Issuu on Google+

№1 январь 2012

ПОРОШИН

УТКИН

СЕМИН / ГАБУЛОВ КОНДРАТЬЕВ / ГАВРИЛОВ / ПОНЕДЕЛЬНИК РЯЗАНЦЕВ / БУЗНИКИН


Перед Вами ознакомительная версия элетронного журнала Football Magazine Посмотреть все дополнительные фотографии, видео, послушать аудио-комментарии Вы сможете, скачав полную версию журнала Football Magazine для платформы PC или MAC


КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЖУРНАЛОМ ПОДЕЛИТЬСЯ

поделиться журналом с друзьями в социальных сетях

СОДЕРЖАНИЕ

вызов содержания номера

АРХИВ НОМЕРОВ переход в архив номеров

АКТИВНЫЕ КНОПКИ СМОТРИТЕ ВИДЕО СЛУШАЙТЕ АУДИО

1

ПЕРЕКЛЮЧАЙТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОНТЕНТ

ПОДСКАЗКИ УВЕЛИЧИВАЙТЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ УВЕЛИЧИВАЙТЕ ТЕКСТ


Ь Р А Д Н Е Л А К

на январь

Пн.

Вт.

Ср.

Чт.

Пт.

Сб.

Вс.

2

3

4

5

6

7

1 8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

Подготовил: Халиль Гайнутдинов

Кликни на дату, чтобы узнать о событии


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Вест Бромвич — Эвертон Вы сейчас, конечно, полны энтузиазма начать новую жизнь, творить добро, зарабатывать деньги, сворачивать горы и научиться наконец делать подъем переворотом. Но «Вест Бромвич» — «Эвертон» — это святое. Там же Одемвингие и Билялетдинов! Еще помните таких, м-м? Передайте селедку под шубой, и открываем сезон!

1

января

воскресенье


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Манчестер Сити — Ливерпуль В матче первого круга гол Компани в двухминутное мгновение ока сменился автоголом Лескотта. А в концовке удалился едва вышедший на замену Балотелли, и «Сити» с трудом сберег очко. Вообще «горожане» не чураются поделить баллы с сильными мира сего. Потому что знают, что со своей скамейкой утрамбуют в газон любого середняка, а по вдохновению не постесняются и гранда закопать на пару метров глубже. Мерсисайдцев сложно будет отнести к топовым соперникам, кстати, если судить, что им придется обойтись без человека несокрушимой воли, но травматичного тела Джеррарда и расистаканнибала Суареса. Однако парни Кенни Далглиша уже приучили к тому, что они до конца бьются за великое имя своего клуба. Велкам на «Истленд»!

3

января вторник


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Ньюкасл — Манчестер Юнайтед Во времена Ширера получилась бы знатная заруба. Нынче же, когда «дьяволы» берут у «сорок» Оуэна, чтобы посадить его на больничную лавку, все по-другому: «Ньюкасл» совсем не тот. Разве что столь же противоречив. Вот как, скажите, обескровленному уходом Кэррола и Нолана клубу удается терроризировать небожителей премьер-лиги? И с каким вареньем ест бутерброды Демба Ба, что забивает и забивает как Руни? Отличился ведь и в недавней ноябрьской встрече с манкунианцами, обернувшейся в итоге ничьей 1:1. Сэр Алекс вряд ли захочет терять свои очки еще и здесь — с ними ему как-то солидней, что ли.

4

января среда


Ь Р А Д КАЛЕН на январь

Манчестер Сити — Эспаньол — Барселона Манчестер Юнайтед Разработанное шестое чувство и прирожденное чутье (или это одно и то же?) мне хором подсказывают, что среди всех пар данного раунда английского Кубка вы выбрали именно эту. И не надо рвать на груди бейджик менеджера по продажам, доказывая, что смотрели вчера «Флитвуд» с «Блэкпулом». Все равно этим вечером самым занятным будет пейнтбол из голубых и красных обоюдных плевков под картинку из Манчестера. Оба враждующих клуба связаны между собой не только географически, но и такими противоречивыми спортивными фактами, как успешное нахождение на вершине премьер-лиги и бесславный вылет из Лиги чемпионов. Но главным предвкушением, разумеется, будет понимание того, что «Юнайтед» просто не может не ответить на унижение 1:6 в чемпионате.

Еще одно дерби в этот день. Южное — стало быть, горячее. В Барселоне состоится неравный бой «Эспаньола» с лучшей командой мира и откроет собой вторую половину испанского первенства. По итогам первой «Барса» вторая в трех баллах позади Мадрида. А «Эспаньол» восьмой и вряд ли сможет подтянуться к лакомой четвертой позиции, претензии на которую имеют многие — в отличие от первых трех мест. Прошлосезонные встречи завершились безапелляционными поражениями команды Маурисио Почеттино 1:5 и 0:2. Но в них не смог забить Месси, вот ведь в чем вся соль! Так что Лео придется потуже затянуть шнурки.

8

января

воскресенье


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Арсенал — Лидс В детстве я разгадывал кроссворд и застопорился на 6 по горизонтали – «бородатые виски». И долго не догонял, что дело не связано с выдержкой и спиртным вообще. Многим позже, когда сам обзавелся бакенбардами, осознал, отпинывая с сугроба очередного желающего стать царем горы, что самое сложное в этой жизни – удержаться на вершине. «Лидс» не даст соврать. Команда, блиставшая в Лиге чемпионов талантами Рио Фердинанда, Пола Робинсона, Робби Кина, Ли Бойера, Марка Видуки, Алана Смита, Джонатана Вудгейта, в конце концов, спустя десятилетие только пытается подобраться к вершинам Чемпионшипа. И им предоставляется шанс напомнить о себе игрой с «Арсеналом» в Кубке. Хорошая должна получиться игра.

9

января

понедельник


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Кристал Пэлас — Кардифф Сити Ради таких выскочек и стоит пивоваренной компании спонсировать Кубок. Жажда борьбы и умение лечь острыми костьми на пути и в горле фаворитов – чем не характеристика настоящих мужчин до мозга копчика, любящих попить пиво на диване? Вот и эти из того же разряда. И если «Кардифф» прошел невесть какой «Блэкберн», то «Кристал Пэлас» сумел остановить сам «Манчестер Юнайтед», урвав победу в овертайме. В то же время эта двухраундовая схватка будет хорошим срезом для представления о Чемпионшипе. Повод? Повод.

10

января вторник


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Манчестер Сити — Ливерпуль Кубок английской лиги являет собой ярмарку лавок. Главные полировальщики приспособлений для сидения имеют шанс продемонстрировать трудовой лоск на своих трусах, а перспективный молодняк — заявить боссам о своих возможностях на вполне официальном уровне. Чья скамейка длиннее и глубже (геометрический парадокс: у футбольных скамеек понятие Глубины используется Широко и причем почти всегда равно ее Длине — какой-то куб, а не скамейка!), тот обычно и идет дальше. В этом плане сложно кому-то тягаться с «Сити» вообще в мире. Разве что «Реалу». А в основе «Ливерпуля» с его травмами и дисквалификациями и так вчерашние резервисты. Но раз уж это уже полуфинал, а на поле соперник никак не выпустит больше 11 человек одновременно, то и боевого настроя будет достаточно для хорошего футбола.

11

января среда


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Марсель — Лилль Порекомендовал бы эту игру всем, кто не страдает аллергией на разные «ль». Ну, людям, привыкшим шутя опрокидывать этот самый «ль» стаканами, не страшно ничего. И будет весьма полезно посмотреть на мускулистых и при этом изящных французов, загребающих миллионы: глядишь, кто пойдет сдаст бутылки, купит мячик сыну и будет ждать, когда тот вырастет в атлетичного Реми или лучезарного Азара. Да и в плане получения удовольствия от игры эта встреча не будет лишней: оба клуба всегда в топе своего первенства и участники Лиги чемпионов — «Марсель» даже пробился в плей-офф. А силу «Лилля» мы знаем не понаслышке. Вив ля Франс!

14

января суббота


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Милан — Интер О-о-о, ребята, да… Ну, вы сами понимаете. Это ж как «эль класико», только итальянское. Один город, один стадион, даже игроки бывают одни и те же – взять хотя бы экс-интеристов Ибрагимовича и Зеедорфа. Только скудетто одно. А ведь в прошлом году ради него Моратти не погнушался пригласить «россонери» с 13-летним стажем – Леонардо. Но тогда план не сработал: в сезоне у «Интера» числятся два сухих поражения от «Милана» – 0:1 и 0:3. И оба раза был быстрый гол. Понятно, на чем надо будет сосредоточиться Раньери и на что уповать Аллегри. В случае проигрыша первого у «нерадзурри», пожалуй, мираж о титуле в этом году окончательно развеется, несмотря на то что им удалось в предрождественские дни насобирать очки. «Милану» же нужна победа, чтобы стряхнуть с себя лишнего конкурента и сосредоточиться на дистанционной схватке с «Юве».

15

января

воскресенье


Ь Р А Д Н на январь КАЛЕ

Манчестер Сити — Тоттенхэм Реал Мадрид — Атлетик Вот, любуйтесь! Именно эти двое растянули top-4 до big-6. Причем вклинились-то в первые ряды! И это с тренерами, над которыми все смеялись. В особенности над Реднаппом. А тот совершенно непостижимым образом сумел проявить свои гравитационные свойства, не теряя при этом качества знатного мариновщика. Сумел старина Гарри удержать в команде и Модрича, и Бейла, собрать ненужных другим звезд вроде ван дер Варта и Адебайора (о, кстати, этот неучастник Кубка Африки должен добавить перцу игре против своих в-аренду-отдавателей) и не дать ослабеть скамейке, приковав к ней таких парней, как Кранчар, Чорлука и СуперПав. Вот и дают «шпоры» результат. Боекомплект у Манчини, конечно, все равно будет покруче. Даже при том что оба Туре укатили в Африку, в составе «Сити» есть еще ворох качественных центрдефов и опорных хавов. Не пропустите битву звездных лидеров!

Столица Испании против крупнейшего города непокорной Страны басков. Королевский клуб, скупающий звезд со всей Галактики, против исконно закрытой местной футбольной братии. Соперник ЦСКА против соперника «Локомотива» в евр��кубках, в конце концов. Пропускать этот матч нет никакого смысла, особенно если у вас, Леонид, фамилия заканчивается на «-цкий» или начинается на «Коусей-». В прошлом году «бланкос» разбабахали этих басков в пух и прах: 5:1 да 3:0. С приходом Бьелсы у Бильбао многое стало получаться, и теперь они даже в верхней половине таблицы, а в Лиге Европы оставили позади себя такой денежный проект, как ПСЖ. Интересно, как у «львов» получится поупираться в этот раз. И да, должно быть стыдно желать, чтобы «Реал» и «Атлетик» исколошматили друг друга так, чтобы сил на наших у них не осталось. Пусть просто поиграют.

Арсенал — Манчестер Юнайтед Экваториальная Гвинея — Ливия 8:2 на табло «Олд Траффорда» навсегда прожгли сетчатки болельщиков «Арсенала», иссушив слезные железы. Плакать нет сил, сплошная немая боль. И твердое намерение осуществить вендетту. Правда, Венгер скажет, что то было всего лишь потерей трех очков. И будет прав. Но, во-первых, «канонирам» как раз и не хватает этих трех очков, чтобы сократить отставание от «красных дьяволов». Где-нибудь этак до семи. А во-вторых, эти оправдания никто слушать не станет. Позор надо смывать кровью. Желательно манкунианской.

Шальке 04 — Штутгарт

Надо бы и немцев уважить, да? А то они народ гордый да обидчивый. Так растянем же немецкую афишу «Рауль против Погребняка»! Испанский ветеран месяц назад закрыл первый круг бундеслиги громким хет-триком и вывел свой «Шальке» на третье место. Причем у «кобальтовых» есть еще в арсенале такой паренек, как Хунтелар — второй бомбардир первенства сразу за баварским Гомесом. Но большой По оправился от травмы и должен показать, что текущее восьмое место швабов — сущее недоразумение. Ведь в матче открытия сезона «Штутгарт» разгромил «Шальке» у себя 3:0 — дорожка проторена? Думаю, заглянуть на «Фельтинс-Арену» стоит.

А-а-а-а в Африке реки вот такой ширины, а-а-а в Африке горы вот такой вышины! В общем, дети, не ходите в Африку гулять. Смотрите ее по телевизору. Лучше всего ее Кубок – как раз матч открытия между Экваториальной Гвинеей и Ливией. Если про первую можно с уверенностью сказать, что она находится где-то посередине Земли и является одной из хозяек контеста, то про вторую нам уже и так все сообщили в политических новостных сводках прошлого полугодия: там была нефть и острая необходимость в американской ковровой бомбардировке демократией. Ну вот и посмотрим, что там осталось от футбола.

21

января суббота


Интер — Лацио

Ь Р А Д КАЛЕН на январь

«Бьянкочелесте» в этом сезоне хороши. У общекомандной динамики наконец появился надежный преобразователь кинетической энергии в голевую. Клозе как укор миланцам за продажу бесперебойного Это'О, после ухода которого на должном уровне так и не раззабивались ни Милито, ни Паццини, ни Форлан с Сарате. «Нерадзурри», может, тайком все еще и мечтают о титуле, но для ихже собственного блага лучше прямо сейчас позаботиться хотя бы о месте в еврокубках. И «Лацио» в этой связи — прямой конкурент.

Кот-д'Ивуар — Судан

Главный фаворит Кубка Африки, безусловно. Нет, не Судан. Берег Слоновой Кости еще никогда не был так щедро усыпан жемчужинами мирового футбола: Дрогба, Калу, Жервиньо и, конечно, Думбия при поддержке сразу двоих Туре просто не могут выступить плохо. Остается проблема плеймейкинга, но она присуща всем африканским сборным без исключения. Обладатель последних трех титулов Египет не прошел квалификацию, как и добротная сборная Нигерии; стабильный претендент Камерун непонятно во что играется с лучшим снайпером турнира всех времен Это'О; а тем временем у Кот-д'Ивуара — стопроцентный показатель в отборе. Поглядим на путь к титулу его будущего обладателя?

22

января

воскресенье


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Кристал Пэлас — Кардифф Сити Дурной пример заразителен. Вот в прошлом году «Бирмингем» пролез в финал Кубка лиги, а потом взял и выиграл у «Арсенала»! И даже будучи в Чемпионшипе, чуть было не протиснулся в плей-офф Лиги Европы. Наверняка и «ласточкам», и «стекольщикам» хочется блеснуть на «Уэмбли». Посмотрим на второй матч полуфинала, что ль?

24

января вторник


Ливерпуль — Манчестер Сити

Ь Р А Д КАЛЕН на январь

Четвертая встреча в сезоне. Манчини-тим и Далглиш-мен в ответном матче Кубка английской лиги оспорят право оказаться в финале. А там будет либо «Кристал Пэлас», либо «Кардифф Сити». То есть по сути в этом матче и решится, кто станет обладателем титула. Конечно, для Манчини трофей важнее – ему держать ответ перед богатыми людьми, как-никак. А старина Далглиш при любом раскладе останется Королем. Но всегда хочется доказать, что и сейчас кое-где имеется порох, и утереть нос молодым да модным пижонам, правда?

1/4 финала Кубка Испании

Если «Реал» прошел «Малагу», а «Барса» – «Осасуну», то очередного «эль класико» нам не избежать. Когда уж там выиграет Мадрид у каталонцев?!

25

января среда


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Бавария — Вольфсбург / Вердер — Байер Не притворяясь шибким экспертом по бундесфутболу, предложу вам самим выбрать более подходящий матч для просмотра. Что интереснее – как себя поведут загнанные в подвал таблицы волки на земле шести пивоварен или что станется с бременскими музыкантами, принявшими аспирин? И «Вольфсбург», и «Вердер» в первом круге уступили своим нынешним соперникам по 0:1. Оба зеленых клуба постоянно «колбасит», и можно ожидать от них весьма эмоциональной игры в матчах с участниками плейофф Лиги чемпионов. Порции хорошего футбола не избежать, не так ли?

28

января суббота


Ювентус — Удинезе

Ь Р А Д КАЛЕН на январь

Перенесенный матч первого тура был сыгран совсем недавно. Счет 0:0 отражает аккуратный подход Конте и Гвидолина к игре, но шансы были и у тех, и у других. Так что этот матч даже без голов остается с приставкой «топ». Вы когда-нибудь видели опасный вид зебр, кидающихся на вас из засады и отбирающих очки в самый неподходящий момент? Это вы в Италии не были. Такие удалые жеребцы продолжают скакать рядом со «Старой синьорой» и «россонери» по таблице и отбирать у них ценности. Черно-белое противостояние на вершине серии А продолжается. Только теперь черед «Юве» выбирать форму, а значит,

Вильярреал — Барселона

Желтая субмарина в этом сезоне не просто дала течь, а, видимо, треснула пополам: гулко булькнула шестью пузырями в Лиге чемпионов, в примере уже давно с перископом ушла на малоизученные глубины и даже в Кубке была торпедирована неким «Мирандесом». Вот будет этим бедолагам счастье обыграть чемпионов мира, а! Но в эти сказки не очень-то верится – у каталонцев у самих тут вечная схватка с Мадридом, и заниматься спасением утопающих просто недосуг. Хотя Гвардиола наверняка будет учтив на пресс-конференции, но вероятность того, что повторятся события первого тура (5:0), весьма высока.

29

января

воскресенье


Ь Р А Д КАЛЕН на январь Манчестер Юнайтед — Сток Сити В декабрьском матче против соседей «Юнайтед» с «Этихад Стэдиум» обычно очень крепкие и неуступчивые «гончары» выглядели совершенно безвольными существами, не нанеся по воротам «Ман Сити» и удара. Но это у них не было Крауча. А когда он был, то подопечные Тони Пулиса сумели раздобыть очко в игре с красным Манчестером – Питер ответил на гол Нани своим мячом. Исходя из этого, становится очевидной вина Крауча в предрождественском отставании «красных дьяволов» от «горожан». Не упустите возможность проследить за дальнейшими деяниями тайного вершителя судеб борцов за чемпионский трон!

31

января вторник


Интервью: Максим Розенко

Главный тренер киевского «Динамо» поведал о своем отношении к судьям и критике журналистов, а также вспомнил про населяющее Новую Зеландию племя маори, которое так здорово играет в регби.

Юрий Семин

ОТВЕТЫ ПО-КИЕВСКИ


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Если сегодня был плохой день, надо завтрашний обязательно начать с хорошим настроением. Людей с плохим настроением плохо принимают

П

риезжай на базу в 15:30, охрана будет предупреждена, — по телефону лаконично резюмировал Юрий Семин на мой запрос об интервью. На базу «Динамо» в Конча-Заспу я приехал чуть пораньше, поэтому, пользуясь случаем, внимательно проследил за тренировкой «Динамо». А после занятия один из самых титулованных российских специалистов

по-хозяйски пригласил автора этих строк на тренерскую скамейку.

250 миллионов евро не помогут Юрий Павлович, какая у вас была самая безумная футбольная идея, которую вы хотели воплотить в жизнь? — Безумное в футболе уже сложно что-то сделать. Футбол — консерва-

тивный вид спорта, и чего-то кардинально нового еще никто не придумал. Но та игра, которую сейчас демонстрирует «Барселона», — это действительно скачок в развитии. Я его объясняю тем, что Гвардиола ясно представлял это новое направление и имел под воплощение своих идей в жизнь необходимый подбор игроков. По большому счету футбол, который сейчас показывает «Барса», где-то проскальзывал еще в наше время. Еще со времен Константина Бес-

кова, когда каждый игрок знал свой маневр, играли в два касания. Но сейчас на примере «Барселоны» заметен явный прогресс в этом направлении. Что вам мешает сделать то же самое в «Динамо»? — Я «танцую» от возможностей игроков. Сегодня есть определенные исполнители, и я из них должен выжать максимум потенциала. А какая будет тактика — это во многом зависит и от предстоящего соперника. Если вам дать 250 миллионов евро в год — чтобы бюджет был сопоставим с «Барселоной», «Динамо» сможет играть на равных с каталонцами? — Я думаю, мы еще находимся не в той стране. Что Россия, что Украина. Игроков можно собрать на эти деньги, но уровень чемпионата по-

степенно их понизит, не даст им совершенствоваться, развиваться. Те большие мастера, которые придут за 250 миллионов евро, со временем станут хуже — потому что во внутреннем первенстве не будет соответствующей конкуренции. Все должно идти постепенно. А вот если придут молодые мотивированные игроки, то вполне реально создать команду, которая сможет что-то выиграть. Но уровень «Барселоны» может быть только в испанской лиге. Давайте поговорим об уровне судейства в наших краях. О каком футбольном судье вы можете сказать, что это — честный человек? — Я в людях этой профессии очень сильно разочарован. На протя-

жении всего того времени, когда на осколках СССР образовалось 15 новых стран, у меня нет полной уверенности в неангажированности того или иного рефери. Они все время под каким-то прессом находятся. Это либо их окружение, либо свою роль играет надобность в деньгах, либо на них давит важность результата для той или иной команды. В итоге до конца не верю в объективность. В свое время мне нравился наш Николай Латышев. Не зря ему первому из советских рефери было присвоено звание арбитра ФИФА, и он судил финал чемпионата мира-1962. Наше последнее поколение арбитров мне не так симпатично. А вот в международных матчах мне нравилось, как судил Коллина.


ИНТЕРВЬЮ

Знакомство с регби В 1991 году вы удивили многих, улетев в Океанию тренировать олимпийскую сборную Новой Зеландии. Когда поступило предложение, были сомнения, принимать его или нет? — Конечно, сомневался. Все-таки не в соседний город нужно было ехать. Но в итоге решился. Было интересно попробовать — познать другой мир, посмотреть другой футбол. Деньги, конечно, тоже играли свою роль. Но в большей степени меня привлекал стимул поработать за границей, выучить английский язык, понять менталитет новозеландцев, посмотреть на их жизнь. Из «Локомотива» отпустили без проблем? — Тогдашний министр путей сообщения вместе с начальником Мо-

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

сковской железной дороги меня прекрасно поняли. Дали добро и сказали, дескать, через год возвращайся, мы будем держать для тебя место. А могли остаться в Новой Зеландии на более продолжительный срок? — Мог. Там было много интересного. Только вот футбол находится на не очень высоком профессиональном уровне. Развивать его от самых низов мне не хотелось. Я все-таки был уже профессиональный тренер. Игорь Добровольский признавался, что, уехав из московского «Динамо» в 1990 году, сразу подписал контракт с «Дженоа», согласно которому его зарплата составляла 60 тысяч долларов. Сумасшедшие по тем временам деньги. Сколько вам платили в Новой Зеландии? — Значительно меньше. Он ведь футболист был, а я тренер. Притом

тренер начинающий. Ваши ожидания от Новой Зеландии как от страны оправдались? — Целиком. Это были фантастические впечатления. Я по сей день вспоминаю и мечтаю туда поехать. Три года назад мы с семьей отправились на отдых в Австралию. Планировали побывать и в Новой Зеландии — от места нашего отдыха было три часа лета. Но что-то не сложилось с визами. Экзотики в Новой Зеландии хватало? — Всего хватало. Страна в основном англоязычная. Не знаю, как сейчас, но тогда англичане продавали свои дорогие дома в Великобритании и отправлялись доживать свою беззаботную жизнь в Новую Зеландию. Там вырученных от продажи жилья в Англии денег хватало не только на приобретение дома, но и на жизнь. Выехало в Новую Зеландию и немало русских. Там вообще было мно-

го приезжих. Помню, что диаспоры разделили сферы своего влияния. Ресторанным бизнесом занимались преимущественно итальянцы, рыбным — выходцы из Югославии. Морепродукты в Новой Зеландии просто изумительные. И вообще там приятные люди живут. Но только футбол в Новой Зеландии — далеко не самый популярный вид спорта. По сравнению с регби — бедный родственник. — Именно там я осознал, что регби — потрясающий вид спорта. В Новой Зеландии в регби играли очень мощные аборигены из племени маори. Сборная страны по регби являлась одним из законодателей мод в мире. Новозеландцы действительно оказались очень талантливыми регбистами и, увы, не очень талантливыми футболистами. Когда вернулись в Москву, еще долго снились сны о племени маори, которое так хорошо играет в регби? — Нет. Я живу сегодняшним днем и думаю о дне завтрашнем. Если у меня сегодня день хорошо прошел — были продуктивные, интересные встречи, на тренировке все прошло гладко или даже выиграли игру, у меня и завтра будет хорошее настроение. А если сегодня был плохой день, надо обязательно завтра начать день с хорошим настроением. Потому что людей с плохим настроением плохо принимают. А вспоминать то, что было… Наверное, надо, чтобы оно гдето у тебя осталось. Но жить этим не стоит. Я прошлым не живу, и мне оно не снится. А будущее снится? Евгению Кучеревскому часто снились сны, кого поставить завтра на игру в стартовом составе. У вас было что-то

подобное? — Бывает, что у меня есть сомнения перед поединками. Сомнения на ночь. Сны, конечно, могут чтото подсказать, но мне нужна объективная реальность. А объективная реальность — это последние тренировки вверенной тебе команды, функциональное состояние игроков, их настроение и тактическая выучка — подходит ли футболист под ту тактику, которая разработана на конкретную игру. Ты можешь ошибиться, но если ты будешь все время полагаться на чутье — это непра-

из «Ромы». Но мы находили общий язык. Ради интересов команды свои личные амбиции ребята направляли на общее дело, и мне это нравилось. В какой период вам было сложнее работать с «Локо» — в начале 90х, когда на домашние матчи команды приходило по 1500–2000 человек, или в начале нынешнего века, когда он завоевал популярность и стал одним из ведущих клубов России? — Каждое время сложное по-своему. В начале 90-х российский чемпионат только начинал свое восхождение на

Я в людях этой профессии очень сильно разочарован. У меня нет полной уверенности в неангажированности того или иного рефери вильно. Иной раз я обращаю на это внимание. Но больше обращаю внимание на прожитую неделю перед матчем. В этом случае допускается меньше ошибок. Я могу всех выслушать, но приму конечное решение самостоятельно. Исхожу из постулата, что лучше отвечать за свои ошибки, чем за чужие. Кто, кстати, был для вас самым проблемным игроком в «Локомотиве»? — Простых игроков там не было. Проблемными были наши знаменитые Евсеев и Лоськов, очень проблемным — бразилец Лима, приехавший к нам

новый, более качественный уровень. Считаю, что на тот момент громадную рекламу российской лиге сделали две специализированные спортивные газеты: «Спорт-Экспресс» и «Советский спорт». По сути такой сильной рекламы российские команды тогда не заслуживали — уровень игры был не тот. Но упомянутые издания стали делать отчеты о матчах на итальянский манер, народу это понравилось. В итоге в тот сложный период материальной и структурной перестройки пресса всколыхнула у общественности интерес к футболу.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Переключайте фото в слайдшоу кнопками <>

Громадную рекламу российской лиге сделали две специализированные спортивные газеты. Такой сильной рекламы команды тогда не заслуживали — уровень был не тот

Выигранный спор Сколько записей в вашей трудовой книжке? — Первая — «Спартак» Орел, класс «Б», команда второй лиги, должность — инструктор физкультуры. Вторая запись — «Спартак» Москва, снова инструктор физкультуры. А как там дальше, уже не помню.

А помните, от какого предложения в своей тренерской карьере отказались, а теперь жалеете? — Предложения были, но если посмотреть назад, то недостаточно серьезные. И сейчас про них я не вижу повода вспоминать. Может, тогда вспомните о ситуации, когда работа на тренерском мостике команды для вас соответствовала поговорке «два мед-

ведя в одной берлоге»? — Надо, чтобы второй был медведем. А у меня в оппонентах ходили полумедведи, медвежата. Называть фамилии не буду. Осенью известный журналист написал про вас довольно критический опус (речь, видимо, о Василии Уткине. — Ред.). — Тренер — это очень критикуемая профессия. Одну игру проиграл — масса критики. Следующую выи-

грал — столько же похвалы. У нас же не бывает сейчас чего-то ровного, особенно в журналистике. Когда киевское «Динамо» обыграло «Манчестер Сити», всю неделю до следующей игры у нас были самая лучшая в мире команда и самый лучший тренер. Затем, когда в следующем матче мы не победили, у журналистов закрались первые сомнения — лучшие ли команда и тренер? А когда мы в четвертьфинале Лиги Ев-

ропы уступили португальской «Браге», мы уже стали, наверное, худшей командой. Поэтому я к критике спокойно отношусь. Критика ведь тоже разная бывает. Есть критика, которую специально заказали. Я ее сра��у отличаю. Вот вышло мое интервью одной российской газете. Я уже знал, что после этого в мой адрес будет критика, и знал, от кого, — это касаемо вашего вопроса по существу. Поспорил с друзьями и в итоге даже вы-

играл бутылку хорошего вина. Может, тогда не стоило давать интервью, которое вызвало столь бурную реакцию оппонентов? — Почему же? Я говорю то, что считаю нужным. Есть люди, которые своей критикой могут помочь или хотя бы заставить задуматься над существующими проблемами. А то, что меня критикуют, — так я на это давно махнул рукой: прошло — ну и прошло.


ИНТЕРВЬЮ

Переключайте фото в слайдшоу кнопками <>

Если Андре Виллаш-Боаш ничего с «Челси» в этом сезоне не выиграет, может, Абрамович и захочет взять русского наставника

Русский тренер в «Челси»? Спросите у Абрамовича! Роман Абрамович какое-то время старался держать курс на русификацию «Челси» — контракты с «аристократами» подписали трое выходцев с постсоветского пространства, которые, увы, закрепиться в Лондоне так и не смогли.

Не знаете, вопрос о русском тренере перед Абрамовичем никогда не стоял? — Об этом нужно спрашивать непосредственно у Романа Аркадьевича. Мне сложно судить, возникали у него такие мысли или нет. Но с термином «русификация «Челси» я не согласен. С Шевой подписывался контракт не потому, что Андрей — русскоязычный футболист. Украинец тогда был игрок № 1 в Европе. Его брали как игрока на определенное место, с определенными возможностями. И я не считаю, что

у него в «Челси» ничего не получилось. Там просто невозможно отыграть за команду все 100 процентов матчей. Шевченко сыграл в 60 процентах. У Жиркова этот процент был, конечно, поменьше. А насчет тренера — если Андре Виллаш-Боаш ничего с «Челси» в этом сезоне не выиграет, может, Абрамович и захочет взять русского наставника. У вас вроде хорошие отношения с Абрамовичем? Иногда ведь летаете на домашние матчи «Челси»? — В любое время могу позвонить Рома-

ну Аркадьевичу. У нас уважительные отношения друг с другом еще с того времени, когда я тренировал сборную России. Он многое сделал для российского футбола. Это благо, что такие люди есть в футболе. На Украине тоже есть Суркис, Ахметов, Коломойский, Ярославский и другие. Они вкладывают свои деньги, и это ведь не только на благо их команды, но и на благо всего футбола. Появляются базы, поля, детям есть где заниматься. С улицы дети уходят в спортивные секции. Если таких людей не будет в спорте — жизнь

сильно обеднеет. Футбол на Украине и в России станет прибыльным бизнесом, когда уровень жизни украинцев и россиян поднимется до уровня жизни англичан и немцев? — Вне всяких сомнений. Это должно идти параллельно. Мы с вами до этого счастливого футбольного будущего доживем? — Конечно, доживем — тут даже вопросов нет. Потому что мы оптимисты. Все равно жизнь улучшается, происходят изменения. А в футболе изменения

происходят значительно быстрее, чем в жизни. Уровень футбола в России и на Украине неуклонно поднимается. Наши лучшие клубы соревнуются в Лиге чемпионов с лучшими командами Европы, а нынешний аналог Лиги Европы — Кубок УЕФА — выигрывали «Зенит», ЦСКА и «Шахтер». Скажите, в каких других отраслях мы можем соревноваться с Западной Европой? Уверен, уже в ближайшее время российские или украинские команды еще выиграют в Европе что-то серьезное.


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

ИЮНЬ 2011 (04/04)


ВРАТАРЬ РЕСПУБЛИКИ ВЛАДИМИР ГАБУЛОВ

ГОЛКИПЕР «АНЖИ » ВЛАДИМИР ГАБУЛОВ — О ВЫНУЖДЕННОМ ПРОСТОЕ В «Д ИНАМО », ОБ АРЕНДЕ В ЦСКА, О ТОМ, ПОЧЕМУ ОН НЕ ИГРАЕТ ВСЮ ЖИЗНЬ ЗА МОЗДОК И ОБ УТИНОЙ ОХОТЕ С БРАТЬЯМИ БЕРЕЗУЦКИМИ ПОД А СТРАХАНЬЮ . ИНТЕРВЬЮ : К АТЕРИНА К ИРИЛЬЧЕВА


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Там все разом стреляют, так что непонятно, кто попадает. Я охотился впервые, и мне доверяли добивать уже подстреленную утку

Вернулся из отпуска? — Отпуск — это отличное дело! Большой респект тому, кто его придумал (смеется). На Мальдивах отдыхали всей семьей. От прошлой поездки на острова остались самые благоприятные воспоминания, поэтому отправились в то же место и даже в тот же отель. У нас подобралась отличная компания. Нас было мало, но мы были в тельняшках (смеется). Был кто-то из тех, кого знают наши читатели? — Да, в нашей компании были в основном футболисты. С нами в отеле были друзья моего брата, Жорика, его товарищи по «Алании»; на соседнем острове поселились братья Березуцкие. Однажды мы выбрались к ним в гости: на день

рождения Лешиной дочки. Ей исполнилось 6 лет — ровесница нашего Данэлика, на 20 дней старше. В другой раз уже братья наведались к нам на ужин. Было весело! Кстати, на Мальдивы в зимние месяцы ездят не только футболисты, но и представители других видов спорта. Встретились в самолете с Алиной Кабаевой. Немного пообщались. Братья — известные шутники. Приключилась на островах с ними какая-нибудь история? — Веселые были истории, но не для печати (смеется). Вообще мы не первый раз с Березуцкими отдыхаем, недавно, например, ездили на охоту. После матча с «Анжи» нам дали небольшую передышку, и мы с братьями отправились

на 2 дня в Астрахань. Представь, сидишь в камышах, вокруг все во льду. Тогда, к слову, на юге было холоднее, чем в Москве. Так вот, все во льду, а в камышах — вода. У каждого специальный деревянный пласт — ты на нем сидишь в засаде. В небе пролетают утки. В засаде надо сидеть так, чтобы утки нас не увидели, иначе сразу смоются. Все прячутся, а потом один человек командует: «Пошли!». И все вскакивают и начинают стрелять. Попал в утку-то? — Там все разом стреляют, так что непонятно, кто попадает. Я охотился впервые, и мне доверяли добивать уже подстреленную утку. Мне очень понравилось в Астрахани: дикая природа, кругом ни души, вода, ветер, холод, тишина — та-

кой кайф! После московской суеты воспринимаешь все это особенно остро — я прям влюбился. Но на Мальдивах-то получше, да? — Везде хорошо. На Мальдивах море, солнце — для ребенка полезно. Но по-своему прекрасен и такой именно мужской отдых, когда ты едешь, чтобы отключиться от всего, забыться. Сидишь, ждешь, пока полетит утка, и наслаждаешься нашей российской природой. Кстати, об утках. Пока ты был на Мальдивах, в прессе запустили «утку» о том, что футболист, сменивший два клуба за чемпионат, не имеет права выступать за третий. — Нет, сейчас все уже изменили. В регламенте стандартного чемпи-

оната из двух кругов действительно были такие пункты. Но у нас сейчас переходный сезон, поэтому в документ были внесены соответствующие поправки, и я могу спокойно выступать за «Анжи». Так что я ни минуты не волновался: я делаю свое дело, а юристы — свое. В целом отпуском доволен? — Да. Абсолютно! Когда ты находишься на берегу океана, ужинаешь под открытым небом, наблюдаешь за звездами, а при этом тебе еще готовят свежие морепродукты на гриле… Мой рассказ, конечно, не очень сочетается с сегодняшним видом за окном. Пока добежал от машины, весь испачкался — слякотно. Когда наступил тот момент, когда ты понял: всё, соскучился по футболу? — На пассивный отдых мне хватило всего семь дней, потом захотелось движения, спорта. В ворота встать не захотелось? — Нет, пока не захотелось. Но мы играли в теннис, в пляжный футбол. Неплохие баталии были на площадке для теннисбола. Так что активно-пассивный отпуск из 11 дней пошел мне на пользу и помог отключиться от всего: от повседневных бытовых проблем и от того напряжения, которое присутствовало в сезоне. У тебя всегда был такой талант переключаться на отпуск? Потому что я, когда езжу в отпуск, думаю только о работе. — Мне это не всегда удается. До этого как-то получалось, что я все равно весь отпуск думал либо о том, где я буду продолжать

карьеру, либо о своем положении в клубе, либо о том, как закончился сезон. А сейчас одной из главных причин того, что я отключился, стал последний матч, который был для нас победным и принес кучу положительных эмоций. Благодаря победе над «Интером» мы все с отличным настроением ушли в отпуск. В Лиге чемпионов ты провел за ЦСКА шесть матчей, а в чемпионате России семь. Получается, только семь туров из 32! Ты же вряд ли доволен такой статистикой? — Количеством сыгранных матчей — ни в коем случае. Этот факт не может меня удовлетворять, но исходя из того, как складывался этот сезон и как в итоге все закончилось, считаю, что повод для позитивного настроя всетаки присутствует. Мне удалось преодолеть те проблемы, которые у меня возникли в начале сезона, я не только вернулся в чемпионат, но и сыграл в Лиге чемпионов. Объясни, как так получилось, что один из лучших вратарей чемпионата выбыл из игры практически на год. Почему сначала со счетов тебя списал Божович, а потом уже Силкин? — Понимаешь, в любой ситуации я склонен винить только себя и искать причины в себе, иначе не добиться прогресса. Не все было так гладко, как мне тогда казалось. Но давай не будем портить новогоднее настроение, мне бы не хотелось копаться в том, что было тогда. Что было, то прошло. Я для себя сделал определенные выводы и уверен, что в будущем я не попаду в похожую ситуацию.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Если я поддамся эмоциям, то меня просто разбросает в разные стороны, я потеряю себя и перестану быть тем, кем я являюсь То есть причина не в том, ч��о на тот момент Антон Шунин был сильнее тебя, ты восстанавливался после травмы и в чем-то ему уступал? Получается, была какая-то другая причина? — Внешне, может быть, это выглядело и так, но единственной причиной быть не могло. Я неоднократно говорил, что были моменты, когда я уже набрал форму после трав-

мы, когда тренерский штаб мог бы мне доверить место, просто дать шанс. По каким причинам этого так и не случилось, мне сложно гадать. В прессе твой простой объясняли так: человек долго не может оправиться от травмы. — Потому что я молчал. Потом Шунин нормально себя проявлял, выдалось несколько сухих матчей подряд, и зачем уже

менять коней на переправе, да? Со стороны виделось именно так… — Знаешь, у меня на этот счет свое мнение, но говорить об этом будет некрасиво прежде всего по отношению к моему бывшему клубу. В любом случае общественности это преподносится так, как это выгодно одной из сторон — той, которая наиболее властна.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) Тем более что другая сторона молчит… — Это абсолютно подтверждает мои жизненные принципы. Я не привык кричать об этом и даже сейчас не собираюсь никого обвинять. Если я поддамся эмоциям, то меня просто разбросает в разные стороны, я потеряю себя и перестану быть тем, кем я являюсь. Сегодня меня это не волнует, что было, то прошло. Сейчас я думаю только о том, что мне предстоит, как играть дальше и прогрессировать. Недавно читала статью, в которой тебя включили в список так называемых вратарей «перекати-поле». На контрасте публикуются заметки, в которых превозносятся голкиперы — приверженцы одного-единственного клуба. Речь, разумеется, о Малафееве и Акинфееве. — Кому-то ставят это в преимущество. Но это что, значит, я виноват в том, что родился в Моздоке, а не в Питере или Москве? В том, что играть я начал там же, во второй лиге?! В том, что моя первая команда уже не существует как футбольный клуб?! Сейчас в Моздоке нет даже любительской команды. Конечно, было бы здорово, если бы я играл там всю жизнь, и клуб бы рос и играл сейчас в премьер-лиге и Лиге чемпионов, и я бы вместе с ним тоже рос. Но жизнь сложилась иначе… У каждого игрока есть свои причины для перехода, для смены клуба, работы. У одного — отсутствие игровой практики, у другого — желание больших побед, у третьего — большая зарплата, почему бы нет? Что касается моей карьеры, если проанализировать каждый мой переход, то они все были связаны с тем,

что мне нужно было прогрессировать. Я всегда стремился к тому, чтобы иметь игровую практику, даже в менее сильном клубе, — на скамейке в топ-команде расти профессионально можно, но до какого-то определенного предела. А вообще у каждого своя судьба, и футбольная судьба в том числе. Человек клубный патриот — хорошо, меняет команды ради самосовершенствования — тоже ничего плохого. Самое главное, в каком бы ты клубе ни играл, какие бы цвета ни защищал — чтобы ты это делал честно, не жалел ни сил, ни здоровья. Кто бы мог подумать, что такой патриот «Спартака», воспитанник клуба, закончит карьеру в «Химках»! Ты о Титове? — Да, кто бы мог подумать? Поэтому не надо никого судить. Один из твоих любимых голкиперов Петер Шмейхель менял клубы 7 раз… — Получается, я с ним сравнялся (смеется)? С учетом «Анжи» — да. Твой земляк Станислав Черчесов сменил 5 команд… Почему тогда никто не видел в этом проблемы? — А если смотреть на это с другой стороны, это вообще может быть преимуществом — получается, что человек востребован. Хуже, когда ты не нужен никому. Ты можешь прокомментировать каждый свой переход? Ради чего ты переходил? — Переход из «Моздока» в «Динамо», я думаю, комментировать смысла нет. Это мечта любого 17-летнего мальчишки. Тем более в «Динамо» тебя позвал сам Газзаев… — Да. Мой следующий трансфер:

«Динамо» — «Алания». Может показаться, что это понижение в классе, но это клуб из моей родной республики, за который мечтали выступать все мои ровесники в Осетии. Все 90-е годы за «Аланию» болела вся республика, где все дышали и жили только футболом. Плюс в 17 лет мне было тяжело жить вдали от дома. Переход из «Алании» в ЦСКА — тоже без комментариев. Хотя в тот момент я осознанно шел не на первую позицию в ЦСКА. На тот момент там были Мандрыкин, Акинфеев. Я боролся за первую позицию, но по прошествии трех лет осознал, что без игровой практики я уже жить не могу. Трансфер из ЦСКА в «Кубань» я опять-таки считаю шагом вперед. Да, ЦСКА был чемпионом, все навыигрывал, а «Кубань» только вышла в премьер-лигу, но меня туда брали как основного вратаря и рассчитывали на меня на 100 %. Именно игрой в краснодарском клубе я заслужил вызов в национальную команду. В «Кубани» тебя присмотрел Хиддинк. Согласишься, что сегодня невозможно представить, чтобы в сборную вызвали кого-то не из топ-клуба? — Гус Хиддинк не только вызвал меня, но и доверил мне место в стартовом составе в самых решающих матчах. Это, конечно, вызывает уважение и оценку профессиональных качеств Хиддинка. Он, кстати, из «Химок» вызывал Романа Воробьева, Широкова вызывал… И Торбинского со скамейки запасных… — Да, и Торбу. Гус не смотрел на то, в каком клубе играет футболист, а смотрел на его профессиональные качества.


ИНТЕРВЬЮ

У каждого игрока есть свои причины для перехода. У одного — отсутствие игровой практики, у другого — желание больших побед, у третьего — большая зарплата, почему бы нет?

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) Продолжишь обзор трансферов? — Конечно. В «Амкар» я пришел в аренду, потому что «Кубань» покинула премьер-лигу, а мне нужна была практика, чтобы поехать на чемпионат Европы. Потом было вновь «Динамо»: Андрей Кобелев рассчитывал на меня. Последние события мы уже обсудили с тобой… Давай вернемся в настоящее, или, скорее, в едва отдаленное прошлое. Ты фигурируешь в десятке самых памятных ляпов чемпионата по версии Sports.ru, несмотря на то что в сезоне провел всего семь матчей… — Единственная моя ошибка с «Рубином»… Да, действительно, это гол Рязанцева. Тебя случайно потом не «троллили» партнеры? — Было такое — в команде это нормально. Несколько дней все, конечно, молчали, выдерживали паузу. А потом, как назло, рядом с медицинским кабинетом кто-то повесил плакат с большими такими буквами: «ПРОВЕРЬ ЗРЕНИЕ!» Леша Березуцкий и Леонид Викторович Слуцкий поинтересовались, мол, может, оно у меня не очень хорошее и стоит обследоваться. В общем, шутка удалась, все весело посмеялись. Василий Березуцкий тоже отличился: забил автогол в домашнем матче ЛЧ с «Лиллем». Володя, каково это, пропускать от Василия? Не поверю, если скажешь, что ты его не подкалывал после. — Вася вообще любит мне забивать (смеется). Он даже сам шутит на эту тему, говорит: Володя Габулов — мой любимый вратарь, забиваю только ему. Один он мне забил в ворота «Динамо» головой, победный гол был, мы проиграли тогда 1:2, хотя ве-

ли 1:0 по ходу матча. Второй — в серии пенальти на Кубок. Удар с пенальти у него удался — закрутил красиво в девятку. До этого момента я не думал, что Вася может так бить ногой. И третий раз он мне забил совсем недавно в ворота ЦСКА: с лету, по замысловатой траектории, под перекладину. Недавно выяснилось, что Вася забивал автоголы еще и Игорю Акинфееву. На сайте УЕФА, кстати, у него в статистике два гола записано, то есть тот мяч за «Лилль» ему в счет бомбардиров пошел (смеется). Вспоминая главный матч прошлого сезона с «Интером»: кто всетаки вывел ЦСКА в 1/8 ЛЧ? Ты, как признанный лучший игрок матча? Василий Березуцкий, который реабилитировался после автогола в матче с «Лиллем»? Или все-таки безумный фарт Слуцкого, под которым накануне вновь начало шататься кресло? — Я думаю, это совокупность всех факторов. Думаешь, так не бывает?! Но чудеса случаются, и в тот день так произошло — все сложилось. И я до последнего верил, что мы всетаки обыграем «Интер» в Милане, а «Трабзонспор» с «Лиллем» сыграют вничью и мы выйдем из группы. Я надеялся и готовил себя к тому, что именно так и будет. Даже после игры я верил, но не мог осознать до конца. Когда после финального свистка через две-три минуты мы узнали, что «Лилль» сыграл вничью и мы вышли в плей-офф, это было действительно счастье. Эти эмоции были сильнее тех, что ты получил во время победы над голландцами на Евро-08? — Сложно их сопоставлять. Ощущения от победы над голландцами невозможно передать словами, по-

тому что такого успеха мы добились впервые в истории России. А в случае с ЦСКА переживания были чрезвычайно сильными в первую очередь из-за того, что мы не очень удачно проводили весь групповой этап. Все думали, что мы проиграли решающий матч дома «Лиллю», а в итоге оказалось, что главная игра нас ожидала в Милане. Скорее рисуется параллель этого розыгрыша Лиги чемпионов с квалификацией того Евро, когда мы обыграли дома в решающем матче Англию и поехали в Израиль, где проиграли. А потом мы все ждали, как Хорватия сыграет с Англией, и вся страна уже ругала нас за то, что мы проворонили свое счастье, но в итоге оказалось, что счастье было в следующем туре, когда мы играли с Андоррой, а Хорватия преподнесла нам такой «небольшой подарок». Ты вышел в 1/8 финала с клубом, ты был частью этого праздника, у ЦСКА на повестке дня «Реал», а тебе возвращаться в «Анжи». Не обидно? — Нисколько. Меня приглашали в ЦСКА на определенный период, чтобы помочь команде решить вратарскую проблему. Слава богу, мы выполнили все поставленные задачи, и мне удалось не испортить ту кашу, которая была заварена. Спасибо руководителям и тренерскому штабу ЦСКА, которые предоставили мне возможность сыграть в Лиге чемпионов. Слуцкий сказал (цитирую): «Барселону» обыграть было бы нереально, а «Реал» — вполне». Ты достаточно долгое время был с командой, как ты оценишь шансы армейцев? — Я вообще придерживаюсь мне-

ния, что в одном-двух матчах можно обыграть любую команду, в том числе и «Реал». Как пример — казанский «Рубин», который обыграл «Барселону». Я думаю, «Реал» можно победить. Просто для этого должно сойтись много факторов — и подготовка, и психологический настрой, и другие моменты. Другое дело, что эта игра пройдет уже на стадии плейофф, а значит, и «Реал», и ЦСКА будут играть совсем на других эмоциях и совсем на другом уровне самоотдачи. Одна из последних предновогодних трансферных новостей — назначение Красножана в «Анжи». Как ты к ней отнесся? — Игрок — подвластная личность, он должен принимать любого специалиста, не важно, приятен он ему или неудобен. Раньше я с Красножаном не пересекался, но считаю его отличным специалистом. Будет интересно поработать с ним. Карлос и Это'о — чего ты ждешь от знакомства с ними? — Я думаю, для каждого футболиста это неоценимый опыт — играть в одной команде с такими мастерами. Надеюсь, им также приятно будет выступать рядом со мной. Куда вообще движется наш чемпионат? Это же фантастика! Еще полтора года назад сложно было себе представить, что ты выйдешь под капитанством Карлоса. — Хочется верить, что наша лига действительно растет и прогрессирует, как это видится на первый взгляд… Чего ты ждешь от наступающего года? — Побед, побед и еще раз побед. Если будут победы, будет личностное развитие. Я хочу помогать своей новой команде выигрывать.


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

ИЮНЬ 2011 (04/04)


Александр Рязанцев Интервью: Мария Командная

ШИРОТА КАЗАНСКАЯ Список самых запоминающихся событий-2011 — от вызова в сборную до трагедии Шекспира, от покупки комнатного цветка до концерта Scorpions, от похода в оперу до пожелания идти на выборы. Накануне Нового года журнал Football Magazine попросил Марию Командную сделать интервью с любым (читай: любимым) персонажем российского футбола. Мария выбрала своего давнего приятеля, полузащитника «Рубина» Александра Рязанцева, чтобы помочь ему систематизировать впечатления от уходящего года и доказать, что в разговоре с ним вполне можно обойти вопрос про гол «Барселоне».


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) Саша, только не пугайся, но нам сейчас придется подводить итоги уходящего года. Все-таки предновогодний статус интервью обязывает. И поэтому у меня к тебе есть предложение. — Внимательно слушаю. У меня есть друг, известный комментатор «НТВ-Плюс». Он в конце декабря всегда составляет список самых значимых для него событий минувшего года. Давай составим с тобой точно такой же список. — Я не против. Вот только каким образом? Я тебе помогу. Начали. Самое главное событие 2011 года. — Вызов в сборную, естественно!

и Зырянов. Расскажи мне про Дика. Какой он? — Цельный и короткий. Короткий? Что ты имеешь в виду? — Явно не рост. (Смеется.) Я имею в виду его манеру разговаривать. Если он говорит, то только по делу. О'кей, давай дальше идти по нашему списку. Можем ли мы сказать, что самый крутой матч, который ты провел в этом году, — за сборную против Камеруна? — Нет-нет, были матчи, в которых я выглядел лучше. Тем более они не носили товарищеский характер, как с Камеруном. Пожалуй, те матчи, что мы играли по осени, с командами из первой восьмерки, по накалу, по ажиотажу — вот это было

от «Зенита». — А что такое десять очков? Это два матча с «Зенитом». И у «Зенита» матчи со «Спартаком», с «Динамо», с ЦСКА. Через пять туров все может запутаться. Конечно, у «Зенита» хороший отрыв, но пара неудачных матчей — и все будет по-другому. Для самого «Зенита» в первую очередь.

У МЕНЯ И ПЕРЧАТОЧКИ ТЕПЕРЬ ЕС ТЬ СПЕЦИА ЛЬ НЫЕ , И ЛОПАТОЧК А СА ДОВА Я. НЕ ХИЛА Я ТАК А Я, ЕЙ МОЖНО ЗЛО ПРИЧИНИТЬ, ЕС ЛИ ТАКОЙ ЦЕ ЛЬЮ ЗАД АТЬСЯ

1

2

3

Я Капитан Очевидность, конечно, но ты наверняка очень ждал этого вызова. — Да я бы не сказал. Как так? — Ну, мне скорее было приятно то, что я в сборной сразу очень комфортно себя почувствовал. Кто из сборников произвел на тебя самое приятное впечатление? — Я ребят-то многих знал и до вызова в сборную. И Шишкина, и Глушакова. Очень приятное впечатление оставили «старики» — Игнашевич

действительно круто. Мне лично запомнился матч 28-го тура против «Динамо», в котором ты забил невероятно красивый гол с угла штрафной площади. — Да, хороший гол. Мне он тоже понравился (смеется). А сезоном ты в общем и целом доволен? — Да. Я думаю, плацдарм очень приличный у нас для финального рывка. Приличный? Саша, «Рубин» всетаки на десять очков отстает

Хорошо, про футбол поговорили. Теперь давай не про футбол. Саш, самое значимое нефутбольное событие 2011 года. — Да вроде ни у кого из друзей дочки не рождались (улыбается). И сыновья не рождались. Думай, Саша, думай… А! Придумал! Покупка цветка! Что, прости? — Я живу в Казани один, и мне нужно за кем-то ухаживать! Вот я и купил себе здоровенное комнатное растение — с меня ростом. Осенью новая веточка вышла, я прямо ее

увидел — и ух! Очень обрадовался. Как называется это растение? — Забыл. Листочки у него такие — сантиметров семь в длину и сантиметра три-четыре в ширину. Я для него еще такой красивый оранжевый горшок купил. Тяжелый, глиняный. А как я пересаживал этот цветок… Сначала в один горшок, но он оказался маленьким. Тогда я поехал в магазин, купил горшок побольше. Притащил этот горшок домой, земли не хватило. Поехал покупать землю — в общем, это была целая история. У меня и перчаточки теперь есть специальные, и лопаточка садовая. Нехилая такая, ей можно зло причинить, если такой целью задаться (смеется). Кстати, я вместе с этим растением еще два купил, но они не прижились. У них просто не было шансов. А это нужно один раз в три недели поливать — оно не очень любит влагу — и периодически опрыскивать. Вот и весь уход. Я так это растение полюбил, что хочу его сейчас из Казани в Москву перевезти. Оно же огромное, ты сам сказал. — Да, транспортировка определенно нужна. Может, грузовик какой. Я разберусь… А ремонт, кстати, ты в своей московской квартире закончил? — Да, закончил. Я сейчас немного утеплил квартиру — окна поменял. Теперь вообще супер стало.


ИНТЕРВЬЮ

У SCORPIONS ЕСТЬ ПЕСЕН ПЯТЬ, КОТОРЫЕ ВСЕ ЗНАЮТ. ВОТ ИХ МЫ И ПЕ ЛИ. ОНИ ПРИЧЕМ ВО ВРЕМЯ НЕКОТОРЫХ ПЕСЕН ТОЛЬКО МУ ЗЫК У ИГРА ЛИ. ПЕ Л ЗА Л

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Замечательно. Идем дальше по списку. Самый лучший фильм уходящего года. — «Начало»! Оно ведь в 2011 году вышло? В 2010-м. — Эх. Такой прекрасный фильм… Я просто в кино редко хожу, а названия фильмов так вообще не запоминаю. Скачал, посмотрел и удалил сразу. Помню, в начале сезона на турецких сборах ты смотрел «Офицеров». — Да, очень хорошее кино. Но должен же я был после «Офицеров» хоть что-то смотреть! За год-то. Вспомнил! «Что ты сделал прошлым летом»

на ноутбуке смотрел. Понравилось! «Я знаю, что вы сделали прошлым летом»? Ты этот фильм имеешь в виду? Фильм ужасов? — Нет, это не фильм ужасов. Там русский парень Добрыгин попал стажером на метеостанцию… Погоди. Может, «Как я провел этим летом» Попогребского? — Да-да. Вот это фильм. Хотя он слишком… За душу берущий? — Давай ограничимся прилагательным «душевный». Мне нравится этот фильм, потому что он про человеческую природу. Можно рассматривать в разных направлениях. Я плакала, когда этот фильм смо-

трела. — Да, он тяжелый очень. А я бы тебе посоветовала фильм «Однажды в Ирландии». Ты же любишь ирландскую культуру, ирландские пабы. Тебе он должен понравиться. Его снял брат режиссера Макдонаха, который придумал «Залечь на дно в Брюгге». «Однажды в Ирландии» по духу очень «Брюгге» напоминает, хотя вроде бы совершенно другое кино. — Я, кстати, «Брюгге» очень хочу посмотреть. Может, как раз сегодня вечером и гляну. Я же был там совсем недавно. Очень красивый, уютный город. Вот и поговорили о кино. Теперь

давай о музыке. Концерт, который тебе понравился. — Так… Мы в этом году на Меладзе ходили, очень здорово было. И на Scorpions! У них тур был, они в Казань приезжали! С кем-то из «Рубина» ходил? — Да. Вместе с Лешкой Медведевым, Игорем Лебеденко и Петей Немовым. Подпевали, наверное? — Ну, у Scorpions есть песен пять, которые все знают. Вот их мы и пели. Они причем во время некоторых песен только музыку играли. Пел зал. Но мне больше всех запомнился барабанщик Scorpions. Такое соло исполнил — ух!


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

1 2 3

А ЧТО ТАКОЕ ДЕСЯТЬ ОЧКОВ ? ЭТО ДВА МАТ ЧА С « ЗЕНИТОМ». И У « ЗЕНИТА » МАТ ЧИ СО « СПАРТАКОМ», С « ДИНАМО », С ЦСК А Книжку какую-нибудь прочитал в уходящем году? Такую, что ух? — Четыре трагедии Шекспира, например. «Гамлет», «Король Лир», «Отелло», «Ромео и Джульетта». Под впечатлением от каждой. Особенно от «Короля Лира» и «Гамлета». Я сходил в театр на эти четыре трагедии и на этой волне, так сказать, решил ознакомиться с оригиналом. Требую цитату из «Гамлета». — Да весь «Гамлет» — одна сп��ош-

ная цитата. Очень актуальная, кстати. Расскажи, что еще хорошего ты в театре видел, кроме трагедий Шекспира. — Балет, например. С Рыжиком ходили (с вратарем «Рубина» Сергеем Рыжиковым. — М. К.). У нас Мариинский театр был на гастролях, приезжал на нуриевский фестиваль. Мы ходили на «Дон Кихота» — просто класс. Но театр мне пока нра-

вится больше. Балет — это красиво, но не раскусил я его пока. А театр раскусил, получается? — Ну… (Улыбается.) Мне в Казани нравится Большой драматический театр имени Качалова. Я много чего там видел. «Квадратуру круга», «Вишневый сад». Но это все еще год назад было. А в этом — не идти же второй раз. Поэтому я сделал упор на оперу и балет. На оперу? Ого! — Да, ходил на «самую печальную повесть на свете» — «Ромео и Джульетту» (улыбается). К нам в Казань итальянцы приезжали на гастроли. Я пошел и не пожалел. В Казани жизнь культурная какая насыщенная. Фестивали, гастро-

ли… — А в Москве? А в Москве, Саша, ты же знаешь, ни у кого ни на что времени нет. Ты же москвич, тебе ли не знать. — Это точно. В Казани со всем этим очень легко. Тренировки занимают часов пять-шесть в день. А под осень мы вообще стали тренироваться днем. Вечера освободились, очень удобно. Саша, я знаю, что ты, как многие футболисты, ярый спортивный болельщик. За кого в минувшем году болелось особенно рьяно? — За хоккеистов на чемпионате мира в Словакии. Но наши все равно не очень выступили (смеется). Финнам проиграли: парень у них такой гол забросил — я в шоке был, никог-

да такого не видел. А потом финны шведов обыграли 6:1. А мы чехам проиграли в матче за третье место. — Да, обидно было. Саш, может, у тебя в 2011-м мечта какая исполнилась? — Да нет, не сбылась у меня мечта в этом году. А когда сбудется, я тебе обязательно скажу. А что за мечта-то? Стать игроком английского или испанского топ-клуба или жениться на какой-нибудь прекрасной девушке? — Не угадала. Ни то, ни другое. Хорошо, тогда расскажи, чего ты ждешь от 2012 года. — Побед! Как глобальных, так и нет. Строка из ненаписанной траге-

дии Шекспира… — Не стоит, не стоит. Жду, чтобы без травм все было — это для меня очень важно. А я тогда тебе, в свою очередь, пожелаю, чтобы все было без травм и чтобы ты поехал на чемпионат Европы. — Спасибо большое. Давай закончим это интервью пожеланием нашим читателям. — Нашим читателям я желаю поменьше читать (смеется). О спорте, разумеется. Спорт лучше смотреть. Еще я хочу пожелать всем здоровья. И чтобы как можно больше людей пришло на президентские выборы (улыбается).


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

ИЮНЬ 2011 (04/04)


ИНТЕРВЬЮ ИНТЕРВЬЮ

Интервью: Алексей Шевченко

СТАРИК И ПОЛЕ

В последнее время Максим Бузникин попадает на ленты информационных агентств только в связи со скандалами. Нет, не он главный участник. Просто в клубах, за которые он выступает, неожиданно заканчиваются деньги, начинаются задержки и забастовки. Сам футболист относится к этому философски.

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

ЕСЛИ СТИМУЛ ЕЩЕ МОЖНО ДЛЯ СЕБЯ ОБОЗНАЧИТЬ, ТО МОТИВАЦИИ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ОСТАЛОСЬ Как вам удается попасть в клуб, где не платят зарплату? Зачем вы вообще идете в эти команды? — Сам не понимаю, почему такое происходит. Но я люблю футбол и потому соглашаюсь на предложения. Правда, в последнее время и меня все раздражать стало. Я уже не вижу смысла играть. Все-таки не двадцать лет, когда еще все впереди. Хочется и самому жить, и семью обеспечивать. Команды с деньгами не интересуются? — С большими деньгами — нет. Да я не очень выгодный клиент. На мне

нельзя заработать. И потом — возраст. Я ведь ветеран. Тридцать четыре года — это еще не возраст. — В нашем футболе это не так. Может быть, в Европе ко мне не относились бы как к ветерану, но в нашем футболе все иначе. Может, стоило вам за границу уехать? — Сейчас-то я уже понимаю, что надо было рискнуть. Но своими шансами не воспользовался. А куда звали по-серьезному? — В итальянский «Интер» в конце 1997 года. Причем меня там жда-

ли сразу же после окончания сезона. Но я только пришел в «Спартак» и решил остаться. Из «Гамбурга» было серьезное предложение, когда я выступал в «Локомотиве». Но я тоже не поехал. А почему вы не заканчиваете? — Так у меня действующий контракт с «Нижним Новгородом». И после Нового года я поеду готовиться к сезону. Там тоже едва не объявили забастовку. — Да, финансовые проблемы есть. Но коллектив-то хороший. Мы же даже претендовали на выход в пре-

мьер-лигу. С вами во всех клубах рассчитались? Проблемы начались еще в «Балтике». — В Калининграде все отдали. Поздравляю. — Поздно, но отдали. Правда, у них и выбора не было. Если бы они мне не заплатили, то не смогли бы дозаявлять игроков. А «Сатурн-2»? — Вот там до сих пор должны. И у меня нет уверенности в том, что отдадут. Насколько мне известно, там положение очень сложное.

Вышний Волочек словно после войны Вообще переход в «Сатурн-2» выглядел странным. Вам-то это зачем нужно было? — Мне нужна была игровая практика. Были какие-то другие варианты, но они меня не устраивали. В той ситуации надо было находиться недалеко от Москвы. Кроме того, это предложение было интересно другим. Мы договорились, что я там буду не только футболистом,

но и тренером. К сожалению, этого не получилось по некоторым причинам. И в первую очередь из-за того, что финансовое положение клуба было не самым лучшим. Перспектив не было, вот я и уехал в Нижний Новгород. Вы в Раменском хотя бы раз получили зарплату? — Только в самом начале что-то дали. А потом тишина. На игре в Орехово-Зуеве запомнилось, как команда после игры села в автобус и поехала к супермаркету. Тренер сказал: ждите там, возможно, привезу деньги. Я потом узнавал, они часов пять ждали, но никто не пришел. — Меня тогда не было, так что я ничего сказать не могу. Но факт, что с деньгами там просто ужасно. Хотя чему тут удивляться. Это же вторая лига. Если вы внимательно посмотрите на премьер-лигу, то и там обнаружите клубы, где с деньгами проблемы. Томск только. — Да ладно! Самара, Ростов, Нижний Новгород. У всех проблемы. И это из года в год. За время работы в «Сатурне-2» какой город второй лиги произвел самое большое впечатление? — Вышний Волочек. Такое ощущение, что там война недавно закончилась. Там есть дворы, которые, кажется, недавно разбомбили. Удивляло, на каких автобусах ездят клубы второй лиги? — А у нас автобус остался от «Сатурна». Очень комфортный. Но расстояния приходилось преодолевать ужасные. Что делали в пути? — В карты играли, чаще всего в бридж.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) Но все равно вы подписали контракт с «Нижним Новгородом». — А у меня не было информации по поводу кризиса в клубе. Только приехал – и началось. А агента у вас нет, который бы оберегал от подобных казусов? — Человека, с кем бы был заключен полноценный договор, нет. Есть знакомые, которые мне помогают. Да и потом, стоит ли сейчас думать об агенте? Ради того, чтобы заплатить ему? Молодые вас не удивляют? В «Сатурне-2» поиграли с поколением, которое скоро придет в российский футбол. — Иногда поражает их безответственность. Ну что делать, если не

альные. — Хорошие премиальные в «Локомотиве» появились после моего ухода. А в «Спартаке» больших зарплат никогда и не было. 5–10 тысяч долларов – это максимум. Мы хорошо жили, пока играли. Но стоило уйти из клуба, закончить, как комфортная жизнь заканчивалась. С нынешней ситуацией не сравнить. Я даже не завидую, узнавая зарплату. А что должны были чувствовать ветераны «Спартака», узнавая о моей зарплате? Поколение Федора Черенкова, Вагиза Хидиятуллина вообще получало копейки. Судя по тому, что во многих клубах вас обманывали, цивилизации в российском футболе не добави-

ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО В ВЫШНЕМ ВОЛОЧКЕ НЕДАВНО ВОЙНА ЗАКОНЧИЛАСЬ. ТАМ ЕСТЬ ДВОРЫ, КОТОРЫЕ, КАЖЕТСЯ, НЕДАВНО РАЗБОМБИЛИ

Состояние я не заработал А как вы живете без денег? — Старые запасы, но они заканчиваются. Тяжело, конечно. Не теряете ли вы время? Можно было бы заняться чем-то другим. — Постоянно об этом думаю. Но я

же футболист прежде всего. И любовь к игре перевешивает все. С каждым годом все трудней находить стимул и мотивацию. Именно с последним все трудней и трудней. Если стимул еще можно для себя обозначить, то вот мотивации практически не осталось.

понимают они пока ничего. Могут спокойно загулять вечером, на всю ночь, например. Мне-то все время казалось, что молодые будут умней нас, грамотней. Но это не так. Впрочем, очень много ребят, которые идут к своей цели и не размениваются по пустякам. Эти-то понимают, что в футболе могут заработать. В отличие от меня. Вы разве не заработали? — Да никто из моего поколения больших состояний не сколотил. Вы играли в «Спартаке», а он был богатым по тем временам. В «Локомотиве» были хорошие преми-

лось? — Конечно, нет. А откуда она там возьмется? Кто приходит руководить футболом? Вот в «Балтику» пришел Александр Гвардис, а это же не бизнесмен, а бывший арбитр.

Говорили, что я получаю много травм Кстати, в «Балтике» от вас стали избавляться сразу, как пригласили. Интересный ход. — Меня приглашал один тренер, а

потом его убрали. И шансов проявить себя совершенно не давали. Я не обижаюсь, это обычная ситуация. Но вообще могли бы, конечно, дать шанс. Вместо шанса я получил обвине��ия в том, чего не делал. И чего вы не делали? — Сказали, дескать, я не держу своего слова. И прошу какие-то несусветные деньги. Но мы сразу же договорились об определенных условиях. Раз уж мы заговорили о слухах, то давайте на этом остановимся. Вот говорили, что вы выпить любите. — Ох, ничего себе. Вы знаете, я вообще первый раз об этом слышу. Говорят обычно о том, что я склонен к травмам. Склонны? — Да я за всю карьеру ни одной операции не сделал. И все-таки что насчет алкоголя? — Я вообще не пью. Вы на меня посмотрите, какой алкоголь-то? Да меня срубит минимальная доза. Мне от него очень плохо. Я признаюсь, последний раз попробовал алкоголь в отпуске, на море. И лучше бы этого не делал. Странно, что слухи появляются на ровном месте. — Наоборот, в этом нет ничего удивительного. Как только к тебе подходят с вопросом о деньгах, а ты не соглашаешься на худшие условия, то начинается конфликт с руководством. И этим людям не остается ничего, кроме как распускать слухи и небылицы. Начинаются звонки коллегам, типа, вы Бузникина не берите. Он травмы быстро получает или вот пьет. А вся проблема на поверхности – они не хотят платить. Им-то зачем это надо?

— Да просто чтобы я не нашел себе работу. И никто не удосуживается проверить, что со мной на самом деле, хотя все это делается элементарно. Вот взять слухи про мои травмы: они появились, когда я был в Ярославле. Но если взглянуть на статистику, то к тому моменту, когда начались проблемы с финансами, я сыграл чуть ли не больше всех в команде. Но никто же не проверяет. Это к вопросу о том, что в клубы приходят несерьезные люди. Они получают звонок, и у них в голове откладывается: травмы, пьет. Клоака у вас. — И по поводу этого не удивляюсь. Не буду же ездить по всем командам и говорить, что не верблюд. Если все вопросы про алкоголь можно снять, увидев вас, то с травмами и не проверишь. — Действующий футболист не может всю карьеру пройти без повреждений. И я в том числе. Но ничего серьезного не было. Наоборот, приходится выходить с незалеченными травмами. Тренеры же начинают напрягать врачей, чтобы непременно поставили игроков на ноги. И начинаются уколы, заморозки. К чему это приводит, может рассказать Мирослав Ромащенко. Он закончил в 26 лет. А вы выходили на поле с повреждением? — Было дело. Голеностоп болел, но все равно играл. Трудно было, играешь с оглядкой, но у тебя выхода другого нет. Остались люди, с которыми не будете никогда разговаривать? — Я ни на кого не злюсь. Прекрасно понимаю ситуацию. Так принято в российском футболе.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Я ВООБЩЕ НЕ ПЬЮ. ВЫ НА МЕНЯ ПОСМОТРИТЕ, КАКОЙ АЛКОГОЛЬ-ТО? ДА МЕНЯ СРУБИТ МИНИМАЛЬНАЯ ДОЗА Останусь в спорте Вы говорили, что много думаете о послефутбольной карьере. К чему склоняетесь? — Я так и не решил еще. Наверное, останусь в футболе, ведь всю жизнь этим занимался. Но вот в каком качестве — непонятно. Может быть, тренером. Придется начинать снизу, но что делать? Работать тренером во второй лиге ничуть не лучше, чем играть. — Главное, чтобы давали работать. Хотя обстановка там, понятно, не самая комфортная.

А почему бы вообще не сменить профиль? Один из хоккеистов «Динамо» успешно трудится в ФСБ. — А как сменить профиль? Вот взять ФСБ. Я что, к ним приду и скажу: возьмите меня на работу? Кроме того, надо понимать, чем ты занимаешься. Если я начну работать тренером, то представляю круг своих обязанностей. А чем я буду заниматься в ФСБ? Уйти в политику можно. — Опять же: с чего начинать? Выйду я сейчас из кафе и скажу, что я в политике? Тоже непонятно. Может быть, я бы сумел работать спор-

тивным функционером, но опять же нужны связи, требуется, чтобы тебя пригласили. Кто вас возьмет в органы управления, например, футболом. Слишком много знаете. — Вот-вот. Хотя там позарез нужны люди, которые бы понимали в футболе. А то перевели чемпионат на систему «осень — весна», а людей не спросили. Ладно, в премьер-лиге находят какие-то аргументы. А что делать клубам первого и второго дивизионов? Они крайне недовольны изменениями. В марте им просто негде играть, а летом, получается, будет перерыв.

Слава и светская жизнь Вас часто узнают? — Не так часто. Но я к этому спокойно отношусь. Для меня нет трагедии в том, что я вышел на улицу и меня никто не узнал. Наверное, в провинции раздаете по тысяче автографов? В какомнибудь Красноярске. — На матче в Красноярске на трибунах было человек двести. Было ужасно холодно. Играешь вот и думаешь: а зачем все это надо? В первой лиге вообще если поле нормальное — уже радость. Так что

в Красноярске ко мне особо и некому было подходить. Но вообще, согласен, в провинции узнают чаще. Светская жизнь мимо вас проходит? — Конечно. Нет, когда я играл в Москве, то часто посещал какие-то места. Но в последнее время я выступаю далеко от столицы, и мне не до этого. В ресторане Сычева были? — Нет, но меня туда никто не приглашал. А сеты Руслана Нигматуллина слышали? — Тоже не слышал. Я знаю, конечно, что он теперь диджей, но с его твор-

чеством не знаком. Удивлен? Да нет, не особо. Не прощу себе, если не спрошу про историю с Алиной Кабаевой. — А что за история? Как это! Вы после празднования гола показали майку с ее изображением, а она обиделась. — Обиделась? Не знал, не знал. Но мы с ней после этого общались, и мне она ничего не говорила. Ну, показал майку. Раньше мы с ней дружили, много общались. Сейчас — нет.


ИНТЕРВЬЮ

Василий Уткин

БОЛЬШОЙ

НАЧАЛЬНИК

Главный редактор «НТВ-Плюс» Василий Уткин — о русском мате, алкогольных пристрастиях, ангажированности, Путине, Медведеве, машинках для нарезания моркови и уникальном слове «взбзднуть», которому научил его отец.


ИНТЕРВЬЮ Ты вел митинг на проспекте Сахарова. Что-то удивило? — Ничего не удивило. Я согласился потому, что меня попросили, — а не потому, что мне было страшно интересно. Хоть и любопытно посмотреть на этих людей вблизи. Прежде я не был знаком с Навальным. Но не могу сказать, что у меня море впечатлений… Ходить на митинг нужно со стороны улицы. На сцене скучно. Был человек, которого встретить там совершенно не ожидал? — Не было. Меня ничего не шокировало. Было довольно весело — на сцене стояли люди, коекто из которых не в состоянии друг с другом разговаривать. При этом стоят на одном пятачке — как будто на разных концах Москвы. Все сосредоточены, собираются говорить, ничего не забыть… Но вокруг сцены было веселее. Много знакомых журналистов и всякой богемной публики. Неподалеку стоял Слава Хаит и все время мне орал, чтоб не забыл — у нас спектакль в 16:30. Поэтому ты и ушел раньше? — Да. Я сразу предупредил организаторов. Поначалу я вообще отказывался приходить на митинг из-за спектакля — но мне позвонил Немцов. Решили, что могу прийти на два часа. А ушел даже раньше. Почему? — Обнаружил, что у меня не работает телефон. Никому не мог дозвониться, а машину пришлось бы ловить долго. С Немцовым ты, судя по всему, говорил по телефону не первый раз. Ваши переговоры можно будет скоро прочитать? — Знакомы мы не близко. Но и не так,

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) чтобы совсем незнакомы. На этой неделе я специально отыскал телефон Бориса Немцова, сам ему набрал. Однажды Немцов вмешался своим звонком в процесс моей стрижки, например. Он тогда выдвигался в мэры города Сочи, а мы с Антоном Орехом в «Утреннем развороте» на «Эхе» сильно прошлись по некоторым его замечаниям… В отношении Олимпиады? — Ну да. Распил распилом, это одна тема. Есть другая. Немцов сообщил, что мы готовы провести Олимпиаду в разных городах. А это попросту запрещено Уставом Олимпийской хартии. Олимпиада должна быть компактным событием, иначе пропадает всякий смысл. О чем я и сообщил Немцову как человек, бывавший на Олимпиадах. Вот мы и разговаривали почти все то время, которое меня стригли. Это было забавно. Как познакомились? — Немцов — близкий товарищ моего близкого товарища. Как-то в очень узком кругу отмечали день рождения сына этого товарища и там встретились с Немцовым. Это из разряда «Москва — маленький город». Так ты ему недавно звонил сам — и что сказал? — Сказал: «Борис, хоть мы не очень близко знакомы, я тебе разрешаю как угодно хуесосить меня по телефону. Прошу только не клеветать и не распространять лживые сведения, а ругаться и смеяться — это как угодно». Я и в Facebook выложил пост — всем разрешаю. Довольно популярный был пост, кстати. Покойный главный тренер «Спартака» Владимир Федотов однажды сказал: когда в Тарасовке прохо-

дишь мимо стола с бразильцами, бьет отрицательная энергетика. На сцене во время митинга ты ничего похожего не почувствовал? — Честно говоря, я не очень понимаю эти слова и очень сожалею, что уже не могу спросить Владимира Григорьевича, что он имел в виду. А какая энергетика может быть на сцене? Она идет от зала. От толпы. По моим наблюдениям, на проспекте Сахарова собралось 100 тысяч человек. И какая после этого разница, кто рядом с тобой стоит? Смотришь-то ты вперед — и оттуда смотрят на тебя. Сейчас ты, опаздывая, прислал SMS: «Попал под Путина на Кутузовском»… А если бы Владимир Владимирович сейчас зашел сюда, подсел к нашему столику — отыскал бы ты для премьера три вопроса? — Я попросил бы его отсесть. Мне было бы неприятно его общество, и никаких вопросов к нему не��. Мне абсолютно все понятно про Путина. И к Медведеву никаких вопросов? — Абсолютно никаких. По некоторым наблюдениям, волна протестов пошла ровно с того момента, когда Путин с Медведевым осенью сообщили, что снова меняются местами. — Есть причины, и есть поводы. То, что ты говоришь, — это поводы. Для меня понятно: такая смена мест — событие не случайное. Оно предполагалось давно и именно в такой форме. Просто мы об этом узнали осенью. До этого можно было питать какие-то иллюзии. Но я их не питал. Серьезно? — Конечно. У меня есть хоть и идиотская, но вполне общественно-поли-

Я ПОПР ОС И Л БЫ П У Т ИН А О Т С Е С Т Ь . МНЕ БЫ ЛО БЫ НЕ ПРИЯ Т НО Е Г О ОБЩ Е С Т В О, И НИК А К И Х В ОПР ОС ОВ К НЕ М У НЕ Т. МНЕ А Б С О ЛЮ Т НО В С Е ПОНЯ Т НО ПР О П У Т ИН А .

тическая передача на «Эхе Москвы». Я давно говорил, что противоречия в этом дуэте мнимые. Путин с Медведевым — два разных человека. Допустим, у одного есть iPad — а у другого нет. А ему и не надо. Никого это, собственно, не волнует. У моего папы тоже есть iPad, а у мамы нет. Но они из-за этого не ссорятся. Вот и Путин с Медведевым играют на две руки. Что их противоречия мнимые, я знаю очень хорошо. Откуда? — У меня много знакомых в политической журналистике. Да и сам

я за ситуацией слежу. Как только кто-то другой пытался вбить клин между Путиным и Медведевым — человек сразу исчезал. Это же причина отставки Лужкова. Поплатился, причем моментально. И таких примеров много. Так что с Медведевым и Путиным мне все ясно. К тому же с Путиным у меня личные счеты. Однажды он приезжал на КВН, а я как раз судил. И что вы думаете? Со всеми членами жюри поздоровался за руку, а со мной нет. Почему? — Не знаю. Можно предположить,

что я далеко сидел. Но он не поздоровался. С тех пор я решил, что нахожусь в оппозиции. Недавно чудесное интервью сделал с тобой Юра Дудь. Тебе самому-то понравилось? — Не очень. Мне, конечно, нравится общаться с Юрой. Помню, первый раз давал ему интервью, когда он только начинал. Он с пятнадцати лет работал в «Известиях», уникальная в этом смысле карьера. Тот разговор был очень забавным. Юра явно стеснялся и как-то пытался себя завести. Сразу перешли на «ты» по его просьбе… К его судьбе я всегда с большим интересом относился. Хотел, чтоб у нас на «НТВ-Плюс» работал. Сейчас он больше приходящий комментатор — это совсем не то, что имелось в виду изначально. Впрочем, не важно, у него интересная работа. Так вот, в последнем интервью мне не понравилось одно противоречие.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Е С Т Ь ТА К ОЕ В ЫРА Ж Е НИЕ : « Н А О Д НОМ ПО ЛЕ С РАТ Ь НЕ С Я Д У ». Я О Д Н А Ж Д Ы В С Т Р Е Т И Л В ЛИ Т Е РАТ У Р Е ПО Э Т ОМ У ПОВ О Д У В О З РА Ж Е НИЕ : « А Ч Т О , С РАТ Ь – Э Т О К А К А Я -Т О ЧЕ С Т Ь , Ч Т О ЛИ ? » Какое? — Я сказал, что на визу мне ничего присылать не нужно. Я вообще никогда ничего не визирую, кроме каких-то частных случаев. Если б мы сейчас разговаривали о делах «НТВ-Плюс», я бы попросил этот текст прочитать. Так вот, Дудь сохранил все слова, которые я употреблял, — но почему-то на бумаге общались мы на «вы».

Это показалось странным. С одной стороны, свойский разговор — и вдруг «вы»… Есть в этом какое-то противоречие. Был вопрос, который ты ожидал услышать — но не услышал? — Нет. Я понимал, что придется пройтись по всем «неудобным» точкам жизни «НТВ-Плюс» за последний год. Замена Кирилла Де-

ментьева в «Футбольном клубе», отстранение от комментаторской работы Димы Савина, и прочее, и прочее. Я думал, он меня спросит про то, что мы что-то перестали показывать, — он не спросил. Ну и ладно. Кстати, о Дементьеве. Ты сравнил его выступление в одной из программ с матерным бюллетенем, который опубли-

ковали в журнале «Власть». Ты этого главного редактора осуждаешь? — Конечно. При этом ты же заводил толпу на митинге, скандируя «Выборы, выборы», и толпа тебе неплохо так матом отвечала. — Одну секундочку. Это было выступление на митинге. Но сто тысяч человек!

— Еще раз говорю, дело не в этом. Мы обсуждаем публикацию в общественно-политическом журнале. Я имел и имею опыт работы главным редактором — и могу сказать: это не журналистика. Это если мы с тобой сейчас пойдем на футбол и вместо анализа ситуации будем цитировать самые матерные высказывания болельщика ЦСКА о Леониде Слуцком, допустим. Это журналистика? Нет. Мы не отрицаем, что это существует. Но мы сами — какоето сито. Мы люди, которые собирают, фиксируют и анализируют. Что-то фиксируют, что-то — нет. Такая наша общественная миссия, журналистская. А митинг — это не журналистика. Значит, дело не в том, что ты поморщился от вида испорченного бюллетеня, а в том, что публикация не соответствует профессии. Я понял. — Да, абсолютно. Я считаю, что это просто непрофессионально. Слово «хуй» меня не раздражает. Если оно не в детском саду. Хотя если оно в саду на стене написано, то это забавно. Если вернуться к недавнему твоему интервью — там затронута была тема слухов, будто Смородская тебе приплачивает. — Такие слухи идут на протяжении всей моей жизни. Зачем мне на них обращать внимание? Это понятно, интереснее тему развить с другой стороны. Случалось, что хороший твой знакомый эти слухи вдруг начинал поддерживать? — Это очень широкий вопрос. Отвечу так: однажды поймал за руку

весьма известного человека, который у нас на конференции под псевдонимом писал обо мне гадости. При этом нахваливая себя. Его зовут Саша Кузмак. Однажды я уже рассказал об этом публично и сейчас могу повторить снова. Я даже выложил тогда последовательность его шагов. Как выяснил? — Я отмечал для себя этого человека. Этот ник редко писал на конференции, но было видно — очень злой. Чувствовалось, что кто-то из своих. Почему? — Опирался на внутреннюю информацию. А потом я совершенно случайно узнал, что это Кузмак. Что должно быть у человека в голове, чтобы такое делать? — Зависть. Комплексы. Это все очень распространено в нашей профессии, потому что наша профессия — амбиции. Смородская, провожая Алиева из «Локомотива», на прощание посоветовала больше читать. Что ты можешь посоветовать коллеге Кузмаку? — Ну что мне ему советовать… Он взрослый человек. Понимал, что делает. И сейчас наверняка делает что-то подобное. Он нехороший парень, вот и все. После какого интервью у тебя остался ужасный осадок? — Я очень редко делаю интервью. Давно перешел в разряд колумнистов, которые пишут из головы. Ну и репортажи. Какая-то неприязнь регулярно возникает в процессе личного общения. Но раз уж это личное общение — зачем я буду говорить?


ИНТЕРВЬЮ

Хорошо, спрошу так: много в нашем футболе людей, которым не подашь руки? — Есть такое выражение: «на одном поле срать не сяду». Я однажды встретил в литературе по этому поводу возражение: «а что, срать — это какая-то честь, что ли?». Наверное, есть такие, кому руки не подам, — но навскидку не скажу. Дмитрий Губерниев недавно рассказывал, что обожает смотреть «Футбольный клуб» года 97-го. Ты тоже пересматриваешь? — Целенаправленно — нет. Если нарвался, могу посмотреть. Какие мысли? — Только одна: «Черт, надо все-таки похудеть». Вспоминать, конечно, приятно. Как-то нарвался на «Футбольный клуб» со знаменитым материалом про Романцева. После «Кошице». Интересно было посмотреть. Время спустя ты, кажется, раскаялся, что сделал этот материал?

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

— Не совсем так. Не раскаялся — хотя я нынешний его не сделал бы. Очень максималистский материал, юношеский. Но это часть моей жизни — о которой не жалею. После я пытался найти пути компромисса. Мне было интересно общаться с Романцевым. Естественно, как руководитель программы, я должен был все сделать, чтоб мы общались. Материал после «Кошице» был для конкретного времени, это не позиция «навсегда». Это итог определенного периода, потом начался другой. Мы журналисты, не «Войну и мир» сочиняем… Помог, кажется, восстановить отношения с Романцевым Алексей Бурков. Выпили и помирились? — Да, было такое. Леша всегда общался с Романцевым. Не близко, но мог ему позвонить. По-моему, это какая-то семейная история, которая уходила в далекое прошлое. В результате Романцев приехал к нам на канал давать интервью, а потом мы сидели втроем и заме-

чательно болтали. Выпили весь запас виски, который был у Леши. Большой, кстати. Виктор Гусев недавно сказал, что для него ситуация «Малафеев — Губерниев» совершенно невозможна. Потому что таких слов у него нет ни в голове, ни на языке. А для тебя — возможна? — Витя на самом деле очень позитивный человек, это правда. Позитивный и достаточно искренний. А для меня эта ситуация возможна. Я человек достаточно острый на язык, в разговоре бываю несдержанным. За последние год-два есть слова, о которых после жалел? И произносить их не стоило? — Я человек вспыльчивый и отходчивый, поэтому часто жалею о своих словах. Но это касается не профессии, а жизни. Я очень много времени провожу на работе — и общаюсь там с людьми, которые меня хорошо знают. Поэтому проблем не возникает. Кроме того, для меня не проблема извиниться. Я знаю людей, которые устроены так странно, что физически не могут извиняться. Я точно не такой. Кто из знакомых за прошедший год для тебя открылся с новой стороны? — Новых знакомых у меня не появилось, кроме Ольги Юрьевны. С новым поколением футболистов я не очень близко знаком. Вот, вспомнил. Очень приятно, с каким достоинством мой друг Владик Радимов перенес свою опалу в «Зените». Его сделали крайним в известной истории. Явно или неявно, на словах достаточно корректно… Да и вообще достаточно корректно… Тем не менее он оказался лицом, ответственным за неправильную заявку. Хотя на самом деле все было гораздо сложнее. Я знаю Владика двадцать лет. Он тоже па-

рень вспыльчивый, горячий — при этом с большим достоинством делает то, что ему поручено. Было время, когда Радимов сел на лавку в «Зените», но карьеру еще не закончил. Мне казалось, тот Радимов для клуба — словно бомба. Но он мне ответил: «Эта бомба не взорвется никогда…» Ты его знаешь — нынешний Радимов тоже от резких шагов себя удержит? — Не знаю. Мы позавчера сидели дома у Димы Хохлова, у него был день рождения. Очень уютная компания. В очередной раз с удовольствием поймал себя на мысли, что не готов предсказывать поведение Радимова даже на минуту вперед. Это человек с очень богатой фантазией, невероятно острым умом. Влад был самой заметной фигурой вечера. Как-то я Андрея Червиченко спросил о самом странном человеке, встреченном в футболе. Он указал на кресло: «Вот здесь сидел папа Сычева». Самый странный человек, которого встретил ты? — Пожалуй, Первак. У него удивительное неврастеническое сочетание нежности к одним и ненависти к другим. При этом производит впечатление человека, который стену лбом прошибет. Но по темпераменту — абсолютный неврастеник. Феерия какая-то. Полная непредсказуемость? — Нет. Непредсказуемым я назвал Радимова, а Первака я назвал неврастеником. Почему сейчас его назвал — хотя очень мало с ним общался? Не знаю. Видимо, потому, что фамилия на слуху. На днях его дочка решила играть за Казахстан. Я подумал, что это семейное. Главное открытие в должности главного редактора телеканала? — Да, было неприятное открытие. В принципе, в моей жизни мало что из-

менилось. Я понимал, что рано или поздно это назначение произойдет. Это была идея Анны Владимировны Дмитриевой. До этого я рассматривал возможность перехода на ВГТРК — и сказал Диме Медникову, что вся эта история для меня возможна, только если мы играем в открытую. Меня что-то не устраивало на «НТВ-Плюс», я об этом говорил неоднократно. Переговоры с ВГТРК не собирался держать в тайне. Ситуация была подвешенная. И в один из таких дней я был в гостях на даче у Мити Чуковского. Там же оказалась его мама, Анна Владимировна. В Переделкине? — Нет, это у Корнея Ивановича Чуковского дача в Переделкине, а у Мити Чуковского дача с другой стороны Москвы. Замечательный дом для «своей большой итальянской семьи», как он говорит. И вот мы сидели под липами, чтото приготовили, ели, и вдруг Анна Владимировна говорит: «Я решила — мне пора уйти в сторону. Это решит все вопросы, даст вам возможность управлять каналом так, как считаете нужным. Я об этом уже сказала Самохину». Первая реакция? — Желание ее от этого шага удержать. Потом я понял, что это продуманное решение. Мы долго в тот же вечер разговаривали обо всем этом с Митей. Он сказал — все это конфигурация, люди остаются. Так, собственно, и произошло. Но вот подумайте: я долго находился в коллективе — и тут получил должность, которая заставляет заниматься всем. В том числе зарплатами. День, когда я узнал, кто сколько получает, стал потрясением. Было и другое потрясение. За три месяца столкнулся с несколькими личностными вспышками ненависти. По отношению ко мне лично. Удивился?

— Сейчас понимаю — наверное, мы так все устроены. Однажды случайно оказался в одной компании с коллегой. У нас ровные отношения, не друзья. И вдруг его, что называется, понесло. Наружу вырвались все обиды, записанные в какую-то незримую тетрадь. В том числе те, которые не могли происходить при моем начальственном участии. Как отреагировал? — Меня это погрузило на две недели в состояние глубочайшей депрессии. И таких историй было три. Все немножечко разные. Я заехал в гости к родителям, рассказал обо всем папе. Спросил — как быть? И он ответил: «Я тоже в один момент превратился из старшего научного сотрудника в замдиректора по науке. И все было точь-в-точь. Так устроены люди. Прошло время — и все успокоилось…» Мы люди одного поколения. Кто-то, наверное, думал, что сам получит это место. У кого-то накопилось — и захотелось швырнуть все это в лицо. У меня такой слабости нет. Хватает других. Например? — Да масса! Я вспыльчивый. Если обнародовать мои телефонные разговоры — наверное, это кого-то заденет. Но никого не подставит, это я точно могу сказать. Конференция. Каждый день по 40– 50 вопросов. Какой-то отложился в памяти? — Меня попросили рассказать, как знакомлюсь с женщинами противоположного пола. Каким был ответ? — На сам вопрос я отвечать не стал. Просто сказал, что это лучший вопрос за многие годы. В позапрошлом году было отличное послание. Человек написал: «Василий, признайтесь, вам ведь платят за ваши статейки».


ИНТЕРВЬЮ Давай о другом. В какие моменты особенно не хватает Маслаченко? — Мы не были близкими друзьями… Сейчас меня преследует одна картина. Это странное ощущение — ты дома краем глаза видишь, что твой кот сидит. И вдруг его нет. Все время сидел — а сейчас нет. После смерти Маслаченко мне несколько раз казалось, что вот сейчас, вечером, он выйдет из-за угла и пойдет по коридору. Он на свой матч, а я на свой. В последнее время мы виделись мало, а по телефону за всю жизнь разговаривали раза три. С Никитичем разговаривать по телефону было невозможно. Почему? — Во-первых, он плохо слышал. Во-вторых, больше был озабочен тем, что он сам говорит. Знакомый в моем присутствии мучительно с Владимиром Никитичем говорил — а потом обернулся ко мне: «Знаете, Вася, что в этом самое неудобное? Вот он сказал «да», а я не знаю, ответ ли это на то, что я ему сказал, или на то, что он услышал…» С Маслаченко надо было разговаривать лично. Это была совсем другая история. Вот я сейчас назвал эту фамилию. В каких обстоятельствах Маслаченко тебе вспомнился? — Сидит в комнате, что-то рассматривает в компьютере. Маслаченко называл интернет амбарной книгой. Кто-то его научил пользоваться трекерами, и он в последнее время накачал себе огромное количество французских фильмов, джаза всякого. Как человек с художественным вкусом — какой бы ты памятник поставил на его могиле?

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) — Это сложный вопрос. Какое-то время мы об этом думали. Была идея предложить какую-то скульптуру. Фокус в том, что Маслаченко лежит бок о бок с Евгением Майоровым. Мы размышляли — не сделать ли какой-то композиционный памятник? Но история затянулась, и родственники сами решили все вопросы. Маслаченко с Майоровым были друзьями? — У них рядом дачи. Они были добрыми приятелями. Скажи им кто при жизни о композиционном памятнике… — При жизни они не думали о памятниках — оба были большими жизнелюбами. У Евгения Александровича юморок мрачный. Знал цену хорошей черной шутке. За последнее время слышал странную похвалу? — Мне всегда странно, когда говорят что-то типа «лучшие комментаторы — вы и Петров». При этом меня с Петровым ничто не роднит. И вообще мне не нравится, как он работает. Евгений Евтушенко мне когдато говорил, что Уткин — его любимый комментатор. А тебе чья похвала запомнилась? — Бориса Ельцина. Однако. — Мы с ним однажды встретились, не поверишь, в Доме книги. Он уже не был президентом. Постояли, поговорили минут десять. О чем? — Он же был зрителем нашим. Как-то раз даже в эфир позвонил на теннисный канал. Я в деталях эту историю не помню, но он постоянно нас смотрел. В основном — теннис. Не помню, о чем го-

ворили, — но факт общения с Ельциным мне был интересен. Рядом был охранник, люди останавливались, кто-то просил расписаться… Встретились два человека, которые не знакомы — но тем не менее отлично известны друг другу. Это сняло все барьеры. А кто к кому подошел-то? — Мы столкнулись буквально на углу. Было в последнее время на других каналах что-то, о чем подумалось: «Хорошо бы и нам такое»? — Я постоянно об этом думаю. Такого много. Например, очень хочу, чтоб у нас работал комментатор Курдюков с «Евроспорта». Я знаю его позицию — этим вопросом занималась еще Анна Владимировна. Сам я пока не придумал, как с Курдюковым поговорить.

кликни на цифру

ПОС ЛЕ СМЕР ТИ МАС ЛАЧЕНКО МНЕ НЕСКОЛЬКО РА З К А ЗА ЛОСЬ, ЧТО ВОТ СЕЙЧАС, ВЕЧЕРОМ, ОН ВЫЙДЕ Т ИЗ-ЗА УГЛА И ПОЙДЕ Т ПО КОРИДОРУ. ОН НА СВОЙ МАТ Ч, А Я НА СВОЙ Недавно Сергей Доренко мне сказал: «Смотрю какие-то передачи, которые должны быть смешными, но испытываю лишь чувство неловкости». У тебя от каких спортивных передач чувство неловкости? — От передачи «Удар головой». Поэтому я ее и не смотрю. А «90х60х90»? — Об этом я говорить не хочу — там работают близкие мне люди. Я всегда имею возможность сказать им это в личной беседе. Думаю, моя оценка могла бы их ра-

нить. Мне не очень нравится эта передача… Вообще ситуация примитивная. То есть? — Катя Кирильчева работала у нас до самого последнего момента, а Маша Командная трудилась некоторое время. Я прекрасно знал об их амбициях. Прошлой зимой рассматривали вопрос о том, чтоб сделать с их участием разговорную передачу. Но не сложилось. Я считаю, в том числе и потому, что это не для нас. Нам это не нужно. Катя и Маша сделали программу на дру-

гом канале. Сделали так, как хотели. Это жизнь. Как при создании семьи — тот понравился больше, вышла за него. Ну, не очень-то и хотелось. Им ты можешь сказать напрямую. А Игорю Порошину, создателю «Удара головой»? — С Порошиным я давно не общаюсь. Это личная история. Я с большим удовольствием читаю его материалы. Просто лично с ним не общаюсь — это же разные вещи. Но не могу понять, как люди делают программу, которую сами смо-

треть не стали бы. Зато Шадрина — какая красивая. — Красивая. И что? Иногда этого достаточно. — Кому-то достаточно, наверное. Но не могу понять, как этого может быть достаточно Порошину, в частности. Мне неловко, что мы столько говорим об Игоре, но начал это не я. Всем коллегам желаю удачи — а в данном случае высказываю свои предпочтения. Дело во мне, а не в передаче «Удар головой». Вот ведущий Никита мне нравится.


ИНТЕРВЬЮ Он бы работал у тебя на канале? — Я бы этого хотел. В недавнем интервью ты сообщил, что оброс странными холостяцкими привычками. Какими же? — У меня давно не была в гостях мама. Если б она внезапно пришла — наверное, меня бы убила. Такой беспорядок? — Да. Я могу целый день не выходить из дома — только потому, что хочу помолчать. У меня очень жесткое чувство юмора. И поскольку уже давно живу один, наверное, не сразу пойму, что с близким человеком нужно вести себя иначе. Подолгу не выходить из дома — это холостяцкая привычка? — Холостяцкая привычка — желание побыть одному. Тебя не пугает, что в такую жизнь все сложнее и сложнее вписать кого-то? — Разумеется. Я это и имел в виду. Но нет ничего невозможного в том, чтоб измениться. Ты сказал, что у Черданцева большой повод задуматься, почему его комментаторский рейтинг падает. У тебя есть ответ — почему? — Нет. По крайней мере, нет такого, которым я мог бы поделиться. Да я и не считаю, что голосование зрителей по рейтингу является универсальным критерием. В интервью я говорил немного о другом. О чем? — У нас на канале есть люди, которые этим голосованием живо интересуются. И есть такие, которые им не интересуются с некоторой показательностью. А мне кажется, интересоваться надо. Хорошо, спрошу так. У тебя есть ощущение, что Черданцев как

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

комментатор становится хуже? — Я бы не хотел об этом говорить. Кроме Белоголовцева и Курдюкова есть на других каналах журналисты, которых бы очень хотелось видеть у себя? — Есть. С одним таким я уже договорился. Пока не могу объявить. Не Стогниенко? — Нет, конечно. Зачем Володе работать на нашем канале? Кто поедет, будучи первым парнем в одном городе, в другой просто ради интереса? Я его звал — но у Вовы своя голова на плечах. Я с ним все разговоры, которые могли быть по этому поводу, провел не раз. Мы мило общались, обсуждали профессию — но Стогниенко в конце концов принял решение, что ему там хорошо. Когда общались на эту тему в последний раз? — В 2009 году. А в полной мере он оформился как комментатор, по-

ментаторы? — Не скажу. У меня пункт в договоре — не имею права говорить. Интересно, каким был бы сегодня «НТВ-Плюс», если бы вы с Розановым приняли предложение Медникова в свое время и покинули канал? — На этот случай есть иллюстрация из моего любимого Шолом-Алейхема. Семья переезжает в Америку. Один восторженный персонаж очень ждет, когда они туда приедут. Другой — пессимистический. Так вот, первый предлагает тост за Колумба, если я не ошибаюсь. Он его называет Колумбус. Говорит: «Что бы с нами было, если бы Колумбус не открыл Америку?» А пессимист отвечает: «Другой открыл бы». Точно так же и здесь. Вряд ли произошло бы что-то фатальное. жалуй, по окончании чемпиона- Допустим, ты оказался бы та мира 2010 года. Реально стал на ВГТРК. Допустим, с тобой главной звездой канала. Не хочу за- за компанию туда же перешел бы деть Володю, но, мне кажется, ему Юрий Розанов. Каналу под таких на «НТВ-Плюс» было бы очень труд- комментаторов пришлось бы покупать права на трансляции? но работать. — К комментаторству это вообще Почему? — Он ведь только комментатор. не имеет никакого отношения. СнаПрактически не пишет, редко вы- чала чемпионат — потом комментаступает с мнениями. Это все легко тор. Одно решение стоит несколько преодолевается — но данность та- миллионов долларов — как правило, кая. Будем считать, это одна из тех на три года. Другое стоит нескольпривычек, которые параллельны ко меньше. моим холостяцким. Они не являют- Последняя встреча с гением ся непреодолимым препятствием, в твоей жизни? — Я, честно говоря, в тупике. Ты мено об этом стоит думать. Кого из журналистов взял бы сра- ня сейчас расстроил — я, оказывается, никогда не встречался с гениями. зу, не раздумывая? — У меня был разговор с Ромой Тру- Если говорить формально, то 19 дешечкиным, когда я стал главным ре- кабря на премьере фильма «О чем дактором. У нас была коммента- еще говорят мужчины» я снова столторская вакансия. Но Рома принял кнулся с Михал Михалычем Жванецким. На данный момент это моя порешение остаться. Сколько у вас зарабатывают ком- следняя встреча с гением.

Вы знакомы? — Да. Не близко, но хорошо. Его не хватало на митинге. — Думаю, это не совсем его формат. Он пожилой человек, в этом году сильно болел. Будем считать, я таким образом желаю ему здоровья. Мы с ним родились в один день. Кстати, вспомнил историю про нелепый вопрос. Однажды пришла девушка из какого-то журнала — видно было, что готовилась. Придумала фантастический вопрос: «Василий, а вы знаете, что Владимир Святославович Синявский, первый наш великий комментатор, умер в 72-м году?» Знаю, ответил я. «А вам не приходило в голову, что именно в вас вселилась его душа?» Ответил: насколько я помню, Владимир Святославович умер в конце августа или начале сентября. А я родился в марте. Значит, полгода был без души, что ли? Сразу вспоминается история про то, что в Анну Дмитриеву вселилась душа Булгакова. — Эта история вообще каноническая, она живет на основании реального факта. Булгаков дружил с ее мамой — и незадолго до кончины сказал: «Я скоро умру, а душа моя вселится в ребенка, которого ты ждешь». Все это рассказывается с юмором — но при этом ко мне два раза в год подходят люди из программы Андрея Малахова: «Вась, может, все-таки уговоришь Анну Владимировну прийти к нам на программу и поговорить про душу Булгакова?» На тебя несколько лет назад покушались. Главный урок из той ситуации? — Да не было урока. Я до сих пор не знаю, кто на меня покушался. Одно время ходил с охраной, довольно

долго оборачивался на улице, пропускал вперед каких-то прохожих. Только недавно от этого избавился. Нельзя недооценивать количество сумасшедших? — Я не знаю, как оценить количество сумасшедших. Ни как оценить, ни как недооценить. Помнишь момент, когда почувствовал — твое слово из телевизора что-то значит? — Было время, когда журналистская работа подразумевала мнение всегда и во всем. Я два года отработал во «Взгляде», где все только этим и занимались. И я начал. Когда меня начали узнавать, я этим забавлялся, словно ребенок. Было время, когда я не мог ездить в метро. Прекрасно знал: если спускаюсь в метро, допустим, на «Варшавской», а в это время где-то в Свиблове начинает движение в сторону центра единственный в метрополитене пьяный человек, мы точно встретимся в центре на пересадке. И он заговорит со мной о футболе. Разговоры с пьяными о футболе — это крест? — Еще с таксистами. Когда у меня не было своей машины, каждый третий таксист начинал говорить о футболе. И обязательно просил кому-то передать, что он мудак. Кому передавали особенно часто? — Как правило, Романцеву. «Конечно-конечно», — отвечал я. Но не передал ни разу. Только представлял: вот появляюсь я в Тарасовке. Подхожу к Романцеву со словами: «Олег Иваныч, меня тут один человек на желтых «Жигулях», не знаю фамилию, просил передать, что вы мудак…» Этого я делать не собирался. Хотя сейчас получается, что всетаки передал…


Какими эпизодами наполнена твоя дружба с Германом Ткаченко? — Мы год не разговаривали — вот только летом помирились. Какаято патологически глупая история. Слово за слово, и разругались. Мы и с Радимовым месяцев пять не разговаривали. А в остальном все было довольно мирно. Знаю, что всегда смогу помириться. Меня этому научил другой близкий друг — Дмитрий Иванов, бывший руководитель

Я В О ОБ Щ Е К РА ЙНЕ Р Е Д К О М У Ч А Ю С Ь ПО Х МЕ ЛЬ Е М — Д А Ж Е НЕ МОГ У В С ПОМНИ Т Ь , Ч Т ОБ ТА К ОЕ Б Ы ЛО . А Е С ЛИ И С Л У Ч А Е Т С Я — Д О С ТАТ О ЧНО ТА Б ЛЕ Т К И «Взгляд» ты вовремя вспомнил. Дмитрий Захаров перешел туда с Иновещания и был поражен беззаботностью и нетребовательностью. Чем телевидение поразило поначалу тебя? — Простотой и краткостью пути. ??? — Позавчера я сидел дома и смотрел программу «Взгляд». А сегодня меня взяли туда на работу. Уже сижу и собеседуюсь с Александром Любимовым. Вот так. Когда это перестало казаться сказкой? — До сих пор кажется. С Любимовым работать комфортно? — Любимов – мое большое разочарование. Я прежде как зритель его выделял. А потом познакомился поближе – и сегодня, пожалуй, мне было бы неприятно с ним встретиться. Любимов представляет со-

бой тип личности, довольно редко встречающийся в жизни – зато появляющийся в каждом романе Достоевского. Он абсолютнейший Ставрогин. На тысячу процентов. Что называется, «был бы ты хладен или горяч, но ты тепел». Он поэтому и не работает сейчас активно в качестве какого-то экранного деятеля. Он не сможет. Я не верю, что он насилует девочек, конечно... Ставрогин же вешается в конце. Как-то сложно Любимова представить в такой ситуации. — Это романическая концовка. Роман должен же чем-то заканчиваться. Я желаю ему всяческого здравия, но с трудом себе представляю, чтобы мне захотелось с Александром Михайловичем поработать. Евгений Рейн говорил: «Мы с Бродским никогда не ссорились, не считая того, что однажды подрались из-за женщины».

«Динамо». Дима вообще человек, обладающий удивительной ясностью ума. Общие близкие друзья с ним регулярно советуются в сложных ситуациях. Дмитрий умеет разговаривать спокойно. Меня не было на последней свадьбе Радимова — а Дима оттуда вернулся: «Я думал, ты приедешь». Я ответил — ты же знаешь, мы в ссоре. «Вот приехал бы — и ссора закончилась». Разумно. — Я тогда спросил его — что посоветует? Иванов сказал простые слова: «Ты знаешь, мы все уже не очень молодые люди. Новые близкие друзья появляются редко. Поэтому имеет смысл не терять старых». Я тут же набил SMS Радимову — и спустя секунду получил ответ: «Сам собирался тебе позвонить». Я могу поругаться, но друзья — это лучшее, что есть в жизни.


ИНТЕРВЬЮ На тебя как на комментатора были странные обиды? — Регулярно. Предсказать это невозможно. Люди регулярно обижаются, когда говорят «на Украине». Уверены — надо говорить «в Украине». Ты им подыгрываешь? — Я очень люблю бесить людей, которые цепляются к мелочам. Под настроение. Ты когда-то предсказал Карпину большое тренерское будущее. — Большого тренерского настоящего у него нет. Пока что это только разговор о будущем. Но Карпин вырос — и я этому очень рад. Кому-то из сегодняшних игроков готов предсказать тренерское будущее? — Хохлов уже стал тренером. Но по нему это было видно давно. Какое будущее у Широкова, например? — Может, будет премьер-министром. Почему нет? А Вадик Евсеев? — Он же собирался быть мэром Мытищ? Евсеев достаточно давно вне моего поля зрения. Могу сказать, почему я так думал про Карпина. Это достаточно умопостигаемая формула. Тренерами часто становятся те, кто не смог себя реализовать в футболе, кому не дано было. Кому было дано понимать — но не дано играть. Всем же известно, что Романцев был самым деревянным игроком в «Спартаке» своего времени. Олег Иванович это понимал, но сделать ничего не мог. Он с этим жил. Но он был творческим человеком. И Карпин в молодости был человеком, про которого любой мог сказать: «пирожок ни с чем». Карпин объехал несколько команд — и заставил себя стать игроком. Вы-

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) тащил буквально за волосы. Стал футболистом, которого в Испании признали за своего. При этом еще и личность, конечно. Как-то Михаил Шац сказал, что лишь раз встречал футболиста без чувства юмора — Горлуковича. Ты кого-то назовешь? — Я не понимаю, почему нужно различать футболистов и нефутболистов. Регулярно встречаю людей без чувства юмора. Важно, чтобы у человека было понимание, что чувство юмора отсутствует, — тогда с ним еще можно иметь дело. Тебе никогда не становилось скучно в профессии? — Постоянно становится. Для этого существуют выходные. Или встречи с потешными людьми. С Бышовцем общался? — Мы считались приятелями, был у него дома как-то раз. Без ложной скромности могу сказать, что я сыграл серьезную роль в его назначении тренером сборной в 98-м году. Сразу после назначения я позвонил и спросил, когда он сможет приехать к нам на прямой эфир. А Бышовец вдруг отказался. Сказал, его глаза не выносят телевизионного света. Сейчас оно особенно заметно. — Ладно, думаю, Господь с ним. У каждого свои странности. Взял камеру и поехал в Питер брать интервью. Было лето, как раз в России отдыхал Радим. Бышовец с ним встречался. А с тобой? — Со мной тоже. Я выхожу с интервью — и вижу пропущенный звонок от Владика. Набрал ему, рассказал — так и так, только что от Бышовца. Радимов рассмеялся: «Он тебе на лес показывал? Спра-

шивал, что видишь?» Все в точку. Вот и меня, говорит, спрашивал. А там тренировочное поле, забор и лес за ним. Анатолий Федорович где-то то ли вычитал, то ли придумал философский образ — один человек увидит поле, другой забор, а третий видит лес. Этот вопрос он тогда задавал каждому. И я некоторых заранее предупреждал, чтобы отвечали «лес»… Венедиктов как-то сказал, что Тина Канделаки — лучший интервьюер страны. Кто лучший в спорте? — Я не очень понимаю, зачем выделять спорт. Для меня лучший — Игорь Свинаренко. Ему много рассказывают. Потому что и он много рассказывает. Откровенность — это своего рода товарный обмен. Тебе не кажутся некоторые его интервью черновиками? — Дело в том, что черновик — это тоже прием. У нормального журналиста много приемов, как у режиссера. Для кого-то дрожащая телевизионная картинка — брак. А для другого — синоним достоверности. Так же и эффект черновика. Как тебе нынешний конфликт Тины с Шацем? — Есть украинское выражение — Тина, по-моему, с глузду съехала. Понятно, на чьей ты стороне. — Какая тут может быть сторона? Тина не может себя найти, она выпала из мейнстрима. Для нее это все равно, что для алкоголика перестать пить. Вот она ищет. Она тебе симпатична? — Я не испытываю к ней особенной симпатии, но она мне не антипатична. Милая девушка, очень любезная. За последнее время у тебя были безумные поступки?

— Разве вчера я не безумный поступок совершил? Взял и провел митинг оппозиции. Нормальный поступок. — А кто-то воспримет как безумный. Я, например. Кирсан Илюмжинов дарил друзьям «Роллс-Ройсы». Самые удивительные подарки в твоей жизни? — Много было удивительных. Летом прошлого года, когда шел чемпионат мира, я решил, что должен оставить «Футбольный клуб». По ряду причин. Поскольку по времени это совпало с приглашением «России», многие и сегодня думают, что это взаимосвязано. Это не так? — Не так. Я обсуждал решение с ребятами, которые находились в ЮАР. Это мои самые близкие люди, ближайшие товарищи. Брать на себя программу предстояло им. Ситуация довольно личная, даже интимная. Так что за подарок? — Ребята спросили — что привезти из ЮАР? Бутылку вина они тогда уже купили. Я ответил: что угодно, только не вувузелу, она мне вряд ли пригодится. Так они привезли вещь, которая называется макарапа. Берется строительная каска, из нее вырезаются и отгибаются в разные стороны лепестки. Что-то выжжено, написано. Ребят было четверо, с огромным количеством телевизионного оборудования, а эту макарапу ни в какой чемодан не засунешь. Так она была еще именная! Как это? — На ней мое имя написано порусски. Человек расписывал на заказ. Стоит у меня дома на видном месте. Однажды я в ней передачу

проведу. Недавно пересматривал «Дворы нашего детства» Габриловича — не мог оторваться. У тебя такой фильм был? — Я очень внимательный зритель. Если начну что-то смотреть — до конца. Недавно смотрел мультфильм «Иллюзионист». Того же автора, что снял «Трио из Бельвилля». Кстати, «Трио» мне не очень понравилось. А здесь — настолько трогательная история, не мог оторваться! Я вообще очень сентиментальный человек… Если б тебе предложили написать о ком угодно в серию ЖЗЛ — на ком остановился бы? — Тут вся суть предложения в том, о ком предложат. Но мне трудно написать книгу. Ради нее придется оставить свою работу и на чтото жить. Я человек с долгами и зарабатываю довольно прилично, книги столько не приносят. Откуда долги? — Я купил загородный дом. Живут там в основном родители. За последнее время — самое интересное предложение о работе, не считая ВГТРК? — Сейчас я практически закончил съемки в качестве ведущего в проекте «История российского юмора». 20-серийный документальный фильм для СТС. Его делает компания известного продюсера и режиссера Сергея Кальварского. Так вот, Кальварский по ходу съемок сделал мне радикальнейшее предложение. Сейчас рассказать о нем не могу — потому что не знаю, в какой стадии находится проект. Боюсь разгласить идею. Ты согласился? — Побоялся.

Большинство комментаторов пришли на «НТВ-Плюс» с улицы? — Почти все. Чем занимались до этого? — Юра Черданцев возил туристов в Италию. У него идеальный итальянский язык. На туринской Олимпиаде мы были вместе — итальянцы не верили, что он из России. У него бабушка написала все имевшиеся на тот момент учебники итальянского языка. Чем занимался Розанов, я уже не помню. По-моему, у него была небольшая компания, занимавшаяся чем-то строительным. Насколько помню, совместно с братом делали теплые полы или что-то в этом роде. Миша Поленов был официантом. Вот это поворот. — Он закончил истфак, но в тот момент работал именно официантом. Журавель пришел к нам студентом. Андронов уже был журналистом. У Шмурнова математическое образование, но к нам он пришел из еженедельника «Футбол». Чем занимался Мельников, я не знаю. У него нормальная жизнь советского хиппи — занимался всем, чем попало. Казанский работал на липецком телевидении. Олег Пирожко�� по образованию психолог, и работа у него была связана с психологией — помимо всего этого он писал в Ярославле что-то на хоккейные и футбольные темы. Дима Савин телевизионный работник, монтажер. Генич из футболистов. Кстати, удивительная история. Пришел к нам на программу один футболист и говорит: «У меня один товарищ недавно закончил, хотел бы у вас работать». Это единственная подобная история за все существование канала. Никогда и никто больше так не приходил.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

люди без диплома. — Диплом — что он дает? Я же не специально без него остался. Так вышло. Как вышло? — Я чисто формально не получил диплом — не сдал последнюю сессию и не защитился. Хоть отучился пять курсов филологического факультета в Ленинском. В какой-то момент задумывался, не взять ли академический отпуск. Это было связано с проблемой армии. Написал заявление об академическом отпуске — и не вернулся… Заявление лежит до сих пор? — Не думаю, что такие бумажки хранятся вечно. Самые заштампованные корреспонденты вышли с журфака МГУ. Исключения редки. — У меня наблюдение другое: сколько к нам приходило людей с журфака — они ничего не уме-

просто глубоко провинциальные. — Я не говорил, что они неплохие. Нельзя сказать, что они прям все неплохие. Сказал, что они порой настолько агрессивно себя ведут в отношении публикаций потому, что пресса говорит на языке столицы, а они — на языке провинциалов. Что в твоем понимании глубокий провинциал? — Раньше люди приезжали в Москву и с интересом спускались в метро, например. У них же нет метро. Люди из провинции не понимают, как можно жить на такой скорости. Не понимают, как можно не есть дома, как можно быть настолько свободным в выражениях. Они живут по-другому. Люди из «Анжи» такие же? — «Анжи» – столичный клуб. Если б Хиддинк оказался там –

раз взял команду, когда она уже туда вышла. Мы его знаем по десятку матчей. Милутинович мне дорог лишь как персонаж юности. У нас в этом же номере вышло интервью с Семиным. Ты в этом году довольно жестко об этом человеке высказался. Так вот, он говорит, что заранее знал про заметку, которую ты напишешь по итогам его интервью «Спорт-Экспрессу». И даже поспорил с кем-то и выиграл бутылку вина. — А еще он наверняка сказал, что моя точка зрения ангажированная. Видимо, Семин очень любит вино – если свою репутацию обменивает на бутылку. Ну давай я поспорю с тобой, что сейчас насру посреди «Жан-Жака» и завтра об этом напишет газета «Жизнь», – будет это считаться свидетельством моей прозорливости? Работая на те-

В О ЧЕ Р Е Д НОЙ РА З С УД ОВ О ЛЬ С Т В ИЕ М ПОЙМ А Л С Е Б Я Н А МЫС ЛИ , Ч Т О НЕ Г О Т ОВ ПР Е Д С К А ЗЫВ АТ Ь ПОВ Е Д Е НИЕ РА Д ИМОВ А Д А Ж Е Н А МИН У Т У В ПЕ Р Е Д

Жванецкий очень интересно фантазировал, чем бы он занимался, если бы не приехал в Москву. А если б ты не дошел до телевидения? — Я в этом отношении фаталист. Никогда не принимал никаких

карьерных решений. Случайно встретился со знакомой попить кофе — а она работала журналисткой в ВИДе, занималась молодежным проектом. Что называется, слово за слово… Время спустя решили нашей компанией, что уходим

из «Взгляда» и надо бы где-то работать. Так из безработных попал на «НТВ-Плюс Спорт». 94-й год. Оказалось, моего образования более чем достаточно, чтобы делать что-то серьезное. При том что и ты, и Розанов —

ли. Всему приходилось учиться заново. Журналистике учат в редакции, а не на журфаке. А образование, которое дает журфак, — облегченное филологическое. Ты как-то набил заметку эсэмэсками — торопясь в аэропорт. — Такой случай был — но ее потом дописывали. Невозможно понять, какой объем ты уже написал. Недавно ты сказал, что люди из «Терека» — неплохие ребята,

самим фактом прихода открылся бы для тебя с новой стороны? — Нет. Нормальная денежная авантюра – что Хиддинк всегда и делал. Цивилизованный вариант Милутиновича? — Милутинович – дутая фигура. Он руководил командами на четырех чемпионатах мира – но лишь одну лично вывел на чемпионат. Два раза тренировал хозяев и один

левидении, я понимаю, что гипотетически ангажированным может быть даже прогноз погоды. Но мы оцениваем его не по тому, ангажирован он или нет, а по тому, совпадает ли он со случившимся. Какая мне разница, что двигало человеком, который написал интересную мне книгу? Тебе вот, например, интересно, что Дюма собирался заработать себе на жизнь, сочиняя «Трех мушкетеров»?


ИНТЕРВЬЮ

Если я интересуюсь историей литературы – да. — Да. А вообще это не важно. Если я читаю человека — знаю, что он с кем-то дружит. Может, даже от кого-то получает деньги. Но я буду это читать, если мне кажется интересным, важным и логичным. Какие люди всегда ангажированы? Тренеры. Фактом своей причастности к клубу.

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

И что, их перестают слушать? Последний поступок, за который тебе было неловко? — Вчера извинялся перед девушкой, в присутствии которой при прошлой нашей встрече позволил себе опьянеть. Стоило извиняться? — По-моему, стоило. Всегда лучше извиниться, чем не извиниться. Последний твой внутренний

конфликт? — Вот к тебе на встречу опоздал. На 20 минут меня задержал кортеж премьер-министра. Или президента, я уж не знаю. До этого смотрел на часы и думал: интересно, успею еще вот это написать в Facebook? Написал — и в итоге опоздал. Это был внутренний конфликт. Если бы ты сейчас не давал ин-

тервью — чем бы занимался? — Ужинал. Расскажи про свою кухню. — Из меня, конечно, кулинар тот еще. Есть рассказ «Дилетант на кухне». Я могу приготовить по рецепту — немножко понимаю, как ведут себя продукты. Но я не владею нормальными поварскими техниками и сам еду придумать не в состоянии.

Если приглашаешь друзей — сам стол накрыть в состоянии? — Накрывал недавно — мы отмечали премьеру «Репортеров» у меня дома. Это была холостяцкая компания, мы сидели поздно вечером, и готовил я. Как-то заезжал в гости Владик Радимов — для него делал провансальскую картошку… Это как? — Нужна либо мелкая картошка, либо придется резать большую. Растительное масло и сильный огонь. Обжариваем. В какой-то момент нужно туда набросать большое количество зубчиков чеснока, прямо в коже. Параллельно в другой кастрюльке надо растопить сливочное масло, бросить в него щепотку шафрана, чтобы настоялось, а в последний момент грубо нарезать петрушки. Когда картошка с чесноком готовы, ты их ссыпаешь в кастрюлю. Некоторые любят, чтобы она там немного поколобродила. Подаешь на стол. Получается очень вкусно. Времени не жалко? — Я готовлю только под настроение. Я не испытываю проблем, где поесть. Уже несколько лет встречаем Новый год с друзьями и коллегами у меня на даче. И я всегда готовлю. Я, как дилетант, люблю всякие кухонные гаджеты. У меня очень много приспособлений, которыми ни разу не пользовался. В 2010 году у нас был классный гид в Милане. Итальянец, который учился русскому языку и литературе. Говорит по-русски свободно. Отвел меня в магазин специализированных кухонных прибамбасов. Честно скажу — провел там

день. Пробовал все подряд. Что купил? — Машинку, которая позволяет нарезать морковь ленточками. Еще машинку для нарезания картошки фри с квадратным сечением. Меня просто поразила простота этого приспособления. Штука для моркови — самое бесполезное приобретение за последнее время? — Я часто совершаю бесполезные приобретения. Поскольку я человек, который никогда не испытывает проблем с наличием свободной суммы денег — что мне понравится, то и покупаю. Хоть в последнее время взялся в этом отношении за ум. После какой покупки? — После того, как купил iPad и не пользуюсь. Свой водитель появился давно? — Задолго до того, как я стал жить отдельно от родителей. Платишь ему сам? Или компания? — Сейчас платит компания, а я доплачиваю. У нас в компании на водителя положено меньше денег, чем он стоит. Егор Титов жаловался, насколько тяжело сейчас найти нормального водителя. — Подписываюсь под этими словами. Я нашел — и мы уже 12 лет работаем вместе. Сам машину не водишь? — Сам когда-то не научился, а теперь не надо. Хотя планирую. За границей порой возникают неудобства. Никакой тяги? — Никакой. Хотя, наверное, это было ошибкой. По крайней мере, выпивал бы реже.


ИНТЕРВЬЮ Какая у тебя машина? — Honda Pilot. Очень большая машина. Раньше ездил на Toyota Camry. Сменил потому, что теперь у меня есть загородный дом. В одном месте такая дорога, что без джипа сядешь. Я посоветовался с водителем – ему же ездить… Какие были варианты? — Он заставил меня посмотреть Murano, но мне не понравилось. Как-то некомфортно сидеть. Пишущие люди любят составлять рейтинги комментаторов. А у тебя есть список людей, пишущих о спорте? — Люблю читать Мишу Калашникова, но не все, он зануда. Я ему, кстати, говорил об этом. Люблю Юру Дудя читать, если это интервью. Дзичковского люблю. Если говорить об авторах – это все. Другие заметки читаю исходя из того, о чем они написаны. А тексты Розанова? — У нас с Дядей очень близкие отношения – поэтому, думаю, он не обидится, если я скажу. Розанов оказался в проблемной ситуации. У него есть особенность – пишет как говорит. А говорит он очень своеобразно. Его из уважения не полагается редактировать, а редактировать его тексты, мне кажется, стоит. Могу это сказать с уверенностью – потому что я в известной степени научил его писать тексты. Первой его работой в качестве пишущего журналиста была работа в газете «Газета», где я возглавлял спортивный раздел. Надо сказать, что я точно так же отношусь и к себе. Никогда не обижаюсь на правку. Правят сильно? — Нет. Я тоже пишу как говорю. Пишу очень быстро — иногда слово

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) забудешь вставить или недостаточно четко сформулируешь. Со мной работают блестящие редакторы, что Коц в «Советском спорте», что Гридасов в «PROспорте». Я им доверяю. Сейчас ранний вечер — ты пьешь вино. Почему? — Потому что начало дня. Я сегодня очень долго спал, вчера был насыщенный день. Не высыпался. Сегодня позволил себе. А основной напиток у тебя какой? — Я всеядный, к сожалению. Порой это меня подводит. Вообще-то люблю напитки, а не коктейли. Единственный коктейль, который нравится, — «Лонг-Айленд». Недавно товарищ Максим Виторган как раз после премьеры очередного фильма «Квартета И» у меня спросил: «Никогда не пробовал вместо колы туда налить шампанское?» Я поразился — это же врежет по мозгам! Что Виторган? — Конечно, говорит, врежет. Зато становится очень весело и сразу. Просто больше двух за вечер не надо. Сколько выпил в тот вечер? — Пять. Следующий день прекрасно провел на работе. Я вообще крайне редко мучаюсь похмельем — даже не могу вспомнить, чтоб такое было. А если и случается — достаточно таблетки. Да и потом, я не так часто это делаю, как кому-то может показаться из нашего разговора. В эфире часто появляешься нетрезвым? — Людей всегда интересует два вопроса. Как Остапа Бендера или пророка Самуила спрашивали: «Почему нет в продаже животно-

ЛЮБ ИМОВ ПР Е Д С ТА В Л ЯЕ Т С ОБ ОЙ Т ИП ЛИЧНО С Т И , Д ОВ О ЛЬ НО Р Е Д К О В С Т Р Е Ч А ЮЩ ИЙС Я В Ж И З НИ — З АТ О ПО ЯВ Л ЯЮЩ ИЙС Я В К А Ж Д ОМ Р ОМ А НЕ Д О С Т ОЕ В С К ОГ О . ОН А Б С О ЛЮ Т НЕ ЙШИЙ С ТА В Р ОГ ИН

го масла?» и «Не еврей ли вы?» — точно так же у комментатора допытываются: «За кого вы болеете?» и «Пьете ли вы на работе?». Нормальные вопросы. — Это все равно что спросить повара, трудно ли ему не плевать в сковородку. Еще постоянно спрашивают, трудно ли не ругаться матом в эфире. Когда пишу на сайт — иногда матерное словечко вставляю. В интернете это не является проблемой с законом, а в газете могут сделать предупреждение или лишить лицензии. Разные способы выражения мысли, в том числе экстремальные, меня вообще очень

интересуют. В том числе и как филолога. Недавно кто-то сказал, что только в русском языке возможны ситуации, когда пять подряд инфинитивов составляют осмысленное предложение — встать пойти найти купить выпить… Интересно. — На одном из первых курсов института мы изучали фонетику. Там говорили, что в русском языке возможны пять подряд согласных — а больше уже не получится. И было приведено слово «лордство». Я сразу сказал преподавателю, что существует слово «агентство», в котором на письме тоже

пять согласных, просто «т» не читается. Обидно было другое. Папа научил меня к тому времени слову «взбзднуть», где было шесть согласных подряд. Я очень мучился, что не могу сообщить это преподавателю. Так что бедный дедушка скорее всего умер в неведении. А с матом все очень просто. Матерная лексика по смыслу является суррогатной, то есть одним словом заменяешь другое. Это средство экспрессии. В любой работе мне любопытны экстремальные формы. Сравни ранний «Футбольный клуб» и нынешний. Который, что называется, сильнее?

— Сейчас «Футбольный клуб» значительно более интересный и содержательный с точки зрения профессиональной программы. Тогда из передачи люди могли что-то узнать — а сейчас нужно что-то придумывать и находить. Нужны ходы. Я этим очень доволен. Скажу парадоксальную вещь: «Футбольный клуб» — это программа, которая нам нужна для существования канала. Это точка, в которой люди из просто качественных или некачественных работников становятся заметными. Обучаются собственным приемам мастерства, вырабатывают стиль. В этом смысле «Футбольный клуб» незаменим. Даже если мне будет в тягость вести эту программу — все равно буду ее вести. Когда накатывает — прошу меня подменить.


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

ИЮНЬ 2011 (04/04)


МУЗЫКА

ДЛЯ МУЖИКА

Креативный продюсер канала «Россия-2» Игорь Порошин — о том, что Владимир Путин не людоед и этого достаточно, что Джордж Майкл в чем-то талантливее Моцарта, что декольте Ирины Шадриной важнее, чем Евгений Гинер, и что бумажная пресса умрет под напором интернета, а телевидение скорее всего выживет. Интервью: Чермен Дзгоев


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Вышли десятки тысяч, а их никто не стал бить, давить, — это еще одно подтверждение того, что я живу в более или менее нормальной стране, а не Пакистане

Вы ходили на митинги? — Нет. Нет — потому что нет времени или просто неинтересно? — Я даже теоретически не смог бы сходить, потому что во время первого митинга я был в Порту по поводу игры моей любимой команды. А во время второго митинга мы снимали Новый год. Пока люди боролись за будущее, мы готовили опиум для народа. Но не может быть, чтобы у вас никакого мнения на этот счет не сло-

жилось. Что это, чем это должно закончиться и чем вам хотелось, чтобы это закончилось? — Это для меня страшно интимная тема… Я не пошел бы на митинг, даже если бы мог. Дело не в том, что я в принципе никогда не ходил на митинги… Так многие никогда не ходили. — Это прозвучит кокетливо и самонадеянно, но я считаю, что Владимир Путин никоим образом не влияет на мою жизнь. Владимир Путин на се-

годняшний день обеспечивает самые важные для меня свободы: я занимаюсь тем, чем я хочу заниматься, я свободно перемещаюсь в пространстве, я говорю и поступаю так, как считаю должным поступать. Потребление «честных новостей» я не считаю своей базовой свободой. Потому что честных новостей не существует. Если вы приедете даже в Норвегию, то за кружкой пива вы услышите в баре, что норвежский телевизор тоже врет. Хотя мы-то знаем, что он врет,

конечно, по-другому, чем наш. Я понимаю, сколько людей нуждается в других новостях, и все, что происходит, вызывает во мне огромное сочувствие, но Владимир Путин не может повлиять на мою жизнь. И я не считаю возможным влиять на Владимира Путина. Потому что я принадлежу к тому малому числу людей, которые считают, что быть правителем России — это совсем не в кайф. Это самая тяжелая и жуткая работа в этой стране. У меня нет рецептов для Вла-

димира Путина. Мне кажется безответственным кричать «хватит воровать», если ты не видишь человека, который может покончить с воровством. Только я сам могу сделать себя счастливым. Я считаю, что живу в свободной стране, которой управляют не кровопийцы. Правда? — Смотрите. 30–50-е годы. Количество жертв режима исчислялось десятками миллионов. Ими просто топили топки и мостили берега великих каналов. После XX съезда количество жертв стало исчисляться уже тысячами. Причем не расстрелянных, а сидящих. Сегодняшние главные претензии к режиму, такие вот статусные, — это две фамилии: Магнитский и Ходорковский. Алексанян почивший. — Три. Давайте дальше пальцы загибать. То есть вы хотите сказать, что нам все равно хватит пальцев на руках. — Ну если вы не оголтелый кликуша, то хватит. Это означает, что со всеми оговорками мы живем в стране, которая принадлежит континенту Европа, и что для нас, так же как для Европы, нет ничего важнее загубленной жизни несчастного Магнитского. Одной человеческой жизни.

Так никогда не было в этой стране, и так уже есть. Россия принадлежит Европе, она мыслит как Европа. Россия всячески пытается оклеветать себя идиотскими разговорами про особый путь, но она есть часть этого великого тела. Не самая красивая, не самая здоровая, но неотъемлемая. И у вас нет гигиенических противоречий с этой властью? В связи с выборами хотя бы? — Речь именно что о гигиене. Гигиена и для Европы стала idée fixe не так давно. Я не знаю, что там случилось с подсчетом голосов. Я пропустил момент. С этим нужно разбираться постфактум. Этому нужно посвящать часы жизни. Я не могу себе этого позволить. Если это было сделано, это отвратительно. Но это не есть убийство людей. Я следую за Бродским: вор мне милей кровопийцы. И то, что вышли десятки тысяч, а их никто не стал бить, давить, — это еще одно подтверждение того, что я живу в более или менее нормальной стране, а не Пакистане. Меня куда больше волнует, что у нас на дорогах ежегодно гибнет население европейского города. Это куда более чудовищно. Давайте меньше гонять по встречке, давить пешеходов и играть в шашечки, и тогда мы заслужим другую власть. Если резюмировать: вы бы на митинги не пошли, но то, что они состоялись, — это хорошо, так? — Именно. То, что есть активисты (их можно назвать безумными, новыми святыми), то, что их забирают, избивают, они голодают, — это тоже свойство европейской жизни. В любой стране: в Испании, Италии, Германии, Англии есть такие люди — безумцы, мученики.


ИНТЕРВЬЮ

Переключайте фото в слайдшоу кнопками <>

РАЗНЫЕ ОРГАНЫ ЧУВСТВ Читали интервью Василия Уткина сайту sports.ru? — Невозможно было не прочитать. Он, говоря о программе «Удар головой», удивляется, как Игорь Порошин может делать продукт, который сам бы никогда не стал п��треблять. Так стали бы вы смотреть «Удар головой» как зритель?

— Это нелепейшая постановка вопроса. Если я не пересматриваю в эфире то, что я сделал, то этому мешает тошнота. Тошнота после работы — это нормальное свойство труженика. Есть акт созидания и акт восприятия того, что создано. В том, что я делаю, и есть я. Счастье моей жизни заключается в том, что я никогда не делал того, что мне не нравится. Меня не тошнит во время работы. Если бы такой продукт появил-

ся в сетке, я бы его приветствовал. Стал бы я смотреть каждый выпуск — не знаю, но я бы смотрел так или иначе — насколько бы позволяло время. Я вообще не самый внимательный зритель телевидения. Есть такая присказка: «Люди делятся на тех, кто делает телевидение, и тех, кто его смотрит». Ровно так же можно сказать о футболе: люди делятся на тех, кто играет в футбол, и тех, кто его смотрит. У нас в гостях недавно был Дмитрий Хлестов. Он

первый раз в своей жизни пришел на телевидение. Очень занятный человек. Мы беседовали в гримерке. Он сказал, что особо не смотрит футбол, только если что-то случайно попадается. Это что означает? Что Дмитрий Хлестов, восьмикратный чемпион страны, — циник? Что он хотел играть на виолончели, но понял, что футболисты получают больше виолончелистов? Есть кинорежиссеры, которые ненавидят свои показы. Их силой не затащить. Для

них отвратительно смотреть то, что они сделали, потому что они знают, какая сумма усилий за этим стоит и как мало в итоге удалось. В этом смысле я действительно не зритель моих программ. Я в тысячу раз четче Василия Уткина вижу изъяны «Удара головой». Уткин судит об «Ударе головой» непрофессионально. Он судит жанр, а не работу, — оперетту за то, что она легкомысленна. А на тексты ваши эта логика распространяется? Вы ведь

не напишете про оперетту, где главные партии исполняют Пугачева с Галкиным, как бы вас об этом ни просили. — Если бы я служил в газете, я бы написал, конечно, но сделал бы это по-своему. Так, чтобы вам самому было интересно? — А как иначе? Ведь я пишу эти слова, а не Габриэлянов. Я должен обдумать, есть ли мне что по этому поводу сказать. Если нет, я говорю:


ИНТЕРВЬЮ «Простите, нет». Но вы мне сейчас сказали — тема Пугачевой и Галкина. Пожалуй, да. Мне кажется, это фантастический сюжет. Здесь есть над чем подумать, может быть, посмеяться. Написал бы. Скорее всего этот текст не опубликовала бы газета «Жизнь». Это мое подозрение. Ну, кстати, да, вы же писали на OpenSpace про Алену Долецкую, про ее уход из Vogue. А это, подозреваю, не та тема, которая с утра до вечера вас занимает. — Нет, никто меня не заставлял. OpenSpace платит символические гонорары. Но дело в том, что я являюсь проповедником смерти бумажных СМИ. Поскольку я долго проработал в бумажных СМИ, для меня было очень важно высказаться по этому поводу.

СОЦИАЛЬНЫЙ ЗАКАЗ

Счастье моей жизни заключается в том, что я никогда не делал того, что мне не нравится. Меня не тошнит во время работы

Вы работали в GQ, который любил писать про ботинки и галстуки, хотя он умнее, чем Vogue, конечно. — Я не писал про галстуки. Я писал про идеологию джентльменства, которую мы пытались комически насаждать в той стране, которая еще не слышала об этом. Ксения Анатольевна Собчак, выдающаяся женщина современности, недавно выступала. Я не мог оторваться от ее речи. Было 4 часа ночи. Она говорила про Болотную, про революцию белых ленточек. Обсуждался тезис, что на площадь вышли читатели гламурных журналов и как это странно. Потом ведущая заявила, что гламур стал оплотом свободы. Самые радикальные тексты в последнее время выходили имен-

но в глянцевых журналах. Если почитать журналы GQ и Esquire, так там прямым текстом: давайте вылезайте из своих «Мерседесов» CLK — и на баррикады. В некотором смысле так и произошло. Так вот, Ксения Анатольевна сказала прекрасную вещь: «Глянец всего лишь обслуживает рекламодателей». 95 % доходов журналов формируется из рекламы. А кто может купить часы, машины, галстуки, пиджаки и так далее? Тот класс, которому надоел этот режим. Эстетически надоел, этически надоел. Журналы всего лишь выполняли социальный заказ. На первых порах GQ опережал тренд. Мы говорили о политике и идеологии, когда ею никто не интересовался. А потом нарядный читатель уже сам жаждал видеть тексты из категории «Банду Путина под суд». «Удар головой» — это ведь тоже глянец, пусть и телевизионный. Вы бы с каким журналом его сравнили? — Это к вопросу о том, что ты хочешь делать, что ты делаешь и что на самом деле у тебя выходит. Мы не могли себе позволить роскошь быть журналом GQ на телевидении. У GQ категорически нетелевизионный тираж. Мы договорились так, что по интонации мы должны быть близки к журналу Maxim. На мой взгляд, самому профессиональному на сегодняшний день глянцевому журналу страны, который я и в самом деле не читаю. При этом я понимаю, насколько он хорошо сделан — с азартом, вдохновением и талантом. Я уважаю труд этих людей. Но то, как шутит Maxim, — это просто не моя чашка чая, как говорят англичане. Я думаю, что мы раз-

влекаем публику тоньше и интеллигентней. Но в целом это некая версия Maxim в телевизионном формате про футбол. Вы говорите о конце бумажной журналистики. Но телевидение тоже будет конкурировать с интернетом, уже конкурирует. Условный «Удар головой» или «Прожекторперисхилтон» можно замечательно посмотреть в Ютьюбе с небольшим опозданием, зато без рекламы и в то время, в какое мне удобно. А не боитесь, что рекламодатели в какой-то момент откажутся платить за ролики внутри программы «Удар головой», мотивируя это тем, что все ее смотрят в интернете, где никаких роликов, конечно, уже нет? Куда вообще двинется телевидение, когда интернет станет по-настоящему глобальным? — Думаю, навигация станет важнейшим из искусств в будущем. Миром будут править те, кто создает самые искусные контент-навигаторы. Условно говоря, должно появиться телевидение, которое обслуживает интересы тех, кто «центральное» телевидение не хочет смотреть. И это будет удобный сервис, потому что не нужно будет долго рыскать по закоулкам в поисках того, что тебе нужно. Но сегодняшнее телевидение не способно создать такое удобство. Не потому, что архаично, просто сам метод работы телевидения противоречит тому, о чем вы говорите. Вы же показываете зрителю продукт в конкретное, заранее оговоренное время и не можете по-другому. Какая навигация, если в конеч-

ном счете я должен смотреть «Удар головой» в 23:05, ни раньше, ни позже. Лучше я посмотрю его в интернете, когда будет свободное время. — Просто вы будете использовать сервис телекомпании, которая будет предоставлять вам лучшее качество, чем YouTube. Но без рекламы, за которую заплачено вашему каналу. — Когда таких, как вы, станет, условно говоря, в 10 раз больше, этот ресурс в 10 раз лучше начнет продавать рекламу, чем сейчас. То есть смерть телевидения как способа передачи сигнала через дорогие передатчики, с гигантскими редакциями, с аппаратными, напоминающими центр управления полетом, — это вопрос времени? — Достаточно долгого времени. Сейчас происходит довольно странная вещь, противоречащая трендам, о которых вы говорите. Реклама стала продаваться больше и дороже. Телевидение является по-прежнему самым большим куском рекламного рынка. С огромным отрывом. Просто должна происходить перегруппировка и диверсификация активов и носителей. Для вас носитель — это сайт. Соответственно для вас этот сайт должен развиваться. Жизнь телевизионного контента станет более многосложной, многоплановой. Те же футбольные трансляции: впереди введение сервиса, когда вы себе выбираете комментатора и платите за это. Ну все эти истории про «ненавижу Гусева», «ненавижу Уткина» и так далее. Собственно, у вас будет функция выбора комментатора, который вас устраивает, за дополнительные 100 рублей.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Переключайте фото в слайдшоу кнопками <>

Вот если взять весь земной шар, то декольте Шадриной важнее для этого мира, чем Евгений Гинер

ГИНЕР И ДЕКОЛЬТЕ У вас есть ощущение, что программа на что-то влияет? Или вы к этому не стремитесь? — Стремимся. Это есть побочная задача. Если некая воспитательная миссия программы «Удар головой» осуществляется, то она осуществляется исподволь. Первая задача программы — это развлекать. Чтобы человеку не было скучно перед телевизором в ситуации довольно длинного прилавка. Каждый имеет минимум 20 каналов, если у него не подключено «Акадо», я уж не говорю про «НТВ-Плюс». 20 ка-

налов — вот длина прилавка, конкурентное поле, в котором мы существуем. А миссия — это превратить русский футбол в индустрию. Собственно, то, о чем говорят прогрессивные футбольные менеджеры. Футбол не сможет стать индустрией вне медиапространства, которого сейчас по-прежнему нет. Когда мы только начинались, только все задумывалось, я формулировал задачи программы. Одна из них звучит так: человек в сегодняшней ситуации не понимает, какое отношение к его жизни имеют перемещения футболистов на русских полях. Когда он смотрит чемпионат мира, он пони-

мает это лучше: ага, это история про человеческие инстинкты, про борьбу, про столкновения национальных характеров. Когда он переключается на чемпионат России, он не понимает, о чем это, какое отношение это имеет к его жизни. Что это изображение ему сообщает. Мы говорим, что русский футбол — это компактная и точная модель русской жизни. Странной, диковатой, но совсем не скучной. Для меня лучшая программа «Удар головой» из тех, что я видел, — с Гинером. Она просто пожурналистски была хорошо сделана. Но раз вы говорите, что

основная задача — развлекать, вам, наверное, не обидно, что обсуждают, как правило, не Гинера, а декольте Ирины Шадриной, которое, конечно, потрясающее, и спасибо вам за такую находку. — Мне хотелось бы, чтобы каждый находил свое. Декольте Ирины Шадриной, при всем моем почтении к господину Гинеру, конечно, перевешивает. Вот если взять весь земной шар, то декольте Шадриной важнее для этого мира, чем Евгений Гинер. Но для меня важна комбинация: чтобы декольте существовало в одном пространстве с Евгением Гинером, и желательно не раздель-


ИНТЕРВЬЮ но, чтобы они взаимодействовали. Взаимодействует или нет, вам виднее. Был такой журналист в «Известиях» Андрей Иллеш, который недавно скончался. Буквально за месяц до смерти вышло с ним интервью на «Слоне», он там рассказывает историю, как проводил журналистское расследование в советские годы и как по его итогам десятки человек посадили, троих расстреляли. Сейчас это звучит как сюр. А настоящее, правильное место журналистики — оно где, на ваш взгляд? Там, где по итогам публикации могут посадить, или там, где журналистика развлекает и информирует, но практически ни на что не влияет? — Это вопрос жанра. Мы не занимаемся расследованиями. Мы не являемся той инстанцией… У вас же была программа про договорные матчи. И она ничего не изменила. — Как выяснилось, нашу программу очень внимательно смотрит Сергей Фурсенко. Был очень забавный эпизод: у нас выступал диетолог, что, конечно же, было пародией на те приемы, которые используют в сегодняшних ток-шоу. Выступил диетолог, на следующий день он получил приглашение от Российского футбольного союза. Он его, правда, почему-то не принял. Я не знаю, с каким настроем смотрит Фурсенко нашу программу: он получает фан или он фиксирует пульсации времени. Потому что наша программа — это голос улицы. Прежде считалось, что человек из футбольной программы ни в коей мере не должен заявлять о своих симпатиях. Ес-

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) ли эти симпатии проявляются, это ужасно. Все, его засекли, ему не отвертеться. Мы разрушили эту ложную установку, просто сняли маски с людей или, наоборот, вручили им маски — как посмотреть. Наши герои работают в открытом столкновении. И я повторюсь: не знаю, в качестве кого Сергей Фурсенко нас смотрит, но для него наша программа — самый четкий, прекрасно экономящий время способ изучить общественное мнение. Если мы на него таким образом влияем, прекрасно. Звать пробовали наверняка? — Да. Но он не готов к дискуссии в таком сложном пространстве. Вы его видели на «Дожде»? Нет ощущения, что позови не позови, а толку мало? — Я не хочу говорить «не нужен нам Фурсенко». Но, мягко говоря, он не наш персонаж. Для некоего придания статусности программе, конечно, неплохо, чтобы он появился. Но есть риск, что зрители будут чудовищно разочарованы, что шоу не получится: мычание, и все. Хотя мы бы, конечно, хитрее сделали, чем коллеги. Он бы у нас заговорил. С помощью? — У нас масса всяких приемов. Не в упрек коллегам, «Дождь» осознает себя кафедрой, в отличие от программы «Удар головой». Фактически революционным каналом, который делает историю. Поэтому у них по-другому ставилась задача — просто замочить чиновника, который почему-то согласился прийти в студию. Мне кажется, что это не очень зрелищно, когда пять человек берут бейсбольные биты и начинают фигачить одного, даже если его зовут Сергей Фурсенко. Мы бы нашли человека, который встал бы

на сторону Сергея Фурсенко. Поединок стал бы интересным — здесь бы уже двое дрались против четырех. А лучше — трое на трое. Это была бы самая зрелищная драка.

МОЦАРТ И ДЖОРДЖ МАЙКЛ Читал как-то вас в журнале «Русская жизнь». Вы там продвигали идею о том, что классическую музыку следует перевести в разряд развлечений, по которому она проходила когда-то, вместо того чтобы слушать ее застегнутым на все пуговицы и томно дышать. — Эта статья поссорила мою жену с одной из лучших ее подруг (Порошин женат на пианистке Полине Осетинской. — Ред.). Почему? — Потому что ее подруга посчитала, что я сволочь, что я таким образом реализую свои комплексы, унижаю профессию музыканта. Подруга жены тоже музыкант? — Нет. Но она человек, который верит в то, что музыкант должен быть посредником между Господом Богом и зрительным залом, а зритель должен слушать музыку, как в церкви. А вы в это не верите. И в то, что журналист должен быть чем-то большим, чем гармонист в электричке, — тоже не верите? — Я считаю, что это не должно быть единственной моделью журналиста или музыканта. Я считаю, что музыка, в том числе исполняемая на скрипках, виолончелях и прочих инструментах, которые принято называть классическими (мы сразу чувствуем дикий приступ скуки), — она может быть веселой! А музыка, ис-

полненная на электрогитаре, может быть чудовищно скучной. Я против того, чтобы музыка, которую называют академической, существовала в гетто. Она просто загнана в гетто и из-за этого погибает. Не музыка — исполнительство. Творчество Моцарта на восемьдесят процентов — это, используя современный термин, lounge. Easy listening, написанный для каких-то кабинетов, где сиятельные персоны мяли сиськи своих фавориток. Понятно, что время изменяет, переосмысливает некоторые вещи до неузнаваемости. Но дикая, чудовищная ирония состоит в том, что эту музыку, этот lounge, написанный божественным Моцартом, слушают, положив руки на коленки. «Как это прекрасно, как это высоко, как это далеко от всей той пошлятины, которой наводнена современная жизнь». Тогда просто не было критики, строгой, мудрой, которая сказала бы, что Моцарт опять написал фоновую музыку. А вы сами кого предпочитаете слушать? — У меня банальный вкус. Больше всего я люблю Баха и Бетховена. Но вообще я против того, чтобы делить музыку на ту, что была когда-то, и ту, что сейчас. Вот, мол, было время гениев, а потом наступила демократия и все стали играть на электрогитарах. Нет. Я просто питаюсь лучшим. Есть 400 лет истории музыки — от Монтеверди до Бьорк. И я просто выбираю лучшее. Я обожаю Стинга. Бьорк для меня гораздо интереснее, чем 50 симфоний Гайдна. А Джордж Майкл как салонный исполнитель не хуже Моцарта в трети его — Моцарта — творчества. Я не говорю про «Реквием» или 40-ю симфонию. Такую музыку Джордж Майкл, конечно, не создал.


ИНТЕРВЬЮ

Уже нет такого, что «ну-ка, Машенька, заткнись, потому что папа устал». Давай-ка, папаша, изобрази радость

МАЛЕНЬКИЕ ДЕСПОТЫ У вас две дочери, про которых мне из печати известно, что вы никогда не отведете их на первые две части балета «Баядерка», потому что это «вздорный и оскорбительный балаган». Хочу узнать поподробнее, куда вы их, собственно, водите. Какой вы отец? — Я просто иногда предлагаю им сесть на ту же скамейку, на которой сижу я, и посмотреть в одном

направлении. Вот мой метод воспитания. Так же, кстати, и в любви. Любовь, которая приходит за безумной страстью и безумным чувством, — это фактически сидение на скамейке. Это не взгляд глаза в глаза, это взгляд в одну точку. Это высшее, что есть во взаимоотношениях мужчины и женщины, — смотреть в одну сторону. Часто этим объектом являются дети, но этим тоже нельзя увлекаться, потому что дети — это тираны простран-

ства демократии. Сейчас для Forbes написал колонку. Я там рассматриваю состояние сегодняшнего кино, говорю, что нынешний период будет будущими историками определен как филиархат. У нас был патриархат, матриархат и филиархат, от латинского filius — «сын». Ребенок — это глава семьи. Сегодняшней, евроатлантической. Я не говорю про Пакистан, Бангладеш, Индию и Китай. И в этом смысле Россия тоже куда больше Европа,

чем Пакистан. Мы зайдем в российскую квартиру и увидим хлопочущих родителей, для которых чадо является абсолютно всем, ответом на все вопросы — смысловым центром мира. Просто такой маленький деспот, который управляет семьями. Это плохо? — Плохо. Вспоминая себя в детстве, вы не видите, как вокруг вас все хлопочут? Было иначе? Что-то меняется?

— Меняется в худшую сторону. Это следствие одного: евроатлантическая цивилизация, не только белая, а люди разных рас, разных наций, вовлеченных в этот гигантский, великий, прекраснейший мир, — они перестали рожать детей, они рожают их мало. Смерть ребенка в возрасте до 5 лет еще 100 лет назад не воспринималась как трагедия, а воспринималась как некое деяние Господа: Бог взял. Пятеро живут, трое умерли. Понятно, с чем это было связано. Прогрессисты нам объяснят — медицина была на таком уровне. Но у нынешней цивилизации детей стало меньше. Поэтому ребенок превратился в объект поклонения. Папа приходит усталый с работы, но уже нет такого, что «ну-ка, Машенька, заткнись, потому что папа устал». Давай-ка, папаша, изобрази радость, займись детьми, а то видишь, как они орут. Подстройся, удели внимание. А у вас как? Вы же тоже приходите с работы уставшим. Или они уже спят в ��то время? — Нет. Младшая не спит. Я противостою филиархату. Ребенок не должен становиться главой семьи, невинным деспотом. Договариваемся как-то. Разговариваю, объясняю что-то. В общем, вроде все нормально. А с женой удается договариваться? Кто глава семьи, кто не глава? — У нас в этом смысле интересно и сложно получилось. Один известный человек, не буду называть его имени, когда узнал, что мы с Полиной сошлись (Полина довольно знаменитый человек в своем кругу, а я менее знаменитый — в своем), он выдал прогноз: это будет пре-

красная, увлекательная пиздиловка, и они просто разбегутся через год, потому что устанут. Полина очень мощная натура. И, конечно, у нас был бокс. Рождение детей может отдалить людей, а может сблизить, примирить. Мне кажется, мы стали гораздо мудрее, чем были в начале наших отношений пять лет назад. И у вас такое ощущение, что это до конца? — Не может быть такого ощущения. Это напоминает молитву — мы до конца, мы до конца, мы до конца. Нет такой молитвы. Представить себя вне семьи вы можете? — У меня неплохая фантазия. Сколько безумных мыслей приходит в голову в связи с воздействиями реальности на нас. Все что угодно можно себе представить. Каждый человек грезит о чем-то другом: я потерял свою молодость, свою свободу. Звучит пошло, но так или иначе все женатые мужчины произносят про себя это. Мозг человека — это арена войны. Весь вопрос в том, какие мысли и чувства побеждают. Так все же по натуре своей вы больше одиночка или отец семейства? — Мне казалось, что одиночка. Теперь нет. Мне не нравится то, что нравилось прежде, чем я упивался, — противопоставлять себя обществу: я не в толпе, я сам по себе. Нет, совершенно не моя история. Я не стал общинником и коллективистом, конечно, но влияние Толстого на меня безгранично. Он хорошо посмеялся над поэтикой одиночества, над всем этим наполеоновским романтизмом.


ПОД КОЛПАКОМ

У БЕСКОВА

Юрий Гаврилов — один из немногих футболистов, которых любили болельщики абсолютно всех команд — ну, кроме разве что киевского «Динамо». На поле он творил, с тренерами спорил, на отдыхе верховодил — в нынешней футбольной жизни с ее жесткими рамками ему бы тяжко пришлось. Но тем, кто попытался бы втиснуть Гаврилова в эти рамки, наверняка было бы еще тяжелее... Интервью: СЕРГЕЙ МИКУЛИК


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

ИСТОРИЯ ОТ ГАВРИЛОВА

№1

В том, что мы начинали готовиться в манеже, когда остальные команды месили грязь на югах, я и сейчас вижу только плюсы «Спартак» ведь обычно заканчивал сезон в декабре? — Да, мы как-то приноровились далеко проходить в Кубке УЕФА. Заканчивали, как правило, в декабре, причем происходило это всегда не в Москве — если последним матчем был домашний, он игрался в Тбилиси. Город нам был как родной — там и болели за нас, словно за свое «Динамо», стадион всегда битком. А сами динамовцы были уже в отпуске, но тоже приходили нас поддержать, так что при любом

исходе нас ждал шикарный банкет. То есть отпуск начинался практически с финальным свистком? — Нет, там было еще одно обязательное мероприятие — командный ужин. Грузины, конечно, уже ждали за накрытым столом в другом месте, но Константин Иванович Бесков всех в обязательном порядке пересчитывал — такая у него была манера. И если кого-то недосчитывался, мог сделать неприятные для игрока выводы. Можно было весь сезон под откос такой неявкой пустить.

Но после того, как тебе присваивали порядковый номер, можно было уже оторваться на полную катушку? — А как иначе, если тебя до того одиннадцать месяцев терзали на поле и за его пределами?! Первый тост — традиционный, за окончание сезона и выполнение задачи — мы ведь почти каждый год и медали брали, и в Европе не позорились. Потом сиди уже и тосты слушай, грузины на это мастера. И в веселой такой кондиции прибываешь в Москву —

главным было отказаться от соблазна сесть за руль. Только у нас ведь не было так, чтобы в начале декабря расстались, а вскоре после Нового года встретились. Порасслабляешься немного в кругу друзей, а там — поощрительная поездка за рубеж, на серию ненапряжных товарищеских игр. Могла Германия выпасть, а могло и Марокко. Но когда здесь телевизор типа КВН можно было купить по записи или по знакомству, а там «Грюндиги» или «Сони» стояли без очереди, то радоваться

будешь любой загранице. Так по-настоящему отдыхать, получается, отправлялись уже под елочку? — Сейчас это, конечно, смешно звучит, но тогда мы колонной шли не в турагентство за билетами на Канары или в Таиланд, а в профком за путевками в санаторий. Любимым нашим местом отдыха был Кисловодск — этот город ни разу не подвел с погодой! Даже если снежок высыплет — солнце гарантировано. Воздухом горным

подышать, водички местной попить, ванночки попринимать… Вы что, и там под колпаком у Бескова были? — Нет, «шашлычок под коньячок» тоже, понятно, присутствовал, но болячек за сезон всегда накапливалось изрядно, а из отпуска рекомендовалось выходить здоровым — в работе лечиться было уже некогда. К тому же команда у нас была дружная, отдыхали семьями, так что сдерживающий фактор тоже присутствовал.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

ИСТОРИЯ ОТ ГАВРИЛОВА

№2

Получалось, что пока все отдыхали, я два раза ездил по маршруту Москва — Тарасовка — Москва. Остальным Бесков объявил, что это эксперимент такой Новый год тоже в Кисловодске встречали? — Даже не сосчитаю навскидку, сколько раз. В санатории нас определяли разные, от ВЦСПС до МВД, поэтому однообразия мы не ощущали. И все же какой-то замкнутый круг получался: пару недель — санаторий в Кисловодске, затем пару месяцев — манеж в Сокольниках…

— В том, что мы начинали готовиться в манеже, когда остальные команды месили грязь на югах, я и сейчас вижу только плюсы. Поле ровное, крыша не течет — для зимы нашей ну просто идеал. И потом — мы же не вообще к сезону набирали форму, а к первым матчам того же Кубка УЕФА или нашего Кубка, то есть начинали или с заграницы, или с лю-

бимого Тбилиси или там Сочи, где уже не было к тому времени плохих полей. В наше время нагрузка на газоны вообще распределялась очень грамотно — в Москве, например, сезон традиционно начинался в начале мая, когда травка уже подрастала, ранней весной или осенью играли в основном в теплых краях. А какой был главный минус советской тренировочной системы? — Постоянное проживание на базе. Даже перед ничего не значащей игрой нас завозили в Тарасовку за двое суток и запирали на замок. Считалось, что иначе мы толком подготовиться не сможем. У Бескова же теоретические занятия могли длиться намного больше самого матча — как он сам потом говорил, если что вдруг в игре не получалось: «Не понимаю, почему так, — я же им все рассказал!» Так, может, вы невнимательно слушали? — Если бы те, кто лучше слушал, еще и лучше потом играли, я бы с ручкой и блокнотом на эти занятия приходил. Но вот играем, к примеру, с «Кельном», как всегда, в Тбилиси, мы их разобрали, а они, видать, нас — так каждого прихватили, что за весь первый тайм ничего создать не смогли. И у Бескова, кроме ругани на игроков, к перерыву в запасе уже ничего нет. И мы уже сами придумали, что если защитники впереди неожиданно появляться не будут, а мы оттуда своих опекунов уводить, ничего у нас не получится. И удивили-таки немцев: один Борька Поздняков за тайм раза три один на один с Шумахером вываливался, разок и забил. А ведь тоже, доложу я вам, Бескова вполуха слушал!


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

ИСТОРИЯ ПРО ГАВРИЛОВА

Высоцкий, по версии Бескова, был законченным пьяницей и наркоманом, и всех, кто его слушал, наш тренер наделял теми же пороками

Но чем-то удивить игроков Бесков мог? — Например, вместо тренировки послать всех гулять в лес в окрестностях Тарасовки или, наоборот, в день игры вдруг назначить легкую тренировку. Зато в одном Константин Иванович был неизменен — тихий час после обеда был совершенно святым мероприятием. И вот однажды не спалось мне — лежал на кровати и тихонечко, как мне казалось, слушал из магнитолы Высоцкого. Но Бесков, проходя по коридору, услышал музыку, а когда узнал, чья она, страшно рассердился — я вообщето до сих пор не в курсе музыкальных пристрастий Константина Ивановича, но Высоцкий, по его версии, был законченным пьяницей и наркоманом, и всех, кто его слушал, наш

тренер наделял теми же пороками. В этой связи последний фильм про Высоцкого Бескову бы наверняка понравился. Тогда же я начал заступаться за Владимира Семеновича, он занервничал еще больше и в итоге выгнал меня с базы, чтоб другим не мешал, — сказал, что на тренировки я могу приезжать из дома. Так это ж была мечта любого футболиста! — Я тоже поначалу обрадовался — хоть у Бескова не понять было: сегодня тебя с базы выгнали, а завтра, может, и из команды погонят. Вот если бы мы один раз в день работали — тогда другое дело. А так получалось, что пока все отдыхали, я два раза ездил по маршруту Москва — Тарасовка — Москва. Остальным Бесков объявил, что это эксперимент такой:

на Западе так давно работают, вот и мы проверим. На Гаврилове. Чемто это должно было закончиться — и вот, вылезая из-за руля, забиваю «Астон Вилле» два гола. И что тут Бескову делать? Всех теперь распускать? Но он предпочел одного меня верн��ть. Хотя я уже начал привыкать жить по-западному… Политинформации перед международными матчами у вас были регулярными? — Самое интересное, что я видел, какой важной казалась этим «информаторам» та ахинея, которую они несли. «Не забывайте, что мы выиграли войну, и наш героический народ достоин того, чтобы и на этот раз победа…» Причем чем отдаленнее становилась война, тем с большим жаром они о ней говорили. Ну если

я бесковские разборы не слишком слушал, то этих-то, сами понимаете… Но вот что удивительно — находились ведь люди, которые этими речами проникались и начинали бояться подвести свой героический народ. Вчера еще все умел человек, а завтра выходит — и ни принять, ни отдать. Так что в футбол все-таки лучше играть за рамками идеологии. Какой у вас любимый новогодний тост? — Ой, за тостами надо опять в Грузию возвращаться, за столы садиться, а здоровье уже не то… Давайте проводим старый год как положено: каждый пусть выпьет за выполнение задачи, ведь что-то он в году сделал, правильно? Ну, а в новом — чтобы все мы были здоровы…


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

ИЮНЬ 2011 (04/04)


Виктор Понедельник

РОСТОВСКИЙ

ПАПА

Знаменитый форвард сборной СССР, автор победного гола в финале Кубка Европы 1960-го — рассказчик замечательный. Мы лишний раз в этом убедились, когда присели с Понедельником в ресторанчике около его дома на Плющихе. Виктор Владимирович отхлебывал зеленый чай и вспоминал. О встречах с Фурцевой и Шолоховым, мифах о джентльменском поступке Нетто и убийстве обезьяны…

Текст: Юрий Голышак, Александр Кружков


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Виктор Понедельник

Но для начала решили выяснить, почему же легендарный футболист вышел из состава комитета по этике. Что стало последней каплей, Виктор Владимирович? — Да просто надоело! Допустим, заводим разговор, мол, давайте хоть одно решение вынесем, а то народ уже смеется. И тут наш председатель Алу Алханов, чудеснейший, мягкий человек, говорит: «Прежде чем выносить, надо обратиться к президенту РФС». Я поразился: «Зачем?

Ведь и так любое наше решение автоматически выносится на исполком РФС. Таковы правила. Но мы же должны наконец показать лицо комитета! Для чего тогда собираемся и просиживаем часами?!» Вот я и решил уйти. Теперь Анзор Кавазашвили возглавил экспертный совет по выявлению договорных матчей. Дай бог ему удачи. Верите, что у него получится? — Не знаю, насколько совет будет действенным. Пока вопросов гораздо больше, чем ответов. Даже если

МЫ C Ф У РЦ Е ВОЙ ЧАСТО ВС Т РЕ Ч А ЛИСЬ – О Д ИН РА З БЛАГОД АРЯ ЗН А КОМС Т В У С ГА ЛИНОЙ ЛЕОНИ ДОВНОЙ БРЕ Ж НЕ ВОЙ, Н А О Д НОМ ЮБИ ЛЕ Е

там признают какой-нибудь матч договорным, не представляю, кто позволит снять команду с розыгрыша. Да на следующий день в этом городе такое начнется! На улицу высыплет вся шпана из фан-клубов, с которыми у нас любят заигрывать, и устроит бойню похлеще, чем на Манежной площади! Вы-то хоть один договорняк сыграли? — Ни единого! Ребята, в наше время их не было. Помню только случай, о котором «Правда» писала: прямо


ИНТЕРВЬЮ

Виктор Понедельник

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) в перерыве матча арестовали вратаря СКА из Свердловска. Рядом с ним в раздевалке обнаружили портфель денег. Но потом историю внезапно замолчали — даже не знаю, чем закончилась. Живете вы на Плющихе. А Хрущев вам давал квартиру, кажется, в «генеральском» доме на Соколе? — Это было, когда меня в ЦСКА пытались забрать. Приехали в Ростов два офицера с автоматами, запихнули в самолет. Брежнев болел за ЦСКА, очень недоволен был, что команда плохо в футболе выступает. Выдал секретарю ЦК комсомола Павлову: «Не можете укрепить команду? Соберите талантливых ребят!» И пошла охота по всему Союзу. В Москве мне вручили ключи от квартиры на Соколе. В этом доме и Андрей Старостин жил, и Федотов, и Бубукин, и Бобров… Но квартиру я так и не открыл. Почему? — Испугался. Поселился у отцовского друга, писателя Котенко. Он заведовал литературой и искусством в «Комсомолке». Спал у него на раскладушке. Как-то вызвали в ЦК комсомола. Вижу Павлова в окружении генералов: «Виктор, надо помочь, Леонид Ильич дал указание, армия у нас на особом счету. Посмотрите — мы же в Большой театр собираем лучших, правильно?» Тогда Бескова уговаривали ЦСКА тренировать. Отвечаю Павлову: «Надо посоветоваться с родителями». — «Хорошо. Идите». Связь с отцом держал постоянно — он в Ростове уже вышел на Шолохова, с которым был хорошо знаком. Откуда? — Отец — известный журналист. Работал в «Литературной газете»,

«Известиях» — собственным корреспондентом по Северному Кавказу. О Шолохове очерк писал в «Литературке». Часто в Вешенскую ездил. Тогда мне помог еще один писатель, Соколов. Автор некогда знаменитого трехтомника «Искры», председатель донского сообщества писателей. Он родом из Иванова, земляк Фурцевой. А в Ростове уже демонстрации начались — как нашего лучшего игрока в Москву забирают?! На Привокзальной площади люди собирались, у парка Горького, завода «Ростсельмаш», шли по центральной улице к вокзалу… Представляете? Тем более это происходило спустя два года после казачьего бунта в Новочеркасске. Через КГБ все докладывалось в Москву. Отец звонит: «Витя, поприличнее оденься, галстук не забудь, в 10 утра будешь на приеме в ЦК у Фурцевой Екатерины Алексеевны. Шолохов ей звонил…» Прихожу. Помощник встречает, проводит — она сидит, кутается в оренбургский платок. Как выглядела? — Меня поразило — вылитая Вера Марецкая, актриса! «Витя, не могу поздороваться, загрипповала. Я курирую спорт, но в футболе ничего не понимаю. Вы мне сейчас и расскажите…» После нее из больших чиновников мне только один говорил «ничего не понимаю в футболе». Петр Лучинский, бывший президент Молдавии. Он был в отделе пропаганды, а я уже работал в «Советском спорте». Все остальные «разбирались». А Фурцева — женщина удивительная. Мы потом еще дважды с ней встречались — в первый раз благодаря знакомству с Галиной Леонидовной Брежне-

вой, на одном юбилее, второй раз на олимпийском приеме в Кремле. А тогда говорю ей — вот, мол, запрещают играть за свою команду. Про то, что под конвоем привезли, говорить не стал. «Ка-а-к?! У нас в государстве разве могут запретить? У Павлова были?» — «Был. Нельзя мне из Ростова уезжать — знаете, что там творится?» — «Знаю, мне доложили…» Берет трубку красного телефона, соединяют с Павловым: «Сереженька, здравствуй. У меня вся информация по Понедельнику есть, пусть он едет, играет за свой Ростов…» Положила трубку. Я набираюсь смелости: «Екатерина Алексеевна, сейчас-то мне что делать?» — «Погуляйте по Москве часика два, а потом заходите к Павлову. Вопрос будет решен». Отправился я к друзьям. Тоже людям известным? — Виттенбергу и Мержанову из «Советского спорта», рядом с ЦК. Звоню оттуда помощнику Павлова, слышу: «Мы всю Москву на ноги подняли, отцу звонили, быстро поднимайся в ЦК!» Павлов встает навстречу, обнимает, будто прошлого разговора не было: «Виктор, вы поступили правильно, принципиально… Да, надо таланты в Москву собирать, но ведь таланты нужны и провинции, так?» Еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Спасибо, отвечаю. Сел на поезд — и в Ростов. Смотрю на перрон, глазам не верю — людьми забит! Меня на руки поднимают, выносят на площадь — а там еще тысячи людей. Скандируют: «Витя, молодец, ура…» Поставили на лобное место. «Ты будешь играть в Ростове?» — «Да, вопрос решен…» — «Ура!»


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Виктор Понедельник

Сегодня вас на улице узнают? — Да. Наверное, благодаря телевидению и интернету. Здесь, на Плющихе, море болельщиков. И все за рукав хватают, расспрашивают. Интернет вы освоили? — С уважением отношусь — но сам от этого далек. Зять дал мобильный телефон, так я даже номера своего не знаю. Пользуюсь только летом на даче. В вашей нынешней жизни есть место приземленным мечтам?

— Младшая дочь Настя родила внука. Ему в декабре исполнилось два года. Мечтаю увидеть, как он на ноги становится. Я же упустил, как собственные дети вырастали, — все время на сборах пропадал. Старшая дочка родилась 9 мая, поэтому так и назвали — Виктория. А сына — Валентином. В честь удивительного деда, который пропал без вести в первые дни войны. Другой мой дед служил врачом на «Авроре». По сей день вспоминаю, как бабуш-

ОБНЯ ЛИСЬ . ШО ЛОХОВ У К А ЗЫВ А Е Т Н А МЕ НЯ: « Э Т О Ч Т О З А К А РА П У З ? » — « СЫН ВИК Т ОР ». « К Е М ХОЧЕ ШЬ С ТАТ Ь? » — СПРА ШИВ А Е Т МЕ НЯ. « Ж У РН А ЛИС Т ОМ. К А К П А П А » ка говорила: «Витенька, возьми фотографии, мы уйдем из жизни — они пропадут…» Не взял. А сейчас даже звонить боюсь в эту петербургскую квартиру. Живут чужие люди. Вы, кажется, когда-то занимались боксом? — Да, у меня второй разряд. Кула-

ком мог свалить любого. Но тренер вдолбил золотое правило — никаких драк на улице. Встречались годы спустя — он сразу: «Ну, как золотое правило?» — «Держусь!» Когда особенно были близки к тому, чтоб не сдержаться? — Был в Ростове странный болель-

щик. Выходим с поля — он за руку хватает: «Иди сюда! Подумаешь, звезда…» Кто-то ему давал по шее, но не я. А однажды подстерег меня в городе. Раскричался: «Вы звезды, кругом охрана за вами, не подойти». Вот тогда у меня было желание ему двинуть. Но понимал — это

тряпка, а не человек… В детстве совершали отчаянные поступки? — Отец научил раков ловить руками. Жуткое дело. Засовываешь руку, рак тебя — хвать… И тянешь наверх. Это потом я наловчился руку травой обматывать.


ИНТЕРВЬЮ

Виктор Понедельник

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) Журналистом стать не хотели? — Еще как хотел! Я был ребенком, когда познакомился с Шолоховым — так даже ему об этом сказал. Как-то отцу из Москвы дали задание — написать о строительстве Волго-Донского канала. Были каникулы, и он взял меня с собой. Разместились в простенькой гостинице, утром отправились на плотину. До сих пор перед глазами картина — внизу словно гигантский муравейник. Рыли канал сотни тысяч человек. Среди них — немало заключенных. Господи, что там творилось! Люди умирали постоянно, каждый вечер убийства — публика ведь еще та… В газетах об этом, естественно, не писали. Как и о том, что при обустройстве громадных водохранилищ погибла вся рыба с икрой. Зато построили канал меньше чем за пять лет — уникальный срок. — Это правда. Так вот, там в один из дней рядом с машиной отца останавливается автомобиль. Выходит человек с очень знакомым лицом. «Володя, привет!» — кричит отцу. «О, Михал Саныч, здравствуйте!» Обнялись. Шолохов указывает на меня: «Это что за карапуз?» — «Сын Виктор». «Кем хочешь стать?» — спрашивает меня. «Журналистом. Как папа», — отвечаю не задумываясь. Шолохов улыбнулся: «Молодец. Я тебя благословляю». Как полагаете, Шолохов написал «Тихий Дон»? — Конечно! Сто процентов! Ему, лауреату Нобелевской, Ленинской, Сталинской премий, просто завидовали, строили пакости. Отсюда и эти слухи. Но еще до того, как Лев

Колодный нашел рукописные страницы «Тихого Дона», я понял, что автор романа — именно Шолохов. Достаточно было прочитать «Судьбу человека». Там потрясающе описан эпизод в концлагере. Помните? Комендант вызывает Соколова, грозит расстрелять. Но сначала наливает полный стакан водки. Тот выпивает. «Закуси», — предлагает комендант. «После первой не закусываю». Ему второй стакан протягивают. Опять залпом выпивает и к закуске не притрагивается. Немцы в шоке. Дают третий стакан. Вот после него откусывает маленький кусочек хлеба. Потрясенный комендант расстрел отменяет. Вручает буханку хлеба, сало и отправляет обратно в барак. Где обессиленный Соколов падает и засыпает… Вы рассказывали, что поражались памяти Кирилла Лаврова, вашего доброго знакомого и большого поклонника футбола… — Да, Лавров легко мог перечислить состав команды тридцатилетней давности. Причем не только любимого «Зенита», но и остальных. Знал по фамилиям всех футболистов. Он наверняка вел какие-то записи, таблицы. Как Шостакович? — Точно! Дмитрий Дмитриевич тоже обожал футбол, в тетради рисовал таблицы футбольного чемпионата. Я как-то листал подшивку «Советского спорта» и наткнулся на отчет Шостаковича о матче с участием «Зенита». Был потрясен! Вдумайтесь: великий композитор — и автор футбольного отчета… Талантливо было написано? — Талантливо, со знанием дела. Очень выдержанно. Потом коллеги рассказывали, что Шостакович

охотно сотрудничал с «Советским спортом», никогда не отказывал. А Евгения Леонова откуда знали? — У нас был общий друг — Лев Борисович Шульман, тоже ростовчанин. Работал прорабом на строительстве «Лужников» и здания мэрии на Новом Арбате. Кстати, в паре с бывшим вице-мэром Ресиным. Друзья в шутку называли Шульмана «трижды Герой Советского Союза». Почему? — Наградили его орденом «Знак Почета» за какое-то масштабное строительство. Время спустя дали второй Знак Почета. Когда в третий раз выдвинули, Лев Борисыч призадумался: «Орден Ленина еврею, конечно, не дадут — так, может, орден Трудового Красного Знамени? Или Октябрьской Революции?» Но он опять получил Знак Почета! Хотя, если объективно, должны были Героя Соцтруда давать, не меньше. С Окуджавой где познакомились? — На юбилее Андрея Петровича Старостина в ресторане Центрального дома литераторов. Окуджава сидел напротив, рядом — Юрий Олеша. А вел стол знаменитый летчик, Герой Советского Союза. Эх, забыл фамилию! Зато отлично помню, с чего он начал тост. Поднялся, в руках фужер, полный водки. Говорит басом: «Дорогой Андрюшенька. Все вместе взятые за этим столом выпили водки меньше, чем мы с тобою…» Гости охнули. Потом с Окуджавой разговорились. Моя жена сказала: «Мы вас очень любим, у нас есть все ваши записи…» Тепло пообщались. Он приглашал к себе домой на Арбат, но так и не собрались…


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Виктор Понедельник В Н А ШИ Х ГА ЗЕ ТА Х Н А ПИС А ЛИ, Ч Т О ПОНЕ Д Е ЛЬНИК УД А Р ОМ С Т РА ШНОЙ СИ ЛЫ У БИ Л ОБЕ ЗЬЯН У, КО Т ОРА Я С Т ОЯ Л А Н А ВОР О ТА Х СБ ОРНОЙ М А ЛИ

Вы весь мир объездили. Самое мрачное место, где побывали? — Коста-Рика. Сборная играла там товарищеский матч. С Володей Маслаченко вышли прогуляться по столице — Сан-Хосе. Город будто вымер — одни военные на машинах с пулеметами. Обстановка зловещая. В диктаторских странах Латинской Америки везде было неуютно. Еще поездку в Турцию вспоминаю. Утром

выбегаем на зарядку, переводчик сообщает: «А в стране сегодня переворот произошел. Премьер-министр арестован, власть захватили военные. Кстати — без единого выстрела». Ктото из наших спрашивает: «Так что же, футбола не будет?» — «Почему? Обязательно будет! Переворот футболу не помеха…» Ну и, конечно, не забыть чемпионат мира в Чили 1962-го. Посе-

лили сборную в Арике — унылом городке на берегу Тихого океана. Население в основном составляли рыбаки и рабочие медных рудников. Порт, несколько отелей, казино да стадион с жестким ухабистым полем — вот и все достопримечательности. А вокруг — выжженная солнцем бескрайняя пустыня. Жарища, пыль столбом. Говорили, что дождей там не бывает по пять лет. На второй день

капитан сборной Игорь Нетто спросил: «Вить, у тебя нет ощущения, что тут заканчивается Земля?» В казино заглядывали? — Смеетесь? Это югославы его сразу облюбовали. Ходили чуть ли не каждый день. А нам на какие шиши играть? Получали-то 30 процентов от суточных. Поэтому вечера коротали в гостинице. Карты, бильярд, шахматы… Между прочим, в 60-е го-

ды на базу сборной часто приезжали наши шахматные «короли» — Тигран Петросян, Михаил Таль и другие. Устраивали сеансы одновременной игры. В большом почете у нас были и турниры между игроками. Кто играл лучше всех? — Гиля Хусаинов, Валя Иванов, Лева Яшин и Нетто. На чилийском чемпионате мира Нетто прославился джентльмен-

ским поступком. В матче с Уругваем мяч после удара Численко попал в сетку через дырку с внешней стороны. Судья показал на центр, однако Нетто на правах капитана подошел к нему и объяснил, что гола не было. Как на это отреагировала команда? — Я много читал о том эпизоде, но, убей бог, в памяти у меня он не отложился! Возможно, все произошло слишком быстро, и я ничего не заметил. Но ведь и после матча никто в команде этот случай тоже не обсуждал! И от самого Игоря никогда на эту тему разговоров не слышал! Если б между ним и судьей состоялся какой-то диалог, мы бы видели. Но не было ниче-го. Игра сразу возобновилась. Откуда потом что взялось? Кто в Союзе эту байку придумал? Вот так и рождаются мифы. Как в случае с обезьяной. С какой обезьяной? — Полетели с ростовским СКА в турне по Африке. Один из матчей проводили против сборной Мали. Вратарь вышел с обезьянкой на цепочке и посадил ее на перекладину. Вроде как талисман. И вот я бью издалека, попадаю в перекладину, и мартышка эта замертво падает. Что началось! Вся команда остановилась, вратарь ее на руки берет, все кричат, машут руками и уходят с поля. Переводчик кричит: «Скандал! Если она помрет, мы отсюда не уедем!» Чем дело кончилось? — Очнулась — и матч продолжился. Сыграли 1:1. Корреспондент французской «Экип» передал по телефону об этом случае. Но то ли связь была плохая, то ли с переводом напутали. В общем, в наших газетах написали, что Понедельник ударом страшной силы убил обезьяну, которая стояла на воротах сборной Мали…


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

Виктор Понедельник

Правда, что из двадцати журналистов, которые прилетели со сборной на чемпионат мира в Чили, пятнадцать представляли КГБ? — Пятнадцать — это минимум! Как сошли они с трапа в аэропорту, так вплоть до отлета в Москву мы их больше нигде не видели. А в 1964-м на первенство Европы в Испанию с нами уже полсотни таких «репортеров» отправилось. Замруководителя делегации сборной тоже всегда был из «конторы». Строчил

на всех «телеги». Яшин по динамовской линии, через свои связи в КГБ обычно заранее выяснял, кто будет сопровождать команду за границей, и нас предупреждал: «Этот — карьерист, на всех стучать будет. С ним будьте осторожнее». А если нормальный мужик попадался, мы покупали болоньевые плащи. Там копейки они стоили. А в Москве на них можно было прилично заработать. Футболисты сами перепродавали? — Зачем? Сдавали в комиссионку.

ЛАВРОВ ЛЕГКО МОГ ПЕРЕЧИС ЛИТЬ СОСТАВ КОМАНДЫ ТРИДЦ АТИЛЕ ТНЕЙ Д АВНОСТИ. ПРИЧЕМ НЕ ТОЛЬКО ЛЮБИМОГО « ЗЕНИТА », НО И ОСТА ЛЬНЫХ

В «Спартаке», например, был болельщик по прозвищу Челси — друг Сергея Сальникова. Этот Челси знал ребят, которым можно вещи загнать, вот с ним всегда и советовались. Денег было мало, но в 60-е у нас за границей появилась лазейка. Какая? — Наладились контакты с «Адидасом» и «Пумой». Представители этих фирм знали русский и предлагали: «Сфотографируйтесь в наших бутсах, а мы вам долларами заплатим». От руководства, понят-

но, всё держали в тайне. Просто улучали момент, собирались гдето втихаря, напяливали «Адидас» либо «Пуму» — и получали по 200– 300 долларов. По тем временам фантастические деньги! Хитрый Хурцилава в 1970-м на чемпионате мира даже в разных бутсах умудрился сыграть. — Муртаз договорился одновременно с «Пумой» и «Адидасом», взял с них деньги. Думал, выкрутится, и никто ничего не заметит. Но фирмачи — тоже не дураки, сра-

зу все просекли и в перерыве ломились в раздевалку сборной. Скандал был приличный. Вас пытались сделать стукачом гэбэшники? — Был случай, когда я уже журналистом работал. Пришел полковник КГБ к Николаю Киселеву, главному редактору «Советского спорта». Меня вызывают. Киселев вышел из кабинета, и полковник говорит: «Виктор Владимирович, мы хотим с вами сотрудничать, особенно когда в Москву приезжают

английские футбольные команды. Будете ходить на приемы, потом — нам информацию…» Вежливо отвечаю: «Извините, я вам не помощник. Сейчас очень занят, у меня много командировок… Да и воспитан по-другому». Последнее интересное знакомство в вашей жизни? — С Петром Степановичем Дейнекиным. Оба входим в землячество ростовчан, которое возглавляет префект Юго-Восточного округа Владимир Зотов. Дейнекин — бывший главком ВВС, генерал армии. Человек невероятного обаяния, держит себя в прекрасной форме. Выправка какая! Я думал, ему лет 60 — а оказалось, мой ровесник! Вас старые хвори тревожат? — Не без этого. 2010-й — для меня не самый удачный год. Долго в больнице лежал, залечивал болячки. Но сейчас чувствую себя лучше. Главное — еще двигаюсь. И голова работает. Каждый день стараюсь гулять в парке, получаю заряд бодрости. А уж когда внука привезут — это вообще вершина блаженства. В такие минуты о своем возрасте даже не вспоминаю.


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

ИЮНЬ 2011 (04/04)


ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

ГЕОРГИЙ КОНДРАТЬЕВ

Все предновогодье Георгий Кондратьев вживался в роль аномально востребованной медиаперсоны. В один декабрьский день его официально утвердили во главе национальной сборной Белоруссии и провозгласили лучшим футбольным тренером страны по итогам года. Текст : Сергей Новиков


ИНТЕРВЬЮ

В карьерном прыжке и лауреатских почестях не было ни доли сенсации — а сплошь большущая общая подоплека. Летом Кондратьев взял с молодежной сборной бронзу на чемпионате Европы в Дании, а с ней и волшебный бонус — путевку на Олимпиаду в Лондон. После распада Союза ничего подобного не удавалось никому в послесоветских территориальных пределах. И в белорусском футболе в одночасье угасли дискуссии на тему, кому — немцу Бернду Штанге или специалисту плоть от плоти своему

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

(для бывалых болельщиков — Жоре, для молодых — Петровичу) — выруливать на новый отборочный цикл уже с главной командой. Мы давненько знакомы. И потому примерно представляю, в какой степени должны были достать вас все эти декабрьские стрессы всевозможной окраски: назначения, презентации, чествования, съемки да интервью… — Ничего страшного. Пару недель уже отдохнул — в лесном санатории. Только вчера вернулся. Отсутствие внимания — тоже плохо.

Но когда его перебор, утомляет. Теперь старюсь спокойно к этому отнестись. Как к работе. Не беспокоит, что отныне степень публичности ваших слов и поступков возрастет неимоверно? — К этому и готовился. Мысли, что на национальную сборную скорее всего назначат меня, появились давно. Сразу после чемпионата Европы. Тогда подготовку и начал. В чем она заключалась? — В перестройке психологии. Убеждал себя, что надо больше общаться,

идти навстречу и отвечать на вопросы даже тогда, когда они не нравятся. Или даже когда вообще не нравится журналист. Установка такая: отвечать на любой вопрос. Другое дело, как люди твой ответ поймут и воспримут. Но отвечать — непременно. Вот-вот. Ведь при обсуждении в кругу коллег вашего предстоявшего назначения за признанием множества «за» неизменно слышал в качестве довода против воспоминания о затрудненной коммуникации. Ибо прежде


ИНТЕРВЬЮ

КОНТРАК ТА ЕЩЕ НЕ ВИДЕ Л. НО ДУМАЮ, ЧТО НЕ БУДЕ Т ТАМ ВОДИТЕ ЛЯ. ЕСЛИ ЧТО, И СЛАВА АКШАЕВ К УД А ПОДБРОСИТ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) случались эмоциональные срывы, бурная реакция на колкий вопрос, длительные уходы в себя. — Постараюсь, чтобы такого больше не было. С каждым годом становлюсь, можно сказать, взрослее. С одной стороны, тренером работаю не так уж и долго. А с другой — на должностях главного вот уже почти десять лет. Подозреваю, что вам не нравится в применении к тренерской профессии расхожий синоним — рулевой. — Это почему? Возможно, вы окажетесь единственным из главных тренеров сборных на всей планете, кто никогда не садился за руль. — Ну да, не садился. И не собираюсь. Так получилось. Батя у меня был механизатором — на тракторе и на грузовике трудился. Брат до сих пор такси в Орше водит. А у меня к этому занятию не то чтобы отторжение, но заинтересованности точно никакой. Вот с таких лет любовь к футболу, хоккею, легкой атлетике. Хотя и брат был человеком спортивным. Быстрым в игре, и бегал, и прыгал, и на лыжах за школу выходил. Попал бы в хорошие руки — был бы результат. Но в спорте сложилось не у него, а у меня. Зато к технике никогда не тянуло. И сейчас не хочется. Жена автомобиль водит, дочка. Если надо, всегда подвезут. А разве вам теперь личный водитель не полагается? — Честно говоря, контракта еще не видел. Его, пока был в отпуске, должны были составить. Но думаю, что не будет там водителя. Если что, и Слава Акшаев куда подбросит. Он-то знатный автомобилист.

Ваш новый ассистент, в отличие от шефа, еще и большой почитатель… — …интернета. Кстати, ему это часто вредит. Говорю: не читай. А он все равно туда лезет. А потом закипает, начинает злиться. Зачем? Люди ж разные. Кто-то к тебе позитивно настроен, кто-то — наоборот. Так было, есть и будет. Потому и не хочу в эту паутину впутываться. Потому что тоже могу завязнуть, стану себя накручивать. Будут ненужные конфликты. Но ведь как теперь эти новации игнорировать? Есть опасность отстать от времени. Потеряете связь с теми, кого предстоит учить и увлекать. — Интернет приносит тренерам и много вреда. Молодым — в особенности. Вот отыщут там несколько схем, выучат — и думают, что ухватили бога за бороду. А это в нашей профессии не главное. Считаю, главное в ней — как учил Бесков — подобрать и расставить. И еще своей идеей заразить. Плюс анализировать хорошо. Может, я и ошибаюсь. Но молодые тренеры не учатся анализировать. Упражнений понабирают, а в суть футбола не вникают. Причем многие еще и не играли на серьезном уровне. Что бы мне кто ни говорил, без этого стать тренером сложно. А за интернет не волнуйтесь. У меня кроме Акшаева в команде еще и Дима Касенок есть. Он и в «молодежке» за науку отвечал. Проблем с информационным обеспечением никогда не возникало. А бесковское «подобрать и расставить» — это проявление чего? — Прежде всего — тренерской ин-

туиции. Она огромное значение имеет. Тот же Бесков звал в «Спартак» Ярцева, и человек в 29 лет дебютировал в сборной. Вот я раньше поражался, за счет чего работал Прокопенко. Скажем, от Малофеева Виктор Евгеньевич, по моим представлениям, в большинстве тренерских умений отставал. Но за счет особого чутья умело выбирал игроков. Приглашал в Одессу того же Ваню Гецко — и тот через полгода выходил у Бышовца за сборную Союза против итальянцев. Или Юра Шелепницкий из Черновцов. Мы смотрели: ничего у парня нет, кого тренер привез? А потом этот парень стал в «Черноморце» ведущим, поиграл за сильные клубы в Турции. То есть распознать игрока, помочь ему раскрыться — Прокопенко это умел. А у Кондратьева как с этим даром? — Конечно, сложно о себе судить. Но, кажется, я неплохо игроков еще для покойного Юры Курненина искал. Сашу Володько для нашей «молодежки» высмотрел в Бресте, Сергея Балановича — в Пинске, в первой лиге. В интернете, который вы не любите… — …недолюбливаю… …есть такой склад знаний — Википедия. Так вот там в статье про вас даже в довольно сжатой биографической справке сочли важным упомянуть одну резонансную историю. О расправе с неправедным арбитром прямо в душевой. — О, это события давние. 92-й год. Второй белорусский чемпионат времен суверенитета. Играл в Молодечно против минского «Динамо». Арбитр Казимир Знайдинский

там немного начудил. После игры к нему подбежал. Слово за слово, Казик некрасиво мне ответил. Пришлось в душевую зайти. Зря, конечно, так сделал… Потом дисквалификацию в пятнадцать игр отсиживали. — Нет, в десять. Тогда осенью подоспел торжественный матч в честь десятилетия нашего минского чемпионства. Считай, весь золотой состав съехался. Ну и подписали ветераны письмо в федерацию с ходатайством о моей амнистии. Даже не знаю, кто инициатором выступил. Вергеенко с Пудышевым, наверное. Скостили пять игр. И я сразу на Украину играть подался, в Шепетовку. А вот если бы вам предложили выбрать фрагмент из биографии, наиболее ярко вас характеризующий… Так, без ложной скромности. Что предложили бы? — Ой, много всяких историй был��. Все больше из молодости. Как в армию попадал, не забуду. Или как в московский «Спартак» уехать хотел. В хоккейный… Ну-ка, напомните… — Мне пятнадцать лет было. В Витебск приехал, в техникум физкультуры поступил. Наше общежитие там на два враждовавших лагеря разделилось. Один в хоккее за ЦСКА болел, другой — за «Спартак». Армейцы куда чаще побеждали. И у меня такой душевный порыв возник — поехать и поступить в спартаковскую школу. Научиться играть так, чтобы ЦСКА обыгрывать. И во что порыв вылился? — Да отговорили меня ребята от Москвы. Остался в Витебске, пошел в футбол.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

А про армейскую службу? Что за история? — В 80-м году меня из витебской «Двины» в минское «Динамо» призвали. А в 81-м так получилось, что в команде было сразу шестеро сильных нападающих. Мы даже за дубль только по тайму проводили: сначала я с Корозой, затем Кобренков с Соколом. А в основе — Игорь Гуринович и Петя Василевский. А хотелось больше играть. Я и попросился на стажировку в Брест. Но недолго там пробыл. И вот почему. Зарплату мне по-прежнему выдавали в Минске. За ней и приехал. Ну и по-

встречался с Юрой Пудышевым. Посидели, естественно. С девушкой заодно познакомился, на дискотеку нацелились. Но она домой зашла — переодеться. Стою во дворе, жду. И вот у меня на глазах милиционеры мужичка в воронок тащат. Руки ему больно заломили. Решил заступиться. Они и меня заодно. А в кармане — военный билет, срочная служба. И волосы вот такие, до плеч. Из отделения — сразу в часть, на губу. Десять суток. А потом еще месяца четыре с половиной в сапогах. 29 января 82-го года был день освобождения. Малофеев и Гарай при-

ехали, отбили меня у комдива. Так обнадеживающе чемпионский сезон начинался. А два предыдущих — 80-й и 81-й — как-то сумрачно прошли. Можно сказать, их из биографии выкинул. А вы почему эту историю выбрали? — Так ведь она меня наглядно и характеризует. Эмоциональный. И всегда за справедливость. На ваше назначение в национальную сборную можно посмотреть двояко. Это прямое продолжение начатого в «молодежке»? Или приход на новую стройплощадку, где надо начинать с нулевого цикла?

— Думаю, все же продолжение. Есть в сборной ребятки, которые играют уже не один отбор. Но, будем откровенны, ничего и не добились: четвертые в группе, пятые. И сомневаюсь, что уже смогут. Нужно вводить свежую кровь. Думаю, работа в «молодежке» мне поможет. Ведь три ее призыва — от 84-го года рождения до 90-го — досконально знаю. Да и за теми, кто моложе, тоже начал следить. Вы согласились прийти в сборную, выдвинув, по сути, только одно принципиальное требование: два срока.


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) — Да. Смотрите, у меня до начала цикла осталось всего четыре контрольные игры. Сложно что-то кардинально обновить. Поэтому и групповой турнир рассматриваю как этап штурма следующего отбора. При

Б АТЯ У МЕНЯ БЫ Л МЕ Х АНИ ЗАТОРОМ — НА Т РАК ТОРЕ И НА Г Р У ЗОВИК Е Т Р УДИ ЛС Я. БРАТ ДО СИХ ПОР ТАКСИ В ОРШЕ ВОДИ Т двадцати четырех командах в финальной стадии чемпионата Европы мы туда попадать обязаны. А в ближайшем отборочном цикле надо обкатать команду. Это важнее, чем бросаться фразами, мол, я и сейчас выйду. Обыграв Испанию и Францию. Интересно, угоди белорусы не в такую жесткую группу, вы и тогда на двух циклах настаивали бы? — Попытался бы, конечно. Две попытки — всегда лучше, чем одна. В «молодежке» у меня одна и была. Знал: если ею не воспользуюсь, будет «секир-башка» — и до свидания. Кстати, после проигрыша в группе шотландцам так оно едва и не случилось. Пока наша взрослая сборная будет «жеребиться» из третьей-четвертой корзин, нам всегда будет сложно выбраться из группы. Хотя в прошедшем цикле со жребием повезло. Французы после чемпионата мира были разобранными. А ру-

мыны вообще непонятно как попали во вторую корзину, завалив предыдущий отбор. Получалось, что самыми сильными соперниками оказались боснийцы. И был очень хороший шанс выйти хотя бы в плей-офф. Вот как такое могло случиться: у французов взять четыре очка — и не выйти? Как?! В матчах с албанцами и люксембуржцами надо было настраиваться и умирать, но по-любому выигрывать. Не вышло. А теперь вот фортуна должок забрала. И я на это мероприятие попал. Из первой и второй корзин получили самых сильных соперников. Да и два других — не подарки. О ком из оппонентов — испанцах с французами или грузинах с финнами — вы задумываетесь сейчас чаще? — О «не-подарках», конечно. Первым двум проиграть не зазорно. А попробуй уступи финнам… А те, между прочим, играют по всей Европе. Вон в «Шальке» парень по фамилии Пукки забивает — немецкий канал дома идет, уже несколько игр смотрю. В Испании финны есть, в Англии. А у грузин полсостава в России. Французов с испанцами мы лучше знаем. А об этих командах сразу после отпуска начнем информацию собирать, готовиться. Вергеенкомладшего — Лешу — буду посылать в разведку. Он мне перед молодежным Евро великолепные досье обо всех соперниках собрал. Даже о тех игроках, которых там не было. С вашим назначением в белорусском футболе завершилась эпоха Штанге. Немец тренировал сборную два с лишним цикла. Без видимого роста результатов. Все это время о его работе жарко спорили. — И у меня до сих пор нет твердо-

го мнения. Иногда мне казалось, что Бернд был нужен. Иногда — а что от него толку? Но, наверное, нужен он был. Хотя бы для того, чтобы игроки сборной стали жить в хороших отелях, летать на хороших самолетах, нормально питаться. В части организации он много здравого привнес. Эту планку Штанге поднял. Я поставил условие, чтобы ее не опускали. Мне это обещали твердо. Организация быта — далеко не все. — Как немец на тренировках работал, даже с соседних полей не разглядел. А как игры вел? Больших ошибок не заметил. Оплошности, конечно, были. Но такое может с любым случиться. А дров он точно не наломал, не напортачил. Статистика для нашей сборной хорошая. Поражений всего на одно больше, чем побед. Что из наработок Штанге оставите без сомнений? — В обороне сыграли неплохо. Думаю, эту линию не надо менять. Если будут живы и здоровы эти защитники, пусть играют. У них и возраст подходящий. При «стандартах» у наших ворот ничего ломать не станем. Ведь почти не пропускали. А в средней линии и впереди надо команду перестраивать. Надеюсь, Брессан, ассимилированный бразилец, в состав вольется. Вокруг него и надо что-то строить. Антона Путило можно будет использовать как инсайда. И одного яркого форварда — Сережу Корниленко или Виталия Родионова — впереди. Здесь надо много думать. Цель — повысить агрессивность? — Конечно. Играть смелее. Все команды, которые вам прежде доставались, действовали все больше вторым номером. — Да, в «Витебске» и «Сморгони»

это объективно диктовалось подбором игроков. А в «молодежке» так тоже частенько получалось. Постоянно случались проблемы со здоровьем у форвардов. По-моему, лишь раз одновременно оказались в порядке Володя Юрченко и Макс Скавыш — так они в плей-офф итальянцев и разорвали на скорости. С вашим бомбардирским «клубофедотовским» прошлым грех не практиковать такой футбол на регулярной основе. — Хорошо бы. Но против испанцев все равно не получится. Постулат Штанге о том, что тренер сборной должен быть лидером всего тренерского цеха в стране, влиять на стратегические вопросы развития игры, подкреплялся не только словами. — Бернд — иностранец. Ему и надо было так себя позиционировать. А мне оно будет в тягость. Есть в федерации люди, ответственные за стратегию. А у меня свой фронт. Большего мне не надо. Уникальность вашей ситуации в том, что первые восемь месяцев пройдут в режиме необычного совмещения. Придется готовить еще и олимпийскую сборную к Лондону. Это осложняет жизнь? — Не сильно. У двух команд только февральские сборы в Турции накладываются по срокам. Но там мы заселимся в одну гостиницу и постараемся сыграть в разные дни. Я буду заниматься преимущественно национальной сборной. А Игорь Ковалевич и Миша Мархель останутся с олимпийской. Они опытные тренеры и спокойно отработают эти два дня. А потом в планах команд будут разбежки. И их штабы перемешивать не буду.


ИНТЕРВЬЮ

Голова не идет кругом? От множества имен, пестроты задач? — Конечно, будут проблемы. Скоро выхожу из отпуска. Сразу обзвоним всех кандидатов. Надо уточнить, из каких стран их вызывать в феврале. Прикинуть, кто в какой форме к тому времени будет. Ясно, что голова закружится. Но вызывать на первый сбор по двадцать пять человек не собираюсь. Максимум по восемнадцать-девятнадцать в каждую команду. В июньских спаррингах тоже будут проблемы. В большинстве стран, в том числе в России, в мае наступают переры-

ЯНВАРЬ 2012 (01/11)

вы. Надо будет еще и потренироваться, чтобы не выйти разобранными против тех же греков. Цикл в сентябре начинаем выездом в Грузию. Это плохо. У грузин на старте всегда высок энтузиазм. Потом принимаем испанцев. Такой вот календарь. О нем еще без меня договаривались… Сокровенные базовые принципы в работе со взрослой сборной отличны от применявшихся вами в «молодежке»? — Никакой принципиальной разницы нет. Главное — тренерская интуиция и внимание к психологии.

Настроение надо поменять. В сторону самоуважения. ��братите внимание, что все известные специалисты, работающие со сборными, говорят первым делом не о технике и тактике. Вот даже Капелло: мы прибавили в психологии. За четыре дня в этом плане только и можно что-то успеть. Здесь будет полезен ваш опыт выступлений за сборную СССР при Эдуарде Малофееве? — Не думаю. Это давнее. С тех пор слишком изменились мотивационные приоритеты. Люди совсем другими стали. Теперь за идею никто не играет. Нужны иные подходы.

Например? — Уважать себя как профессионалов. Пусть это и чуть пафосно звучит. Ты или вообще не приезжай в сборную, или выходи и отдавай всего себя. А то помню, как Юра Курненин негодовал. Он рано просыпался. В шесть утра вышел в гостиничный холл — такси одно за другим подкатывают. Игроков национальной сборной подвозят. Вы куда, белорусы, приехали? Вот где поле непаханое. Уж четыре-то дня можно потерпеть. Тем более что условия для этого сейчас хорошие. Белорусские «молодежки» за во-


ИНТЕРВЬЮ

ЯНВАРЬ 2012 (01/11) семь лет трижды сыграли в финальных турнирах чемпионатов Европы. И ни разу за это время там не было россиян. Ваша трактовка такой разницы в результатах? — За два последних цикла мы провели с молодежной российской сборной три спарринга. На одном из них, в Турции, побывал Хиддинк. Мне запомнилось резюме Гуса: «Я увидел одну команду, которая умирала на поле. К сожалению, это не сборная России». Мы выиграли 3:1. Соседи-соперники, мне кажется, и тогда, и при других встречах нас недооценивали. Мастерство-то у россиян выше, кто бы спорил. Но наши парни брали свое за счет старания и самоотдачи. Оговорюсь, что в официальных матчах я российскую «молодежку» не видел. Кстати, когда наша «олимпийка» в этом году дважды играла с Россией-В Юрия Красножана, проблемы соперника были те же. Футболисты

Д У МАЮ, НАЙ ДЕМ ТОЧК И С ОПРИКОСНОВЕНИЯ. И С АНАТОЛИЕМ К АПСК ИМ, И С ВИ Т ЕЙ ГОНЧАРЕНКО У МЕНЯ НОРМА ЛЬНЫЕ ОТ НОШЕНИЯ

«Спартака», ЦСКА и «Динамо» изначально не видели серьезных оппонентов в игроках из клубов, о которых они не слышали. Футбол за такое обычно наказывает.

Для вас важно и интересно, что о вас думают в России? — Как-то не задумывался. Хотя кому не хочется, чтобы о нем думали хорошо? В России много друзей, хороших знакомых, с которыми я на связи. Тот же Серега Горлукович. Приятно было, когда прямо в Данию позвонил и поздравил с бронзой Андрей Владимирович Лексаков — директор ВШТ, где я учился, а потом получал категорию Pro. В последнее время часто выхожу на связь с Андреем Кобелевым. Оно и понятно. У него в клубе теперь мини-филиал вашей сборной: Веремко, Молош, Корниленко, Верховцов. Все — верные кандидаты. Кстати, нет опасения, что тот же новобранец Дима Верховцов сядет в Самаре на скамейку? — Не думаю. Андрей искал защитника, хорошо играющего головой. А сильнее Верховцова не вижу в этом компоненте никого на постсоветском пространстве. Даже так? — Да и внизу он нормально играет. Может, не такой быстрый, как хотелось бы. Но, думаю, Андрей найдет в линии разумный баланс. Пообещал ему, что парень не подведет. Допустим, с Димой все обойдется. А в принципе проблема занятости сборников в клубах вас не волнует? Вот вы всегда говорили, что отъезд белорусов за границу — благо… — Да, потому что у нас слабый национальный чемпионат. Но разве лучше, когда ведущие игроки сборной переводятся на скамеечный режим, как Шитов и Нехайчик в московском «Динамо»? — Меня и это сильно волнует. Вот

посмотрел статистику. Всего пятеро белорусов наиграли в российских клубах больше половины матчей. Если у нас не будет сильных футболистов с постоянной практикой в клубах, о какой сборной можно говорить? Где ее взять? Я не верю в чудеса. Их бывает одно-два на футбольный век. К вопросу о чудесах. Отнесем к ним сравнительно недавние попадания в финальные стадии топ-турниров сборных Латвии и Словении. Общее здесь то, что Александр Старков и Матьяж Кек комплектовали команды в основном из легионеров, у которых был дефицит клубной практики. — И тренеры даже выгадывали на этом обстоятельстве. Да. Как-то поразился откровениям Старкова на тренерском симпозиуме в Минске. Он сформулировал целую теорию «любви к отверженным». Игроки приезжают на родину отогреться от невзгод, они там герои, их все любят. И они прыгают ради этой родины выше головы! — Но у Старкова при всей любви к отверженным костяк сборной был из «Сконто». Вокруг этих четырехпяти человек он команду и строил. У меня такой основы пока нет. Может быть, ею станет БАТЭ. Дайто бог. Но если в клубах не будут играть все поголовно или если, к примеру, Кисляка так и оставят в «Рубине» левым защитником — тогда как быть? У Штанге отношения с БАТЭ строились как у Ленина с немцами: ни войны, ни мира. Для вас фактор союза с клубом-лидером должен стать очень важным. — Думаю, найдем точки сопри-

косновения. И с Анатолием Капским, и с Витей Гончаренко у меня нормальные отношения. Сядем за стол переговоров, как уже бывало. Конечно, противоречия возникнут. Но всегда надо искать компромиссы. Здесь ведь главное — этот первый год выдюжить. Он для меня будет в жизни самым сложным. И Олимпиада, и старт отбора. Какие его итоги сочтете за достижение? — Очень хочу в Лондоне удачно сыграть. Тогда и отношение к футболу в стране изменится. Вот есть такое же предчувствие, как и перед молодежным чемпионатом Европы: что из группы выйдем. А там — как карта ляжет. Ну а национальной сборной — очков набрать. Чтобы оставались шансы на хороший финиш. Без надежды зимовать тяжело. Не исключено, что после двух-трех игр скажут — извини. И контракт на два цикла не спасет. Значит, надо с первого тура цепляться за очки. Все-таки в футболе они — главное. А в коротком турнире — тем более. Проигрывать страшно? — Нет. Если бы боялся, на Олимпиаду не попали бы. Перед Евро провели два спарринга — в Чехии и Испании. Это были две первые команды по молодежному рейтингу. Так я чуть ли не танцевал, когда они согласились с нами сыграть. Нельзя бояться поражений. Вот я на бильярде играть люблю. Там как? Стоит внутри сомнению колыхнуться — точно не забьешь шар. В футболе так же. А чего тогда боитесь? — Я в жизни уже всего отбоялся. Кроме несчастья с родными и близкими. Или друзьями. Этого только и боюсь.


ЛИГА ЧЕМПИОНОВ


Football magazin 11 2011