Issuu on Google+


2

А.В. Торопов

Оценка возможных социально-экономических последствий размещения в Томской области завода по производству МОКС-топлива

Томск – 2005


3

УДК 355.40(09)(571.16) ББК ТЗ (2Р53)622.4 Т59

T59 Торопов, А.В. Оценка возможных социально-экономических последствий размещения в Томской области завода по производству МОКС-топлива [Текст] / А.В. Торопов. – Томск: Дельтаплан, 2005. 36 c.

Издание профинансировано Межрегиональным общественным фондом «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» и Томским областным общественным фондом «Центр общественного развития» в рамках конкурса социальных проектов «Общественная экспертиза 2005 г.» на средства, выделенные Агентством по международному развитию США и Администрацией Томской области.

© ТРБОО «СибЭкоАгентство», 2005 © А.В. Торопов, 2005 © ООО «Дельтаплан»


4

Оглавление

Введение 1.

Состояние вопроса о предполагаемом строительстве MFFF-R.

2.

Соответствие целей размещения MFFF-R позициям ядерного нераспространения.

3.

Утилизация оружейного плутония по методу иммобилизации.

4.

Почему атомщики настаивают на МОКС-программе.

5.

Экологическая безопасность MFFF-R .

6.

Вероятность возникновения на MFFF-R аварии с радиоактивным загрязнением местности и эвакуацией населения.

7.

Экономические риски для Томской области.

8.

Общественное мнение.

9.

Выводы и рекомендации. Литература. Движение «Безъядерный

Томск»


5

Список сокращений и терминов АЭС

- атомная электростанция

ВАО

- высокоактивные радиоактивные отходы

ВВЭР

- водо-водяной (легководный) энергетический реактор

ВОУ

- высокообогащенный уран

ГНЦ РФ НИИАР - Государственный научный центр РФ «НИИ атомных реакторов» ГСПИ

- Государственный специализированный проектный институт

ГХК

- горно-химический комбинат

ЗАТО

- закрытое административно-территориальное образование

ЖРАО

- жидкие радиоактивные отходы

МОКС-топливо - от англ. mixed-oxide fuel (MOX) - смешанное топливо на основе оксидов 239 Pu и 238U ДОН

- декларация о намерениях

МАГАТЭ

- международное агентство по атомной энергии

НП-016-2000 ОЯТ

- Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии «Общие правила обеспечения безопасности объектов ядерного топливного цикла (ОПБ ОЯТЦ)» НП-016-2000 - отработавшее ядерное топливо

РБМК

- реактор большой мощности канальный

РХЗ

- радиохимический завод

САО

- среднеактивные радиоактивные отходы

СХК

- Сибирский химический комбинат

Т1/2

- период полураспада

ТЭО

- технико-экономическое обоснование

ФГУП

- федеральное государственное унитарное предприятие

ЧАЭС

- Чернобыльская атомная электростанция

MFFF-R

– MOX Fuel Fabrication Facility-Russian (российский завод по производству МОКС-топлива)


6

Введение Гонка ядерных вооружений США и СССР привела к накоплению избыточного количества делящихся материалов оружейного качества. Не имеющим достойной альтернативы и приемлемо безопасным видится принятое еще в 1993 году решение проблемы избытков оружейного урана (обогащение более чем на 90% по изотопу уран-235) путем его «разбавления» до уровня энергетического урана (обогащение 34% по урану-235) для дальнейшего использования в легководных реакторах АЭС (соглашение «ВОУ-НОУ») [8]. Проблему утилизации избытков другого делящегося элемента ядерного оружия – плутония нельзя считать решенной. Только в 2000 году Россия и США подписали двустороннее соглашение, согласно которому обязались утилизировать по 34 тонны металлического оружейного плутония, признанного избыточным для целей обороны [16]. Опираясь на это соглашение, атомные ведомства России и США объявили о разворачивании национальных программ по утилизации оружейного плутония путем производства и последующего облучения в энергетических реакторах МОКСтоплива (от англ. mixed-oxide (MOX) - смешанное топливо на основе оксидов плутония-239 и урана-238). Одним из ключевых элементов программы утилизации оружейного плутония обозначено создание в России и США заводов по производству МОКС-топлива (MFFF-R и MFFF-U). Местом предполагаемого размещения российского МОКСзавода была выбрана площадка ФГУП «Сибирский химический комбинат», ЗАТО Северск, Томская область [11]. При этом МОКС-программа представляется атомщиками как безальтернативный, безопасный и очень выгодный регионам ее реализации проект. Данная работа призвана оценить возможные социально-экономические последствия размещения в Томской области завода по производству МОКС-топлива. Кроме вопросов из спектра непосредственных интересов Томской области ниже рассматриваются и вопросы соответствия МОКС-программы заявляемым целям ее реализации, что облегчает понимание сути проблемы.

1. Состояние вопроса о предполагаемом строительстве MFFF-R 7 апреля 2003 года министр атомной энергии России А.Ю. Румянцев приказом № 150 поручил руководству ФГУП «Сибирский химический комбинат», ОАО «ТВЭЛ» и департаменту ядерно-топливного цикла организовать работу по обоснованию строительства на территории СХК завода по производству МОКСтоплива.


7

Первоначально прототипом российского завода по производству МОКСтоплива было выбрано предприятие компании «Сименс» в Ханау. В 2001 году Германия отказалась от сотрудничества по развитию российско-американской МОКС-программы. Завод в Ханау был заморожен по причине отказа Германии от планов развития МОКС-программы. Для российского и американского заводов была принята технология фирмы COGEMA, применяемая на заводе MELOX, расположенном на юге Франции. 28 января 2004 года ОАО «ТВЭЛ» подало в Администрацию Томской области и Администрацию ЗАТО Северск ходатайство (декларацию) о намерениях по строительству завода MFFF-R [20], подписанную также руководителями департамента ядерно-топливного цикла Минатома РФ, ФГУП СХК, ФГУП ГСПИ, ФГУП «ГИ «ВНИПИЭТ». Согласно ДОН MFFF-R планируется разместить на территории СХК в восточной части ЗАТО Северск возле радиохимического завода (рис. 1) на площади 35 га (площадка 500 х 700 м) в 6 км от селитебной зоны г. Северска и в 7 км от первых домов г. Томска (пос. Кузовлево). Выбор площадки под строительство объясняется наличием возле РХЗ необходимых технических коммуникаций (электрических и тепловых сетей, воды технической и питьевой, канализации, железнодорожной ветки), близостью полигона глубинной закачки отходов и возможностью сделать выгородку, что позволит обеспечить отдельный въезд на эту площадку, а также автономный доступ на завод иностранных специалистов без заезда в ЗАТО. Новый КПП и автомобильный въезд на территорию завода планируется сделать от дороги Томск – Самусь со стороны Томскнефтехима. Согласно ДОН MFFF-R предназначен для производства тепловыделяющих сборок со смешанным уран-плутониевым топливом для российских (предположительно на Балаковской АЭС) и зарубежных энергетических реакторов типа ВВЭР-1000 и PWR.


Определены заказчик строительства MFFF-R (ОАО «ТВЭЛ») и застройщик (ФГУП СХК), эксплуатирующая организация не определена. Предполагается, что юридически завод не будет входить в состав СХК, эксплуатирующей организацией станет ОАО «ТВЭЛ». Администрация Томской области одобрила ДОН со следующими серьезными условиями: проработка вопросов по срокам эксплуатации завода, порядок вывода объекта из эксплуатации, страхование рисков населения, строительство объездной железной дороги вокруг Томска для транспортировки опасных радиоактивных и химических грузов для эксплуатации MFFF-R. Администрация ЗАТО Северск одобрила ДОН при условии обязательного учета общественного мнения при решении вопроса о размещении MFFF-R. Согласно ДОН СХК должен был начать строительство завода уже в 2004 году и закончить в 2008 году, но после отсрочки конгрессом США даты решения вопроса по выделению России части средств, необходимых для строительства завода, начало строительства было перенесено на год вперед. Согласно заявленным СХК планам завод должен начать выпуск ядерного топлива на основе плутония и урана в 2009 году и проработать в таком режиме 15 лет: до 2024 года. Однако возникшие юридические трудности с ответственностью американский и французской сторон за возможный ущерб от ядерной аварии на российском МОКСзаводе задержали начало строительства как минимум до 2010 года. Стоимость всей российской программы по утилизации оружейного плутония, включающей кроме постройки завода еще переоборудование реакторов ВВЭР-1000 под использование МОКС-топлива, организацию и осуществление перевозок МОКСтоплива по России, оценивается в сумму $1,7 – 2,7 млрд . Окончательной цены сооружения завода тоже пока нет. Озвучивались цифры от $400 до $1200 млн. Согласно ДОН стоимость строительства MFFF-R равна 29 млрд. руб. или около $1 млрд. США рассматривают вопрос о выделении $200 млн. на российскую МОКС - программу. Ранее США выделили около $60 млн. на НИОКР по изготовлению и облучению МОКС-топлива на основе оружейного плутония. Выделение основных средств на российскую МОКС-программу ожидается от других стран Большой восьмерки. В настоящее время проект завода MFFF-R, разработанный консорциумом Duke Stone Cogema (DSC), в который входят две американских и французская компании, адаптируется для реализации в Северске. Основной проблемой, над которой сейчас работает международный консорциум является ответств��нность за ущерб в случае ядерной аварии на МОКС-заводе. Следующим официальным документом для обсуждения и экспертизы должно стать обоснование инвестиций в строительство MFFF-R.


2

2. Соответствие целей размещения MFFF-R позициям ядерного нераспространения Необходимость строительства завода по производству МОКС-топлива Федеральное агентство по атомной энергии объясняет международными обязательствами России по утилизации избыточных запасов оружейного плутония ввиду потенциальной опасности доступа к ним государств, не входящих в «Ядерный клуб», но желающих овладеть ядерным оружием (Иран, КНДР и др.) а также попадания плутония в руки террористов. И, действительно, в мире накоплено количество ядерного оружия, способное многократно уничтожить все живое на Земле. Ядерным оружием обладают США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Израиль. По оценкам Федерального агентства по атомной энергии, в мире накоплено около 270 тонн оружейного плутония [17]. Федеральное агентство по атомной энергии России настаивает на «МОКСварианте» утилизации оружейного плутония: использовании его при производстве ядерного топлива с облучением последнего в реакторах АЭС. Одним из условий российско-американского соглашения является параллельность программ по утилизации плутония. Департамент энергетики США объявил о намерении построить завод по производству МОКС-топлива на площадке предприятия СаваннаРивер в Южной Каролине. Программа утилизации оружейного плутония через производство и облучение МОКС-топлива подается как решение проблем нераспространения ядерного оружия. По утверждению руководства Федерального агентства по атомной энергии РФ, при использовании МОКС-топлива в легководных реакторах (4 реактора ВВЭР-1000 Балаковской АЭС плюс 2-3 зарубежных PWR) плутоний будет безопасно переведен в непригодную для изготовления ядерного оружия форму, будучи переведенным в другой изотопный состав (изотопный состав так называемого «реакторного плутония») и находясь в высокорадиоактивном отработавшем МОКС-топливе. Однако проведенные в течение последних 15 лет многочисленные работы российских и зарубежных ученых и специалистов, в сфере ядерных технологий и нераспространения, показывают обратное: 1. Плутоний может быть извлечен из облученного МОКС-топлива. Технология выделения плутония из ОЯТ отработана во многих странах мира. Причем ОЯТ МОКС-топлива является более привлекательным объектом для потенциальных заказчиков изготовления ядерных зарядов на его основе, чем отработавшее урановое топливо с одной и той же степенью выгорания. Как в оксидном урановом топливе, так и в смешанном уран-плутониевом оксидном топливе мишенью для нейтронов регулируемой цепной реакции деления служит 238 U., короткая цепочка распада которого приводит к образованию 239Pu. Часть ядер 239 Pu превращается в другие изотопы плутония (240Pu, 241Pu, 242Pu) в результате реакций с захватом нейтронов. А поскольку выгорание делящегося элемента в ядерном топливе не может быть полным, то в результате облучения МОКС-топлива получаем сумму плутония не вовлеченного в реакции деления и вновь полученного. Расчетные исследования, проведенные Курчатовским институтом, показали, что при степени выгорания 60000 МВт×сут./тонну в топливной сборке реактора ВВЭР-1000 с


3

«оружейным» МОКС будет в два раза больше плутония, чем в урановой сборке [24]. Уничтожения плутония не происходит, происходит лишь изменение его изотопного состава с оружейного на так называемый реакторный. А еще в 1996 г. Минатом России открыто заявлял о намерении перерабатывать отработавшее МОКС-топливо, выделяя плутоний [29]. 2. Ядерное взрывное устройство может быть изготовлено из реакторного плутония, выделенного из ОЯТ, в том числе из ОЯТ МОКС-топлива. Главным отличием реакторного плутония от оружейного, определяющим эффективность создания ядерного взрывного устройства, является соотношение изотопов с массовыми числами 239 и 240 (табл. 1). Чем больше в плутонии доля 239Pu и чем Табл. 1 Соотношение изотопов в оружейном и реакторном плутонии ОЯТ уранового топлива, по [1] Соотношение в % Реакторный плутоний, Изотопы Оружейный плутоний экспозиция 33000 МВт×сут/т 239 Pu 93 56,5 240 Pu 6,4 23,4 ∑ 238Pu, 241Pu, 242Pu 0,6 20,1

меньше 240Pu, тем он лучше подходит для создания ядерного взрывного устройства. Изотоп 239Pu (Т1/2 = 24 тыс. лет) наиболее удобен, т.к. способен делиться в результате захвата теплового нейтрона и достаточно стабилен в отличие от другого делящегося изотопа плутония 241Pu (Т1/2 = 14 лет), к тому же образующего при распаде сильный гамма-излучающий 241Am. Изотопы 240Pu и 238Pu (доля этого изотопа мала, поэтому зачастую говорят только о 240Pu) являются помехой для создания эффективного ядерного оружия, т.к. самопроизвольно испускают нейтроны, которые могут вызвать т.н. «предначальное воспламенение», что приводит к существенно меньшей силе ядерного взрыва. Хотя предначальное воспламенение уменьшает мощность взрыва ядерного взрывного устройства, изготовленного из реакторного плутония, «мощность взрыва сравнительно простого взрывного устройства из реакторного плутония, подобного бомбе, взорванной в Нагасаки, будет равна примерно одной или нескольким килотоннам, даже если предначальное воспламенение произойдет в наименее благоприятный момент» [25]. В Японии, России и некоторых других странах, сторонники вовлечения плутония в энергетику продолжают утверждать, что, из-за предначального воспламенения реакторный плутоний не может быть использован в ядерном оружии, и плутониевые программы в этих странах следует рассматривать не противоречащими позициям ядерного нераспространения. Однако это всего лишь тезисы PR-кампаний, опровергаемые фактами, признанными международной научной общественностью. В докладе американской Национальной Академии наук, выпущенном в 1994 году и посвященном утилизации ядерных оружейных материалов, утверждается, что «плутоний практически любого изотопного состава может быть использован в ядерном оружии» [26]. Более того, разработаны механизмы компенсации предначального воспламенения и других эффектов при использовании реакторного плутония в качестве начинки ядерного оружия. Так, проблема предначального воспламенения


4

решается ускоренной имплозией (сближением блоков делящегося материала, составляющих вместе критическую массу). Для отведения избыточного тепла, образующегося при поглощении частиц, выделяющихся при распаде ядер изотопа 240 Pu, плутониевому заряду придается форма оболочки (вместо сплошной сферы) [1]. Разница критических масс реакторного и оружейного плутония невелика. Если материал имеет форму сферы, то для α-фазы критическая масса оружейного плутония будет равна 11 кг и для реакторного плутония 13 кг. Для более удобной в обработке и изготовлении ядерного заряда Δ-фазы плутония эти величины будут равны 17 и 20 кг соответственно [23]. Наиболее ярким примером, когда атомная энергетика способствовала распространению ядерного оружия, является канадско-индийское сотрудничество. В 1974 году в пустыне Тар Индия провела испытание ядерного взрывного устройства с использованием плутония, произведенного в реакторе КАНДУ канадского производства. 3. Необходимые массовые перевозки плутония и плутоний-содержащих материалов при реализации МОКС-программы увеличивают степень опасности его хищения, а также совершения террористического акта на железной дороге. Вначале плутоний в форме металла в сплаве с металлическим галлием и диоксида должен быть перевезен из мест хранения (ФГУП «ПО «Маяк», Челябинская область; ФГУП ГХК, Красноярский край) на завод по производству МОКС-топлива (СХК, Томская область), затем в виде МОКС-топлива на атомные станции (Балаковская АЭС и зарубежные АЭС), затем в виде ОЯТ в централизованное хранилище на Горнохимическом комбинате (Красноярский край). 4. Указанные темпы «утилизации» плутония путем производства и использования МОКС-топлива (до 3,5 тонны металлического плутония в год с каждой стороны, в сумме максимум до 7 тонн) не перекрывают даже темпы производства реакторного плутония, заключенного в ОЯТ. Ежегодно на АЭС мира производится около 70 тонн реакторного плутония в форме ОЯТ, который, как показано выше, является возможным материалом для применения в ядерном оружии. А мировые запасы извлеченного из боеголовок оружейного плутония уже к 2000 году должны были достигнуть 160 тонн [18]. Таким образом, применение оружейного плутония в производстве ядерного топлива и его последующее облучение на АЭС не могут быть решением проблемы избытков оружейных делящихся материалов. 3. Утилизация оружейного плутония по методу иммобилизации Несмотря на утверждения руководства Росатома о без альтернативности МОКС-программы, как метода утилизации излишков оружейного плутония, предложено утилизировать плутоний методом иммобилизации, исключающей закладку механизмов рециклинга плутония [7]. Предлагаемый метод иммобилизации основан на опыте остекловывания высокоактивных ЖРАО, который имеется в России, США, Франции. Принципиальная схема иммобилизации такова: в расплавленное стекло (обсуждаются варианты использования ��текла разного типа, в т.ч. фосфатного и боросиликатного) добавляется до 1% по массе диоксида плутония и высокоактивные


5

гамма-излучающие отходы, призванные затруднить несанкционированный доступ к контейнерам. Расплав помещается в керамическую матрицу-контейнер. Хранение контейнеров осуществляется в централизованном сухом хранилище. При этом не закладываются механизмы рециклинга и повторного использования плутония, минимизируется количество его транспортировок (рис. 2).

Рис. 2. Основные варианты долговременного обращения с плутонием: А – сжигание в реакторах АЭС в виде МОКС-топлива; Б – перевод в стеклообразную или керамическую матрицу в смеси с ВАО с последующим захоронением в геологических формациях по [11].

Важным фактором в выборе варианта утилизации плутония является его стоимость. По расчетам американской Национальной службы ядерной безопасности (NNSA), стоимость иммобилизации 34 тонн оружейного плутония методом остекловывания на $600 млн. меньше стоимости утилизации методом МОКС и составляет $3,2 млрд. против $3,8 млрд. [28]. Возникает вопрос: а почему тогда США пошли по пути производства МОКСтоплива? Если даже отставить тезис о том, что есть и американские лоббисты развития МОКС-программы, то наиболее важными являются российскоамериканские обязательства по параллельности программ утилизации оружейного плутония [16]. Несмотря на это, из 34 тонн оружейного плутония, признанного избыточным для целей обороны, США намерены 9 тонн утилизировать методом иммобилизации [5]. В условиях, когда финансирование российской программы утилизации избытков оружейного плутония ожидается от стран Большой восьмерки, для России большая стоимость программы утилизации могла бы означать большие инвестиции в экономику. Однако это могло быть справедливо в случае учета лишь краткосрочной перспективы и при условии соответствия МОКС-программы позициям ядерного нераспространения. А в планах Федерального агентства по атомной энергии РФ -


6

развертывание долговременной программы по вовлечению плутония в ядерную энергетику. 4. Почему атомщики настаивают на МОКС-программе Для адекватной оценки планов по строительству MFFF-R важно понять, почему Федеральное агентство по атомной энергии РФ при поддержке крупных транснациональных ядерных корпораций отказывается от рассмотрения иных вариантов утилизации оружейного плутония, нежели производство и использование ядерного топлива на его основе. Основных причин две. Первая очень проста и в общем-то продекларирована. Росатом выступает исполнителем заказа по утилизации оружейного плутония при условии иностранного финансирования всей МОКС-программы, т.е. реализует безвозмездно выделяемые средства иностранной помощи, обеспечивая подведомственные предприятия заказами, рабочими местами, развивая собственную инфраструктуру. Как исполнитель Росатом заинтересован в дорогом и долгосрочном варианте обращения с плутонием. Вторая причина сложнее и затрагивает интересы стран с большой долей атомной энергии в экономике. Появившись давно, эта причина до сих пор скрыта от общественности мифом о неисчерпаемости урановых ресурсов для атомной энергетики. На заре атомной эры чрезвычайно популярным был тезис о «найденном неисчерпаемом источнике энергии». Многолетняя пропаганда российских атомщиков привела к тому, что большинство наших соотечественников и, что более важно и опасно, лиц, ответственных за принятие важных стратегических решений, убеждены в том, что, единственным спасением от приближающегося исчерпания запасов углеводородов является атомная энергетика. На самом деле природный уран является не только исчерпаемым полезным ископаемым, но и «обещает» кончиться раньше углеводородного сырья и, тем более, угля. Мировое потребление урана для обеспечения работы АЭС, несмотря на поэтапное сворачивание атомных мощностей в нескольких ведущих атомных державах (Германия объявила о запуске программы поэтапного сокращения количества атомных энергоблоков, в Великобритании принято решение о полном сворачивании гражданского ядерного сектора к 2050 году), постоянно растет. Годовое потребление эквивалента природного урана составило в 2003 году 67 тыс. тонн, в то же время производство урана за счет его добычи из недр практически не возросло и остается на уровне 32 – 35 тыс. тонн [2]. Дефицит производства урана в течение последних 10-15 лет покрывается в основном за счет складских запасов и экспорта из стран СНГ и в первую очередь из России. Немаловажную роль во временной стабилизации рынка уранового топлива сыграла и программа ВОУ-НОУ по разубоживанию и продаже российских запасов оружейного высокообогащенного урана. При существующих темпах потребления урана атомной промышленностью мировые запасы урана будут исчерпаны к 2050 году. Россия занимает 5-е место по объемам производства урана и 7-е место по его разведанным его запасам в недрах (180 тыс. тонн, из которых только 30% рентабельны для промышленного освоения)


7

[3]. При этом современный объем его производства составляет не более 30% от фактического внутреннего потребления и менее 20% от экспорта. По оценкам МАГАТЭ и Евроатома, с исчерпанием складских запасов урана существующий дефицит его производства не может быть восполнен ни за счет рециклинга отработанного топлива, ни за счет ввода новых добывающих мощностей. Оптовая цена на природный уран, опустившись к 1998 году за счет его экспорта из России до 22,75 долл./кг, выросла к 2003 году до 35,8 долл./кг. Международное ядерное лобби и в первую очередь Департамент энергетики США озабочены поисками приемлемых по стоимости источников ядерного топлива. В настоящее время Россия является ведущим поставщиком энергетического урана для атомных станций США. В рамках российско-американского соглашения по утилизации запасов ядерного оружия Россия взяла на себя обязательства по разубоживанию 500 тонн российского высокообогащенного оружейного урана (по изотопу уран-235) в энергетический (программа ВОУ-НОУ) и продаже его Департаменту энергетики США. Несмотря на то, что с 1979 года (после аварии на «Три-Майл-Айленде», Пенсильвания) в США не запустили ни одного реактора АЭС, а строительство 4 реакторов заморозили, атомная энергетика США нуждается в большом количестве ядерного топлива. В общем балансе электроэнергии вклад АЭС США в разные годы составляет около 25%. Программа ВОУ-НОУ завершается в 2013 году. До 2013 года атомная энергетика США надежно обеспечена дешевым топливом для своих АЭС. После же остро встает вопрос об источниках поставок ядерного топлива. Обжегшись на постройке реакторов на быстрых нейтронах с загрузкой МОКСтоплива, так называемых «реакторов - размножителей». (крупнейшие в мире французские «быстрые» реакторы «Феникс» и «Супер-Феникс» заморожены, флагман японской МОКС-программы реактор «Мондзю» остановлен 10 лет назад после аварии, связанной с утечкой теплоносителя - жидкого натрия, мировое ядерное лобби решает искать выход из кризиса уранового топлива в использовании МОКСтоплива в легководных реакторах (ВВЭР в России, LWR - за рубежом). 239 Pu - материал дорогой. Если покупать его для производства МОКС-топлива, то цена ядерного топлива будет неудовлетворительно высока. Ядерное лобби решает удешевить производство, объявив его программой по утилизации избытков оружейного плутония. Таким образом, плутоний не продается, напротив, на его перевод из металла в оксидное смешанное с 238U топливо объявляется «сбор международных средств». США из необходимых на всю российскую МОКСпрограмму (кроме постройки завода это модернизация реакторов Балаковской АЭС, затраты на перевозку, предшествующие всему НИОКР и др.) 2,7 млрд. долл. собираются выделить только 200 млн., остальные должны выделить страны G8. США под девизом нераспространения ядерного оружия шантажируют остальные страны G8 с целью финансирования российской МОКС-программы. Продекларированная параллельность утилизации американских и российских избытков оружейного плутония (по 34 тонны с обеих сторон) не более чем прикрытие. Уже сейчас объявлено, что США планируют перевести в состав МОКС-топлива только 25 тонн, а 9 тонн будут остеклованы. Россия же наоборот добавляет в проект 4 тонны энергетического плутония «с целью маскировки его военных характеристик». К моменту возможного пуска российского и американского заводов последний вообще может быть заморожен, что случилось с заводом компании «Сименс» в Ханау (Германия).


8

При заявленных сроках ввода в эксплуатацию и темпах «утилизации» оружейного плутония MFFF-R должен переработать 38 тонн металлического плутония до 2024 года. Дальнейшая после 2024 года судьба завода по производству МОКС-топлива в Северске не определена подготовленным российско-американским соглашением по утилизации избытков оружейного плутония. Отвечая на вопросы депутатов Томской городской Думы после своего выступления 21 октября 2003 г. по вопросу строительства МОКС-завода, гендиректор СХК В.В. Шидловский не исключил возможности, что после 2024 г. завод будет производить МОКС-топливо на основе энергетического плутония. Несмотря на надежды атомщиков, «замена» в ядерном топливе легководных реакторов ВВЭР и LWR делящихся элементов с 235U на 239Pu не является панацеей от надвигающегося топливного кризиса атомной энергетики. Если даже не учитывать многочисленные трудности и возрастающие риски использования МОКС-топлива в реакторах типа ВВЭР-1000 [5], а также повышающуюся себестоимость вырабатываемой электроэнергии, то следует заметить, что легководные реакторы возможно использовать лишь с частичной загрузкой МОКС-топлива в т.н. «гибридные зоны» этих наиболее распространенных реакторов. Таким образом, под видом утилизации избытков оружейного плутония транснациональные ядерные корпорации пытаются несколько продлить себе время обеспеченности топливом для АЭС, производя его на территории России. 5. Экологическая опасность Основными аргументами в пользу экологической безопасности завода по производству МОКС-топлива и работы реакторов с загрузкой МОКС-топливом руководство Росатома и СХК называет то, что уже в нескольких странах более 15 лет работают подобные заводы и реакторы, а в России также работают Бор-60 и БН-600 [17, 21]. Да, опыт производства МОКС-топлива есть в Англии, Франции, Бельгии, Японии. При этом Англия уже отказалась от развития МОКС-программы. Но за рубежом нет опыта промышленного производства МОКС-топлива на основе оружейного плутония демонтированных боеголовок. А весь российский опыт заключается в производстве в ГНЦ НИИАР (г. Димитровград) всего нескольких тепловыделяющих сборок для БН-600 на его основе. Однако это не плутоний демонтированных боеголовок, а свежевыделенный диоксид плутония оружейного изотопного состава. Россия здесь рассматривается как полигон для апробации производства МОКС-топлива из оружейного плутония и его экспериментального облучения в реакторах ВВЭР-1000 на Балаковской АЭС. Существующая практика показывает неприемлемость производства и использования МОКС-топлива из плутония, выделенного из ОЯТ более 5 лет назад. Изотоп плутоний-241, содержащийся в определенном количестве в оружейном плутонии, при распаде образует гамма-излучающий радионуклид америций-241. Чем раньше выделен плутоний, тем более опасно и дорогостояще обращение с ним из-за все более мощной проникающей радиации америция [18].


9

Основная экологическая опасность производства МОКС-топлива связана со свойствами плутония. Фактически плутоний и появился на Земле только с приходом ядерной эры. Плутоний является одним из наиболее опасных для человека радиоактивных веществ. Попадая в биосферу, он включается в неконтролируемые биохимические циклы. Радиационная опасность плутония связана с его альфаактивностью, удельная величина которой примерно в 200 000 раз больше, чем у другого альфа-излучателя - урана-238. Альфа-частицы имеют короткий пробег, но обладают очень интенсивной ионизацией. Период полураспада у плутония очень большой, он остается в организме практически навсегда (период полураспада плутония-239 равен 24 тыс. лет), испуская альфа-радиацию и убивая окружающие ткани сильным ионизирующим излучением. Это приводит к тому, что даже мизерное количество плутония способно вызвать тяжелейшие и даже смертельные поражения живого организма. Плутоний является чрезвычайно опасным канцерогеном. Его канцерогенные свойства определяются главным образом интенсивным альфа-излучением. Проникающая способность альфа-частиц невелика, одежда и кожа препятствуют дальнейшему попаданию альфа-частиц в организм. Поэтому наибольшую опасность представляет плутоний, оказавшийся внутри организма при дыхании, с приемом пищи или воды. Отличие долгоживущих радионуклидов от химических загрязнителей – их, по сути, вечность. Имея период полураспада, равный 24 тыс. лет, основной изотоп плутония - плутоний-239 практически полностью исчезнет с загрязненной им территории и биообъектов только через 10 периодов полураспада, т.е. через 240 тыс. лет (останется около 0,1 %). При распаде он превратится в уран-235, период полураспада которого около 700 млн. лет. Природная среда вокруг СХК за многие годы работы комбината уже накопили значительное количество плутония. Внесла свой «вклад» в загрязнение плутонием ближней зоны СХК и авария 1993 года на радиохимическом заводе [14]. В зоне влияния СХК на сегодняшний день практически не решен вопрос об оценке степени экологической опасности плутония, америция и других радиоактивных и химических элементов, поступающих в природную среду. Имеющиеся на сегодняшний день данные по уровню их накопления в природных объектах недостаточны для полной и объективной оценки их опасности и степени влияния на биоту и человека [19, 20]. Созданы карты загрязнения почв плутонием вокруг предприятий – аналогов СХК: ПО «Маяк» (Челябинская область) и ФГУП «Горно-химический комбинат» (Красноярский край). Для Томской области это остается нерешенным вопросом. Тем не менее известные немногочисленные данные по содержанию плутония и америция в почвах, донных отложениях позволяют утверждать, что их уровень как минимум в 4-5 раз выше, нежели глобальный фон их выпадения в результате испытаний ядерного оружия в атмосфере, аварий и многолетней деятельности предприятий ядерно-топливного цикла. При производстве МОКС-топлива, его использовании в качестве топлива в ядерных реакторах плутоний неизбежно попадает в окружающую среду. Штатная (безаварийная) работа MFFF-R не приведет к заметному увеличению загрязненности воздуха и других сред плутонием. Однако вызывает настороженность то, что в начале 2004 года консорциум DSC предложил организовать работу системы контроля выбросов плутония не ближе чем в 8 км от периметра MFFF-R. Неудовлетворительным является то, что MFFF-R планируется разместить на крайне перегруженной ядерными и химическими производствами территории.


10

Кроме Сибирского химического комбината, на территории Северного промышленного узла расположены полигон токсичных отходов, ТЭЦ-3 и крупнейший в России нефтеперерабатывающий комплекс – Томскнефтехим. Санитарно-защитные зоны СХК и Томскнефтехима перекрываются. По оценочным данным СХК, в результате работы завода MFFF-R ежегодно будет образовываться около 2,5 тыс. м3 ЖРАО, из которых 20% средней и высокой активности (САО и ВАО) и около 900 м3 твердых РАО, из которых около 50% САО и ВАО [17, 19]. При этом на сегодняшний день на площадках СХК скопилось рекордное количество радиоактивных отходов. За 40 лет эксплуатации полигона глубинной закачки ЖРАО в подземные водоносные горизонты на площадках 18 и 18а, по оценкам СХК, закачано более 400 млн. Ки первоначальной активности долгоживущих радионуклидов. Независимые эксперты приводят цифру в 1100 млн. Ки первоначально закачанной активности. В частично засыпанных открытых бассейнах, пульпохранилищах, водохранилищах, а также в могильниках твердых РАО находится еще около 125 млн. Ки радионуклидов, в том числе и плутония. Наиболее серьезными замечаниями к вопросу об экологической опасности предполагаемого размещения MFFF-R на площадке СХК является недостаточность оценки плутониевого загрязнения в Томской области и крайняя техногенная перегруженность выбранного места строительства, находящегося всего в нескольких километрах от жилых зон городов Томска и Северска. 6. Вероятность возникновения на MFFF-R аварии с радиоактивным загрязнением местности и эвакуацией населения, возможные масштабы аварии Согласно Ходатайству о намерениях строительства завода MFFF-R, «предусматриваемые технические средства и организационные мероприятия, направленные на предотвращение аварий и снижение их последствий, позволяют гарантировать непревышение установленной в НП-016-2000 вероятности 10-7 1/год для предельного аварийного выброса, установленного НРБ-99». То есть нам гарантируется не более одной масштабной аварии на MFFF-R в 10 млн. лет. Что могут означать на практике подобные утверждения, основанные на вероятностной системе оценки возможности возникновения аварии, известно. Академик Александров, бывший основным популяризатором строительства реакторов РБМК (чернобыльский тип реакторов) давал чуть менее оптимистичную оценку вероятности аварий на таком типе реакторов – 10-6 1/год (или одна авария в 1 млн. лет). Тому же академику принадлежит следующее высказывание: «Реакторы РБМК настолько безопасны, что их можно ставить на Красной площади». Вряд ли сегодня мы обсуждали возможность размещения завода по производству ядерного топлива, случись катастрофа с РБМК в центре Москвы. А что бы изменилось по сути аварии на реакторе? Ничего. Точно так же трудно было бы обсуждать любой проект с размещением на СХК новых крупных ядерно- и радиационно-опасных объектов при северном ветре 6 апреля 1993 года. Тогда пришлось бы эвакуировать Томск и Северск. Аварии присвоили бы 5-й, а то и 6-й уровень по шкале МАГАТЭ вместо 3-го. А что бы изменилось? Только направление ветра.


11

Большим минусом вероятностной оценки возможности возникновения аварий является невозможность адекватного учета человеческого фактора. В предполагаемой смете затрат из средств иностранной безвозмездной помощи на создание МОКС-завода в Северске не заложено статьи на ликвидацию последствий возможной аварии с радиоактивным загрязнением местности и компенсации пострадавшему населению [15]. Ущерб от последствий возможной аварии может быть колоссальным и сравнимым с последствиями аварии на ЧАЭС. Трудно поверить что, руководство эксплуатирующей организации не станет оспаривать обязательства по выплатам компенсаций, зная многолетнюю историю судебных тяжб жителей Георгиевки, пострадавших в результате аварии на РХЗ в 1993 году, с руководством СХК. Однако даже если это допустить, то максимальная верхняя граница финансовой ответственности эксплуатирующей MFFF-R организации перед пострадавших сторон составит согласно действующим в России нормативам 40 млн. руб. [6]. Излишне говорить о недостаточности данной суммы. В 1986 году после аварии на ЧАЭС максимальная сумма ответственности АЭС США была поднята от 500 млн. долл. до 7 млрд. долл. [9]. Однако это не является в любом случае достаточной суммой. Общие расходы Украины, Белоруссии, России и других стран на ликвидацию последствий Чернобыльской катастрофы с 1986 по 2015 год составят 590 млрд. долл. США [22]. Формально только в России уже через 10 лет после катастрофы ежегодные выплаты гражданам, ставшим инвалидами, и членам их семей, а также потерявшим кормильцев, составляли 240 млн. долл. и превысили годовую прибыль АЭС России [4]. Относительные расходы основных пострадавших государств тоже впечатляют: в 1994 году расходы, связанные с ликвидацией последствий Чернобыльской катастрофы, достигли в Белоруссии 20% национального бюджета, на Украине – 4%, в России – 1% [27]. И это не достаточные, а принятые к обязательным расходы. Впрочем, атомщики по-своему смотрят на ущерб, который нанес Чернобыль. Для развития атомной индустрии жизненно необходимо, чтобы память о Чернобыле поскорее стерлась или хотя бы потускнела. После сокрытия и отрицания реальных масштабов Чернобыльской катастрофы в первые «постчернобыльские» месяцы и годы сейчас у атомщиков стал популярным другой тезис: «Чернобыль сделал атомную энергетику безопасной!». Отнюдь. Ведь Чернобыльская катастрофа не единственное и даже не первое предостережение от наращивания мощностей атомной энергетики. За семь лет до Чернобыля был Харисбург (авария на американской АЭС «Три-Майл-Айленд», штат Пенсильвания, 1979 год), кроме США и Великобритании выводов, похоже, ни сделал никто. Были и другие аварии, а атомная энергетика по-прежнему работает на принципе избыточной реактивности реакторов, до сих пор не разработано эффективной и безопасной схемы ядерно-топливного цикла, включая и производство ядерного топлива. Нет в Томской области действенной системы оперативного обнаружения аварийного выброса плутония с территории СХК. Система автоматизированного контроля радиационной обстановки АСКРО, посты наблюдения которой расположены вокруг СХК, не способна зарегистрировать выброс оружейного плутония. Плутоний-239 – в основном альфа-излучающий, а не гамма-излучающий радионуклид. Наиболее оперативный способ обнаружения плутония в воздухе – это принудительная прокачка воздуха и последующий сложный радиохимический и аппаратурный анализ твердого отфильтрованного осадка в лабораторных условиях. Таким образом, Администрация Томской области не имеет независимой системы


12

мониторинга выбросов плутония. Как в случае с аварией 6 апреля 1993 года, информация об аварии может прийти руководству области только через несколько часов после принятия решения о степени дозировки информации руководством Росатома. Зарубежный опыт размещения объектов, подобных MFFF-R, показывает недопустимость их близкого расположения с крупными городами. Так, завод MELOX располагается в 65 км от ближайшего крупного города – Марселя. Виноградники вокруг завода MELOX расположены именно ввиду малой населенности сельскохозяйственных районов. Штатные выбросы MELOX не оказывают вредного воздействия на виноград, выращиваемый рядом с ним. Но в случае аварии те несколько тысяч человек, проживающих рядом с заводом, будут быстро эвакуированы. Подобная схема размещения предприятий ядерно-топливного цикла принята и в США. Предприятие PENTAX (Техас) со всех сторон окружено фермерскими полями, но в радиусе десятков километров вокруг него проживает всего несколько сотен человек. Напротив, MFFF-R предлагается разместить в 7 км от г. Томска, а в 30-километровой зоне вокруг него проживает около 700 тыс. человек. В случае крупной аварии с радиоактивным загрязнением оперативно эвакуировать население Томска и Северска будет просто невозможно. В случае постройки MFFF-R атомщикам легче будет лоббировать строительство заявленной в планах развития СХК на площадке комбината Сибирской АЭС на базе 2 реакторов ВВЭР-1000 с загрузкой МОКС-топлива. Руководство СХК планирует закончить все проектные и разрешительные работы до 2017 года, после чего приступить к строительству, а к 2022 году запустить первый энергоблок. В реакторах, работающих на МОКС-топливе, по сравнению с обычными легководными реакторами возрастает риск аварийной ситуации и возможные масштабы последствий плутониевого загрязнения и облучения населения до 4 раз [5]. Вероятность крупной аварии на СХК возрастет еще больше. Из опыта атомной энергетики следует неисполняемость «гарантий непревышения установленной вероятности аварий». Возможные последствия масштабной аварии на MFFF-R не перекрываются заявляемыми выгодами от его размещения в Томской области. Основным недостатком размещения MFFF-R на площадке СХК в аспекте угрозы крупной аварии является непосредственное соседство с административным центром Томской области городом Томском. 7. Экономические риски для Томской области Сразу оговоримся, что в данной главе рассматриваются возможные экономические эффекты для Томской области при условии безаварийной работы MFFF-R. Опыт производства и использования МОКС-топлива есть в Англии, Японии, Франции, Бельгии. Однако это не столько выгодные коммерческие проекты, сколько способ избавления от избытков плутония, быстро растущих в результате принятых ранее решений о выделении его из ОЯТ [18]. Доводы в пользу строительства в Северске МОКС-завода весьма весомы. Около тысячи рабочих мест в Северске весьма кстати ввиду запланированной остановки последних двух из пяти промышленных реакторов сразу после завершения


13

модернизации Северской ТЭЦ (2005 – 2008 гг.), завершения в 2012 году работ по программе ВОУ-НОУ и сворачиванию оборонного заказа. Некоторые томские коммерческие организации могут получить заказы на изготовление оборудования, стройматериалов и строительные работы. Часть налогов, отчисляемых строительными организациями, а далее и эксплуатирующей организацией, будет оставаться в Томской области. Утверждается, что строительство в Северске завода MFFF-R даст мощный импульс к развитию экономики Томской области, ведь стоимость строительства, а значит и размер инвестиций равны 1 млрд. долл. С логичностью этих доводов нельзя не согласиться. Но можно ожидать и обратного эффекта. В случае принятия окончательного решения о строительстве в Северске завода по производству МОКС-топлива Томская область на долгие годы может лишиться крупных инвестиций в научнообразовательный, лесной сектор и неатомные высокотехнологичные производства. Даже при условии лояльного отношения предпринимателей к факту соседства с плутониевым производством, неизбежный строгий режим на прилегающих к нему территориях будет мешать развиваться бизнесу [14]. Нужна независимая оценка финансово-инвестиционного риска для Томской области в случае размещения в непосредственной близости от областного центра (в 7 км от жилой зоны) плутониевого производства. Во избежание возможного влияния со стороны Росатома на результаты аудита оценка финансово-инвестиционного риска должна проводиться иностранной компанией, имеющей опыт подобных оценок. Заказчиком проведения аудита должна быть Администрация Томской области, которая заинтересована в получении адекватной оценки, а не в поддержке позиции атомщиков либо «зеленых». Негативная реакция бизнеса на функционирование в Томской области Сибирского химического комбината ярко проявилась на примере совместного российско-германского предприятия «Ромко». Несмотря на то, что места заготовок древесины СП «Ромко» в Каргасокском районе не только не попали в зону радиохимического следа аварии на РХЗ 6 апреля 1993 года, но и вообще не входят в зону влияния многолетнего влияния СХК, по инициативе немецкой стороны летом 1993 года СП было ликвидировано. Не решает размещение в ЗАТО Северск MFFF-R проблему занятости на СХК. Только остановка промышленных реакторов АДЭ-4, АДЭ-5 и последующее прекращение переработки на РХЗ облученных урановых блочков приведет к сокращению около 5 тыс. рабочих мест, а на французском прототипе MFFF-R заводе MELOX занято всего 700 человек (в ДОН по MFFF-R обозначена общая численность персонала 850-1000 человек). Согласно информации руководства СХК, по ныне действующей схеме межбюджетных отношений Томской области и ЗАТО Северск ежегодные отчисления в областной бюджет в результате работы МОКС-завода, т.е. не ранее 2010 года, должны были составить 105 млн. рублей. Относительный вклад планируемых налоговых поступлений в областной бюджет от деятельности МОКСзавода составил бы менее 0,5 % от областного бюджета на 2006 год равного 22 млрд. рублей. При сохранении темпов роста областного бюджета в 2010 году относительный вклад уменьшится вдвое. Эта не та цена, за которую можно рисковать инвестициями в развитие научно-образовательного, лесного секторов, сектора высокотехнологичных неядерных производств. В бюджет ЗАТО Северск ежегодные налоговые поступления от деятельности МОКС-завода планировались в размере 245 млн. рублей. Представление о том, что


14

строительство MFFF-R является панацеей для поддержания налоговых отчислений в бюджет ЗАТО Северск неверно. Куда более реалистичной и крупной инвестиционной программой является развитие на СХК т.н. «разделительноочистительного каскада» по очистке и обогащению урана, включающего модернизацию и увеличение мощностей завода разделения изотопов, радиохимического и сублиматного заводов. Уже сейчас на РХЗ вводится в эксплуатацию новая установка по очистке труднорастворимых соединений природного урана. Общий объем ожидаемых инвестиций в развитие «разделительноочистительного каскада» составит около 2,5 млрд. долл. При этом развитие уранового производства не создаст напряжения в регионе, способного мешать развитию бизнеса и созданию технико-внедренческой зоны. Руководство СХК преподносит строительство новых ядерно-опасных производств как безальтернативный путь создания рабочих мест в Северске и выживания города как такового. В действительности все обстоит иначе. Уже много лет в Северске работают совместные программы правительств России, США и Великобритании по созданию неядерных высокотехнологичных производств для трудоустройства высвобождающихся высококвалифицированных специалистов – ядерщиков и достойного бюджетного обеспечения Северска. Ежегодно первых руководителей СХК и Северской администрации приглашают в бывшие ядерные города Америки и Туманного Альбиона для ознакомления с опытом перехода экономики этих городов на безъядерные высоко-технологичные производства, эти же страны выделяют миллионы долларов и фунтов стерлингов для разработки и внедрения инновационных проектов в Северске. США и Великобритания предлагают помощь в создании лучших в мире производств плазменных телевизоров, литиевых аккумуляторов, высокоточной измерительной аппаратуры. Руководство СХК и Северской администрации от заграничных поездок не отказываются, миллионы в инвалюте с удовольствием проедают и продолжают уповать на строительство МОКС-завода и Сибирской АЭС. В чем дело? Почему руководство Северска и СХК не хочет слезать с ядерной иглы? Дело в том, что отказываясь от строек больших ядерных объектов и контроля над их эксплуатацией руководство СХК и Северска лишаются возможности бесконтрольного использования финансовых средств. Ядерная индустрия создавалась в условиях полнейшей закрытости. Финансовая система современной ядерной промышленности с легкостью позволяет реализовывать схемы того же отката при госзаказе. Чем больше бетона должно пойти на стройку реактора – тем больше денег уйдет в песок. Напротив современные IT-технологии изначально создавались финансово прозрачными. Сегодня в Томской области самые большие отчисления в бюджет в расчете на одного работника поступают как раз от томских инновационных компаний. Так что оставь высшие менеджеры СХК свои глобальные ядерные проекты – сразу лишаются и возможности воровать. Тогда не получится, находясь на пенсии отправить 500 тыс. долл. одним переводом своей дочери в Швейцарию по примеру бывшего министра атомной энергии Евгения Адамова. В случае строительства новых ядерных производств в Томской области, ее экономика не выиграет, пополнятся только кошельки высшего руководства СХК и Росатома, усилятся их возможности по влиянию на выборный процесс на уровне региона и страны.


15

8. Общественное мнение Как только в Томске появилась информация о планах Минатома построить на СХК МОКС-завод, свой протест заявили томские «зеленые». Началом активных действий можно считать международную акцию против развития МОКС-программы 27 мая 2003 года. В Томске ее провели ТРБОО «Сибирское экологическое агентство» и РОО «Томская экологическая студенческая инспекция» (ТЭСИ). Основное требование томских «зеленых»: при прохождении проектом МОКС-завода экспертиз и согласований - обязательно провести реальный учет мнения жителей 30километровой зоны СХК. Позже в Томске появилась инициативная группа граждан, собирающая подписи протеста против строительства МОКС-завода в Томской области. Негативное отношение к планам строительства в Томской области MFFF-R стали также проявлять представители нескольких объединений томских предпринимателей. В настоящее время собрано и направлено в адрес областного руководства, Президента РФ, Правительства РФ, в Конгресс США более 10 тыс. подписей жителей Томской области против строительства MFFF-R. В апреле 2004 года ТРОО «Институт международной экологической безопасности» организовала в областной администрации семинар по данной проблеме. Осенью 2004 года в Томске прошла массовая акция протеста «Скажи МОКСу «нет!». В рамках акции в Томск приезжали представители зарубежных природоохранных организаций, а также группа «Чайф». В адрес государственных органов власти Томской области, муниципалитетов, депутатов разного уровня, общественных организаций и СМИ пришли сотни писем жителей Томской области, требующих не допустить строительства завода по производству МОКС-топлива. Томская городская Дума с сентября 2003 года обсуждает вопрос намечаемого строительства MFFF-R. По инициативе нескольких депутатов в октябре 2003 г. создана депутатская комиссия, члены которой единодушны в том, что при решении вопроса о размещении MFFF-R обязательно должно быть учтено мнение томичей. Это право не обеспечивается проведением общественных слушаний при Государственной экологической экспертизе ТЭО. С привлечением юристов комиссия разработала проект Закона Томской области «О порядке обсуждения вопросов использования атомной энергии на территории Томской области». Сейчас еще нельзя утверждать, что законопроект гарантирует адекватный учет мнения жителей Томской области по вопросу размещения MFFF-R, однако эта беспрецедентная в России инициатива городских депутатов заслуживает внимания областной Думы. Политические партии не остались в стороне от обсуждения вопроса строительства МОКС-завода. Северское городское отделение партии «Единая Россия» приняло решение поддержать программу развития СХК, одним из основных пунктов которой является строительство МОКС-завода. Томское региональное отделение «Единой России» формального решения о поддержке планов строительства МОКС-завода не принимало, однако лидер томских «единоросов» Владимир Жидких на региональной конференции «Единой России» в ноябре 2004 года обозначил поддержку планов строительства МОКС-завода одним из партийных приоритетов и даже пожурил руководство СХК за слабое продвижение идей мирного


16

атома. Однако после шквала звонков томичей, разгневанных позицией господина Жидких по отношению к планам строительства МОКС-завода, в томский исполком лидеры томского «Едра» стараются не упоминать на людях о МОКСе. Напротив, томские демократы считают планы по размещению на СХК завода по производству МОКС-топлива антисоциальными и не отвечающими интересам Томской области. Не убедила в обратном специальная презентация «белого и пушистого» МОКСа для объединенного политсовета томских отделений СПС и «Яблока» от руководства СХК. В конце февраля 2005 года руководство СХК обратилось к томским «правым» с просьбой выслушать мнение атомщиков по вопросу строительства в Томской области завода по производству МОКС-топлива. «Правые» пошли на встречу землякам – атомщикам и пригласили представителя комбината на объединенный политсовет региональных СПС и «Яблока». 3 марта на объединенном политсовете региональных СПС и «Яблока» первый заместитель гендиректора СХК Валерий Мещеряков не смог представить сколько-нибудь весомых аргументов в пользу строительства МОКС-завода. В итоге на выборы в Томскую городскую Думу избирательный блок «СПС + Яблоко» обозначил борьбу с МОКС-заводом одним из пунктов предвыборной программы, о котором не забыл и по прошествии выборной кампании. Сами жители Томской области также считают, что их мнение должно быть учтено при решении вопроса о строительстве MFFF-R. Согласно проведенному ГТРК «Томск» в декабре 2004 года интерактивному опросу, 789 из 861 томича ответили «да» на вопрос: «Нужно ли учитывать мнение томичей при строительстве МОКС-завода?». Однако результаты этого опроса не отражают самого отношения к планам строительства MFFF-R. Согласно проведенному телекомпанией ТВ-2 18 октября 2004 года интерактивному опросу (2537 респондентов), 83% опрошенных считают, что «мирный атом» - это экологическая угроза, 11% - будущее энергетики, 6% локомотив томской науки. Как и предыдущий, данный опрос основывае��ся на мнении активной части телезрителей конкретной телекомпании, его результаты не могут быть использованы для адекватной оценки общественного мнения. Непосредственное отношение жителей г. Томска к планам строительства MFFFR, не зависящее от их принадлежности к потребителям продукции какого-либо СМИ, показывает проведенный ТЭСИ под руководством социолога Коняшкина А.В. (ТГУ) в декабре 2004 года социальный опрос населения. Из опрошенных 662 респондентов на вопрос «Знаете ли Вы, что рядом с Томском Минатом предложил построить новый завод по переработке оружейного плутония (проект «МОКСтопливо») 50 % ответили «Да» и столько же «Нет». В не зависимости от этого на вопрос «ТЭСИ выступает против строительства завода по производству МОКСтоплива. Готовы ли Вы поддержать этот протест?» 83 % опрошенных ответили «Да» и указали разные из предложенных способов (подпись протеста, участие в публичной акции и пр.). Отношение томичей к планам строительства новых атомных объектов на территории Томской области остается стабильно отрицательным. В 2000 году около 80% жителей Томска поддерживали требования томских «зеленых» по недопущению строительства на СХК новых ядерно- и радиационно-опасных производств (согласно


17

результатам опроса общественного мнения «Томск и экология», проведенного в Томске общественной организацией ТЭСИ под руководством социолога Н.Л. Кутеповой (г. Озерск) в августе 2000 г.). Важным является вопрос: «Мнение жителей территории какого радиуса вокруг MFFF-R либо какой административно-территориальной единицы (регион, муниципальное образование) должно в обязательном порядке учитываться в процессе принятия решения по строительству?». Если даже не учитывать возможных последствий крупной аварии на атомном объекте (выпадения после Чернобыльской катастрофы зафиксированы на всех континентах северного полушария, а площадь земель со статусом «радиоактивно загрязненной» исчисляется сотнями тысяч квадратных километров), то социально-экономические последствия скажутся на жителях всей Томской области. В особенности из-за того, что весь областной центр и основные транспортные развязки входят в 30-километровую зону СХК. Руководство СХК заявило о проведении в обязательном порядке и общественных слушаний по вопросу строительства и общественной экологической экспертизы. На общественных слушаниях проекта может выступить любой желающий. Все равно никаких решений на слушаниях принято не будет, а механизм учета материалов общественных слушаний при проведении государственной экологической экспертизы практически отсутствует. Тут же надо сказать, что и общественная экспертиза при любом решении общественных экспертов («за» или «против») прямого действия не оказывает. Брошюра с решением также будет приложена ко всем материалам государственной экологической экспертизы, и можно про нее забыть. Нет действенного механизма учета решений общественной экологической экспертизы. А общественных экологических экспертиз завода по производству МОКСтоплива, скорее всего, будет как минимум две. Так же, как у прошедшего государственную экспертизу проекта строительства атомной станции теплоснабжения АСТ-500, но не нашедшего инвестиций в связи со своей экономической ущербностью. Была экспертиза от Социально-Экологического Союза, выдавшая отрицательное заключение, и была экспертиза от экологической организации «Орбита», которая дала «добро». Вот и посмотрят государственные эксперты на решения общественных экоэкспертиз: одна «за», другая «против». Будем сами решать! Игнорирование общественного мнения, принятие решения против мнения большинства жителей, а в особенности крупная авария на MFFF-R после получения поддержки областного руководства может привести к серьезным массовым акциям, а то и обострить угрозу сепаратизма. Так, в агитации к референдуму Украины по выходу из СССР возобладал лозунг: «Не хотим жить с москалями, которые сделали нам Чернобыль» [22]. Мнение жителей Томской области должно быть прямо учтено Администрацией Томской области, ЗАТО Северск и руководством СХК при рассмотрении вопроса со строительством MFFF-R.


18

Выводы и рекомендации 1. Проект не выдерживает критики с позиций ядерного нераспространения. Заявленная цель строительства MFFF-R – утилизация избытков оружейного плутония является не более чем удобной канвой для попытки массового вовлечения плутония в энергетику. 2. Штатная (безаварийная) работа MFFF-R не внесет заметных изменений в радиоэкологическую ситуацию в Томской области. Наиболее серьезными замечаниями к вопросу об экологической опасности, предполагаемого размещения MFFF-R на площадке СХК, является недостаточность оценки плутониевого загрязнения в Томской области (не опубликованы карты плутониевого загрязнения сред вокруг СХК) и, крайняя техногенная перегруженность выбранного места строительства - Северного промышленного узла, находящегося всего в нескольких километрах от жилых зон городов Томска и Северска. 3. Возможные последствия масштабной аварии на MFFF-R не перекрываются заявляемыми выгодами от его размещения в Томской области. Основным недостатком размещения MFFF-R на площадке СХК в аспекте угрозы крупной аварии является непосредственное соседство с административным центром Томской области городом Томском. 4. Необходима независимая оценка финансово-инвестиционного риска для Томской области в случае размещения в непосредственной близости от областного центра (в 7 км от жилой зоны) плутониевого производства. Во избежание возможного влияния со стороны Росатома на результаты аудита оценка финансовоинвестиционного риска должна проводиться иностранной компанией, имеющей опыт подобных оценок. Заказчиком аудита должна быть Администрация Томской области, которая заинтересована в получении адекватной оценки, а не в лоббировании позиции атомщиков либо «зеленых». 5. Население Томской области и прежде всего жители г. Томска негативно относятся к планам строительства MFFF-R. Необходима выработка и принятие критериев адекватного учета мнения жителей Томской области по вопросу размещения MFFF-R на ее территории. 6. При согласовании строительства MFFF-R с Правительством РФ Администрацией Томской области одним из критериев принятия решения должно быть мнение жителей Томской области 7. Необходимо объединение томских общественных организаций, ученых, политиков, деятелей культуры, юристов, предпринимателей, журналистов и простых томичей, считающих, что Томск – не место для реализации грязных планов транснационального ядерного лобби. 8. Томск нужно развивать как город высокой науки и культуры. Необходимо создание рабочих мест для молодежи на безъядерных высоко-технологичных производствах, а не на временных стройках опасной ядерной индустрии.


19

Литература 1. Барнэби, Ф. Применение МОКС в качестве ядерного топлива: проблемы безопасности [Текст] / Ф. Барнеби // Всесторонняя оценка социальных аспектов использования МОКС-топлива в легководных реакторах. Заключительный отчет по международной оценке МОКС. - Москва, 1998. - С. 139-180. 2. Воробьев, Е.А. Концепция развития геологоразведочных работ на уран на территории РФ на период 2000-2010 годы [Текст] / Е.А. Воробьев, Г.А. Машковцев, С.С. Наумов, В.В. Тен // Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека: Материалы II международной конференции. - Томск: изд-во «Тандем-Арт», 2004. - С. 125-129. 3. Воробьев, Е.А. Состояние минерально-сырьевой базы и добычи урана в Российской Федерации [Текст] / Е.А. Воробьев, Г.А. Машковцев, С.С. Наумов, В.В. Тен // Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека: Материалы II международной конференции. - Томск: изд-во «ТандемАрт», 2004. - С. 123-124. 4. Иванов, Е.А. Допустимая вероятность и масштаб тяжелой аварии на АЭС [Текст] / Е.А. Иванов, Л.П. Хамьянов // Атомная энергия, 1998, том 84, вып. 2. - С. 107113. 5. Лайман, Э.С. Риски для безопасности реакторов ВВЭР-1000 при использовании ураново-плутониевого (МОКС) топлива [Текст]: отчет / Э.С. Лайман. - Институт Ядерного Контроля (США), 2000. 6. Ларин, В.И. Комбинат «Маяк» - проблема на века [Текст] / В.И. Ларин. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: КМК, 2001. - 504 с. 7. Материалы семинара «Накопление плутония в России: научно-технические, социально-экономические, экологические и политические аспекты (Москва, 27-28 апреля 1995 г.) [Текст] / Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии МФТИ. – М: АЛЛЕГРО-ПРЕСС, 1995. - 156 с. 8. Махиджани, А. Высокообогащенный уран [Текст] / А. Махиджани, Д. Кэршнер // Ядерная энциклопедия: гл. редактор А.А. Ярошинская. – М.: Благотворительный фонд Ярошинской, 1996. – С. 94-95. 9. Макхиджани, А. Обманы атомной энергетики [Текст]: отчет Института исследований энергетики и окружающей среды США, Вашингтон / А. Махиджани, С. Салеска. – Новосибирск: Нонпарель, 2000. – 360 с. 10. Михеев, В.И. МОКС-топливо – новая авантюра Минатома [Текст] / В.И. Михеев, В.Г. Хижняк – Красноярск: Гражданский Центр ядерного нераспространения, 1999. - 52 с.


20

11. Приказ Министра атомной энергии России № 150 от 7 апреля 2003 года [Текст]: издан 7.04.2003 Министром атомной энергии России А.Ю. Румянцевым. – М.: Минатом России, 2003. 12. Радиационная обстановка на территории России и сопредельных государств в 1999 году [Текст]: ежегодник. - СПб.: Гидрометеоиздат, 2001. 13. Рихванов, Л.П. Общие и региональные проблемы радиоэкологии [Текст] / Л.П. Рихванов. - Томск: Изд-во ТПУ, 1997. - 384 с. 14. Росснагель, А. Социальные и юридические аспекты использования МОКСтоплива [Текст] / А. Росснагель // Всесторонняя оценка социальных аспектов использования МОКС-топлива в легководных реакторах. Заключительный отчет по международной оценке МОКС. - Москва, 1998. - С. 301-321. 15. Совместная российско-американская рабочая группа по методологии экономического анализа и технико-экономическим расчетам при утилизации плутония [Текст]: отчет за 1999-2004 гг. – М., 2004. 16. Соглашение между правительствами Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки относительно обращения и утилизации плутония, заявленного как не являющийся более необходимым для целей обороны, и сотрудничества в этой области. Соглашение [Текст] : подписано в Москве 29 августа 2000 г. и в Вашингтоне, округ Колумбия, 1 сентября 2000 г. – М., 2000. 17. Строительство на СХК завода по производству МОКС-топлива [Текст]: брошюра

- презентация. – Северск: СХК, 2003. - 21 с. 18. Такаги, Дж. Выводы и рекомендации [Текст] / Дж. Такаги и др. // Всесторонняя оценка социальных аспектов использования МОКС-топлива в легководных реакторах. Заключительный отчет по международной оценке МОКС. - Москва, 1998. - С. 346-357. 19. Торопов, А.В. К вопросу о строительстве в Томской области завода по производству МОКС-топлива [Текст] / А.В. Торопов, А.М. Адам, Л.П. Рихванов, Ю.Г. Зубков, В.А. Коняшкин // Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека: Материалы II международной конференции. - Томск: изд-во «Тандем-Арт», 2004. - С. 625-629. 20. Торопов, А.В. Эколого-социальные проблемы создания в Томской области завода по производству МОКС-топлива [Текст] / А.В. Торопов, Л.П. Рихванов, Ю.Г. Зубков, В.А. Коняшкин // Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии : сборник научных работ, том 4, №1. - Томск, 2004. - С. 64-66. 21. Ходатайство (декларация) о намерениях строительства завода MFFF-R [Текст]: проектный документ / ОАО «ТВЭЛ». – Москва: ОАО «ТВЭЛ», 2003. - 18 с.


21

22. Яблоков, А.В. Миф о незначительности последствия Чернобыльской катастрофы [Текст] / А.В. Яблоков.- М.: Центр экологической политики России, 2001. - 112 с. 23. Carson, M.J. Reactor Grade Plutonium’s Explosive Properties [Text]: report / M.J. Carson. - Washington, D.C.: Nuclear Control Institute, August 1990. 24. Emmet, M.B. Calculation Benchmark Problems for VVER-1000 Mixer Oxide Fuel Cycle [Text]: report / M.B. Emmet. - Oak Ridge, TN: Oak Ridge National Laboratory, 2000. - P. 85-86. 25. Final Nonproliferation and Arms Control Assessments of Weapons-Usable Fissile Material Storage and Excess Plutonium Disposition Alternatives [Text] : U.S. Department of Energy, Office of Arms Control and Nonproliferation, January 1997. – Washingion D.C., 1997. 26. Management and Disposition of Excess Weapons Plutonium [Text]: report : Committee on International Security and Arms Control. – USA: National Academy of Science, 1994. 27. Report of the Secretary-General, United Nations, Strengthening of international cooperation and coordination of efforts to study, mitigate and minimize the consequences of the Chernobyl disaster [Text]: General Assembly A/50/150. - N.Y.: United Nations, 1995. - 38 p. 28. Report to Congress: Disposition of Surplus Defense Plutonium at Savannah River Site [Text]: report to Congress of USA : National Nuclear Security Administration, Office of Fissile Materials Disposition, February, 2002.

29. US-Russian Joint Plutonium Disposition Study [Text] : September 1996.

Томская региональная благотворительная общественная организация

Сибирское Экологическое Агентство

Цель организации: содействие устойчивому развитию, улучшению экологической обстановки в Томской области, сохранение и восстановление культурной среды, повышение эффективности управления в сфере производства и охраны природы.


22

• • • • •

• • • • • • • •

Основные проблемы, над которыми работает организация: экологические и социальные проблемы, связанные с функционированием в г. Северске ФГУП «Сибирский химический комбинат»; нераспространение ядерного оружия; проблемы рек и их водоохранных зон; низкий уровень экологической грамотности населения и его участия в принятии экологически значимых решений; нарушение прав граждан на здоровую окружающую среду, в том числе на свободный доступ к информации о состоянии окружающей среды. Методы деятельности: проведение общественного экологического контроля; проведение мониторинга состояния окружающей природной среды; формирование экологического мировоззрения через СМИ; организация и проведение семинаров, конференций, общественных слушаний; создание и реализация программ по экологическому образованию; организация и проведение научных исследований, экспедиций, совместных проектов с другими общественными, научными и государственными организациями; организация и проведение общественных экологических экспертиз; сбор, анализ и распространение экологически значимой информации.

Текущие программы: • «Оценка возможных социально-экономических последствий размещения в Томской области завода по производству МОКС-топлива»; • «Развитие в Томской области устойчивой энергетики - альтернатива строительству Сибирской АЭС»; • Создание общественного движения «Безъядерный Томск».

Контактная информация: Почтовый адрес: 634034, Томск-34, до востр. Торопову А.В. Тел./факс: (3822) 55-37-39 E-mail: sea@green.tsu.ru

Вы можете вступить в общественное движение «Безъядерный Томск»! Сегодня на СХК наиболее опасны два работающих ядерных реактора, которые не могут быть остановлены до создания замещающих тепловых мощностей, обогревающих часть Томска и Северска. По первоначальному российскоамериканскому соглашению о прекращении наработки оружейных ядерных материалов северские реакторы должны были быть остановлены до 2000 года. Долго и безуспешно настаивая на строительстве атомной станции теплоснабжения АСТ500 для замещения тепловых мощностей плутониевых реакторов, руководство СХК


23

затянуло их остановку как минимум на восемь лет. Не найдя денег на строительство экономически убыточной АСТ-500 руководству СХК «пришлось согласиться» на американское финансирование работ по модернизации и увеличению мощности северской ТЭЦ чтобы к 2008 году остановить наконец плутониевые реакторы. Но не спешите радоваться. Руководство СХК при поддержке партии «Единая Россия» готовит плутониевым реакторам «достойную» замену. В ближайшие годы на территории СХК в 7 километрах от первых домов Томска планируется начать строительство завода по производству уран-плутониевого топлива (МОКС-топлива), а затем и новой крупной АЭС на базе двух мощных ядерных реакторов. С 2006 года начинается процесс интеграции Северска в экономику Томской области. Чтобы Томск не превратился в придаток крупного ядерного предприятия, а развивал свои университеты и наукоемкие производства, мы, объявляем о создании общественного движения «Безъядерный Томск!». Общественное движение «Безъядерный Томск» призвано объединить томские общественные организации, ученых, политиков, деятелей культуры, юристов, предпринимателей, журналистов и простых томичей, считающих, что Томск – не место для реализации грязных планов транснационального ядерного лобби. Мы - за создание рабочих мест для молодежи на безъядерных высокотехнологичных производствах, а не на временных стройках опасной ядерной индустрии. Мы - за технический прогресс, но против реализации в Томской области импортных проектов середины прошлого века. Мы – за устойчивое развитие Томска и Томской области, за будущее без опасений срочной эвакуации после аварии на СХК! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ! Для того, чтобы вступить в общественное движение «Безъядерный Томск» достаточно отправить на электронный адрес sea@green.tsu.ru или по почте на адрес 634034, Томск-34, до востр. Торопову А.В. письмо, содержащее следующие сведения: 1. Фамилия, имя, отчество. 2. Ваш почтовый адрес. 3. Контактные телефоны. 4. E-mail (если есть). 5. В каких мероприятиях могли бы принять участие: • • • • • •

Собирать подписи против строительства МОКС-завода или новой АЭС Подписать обращение к Президенту России Написать письмо губернатору, мэру Участвовать в митинге или пикете Распространять информационные материалы Оказать финансовую поддержку


Размещение в Томской области завода МОКС-топлива