Page 30

С л е­д ы «При­вет­ствуй от ме­ня бел­град­цев, а  Дом, в котором в за­ве­щ­а­ние вам моя Сте­фа и моя че­сть. в 1901-м году скончался Марко Про­щ­ай. Не мо­гу бо­ль­ше.» Скон­чал­ся он 2 фе­вра­ля 1901 го­да, Милянов зде­сь, за эти­ми ок­на­ми, под ко­то­ры­ми Дом Ивы Андрича стою. На ка­мен­ном до­ме бе­лая мра­мор­ ная пли­та, бу­квы стер­ты, едва чи­та­ют­ в Герцег-Новом ся. В до­ме нет му­зея Мар­ко Ми­ля­но­ва, нет в нем би­бли­от­ е­ки или га­ле­реи. Нет. Все­ли­ла­сь в не­го ка­кая-то мел­кая пар­ тия. Это ме­ра не Мар­ко Ми­ля­но­ва, это ме­ра нас, се­год­ня­шних. Та не­из­ле­чи­мая ра­на во­е­во­ды, ко­то­рую он унес с со­бой в мо­ги­лу, се­год­ня ве­ли­ка, как по­ло­ви­на Чер­но­го­рии. ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ. ПРЕ­КРА­СНЫЕ И ГО­РЬ­КИЕ Ан­дрич и ра­нь­ше при­ез­жал в Гер­ цег-Но­ви, он лю­бил этот го­род, не са­ мый кра­си­вый на по­бе­ре­жье и не са­мый ухо­жен­ный, но в нем му­дро­му пи­са­те­лю нра­ви­ло­сь бо­ль­ше, чем в дру­гих. В го­ро­ де «веч­ной зе­ле­ни, сол­нца и бес­ко­неч­ных лест­ниц», как опи­сал он Гер­цег-Но­ви в «Зна­ках вдо­ль до­ро­ги», он был сво­им сре­ ди сво­их. Нич­то не омра­ча­ло его ду­шу, он по­ни­мал зде­шних лю­дей, они ува­жа­ ли его. Лю­бо­вь бы­ла вза­им­ной. В этом Иво и его же­на Ми­ли­ца Ба­бич, с ко­то­рой он вен­чал­ся 27 де­ка­бря 1958 го­ да, по­сле длив­ших­ся бо­лее двад­ца­ти лет та­й­ных от­но­ше­ний, бы­ли еди­но­мы­шлен­ ни­ка­ми. До­чь Сте­фа­на Ба­би­ча, вид­но­го серб­ско­го тор­гов­ца из Шам­ца, сту­дент­ка, из­уч ­ ав­шая в Ве­не при­клад­ное ис­кус­ство, пре­вос­ход­ный ко­стю­мо­граф На­род­но­го

Иво и Ми­лош При­шел Иво Ан­дрич, что­бы на­ве­сти­ть Сте­ва­на Ра­ич­ко­ви­ ча, при­быв­ше­го из Бел­гра­да. Се­ли во дво­ри­ке, в ка­ме­ной ра­ ко­ви­не с ви­дом на Свя­той Спа­са в То­плой и ки­па­ри­сы, пь­ют ко­фе, ку­рят. – Что но­во­го в Бел­гра­де, Сте­ван? – Вер­нул­ся Цр­нян­ски. – Прав­да? Дай Бог! За­мол­чал Ан­дрич, за­ду­мал­ся. Ра­ич­ко­вич знал, что два ли­ те­ра­тур­ных испо­ли­на, две со­вер­шен­но раз­ные лич­но­сти, с та­ки­ми ра­зны­ми су­дь­ба­ми, ве­ли дол­гую и ча­стую пе­ре­пи­ску. И Ан­дрич со­хра­нил бо­ль­ше ста пи­сем Цр­нян­ско­го, а Цр­нян­ ский, при его веч­ных пе­ре­се­ле­ни­ях и тре­вол­не­ни­ях - ни од­ но­го пи­сь­ма от Ан­дри­ча. На­ко­нец, Иво ска­зал: – Вот уви­ди­те, Сте­ван, на­ско­ль­ко это не­се­рь­е­зный че­ло­век. Рас­ска­зал нам это Ра­й­ко Но­го, в сво­их «При­по­ми­на­ни­ях из Гер­цег-Но­во­го».

54

SRBIJA  BROJ 47  2014.

те­а­тра, она бы­ла влю­би­ле­на в Бел­град, а «сра­зу по­сле не­го в Гер­цег-Но­ви». Идея «до­ма для от­ды­ха в Гер­цег-Но­ вом», при­на­дле­жа­ла ей и по­хо­же, что она по­де­ли­ла­сь ей с су­пру­гом по во­звра­щ­е­ нии из Сток­го­ль­ма, где в 1961 го­ду ему бы­ла вру­че­на ли­те­ра­т ур­ная Но­бе­лев­ская пре­мия. Из­ вест­ но, что ча­ сть де­ нег от нее бы­ла вло­же­на в осу­щ­ествле­ние этой идеи, Иво был сча­стлив и пол­но­стью с ней со­гла­сил­ся. Сем­над­ца­тью го­да­ми мо­ло­же су­пру­ га, пя­ти­де­ся­ти­че­ты­ре­хлет­няя Ми­ли­ца вдох­но­вен­но и ра­дост­но по­гру­зи­ла­сь в это пред­при­ят­ ие, Иво ра­дост­но улы­бал­ ся. Они вы­бра­ли ме­сто в се­ре­ди­не Не­го­ ше­вой ули­цы, со сто­ро­ны мо­ря, на углу с улоч­кой Мир­ко Ком­не­но­ви­ча, ве­ду­ще­ й к Му­зею (зда­нию, ко­то­рое явля­ет­ся за­ ду­жби­ной из­вест­но­го тор­гов­ца Мир­ко Ком­не­но­ви­ча). Дом был по­стро­ен в 1963 го­ду, по за­дум­кам Ми­ли­цы, в 1964 го­ду су­пру­ги там по­се­ли­ли­сь. Дву­х э­та­жный, с че­ты­рех­скат­ной кры­шей, за­о­стрен­ным вер­хом, с кры­ль­цом и ши­ро­кой тер­ра­ сой, уто­па­ю­щ­ей в сре­ди­зем­но­мор­ской зе­ле­ни дво­ри­ка, об­ра­щ­ен­ный фа­са­дом к Лу­шти­це и вхо­ду в За­лив. «На­по­ло­ви­ну под кры­шей, на­по­ло­ви­ну в тра­ве», ‒ го­ во­рил по­эт. Иво и Ми­ли­ца ча­сто ту­да при­ез­жа­ли и по­дол­гу там оста­ва­ли­сь, он мно­го пи­ сал - при­хо­ди­ло вдох­но­ве­ние, ряд «при­ мор­ских но­велл», мно­го­чи­слен­ные за­ри­ сов­ки, на­при­мер, о го­род­ских фон­та­нах и лест­ни­цах, бы­ли на­пи­са­ны там, а в пе­ре­ ры­вах мно­го гу­лял, ра­бо­тал в са­ду. Их со­сед Сте­ван Ра­ич­ко­вич, в сво­ем «Трип­ти­хе об Ан­дри­че­вом до­ме в Гер­цегНо­вом», рас­ска­зы­ва­ет за­ни­ма­те­ль­ную ис­то­рию. Се­ми­де­ся­ти­дву­хлет­ний Иво, в еще не ис­тер­ших­ся джин­сах, с но­вы­ ми са­до­вы­ми но­жни­ца­ми, за­брал­ся на раз­ве­си­стую смо­ков­ни­цу, что­бы отре­ за­ть тор­чав­шие су­хие вет­ки. В этот мо­ мент на­гря­нул «ста­рый дон Ни­ко Лу­ко­ вич, остряк и ба­ла­гур, ав­тор мо­но­гра­фии Бо­ка Ко­тор­ская 1951 го­да». Не хо­те­ло­сь се­нь­о­ру Иво по­ка­зы­ва­ть­ся ему в та­ком ви­де, а дон Ни­ко как на­роч­но, усел­ся за сто­лик под де­ре­вом, раз­го­во­рил­ся с Ми­ ли­цей и ни­как не ухо­дит. О том, что бы­ло по­том, чи­та­йт­ е у Ра­ич­ко­ви­ча, что­бы нам не пе­ре­ска­зы­ва­ть всю ис­то­рию. А в ней по­ве­ству­ет­ся об уди­ви­те­ль­ных раз­го­во­ рах в са­ду, о пи­а­ни­но, ко­то­рое слы­ша­ло­ сь из пу­сто­го за­пер­то­го до­ма.

Srbija nacionalna revija broj 47 ruski  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you