Page 99

\ПРОФЕССИЯ

ствует гармоничность ситуации. Ты начинаешь видеть взаимосвязь предметов, чувствовать людей, их настроения, а это определенная духовная работа, медитация. Дабы получить массу удовольствия, надо быть в хорошем настроении — иначе чаем не насладишься, вкусом и атмосферой не проникнешься. Идею создания чайного клуба вынашивал очень долго, сперва заваривал чай друзьям, затем это было небольшое чайное пространство в самом центре города. Помещение, которое я занимаю сегодня,  — это подвал, который стал уголком Востока в неспокойном городе. Тут каждый метр — это наши с напар-

ником деньги, наши собственные руки. Делали ремонт и смеялись, мол, каждый день пьем чаи стоимостью 10-20 долларов за грамм, и сами же гвозди вколачиваем. Зато зайдя сейчас, вы не почувствуете ни времени, ни пространства — пространство очень нежное. Тут можно встретить как молодую пару, так и взрослую чету, мало кто приходит один. Не скрою: попадаются обыватели, которые не смыслят разницы между домашним чаепитием и чайной церемонией, хотя случайной публики тут нет. Самому приходится пить обычный заварной чай, в гости со своими сортами не всегда придешь. Бывает, хочется обычного черного чая с сахаром, бутербродом, по-нашему. Да ведь сами китайцы и придумали чай с сахаром. Чай с сахаром — это не плохо. Лучше с медом, конечно.

3

Помимо чайных церемоний я занимаюсь различными восточными практиками — индийскими, тибетскими. Больший упор делаю на йогу, ведь что может быть лучше созидания своего тела, и одновременного разрушения тех блоков и зажимов, что мешают нам нормально функционировать. Я думаю, что восточные течения достаточно известны, но из-за чрезмерной популярности они начинают терять свои истинные свойства. Как уйти от шарлатанов и коммерции? Постоянно лавировать, развиваться, продвигаться, ведь от искренности никуда не денешься.

Вспоминается один посетитель, которого друзья насилу притащили ко мне, все шутил, мол, и кружечки у нас какие-то маленькие, и вообще никакой философии чайной быть не может. После первой дегустации он сел в угол и замолчал. Все это время я рассказывал о традициях, демонстрировал искусство приготовление чая «Гун Фу Ча». Во время последней чашки он открыл глаза, и воскликнул: «Я понял Да ведь сами китайцы жизнь! Я собрал свой пазл». До сих пор цитирую и придумали чай с сахаего слова своим посетителям: «Чай — будто ром. Чай с сахаром — это человек: сначала рождается младенцем, поне плохо. Лучше с медом, том наглым подростком начинает вырыватьконечно. ся, у него появляется свой характер, он упорствует, потом уже, с опытом, успокаивается, становясь все мудрее; и вдруг окружающий мир принимает первозданный облик. Это неимоверное открытие». Моя жизнь  — это любовь. Все дело в ней. Любовь  — это трепетное отношение к своему делу, будто к женщине, которую ты изучаешь не вширь, а вглубь. Это все равно, как если ты влюбляешься в девочку, смотришь на ее прегрешения, но когда углубляешься, понимаешь, что внутри нее столько всего светлого, что с первого взгляда никогда не увидишь. Проще, конечно, поменять девушку, а потом еще, и еще раз, но ведь можно начать изучать  — человека, дело, не относиться поверхностно. Так лучше смотреть вглубь, постоянно бурить, бурить, узнавая, что стоит за этой стеной, стараться находить что-то новое. Ведь люди глубже, чем мы их воспринимаем. Ведь если ты смотришь в глубину океана другого человека, другого мира, мировоззрения, тем самым изучаешь свой собственный мир. Люди не знают своих талантов, хотя многие, наоборот, стали ими кичиться. Главное — увидеть истину, которая порой скрывается за многими личинами. Если вскрыть эти личины, можно увидеть, что плохих людей не бывает. Моя жизнь — это движение, ручей. В движении мы познаем мир и себя. Развиваться, развиваться и развиваться. Искать истину — в себе, в книгах и в окружающем мире. Тут только так. 99

Clash Magazine #8  
Clash Magazine #8  

Clash magazine's property. All rights reserved.