Page 47

«Я ве­рил, что где-ни­бу­дь в ми­ре су­щ­е­ ству­е т сво­бод­ное общ­е­ство», – за­пи­са­ ли Вы в За­я­чь­их сле­дах. По­сле мно­гих стран­ство­ва­ний и дол­гий пу­те­ше­ствий Вы счи­та­е ­те это ил­лю­зи­ей? И да, и нет. Лег­че жи­ть в си­сте­ме фор­ ма­ль­но уста­но­влен­ных и ува­жа­е­мых гра­ ждан­ских сво­бод, не­же­ли при ав­то­ри­тар­ ном и дик­та­тор­ском ре­жи­ме, хо­тя лег­че не зна­чит луч­ше. Да, при­ят­нее на За­па­де, по­то­му что о мно­гих ве­щ­ах там не ну­жно бес­по­ко­и­ть­ся. Од­на­ко, на­хо­дя­сь в по­доб­ ном без­дум­ном со­сто­я­нии, мы не за­ме­ча­ ем под­во­хов. Ти­ра­ния сти­му­ли­ру­ет нас к бо­лее ясно­му и сме­ло­му обра­зу мы­слей, в то вре­мя как фор­ма­ли­сти­че­ские сво­бо­ ды рас­сла­бля­ют: ме­ха­ни­змы про­мы­ва­ния мо­згов со­вер­шен­ны, а по­след­нее сло­во за эко­но­ми­че­ским при­ну­жде­ни­ем. Во вре­мя ­ е­ го­спод­ства ку­ль­та лич­но­сти мы пе­ре­оц ни­ва­ли пре­и­му­щ­е­ства за­пад­ной де­мо­кра­ тии, но они всё же су­щ­е­ству­ют. За­пад до не­дав­не­го вре­ме­ни под­дер­жи­вал своё со­ сто­я­ние здо­ро­вья с по­мо­щ­ью са­мо­кри­ти­ ки. Се­й­час эта прак­ти­ка схо­дит на нет, и это не­хо­ро­шо. В За­я­чь­их сле­дах, ком­би­ни­руя до­ку­ мен­та­ль­ные ма­те­ри­а­лы и соб­ствен­ные на­блю­де­ния, Вы иде­а­ль­но рас­ска­за­ли ис­то­рию о За­й­це-Че­ло­ве­ке. Она уни­вер­ са­ль­на на уров­не лич­но­го и кол­лек­тив­ но­го. Что нам де­ла­ть в на­ше вре­мя в та­ ком ми­ре: бы­ть За­й­цем или Че­ло­ве­ком? Дву­но­гие – это сла­бые, бо­я­зли­вые су­ щ­е­ства. Иден­ти­фи­ка­ция их с за­й­ца­ми на­пра­ши­ва­ет­ся. Ме­жду тем, ясное по­ ни­ма­ние то­го, что явля­ет­ся ис­точ­ни­ком стра­ха, ча­стич­но осво­бо­жда­ет нас от тре­во­жно­сти. По­гру­же­ние в страх есть хра­бро­сть, а укло­не­ние от встре­чи с ним име­ет пря­мое от­но­ше­ние к тру­со­сти. Я по при­ро­де не хра­брый че­ло­век, но в не­ко­то­ рых си­т у­а­ци­ях дер­жу­сь хра­бро бла­го­да­ря бес­стра­шно­му на­строю. В СВОЮ ЗА­Щ­И­ТУ го, что вы пи­ ше­ те, сле­ ду­ е т, что Из то­ общ­ес­ тво и го­с у­дар­ство – это од­но, а мир и жи­знь – со­вер­шен­но дру­гое. Как обыч­но­му че­ло­ве­ку на­й­ти зо­ло­т ую се­ ре­ди­ну? Мне ка­жет­ся, это до­во­ль­но про­сто. Если вы не сра­жа­е­те­сь за вла­сть, бо­гат­ ство, общ­е­ствен­ное вли­я­ние, тог­да вы на­хо­ди­те­сь на пу­ти обре­те­ния ду­шев­но­

го ми­ра, да и го­с у­дар­ство вас оста­вля­ет в по­кое. Ва­жно уста­но­ви­ть гра­ни­цу ме­жду со­бой и вла­стью. Под вла­стью ком­му­ни­ стов, за ис­клю­че­ни­ем не­бо­ль­ших не­при­ я­но­стей, я не­пло­хо жил, имен­но по­то­му что не стре­мил­ся к вла­сти. Вла­сть иму­щ­ ие всег­да без­ош ­ и­боч­но чув­ству­ют по­доб­ ное и на тех, кто не меч­та­ет их за­ме­ни­ть, смо­трят скво­зь па­ль­цы. А я всё же за­ни­ мал при­ви­ле­ги­ро­ван­ное по­ло­же­ние по при­ро­де сво­ей ра­бо­ты: мог жи­ть при­сто­ й­но, не стре­мя­сь к бо­гат­ству и вла­сти.

 На пре­зен­та­ ции кни­ги «Бе­да со сло­ва­ми»

«Зе­мля об­ре­че­на на ожи­да­ние и вер­но­ сть». Лю­бо­вь к род­но­му краю про­ни­зы­ ва­е т ка­ждую Ва­шу стро­ку. Дар и стра­ да­ние. Мно­гие пи­са­те­ли из­бе­га­ют этих тем. Вы по­шли бы тем же пу­тём, если бы мо­жно бы­ло на­ча­ть сна­ча­ла? Вы­бор был сде­лан не­за­ви­си­мо от мо­ ей во­ли. Я ро­дил­ся в серд­це де­ре­вен­ско­го края, с дет­ства на­блю­дал уми­ра­ние се­ль­ ской ци­ви­ли­за­ции, пе­ре­бо­лел этот про­ цесс. Стра­на не мо­жет от се­бя убе­жа­ть, вот и я из неё бе­жа­ть не хо­чу. Она жи­вёт во мне. Я её от­чё­тли­во чув­ствую и ког­да лю­блю её, и ког­да не лю­блю. Род­ная зе­мля ро­ди­ла ме­ня, она же ме­ня и за­бе­рёт на­зад. Ре­чь не о вы­бо­ре – о су­дь­бе. Сво­им пе­ром Вы опи­са­ли бур­ный век, оста­ви­ли глу­бо­кий и узна­ва­е­мый след, смо­три­те на мир из раз­лич­ных ге­о­гра­ фи­че­ских то­чек. Су­щ­е­ству­ют ли отве­ты или, как и всег­да, то­ль­ко во­про­сы – о смы­сле, об ис­то­рии, о Бо­ге и о ко­смо­се, о лич­но­сти и о на­ро­де? У ме­ня нет од­но­знач­но­го отве­та ни на один жи­знен­но­ва­жный во­прос. Я и сам не при­дер­жи­ва­ю­сь ни од­но­го вы­во­да, ко­ то­рый сде­лал, как же тог­да я мо­гу по­со­ве­ то­ва­ть что-ли­бо оста­ль­ным? Я по­ста­рал­ ся ис­крен­не и убе­ди­те­ль­но вы­ра­зи­ть всё то, что ме­ня му­чи­ло, не да­ва­ло по­коя. На­ де­ю­сь, что на по­след­нем су­де при­мут во вни­ма­ние мою от­кры­то­сть и ин­тел­лек­т у­ а­ль­ную по­ря­доч­но­сть. Это всё, что я мо­гу ска­за­ть в свою за­щ­и­т у. s

Фо­то: Ар­хив со­бе­сед­ни­ка

Су­дь­ба – Хо­чу я это­го или нет, я раз­де­ляю су­дь­бу сво­е­го на­ро­да, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, где и ког­да жи­ву. В отли­чие от ро­ ман­ти­че­ско­го па­три­о­ти­зма, я не в вос­тор­ге от мо­ей на­ци­о­на­ ль­ной при­на­дле­жно­сти, но и не от­ка­зы­ва­ю­сь от неё. В кри­ зи­сной си­ту­а­ции, ког­да общ­е­ство ока­зы­ва­ет­ся под угро­зой, я го­тов и к бо­лее ак­тив­но­му вы­ра­же­нию со­ли­дар­но­сти. SERBIA  NO 54  2016

79

Srbija - nacionalna revija, broj 54, ruski  
Srbija - nacionalna revija, broj 54, ruski  
Advertisement