Page 1

СОЛОМ’ЯНКА вЕрЕСЕнЬ 2018 № 7 (50)

ПРАВОСЛАВНА ГАЗЕТА БЛАГОЧИННЯ СОЛОМ’ЯНСЬКОГО РАЙОНУ

Видається за благословенням Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія, Предстоятеля Української Православної Церкви

«КРЕСТУ ТВОЕМУ ПОКЛОНЯЕМСЯ ВЛАДЫКО...»

В

се двунадесятые праздники Православной Церкви посвящены воспоминаю событий из земной жизни Спасителя или Божией Матери. Исключением является только празднование Воздвижения Креста Господя. События, которые христине празднуют в день Воздвижения Честного и Животворящего Креста, произошли в Палестине во времена царствования императора Константина Великого. После того как свершились величайшие события в истории человечества – Распятие, Погребение, Воскресение и Вознесение Христовы, святой Крест, послуживший орудием казни Спасителя, был утерян. После разрушения Иерусалима римскими войсками в 70 году святые места, связанные с земной жизнью Христа, оказались в забвении, а на некоторых из них даже были построены языческие храмы. По сообщениям церковных историков IV века, мать Константина, равноапостольная царица Елена, отправилась по просьбе царственного сына в Иерусалим, чтобы найти места, связанные с событиями земной жизни Христа, а также святой Крест. Императрица Елена пыталась узнать где находится Крест у иерусалимских жителей и один престарелый еврей по имени Иуда позже указал место. Оказалось, что святой Крест был брошен в одну из пещер, завален мусором и землею, а сверху, над пещерой, выстроен языческий храм. Царица Елена приказала разрушить это здание и откопать пещеру.Когда повеление было исполнено, то в пещере нашли три креста и отдельно лежащую от них дощечку с надписью: «Иисус Назорей, Царь Иудейский». Нужно было узнать, который из трех крестов есть Крест Спасителя. Иерусалимский патриарх Макарий и царица Елена твердо верили и надеялись, что Бог укажет им на него. По совету епископа стали подносить кресты один за другим к тяжело больной женщине. От двух крестов не произошло никакого чуда, когда же возложили третий крест, то она тотчас стала здоровой. Случилось также, что в это время мимо несли умершего, для погребения. Тогда стали возлагать кресты один за другим и на умершего и когда возложили третий крест, умерший ожил. Таким образом, узнали крест Спасителя, через который Господь совершил чудеса и показал животворящую силу Своего Креста. Эта история описана многими авторами и церковными историками того времени: Амвросием Медиоланским (ок.

офіційне видання Солом’янського благочиння м. києва Української Православної Церкви Адреса: 03087, м. Київ, вул. Уманська, 14. Тел.: 242-07-27, факс: 255-12-32 E-mail газети: solomenka-orthodox@ukr.net

340—397 гг.), Руфином (345—410 гг.), Сократом Схоластиком (ок. 380—440 гг.), Феодоритом Кирским (386—457 гг.), Сульпицием Севером (ок. 363—410 гг.), а также Созоменом (ок. 400—450 гг.). После обретения, Царица Елена, патриарх Макарий и окружавшие их люди с радостью и благоговением поклонились Кресту Христову и целовали его. Христиане, узнав об этом великом событии, собрались к месту, где было обретено Свято Древо, также желая поклонится ему. Но, поскольку, из-за множества народа это сделать было невозможно, то все стали просить, по крайней мере, показать его. Тогда патриарх Макарий встал на возвышенном месте и, чтобы всем было видно, несколько раз высоко поднял Крест Христов, а собравшийся народ при этом пел «Господи помилуй». После обретения святого Креста император Константин начал строительство в Иерусалиме целого ряда храмов, где должны были совершаться богослужения с подобающей Святому городу торжественностью. Около 335 г. была освящена воздвигнутая непосредственно возле Голгофы и пещеры Гроба Господня большая базилика-мартириум. День ее обновления (т. е. освящения), а также день освящения ротонды Воскресения и других построек на месте Распятия и Воскресения Спасителя, который приходился на 13 сентября (юлианского календаря), стал праздноваться ежегодно с большой торжественностью, а воспоминание обретения Честного Креста вошло в праздничное торжество в честь обновления. К концу IV в. этот день церковного календаря был в Иерусалимской Церкви одним из трех главных праздников года, наряду с Пасхой и Богоявлением. Начиная с VI в. Крестовоздвижение стало обретать свойства более значимого праздника, чем праздник обновления. Об

этом свидетельствует христианская литература того времени. Так, например, если в житии преподобного Саввы Освященного, написанном в VI столетии преподобным Кириллом Скифопольским, еще говорится о праздновании обновления, но не Воздвижения, то уже в житии преподобной Марии Египетской, традиционно приписываемом святителю Софронию Иерусалимскому (VII в.), есть точное указание на празднование именно Воздвижения. К VII веку тесная связь праздников обновления и Крестовоздвижения перестала ощущаться – возможно, по причине нашествия персов на Палестину и разграбления ими Иерусалима в 614 году, когда Честной Крест был пленен, а архаичная иерусалимская литургическая традиция разрушена. Впоследствии, богослужебная практика сложилась так, что именно Крестовоздвижение стало основным праздником. А воспоминание события обновления иерусалимского храма Воскресения, хотя и сохранилось в богослужебных книгах вплоть до настоящего времени, но сделалось предпраздничным днем перед Крестовоздвижением. Безусловно, в своих истоках, день Воздвижения Креста был исключительно местный праздник Иерусалимской Церкви. Но достаточно скоро он распространяется и в других Церквях Востока, особенно в тех местах, которые владели частью Животворящего Креста, например в Константинополе. Особенно широкое распространение и торжественность богослужения праздник получил по возвращении Креста из персидского пленения при императоре Ираклии в 628 году. Именно в это время неотъемлемой частью богослужения праздника становится чин воздвижения Креста. В Иерусалимском богослужебном Уставе, начиная с наиболее ранних его

Шеф-редактор протоієрей Ярослав Шовкеник

редагування і коректура: Марина Бурдейна, Олена Кукуішко

головний редактор Денис Репік

верстка та дизайн: Віталій Сидоркін

Підписано до друку 26.09.2018 Наклад 1000 прим.

редакций и заканчивая печатными Типиконами, чин воздвижения Креста сохраняе т характерные черты, известные по древнейшим богослужебным памятникам: он совершается на утрене после великого славословия и пения тропаря «Спаси, Господи, люди Твоя», состоит из пятикратного осенения Крестом и возвышения его на стороны света (на восток, юг, запад, север и снова на восток). Кроме того, согласно Иерусалимскому Уставу, прежде чем возвысить Крест, предстоятель должен склониться к земле так, чтобы его голова отстояла от земли на пядь – приблизительно на 18 сантиметров. В ходе исправления богослужебных книг в Русской Церкви во второй половине XVII века был изменен порядок осенения сторон света во время совершения чина: Крест воздвигается на восток, запад, юг, север и снова на восток. Такая практика сохраняется до настоящего времени. Смысловым центром богатой святоотеческой мысли, сопряженной с осмыслением праздника Воздвижения, безусловно, является благоговейное почитание Креста. Рассуждение о Кресте Христовом предполагает множество осмыслений. Крест несет в себе богословскую, историческую, литургическую и аскетическую реальность. Аскетическая реальность Креста является основой духовной жизни, жизни в Боге. Крест – образ самоотвержения, отказ от пресыщения и утех плотских, отречения своего эго или по-евангельски – «отвержение себя». Отвергнуть себя – это дать возможность Христу быть в центре жизни, в центре своих интересов, желаний и стремлений. Именно на этом пути человек достигает и раскрывае т перв онача льный божественный замысел о себе. По слову преподобного Феодора Студита: «Крест Христов – прекрасная похвала христиан, честная проповедь апостолов, царский венец мучеников, драгоценное украшение пророков, блистательнейшее озарение всего мира!». В свете Креста Христова раскрывается определение того, что на языке Библии именуется «грехом». Грех – потерянная слава, к вхождению в которую человек предназначен в замысле богословия творения. Слава эта, утраченная однажды и  каждый раз утрачиваемая в повседневности, возвращается приобщением к  иной славе – славе Христа умершего за нас и Воскресшего.

Редакція залишає за собою право редагувати та скорочувати матеріали, що публікуються в газеті

Газетні матеріали Ви можете переглянути також на сайті prp-sergiy.kiev.ua


2

новини благочиння

УСПІННЯ ПРЕСВЯТОЇ БОГОРОДИЦІ Успіння Пресвятої Богородиці – одне з дванадцяти великих церковних свят у Православ’ї. У цей день Церква згадує праведну кончину (Успіння) Божої Матері – подію, яка забарвлена одночасно сумом, тому що це день закінчення життєвого шляху Богородиці, і радістю, тому що це день єднання Її з Сином. У цей день святкова Божественна літургія була звершена у храмі на честь ікони Божої Матері «Всіх скорботних Радість», парафії преподобного Сергія Радонезького. Її очолив благочинний Солом’янсь­кого району та настоятель храму протоієрей Ярослав Шовкеник у співслужінні ду ховенства

СОЛОМ’ЯНКА ПРАВОСЛАВНА РІЧНИЦЯ ЗАСНУВАННЯ ЮРИДИЧНОГО ЛІЦЕЮ

парафії. По завершенні Богослужіння отець Ярослав звернувся зі словами проповіді до присутніх та привітав

усіх зі святом. Напередодні увечері у храмі було звершено святкове всенічне бдіння з літією.

17 вересня юридичний ліцей імені Ярослава Кондратьєва відзначає своє 18-річчя. У цей день, привітати ліцеїстів, разом з керівництвом Національної академії внутрішніх справ, був запрошений і настоятель ака-

мент для подальшого життя і професійної діяльності, не лише через накопичення досвіду та примноження професійних знань, а й шляхом морального самовдосконалення та виховання в собі хрис-

демічних храмів протоієрей Віталій Приходько. У своєму вітальному зверненні до учнів ліцею він наголосив на необхідності закладати міцний фунда-

тиянських чеснот, особливо любові до ближнього, яка завжди допомагає розгледіти у кожній людині образ Божий, хоч і затьмарений гріхом.

БЛАГОЧИННИЙ СОЛОМ’ЯНСЬКОГО РАЙОНУ НАГОРОДЖЕНИЙ ОРДЕНОМ СВЯТИТЕЛЯ ПЕТРА МОГИЛИ 31 серпня 2018 року, благочинний Солом’янського благочиння і настоятель храму на честь преподобного Сергія Радонезького протоієрей Ярослав Шовкеник взяв участь у засіданні Вченої ради Київської духовної академії, яке відбулось під головуванням ректора Київської духовної академії і семінарії єпископа Білогородського Сильвестра. Під час роботи засідання, за благословенням Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія, за заслуги перед Українською Православною Церквою та з нагоди 40-річчя, доцент КДАіС протоієрей Ярослав Шовкеник був нагороджений орденом святителя Петра Могили.

ДЕНЬ ПАМ’ЯТІ БЛАГОВІРНОГО КНЯЗЯ ОЛЕКСАНДРА НЕВСЬКОГО

ЗУСТРІЧ З ПЕРШОКУРСНИКАМИ 17 вересня настоятель академічних храмів при Національній академії внутрішніх справ, заступник голови Синодального відділу Української Православної Церкви із взаємодії зі Збройними Силами та іншими військовими формуваннями, протоієрей Віталій Приходько, провів зустріч з першокурсниками Навчально-наукового інституту № 1. У своєму зверненні отець Віталій закликав майбутніх правоохоронців весь час працювати над власним духовним та професійним самовдосконаленням і пам’ятати, що силові структури завжди знаходяться на передовій всіх суспільних процесів та їх професійна діяльність, засвоївши термін «служба», пов’язала людей в погонах з щоденним жертовним ризиком на благо Батьківщини.

№ 7 (50), вересень 2018

12 вересня, у день пам’яті благовірного князя Олександра Невського, у нижньому храмі, що споруджено на його честь, головного соборного храму парафії преподобного Сергія Радонезького, було звершено святкове богослужіння, яке очолив архієпископ Львівський і Галицький Філарет. Його Високопреосвященству співслужили: благочинний Солом’янського району та настоятель храму протоієрей

Ярослав Шовкеник, духівник Солом’янського благочиння протоієрей Сергій Дегтярьов, а також духовенство парафії та столиці. По завершені літургії був звершений молебень перед храмовою іконою святого благовірного князя Олександра, після чого настоятель храму отець Ярослав подякував гостям та парафіянам за спільну молитву. Напередодні свята, увечері, в цьому ж храмі було звершено всенічне бдіння.


3 КРЕСТ В ХРИСТИАНСКОЙ ИКОНОГРАФИИ

СОЛОМ’ЯНКА ПРАВОСЛАВНА

іконографія

Р

аспятие Христово, как одна из важнейших тем христианской жизни не могла не найти отражения в изобразительном искусстве. Однако, в первые века христианства не только Распятие, но даже Крест не изображались прямо, но лишь в форме символических знаков. Чаще всего эти знаки включали в себя монограмму имени Спасителя и имели различные комбинации. В значительном количестве они сохранились на стенах катакомб Каллиста в Риме. В IV веке получает распространение, так называемая, «Константинова монограмма», которая впоследствии приобретает характерное обрамление из греческих букв «α» и «ω» («альфы» и «омеги») – первой и последней букв греческого алфавита. Основанием для их изображения стали слова из Апокалипсиса: «Аз есмь Альфа и Омега, Первый и Последний» (Отк. 1: 10), которые указывают на Бога, как на начало и конец всего тварного бытия. Кроме монограмм, на катакомбных росписях присутствует еще один прием символического изображения Распятия: образы ветхозаветных праведников с крестообразно распростертыми руками – Ноя, Моисея, Даниила и трех вавилонских отроков. Отдельным пластом в развитии образа Креста и Распятия является символическая иконография ягненка – ветхозаветного прообраза жертвы Христовой. Изначально, примерно с конца III века, христиане изображали одного ягненка, без дополнительных иконографических атрибутов: монограммы и крещатого нимба. Постепенно этот образ приобретает определенное жертвенное значение и представляет Христа, как «Агнца, вземлющаго грехи мира». Иногда ягненок изображался лежащим на жертвеннике, у подножия Креста, как жертва совсем приготовленная к закланию или уже умершая. В VI веке выступает новый символический сюжет, совпадающий с изображением Распятия. На иконах этого периода изображался Крест с ягненком на его вершине или в медальоне посреди Креста, в точке пересечения его частей. Иногда ягненок изображался с пробитым боком, с которого струилась кровь – этот образ уже имел некоторые исторические параллели и соотносился с прободением ребра Спасителя. Концом развития подобного иконографического символизма стал Трульский собор (691691 гг.), который своим решением запретил подобные образы, назвав их «иудейской незрелостью» и призвал к большей реалистичности в иконографии. Необходимо отметить, что решения собора были признаны только в Восточной церкви и совершенно отвергнуты в Риме. Это объясняет распространение подобных символических образов в католицизме и использование их в современной западной храмовой иконописи. Один из самых ранних прямых, не символичных, образов Распятия сохранился над входом церкви св. Сабины в Риме. Он датируется IV веком. Здесь кроме Христа изображены также два

Икона Распятия «Христос Царь Славы», VII век

разбойника. Если в первые века Крест не изображался в силу своей связи с позорной римской казнью, предназначенной для рабов, воспоминание о существовании которой было слишком свежо, то позднее, видимо, особое благоговение к этой важной теме препятствовало художникам создавать прямые образы. Начиная с первой половины VI века cамым широко распространенным образом Распятия постепенно становится иконографический тип, который получил название: «Христос Царь Славы». Спаситель мог быть представлен на Кресте с открытыми глазами одетым в пурпурный хитон с золотыми клавами – особыми вертикальными полосами, украшающими одежду. Лицо Христа, как Победителя смерти, изображалось радостным и спокойным. Такие образы встречаются, как в миниатюрах VI века (сирийское Евангелие Раввулы),

Монограмма Константина или Константинов Керст

так и в монументальной живописи (алтарные росписи церкви СантаМария Антиква в Риме). Своим названием данная иконография обязана строкам 23 псалма: «Возьмите, врата, князи (навершия) ваша, и возьмитеся врата вечная: и внидет Царь Славы. Кто есть сей Царь Славы; Господь Сил, Той есть Царь Славы» (Пс. 23: 9-10). В то время, эти слова предшествовали Великому входу на Литургии. Смысл псалма может раскрываться в контексте разрушения Спасителем ада в момент сошествия в него. Христос сравнивается с победителем, грядущим через триумфальные врата, однако врата преисподней не вмещают Господа: «возьмите, врата, князи ваша», то есть «поднимите, врата, выше свои своды». Таким образом, можно сказать, что Распятие «Христос Царь Славы» изображает Христа в событиях Великой субботы, в окровавленной царской багрянице, готового попрать ад и освободить его узников. В византийском искусстве «Христос Царь Славы» и иные типы изображения Распятия становятся частью цикла образов, который условно можно назвать «сюжеты святых реликвий». Распятие Спасителя почти всегда выступает в паре с сюжетом о женах мироносицах у Гроба Господня. Это сочетание чаще всего украшает либо святыни, привозимые паломниками из Иерусалима, либо ковчеги, дарохранительницы и другие драгоценные предметы, предназначенные для хранения мощей, частиц Животворящего Креста и т.д. Это же сочетание стало традиционным и для окладов Евангелий.

Отдельно, необходимо обратить внимание на существующие иконографические различия западной и восточной традиций изображения Распятия. В древности и западноевропейские, и византийские художники писали его с одинаковым числом гвоздей – четыре, то есть каждая рука и нога Спасителя были прибиты отдельным гвоздем. Но с XII века на Западе стопы Христа все чаще стали изображать сложенными одна на другую и пробитыми только одним гвоздем. Эта подробность быстро превратилась в одно из существенных отличий православного и католического Распятия. Так, великий князь Василий Васильевич в 1441 году сообщал Константинопольскому патриарху Митрофану, обвиняя митрополита Московского Исидора, подписанта унии с Римом, что тот, возвратившись в Москву, во время шествия в Успенский собор велел нести перед собой латинское Распятие, ноги Господа на котором были пробиты одним гвоздем. Православный греческий иконописец Теотокопули, с 1576 года переселившийся в Испанию, который более известен под именем Эль Греко, каждый раз «смущался», работая именно над Распятием. Почти на всех его картинах, в этом сюжете, вторая нога Христа так уведена в тень, что трудно понять – один или два гвоздя вонзились в ноги Спасителя. Основанием для такого различия в католическом варианте иконографии Креста стали три гвоздя Распятия, хранящиеся в Ватикане, а впоследствии и данные Туринской плащаницы, на отпечатках которой левая стопа так положена на правую, что вполне можно предположить их пробитие одним гвоздем. Необходимо заметить, что такое иконографическое изображение противоречит древнецерковному преданию и археологическим данным, которые собраны на местах захоронения иудеев после падения Иерусалима под ударами римлян во время Первой Иудейской войны 66-71 годов. Так, например, в 1968 году, во время строительства дороги в пригороде Иерусалима было обнаружено древнее иудейское захоронение с останками 35 тел, которое датировалось 60-70 годами I века. Кости ног и рук погребенных имели повреждения, которые остаются, как раз при распятии человека, когда конечности прибиваются к кресту гвоздями. В числе находок был также обнаружен оссуарий (каменный гроб с останками) одного юноши по имени Иоанн. Его так и погребли с частью креста, на котором последний был распят – кости ног покойного были пригвождены двумя гвоздями, что дает дополнительные основания полагать о традиционности именно такого способа распятия практикуемого римлянами. Правда, в современной католической традиции часто встречается и православная иконография Распятия Христа. Примером тому может быть образ Распятия в киевском Свято-Никольском костеле.

Продовження на с. 4 № 7 (50), вересень 2018


4 Продовження. Початок на с. 3 Кроме числа гвоздей, западная и восточная иконографические традиции Распятия Спасителя отличаются также в способах изображения тела Христа. В сформировавшейся Православной иконографии Господь, как правило, пишется в состоянии смерти. В частности это подчеркивается обозначением на Его правом боку кровоточащей раны от копья, которая, как известно, была нанесена после смерти Христа. В отличие от западных изображений, где нарочито остро и даже утрированно выражены признаки измученной и безжизненной плоти Спасителя, последствия бичевания и телесных страданий на Кресте, православные образы свободны от черт крайнего натурализма. Православная иконография делает это намеренно, смещая акцент с эмоционального воздействия на идею торжества Искупителя, победившего через Крест диавола и смерть: «...Христос... со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление» (Евр. 9:11-12). В Средневековье образы Распятия дополняются фигурами воинов и Богородицы с апостолом Иоанном. В настенных росписях, при наличии достаточного количества свободного пространства, перед Крестом также изображали жен, получивших в церковной традиции наименование «мироносиц»: Марию Магдалину, Марию Иаковлеву, Марию Клеопову и Саломию. В сложных композициях Распятия, несмотря на свою духовную сущность, состраждут Христу и ангелы, которые обычно изображаются парящими над Крестом и закрывающими от ужаса свои лики гиматием. Преподобный Иоанн Дамаскин подтверждает для них потенциальную возможность скорбеть. Рассуждая об этом в своем труде «Точное изложение православной веры» он пишет, что: «Будучи выше нас, как бестелесные и свободные от всякой телесной страсти, они, однако, не бесстрастны, ибо бесстрастно одно только Божество». Так образом, преподобный Иоанн Дамаскин, допускает возможность проявления у ангелов привычных нам человеческих эмоций. Не обошли вниманием иконописцы и перемены в природе, которые произошли во время страдания Спасителя на Кресте. Основу для этого они находили, бесспорно, в текстах Писания. Как известно, евангелисты повествуют о тьме, разразившейся с шестого до девятого часа (Мф. 27: 45; Мк. 15: 33; Лк. 23: 44–45). Такая деталь, в отличие от имевшего место землетрясения, для выразительных средств живописи является, безусловно, более «удобной». Поэтому образы солнца и луны уже с VI века входят в обиход церковного искусства, причем не в виде замысловатых античных аллегорических персонажей, скачущих на колесницах или повозках, подобных тем, что встречаются в западных памятниках, а в виде круглых ликов. Начиная с V–VI веков, сцены Распятия дополняются изображениями разбойников. Чтобы подчеркнуть иерархическое значение центрального образа,

іконографія

большинство иконописцев стремилось иконографически выявить и показать различия между Спасителем и разбойниками даже в деталях. Так, например, их основной одеждой была не повязка, а перизома – небольшой лоскут ткани прикрывающей наготу разбойников. Еще одной особенностью было то, что к своим крестам разбойники чаще не пригвождались, а привязывались. Дальше дифференциация шла непо-

СОЛОМ’ЯНКА ПРАВОСЛАВНА вым известным писателем, который стал утверждать, что у Креста Господня имелось подножие, был Епископ Григорий Турский (VII в.). Впоследствии эта мысль закрепилась и в иконографии, изначально западной. Первые подножия изображались на иконах не в виде косой перекладины, как сейчас, а в виде небольшого, горизонтально расположенного бруска или горизонтальной площадки. Что же касается изображе-

Изображение Креста и орудий страстей на монашеском парамане

средственно между разбойниками: с бородой и умиротворенными чертами лица изображался благоразумный, который получил обещание быть в раю со Христом. Евангельское повествование не дает нам подробного описания формы Креста, а соответственно и вывести из него заключение о его точной конфигурации нельзя. Для такого суждения необходимы дополнительные знания. Обычно их извлекают из археологических данных, которые дают основания утверждать о существовании у римлян нескольких видов крестов для казни. Самых общеупотребляемых было три: Крест в виде буквы «Т». Основанием его служил прямой столб или доска укреплявшиеся в земле. На верху такого столба делалась перекладина для закрепления рук казнимого; Крест с возвышенной верхней частью, на которой иногда писали вину казнимого (как в случае с надписью Пилата «Иисус Назорей Царь Иудейский»); Самым распространенным для казни был второй вариант креста. Надпись, сделанная по приказу Пилата, дает основания полагать, что именно на нем и был распят Христос. Также это подтверждает и церковная археология, которая располагает самыми древними изображениями именно четырехконечного креста. Восьмиконечные и шестиконечные изображения Креста Спасителя вошли в иконографию достаточно поздно. Пер-

ний подножия в виде косой перекладины, они появились в ещё более поздний период, как визуализация идеи о божественном суде. Косая перекладина была призвана символизировать весы правосудия. Правая сторона этих аллегорических весов, если смотреть от Христа, всегда бывает направлена вверх, а левая — вниз. Это связано с провозвестием Господа о Страшном Суде: «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира... Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25:31-34, 41). Спустя столетия, в период позднего средневековья, композиции Распятия с восьмиконечным Крестом стали дополнять изображениями орудий страстей Христовых: копья, губки на шесте, молотка, гвоздей и лестницы, которая использовалась для снятия с Креста тела умершего Спасителя. Часто в таких сложных композициях помещался еще и петух, как напоминание о предсказанном Христом отречении Петра, которое случилось после пения петуха.

Прохання не використовувати газету з побутовою метою № 7 (50), вересень 2018

Отдельного внимания заслуживает также еще одна деталь, которая присутствует на многих сценах Распятия – это череп и кости у подножия Креста. Надо сказать, что это, пожалуй, единственная деталь, которая лишена прямых исторических обоснований, но наделена глубоким богословским символизмом. Череп и кости призваны передать мысль о погребении Адама, причем погребении именно на Голгофе – горе Распятия. Это предание появилось уже в новозаветный период. Среди христианских авторов первым об этом писал Ориген (III в.), который усматривал особый Божественный Промысл в совпадении мест погребения прародителя и распятия Искупителя. Основной причиной такого умозаключения для знаменитого александрийского богослова являлись слова апостола Павла: «Как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15: 21–22) – то есть, как через грехопадение Адама человечество стало смертным, так через Распятие и Воскресение Христа оно получило бессмертие и вечную жизнь. Грех Адама был смыт Кровью страдающего Христа и изображение черепа с костями прародителя, пусть и символично, призвано передать эту ключевую мысль новозаветного благовестия. Вцелом, исследуя историю развития иконографии Распятия, можно с уверенностью сказать, что этот образ, разделяя общую судьбу христианского искусства, прошёл несколько предварительных форм, прежде чем достиг полного и точного выражения. Первыми появились символические формы, в которых, под оболочкой условно взятого образа, давались более или менее ясные намеки на это изображение и в этом смягченном виде представлялись христианскому сознанию. Вершиной пути от символа до реального образа стали сложные богословские композиции, которые были призваны стать не только наглядной иллюстрацией крестных страданий, но и выражением того глубокого богословского и святоотеческого понимания спасительности этих страданий для грешного человечества.

БОГОСЛОВСЬКІ КУРСИ при храмі преподобного Сергія Радонезького (за адресою: вулиця Уманська 14) запрошують на безкоштовне навчання на курсах викладатимуться наступні предмети: 1. Новий Завіт 2. Старий Завіт. 3. Історія Церкви 4. Догматика 5. Літургіка 6. Основи церковного мистецтва 7. Сектознавство Заняття проходять 2 рази на тиждень (вівторок та четвер) у вечірній час. Перше заняття відбудеться 4 вересня. Початок занять о 19.00 Телефон для довідок: 097–140–33–68

Випуск № 07 (50) вересень 2018 р. (PDF - файл) >>>  
Випуск № 07 (50) вересень 2018 р. (PDF - файл) >>>  
Advertisement