Page 1

№1

декабрь 2009

Издается Российской секцией Комитета за Рабочий Интернационал

В номере Как изчезают миллионы стр.2 АвтоВАЗ. Крысиная реструктуризация стр.3

Deutschunterricht. Уроки немецкого стр.3

Безработные захватывают офис компании «Узеньмунайгаз» стр.3

www.socialistworld.ru

Школа не рынок. Знание не товар стр.4

«Янычарский бунт» — еще один симптом гниения системы стр.5

Россия и кризис

Латвия. Слабое звено ЕС стр.6

Дебаты о сталинском наследии: cталинизм, антисталинизм и антиантисталинизм стр.2

Трагедия в «Хромой лошади» стр.7

стр.6

Мигранты и «туземцы» стр.7

Безработных в россии

остановите счётчик! В стране идет информационная война. Власти пытаются всячески приуменьшить, принизить, подрихтовать на бумаге показатели последствий мирового кризиса. Последствий, за которые правительство и крупный бизнес несут полную ответственность. Один из них — количество безработных. Этим господам кажется, что их цифра в 2,3 млн. безработных выглядит менее внушительно, нежели данные Международной организации труда, говорящие о 5,8 млн. У простых трудящихся больше оснований доверять второй цифре. Весенняя депрессия Эта информационная война достигнет своего наибольшего накала весной. Отгуляв новогодние праздники, около 10 млн. работников вдруг узнают, что из-за «январского падения спроса и тактики упреждающих сокращений в компаниях» они лишаются работы. «День смеха станет днем безработных, — к такому выводу приходит „РБК daily“,  — Эти потрясения на рынке труда статистика сможет отразить лишь к началу апреля. Боюсь, что здесь уже будет не до шуток. К первому апреля количество безработных достигнет около 8 млн. человек. Но может дойти и до 16 млн». Разнородность цифр показателей ясно демонстрирует, что ситуация в экономике не контролируется, а лишь с той или иной долей оптимизма или пессимизма оценивается и «прогнозируется». Правительство как ничего не делало с начала кризиса, так и продолжает сидеть, сложа руки. Хотя, пожалуй, нет: руки правительства активно проводят сокращения в госсекторе через «модернизации», «реструктуризации» и все более уверенно перекладывают тяжесть кризиса на плечи рабочего класса. При

этом официальные профсоюзы, вместо того, чтобы бороться за интересы трудящихся, демонстрируют свою полную лояльность правительству. Председатель Федерации Независимых Профсоюзов России Михаил Шмаков даже удостоился высокой государственной награды: второго ноября, в Кремле Президент России Дмитрий Медведев вручил ему орден «За заслуги перед Отечеством». Перед каким отечеством выслужился господин Шмаков? Перед отечеством капиталистов и государственной бюрократии! Предательская роль аппарата ФНПР еще более ясна на примере Российской трехсторонней комиссии, проходившей 30 октября. Даже при чтении официальных отчетов видно, как собаки послушно виляют хвостами. Нынешний объем пособия по безработице, 850 рублей, является ни чем иным, как насмешкой. Однако ФНПР предлагает свой проект, подразумевающий минимальные пособия в размере 940 рублей. Каково же решение РТК? «Правительственный проект решения принят за основу и будет дорабатываться, профсоюзный — включен как особое мнение». Особое мнение! Какой отвратительный спектакль.

Решить проблему безработицы! Буржуазное государство защищает интересы капиталистов и бюрократов — этот марксистский тезис почувствовали на себе все трудящиеся уже в первые недели кризиса. Вместо того, чтобы национализировать падающий финансовый сектор, объединив банковские и финансовые структуры в единый государственный банк, правительство начало полномасштабное вли-

вали собственные долги за счет государства. Отдавали не мелким вкладчикам — тем приходилось с переменным успехом проводить пикеты и акции, а крупным игрокам на финансовом рынке. Национализация всего банковского сектора поставила бы барьер оттоку капитала на запад, дала бы возможность осуществить прямое и дешевое кредитование для поддержки кризисных отраслей промышленности. Единый государственный банк мог бы

нализация финансового и банковского сектора необходима как воздух! Но, сделав шаг, нужно было бы делать и второй: полностью нивелировать влияние кризиса на экономику через национализацию крупнейших промышленных компаний и предприятий под контролем и управлением трудовых коллективов, дабы быть уверенным, что ни одна копейка, ни один болтик не заберут себе бывшие владельцы. Открытие финансовых дел крупнейших предприятий их трудовым коллективам выявило бы действительное положение на них. Через национализацию, рабочий контроль и управление делами предприятий возможен переход к демократической плановой экономике, неуязвимой для капиталистического кризиса перепроизводства. Такая экономика обеспечит рабочими местами всех трудящихся, быстро поднимет уровень жизни в несколько раз и станет примером для борьбы рабочего класса всего мира. Сегодня безработные не ведут борьбу. Но, не начав сопротивление, они могут оказать-

Руки правительства активно проводят сокращения в госсекторе через «модернизации», «реструктуризации» вание средств (триллионы рублей!) в терпящие крушение более и менее крупные банки. Естественно, эти средства сразу начали уходить в руки западных и отечественных инвесторов, желающих поскорее вернуть свои ранее вложенные деньги. Правительство цинично обещало, что банки будут кредитовать предприятия, в реальности же они лишь отда-

сколь угодно долго откладывать возвраты по мелким кредитам для населения, поддерживая рабочий класс — тех, кто к тому времени лишился работы. Эти первые необходимые шаги временно стали бы волнорезами на пути кризисного цунами. Сегодня же, когда перед рабочим классом маячит перспектива массовой, небывалой безработицы, нацио-

ся в худшем положении и лишиться даже той мизерной государственной помощи, которую имеют. Россия находится в списке стран, в которых в ближайшее время возможен дефолт. А дефолт для всех, кто получает выплаты из бюджета, будет смерти подобен. Безработным необходимо, преодолевая все возможные преграды, объединяться с рабочими, ведущими борьбу на предприятиях, со студентами — будущими трудящимися и безработными, для совместной борьбы за наше общее будущее.

 Ни одного сокращения!  Повысить выплаты по безработице до прожиточного уровня, определяемого международными стандартами!  Национализировать финансовый, банковский и промышленный сектора экономики под рабочим контролем и управлением! За демократическую плановую экономику и рабочее правительство с социалистической программой!


2

Ультраправый террор 16 ноября был убит Иван Хуторской, активиста движения Антифа. Мельком упомянув о преступлении, буржуазные СМИ оперативно переключились на другие темы. Телеканалы, популярные новостные сайты и крупная периодика упорно молчат о гибели левого антифашиста: «Что было, то прошло». Но стоит ли нам смирятся с этой банальной «мудростью»? Нет. Для нас — ничего не прошло. Очевидно, что известный антифашист был убит за свои убеждения: неонацисты не впервые убивают левых и антифа. Очевидно, что ультраправые банды действуют при попустительстве, и, более того, негласной поддержке буржуазного государства. Но весьма редко информация об этом просачивается в мейнстримные СМИ.

Н

о это не все. С наступлением кризиса усилилось давление властей на профсоюзных активистов и политическую оппозицию. Власть знает: в кризис нужно быть готовым ко всему — в том числе, и социальным протестам. В свете таких перспектив, правящие круги дают зеленый свет «профилактическим мерам» вроде избиения вольнодумных журналистов и лидеров независимых профсоюзов. А ультраправые  — самый удобный инструмент для по-

добной политики. Потому неудивительно, что Кремль исподволь демонстрирует неонацистам свое благоволение. Ручные кремлевские «Наши» и «Молодая гвардия» поднимают откровенно националистические антимигрантские лозунги. Лидер «Славянского Союза» Демушкин сделался вхож в общество и даже побывал на приеме у киргизского посла, где, по слухам, «вел себя корректно». Нас пытаются приучают к тому, что убийцы оппозицио-

неров и приезжих рабочих будут оставаться безнаказанными. Нам намекают весьма прозрачно: «Кто будет возмущаться сокращениями, падением зарплат, критиковать власть — против тех есть дубинка в лице бритоголовых». Противопоставить этому можно лишь рабочую солидарность. Солидарные действия трудящихся в борьбе за свои права, против неонацистского террора!

Автопром

АвтоВАЗ:

Станислав Васильев, КРИ МСК

крысиная реструктуризация Буржуазия и её государство вынесли свой приговор АвтоВАЗу. И обжалованию он не подлежит: на этот раз никой благородный дон из федерального правительства не явится наложить «вето» на развал предприятия и массовые увольнения. Пылкие заверения в том, что сокращений не будет, нужны были чиновникам лишь затем, чтоб удерживать рабочих от активного протеста. Теперь только от борьбы самих рабочих — и на АвтоВазе и на других предприятиях страны — зависит, будет ли приведен в исполнение ужасный вердикт, стыдливо названный реструктуризацией.

З

вонкие фразы, особенно произносимые с телеэкрана солидными носителями галстуков и пиджаков — давно отлаженная, эффектная обманка. Но у рабочих активистов не должно быть иллюзий по поводу капиталистической «реструктуризации». Ключ к пониманию ситуации заключается уже в одном лишь хронологическом факторе. Эксперименты хозяев АвтоВАЗа над его рабочими совпали с глобальным экономическим кризисом, в частности — с кризисом мирового автопрома. В тучные годы бума, когда АвтоВАЗ приносил недурные прибыли, капиталисты не утруждали себя заботами о запуске новых серий автомобилей и внедрением новых технологических линий. А ведь

ещё пару лет назад подобные меры не потребовали бы сокращения ни единого рабочего места. Но нет! Когда буржуи жировали, ни о каких технологических новшествах не было и речи. Но когда грянула мировая рецессия, хозяевам понадобилась пресловутая реструктуризация. Которая заключается отнюдь не в организационных реформах на предприятии, как полагают оптимисты. Эксплуататорам больше не удается «срубать хорошие бабки» на АвтоВАЗе, и, в полном соответствии со своей классовой логикой, они банкротят («реструктуризирует») завод, что автоматически вызывает крах других, связанных с ним предприятий. Капиталисты стремятся избавиться от Авто-

ВАЗа, сорвав напоследок как можно больший куш: крысы бегут с корабля, ими же пущенного ко дну, и дожевывают на бегу последние запасы, прихваченные из трюма. Что ждет трудящихся после ликвидации десятков тысяч рабочих мест? Две дочерние компании («АвтоВАЗ-Перспектива» и «Реформинг-Центр») примут 15 тысяч вазовских рабочих. Ещё тысяча отправится на производство игрушек. Прочие рабочие места обещаны немногим более 3 тысяч человек. Остальные, оказавшиеся за воротами, пополнят трехмиллионную армию российских безработных. Буржуйская реструктуризация — это удар по коренным интересам каждого. Профсоюзы, достойн ы е

своего имени, должны без промедления включиться в борьбу с этим чудовищным планом хозяев. В самую решительную борьбу, в которой, если потребуется, будет применена и такая мера, как захватная стачка. Когда люди потеряют работу — не будет и профсоюзов. Общество нуждается в ав-

Как украсть миллион? Помнится, был такой кинофильм с Одри Хепберн в главной роли. Однако в реальности кражи крупных сумм – не столь романтичное и увлекательное предприятие, как в кино. Помощь голливудских красавиц в этом деле обычно не требуется, куда важнее – заручиться поддержкой власть предержащих. Тесная связь существующего государства и бизнеса – факт общеизвестный. Легко увидеть на простом примере, как работает их тандем, к чему это приводит и каковы способы, какими мы прямо или косвенно платим за спровоцированный капиталистами кризис.

И

так, принимается областная программа, допустим, по реконструкции системы уличного освещения, с бюджетным финансированием в несколько миллиардов рублей. Для реализации нужен исполнитель, и он создается: назовем его акционерное общество «Мособлсвет». Одним из его учредителей, если не единственным, выступает Правительство Московской области, после чего АО легко выигрывает торги на выполнение работ. И первый же шаг, который делает «Мособлсвет» после получения тендера – передача подрядов, уже без всяких торгов, «своим» фирмам. Впрочем, даже весьма богатая Московская область не может сразу выделить из бюджета и перечислить несколько миллиардов. Однако, затем на свете и существуют банки, чтобы давать кредиты! Конечно же, для кредитов требуется обеспечение, но разве это проблема для

Правительства области? Как только в сюжете появляется банк, история становится еще увлекательнее: так как для получения кредита требуется обеспечение, Минфин области начинает «веерную рассылку» по муниципальным районам. Область даже не просит, а требует выдать муниципальные гарантии: в результате, за невозврат будет отвечать уже не

гана – районного совета? Верно. Но на то и выбран совет (состоящий, в основном, из представителей «Единой России»), чтобы в нужный момент сказать администрации свое веское «Одобрям-с!», не задавая лишних вопросов. Итак, гарантии даны, кредит получен. Разумеется, деньги на счетах «Мособлсвета» долго не задерживаются, а оперативно

разбегаются по счетам подрядчиков. И все бы ничего: в конце концов чиновники тихо-мирно получили б свои «откаты», бизнесмены – прибыли, а банк – проценты, не начнись в это вре-

ских собственников и переориентировать на потребности общественного сектора. Рабочая альтернатива — это национализация крупнейших предприятий автопрома под контролем и управлением самих трудящихся коллективов. Это единственный выход. Нет буржуазной реструктуризации!

Как исчезают миллионы Государство Лев Сосновский, КРИ Мск

мя где-то очень далеко за переделами Московской области такая неурядица, как мировой экономический кризис. В результате, события начали приобретать совсем незапланированный и скандальный оборот. Еще Маркс заметил, что братский союз капиталистов, существующий для дележа прибыли соответственно вложенным капиталам, имеет обыкновение распадаться, как только приходится делить убытки. Каждый из фигурантов стремится уменьшить свою долю издержек, а в идеале - взвалить ее на другого. Так происходит и на этот раз: первым, из-за резкого сокращения бюджета, умывает руки областное правительство, отказавшись от «ненужных» обязательств (благо, по ним не было выплачено ни

Разумеется, деньги на счетах «Мособлсвета» долго не задерживаются «Мособлсвет» или правительство, а бюджеты районов. Стоп, но ведь принять любые обязательства, увеличивающие расход бюджета, можно только с согласия представительного ор-

топроме: как обойтись без машин скорой помощи и пожарной охраны, без качественного общественного транспорта? Но план капиталистов ведет к катастрофическим последствиям: разрушению предприятия и массовым сокращением. Значит, автопром нужно вырвать из хищных лап капиталистиче-

копейки). Вторым пытается раствориться в чистом эфире «Мособлсвет». Когда его представители все-таки обнаруживаются, выясняется, что из полученных кредитов на счетах общества не осталось ни копейки, работы подрядчиками выполнено меньше, чем на половину полученной суммы и продолжения отнюдь не следует. Куда делись остальные миллионы – сие есть тайна, покрытая таким же мраком, попавшие под программу реконструкции систем освещения улицы. Крайними же во всей истории оказались бюджеты нескольких районов Московской области. А пострадавшими - учителя и врачи, рядовые служащие муниципальных предприятий и коммунальных служб, которые недополучат зарплату. Последствия скажутся на всех жителях города, которым предстоит в ближайшее время забыть о ремонте в школах и детских са-

дах, обновлении городских дорог и благоустройстве дворов… Всего этого мы лишаемся, потому что львиная доля бюджетных средств будет перечислена банкам по гарантии за кредит на невыполненные работы. Так, в общих чертах, выглядит стандартная схема изъятия бюджетных денег из муниципальной кассы. А пикантные подробности и волнующие детали мог бы, вероятно, поведать экс-министр финансов Московской области А. Кузнецов. Но, увы, в настоящее время он предпочитает скрываться от органов следствия.


Кризис

3

Д. Янский, SAV, КРИ-Германия

Deutschunterricht. Уроки немецкого Последние годы тема автопрома не сходит со страниц немецкой печати: захват завода «Опель» рабочими в Бохуме, апокалиптические прогнозы развития отрасли, недавние забастовки на заводе «Мерседес». Кризис. Krise Четвертую в мире по объемам производства автосредств отрасль, дающую работу более чем милиону промышленных рабочих (и еще трем миллионам рабочих заводов-смежников косвенно), ставшую символом и важнейшим экспортным брэндом Германии в последнее время лихорадит. Немецкий автопром сталкивается с проблемами общими для этой отрасли во всём мире. Самой большой головной болью для ориентированных на экспорт автоконцернов Германии являются избыточные мощности на национальном и международном уровне, составляющие по оценке экспертов около 30%. Само собой разумеется, что это проблемы конкурентов, ведь как сказал бывший шеф «БМВ» Эберхард фон Кунхайм: «На свете есть много автомобилей, но слишком мало БМВ». За предкризисные 7 лет мировая автомобильная промышленность сначала выросла на 25% , потом пережила инфаркт 2008 года, и начала медленно останавливаться в 2009 году. Благодаря миллиардам евро закачанным стараниями лоббистов в автоиндустрию в 2009 году немецкий рынок более или менее устоял. Помогли прямые инвестиции, премии в 2,5 тыс. евро за сдачу в утиль старых машин, беспроцентные кредиты на по-

купку автомобилей. Потеряли в основном производители дорогих автомобилей: «Мерседес», «БМВ», «Порше». На 2,2% съёжился общеевропейский рынок, 40% которого принадлежит именно немецким производителям. На 32% в первые семь месяцев 2009 года просел американский, и почти на половину российский рынки. Точный баланс 2009 года мы увидим позже, но общая тенденция ясна. Тучные годы закончились. Рабочий класс индустриальных стран, основной потребитель продукции автопрома, за последние годы стал беднее и экономнее. Банки, потерявшие сотни миллиардов в биржевом казино, перекрыли кредиты потребителям спецтехники и грузового автотранспорта.

Все против всех. Alle Gegen Alle Тринадцать крупнейших международных автоконцернов начинают схватку за сузившиеся, нестабильные рынки. Пара «негритят» наверняка вылетит с рынка, пара будет сожрана коллегами по цеху (например, тем же Фольксвагеном, уже поглотившим Порше, и начавшим сближение с Сузуки). Персонал автозаводов ожидает то, что на жаргоне менеджмента называется «оптимизацией», «переструктурированием» и «новым стартом»: увольнения, введе-

ние сверхурочных, экономию на здоровье и безопасности труда, возрастающее давление на рабочих. Один из высокоинтеллектуальных лоббистов немецкой автоиндустрии профессор Дюденхёфер предрекает уменьшение количества занятых в немецкой автоиндустрии на 150 тыс. человек. И это тот случай, когда за

ностей, а правительство Гельмута Коля пыталось с помощью двухмиллионной армии безработных надавить на тех, у кого еще была работа. Тогда именно автостроители, составлявшие ядро профсоюза IG Metall, вместе с металистами и печатниками смогли вывести протесты на общенациональный уровень. После семинедельной за-

держке производства 1000 мерседесов в день и фактической остановке предприятия в Раштате, менеджмент стал сговорчивее — о дальнейших увольнениях в Германии говорить перестали. Что интересно, это выступление тоже было «стихийным», и направленным против сговорчивого руководства профсоюзов, которое за спиной у рабочих уже договорилось о сокращении выплат и социальных гарантий рабочим предприятия на два миллиарда евро. Большую роль в организации и развитии протестов сыграли небольшие альтернативные радикальные профсоюзные группы. Сплоченные, уверенные в своих силах коллективы способны оказывать давление не только на кабинеты менеджмента, но и на собственные профсоюзные структуры. Спонтанные, незапланированные забастовки, количество которых за последние годы составило несколько десятков, стали настоящим брендом автомобилестроителей. Только жесткие бескомпромисные удары по кошельку акционеров и по бонусам менеджеров предприятий, ведущие к срыву поставок и падению курса акций, приносили и будут приносить результаты. Важную

Незапланированные забастовки стали настоящим брендом автомобилестроителей «независимым исследованием» скрывается приговор. Многотысячные увольнения запланировали практически все: и «Опель», и «Даймлер», и «БМВ». У немецких рабочих слишком высокие зарплаты, в Германии дорогая электроэнергия и логистика, у Евро слишком высокий курс.

Вместе. Zusammen И самое главное, в Германии самоуверенный и наглый индустриальный рабочий класс, который неоднократно заставлял менеджеров и акционеров идти на уступки. В 1984 году, как и сегодня, автопромышленность стагнировала из-за переизбыточных мощ-

бастовки и двухсотпятидесятитысячной демонстрации в Бонне они добились сокращения рабочей недели до 35 часов. В 2004 году рабочие Опеля в Бохуме на семь дней захватили завод, что фактически привело к остановке работы всех европейских предприятий концерна. Руководство Даймлера в текущем году анонсировало увольнение 8000 рабочих и перенос производства моделей класса C в Соединенные Штаты (невероятно, но факт, США сегодня стали страной дешевого труда). Однако после двухдневной забастовки в на центральном предприятии в Синдельфингене, которая привела к за-

роль играет и вывод протестов на городской, отраслевой и национальный уровень. Протесты рабочих «Даймлер» спровоцировали целую волну региональных жилищно-коммунальных протестов и «стихийных» забастовок в регионе в Кюлербере, Мале, Штудгарте, Синдельфинге, на одном из предприятий Mann/Hummel в Людвигсбурге. Даже бастующие студенты штудгартского университета заявили о солидарности с рабочими.

Ужас без конца. Ein Schrecken ohne Ende Нам важно помнить, что «капитализм — это ужас без конца», система, для которой мы, рабочие являемся и топливом, и смазкой, и удобрением. Капиталист не может не выжимать из нас все соки, превращая нас в человеческую труху, разъеденную работой, стрессом, страхом. Урок забастовки на «Даймлер» состоит в том, что только солидарными последовательными бескомпромисными действиями можно заставить буржуа идти на уступки. Только расширяя протесты можно добиться быстрых результатов. Только строя свои классовые организации можно закрепить эти успехи.

Саммит по климату в Копенгагене: Массовые аресты Среди 100 000 человек, которые 12 декабря устроили демонстрацию в Копенгагене, приуроченную к саммиту по климату, царили сильные антикапиталистические настроения. Полиция отрезала почти 1000 участников, заковала в наручники и заставила проси-

деть 6 часов на холодной земле. Среди них были 25 членов КРИ. В официальном заявлении полиции Дании сказано, что это были «превентивные задержания». Несмотря на зимний холод, активисты прошествовали 6 километров от цента Копенга-

гена до «Белла-центра», где собрались главы правительств всего мира. Многие демонстранты уверены: эти политики не захотят принять меры такого масштаба, какой необходим для охраны окружающей среды. Ведь для этого понадобилось бы критически пересмо-

Казахстан. Безработные Жанаозена захватывают офис компании «Узеньмунайгаз»

7

декабря 2009 года в г. Жанаозен Мангистайуской области произошли события, которые сотрясли не только этот маленький городок, но и официальную Астану. Примерно около трех тысяч безработных города, являющимся сейчас очагом и центром социального напряжения страны захватили административное здание «Узеньмунайгаза». Данная компания является филиалом такого корпоративного монстра как «КазМунайГаз». Главным требованием безработных было принятие заявлений об их приёме на работу. Этим событиям предшествовала голодовка и проте-

сты нефтяников ТОО «Бургылау» и АО «Узеньмунайгаз». Одним из требований рабочих было обеспечение их совершеннолетних детей имеющих специальное образование работой в этих компаниях. На что согласительная комиссия в лице представителей этих компаний и правящей партии дали свое согласие. На прошлой неделе газеты Жанаозена и области дали объявление о том, что «Узеньмунайгаз» будет принимать на работу около ста человек и предложили желающим принести заявление о приеме на работу 7 декабря 2009 года в офис компании. Учитывая уровень безра-

ботицы в городе, люди стали собираться возле офиса компании уже за два дня. А в понедельник утром возле офиса компании стояло уже около трёх тысяч человек. Вместо того, чтобы начать прием заявлений администрация заперлась в здании. Несмотря на возмущение людей, которые пытались пройти внутрь никакой реакции со стороны представителей «Узеньмунайгаза» не последовало. Зато отреагировали сотрудники полиции. Так день 7 декабря превратился в «Кровавый понедельник». Против людей, собравшихся возле офиса по объявлению компании, был применен слезоточивый газ и физическая сила.

Полиция Казахстана, видимо, была все-таки не научена опытом «Шанырака». Действия полиции лишь обозлили людей. Тысяча человек бросилась на захват здания, где к этому моменту прятались уже не только представители администрации, но и часть сотрудников полиции. Выломав двери и несколько окон, люди ворвались внутрь. От расправы сотрудников администрации спасло только вмешательство уважаемых горожан. Некоторое количество заявлений от протестовавших было принято. Что будет с оставшимися безработными пока неизвестно.

треть всю капиталистическую систему добычи нефти, производства электроэнергии и автомобилей, единственный двигатель которой — частная нажива. И действительно, по сообщениям в СМИ, выступления на официальной конференции были весьма вялыми.

В этот демонстрации проходили по всему миру. В Австралии в них приняли участие 50 000 человек, также акции протеста прошли в Гонконге, Маниле и Берлине.


4

Школа не рын ок! Знания не това р!

Образование Наташа Ким, КРИ Пермь

Система образования сегодня находится в кризисе, который охватывает младшую, среднюю и высшую школы. Образование плохо укладывается в рамки рыночных отношений. Оно должно быть качественным, доступным и обязательным. Вместо этого мы видим, что образование принимает всё более элитарный характер. Качество образования, на которое может расчитывать человек, зависит напрямую от того, какими финансовыми возможностями он обладает.

В

итоге огромное количество людей просто не имеют возможности получать образование или обучать своего ребёнка в той школе или в том вузе, в котором ему хотелось бы, так как обучение требует огромных финансовых затрат: начиная от постоянных сборов на ремонт школы, заканчивая непомерной платой за обучение в вузе при постоянном сокращении бюджетных мест. Для сравнения: в 1998–99 году в Пермском Государтсвенном Университете на бюджете обучалось 62% студентов, в 2003— 2004 гг. — 57%, в 2007—2008 гг. — 50,1%, в 2008—2009 гг.  — 48,6% (очное, заочное и вечернее образование). Вместе с этим год от года увеличиватся плата за образование. Таким образом, при общем падении уровня зарплат и росте безработицы высшее образование становится всё менее доступным.

Фурсенко сам сдай ЕГЭ ЕГЭ также стал средством отсева абитуриентов. ЕГЭ не только не упростил процедуру поступления в вузы, не расправился с коррупцией, не повысил качество образования, не создал равных условий для поступления всех учащихся, но усугубил эти отрицательные явления. 2009 год — решающий для ЕГЭ, так как Государственная Дума должна принять законопроект об обязательной процедуре сдачи ЕГЭ, несмотря на все протесты оппозиционеров  — Союза ректоров, общественного движения «Образование для всех» и всех остальных противников ЕГЭ.При современной ситуаци в образовании ЕГЭ является не методом проверки знаний учащегося, а является скорее проверкой квалификации преподавателя. Ни для кого не секрет, что в 10–11 классе школьников натаскивают на решение тестов ЕГЭ. Ценность знания утрачивается вместе с его содержанием, а преподавателям вузов приходится объяснять студентам школьный материал, вместо того, чтобы дать им качественно более сложные знания и умения. ЕГЭ также экономически невыгоден. По словам академика Российской академии образования Александра Абрамова, ЕГЭ ежегодно обходится государству в $50 млн. ЕГЭ не может быть единственной формой итоговой аттестации учащегося, поскольку это нарушает принцип добровольности сдачи ЕГЭ, а именно на таких условиях в 2006 году вузовское сообщество приняло это форму аттестации. Иногда в своей аргументации сторонники этой формы экзамена говорят о том, что тестирование является стандартной формой проверки знаний в Европе, США и Японии. Известен, например экзамен по английскому языку IELTS. Аппеляцией к опыту западных стран аргументируют свою позицию и сторонники вступления России в Болонский процесс. Россия абсолютно бездумно подписала Болонскую декларацию, не обратив внимание на критику, которую вызыва-

ет Болонская система в странах европы. Принципы, провозгашённые в декларации (мобильность студентов, система перезачётов, помощь в трудоустройстве, единые европейские стандарты образования), не соблюдаются или существенно снижают качество образования. Научная общественность в Сербии, Испании, Германии и других странах-участницах Болонского процесса высказывается против единой системы образования. Особенно сильно ухудшилась ситуация на гуманитарных факультетах.

Болонский процесс Несмотря на это в России уже вводится двухуровневая система высшего образования: бакалавриат и магистратура. Российские учёные отмечают, что вузы просто не могут подготовить полноценного специалиста за 4 года, в итоге человек выходит недоучившимся, что негативно сказывается на качестве его работы. Например, педагогическая практика студентов педагогических вузов сокращается, и они не готовы к работе в школах. Работодатели также не осведомлены о двухуровневой системе образования и не хотят принимать «недоучившихся» бакалавров. Сейчас не существует учебных планов, которые были бы расчитаны на двухуровневую систему высшего образования, в лучшем случае урезаются учебные планы, расчитанные на пятилетний срок обучения. И наконец, Болонская система образования нарушаетпровозглашённое в Конституции право человека на полное бесплатное образование, поскольку магистратура ошибочно получила статус второго высшего образования и является платной. «Бакалавриат полным высшим образованием считать смехотворно. А вследствие того, что магистратура, которая многими понимается как второе высшее образование, станет платной, полное бесплатное образование уже не будет доступно», — считает Валерий Расторгуев, заместитель председателя научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта, и.о. заведующего кафедрой теоретической политологии философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. На прошедшем в декабре 2008 года круглом столе в РАН «Болонский процесс и традиции российского образования» преподаватели МГУ, МИТХТ, РУДН, МСХА им. К. А. Тимирязева, МГИМО и др. вузов критиковали процесс «болонизации» высшего образования. По сути болонская система  — это неолиберальная реформа образования, новая «приватизация» системы образования, которая сделала высшее образование ещё более

элитарным. Ни один из принципов, провозглашённых в декларации не был осуществлён ни в России, ни в странах Европы. К сожалению, российские преподаватели и студенты очень плохо осведомлены об этих принципах, и вступление России в Болонский процесс произошло без обсуждения с теми, на ком непосредственно отразятся изменения в системе высшего образования.

Перспективы для молодых Очень острая проблема, которая касается всех выпускников вузов — трудоустройство. Молодые специалисты, то есть вчерашние выпускники вузов не могут найти работу. Экономический кризис заставил работодателей ужесточить требования к кандидату на вакантную должность. Работодателю нужны работники с опытом работы минимум 2 года, поскольку тратить деньги на его обучение невыгодно. Откуда студентам и выпуск-

да при работе по профессии снижает количество абитуриентов на эти специальности, и факультеты сталкиваются с угрозой закрытия. Но если в обществе стоит вопрос о необходимости филологического, философского, художественного, музыкального или педагогического образования, то это говорит о том, что такое общество находится в кризисе. Сокращение государственного финансирования вузов привело к тому, что они напрямую зависят от количества абитуриентов-договорников и государственных грантов. Коммерциализация образования привела к жёсткой конкуренции между вузами за гранты и абитуриентов. Вместо того, чтобы развивать сотрудничество, вузы конкурируют, что негативно сказывается на состоянии науки в целом. В итоге в России в каждой научной отрасли остаются 1–2 вуза, выпускники которого имеют сравнительно большие преимущества при трудоустройстве, в основном это вузы Москвы и Петербурга (МФТИ, МГУ,

пальное, а потом и на частное финансирование. Единичные гранты или стипендии — не выход, система грантов порождает острую конкуренцию между вузами и коррупцию. Необходимо решать проблему во всей системе образования, начиная с её низшей ступени — начального и дошкольного образования, заканчивая высшим. Без образования невозможно нормальное развитие общества, есть люди, которые могут и хотят учиться, хотят работать по специальности, но они не имеют такой возможности или не видят никакой поддержки со стороны государства. Мы теряем целое поколение врачей, преподавателей, учёных, инженеров, которые могли бы работать на благо общества. Надеяться на инвестиции бизнеса в образование бесполезно. Капитал инвестируется лишь в те отрасли науки, которые могут принести прибыль в краткосрочный период. Капитализм как система никогда не способствует развитию творческих сил человека, тем более она не оставляет человеку свободы выбора. Крайне неравномерная оплата труда различных специальностей направляет выбор студента. По прежнему высокий конкурс на факультетах экономики и юриспруденции. После окончания вуза историки, географы, культурологи, филологи и т. д. пополняют аудитории центров дополнительного образования и центров переквалификации, поскольку работая по специальности, они обречены на нищее существование.

В конце октября австрийские студенты оккупировали Аудимакс — самый большой лекционный зал Вены никам брать этот опыт работы? Может быть, сразу родиться с ним? А тот уровень зарплат, который предлагают выпускнику не может обеспечить минимальные потребности человека. Многие молодые специалисты попросту не могут найти работу по специальности, поскольку рынок труда  — это очень ограниченная система, которая не отражает реальных потребностей общества. Абитуриенты выбирают в первую очередь те специальности, которые являются востребованными и высокооплачиваемыми на рынке труда: менеджер по продажам, секретарь и бухгалтер. В период кризиса возсрос спрос на тех специалистов, которые помогают бизнесу пережить кризис за счёт «оптимизации» производства, то есть увольнения работников и сокращения зарплат, к таким профессиям относятся риск-менеджер и корпоративный юрист. Мы видим, что бизнес не заинтересован в молодых учёных, получивших классическое вузовское образование, не заинтересован в педагогах, в медиках, в физиках, химиках, географах, историках. Это касается даже студентов технических специальностей, которым негде сегодня приложить свои знания и навыки. Гуманитарные специальности сильнее всего страдают от ориентации образования на запросы рынка: история, филология, философия и т. д. Невостребованность этих специалистов на рынке труда, низкий уровень оплаты тру-

МГИМО, СПГУ и т. д.). Лучшие преподавательские кадры также сосредоточены в этих учебных заведениях. Это порождает систему блата и взяточничества, а также ведёт к всё той же элитарности высшего образования. Для вузов типа МГУ и СПГУ делают исключения в ЕГЭ (они могут принимать студентов на своих условиях), что говорит об исключительном отношении государства к этим учебным заведениям. Принята также государственная программа о 12 Научноиследовательсктих Университетах, которые получат приоритет в финансовании. Остальные вузы, их студенты и преподаватели оказываются в незавидном положении, так как любые серьёзные научные разработки требуют материальных затрат, будь-то поездки за рубеж для ознакомления с необходимой литературой, посещение конференций, лабораторные или социолоические исследования.

Знания как товар Основная причина кризиса системы образования — её коммерческий характер, образование становится сегментом рынка, начинает играть по рыночным правилам. Так неприбыльные специальности проигрывают в конкурентной борьбе, вузы вынуждены конкурировать друг с другом. Государство сбрасывает с себя обязанность финансирования вузов, следовательно, вузы будут переходить на муници-

Борьба за доступное образование Проблемы в системе образования существуют не только в России. Студенческие волнения постепенно охватывают Европу. В конце октября австрийские студенты оккупировали Аудимакс — самый большой лекционный зал Вены. Солидарные захваты произошли в других австрийских вузах (Грац, Инсбрук, Зальцбург, Клагенфурт, Линц), в Швецарии (университет Базеля), а также в Германии (Берлин, Тюбинген, Мюнхен, Майнц, Потсдам, Дюссельдорф, Кобург, Мюнстер, Вюрцбург). К 10 ноября в Германии захвачено 17 колледжей и университетов. 17 ноября станет общеевропейским днём протестных действий, связанных с проблемами в системе образования. Студенты и их преподаватели будут участвовать в забастовках и захватах университетов. Их основные требования  — уничтожение платы за обучение, больше свободы в выборе предметов для получения учёной степени, реструктуризацию (пересмотр) учебных курсов, нет

«коммерциализации» университетского образования и магистратуры. Протестующие планируют объединиться с рабочими и совместными усилиями бороться против сокращений, разрушения системы социальных гарантий, в том числе общественного образования. Члены SDS (Студенческая Организация Левой Партии) и SAV (КРИ в Германии) проявили инициативу в поиске контактов с рабочими Сталелитейной компании Тиссена-Круппа г. Дисбург, в которой прошли массовые сокращения. Во время дискуссии по тактике дальнейших действий ими подчёркивалась необходимость расширения сопротивления за рамки студенческих протестов, объединение с рабочими и выдвижение общих требований. Необходима дальнейшая политизация студенческих протестов. Те требования, которые выдвигают студенты, например, сохранение системы социальных гарантий и всеобщего доступного образования, ещё не говорит об их движении в сторону социализма. Например, «государство всеобщего багоденствия» тоже предоставляет социальные гарантии: трудовую занятость, пенсию, государственную медицину и образование, но ни страны Скандинавии, ни Канада не являются социалистическими. Экономический кризис ещё раз доказал утопичность построения социального государства на основе капиталистической системы присвоения. Система социальных гарантий постепенно сокращается как в странах Европы, так и в России. Студенты — крайне не защищённая социальная группа. Многие студенты живут за счёт родителей, приобретение жилья, создание собственой семьи является огромной проблемой для большинства молодых людей. Стипендия не достигает даже половины прожиточного минимума, а совмещение работы, которая бы позволила им вести достойное существование, и нормальной учёбы крайне затруднительно. Студент должен учиться! Учебная нагрузка студента составляет 54 часа в неделю, включая самостоятельную работу. Это 9 часов 6 дней в неделю. Вместо этого студенты вынуждены работать официантами, промоутерами, менеджерами по продажам и т. д., чтобы платить за учёбу и меньше зависеть от родителей. Проблемы, с которыми сталкиваются студенты лежат далеко за пределами системы образования. Поэтому борьба учащихся за свои права должна соединиться с борьбой рабочих против сокращений, против безработицы, за сохранение всех рабочих мест и зарплат, с борьбой за трудовые права и социальные гарантии. Борьбой за национализацию промышленности под рабочим контролем и управлением, за демократическую плановую экономику, которая одна способна дать рабочим и студентам действительно жизнеспособную систему, в которой их требования будут реализованы на 100%.


Время борьбы. Конференция КРИ

В

декабре в Бельгии прошла очередная международная конференция Комитета за Рабочий Интернационал. Представители секций КРИ со всех обитаемых континентов собрались в маленьком фламандском городке на берегу Северного моря, чтобы проанализировать важнейшие вопросы мировой экономики и политики, развития политического сознания, перспектив рабочей борьбы и левого движения. Конференция проходила в тот период, когда крупнейшие экономики мира стали выходить из рецессии, однако кризис ещё далёк от завершения. Даже в тех станах, где падения ВВП не произошло, работодатели попытались воспользоваться моментом, чтобы «оптимизировать» бизнес. Потрясения же для наиболее пострадавших стран Восточной Европы, а также Испании, Ирландии, Греции и других — ещё в самом разгаре. Безработица на Пиренеях достигла 20%, а среди молодёжи  — около трети, в Латвии безработица и того выше, а социальную сферу просто постиг настоящий коллапс  — в стране закрыта половина больниц. Даже если период падения мировой экономики действительно завершился, то восстановление обещает быть крайне медленным и нестабильным, основанным на безработице, низких зарплатах и сокращении расходов на социальную сферу. Политические последствия кризиса в отдельных странах были масштабными, многие восточноевропейские страны пребывают в состоянии перманентной политической нестабильности, однако в целом политическое сознание остается на ещё довольно низком уровне. После «первичного шока» появились иллюзии относительно скорого выхода из кризиса, однако масштаб социальной катастрофы во многих странах ещё только предстоит ощутить трудящимся в полной мере. В Германии, и особенно в России, проявится отложенная безработица. Недавние заявления о неплатежеспособности Дубая, вызвавшие панику на рынках, могут повториться и вызвать новую волну кризиса, усиленную новыми «пузырями». Крупнейшие экономики Китая и Индии, в меньшей степени пострадавшие от кризиса, не смогут спасти мировую экономику. В отличие от барона Мюнхгаузена, вытащившего самого себя за волосы из болота, даже азиатским гигантам будет не под силу проделать этот трюк с мировой экономикой из-за тесной связи с американским и европейскими рынками, внутренних противоречий и растущих финансовых «пузырей». Латинская Америка, ставшая первым полигоном неолиберальных реформ, стала континентом борьбы в последние несколько лет. В Венесуэле, значительно пострадавшей от кризиса, пробуксовывание реформ создает благоприятную среду для возвращения к власти правых сил. В то же время в Боливии Моралесу удалось укрепить свои позиции в противоборстве с правыми. Однако опыт Никарагуа показывает: борьба на континенте сменится новым периодом разочарования и апатии, если не будут предприняты решительные меры по свержению капитализма. Немало внимания в дискуссиях было уделено и проблемам экологии, особенно на фоне проходящих в Копенгагене и по всей Европе протестов по поводу изменения климата. Выступающие в дискуссии подчерки-

вали, что трудящиеся и малообеспеченные, особенно в развивающихся странах, в первую очередь страдают от разрушения окружающей среды, которое в условиях капитализма остановить практически невозможно. Поэтому необходим классовый подход к решению экологических проблем, увязка борьбы за сохранение природы с борьбой за коренное переустройство общества на социалистических принципах, когда вместо капиталистического императива — погони за прибылью, возобладает приоритет общественных нужд, включая здоровую окружающую среду. Войны и насилие в период кризиса, как и ожидалось, только возрастают. Дестабилизируется Кавказ, вновь растёт напряжение на Балканах, переговоры на Ближнем Востоке зашли в тупик, новый виток эскалации охватил Ирак. Афганистан и Пакистан превратились в единый очаг насилия и нестабильности, который уже окрестили «Афпаком». На этом фоне циничным даже для буржуа выглядит вручение Нобелевской премии мира Бараку Обаме. Новые левые партии в Германии, Греции, Франции и Бразилии не стали ещё «маяками» для рабочего класса в кризисную пору. По словам немецких товарищей, Левая партия хотя и увеличила свою поддержку, но не смогла в полной мере мобилизовать протестный потенциал, правое крыло в руководстве организации усилило своё влияние. В Бразилии электоральная ориентация и коррупция подрывают основу некогда радиальной Партии социализма и свободы. Однако, несмотря на эти субъективные сложности, внутри новых левых формаций, особенно среди молодёжи, сильны позиции левого течения, влияние которого необходимо укреплять и распространять вовне  — прежде всего, в профсоюзах и рабочем движении. Профсоюзное руководство во многих странах в кризис играет роль силы, сдерживающей протесты и забастовки. Столкнувшись со стихией кризиса, спасовали даже многие радикально настроенные лидеры профсоюзов и предпочли, по сути, выжидание сопротивлению, минимизацию ущерба — борьбе за сохранение рабочих мест и зарплат. Как говорит Филипп из Сиэтла, сегодня в США профсоюзное движение не слабее, чем оно было в 30-ые годы, чего не скажешь о левых организациях. Поэтому курс КРИ на построение массовой рабочей партии и марксистских кадров в период кризиса ещё более актуален. Необходимо преодолеть пропасть между перезрелостью объективных условий и низким уровнем политического сознания. Ответственность за это лежит на марксистах и рабочих лидерах. Кризис, вне всякого сомнения, дискредитировал капитализм, и массы трудящихся, особенно молодых людей, думают об альтернативе. Одна из основных дискуссий на конференции поэтому была посвящена программе и лозунгам. В период кризиса дискуссия о способах презентации программы необыкновенно важна, жива и актуальна, ведь марксисты способны утолить растущую в кризис жажду идей и альтернатив. Верно изложенные идеи могут и должны найти отклик у трудящихся и молодёжи по всему миру и стать материальной силой, способной этот мир изменить.

Кризис

5

Станислав Васильев, КРИ Мск

Деспотическая власть турецких султанов опиралась, во многом, на особое войско, называвшееся янычар. Янычары, воины этого «отряда особого назначения» отличались фанатической преданностью религиозной догме и своему государю. Одним из признаков гниения и развала Османской империи стал кризис янычара.

П

омня, что всякое сравнение хромает, мы можем, тем не менее, назвать «славную» российскую милицию (а с ещё большим основанием — сотрудников спецслужб) янычаром правящего в России режима. Этот янычар гниет, как когда-то османский. Попавшие во все русскоязычные сводки новостей видеообращения двух офицеров милиции  — майора Дымовского и капитана Евсеева  — тому пример. Дымовский и Евсеев выступили с разоблачением коррумпированности, начальнических злоупотреблений и прочих ужасов, которые творятся в «охраняющих правопорядок» структурах. Ни майор, ни капитан не рассказали ничего неожиданного, но сам факт разоблачительных обращений — это важный симптом загнивания правящего режима, так сказать «всей системы. Глава МВД Р.Нургалиев, как и следовало ожидать от высокопоставленного сатрапа, обвинил Дымовского в клевете. Общественность отнеслась к правдоискателям в погонах, в целом, с симпатией; в то же время были высказаны догадки, что вся «шумиха» в СМИ вокруг скандальных видеообращений  — это лишь прикрытие для запланированных «наверху» перестановок (передела мест и портфелей) в МВД. В подобных догадках есть свое рациональное зерно: конечно, одни чиновники непременно используют произошедшее, чтобы подсидеть других. И все же, то, что случилось  — это больше, чем сигнал к старту очередного витка внутриведомственной или межведомственной борьбы. Если и допустить, что Дымовский  — подсадная утка, а видеообращение  — спектакль, остается немаловажный вопрос: почему именно такой сюжет стал возможен для спектакля? Ведь этот сюжет в любом случае затрагивает очень щекотливые для государства (и особенно — для МВД) вопросы. Начнем, как водится, от печки. Мировой экономический кризис ударом кулака пришелся по пресловутой российской стабильности. Если раньше все медленно (и «стабильно») загнивало, то кризис стал встряской, от которой многое из того, что медленно гнило, обрушилось. Говоря проще: кризис резко обострил все проблемы, разрывающие российское общество. (Как, впрочем, и мировые проблемы: недаром кризис — всемирный). Были, а кое-где планируются и продолжаются масштабные увольнения. Был и есть Тольятти, где недовольство рабочих «АвтоВаза», которым грозит быть вышвырнуты-

ми на улицу, выливается в массовые митинги. Рейтинги популярности премьера падают, недоверие к власти растет. Перекрытие в Пикалево. Подобных фактов можно назвать немало. В такой накаленной обстановке государство, как и стоящая за этим режимом буржуазия, теряет ощущение твердой почвы под ногами. Система начинает трещать по швам. Неудивительно, что именно сейчас от «системного» механизма начинают отваливаться маленькие шестеренки. Две таких отпавших детали — Дымовский и Евсеев, офицеры милиции. Кто из рабочих, студентов, домохозяек не представляет, что за учреждение такое наша славная милиция? Встретив в темном переулке мента, простой человек чувствует вовсе не то, что теперь защищен от воров и хулиганов. «Не прицепились бы, серые братья»,  — проносится в мозгу тревожная мысль. Жадность, тупость, жестокость  — вот такими качествами наделяет фольклор

тывает за решетку невиновного; надеть на этого невиновного наручники. Одни выполняют это не без удовольствия, кичась своей принадлежностью к числу янычар, которым дозволено плевать на простых смертных; другие испытывают муки совести, но тоже выполняют. Инспектора ГИБДД не получают хоть сколько-нибудь «запредельных» зарплат, но имеют неплохую возможность наживаться, докапываясь до шоферов; в отделениях ГИБДД разрабатываются даже специальные планы: сколько водителей инспектор должен обобрать и… сколько отстегнуть из собранной дани начальнику.

щей картины, случай. Это, наоборот, глубоко симптоматическое событие, что, между прочим, подтверждается тем, что у майора быстро нашелся последователь: с громким разоблачением выступил капитан Евсеев, рассказавший, как на основании сфабрикованных улик двое парней получили пожизненные сроки за поджог, которого не совершали. Если бы Дымовский и был чьей-то подсадной уткой, безвольным инструментом в аппаратных играх чиновничества, то для боссов МВД это послужило бы лишь очень слабым утешением. Если те или иные политические быки провернули рискованный трюк с Дымовским, то потому, что общая атмосфера в государстве и обществе вполне соответствует исполнению такого фарса (если, это, конечно, и в правду фарс); потому, что личные бунты в янычарских рядах вполне ожидаемы в свете изменившегося положения дел в России и мире. Подводя черту, можно сказать следующее. Мировой кризис показал (и в который раз!) как прогнил безнадежно устаревший капитализм, место которому на исторической свалке. Свойственные капиталистическому обществу противоречия, проявившись явственно и резко, показали гнилость и относительную слабость буржуазных режимов планеты, в т. ч. и правящего режима в РФ. Даже в рядах «преданных янычар» нет, как оказывается на поверку, такой спайки и готовности грудью заслонить хозяев, как хотелось бы современным султанам. Тем хуже для «султанов». Капиталистическое общество — это клубок противоречий. Противоречий полон и каждый из институтов этого общества по отдельности. Капитализм идет ко дну. И никакие «учреждения» не станут спасательным кругом для исчерпавшего себя общественного уклада: буржуазные «учреждения» гниют вместе с буржуазией.

Не мифический великан-добряк дядя Степа, а кровавый Евсюков — подлинный символ современной российской «охраны правопорядка» людей в форме; работник милиции  — почти исключительно отрицательный персонаж в российских анекдотах. Как бы там не трезвонила государственная пропаганда, но не мифический великандобряк дядя Степа, а кровавый Евсюков  — подлинный символ современной российской «охраны правопорядка». Люди, конечно, оказываются иногда лучше тех учреждений, к которым принадлежат. Так говорил ещё анархист князь Кропоткин и был в этом прав, хотя и ошибался по поводу многого другого. Но рабочего, простого студента и домохозяйку давит, прежде всего, «учреждение» в целом и только во вторую очередь  — конкретный носитель погон. Больше того: не «учреждение» подстраивается под вкусы и моральные нормы своих сотрудников, а сотрудники, так или иначе, прогибаются под «учреждение». Каждый милиционер, если он хочет быть на хорошем счету у начальства, должен в какой-то момент отступиться от тех простых нравственных принципов, которыми научился ещё у мамы: должен промолчать, видя, как судья упря-

Это самый простой и набивший оскомину пример того, как «учреждение» уродует своих сотрудников, которые превращаются в тех самых злодеев современного фольклора. Все это, в общем, давно известные вещи. И лучше всего они известны самим работникам милиции, в т. ч. тем, которые склонны испытывать муки совести. Но теперь старое и давно известное приобрело новый вид в свете изменившейся ситуации в стране (и мире). Обострение социальных противоречий означает, почти автоматически, и обострение личного противоречия у каждого «честного мента»; между, высоким стилем говоря, голосом совести и соучастием в милицейском беспределе. Майор Дымовский четыре года мирился с этим беспределом. Теперь, когда «система» покачнулась, Дымовский резко заявил свой накипевший протест, разместив в интернете видео. Даже уголовное преследование не пугает теперь майора. Личный бунт Дымовского — не какой-то отдельный, не отражающий об-


Анализ

6

Р.Д., КРИ Мск

Латвия.

Слабое звено ЕС Э

кономика Латвии сократилась более чем на 18% за один только третий квартал 2009 года, установив европейский рекорд по темпам спада. Безработица выросла почти до 20%. Латышское правительство как могло затягивало принятие новых мер по сокращению бюджета, но оказавшись под давлением правительства Швеции, действующего в интересах шведских банков, руководства ЕС и МВФ сдало позиции. Бюджет на 2010 год сокращен на 500 млн. латов (около 730 млн. евро). На эту же сумму, кстати, был сокращён и бюджет 2009 года, по сравнению с 2008. В 2010 латвийское государство планирует получить 3.8 млрд. латов дохода, потратив 4.3 млрд. В январе 2009 года в Латвии вспыхнули протесты. 10 тысяч человек приняли участие в демонстрацих, закидали снежками и камнями здание парламента (Сейма). Около 100 человек было арестовано в те дни, тем не менее спустя некоторое время правительство страны сложило свои полномочия. В своём выступлении перед Сеймом премьер-министр страны Валдис Домбровскис заявил «Правительство было вынуждено согласиться на сокращение бюджета на 500 млн. латов под давлением МВФ, ЕС и других кредиторов, в обмен на помощь в размере 7.5 млрд. евро. Кредиторы, среди которых много работающих в Латвии шведских банков также требуют чтобы сокращения госбюджета продолжились и дефицит его в 2010 году составил не более 8.5% ВВП». Меры по сокращению дефицита бюджета на практике вылились в сокращение социальных выплат по материнству, сокращение зарплат бюджетников, пенсий и увеличению ряда налоговых ставок. Премьер-министр уже уведомил местные власти, госпредприятия связи и руководство рижского аэропорта о сокращении финансовой поддержки. Закрыто около половины больниц. Все эти меры, вся эта «оптимизация госрасходов» были предприняты для выполнения условий получения кредита, чья реальная стоимость, с учётом падения экономики уже снизилась как минимум вдвое, с момента, когда была достигнута первичная договоренность с ЕС, МВФ и правительством Швеции о его предоставлении. Последний принятый бюджет предполагает введение нового налога на собственность, а также увеличение ставки НДС. Только поборами с простых людей бюджетные дыры не залатать. С начала кризиса зарплаты латвийских бюджетников упали уже на 40%, вызвав соответствующее падение уровня потребления, а значит и снижение бюджетных поступлений от сбора НДС. Сокращения бюджета только ухудшили ситуацию. В III квартале ВВП Латвии упал на 18.4%, предварительные цифры говорят о снижении промышленного производства на 17%, розничных продаж — на 31%.

Девальвация? Правительство, ЕС и банкиры убеждены, что жестко привязав курс лата к евро им удалось избежать девальвации последнего. Но угроза отнюдь не миновала. Отчёты Swedbank и SEB показывают улучшения в экономике Латвии, однако и неблагоприятную статистику так называемых «плохих займов» (займов, по которым от заемщика не получено никаких выплат в течение 90 дней). Число таких займов выросло с 13,8% в августе до 14,5% в сентябре. Латвия скатилась от полного отсутствия внешнего долга к полной

зависимости от глобального финансового рынка. Большие долги висят сегодня только на правительствах Украины, Венесуэлы и Аргентины. Центрабанку в течение лишь одной из ноябрьских недель пришлось купить национальной валюты на 17.5 млн. евро чтобы сохранить её стабильность. Активно муссируются слухи что правительство может отказаться от части мер по сокращению бюджета, под угрозой новых протестов со стороны населения страны. В таких «безвыходных» условиях «выходом» часто оказывается именно девальвация, традиционная мера, позволяющая удешевить местные продукты и услуги, одновременно превратив в гроши доходы большей части населения. Избежать девальвации правительство Латвии пытается отчасти из соображений собственного престижа, но главным образом из-за риска волны девальваций в соседих странах и создания рисков для иностранных банков. Кроме того, девальвация не позволит нормально расплачиваться по кредитам. Ход политики ясен. Латвийское правительство, как и любое другое капиталистическое правительство пытается заставить платить за кризис простых людей — рабочих, стариков, больных, студентов, учителей, что посредством девальвации, что без неё. Рабочие и все, кто протестует против бюджетных сокращений не должны поддерживать ни прикрепление курса лата к евро ни девальвацию в качестве меры спасения экономики — всё стороны одной, фальшивой монеты.

Кризис трёх стран Швеция и её банки, всё чаще называются «колонизаторами» стран Балтии. ВВП Литвы в III квартале 2009 г. упал на 14,3%, прогнозы по аналогичному показателю Эстонии уже многократно пересматривались в сторону уменьшения. Эстонским безработным уже предлагают работу за зарплату в 2,5 раза ниже установленного законом минимума. С того времени как протесты в Риге заставили уйти правительство Латвии в отставку, усилилось напряжение в политической среде и нервозность со стороны полицейских чинов в отношении перспективы новых протестов, запланированных ранее на 13 ноября. Спецслужбы начали многочисленные расследования по фактам призывов к протестным действиям, с целью запугать их возможных участников. Организаторы протестов критиковали действия полиции и спецслужб, но выступления всё же были отложены либо прошли в ограниченном масштабе. Утром 13 ноября перед парламентом выступила лишь группа студентов, а основную массу людей находившихся в округе составляли полицейские в униформе и в штатском. Латвийское протестное движение должно быть независимым от всех существующих в стране политических партий. Оно должно выступать в защиту прав всех пострадавших от кризиса трудящихся, студентов, пенсионеров — как русскоязычных, так и говорящих по-латышски. Целью движения должно быть создание рабочей партии на базе программы, вырасшей из борьбы и действий. Необходимо организовывать дискуссии, встречи на рабочих местах и в городских районах, искать солидарность и поддержку в протестных движениях соседних прибалтийских стран и Швеции. Нужна ясная антикапиталистическая, демократическая и социалистическая программа, как ответ на грабительскую програму латвийского бизнеса, Евросоюза и МВФ.

По данным опроса общественного мнения, проведённого «Pew Global Research» в начале ноября 2009 г. в ряде стран бывшего советского блока, в последний период значительно сократилось количество граждан, поддерживающих переход к капитализму. Неудивительно, что самый большой спад был отмечен в тех странах, которые больше всего пострадали от мирового кризиса — в Латвии — на 26%, в Венгрии — на 34%, на Украине — на 16%; в последней лишь 36% одобряют перемены. В этих странах экономический коллапс сопровождался политическими потрясениями — сменой правительств в Латвии и Венгрии, постоянным политическим хаосом на Украине. Состояние российской экономики не лучше.

Г

ромкие заявления в середине года о том, что кризис достиг дна, уже звучат слишком оптимистично. Несмотря на определенным рост внутреннего валового продукта в последние месяцы, в целом ВВП упадёт в 2009 г. на 8,7%. Основные индикаторы «реальной» экономики не дают повода для радости. Промышленное производство, если не считать добычу полезных ископаемых (в т. ч. нефть), растёт очень медленно, его уровень находится почти на 7–8% меньше, чем в начале кризиса. Одним из основных факторов восстановления мировой экономики является восстановление потребительского спроса. В России же, наоборот, выходу из кризиса мешают падение внутреннего спроса и низкий уровень кредитования. Объем розничной торговли снизился почти 10% в 2009 г. В Китае одним из источников роста является инвестиционная и строительная деятельность. В России картина в этом плане тоже не радужная. Инвестиции в основной капитал, к примеру, на 15–20% ниже, чем в 2008 г. Потребители в развитых странах, по крайней мере, получили определенную выгоду от кризиса, когда цены на многие товаров упали. В России всё иначе. Даже по официальным данным, цены на некоторые потребительские товары в этот период выросли на 30%, тогда как средний доход населения упал на 5%. Кто такой этот «средний» счастливчик не совсем понятно. Простые люди ощутили значительно большее падение своего дохода. Беспокойство вызывает и уровень безработицы в России. «Сокращение безработицы, зафиксированное обследованиями населения по проблемам занятости в мае и августе, отражает преимущественно сезонные факторы, а не общее улучшение условий на рынке труда», — говорят эксперты Всемирного Банка. Заявления о сокращениях десятков тысяч работников «Почты России», РЖД, Сбербанка и др. означают, что даже Росстат будет вынужден признать реальный рост безработицы. Рост мировой экономики также неустойчив. Для того чтобы восстановить её, потребовалось более $14 триллионов в разных формах помощи банкам и финансовым учреждениям. Уже известно, что большинство этих денег было использовано не на пользу «реальной» экономики, чтобы оградить рабочих от последствий кризиса, а пошло на новые спекулятивные пузыри, не менее опасные, чем те, которые лопнули в 2007 г. Функция рецессии в капиталистической экономике (если вообще можно говорить о «функциях» в хаотичной системе) является уничтожение лишних производственных сил, но использование стимулирующих мер отчасти отложило необходимое (по правилам капиталистической системы) закрытие заводов. Кризис перепроизводства не только не решён, но ещё усугубился, поскольку потребительский спрос падает. Однако мировые правительства, которые выплатили огромные суммы банкам, сейчас вынуждены бороться с рекордными бюджетными дефицитами  — пу тём сокращения расходов, прежде всего на зарплату работникам госсектора. Только в декабре, в Греции, Британии и Ирландии были утверждены новые сокра-

щения бюджета, расходов на зарплаты, пенсии и общественный сектор. Предложение ирландского правительства сократить зарплаты на 5–15% спровоцировало волну протестов, в т. ч. забастовку «гардов», т. е. ирландской полиции! Перечень стран-кандидатов на дефолта растёт. В своём недавнем отчёте, организация «Comparative Risk Analysis» определила группу стран с самым высоким риском дефолта: Украина, Аргентина, Венесуэла, Латвия, Исландия, Латвия, Казахстан, Ливан и Россия. Включение России в этот список на первый взгляд кажется странным. Но она попала в него не из-за государственного долга, а из-за огромного объёма долга российского частного сектора, который составляет более $450 млрд., т. е. на порядок больше, чем долг СССР в 1990 г. Многие ещё помнят российский дефолт 1998 года. Тогда девальвация рубля и рост мировой цены на нефть создали условия для роста экономики вплоть до 2007–8 гг. Однако сегодня условий для такого роста нет, потому что в кризис разные страны будут использовать девальвацию для спасения своей экономики, сводя к нулю последствия девальвации в отдельной взятой стране. Во многих странах кризис также спровоцировал политические потрясения. Кажется, что Россия тут является исключением. Тандем ещё остаётся у власти, Госдума и Совет Федерации остаются лояльными, а любой, кто попытается открыто выразить протест, может рассчитывать на скорую встречу с представителями центра «Э». Остальные молчат. Некоторые профсоюзные активисты и левые сделали из этого пессимистичный вывод о том, что рабочие не готовы бороться, и в этих условиях можно лишь продолжать говорить о правах рабочих, о необходимости создавать организации «на будущее». Однако большой ошибкой было бы не понимать, что текущий мировой кризис открыл новый этап в развитии мирового рабочего движения. В России сегодня вопрос о перспективах развития событий остаётся открытым. Возможно, что раскол между разными фракциями правящей элиты спровоцирует массовое протестное движение, или наоборот, растущее протестное движение будет провоцировать раскол правящей элиты. Главный редактор «Независимой газеты» считает, что «к концу 2009 года стало совершенно очевидно: в России что-то меняется. Словно иголкой проделали маленькую дырочку в аэростатном куполе. Газ улетучивается из него медленно, но неуклонно. Не все осознают масштаб утечки, но вчерашней уверенности в том, что дирижабль набирает высоту, больше нет».

Его аргументация основана на контрасте между выступлением президента (статья «Россия, вперед!»), в котором он призвал к «модернизации»: отказу от сырьевой экономики, борьбе с хронической коррупцией, отказу от привычки полагаться в решении проблем на государство, и реакцией съезда «Единой России» в Питере: «Нужно придерживаться здорового консерватизма. Современный консерватизм это не стагнация, а скорее устоявшаяся система ценностей: государство, семья как основная ячейка государства, патриотизм». Первые признаки столкновения между разными крыльями правящей элиты очевидны — с одной стороны, государственники и силовики говорят о стабильности, сохранении существующего статусакво, государственном патернализме, с другой  — более молодая

ком неустойчивое. Тем не менее, наверху идёт подковёрная борьба. «Пожарные» вливания средств ещё не решили проблем моногородов, акции протеста в них ширятся. В Байкальске рабочие объявили голодовку, в Кировской области рабочие завода «Силикат» вышли на митинг, требуя передачи управления предприятия трудовому коллективу, поскольку частный владелец довёл завод до банкротства. Новая волна сокращений подталкивает рабочих к более решительным действиям. И, поскольку социальные последствия экономического кризиса ещё долго будут оказывать влияние на жизнь простых людей, растёт вероятность того, что рост протестного движения подорвёт поверхностное единство правящей элиты, массовое недовольство выйдет из-под контроля.

Россия и кризис бизнес-элита стремится избавиться от коррупции, государственного регулирования, зависимости от нефтяных и газовых олигархов. Характерно, что спор возник о роли госкорпораций — инструменте, который используется для бесконтрольной траты миллиардов бюджетных средств и в то же время, является препятствием дальнейшего развития «свободного капиталистического рынка». Споры внутри правящей элиты коснулись не только экономики, но и устройства общества. Пытаясь укрепить свой имидж молодого, «инновационного» лидера, президент критикует правящую партию за её действия в ходе региональных выборов на фоне выступлений майора Дымовского, скандала вокруг смерти адвоката Магнитского, освобождения Светланы Бахминой. «Антиперестроичная» реакция последовала от председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, выступление которого стало манифестом бюрократического консерватизма. Один комментатор сравнил его с письмом Нины Андреевой в конце 80-х гг. Зорькин считает, что «общество стоит перед выбором — антидемократический порядок или хаос». Во многом эти действия напоминают игру в доброго и плохого полицейского. Хотя речь не идет о судьбе двух «стражей порядка», а о судьбе тех команд, которые стоят за ними. В ходе текущего экономического кризиса эти группы не заинтересованы в открытых конфликтах, положение их слиш-

Таким образом, перед нами открывается перспектива восстановления политической жизни в России. С одной стороны, с развитием активного сопротивления последствиям капиталистического кризиса в контексте усиления международной борьбы усилится и полевение настроения рабочих и молодежи. С другой, столкновение между разными крыльями правящей элиты может вскоре принять открытый и довольно жёсткий характер. К несчастью, из-за отсутствии массовых протестов трудящихся некоторые левые и профсоюзные активисты оказались дезориентированы экономическом кризисом и сделали вывод, что сегодня нет нужды в радикальной программе и конкретном плане действий, потому что рабочие этого не поймут. Однако именно сейчас, в период кризиса идеологии и поиска альтернатив, вопрос программы и стратегии наиболее важен и актуален. И именно сегодня нужно уточнить и укрепить социалистическую агитацию и пропаганду, выступать за создание массовой рабочей партии, за национализацию банков и крупных предприятий под рабочем контролем и управлением, за создание плановой экономики и рабочего правительства с социалистической программой, которое будет способно свергнуть капитализм и строить по-настоящему демократическое социалистическое общество.


Трагедия

7

Анна, КРИ Мск

Капитализм — Это катастрофа Наблюдая за реакцией рунета на трагедию в «Хромой лошади», я наконец-то поняла, почему память погибших принято поминать минутой молчания. Жертвами пожара в пермском ночном клубе стали более двухсот человек. И, не успел еще остыть пепел, как представители различных сортов элиты российского общества, имеющие доступ к СМИ и интернету, поспешили высказать своё решительное мнение, отразив так сказать «волю народа». Одним из самых громких и уверенных оказался глас церкви, доля участия которой в vox populi отнюдь не ограничилась официальными соболезнованиями патриарха. На беду возрожденного православия, не только пресс-службы осторожных и гибких архиереев имеют обыкновение писать тексты и высказываться. Пермский пожар мгновенно активизировал целый легион уездных савонорол, соревнующихся в фарисействе. Начиная за упокой, они заканчивают апокалипсисом: «То, что случилось в Пермском клубе  — абсолютно закономерно, хоть и очень страшно… Действительно «огонь попаляет терние наших погрешений»…  — пишет очередной, проникнутый христианским духом милосердия и всепрощения, православный блоггер. В свою очередь, некий местный священник дал более детальное и предметное описание тех самых прегрешений, за которые, по его мнению, господь бог устроил массовое аутодафе. Это, помимо всего прочего, наличие в Перми богомерзкого Музея современного искусства, а так же проведение языческих фольклорных праздников. Но наиболее ярким и характерным оказался комментарий иерея Александра Шумского, данный агентству «Русская линия»: «Я выражаю искреннее сочувствие родителям и близ-

ким тех молодых людей, которые погибли в этом ночном клубе. (…) Это трагедия и для самого человека, погибшего в таком месте, и для его близких и родных. (…) Ночные клубы и подобные им заведения есть следствие отсутствия нормального нравственного воспитания. (…) Ночные клубы похожи на игорные заведения, там тоже идет бесовская игра. Трагедия в ночном клубе неслучайна. В Евангелии говорится, что даже волос с головы не падает случайно. Поэтому трагедия в этом ночном клубе — это указание Божие. (…) Я думаю, что наши власти это понимают. Было бы идеально, если бы эти заведения были моментально закрыты. От этого была бы огромная польза». Замечательная проповедь, не уступающая лучшим средневековым образцам! Впрочем, общеизвестно, что христианские конфессии издавна питают особую слабость к огню и с подозрением относятся к любым формам досуга, не подразумевающим посещения церкви. Однако не стоит забывать, что бурное развитие индустрии развлечений во всех городах и весях хронологически совпало с возрождением православия на Руси. Богатства церкви прирастают отнюдь не лептами вдовиц и трудами дистил-

лированных праведников. С тех пор, как кандидат в президенты Владимир Путин во время предвыборной компании поведал историю про свой освященный в Иерусалиме крестик, религия обрела популярность среди хай-мидл-класса. Чиновники жалуют святой церкви налоговые льготы, отписывают гектары государственной земли и объекты муниципальной недвижимости. Буржуа же оплачивают строительство новых церквей, дабы оживить архитектурный ансамбль и инфраструктуру рублевских коттеджных поселков. Неудивительно, что церковь, как правило, с пониманием относится к своей новой целевой пастве, даже если она заявляется к причастию с бодуна после клубного отжига, или просит освятить дачу. Без греха, как известно, нет раскаяния: тех, кто полезен церкви, не обойдет милость божья. Все же остальные периодически служат для наглядной демонстрации божьего гнева. Как это случилось с двумя сотнями обывателей из Перми, которых приравняли к гражданам Содома и Гоморры лишь за то, что собрались на корпоратив. Пока фанатики бичуют порок оптом, фарисеи налаживают розничную торговлю индульгенциями: бизнес-схема, отлаженная более пятисот лет назад, прекрасно работает и по сей день.

Мигранты Станислав Васильев, КРИ Мск

Бороться за свой класс, а не плевать на другие нации

П

од каким соусом это преподносит официальная пропаганда, догадаться нетрудно. Былые свои речи про толерантность и борьбу с фашизмом государственные столпы отодвинули на задний план и «отстояли приоритетное право российских граждан на трудоустройство». Налицо использование власть имущими предрассудков, имеющих хождение — среди некоторой части российских рабочих. «Кризис сейчас. Пусть уволят мигранта, а до меня волна, глядишь, и не докатится»,  — так рассуждает несознательный рабочий. Но каким образом обстоят дела в реальности? Нужно начать с того, что вовсе не в присутствии узбекских и таджикских рабочих причина увольнений и падения зара-

ботной платы. Причина — в неумных аппетитах буржуазии, для которой важна прибыль  — и только прибыль  — любой ценой, в капиталистическом хаосе рынка, ввергнувшем мир в очередную рецессию. Вызванные кризисом массовые увольнения обрушились прежде всего как раз таки на головы ми-

российских рабочих это не застраховало ни от потери работы, ни от уменьшения зарплат. Да и могло ли быть иначе? Россияне, кому выпала незавидная участь искать в кризис работу, соглашаются на худшие условия труда, на более низкую зарплату, чем до кризиса. И работодатели такие рабочие ме-

Коренные интересы у рабочихмигрантов и у рабочих-«туземцев» одинаковы грантов: на волне кризиса из РФ было выдворено 8,1 млн. иностранцев. Вопреки всем иллюзиям, которые кто-то питал,

ста любезно предлагают: ступайте, дорогие соотечественники на неквалифицированную плохо оплачиваемую работу, которую раньше выполняли со-

Впрочем, о трагедии в «Хромой лошади» высказывались не только фарисействующие священники и аффективно верующие блогеры. Либеральный сегмент тоже сказал свое слово, заключавшееся, в основном, в очередных упражнениях на вечную тему «Как страшно жить в России!». «Рыночники», которых даже после двух пережитых за последние десять лет кризисов осталось порядочно, предсказуемо пытаются проставить акценты так, чтобы переложить ответственность с хозяев клуба на коррумпированных чиновников, вымогающих взятки. Однако не стоит забывать, что коррупция — это не некий индивидуальный грешок конкретного пожарного чина: коррупция  — это система, объединяющая и взяткодателей, и взяткобрателей в прочный симбиоз. Давление чиновников, вымогающих взятку на предпринимателей, несомненно, существует. Но не стоит забывать, что давление предпринимателя, которому выгоднее дать взятку, чем педантично выполнить требования Пожнадзора или СЭС, бывает не менее сильным, и некорумпированность подчас может стоить карьеры мелкому инспектору или должностному лицу. Пострадавшие, определенные ультраправыми в «бражники и блудницы», у либералов получи-

ли кодовое звание «цвет города, его элита». Например, адвокат Игорь Трунов в интервью сайту «Свободная пресса» на следующий день после трагедии заявил: «Могу только сказать, что в клубе сгорел класс молодых предпринимателей этого города. Ужасная трагедия, хуже, наверное, могло бы быть, если только на их месте оказались бы дети», — утверждает сей общественный деятель. После двадцати лет реставрации капитализма, рассеявших все иллюзии о «прогрессивной роли рынка» и живительной силе частной инициативы, последние из неолиберальных могикан продолжают любить «молодых предпринимателей» иррационально и безоценочно  — как детей. Впрочем, владельцы и директора клуба, уголовное преследование которых адвокат Трунов назвал «чепухой», вели себя и впрямь по-детски: легкомысленно и эгоцентрично. Феерверк под низким, отделанным легковозгораемыми материалами потолком  — что это, инфантилизм или слабоумие? «Слоеный пирог» из сухого и пыльного тростника, незащищенной проводки и дешевого, легковоспламеняющегося и токсичного пластика  — это инфантилизм или слабоумие? Заколоченные (вопреки утвержденному проекту) окна, запертый за-

пасной выход — инфантилизм или слабоумие? Отсутствие автоматической системы пожаротушения и аварийного света  — инфантилизм или слабоумие? Клуб на четыреста человек в помещении, оформленном как «кафе на 50 человек»  — инфантилизм или слабоумие? Что убило 146 человек  — инфантилизм или слабоумие? Или, может быть, бог их убил за то, что в день Вознесения Порток на Другой Гвоздок корпоратив замутили? Те, кто был в ту ужасную ночь в «Хромой лошади» пострадали не только от огня и высокотоксичного дыма, не только от безответственности предпринимателей и коррумпированности контролирующих чиновников. Да, капитализм безответственен и паразитичен по своей природе, он не способен заботится об обществе. Однако трагедия в «Хромой лошади» продемонстрировала, что буржуазия подчас не способна должным образом позаботиться даже о самой себе. Богатство дает буржуа иллюзию неуязвимости: поэтому маниакальной погоне за прибылью и стремлении уменьшить издержки он забывает обо всем — в том числе и о собственной безопасности. Капитализм  — это катастрофа, а катастрофа обычно не очень разборчива в выборе жертв.

Российские «верхи» разродились решением об урезании квот на иностранную рабочую силу. Причем, речь идет о весьма серьезном сокращении. Для примера: в Москве рабочих мест для мигрантов станет меньше в два раза кращенные, в связи с новыми квотами, мигранты. Таким образом, эгоистические мечты несознательного рабочего удержаться в кризис наплаву за счет беды братьев по классу — это пустота и дым. Коренные интересы у рабочих-мигрантов и у рабочих-«туземцев» одинаковы, а новые квоты — это удар для всего рабочего класса, а не только для приезжих, являющихся наиболее угнетенным слоем в рабочем классе. Принятие новых квот означает, что еще больший, чем сейчас, процент мигрантов вынужден будет работать нелегально, а значит за ничтожнейшую плату и в совершенно скотских условиях, под еще большим прессингом

со стороны милиции и миграционной службы. Что многим рабочим-мигрантам придется без гроша в кармане вернуться домой, в свои прозябающие в нищете страны. Российские рабочие, которые заступят на освободившиеся рабочие места, узнают вкус новых прелестей мигрантской рабочей жизни: выматывающий низко квалифицированный труд, за который плохо платят. Ясно, что благосостояние рабочих, «приоритетное право» которых отстояло родное государство, упадет, и весьма значительно. Рабочие — мигранты и местные  — оказываются в проигрыше, выигрывает работодатель, который перекладывает всю тяжесть кризиса на плечи трудящихся. В свете сказанного понятным

делается многое. В т. ч. и заигрывания Кремля с националистическими организациями. Буржуазное государство на все пойдет, чтобы посеять вражду в рабочем классе по принципу мигрант или не мигрант. Рабочим, в ответ на разбойничью политику хозяев жизни, необходимо солидаризоваться. Достойная зарплата, человеческие условия труда, равная оплата за равный труд без всяких оглядок на регистрацию, прописку или гражданство, — чтобы добиться всего этого, нужны соединенные усилия рабочих, и местных, и приезжих. Только так можно отстоять свой коренной  — свой классовый — интерес.


Против чего и За что мы боремся

дискуссия

8

Олег Князев, КРИ Мск

Общество За всеобщее качественное бесплатное образование и здравоохранение. За полное государственное финансирование бюджетной сферы За сохранение льгот на проезд на всех видах общественного и коммерческого транспорта. За восстановление муниципального автопарка во всех городах России. Транспортные тарифы — под контроль граждан! Минимальный размер стипендии не ниже реального прожиточного минимума для всех студентов Против разрушения и разграбления окружающей среды капиталистическими корпорациями и государством. Против приватизации земли и природных ресурсов. Достижения науки и техники должны быть доступны всему обществу За осуществление широкой государственной программы жилищного строительства для рабочих и малообеспеченных, справедливое перераспределение имеющихся жилищных фондов. За полный общественный контроль над системой ЖКХ, коммунальными тарифами, застройкой и землепользованием Против выселения жильцов без обеспечения лучшей жилплощадью Против коррумпированных нацпроектов. За широкую программу социальной поддержки под контролем трудящихся

Экономика За справедливую оплату по труду. Минимальная зарплата должна соответствовать реальному прожиточному минимуму определяемому международными нормами. За установление 35-часовой рабочей недели без потери в зарплате. Рабочий день должен сокращаться за счёт расширения рабочих мест и технологического переоборудования производства Против практики заёмного труда, неустойчивой занятости, испытательных сроков Против дискриминации по возрасту, полу и т. д. при приёме на работу. Равную оплату за равный труд За своевременную индексацию зарплат, стипендий и пенсий, соответственно уровню инфляции Против частных пенсионных фондов и увеличения пенсионного возраста, за полное государственное обеспечение пенсий для всех. Пенсия должна соответствовать средней зарплате рабочего За свободу профсоюзной деятельности и забастовок для всех рабочих и служащих. За отмену антипрофсоюзных законов Против бюрократизма и коррупции в профсоюзах. Работодатели не должны состоять в одних профсоюзах с работниками. Профсоюзные функционеры не должны получать зарплату выше рабочих За рабочий контроль на производстве, первым шагом к которому должна стать отмена коммерческой тайны и установление контроля трудового коллектива над бухгалтерией предприятий За государственный план инвестиций для решения проблем безработицы и нерентабельных предприятий За обобществление промышленности, банковской системы, транспорта и связи, а также земли и природных ресурсов, включая нефть и газ. За рабочий контроль над производством и распределением всех общественных благ За переход к демократической плановой экономике под полным и непосредственным контролем со стороны организованного рабочего класса

Политика За свободу слова, печати, собраний, митингов и демонстраций. Против цензуры и политических репрессий Против всех видов дискриминации, за равенство прав вне зависимости от национальности, расы, пола, образа жизни или религиозной принадлежности Против захватнических войн и империалистической политики. Против использования военной силы для решения международных и внутренних конфликтов. За право всех наций на культурное и государственное самоопределение вплоть до отделения или объединения Против буржуазной профессиональной армии. Армейская служба должна быть заменена всеобщим военным обучением по месту жительства. Рядовым военнослужащим должны быть гарантированы все гражданские, политические и трудовые права, включая право на организацию профсоюзов Против рабства, муштры и дедовщины в Вооружённых силах. За полный общественный контроль над ситуацией в армии Против бюрократического диктата и идеологической монополии государства или церкви в сфере образования, науки и культуры Против «суверенной демократии» и «вертикали власти», за рабочее правительство на основе социалистической программы За рабочую демократию в форме государства, в органах управления которого будут представлены все трудящиеся, и при котором само государство будет отмирать, растворяясь в органах общественного самоуправления За свободный и равноправный союз рабочих государств в мировом масштабе, который положит конец хаосу империалистических войн и этнических конфликтов За создание рабочими действующей партии, способной последовательно защищать интересы трудящихся и бороться за замену капиталистической системы социалистической За независимое рабочее движение! За классовую солидарность, рабочую демократию и международный социализм!

Дебаты о сталинском наследии: Сталинизм, антисталинизм и антиантисталинизм Кто в сегодняшней России может быть приглашен для публичных дебатов о наследии сталинизма? Либеральный священник, либеральный правозащитник, «патриотичный» историк — полный набор фигур, до боли знакомых по всяческим псевдополитическим телешоу вроде «Имя России». Полный набор штампов, ставших привычными с начала 90-х: Сталин — кровавый диктатор, который должен быть осужден. Сталин — эффективный менеджер, всякую критику которого тут же используют в своих целях враги нынешней России. Сталин — кара небесная за грехи русского народа, который «забыл бога» и может спастись только молитвой и коллективным покаянием.

Питер Тааф, один из руководителей Комитета за Рабочий Интернационал

П

ступлений лицо и мимика либерального попа приобретали такое выражение, словно перед ним появился живой черт с рогами. «Сталинизм — не продолжение большевизма, а его отрицание и уничтожение», в то время, как главное завоевание 1917 года  — плановая экономика  — стала основой мощного скачка, позволила России из «европейской Индии» стать второй промышленной силой в мире», однако развитие бюрократии, главного оплота сталинизма, стало препятствием для дальнейшего роста плановой экономики. «Как и предсказывал Троцкий, Советский Союз стоял перед выбором-либо обновление через возвращение к (рабочей) демократии, за которую выступали Маркс, Энгельс, Ленин и Троцкий, либо Россия потерпит поражение из-за падения производительных сил, что приведет к реставрации капитализма». Нам нечего скрывать и нечего бояться исторической правды. Преступления сталинизма должны быть расследованы до конца, потому что вне

ожалуй, и в этот раз в редакции The Moscow News все пошло бы по накатанному сценарию, если бы не одно обстоятельство. Формат привычных посиделок дежурных респектабельных сталинистов и антисталинистов был нарушен участием в дебатах одного из руководителей Социалистической партии Англии и Уэльса и Комитета за Рабочий интернационал Питера Тааффа и пришедшей поддержать его небольшой группы членов российской секции КРИ. Благодаря его участию разговор зашел уже не просто о сталинском наследии, а шире — о наследии Октябрьской революции. И тогда перед присутствующими в зале предстал полный спектр именно классовых точек зрения на Сталина и его наследие. Прежде всего потому, что Питер имел возможность высказать точку зрения, не имеющую у нас доступа к большим тиражам газет и телеэфиру  — точку зрения борющегося рабочего класса. Недаром во время его энергичных и живых, как на рабочем митинге, вы-

В субботу, 12 декабря, в Москве в магазине «Фаланстер» прошла открытая дискуссия о протестном и рабочем движении Казахстана.

Д

окладчиком выступил Айнур Курманов, наш товарищ из Социалистического Сопротивления Казахстана, политический и социальный активист. Айнур вкратце напомнил новейшую историю развития протестного движения в Казахстане: знаменитое восстание жителей пригородов Алматы против насильственного выселения в 2006 году; акции протеста дольщиков в 2008-м; забастовки и голодовки на прикаспийских нефтяных промыслах; забастовка на Алматинском вагоноремонтном заводе; и, наконец, недавние события в Жанаозене, где оставшиеся без работы нефтяники захватили здание администрации «Узеньмунайгаза». Причём с развитием экономического кризиса, под ударами которого испытывают обвал всё новые и новые от-

расли экономики, в противостояние последствиям кризиса вступают всё новые группы трудящихся и близких к ним социальных слоёв. Так, например, совсем недавно начался рост недовольства среди работников рынков, во многом вызванный интервенцией бывших владельцев ныне закрытого московского «Черкизона». Участники дискуссии обсудили опыт забастовки на Алматинском вагоноремонтном заводе, в которой участвовал почти весь коллектив предприятия. Здесь работники впервые потребовали не просто ренационализации предприятия, а ещё и права на контроль над назначением директоров, права на вмешательство в организацию производства и в финансовые дела завода. Существовавший на заводе «официальный» профсо-

Антикризисная программа Остановить снижение зарплат и сокращения. При снижении числа заказов распределять имеющуюся работу среди всех рабочих, сохраняя уровень зарплат.

Национализировать без компенсации (кроме мелких акционеров) и крупнейшие компании и предприятия по всей промышленности под рабочим контролем и управлением.

Открыть финансовые дела предприятий, отменить коммерческую тайну.

Переориентировать производство с обслуживания интересов капитала на удовлетворение общественных нужд.

Тираж 999 экземпляров. Подписано в печать 17.12.09

Контакты редакции: rodkille@gmail.com huelguista@gmail.com

зависимости от количества жертв, «даже смерть сотен или десятков невинных людей была бы трагедией». Но, несмотря ни на что, говорил Питер, — «Несмотря на этот трагический опыт, я выступаю за социализм. К сожалению, сталинизм использовали против таких людей, как я сам, выступающих за демократический социализм. Сталинизм использовался правящими буржуазными классами для запугивания людей в Британии и в Европе». Когда защищать дело и наследие русской революции, погребенное под сталинистскими напластованиями, берется представитель европейского рабочего движения  — это звучит как вызов всем социал- и «просто» шовинистам. Мы хорошо понимаем цену рассказам о якобы «самых высоких» темпах роста российской экономики дореволюционного периода, якобы, насильственно прерванных в 1917 г. «Индия и сегодня развивается быстрыми темпами. И что из того? Многие ли индийцы выигрывают от такого роста,

многим ли удаётся вырваться из нищеты? Такова же была ситуация в России перед революцией. Англо-французский капитал делал прибыли, а подавляющее большинство населения были нищими. Огромное число русских погибло в Первую мировую, а затем подверглось иностранной интервенции только за то, что хотело «земли, мира, хлеба и свободы». Напрасны насмешки, что мы потому так «трогательно» защищаем представителей уничтоженной Сталиным ленинской гвардии, что в Британии они никогда не приходили к власти. Нигде в мире рабочий класс не получал ничего от капитала и правительства даром. «Существующая ныне в Британии демократия, свобода забастовок и протестов не были дарованы нам, они стали возможны только в результате борьбы трудящихся, только под угрозой революции, гражданской войны». В то время как либеральные критики видят единственное спасение от сталинских ужасов

в «хорошем» капитализме, свободном рынке и буржуазной демократии, для нас очевидно и другое. «Распад СССР и восстановление капитализма обернулись катастрофой для жителей этой страны. ВВП сократился в 90-ые наполовину. Рост экономики после 98 года обернулся новым падением в последний период». «Посмотрите, чем оборачивается этот кризис для простых людей даже в самых развитых капиталистических странах — в США, например  — галопирующей безработицей». «В каком положении находится Латвия, в которой закрылись половина больниц!». Мир, за который мы боремся — совершенно другой мир. «То, что нам необходимо сегодня  — это плановая экономика и демократия. Не сталинизм, а рабочая демократия, с контролем со стороны трудящихся, с сокращением рабочего дня, чтобы самые широкие слои могли принимать участие в управлении обществом».

Открытая дискуссия о протестном и рабочем движении Казахстана юз сыграл в забастовке реакционную роль, встав на сторону работодателя и отказавшись защищать своих рядовых членов. Однако с ролью коллективного организатора успешно справился образовавшийся в процессе событий стачечный комитет, на основе которого сейчас образовывается новый, независимый профсоюз. Товарищи из СоцСопра Казахстана были активными участниками событий, поэтому очень ценными оказались наблюдения Айнура, как в процессе развёртывания борьбы поднимается уровень сознания у участников и какое огромное влияние оказывают действия рабочих разных отраслей друг на друга. Так, например, если лозунг национализации был выдвинут сначала на нефтяных промыслах, то теперь нефтяники перенимают

Национализировать без компенсаций (кроме мелких вкладчиков) банковский и финансовый сектора экономики, осуществить прямое и дешевое кредитование для поддержки кризисных отраслей национализированной промышленности, а также мелким частным предприятиям в целях их технического перевооружения или перепрофилирования без сокра-

Телефоны: +7 926 590-87-93 +7 926 821-06-81

у рабочих вагонзавода лозунг рабочего контроля и управления производством. Часть участников отметила, что волна мирового экономического кризиса накрыла Казахстан гораздо раньше, чем Россию, а экономика Казахстана, как и российская, во многом держится на добыче и переработке сырья. Следовательно, в России в ближайшем будущем весьма вероятно появление подобных очагов бурного протеста и роста протестного движения в целом. Разумеется, есть и отличия. Например, правительство Казахстана предпринимало настолько слабые и грубые попытки сгладить последствия кризиса,

щения зарплат и рабочих мест. Финансовую помощь — не капиталистам, а трудящимся. Отменить выплаты по кредитам всем потерявшим работу, до их трудоустройства. Провести конференцию трудовых коллективов для разработки единой стратегии и тактики действий по борьбе с кризисом, а также разработки про-

socialistworld.ru

что, в отличие от российского, гораздо быстрее лишилось доверия населения. Тем не менее, опыт развития событий в Казахстане даёт богатый материал для анализа ситуации и возможных перспектив рабочего движения в России.

граммы альтернативного производства. За демократически планируемую общественную экономику и рабочее правительство с социалистической программой.

Социалистическая Альтернатива №1  

Газета Российской Секции Комитета за Рабочий Интернационал

Advertisement