Page 33

Ми­ли­ца умер­ла зде­сь, 24 мар­та 1964 го­да, на пя­ть­де­сят де­вя­том го­ду жи­зни, ско­ро­по­сти­жно, до по­след­не­го мо­мен­та раз­го­ва­ри­вая с му­жем, в ком­на­те на вто­ ром эта­же с ви­дом на За­лив. Иво, пе­ре­жив­ший ее на се­мь лет, бо­ ль­ше не во­звра­щ­ал­ся ни в этот дом ни в этот го­род. Пре­кра­сные вос­по­ми­на­ния ста­ли сли­шком го­рь­ки­ми. Дом он за­ве­щ­ал го­ро­ду и пи­са­те­лям, есть при­зна­ки, что на­ко­нец, в нем по­сле всех от­кло­не­ний бу­дет то, че­му долж­но бы­ть. НЕ­И­З­РЕ­ЧЕН­НЫЕ СТИ­ХИ По сту­пе­нь­кам лест­ни­цы, ме­жду цер­ ков­ной огра­дой и до­мом но­мер 156 в То­ плой, по тем сту­пе­нь­кам, на ко­то­рых си­ дел юный Не­гош, под­ни­мал­ся к сво­е­му при­мор­ско­му жи­ли­щу зна­ме­ни­тый серб­ ский по­эт Сте­ван Ра­ич­ко­вич. Не­бо­ль­шой ка­мен­ный дом, два эта­жа, два с ок­на - на ули­цу и на мо­ре, на них до­щ­а­тые став­ни. Ма­ле­нь­кий ка­мен­ный дво­рик, из не­го вид­на цер­ко­вь и клад­би­ще. На фа­са­де, с 2008 го­да, мра­мор­ная пли­та, уста­но­влен­ ная Серб­ским про­све­ти­те­ль­ским и ку­ль­ тур­ным объ­е­ди­не­ни­ем «Про­све­ще­ ­ние», из нее мы уз­на­ем, что «в этом до­ме жил и тво­рил ве­ли­кий серб­ский по­эт...». (Пли­ ту поч­ти за­сло­ни­ла ржа­вая ре­шет­ка ка­ ко­го-то ки­о­ска). Сте­ван Вы­со­кий, Ра­ич­ко­вич, жил, слов­но «ры­ца­рь пе­ча­ль­но­го обра­за», «мо­нах от по­э­зии». Го­рел в обра­зах и сти­ хах, во­звы­шая обы­ден­ное, при­бли­жая чу­де­сное. Из всех упо­мя­ну­тых жи­ль­цов Не­го­ше­вой ули­цы он, ка­жет­ся, то­нь­ше и го­ря­чее дру­гих чув­ство­вал и по­ни­мал этот го­род и за­лив, тра­вы и кам­ни, лод­ки и ве­тры. Он был зде­сь не го­стем, не при­ ше­ль­цем, он стал ча­стью это­го ми­ра, он знал, что та­кое «тра­мун­та­на», «ши­юн», «си­я­ви­ца», «ре­фу­ле», «ма­ре­та», как «же­ нят­ся дь­я­во­лы», и что та­кое «Без­ум­ная Анд­же­лия». Если кто-то сом­не­ва­ет­ся, пу­сть проч­ тет «Мо­но­лог на То­плой», «Де­ся­ть ма­лых по­эм или пе­сни-рас­ска­зы». Или хо­тя бы по­слу­ша­ет «Не­на­стье в Бо­ко-Ко­тор­ском за­ли­ве» от 28 сен­тя­бря 1987 го­да. Со­бе­рем не­ско­ль­ко оскол­ков, на­й­ден­ ных в до­ме но­мер 156, по­сле бо­ль­шо­го не­на­стья, то­ль­ко для на­шей за­мет­ки сло­ жим их ина­че: «Ник­то ни­че­го из про­ис­хо­див­ше­го, не ви­дел... И я, ме­ся­ца­ми не при­ка­сав­ши­й­ся

к ка­ран­да­шу, слов­но он за­кол­до­ван или за­ра­жен, в этот ве­чер бе­ру­сь за не­го... и пи­шу в ту­склом све­те об­го­рев­шей све­чи. Опи­сы­ваю, что­бы спа­сти хо­ть что-то из слу­чив­ше­го­ся с на­ми. Но мне, к общ­ей ра­до­сти, ме­ша­ют зна­ко­мые, за­бре­да­ющ ­ ­ ие ко мне, и как ноч­ные мо­ты­ль­ки, сби­ ва­ю­щ­ие­ ­ся во­круг мо­е­го ро­бин­зо­но­ва сто­ла. ... Ли­шь моя пе­сня взы­ва­ет о ве­ лик­че­ствен­ном кон­це, ко­то­рый не на­сту­ па­ет. И не на­сту­пит.» Вся­кий раз, ког­да я при­ез­жаю в Гер­ цо­гов го­род, древ­ний, а Но­вый, я пер­вым де­лом ме­ряю ша­га­ми эту ули­цу. Из­ме­ряю се­бя, из­ме­ряю нас. Прав Но­ва­лис: «Вся­кое вос­по­ми­на­ние ‒ это де­й­стви­те­ль­но­сть.»

 Дом, лестница и вход Стевана Раичковича на ул. Негошевой 156

Бран­ко Сра­зу же под Не­го­ше­вой ули­цей, там, где она вы­хо­дит из ста­ро­го го­ро­да, в тре­у­го­ль­ном отрез­ке скве­ра, на­хо­дит­ся бюст Бран­ко Чо­пи­ча, пи­са­те­ля и по­э­та, пре­кра­сная ра­бо­та Не­бо­й­ши Ми­три­ча, бо­ль­шо­го ма­сте­ра. Скво­зь образ ба­ла­гу­ ра и ве­се­ль­ча­ка про­сту­па­ет глу­бо­кая пе­ча­ль. Смо­трит Бран­ко на этот мир со сто­ро­ны гла­за­ми то­го, кто все по­нял, но не все ска­зал. Из со­стра­да­ния.

SERBIA  NO 47  2014

57

Srbija nacionalna revija broj 47 ruski  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you