Issuu on Google+

«Ñâÿòîå çîä÷åñòâî - ïîñòðîèòü õðàì â äóøå ñâîåé» È.Í. Øåâåëåâ. Ãðàôèêà Â. ÂÀËÜÊÅÂÈ×À.

Ежемесячное бесплатное приложение к газете «Шуйские известия»

9 ноября 2013 года

Выпуск № 9 (58) ÇÍÀÌÅÍÈÒÛÅ ÇÅÌËßÊÈ

«Ñ ÂÀÌÈ ÄÆÀÇ È ß - ÂÀËÅÐÈÉ ÊÈÑÅ˨Â!» Все любители джаза в прошед$ шую пятницу собрались в Доме культуры, где при участии мос$ ковского ансамбля классическо$ го джаза проходил концерт из$ вестного саксофониста и клар$ нетиста, нашего земляка Вале$ рия Киселёва. Валерий Киселёв редко приез$ жает на малую родину, поэтому каждый его визит в Шую запоми$ нается надолго. Шуяне гордятся тем, что в нашем городе вырос один из самых оригинальных представителей джазовой тради$ ции в российской музыке. Число сделанных Валерием аранжиро$ вок джазовых стандартов уже дав$ но претендует на мировой рекорд. Практически никто не может срав$ ниться с Киселёвым по количеству концертных программ, подготов$ ленных вместе с его любимым ан$ самблем классического джаза. Весь сезон Валерий вместе с ансамблем играли концерты, по$ священные тем композиторам, которые оставили след в джазо$ вой истории — Бенни Гудмену, Гленну Миллеру и другим. Для Шуи была подготовлена програм$ ма под названием «Блюз из Нью$ Орлеана». Концерт Валерий начал с не$ большой предыстории, рассказал о Нью$Орлеане — родине джаза, о музыке, порой зажигательной и танцевальной, а иногда задумчи$ вой и грустной. Зрительный зал городского Дома культуры был

переполнен, но пока известный саксофонист говорил, в нём сто$ яла абсолютная тишина. Все дру$ зья, знакомые и просто любители джаза, которые в этот день при$ шли на концерт, внимали каждо$ му слову кумира. Немного погодя зрители начали недоумевать, а где же оркестр? Не будет же известный саксофонист выступать один? « Да они там чай ещё пьют. Вот сейчас начну иг$ рать, вмиг на сцену выбегут!» $

шутил Валерий. Так и произошло. Услышав звуки саксофона, музы$ канты один за другим выходили на сцену и подхватывали компози$ цию. Причем последняя оказалась полной импровизацией, испол$ ненной специально для шуян. Первой пьесой, которую сыгра$ ли замечательные музыканты, стала чисто нью$орлеанская «Как мы танцевали на Мандеграссе», очень задорная и динамичная. После неё зал разразился такой

бурей аплодисментов и оваций, какой, наверное, не было слышно в ДК уже давно. Когда крики бра$ во стихли, Валерий Киселёв пред$ ставил зрителям участников ан$ самбля: Всеволод Тимофеев $ фортепьяно, клавишные инстру$ менты, Владимир Фролов – гита$ ра, Владимир Черницын – контра$ бас и Дмитрий Качура – ударные. Все они очень известные москов$ ские музыканты. Если немного окунуться в исто$

рию создания ансамбля и карье$ ры Валерия Киселёва, можно уз$ нать очень интересные факты. Валерий создал в 1992 г. джаз$ квартет, который позднее и стал называться «Ансамбль класси$ ческого джаза». Около пяти лет квартет Киселева являлся штат$ ным коллективом телерадиоком$ пании «Останкино» $ принимал активное участие как в студийных записях на радио и телевидении, так и в концертах. Теперь они за$ нимаются разработкой новых проектов и концертных про$ грамм. Но вернёмся к концерту в город$ ском Доме культуры. Под конец программы неописуемый восторг и улыбки на лицах зрителей гово$ рили сами за себя. Валерию и уча$ стникам ансамбля дарили цветы, памятные подарки, просили у му$ зыкантов автографы. Валерий с большим удовольствием, уже выйдя за кулисы, пообщался с бывшими одноклассниками, дру$ зьями детства. И специально для читателей на$ шей газеты он передал следую$ щие слова: «В Англии проходит фестиваль джаза на Темзе. Так почему бы шуянам не организо$ вать фестиваль джазовой музыки на Тезе? Дерзайте, у вас всё по$ лучится! А я с удовольствием по$ участвую в шуйском фестивале джаза». Екатерина МАТЮХА. Фото А. КУЛЬКОВА.

ØÓÉÑÊÈÅ ÊÎÐÍÈ ÄÆÎ ÄÀÑÑÅÍÀ 5 íîÿáðÿ «ñàìîìó ðóññêîìó» èç ôðàíöóçîâ - ïåâöó Äæî Äàññåíó èñïîëíèëîñü áû 75 ëåò Более четверти века назад на одном из островов архипелага Таити за столиком ресторана «У Мишеля и Элиан» скончался по$ пулярный французский шансонье Джо Дассен. К тому времени 80$й олимпийс$ кий год уже успел унести из жиз$ ни двух замечательных исполни$ телей. 12 апреля умер выдающий$ ся русский бард Аркаша Север$ ный, он же А.Д. Звездин, уроже$ нец Иванова. А 25 июня в возрас$ те 42 лет в разгар олимпийских ристалищ и московской жары ушёл из жизни Владимир Высоц$ кий. Уход Аркаши Северного ос$ тался незамеченным, смерть В. Высоцкого власти пытались за$ молчать, но не смогли. О скоропостижной кончине 42$ летнего Джо Дассена написали все газеты. И люди в советской провинции, еще долго не знав$ шие, что умерли их соотечествен$ ники$кумиры, оплакивали голу$ боглазого француза с чарующим голосом. Оплакивали заслужен$ но $ Джо Дассена невозможно

было не любить уже за особую щемящую грусть и тепло его пе$ сен и за то, что сам он любил и уважал людей и свое дело — в чем публика не ошибается никог$ да. Если бы мы тогда еще и знали, что исполнитель «Салюта» и «Ба$ бьего лета» к России и Украине имел отношение самое прямое!.. Его дед родился и жил в Одессе, а одна из прабабок $ в нашей ста$ ринной Шуе Владимирской губер$ нии. Сам же классик французской любовной лирики Джо Дассен (настоящее имя Джозеф Айра Дассин) родился 5 ноября 1938 года в Америке. Отец, Жюль Дас$ сен, одесский еврей, после не$ долгой карьеры актера служил ассистентом великого Хичкока, а в 40$х сам стал одним из выдаю$ щихся голливудских режиссеров. Мать, Беатрис Лонер, родом из Венгрии, была известной скри$ пачкой. Популярность Джо принесла французская песня, точнее шан$

сон. Его учителем стал великий французский шансонье Жорж Брассенс. Песни Джо Дассена стали осо$ бенно популярными и любимыми в СССР. Они до сих пор жизнеут$ верждающе звучат на многих радиостанциях и каналах. Время бессильно перед талантом этого человека. Судьба Джо Дассена трагична – алкоголь, марихуана, инфаркты, как следствие, ранняя смерть. Так что и Северный, и Высоцкий, и Дассен ушли из жизни в 42, так же, как Гоголь, Мусоргский, Хармс, Пресли, Юрий Богатырёв, Евгений Мартынов... В 1979 году Дассен выступал и в Москве в гостинице «Космос», которую строили французы. Без его песен не обходились «Мело$ дии и ритмы зарубежной эстра$ ды», он часто появлялся на голу$ бом экране Советского Союза. Его любил весь мир, всё кругом замирало при звучании этого божественного голоса. Так в чём же обаяние творче$

ства Джо Дассена? Гением, мо$ жет, он и не был, сильным голо$ сом не обладал. Дело, видимо, в особой искренности и душевно$ сти, в неповторимом обаянии его голоса и тембра, унаследованных им от классиков французского шансона. Мелодии лучших его

песен по$особому грустны и про$ никновенны. А потому незабыва$ емы. Александр СЕМЕНЕНКО, кандидат исторических наук, по материалам журнала «Наша Родина $ Иваново$ Вознесенск».


2

øóÿíêà.ðô sizvestiya@yandex.ru

·

ËÈÒÅÐÀÒÓÐÍÀß ÑÒÐÀÍÈÖÀ

·

Е Ж Е М Е С Я Ч Н О Е П Р И Л О Ж Е Н И Е ОТДУШИНА ¹ 9 ÑÓÁÁÎÒÀ 9 ÍÎßÁÐß 2013 à .

ÈÇ ÏÎÝÒÈ×ÅÑÊÎÉ ÒÅÒÐÀÄÈ

ÁÐÎÄß×Àß ÊÎØÊÀ Ты одна в целом свете, Никому не нужна. Рядом – темень да ветер, Да за тучей луна. Подожди, выйдет солнце, Злая темень уйдёт, И найдётся оконце, Где тебя кто$то ждет. И при солнечном свете Всё покажется сном: Эта ночь, этот ветер, Этот дождь за окном. Татьяна КАЛИНИНА.

***

Листьев плавное скольженье... Дни несбывшихся желаний, Как обрывки сновидений, Как клочки воспоминаний. Листопадом безудержным Льёт с дерев поток осенний. Листья трепетно и нежно Падают в реку забвенья. Ветер набежит летучий, Дождик с неба поливает, Лист березоньки плакучей На ладонь мою слетает. Анна БАШМАКОВА.

***

Погода куксится, промокла улица, И листьев золото втоптали в грязь. Хочу закутаться, хочу зажмуриться, Но снова чудится деревьев вязь. Ажурным облаком, легка и вычурна, Причёска стильная простых берёз, Летит над осенью, плывёт над Волгою И быль, и выдумка $ старинный Плёс. Иду по улочкам крутым и узеньким И сердцем чувствую родство времён, И слышу тихую природы музыку, И знаю: сбудется прекрасный сон. Елена МОРУГИНА.

***

Вздохнула осень листьями с деревьев, И кто$то песню по ветру унёс, И покидать не хочется деревню, Укрывшуюся в шелесте берёз. Как прежде, босоногим, смуглолицым, Сбежать с крыльца и – прямиком в свой лес, Где под ногами золотые листья,

А пред глазами – целый мир чудес. То сосны прошумят, то пролепечут травы… Что сердцу чуткому таких бесед милей? Иль провожать восторженно и странно Прощальный клин высокий журавлей… Константин СЕРГЕЕВ.

ÍÀØÈ ÇÅÌËßÊÈ

«ÅÑËÈ Ñ×ÀÑÒÜÅ ÈÑÊÀÒÜ» Это Игорю Кулагину принадлежит поэтическая строка «Шуя $ центр мироздания». И хоть давно уже он живёт не в нашем городе, но сердцем по$прежнему в Шуе, где знают и любят его творчество. Мы гордимся тем, что Игорь $ в рядах нашего литобъединения «Подсолнух», и весточки от него всегда с интересом воспринима$ ются читателями газеты. Вот что он рассказал в своём очередном «электронном» письме: $ 3$го октября меня пригласили на мероприятие... в музыкально$литера$ турное кафе «Алиби», в центре старой Москвы на Сретенском бульваре, где собираются поэты, писатели, музы$ канты. И я пришел с программой $ о Шуе и Бальмонте. Свой блок соста$ вил очень компактно, так как времени выделялось ограниченно. Начал: «Жил Костя Бальмонт $ шуйский гимназист... с окончанием $ Poete russe $ Konstаntin Balmont!» Такое окончание обознача$ ет не только то, что это поэт русский, но. Русский поэт $ с мировым именем. Потом сразу шел «Вольный ветер» на французском, затем замыкали компо$ зицию «Созвучия» («Шуя $ центр ми$ роздания»). Успех был мощный, со$ вершенно для меня неожиданный. Меня, естественно, объявили: Игорь Кулагин$Шуйский! Когда вернулся до$ мой, то ночью записалось следующее.

ß ÏÅË ÁÀËÜÌÎÍÒÀ (èëè Øóÿ - Ìîñêâà - Ïàðèæ) В Москве в кафе на Сретенском бульваре Самозабвенно пел Бальмонта я. Я пел о Шуе... И я был в «ударе!», И в Шуе вся душа была моя. Я $ Шуйский! Этим сказано немало. В столице Шуе рукоплещет зал... Я пел Бальмонта, улетая в дали, Где никогда я в жизни не бывал. И зажигаясь

Бальмонтовским светом В тени Гумнищ и Нуази$ля$Гран, Я проносился свежим вольным ветром, Лаская шрамы незаживших ран. Я пел Бальмонта! Пел самозабвенно! $ Притихла Теза, Сена замерла... И показалось, будто во Вселенной, Пусть на чуть$чуть, но меньше стало зла.

***

Если счастье искать $ то Исконное! В чём оно? Я отвечу, изволь: $ Это радость твоя разделённая! И твоя разделённая боль! $

я, к ьетс точе Лис лтый в е ж и ... лапк дается Ав не

Если спросишь меня, где находится Счастье это? Сказать буду рад: $ Перед ликом святой Богородицы В немерцающем свете лампад!

Фото А. КУЛЬКОВА.

Стонет ветер спросонок, В переулке темно, Как промокший галчонок, Дождь стучится в окно. Открываю окошко, А за ним – ни души, Лишь бродячая кошка По дороге спешит. Долго трётся бродяжка, У закрытых ворот. Зря ты мокнешь, бедняжка, Здесь никто не пройдёт.

ÂÈÍÎÂÀÒÀ ÎÑÅÍÜ Осенний мой сад теряет наряд, Вот и ночи стали длинней, Листья с деревьев тихо летят И в саду не поёт соловей. Летом розы цвели от зари до зари, Прекрасный дарили букет, А теперь за окном желтеющий клён Мне рисует осенний сюжет. Осыпается сад и листья летят, Значит, скоро наступит зима, А что гроздья рябины ярче горят, Виновата в том осень сама. Вера БАТАНОВА.

ÏÎÐÀ ÓÂßÄÀÍÈß Отшумели в краю нашем грозы, Собираются птицы на юг, И желтеющий локон березы Говорит нам, что лету каюк. Наступает пора увяданья $ Неизбежная в жизни пора, Но она не убавит желанья Жить во имя любви и добра. С дорогими друзьями встречаться, Не взирая на хмурость дождей, И заметных удач добиваться Неустанно в работе своей. Жизнь одна, и поэтому надо Нам стараться активнее жить, Новый день принимать, как награду, И любую погоду любить. Николай БОДУНОВ.

***

Где ты, лето, куда убежало? Где вы, долгие светлые дни? Снова осень сырая настала, Зажигаются рано огни. Вот и парки опять опустели, Обнажились леса и поля. Птичьи стаи на юг улетели, От дождей почернела земля. Одиночество стало заметней. Грусть$тоска поселилась в душе. Очень жаль, что к поре своей летней Мне никак не вернуться уже. Галина АРЕФЬЕВА.

ÏÐÈ×ÀË Окуривает дым осеннюю прохладу, За лесом, разгораясь, вновь встаёт заря, Светлеет новый день и на мгновенье рядом Я слышу всё яснее поступь октября. Знакомый мне причал, так тих он над рекою И сонная вода не плещется в него, Вот только небо в речке тоже голубое И всё родней причал из детства моего. Куда б я ни пошёл, куда бы ни уехал, Он будет ждать меня меж дымных берегов И трогать будет слух воспоминаний эхо – Той песни, что из нежных строк стихов. Владимир ПАТРИКЕЕВ.

ÂÑÅÕ ÍÀÑ ÎÑÅÍÜ ÓÄÈÂÈËÀ... Всех нас осень удивила, Ведь погода – благодать! Может, рыжая решила, Что природе рано спать? Уж стоят деревья голы, И пожух ковёр травы. Чисто убран дворик школы – Под ногами нет листвы.

Ждали, как обычно, стужи – К ноябрю идут дела. В это время года лужи Вымерзают добела. Осень поступила верно, В гости пригласив зюйд$ вест. Рады мы теплу безмерно – Холод быстро надоест. Ольга КОРНЕВА.

*** Кружит голову ветер осенний, Будоражит, зовёт за собой. В сердце нет и сомнения тени, Что для счастья так нужен покой. Целый день мне бродить бы по лужам, И на склоне ненастного дня, Позабыв и промозглость, и стужу, Согреваясь, сидеть у огня. Неустанно шагая по лесу, Слышать шелест листвы под ногой, На закат сквозь тумана завесу

Посмотреть над притихшей рекой. Пусть дождливо, туманно и сыро И за ворот стекает вода... Не сидится мне в тёплой квартире, Пусть промокну $ ну что за беда?! Повздыхаю тихонько украдкой И спрошу стихотворной строкой: $ Пусть не всё в жизни ровно и гладко, Но зачем мне для счастья покой?! Татьяна МУДРОВА.

*** Желтые травы, желтые листья, Желтый песок у печальной реки. Грустные об уходящем мысли. Осень, желанию вопреки. Было бы лето, были бы росы, Были б свиданья с тобой допоздна. Но вместо рос по утрам морозы, Неба холодная голубизна. Надо забыться как$то,

не думать. Осень $ не лето, тебя рядом нет. Вот надвигает небо угрюмо Тучу $ помятый серый берет. Скучными стали прохожих лица. Дождь моросящий $ не летом гроза. Катится, им прикрываясь, с ресницы, Лето оплакивая, слеза. Татьяна САФРОНОВА.


·

ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ ОТДУШИНА № 9 СУББОТА 9 НОЯБРЯ 2013 Г.

ЖИЗНЬ

·

ДАЛЕКОЕ — БЛИЗКОЕ

что в Североморске находится военная база подводных лодок. И вот долгожданный ответ. Распечатали конверт, а там фотография в письме - симпатичный морячок. И пишет он нам, что скоро дембель, после чего приедет морячок в наш славный город к тетушке. А сам он родом из Горького (ныне - Нижний Новгород). Письмо-то, найденное нами, оказывается, было адресовано его тётушке любимой. И к нам он обещал прийти с благодарностью. Два месяца ожидания тянулись

долго. Переписка продолжалась, и вот пришло письмо о приезде нашего подводника. В день его приезда я почему-то так засмущалась, что на встречу с моряком не пошла. С ним встретилась Нинушка. Он прогостил у тетушки недельку и уехал. Звал Нинушку с собой в гости, но она отказалась. Подружка моя была темненькая, фигуристая, высокая, а он - невысокий, симпатичный, но - рыжий! И я была рыжая и невысокая.... Вот так и простеснялась... САМОЙЛОВА.. Татьяна САМОЙЛОВА

ЭТО БЫЛО, БЫЛО...

СВОИ КРУГОМ Зима. Страшная стужа. Еще темно, а люди подходят и подходят к закрытой двери магазина. Сегодня обещали привезти хлеб. Народу собралось много, в основном, женщины и дети. Их мужья, братья и отцы далеко, воюют на фронтах Великой Отечественной. В очереди люди стараются встать поплотнее друг к другу, так им кажется теплее. Притоптывают на месте, чтобы хоть немного согреться, обувка-то у всех старенькая, от мороза не спасает. Совсем не слышно разговоров. Стоят молча, угрюмо, лишь слышен надрывный кашель сильно простывшего человека. Но вот двери магазина открылись, и изрядно промёрзшая очередь хлынула в помещение. Продавщица тщательно выверяла на весах положенные каждому по карточке граммы невероятно чёрного хлеба, передавала паёк покупателю, и он, прижав хлеб к груди, отходил от прилавка. Теперь - быстрее домой, чтобы

3

НУ И НУ!

НАЙДЕННОЕ ПИСЬМО Уже чувствовалось приближение весны. Тёмный вечер, на улице грязно после дождя. Но мы с подругой Нинушкой условились, что в любую погоду погуляем перед сном. Ветра не было, и это уже благо. Мы ходили по освещенной стороне улицы и беседовали о том, о сем... В то время сотовой связи ещё не существовало, пообщаться с друзьями можно было только таким образом, что, впрочем, куда более ценно. Мы погуляли и уже хотели идти по домам, как вдруг заметили у забора белый прямоугольник. В темноте да ещё на тёмной земле он был ясно виден. Подошли, подобрали - оказалось, письмо! Читаем обратный адрес: г. Североморск, военная часть. А адресат живёт в нашем городе, на соседней улице, совсем близко. Решили отнести письмо по адресу. И охватило нас воодушевление, предчувствие какого-то чуда. Пока шли, все рассуждали: может, мама ждет письма от сыночка, и он ждет ответа, а его всё нет... Отнесли мы письмо по нужному адресу. Было уже поздно, поэтому вызывать хозяев дома мы не стали, просто опустили письмо в почтовый ящик. А потом решили мы с Нинушкой тоже написать письмо этому солдату, что и сделали на следующий же день. Вложили в конверт Нинушкину фотографию (она поярче меня, повиднее) и, отослав, стали ждать ответа. Где Шуя и где Североморск на Белом море — далекоо-о... Знакомые ребята сказали,

шуянка.рф sizvestiya@yandex.ru

пусть не досыта, но накормить, в первую очередь, детей, стариков. Только это и занимало умы тех, кто выстоял очередь. К прилавку подошла женщина. Она сунула руку в котомку, где у нее лежал кошелек с карточками на хлеб. Но кошелька в ней не оказалось. Женщина судорожно начала искать его, чуть ли не выворачивая котомку наизнанку. Тщетно. На лице женщины - неописуемый ужас... По очереди шелестом пронеслось: «Украли, карточки украли...». Люди стали лихорадочно проверять, на месте ли их карточки. Женщина громко зарыдала. Она вглядывалась в лица стоящих в очереди, словно пытаясь найти среди них вора, который сейчас, наверное, вместе со всеми хладнокровно обсуждает случившееся. А люди под взглядом рыдающей женщины чувствовали себя без вины виноватыми и отводили глаза, будучи не в силах помочь бедолаге в её горе. Никто и не пытался утешить женщину,

ВЫЗЫВАЕМ ОМОН НА СЕБЯ! Я живо представил себе эту картину: из автобуса, остановившегося в отдалении от места происшествия (чтобы не нашуметь и таким образом использовать фактор внезапности) быстро и бесшум��о выпрыгивают вооруженные люди в масках и бронежилетах и, переговариваясь только знаками, отработанно занимают каждый свою позицию. Прикрывая друг друга, готовые ко всему, без единого шороха врываются в подъезд. А за полчаса до штурма, в 0.30 ночи, дежурный милиционер услышал в телефонной трубке отчаянные крики о помощи, детский плач и звуки ударов по сокрушаемой двери. Бандитский налет! Для захвата бандитов и был вызван ОМОН. Как вскоре выяснилось, «банда» состояла только из одного человека: это была бабушка – «божий одуванчик», внешне очень напоминающая известного сказочного персонажа по имени Яга. Сгорбленная фигура, всклокоченные седые лохмы, крючковатый нос – ни дать ни взять, самая настоящая БабаЯга. Увидишь такую и невольно начнёшь оглядываться в поисках припрятанной где-то поблизости ступы. Обеими руками старушка сжимала молоток, которым и колотила по соседской двери. Оружие Яги не без труда было извлечено доблестными омоновцами из ее скрюченных артритом, но неожиданно цепких пальцев и, конечно же, конфисковано. Злоумышленницу препроводили в собственную квартиру и оставили на попечение одного

из бойцов до прибытия племянницы нашей бандитки, которую срочно разыскала милиция. Что называется, «пробили по базе». Обескураженная опергруппа отбыла на место дислокации. А что оставалось делать? Не сажать же эту странную старушенцию в камеру! И одну ее не оставишь, мало ли что она может еще отчудить! Так что же сподвигло старушку в её столь почтенном возрасте совершить бандитское нападение? А ларчик просто открывался. Бабушка была большой любительницей самогонки, о чем красноречиво свидетельствовал малиново-сизый цвет её крючковатого носа. Она пошла за очередной порцией срочно потребовавшегося ей зелья, которым, как она прекрасно знала, промышляли в квартире этажом выше, но по ошибке не поднялась, а спустилась на этаж ниже. Естественно, что ей не открыли, и тогда бабуля сходила за молотком и стала дубасить в дверь, требуя «лекарства» для поправки здоровья. За этим занятием ее и застигли сотрудники органов правопорядка. Вы спросите, откуда я все это знаю? Мне всё рассказала Алёна – племянница старушенции, пока та лежала под капельницей. Бабушка, кстати, оказалась довольно «ветхой»: мерцательная аритмия, сердечные отеки, одышка в состоянии покоя… И всё это в дополнение к абстинентному (или проще, похмельному) синдрому! Однако все закончилось благополучно. Благодаря ОМОНу помощь пришла вовремя. А. ПАНТЕЛЕЕВ.

БЫЛЬ

ведь в каждом доме была одна и та же беда: холод, голод. Одним словом, война. Женщина боялась идти домой, где ее ждали голодные ребятишки, и продолжала безутешно рыдать, причитая: «Как же жить-то теперь будем? Ведь с голоду помрём...» От прилавка отошёл человек в солдатской шинели. Худой, в чём душа держится, он прихрамывал на одну ногу, опираясь на костыль. Вместо другой ноги - самодельная деревяшка. Видимо, отвоевался солдатик, увечным вернулся с фронта домой. Он подошел к плачущей женщине и протянул ей свою пайку хлеба: «На, милая, детишкам отнеси». Женщина перестала плакать и непонимающе смотрела на протянутый кусок, словно не верила глазам своим. «Бери, бери, тебе нужнее», - настойчиво повторил солдат. По-прежнему не очень понимая, что происходит, женщина протянула руку, в которую солдат вложил пайку хлеба. И в это же время ещё несколько покупателей протянули ей крохотные довески от своих пайков. По тем временам это было верхом щедрости, человеческого великодушия, милосердия, ведь в каждом доме не то что ломтик - крошка хлеба была на учёте. А солдат, видя это, пошёл своей дорогой, сказав на прощанье: «Не горюй, сестренка! Свои же все кругом - не пропадешь!» Галина АРЕФЬЕВА.

НЕБЕСНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Этот необычный случай произошёл со мной в селе Сергеево в 2006 году. Я легла спать, но долго лежала с открытыми глазами и смотрела в окно напротив. Была звёздная летняя ночь. Вдруг всё вокруг зашумело, зашуршало, раздались какие-то странные, неземные звуки. Испугавшись, я привстала, облокотилась на спинку кровати, напряженно вглядываясь в окно, и увидела две широкие красные, параллельные друг другу полосы. Они светились, свет шёл словно из прожектора. Полосы, как рельсы, пролегли над домами по ту сторону улицы. Стало светло, будто днем, и по этим полосам покатился огромный плоский шар синего цвета с лопастями по окружности. Он катился медленно, крутясь с помощью лопастей, и вскоре исчез из моего поля зрения. Чтобы понаблюдать, куда укатился шар, я быстро соскочила с кровати и босая, в одной ночной рубашке, выбежала за ограду. Шар на моих глазах стал уходить за невидимую стену, как бы в другое пространство, и словно растворился в воздухе. Потом стало темно. Но через минуту над домами снова высветились две полосы красного цвета и исчезли в той стороне, где ещё совсем недавно был шар. Полосы «ушли» за ту же невидимую воздушную стену. Меня трясло и от волнения, потому что трудно было осмыслить это необъяснимое явление, и от прохладного воздуха. Как такое может быть? Просто невероятно! К чему бы это? Село спит, и только я одна стою среди улицы. Может, это знак мне? ...Вскоре я получила телеграмму о тяжёлой болезни сестры. Надо было ехать на родину, в Сибирь. Купила билеты на поезд. Только рельсы были не красные, светящиеся, а самые обычные, со шпалами... Галина ОРЛОВА.


4

øóÿíêà.ðô sizvestiya@yandex.ru

·

ÏÐÎÇÀ

Е Ж Е М Е С Я Ч Н О Е П Р И Л О Ж Е Н И Е ОТДУШИНА ¹ 9 ÑÓÁÁÎÒÀ 9 ÍÎßÁÐß 2013 à .

·

ÍÀ ÆÈÒÅÉÑÊÈÕ ÏÅÐÅÊÐÅÑÒÊÀÕ

ÏÅÐÅÑÒÀÒÜ ÑÎÌÍÅÂÀÒÜÑß

Ýêñêóðñèÿ ñ ÷èñòîãî ëèñòà И это… (вдох$выдох) …правда. Все…(вдох$выдох), …что проис$ ходит вокруг… (вдох$выдох) …происходит у меня в голове. Стоит только твердо осознать этот закон бытия, стоит только перестать сомневаться, стоит только позволить себе матери$ ализовать хоть одну из тех мыс$ лей, что давно загнаны в угол тоской и забиты буднями, как все изменится. Этот ржавый механизм с пафос$ ным названием «внутренний мир» наконец$то снова оживет… Со скрипом, конечно, сначала зара$ ботает, через силу, но лиха беда – начало. Постепенно я снова ста$ ну живой… $ Мам, ты что там бормочешь? – звонкий Оксанин голос сейчас звучал как из$за стенки, хотя дочь стояла в двух шагах. Крутила на палец прядь светлых волос (дур$ ная, но весьма милая привычка) и хмурила брови. – Оксан, а давай куда$нибудь съездим? В Суздаль там, Влади$ мир, а? Я попыталась изобразить на лице радостное оживление. Види$ мо, актриса из меня никакая, ибо Оксанины брови сошлись еще ближе. $ Мам, ну ты чё, с дуба рухнула? А сейчас мы видим Спасо$Ефимь$ ев монастырь – в отличие от меня, дочери весьма неплохо удаются разнообразные роли. Сейчас она играет экскурсовода, $ построен$ ный в 1352 году князем суздальс$ ким и нижегородским Константи$ ном Васильевичем. Монастырь расположился к северу от города и занимает стратегически важную позицию… Господа, идем быст$ рее, если хотим успеть покатать$ ся на лодках…Мам, мы только за последний год туда три раза ез$ дили! Нет, я, конечно, понимаю, что тебя, искусствоведа, хлебом не корми – дай всякими древнос$ тями полюбоваться, но всему есть предел. Я – пас. Тем более, сес$ сия на носу. – Оксана, все так же насупленная, ушла. Так. Сосредоточиться на мысли, что все хорошо. Материализовать хоть одну свою задумку. Так, о чем я мечтала лет двадцать назад? Съездить в тур по Золотому коль$ цу. Черт! Кажется, я схожу с ума. Какой$то непонятный шум…А, это мобильный на «вибро» стоит. $ Анька! – голос в трубке был очень веселым, точнее – навесе$ ле. И кто это так фривольно со мной? Последние 10 лет все «Ан$ ной Ивановной» кличут. – Анька!!! $ Я слушаю. $ Не узнала? $ я молчала. Голос казался родным, безумно знако$ мым, прилетевшим из далекой и беззаботной молодости. – Не уз$ нала. Это Сергей. $ Сережа… Я плачу. Какая пошлая сенти$ ментальность, как это избито и банально $ слезы сами брызнули из глаз и переросли сперва во всхлипы, а потом в рыдания. $ Анечка, милая, ну что ты! По$ годи, говори адрес, и я приеду. $ Нет уж, Сереж, пропадешь сно$ ва, сначала скажи свой. Хотя, те$ перь же твой номер на телефоне сохранится. У меня знакомый в мобильной компании работает, я все про тебя узнаю… Я несла страшную ересь. Сло$

Они познакомились в Ленинграде, но жизнь развела их, как разводят ночью питерские мосты.

ва, слезы, хохот, неконтролируе$ мая жестикуляция…Я впала в ка$ кой$то транс. У меня выросли кры$ лья. Казалось, сейчас я могу все. Что и не было ничего этого – ни двадцати прошедших лет, ни Ко$ линой гибели, ни Оксанкиного по$ луторагодового курса у психоте$ рапевта, ни моего пятилетнего пе$ риода ЖИЗНИ$БЕЗ…Ничего не было. Мы в Ленинграде. Мы – сту$ денты. Все только начинается… *** $ Девушки, вы ведь не местные, да? – глаза парней излучали доб$ рожелательность и лукавство од$ новременно. – Меня зовут Сергей, это – мой друг Николай. Мы $ ис$ кусствоведы и готовы провести для вас экскурсию по славному городу Ленинграду. Не успели мы опомниться, как Сергей (он всегда был живее и смелее Николая) рассказал всю историю Питера – с даты основа$ ния по сей день, перемежая ис$ торические факты то студенчес$ ким каламбуром, то пословицами и поговорками. Мы с Любой, две провинциаль$ ные девчушки, неожиданно сами для себя поступившие в ЛГУ и еще не пришедшие в себя от внезап$ но свалившегося счастья, осто$ рожно шагали по Невскому и мол$ чали. Глаза светились от счастья, в лицо дул легкий ветер и накра$ пывал извечный питерский дож$ дик. Все происходящее казалось сказкой… Мы учились, переходили с кур$ са на курс, гуляли вчетвером по ночному городу, бегали в кино…Я думала, что нет никого счастли$ вей нас. Только изредка Люба внезапно грустнела, и я никак не могла понять, почему так проис$ ходит. На четвертом курсе подруга не выдержала. Мы как раз собира$ лись в кино и ждали, когда зайдут парни. $ Анечка, милая! Пора выбирать! Ты не видишь, что они оба смот$ рят только на тебя, ловят каждое твое слово… $ Люб, ты что! Мы же все $ дру$ зья. А замуж я вообще пока не собираюсь, мне и так хорошо.

Родители меня любят, я как до$ мой приеду, на печку залезу, так уютно становится, ты не пред$ ставляешь. Нет, мне и здесь, ко$ нечно, хорошо, но дом – есть дом. Я не хочу никуда от стари$ ков уезжать. $ Дите ты неразумное! – Люба вдруг разрыдалась. – Я ж Сергея люблю, а он … $ Что ты, Любушка, что ты! Он мне и не нравился никогда, бол$ тун такой! Вот Николай – молча$ ливый, степенный… $ тогда я го$ това была сказать, что угодно, лишь бы Любаня не плакала. Так мы с Николаем и пожени$ лись. Вернее, нет, не так. Еще целый год мы учились, писали диплом, все так же, вчетвером, гуляли вечерами. Только теперь было всегда понятно, что Люба – с Сережей. После пятого курса я уехала домой, в наш крошечный городок. Я ничего не обещала Коле, он не пытался требовать обещаний. Через пару месяцев от него при$ шло письмо с просьбой принять в гостях. Я приняла. И он остался жить с нами. Старики не понима$ ли мой выбор, но уважали его. Уж очень Коля – худой, рыжеволосый, молчаливый – был не похож на наших, полудеревенских шустрых и низеньких пареньков. Оксанка родилась через год пос$ ле свадьбы. Николай обожал доч$ ку и боялся оставить ее одну даже на ночь. Уложит спать и сидит, смотрит на нее, спящую, до полу$ ночи. Стоит ли говорить, что смерть Коли (врачи сказали $ сердце) для Оксаны стала трагедией… Не придумали еще тех слов, чтобы описать состояние нашей две$ надцатилетней дочери. Нет, она не рыдала, не кидалась на гроб и не пыталась покончить собой. Сразу после похорон Оксана зашла в нашу с Колей спальню, легла на его место (муж всегда спал с краю) и лежала там месяц, иногда призраком проскальзывая мимо меня то в туалет, то в ван$ ную. На кухне она не бывала. Я пыталась приносить еду ей в ком$ нату, но все оставалось нетрону$ тым. Иногда дочь выпивала чай

или отгрызала кусочек от ябло$ ка… Психиатр пришел на сороковой день затворничества… Нет, сей$ час уже почти все хорошо. Ок$ санка учится на первом курсе, с аппетитом у нее все в порядке, да и с парнями проблем нет. Одна голодовка в год… По рас$ писанию. От годовщины Колиной смерти до сорокового дня. Боль$ шего доктор сделать не мог (вдох$выдох)… Сережка с Любой, кстати, так и не поженились. Люба уехала жить «на юга», вышла замуж за предприим$ чивого мужчину, который старше ее на 15 лет. У них трое детей, несколь$ ко дорогих автомобилей, огромный и обустроенный дом. А Сергей, помыкавшись шесть лет по командировкам, женился на коллеге, Анне Константинов$ не. Они познакомились в Сузда$ ле, в очередной и последней Се$ режиной командировке. Анна, моя тезка, была мне пол$ ной противоположностью. Стре$ мительная, решительная, с дер$ зкой короткой стрижкой и в мас$ сивных очках... Казалось, она до$ стигнет в этой жизни всего, сто$ ит только захотеть. Сергей был ее очередным достижением. Они прожили недолго, успев, однако, родить Пашу. Не знаю, как сей$ час живет этот забавный парень. В моей памяти он остался чума$ зым непоседой, лопающим клуб$ нику с грядки. Кстати, Сергея я видела доволь$ но часто. Мы пересекались на конференциях, форумах, перепи$ сывались по Интернету. Вели светские беседы, не пытаясь за$ говорить о чем$то личном. Он про$ пал пару лет назад. Не отвечал на сообщения, не показывался на профессиональных сборищах... *** Звонок в дверь. Приехали! Дома $ шаром покати, я $ с распухшим от слез лицом и тоскливыми гла$ зами. Верх гостеприимства. Впрочем, Сергей не обратил на это никакого внимания. Сунув мне букет кремовых лилий, он быстро сказал: $ Ань, у тебя пятнадцать минут.

Едем в Суздаль. Там эта история началась, там ей и заканчивать$ ся. Я расхохоталась. Если б это слы$ шала Оксана, она бы точно позво$ нила психотерапевту. Она не пой$ мет происходящее. Я, честно го$ воря, и сама не могу толком сфор$ мулировать, почему меня обуяла такая радость и легкость. Впервые за почти двадцать лет. Анна Ивановна, искусствовед со стажем, степенная и вдумчи$ вая женщина, металась из ком$ наты в комнату, забрасывая в до$ рожную сумку какие$то вещи и дурачась, как семнадцатилетняя девчонка. Вопреки моим ожиданиям, мы поехали во Владимир не на ма$ шине. У ближайшей автобусной остановки нас ждал экскурсион$ ный автобус. По дороге разговаривали. Мно$ го, обо всем. Я с удивлением за$ метила, что Сергей мало изменил$ ся со времен университета. Раз$ ве что стал немного плотнее, се$ дина появилась и лучики у глаз... $ ...А сейчас мы видим Спасо$ Ефимьев монастырь, – занудство$ вала экскурсовод, $ построенный в 1352 году князем суздальским и нижегородским Константином Васильевичем. Монастырь распо$ ложился к северу от города и за$ нимает стратегически важную по$ зицию… $ Пора, $ Сергей как$то странно дернулся всем телом и посмотрел мне в глаза. В голове промельк$ нула мысль, что я никогда не ви$ дела его настолько серьезным. $ Аня, мы с тобой уже не дети... $ начал было он и отвел взгляд. Потом вновь поднял голову. В его серых глазах уже плясали бесе$ нята. $ А жаль! Я, наверное, дол$ жен сейчас произнести тираду о злых шутках судьбы, пожалеть о прожитом, вспомнить о Пашке и Оксане... не буду. Надоело все хуже грыжи. Я должен только од$ ному человеку $ Николаю. За то, что он не причинял тебе боли, был идеальным мужем и отцом. Я уве$ рен, что он сейчас все видит и не против. В конце концов, он все понимал, только молчал. Ань, вы$ ходи за меня. Вдох$выдох. Все, что происхо$ дит вокруг $ происходит у меня в голове, $ твердила я слова аутотренинга, на этот раз вкла$ дывая в них совершенно иное значение. $ Стоит только позволить себе материализовать хоть одну из своих самых смелых мыслей, как все изменится, $ произнесла я уже вслух, $ я согласна, Сереж. *** $ Мам, ты куда пропала? Запис$ ки нет, на звонки не отвечаешь! Я весь город на уши поставила, $ вид у Оксаны был встревоженный и слегка злой. $ Ой, дядя Сережа! Здрасьте! Ну, и где это вы были? $ Дочь насупилась. $ В Суздале, Оксан, $ Сергей протянул Оксане коробку ее лю$ бимых эклеров. Оксанка взяла пирожные, покру$ тила пальцем у виска и усмехну$ лась: $ Теперь, я так понимаю, мы бу$ дем жить вместе? Что ж, это нуж$ но отпраздновать... Елена ГОРБАТОВА.


Otdushina №9 9 11 2013