Issuu on Google+

Герман W. Котятко

ПЕРЕКРЁСТОК

И как тут не вспомнить Прохора Семеновича! Служил он продавцом билетов, в кассе на железнодорожной станции. Это все биатлонисты хорошо помнят. Ну, дело, само собой, не хитрое — сиди себе, продавай билеты. Да только втемяшилось ему в голову, что он назначен высшими силами служить перекрестком человеческих судеб, а не просто так тут на жопе сидит мелочь пересчитывает. И вот, как только с ним такое началось, не стало никому выезда со станции. Коли едет кто на рынок — будь добр, расскажи, почему да зачем едешь, да по возвращении покажи корзинку да пакет — не обманул ли, за тем ли ездил ли. Куропаткиной, что на рынке гуся купила, а про гуся ничего не сказывала да в списки не внесла, запретил на месяц вообще на станции появляться. Думали-думали, а что тут поделаешь: билетный кассир у нас один, делать нечего, стали заранее готовиться. Кто куда едет — бегом в школу, гуманитарий за копейку составляет на линейчатой бумаге прошение, так мол и так, прошу выпустить подателя сего со станции за носками в райцентр, две пары куплю — одну себе, другую детям, или, если кто подальше намылился — так мол и так, прошу три дня меня не ждать, в Колчедан прокачусь по делам к районному начальству, да потом с этой бумажкой уже и на


станцию. В поездах смеются, уберите, говорят, эти ваши бумажки, нам похуй, куда вы едете, у вас кассир сумасшедший, а вы его боитесь. Но боялись люто — а как не бояться, если не пускает! Сначала иные озорничали — молодежь на танцы или, скажем, в кино, или командировочный какой из пришлых — какие еще тебе бумаги, уйди, старая кляча, с дороги — да только так под рельсами и лежат с тех пор. Озорники. Но вот дошло до кого-то в области, что у нас тут новые правила перемещения в пространстве. Приезжает начальник — нарочно поездом не приехал, чтобы кассир не заметил. И вот скачет в своем пальто на станцию, а над ней уж и флаг чудной в полосочку развевается. Покрутил начальник головой, заходит внутрь, а там очередь к кассе, и все с прошениями. Чегойто вы тут стоите, прикрикнул. А ему все тссссс, господин начальник, у нас тут тишину соблюдать принято, не то кассир визу не даст. Сдурели вы тут все что ли, какую еще визу, — багровеет начальник. А ему сзади хлоп по башке флагом — а вот какую. Кассир уж давно чужака на станции заприметил. Да как ты смеешь! И тут поднимается он с пола, а вся очередь молча стоит и на него лыжные палки навели в качестве комментария, и так молча все стоят и дыхание у все ровное, глубокое. И лыжные палки. Биатлон, понятно? Так ни с чем и уехал, хотя как это ни с чем. Визу ему дали. С р а с с к а з о м с о гл а с е н . Р у ко в од и т е л ь в и з о в о го о т д е л а железнодорожной республики Биатлон П. С. Свирипеев.


perekrestok