностью царя, то Иван Грозный и оставил у себя «Троицу». Но не просто оставил, а уделил ей особое внимание. Вскоре после победоносного возвращения с Волги он украсил многие прославленные иконы, но ни одну так пышно, как «Троицу». А в Троице-Сергиев монастырь, предполагает В. А. Плугин, икона попала, возможно, в декабре 1564 г. В это время Иван Грозный ввел опричнину, которая характеризовала собой новый этап в жизни Московского государства. Этап этот ознаменовался внезапным отъездом царя в Александровскую слободу — со всеми приближенными и слугами, со всей казной и «святостью». По дороге в слободу Иван Грозный посетил Троицкую обитель, которая незадолго до того погорела и нуждалась в иконах. Может быть, тогда Иван Васильевич и пожертвовал монастырю лучшее произведение великого мастера. До революции «Троица» оставалась в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры, но потом распоряжением Советского правительства она была передана для реставрации в только что учрежденные Центральные государственные реставрационные мастерские. Рублевская икона и до этого не раз промывалась, прописывалась, иногда покрывалась олифой, которая скоро темнела. Все это, конечно же, сказывалось на сохранности первоначальной живописи. Лишь в 1919 г. «Троица» была окончательно освобождена от поздних наслоений, и с тех пор она всех чарует своим богословским и художественным совершенством. После реставрации в 1920 г. образ была выставлен для всеобщего обозрения среди других икон, а ныне находится в Третьяковской галерее. На  ее месте в иконостасе Троицкого собора поставлена копия, очень хор ошо выполненная  художником-реставратором Н. А. Барановым.

Солом'янка православна №5 (17) 2014  
Солом'янка православна №5 (17) 2014  
Advertisement