Page 1

Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива» Проект «Организации инвалидов за ратификацию и реализацию в России Конвенции ООН о правах инвалидов»

Информационно-правовой бюллетень

Права инвалидов и их защита

Финансовая поддержка проекта Институт «Открытое общество» OSI _ Фонд Сороса в сотрудничестве с Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека 2009 - 2010 1


Составитель: М.Б. Ларионов, руководитель юридической группы РООИ «Перспектива» Редактор: М.Ю. Веселов Фотоиллюстрации: М.Ю. Веселов

2


СОДЕРЖАНИЕ Вступительное слово ................................................................................................................4 Обзор судебной практики по защите прав инвалидов ............................................................6 § Дело Кирилла Дроздкова ........................................................................................6 § Судебное дело: Павел Обиух против ОАО «Авиакомпания Сибирь» ..................7 § Судебное дело: Оксана Чечет против бюро МСЭ..................................................8 § Судебное дело: Лидия Михалапова против ОАО «Российские железные дороги» ................................................................................................................................10 § Судебное дело: Ольга Макарова (мать ребенка-инвалида) против СРО ФСС РФ ................................................................................................................................11 § Судебное дело: Татьяна К. (мать ребенка-инвалида) против Нижегородского регионального отделения ФСС РФ.......................................................................13 Теория и практика применения законодательства ................................................................15 § "Роль ИПР в социальной реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья"................................................................................................................15 § Некоторые вопросы ежемесячной компенсационной выплаты работающим и не работающим инвалидам в городе Москве. ...........................................................18 § Новое положение о ПМПК: достоинства и недостатки. ......................................20 § Человек нетрудоспособный в связи с нуждаемостью в постоянном постороннем уходе имеет право на получение компенсационной выплаты в соответствии ...23 § с Указом Президента РФ от 26.12.2006 № 1455...................................................23 § Нормативно-правовое обеспечение трудоустройства инвалидов с психическими расстройствами. .....................................................................................................25 Перспективы ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов: Материалы круглого стола «Совершенствование российского законодательства и изменение политики государственных органов в связи с подписанием Конвенции ООН о правах инвалидов и ее предстоящей ратификацией» .............................................................................................29 Участники проекта..................................................................................................................64

3


Дорогие друзья! Вопросы государственной социальной политики в отношении людей с инвалидностью в последние годы становятся все более актуальными для Российской Федерации. Именно сейчас, в связи с подписанием нашей страной Конвенции ООН о правах инвалидов, происходит становление нового стратегического пути социального развития России. Поскольку социальная политика государства формируется через законодательные акты разного уровня, для разработки обоснованных предложений и рекомендаций по их изменению необходим глубокий анализ действующей нормативной базы и её практической реализации. Настоящий бюллетень имеет своей целью донести до людей с инвалидностью, юристов, правозащитников, законодателей, правоприменителей и других заинтересованных лиц как положительную, так и отрицательную практику в сфере реализации своих прав лицами с ограниченными возможностями. Наряду с описаниями дел, которые вели юристы проекта, бюллетень содержит ряд аналитических статей по самым различным вопросам жизнедеятельности людей с инвалидностью. Большая часть издания посвящена материалам круглого стола «Совершенствование российского законодательства и изменение политики государственных органов в связи с подписанием Конвенции ООН о правах инвалидов и ее предстоящей ратификацией». Надеемся, что выводы и рекомендации, содержащиеся в издании, вызовут серьезную дискуссию о необходимых изменениях в законодательстве Российской Федерации и совершенствовании правоприменительной практики. Наша работа показала, что, для достижения успеха в изменении ситуации с соблюдением прав инвалидов на институциональном уровне, необходимо эффективное взаимодействие практикующих юристов и активистов с законодательными и исполнительными органами власти федерального и регионального уровня. Просвещение юридического сообщества в области прав инвалидов также имеет важное значение, поскольку позволяет практикующим юристам более качественно оказывать квалифицированную помощь данной категории граждан. Электронная версия бюллетеня выпущена в рамках проекта «Организации инвалидов за ратификацию и реализацию в России Конвенции ООН о правах инвалидов». Данный проект осуществляется в 4 регионах России (Архангельске, Нижнем Новгороде, Москве и Ставрополе) при финансовой поддержке Института «Открытое общество – Фонд Сороса» в сотрудничестве с Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека. Основными задачами проекта являются: мониторинг нарушений прав инвалидов и случаев дискриминации инвалидов, выявление несоответствие российского законодательства положениям Конвенции ООН о правах инвалидов, выработка конкретных предложений законодательным и исполнительным органам власти, а также просвещение юридического сообщества о правах инвалидов. В рамках данного проекта в регионах работают профессиональные юристы, которые оказывают бесплатные консультации, представляют интересы инвалидов в суде, проводят семинары и тренинги для инвалидов, их родителей, а также для юристов и студентов юридических факультетов. Мы будем рады сотрудничеству с вами в защите прав инвалидов. Юридическая группа проекта 4


См. контактную информацию в конце издания

Перспектива предлагает сотрудничество юридическим факультетам Юристами «Перспективы» совместно с Фондом «Центр защиты прав человека им. Э. М. Аметистова» разработан учебный курс «Права лиц с ограниченными возможностями по Российскому и международному законодательству» для прочтения на юридических факультетах ВУЗов России. Целью курса является: ознакомление студентов с международным и российским законодательством в области прав инвалидов и социальной защиты инвалидов. Учебный курс подробно рассматривает законодательство, регулирующее различные права людей с инвалидностью. Следуя за международным сообществом, разработчики курса рассматривают проблему инвалидности как проблему прав человека и недискриминации. Именно этим наш учебный курс отличается от курса по праву социального обеспечения. Данный учебный курс уже внедрялся в некоторых ВУЗах Москвы, Самары, Нижнего Новгорода, Архангельска, Владимира и вызвал интерес не только среди преподавателей, но и студентов.

5


Обзор судебной практики по защите прав инвалидов Команды проекта активно представляли интересы инвалидов и родителей детейинвалидов в судах и других органах государственной власти. С одной стороны, оказывалась юридическая поддержка реальным людям, а, с другой стороны, эти дела являлись объектами исследований в рамках мониторинга нарушений прав инвалидов. На основе этих дел анализировались положения законодательства на предмет несоответствия общепринятым мировым стандартам и вырабатывались конкретные предложения Москва Дело Кирилла Дроздкова В нашу организацию обратилась мама ребенка-инвалида Дроздкова Кирилла. Кирилл передвигается на коляске и учится в обычной общеобразовательной школе, класс начальной школы расположен на 1 этаже. Дроздков успешно завершил обучение в начальных классах, и при переводе его в 5й класс выяснилось, что дальнейшая учёба будет проходить на 2-м и 3-ем этажах, которые были для него недоступны. Администрацией образовательного учреждения ему было предложено перейти на надомное обучение. Юристами было составлено письмо в Департамент образования города Москвы с настоятельной просьбой установить в школе подъемник для ребенка-инвалида. Проблема Кирилла была поднята на митинге в поддержку инклюзивного образования «Дети должны учиться вместе», организованном РООИ Перспектива. История с Кириллом вызвала большой общественный резонанс. Сюжет о Кирилле был показан по Первому каналу. http://www.1tv.ru/news/social/145518 В «Новой газете» была опубликована большая статья с прямым обращением к министру образования: http://spb.novayagazeta.ru/data/2009/059/04.html http://www.novayagazeta.ru/data/2009/098/04.htm В результате подъемник был установлен. Это дело выявляет отсутствие системного механизма обеспечения прав инвалидов. Для установки одного подъемника в общеобразовательной школе были привлечены ряд СМИ и непосредственно министр образования, хотя эту проблему можно было бы решить ещё на муниципальном уровне. В описанном случае правоприменительная практика идет вразрез с положениями ст. 24 Конвенции ООН, а именно: Ø государства-участники обеспечивают инклюзивное образование на всех уровнях; Ø чтобы инвалиды не исключались по причине инвалидности из системы общего образования, а дети-инвалиды — из системы бесплатного и обязательного начального образования или среднего образования; Ø чтобы обеспечивалось разумное приспособление, учитывающее индивидуальные потребности

6


Судебное дело: Павел Обиух против ОАО «Авиакомпания Сибирь» С февраля по июль 2009 г. длилась тяжба между незрячим пассажиром Павлом Обиухом и авиакомпанией «Сибирь» по факту отказа в перевозке. Решением Ленинского районного суда Тульской области удовлетворены требования Павла о взыскании морального вреда за отказ принять его к перевозке. Интересы Павла представлял юрист РООИ Перспектива совместно с коллегами из Международной конфедерации обществ защиты прав потребителей (КонФОП). Правовая позиция представителей истца состояла в следующем: В соответствии со ст.786 ГК РФ заключение договора перевозки удостоверяется билетом. Павел Обиух имел все вышеуказанные документы, что подтверждает факт договорных отношений с Авиакомпанией «Сибирь». В силу ст.310 ГК РФ односторонний отказ от договора допускается только в случаях, предусмотренных законом. Согласно подп.З п.1 ст. 107 Воздушного Кодекса РФ перевозчик может в одностороннем порядке расторгнуть договор воздушной перевозки пассажира в случае, если состояние здоровья пассажира воздушного судна требует особых условий воздушной перевозки либо угрожает безопасности самого пассажира или других лиц, что подтверждается медицинскими документами. Ни одного из вышеуказанных обстоятельств в случае с Павлом Обиухом не было. Сотрудникам регистрационной службы должно было быть известно об инвалидности Обиуха П.А., поскольку авиакомпания была заранее уведомлена. Факт уведомления подтверждается письмом туристической компании «РусАэро» с приложенными документами: 1. Извлеченными сведениями из бронирования АСБ «Сирена»; 2. Копией электронного билета №4216150739957 5. Никаких препятствий для полета, связанных с состоянием здоровья Обиуха П.А., не существовало. При таких обстоятельствах, отказ от исполнения договорных обязательств является недопустимым. В соответствии со ст. 10 Закона РФ «О защите прав потребителей» исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, в том числе информацию о правилах оказания услуг. Никакой информации о существовании в компании «Сибирь» специальных условий для перевозки пассажира с отсутствием зрения на авиабилете не содержится. Согласно части 3 статьи 4 Закона РФ «О защите прав потребителей», если исполнитель при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях оказания услуги, то исполнитель обязан оказать услугу, пригодную для использования в соответствии с этими целями. С момента приобретения билета сотрудники авиакомпании «Сибирь» были поставлены в известность о том, что услуга используется пассажиром с отсутствием зрения, и должны были обеспечить предоставление услуги перевозки в соответствии с заключенным договором перевозки. Тем более, что они не отрицали, что им было известно о том, что билет приобретался для незрячего пассажира. Ссылки авиакомпании на ведомственные правила, устанавливающие специальные правила перевозки пассажиров с отсутствием зрения, считаем неправомерными. В силу статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», организации независимо от организационно-правовых форм создают условия инвалидам (включая 7


инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры, а также создают условия для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, междугородным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта. Полагаем, что наличие в ведомственных правилах каких-либо ограничений допуска инвалидов любых категорий к воздушной перевозке нарушает п.3 ст.55 Конституции РФ, в силу которой права и свободы граждан могут быть ограничены только федеральным законом. Ни в одном законе такие ограничения не предусмотрены. В соответствии с п. 110 Федеральных авиационных правил (утв. Приказом Минтранса № 82 от 27.06.2007г.) перевозчик вправе отказать в перевозке пассажира в кресле-коляске, больного на носилках при отсутствии на отдельных воздушных судах условий, необходимых для перевозки таких пассажиров. Павел Обиух не передвигается в кресле-коляске, не является лежачим больным, не нуждается в специальных условиях перевозки. Следовательно, у авиакомпании отсутствовали какие-либо правовые основания отказать Павлу в перевозке. Отсутствие сопровождающего инвалида лица не является основанием для одностороннего отказа в перевозке. Тульский областной суд полностью оставил в силе решение суда первой инстанции. Кассационная жалоба авиакомпании "Сибирь" оставлена без удовлетворения. Судебное заседание вызвало большой общественный резонанс. Именно в связи с этим случаем по предложению юристов Перспективы депутатом Госдумы М.Б.Терентьевым была создана рабочая группа по совершенствованию законодательства в области воздушных перевозок. С сюжетами в СМИ можно ознакомиться здесь: http://pravo.perspektiva-inva.ru/index.php?642 Дело Павла Обиуха показало, что в Российской Федерации даже при наличии неплохого федерального законодательства, на практике нарушаются права лиц с инвалидностью, закрепленные в ст. 9 Конвенции ООН: Ø государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах Судебное дело: Оксана Чечет против бюро МСЭ В нашу организацию обратилась Чечет Оксана, являющаяся с 6 лет инвалидом по слуху. На очередном освидетельствовании бюро МСЭ сняло с нее 3 группу инвалидности, несмотря на потребность Оксаны как в лечении, так и в технических средствах реабилитации (слуховом аппарате). Юридической группой РООИ «Перспектива» на основании Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" была составлена жалоба в Савеловский суд г. Москвы. Наша правовая позиция заключалась в следующем: согласно ст.9 федерального закона от 24 ноября 1995 г. №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» реабилитация инвалидов - система и процесс полного или частичного восстановления способностей инвалидов к бытовой, общественной и профессиональной деятельности. Реабилитация инвалидов направлена на устранение или возможно более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья 8


со стойким расстройством функций организма, в целях социальной адаптации инвалидов, достижения ими материальной независимости и их интеграции в общество. Основные направления реабилитации инвалидов включают в себя: восстановительные медицинские мероприятия, реконструктивную хирургию, протезирование и ортезирование, санаторно-курортное лечение; Реализация основных направлений реабилитации инвалидов предусматривает использование инвалидами технических средств реабилитации, Согласно Федеральному перечню реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, утвержденному распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2005 г. №2347-р в разделе Технические средства реабилитации инвалидам по слуху предоставляются следующие технические средства реабилитации и услуги: 16. Сигнализаторы звука световые и вибрационные. 17. Слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления. 18. Телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами. 19. Телефонные устройства с текстовым выходом. В разделе услуги инвалидам по слуху указано 26. Предоставление услуг по сурдопереводу. Осуществление реабилитационных мероприятий производится путем разработки индивидуальной программы инвалида и её исполнения. Индивидуальная программа реабилитации разрабатывается параллельно с установлением группы и степени инвалидности и выдачей справки МСЭ. Весь этот перечень мероприятий невозможно осуществить без получения статуса «инвалид» Согласно п.5 Правил признания лица инвалидом, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. №95 в редакции Постановления Правительства РФ от 07 апреля 2008 г. № 247: Условиями признания гражданина инвалидом являются: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Однако решением суда в иске было отказано на том основании, что Чечет О.В. прошла все стадии обследования в бюро МСЭ, и у суда нет оснований не доверять заключениям специалистов бюро МСЭ. На данный момент нами подана кассационная жалоба на решение суда. Доводы истицы, подкрепленные медицинскими документами независимых экспертов, о том, что ей необходим слуховой аппарат, являющийся техническим средством реабилитации, выдаваемым бесплатно только инвалидам в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 апреля 2008 г. N 240 "О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезноортопедическими изделиями" были судом проигнорированы полностью. Также судом были проигнорированы представленные доказательства стойких нарушений сенсорных функций организма: двусторонняя сенсоневральная глухота справа, тугоухость 3 степени слева, что, согласно международной врачебной классификации определяется как 3 степень тугоухости. Такая потеря слуха на левом ухе позволяет слышать только громкий голос у самого уха и отдельные слова. Следует учитывать, что тугоухость у Чечет прогрессирует, следующая 4 степень тугоухости означает полную глухоту. Также судом были проигнорированы те аргументы, что трудиться Оксана Чечет может только в 9


специально созданных условиях, так как с прежнего места работы была вынуждена уволиться в связи с тем, что по состоянию здоровья не справлялась со своими трудовыми функциями. Это дело выявляет не только существенные недостатки системы медико-социальной экспертизы в Российской Федерации, а именно: неполно проводится освидетельствование, не учитываются ни потребности инвалидов, ни заключения независимых специалистов. Дело также отражает неосведомленность иных органов власти (в нашем случае – судебной) в вопросах реабилитации людей с ограниченными возможностями. За последние несколько лет наметилась тенденция к увеличению отказов в установлении инвалидности по формальным основаниям, несмотря на реальную нуждаемость этих лиц в реабилитационных мероприятиях. Такая практика не соответствует положениям статей 1 и 26 Конвенции ООН: Ø К инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими (статья 1); Ø государства-участники организуют, укрепляют и расширяют комплексные абилитационные и реабилитационные услуги и программы, особенно в сфере здравоохранения, занятости, образования и социального обслуживания, таким образом, чтобы эти услуги и программы начинали реализовываться как можно раньше и были основаны на многопрофильной оценке нужд и сильных сторон индивида; Судебное дело: Лидия Михалапова против ОАО «Российские железные дороги» В нашу организацию обратилась инвалид 2 группы. Ее дело состояло в следующем: в 2007 году, будучи работником фарфорового завода, она попала под поезд на территории завода в рабочее время. Поезд принадлежал ОАО РЖД и привозил на завод сырье. В результате несчастного случая Михалапова получила серьезную травму (ампутация нижних конечностей), стала инвалидом 2 группы и потеряла работу. Несчастный случай произошел вследствие грубого нарушения правил безопасности со стороны работников ОАО РЖД. В отношении одного из них было возбуждено уголовное дело, которое было прекращено в связи с истечением срока давности. Тогда нами было принято решение подать гражданский иск к ОАО РЖД как причинителю вреда, с целью компенсации морального вреда и дополнительных расходов (основные расходы были оплачены ФСС). По нашему мнению, вина работников Московско-Смоленского отделения Московской железной дороги филиала ОАО РЖД станции Голицыно машиниста Ткача В.А. и составителя поездов Бабаева А.В. была установлена заключением комплексной технической экспертизы от 6.04.2007 года, а также Актом о несчастном случае на производстве от 20.04.2007 года. Бабаевым А.В. были нарушены следующие нормативные акты: · · · · ·

п.1.3 Правил технической эксплуатации ЦРБ—756, п.11.20 Инструкции по движению поездов и маневровой работе на железных дорогах Российской федерации ЦД-790, п.11.23 Инструкции по движению поездов и маневровой работе на железных дорогах Российской федерации ЦД-790, п.2.1.17. Правил по охране труда в хозяйстве перевозок федерального железнодорожного транспорта ПОТ РО-32-ЦД—855-01, п.8.2, п.8.6 Инструкции по сигнализации на железнодорожных Российской федерации ЦРБ-757, 10


· ·

п.3.1 Инструкции составителю поездов и его помощнику ЦД-920, п.3.1 Инструкции по охране труда для составителей поездов станции Голицыно Московской железной дороги ИОТ-1823-001-04.

Таким образом, действиями работников ОАО «РЖД» Московско-Смоленским отделением Московской железной дороги филиала ОАО РЖД станции Голицыно Бабаева А.В. и Ткача В.А. был причинен большой моральный вред Михалаповой. Она испытывала и продолжает испытывать огромные физические и нравственные страдания, вызванные тем, что: · потеряла относительно хорошо оплачиваемую работу, (Справка о заработной плате ОАО «Голицынский керамический завод» (около 30 000 руб.) · высокую должность, так как она была высококвалифицированным специалистом (инженером—технологом) ОАО «Голицынского керамического завода», ее уважали и ценили коллеги и руководство завода, · после получения ею травмы у нее фактически распался брак с ее мужем Михалаповым О.Л. 10.10.1959 г.р. Он ушел от нее по причине ее инвалидности – это может быть подтверждено показаниями свидетелей Погореловой С. Б., проживающей по адресу: г. Голицыно ул. Советская д. 60 и Ивановой Г. А., проживающей по адресу: г. Голицыно ул. Советская д. 52 корп. 7 кв. 61 · она перенесла длительное лечение в Главном клиническом военном госпитале Федеральной службы безопасности · в связи с инвалидностью она не чувствует себя полноценным членом общества, поскольку утратила все социальные связи, лишена возможности жить полноценной жизнью, работать и быть полезной окружающим и обществу. В соответствии со ст. 1100 ГК РФ моральный вред, причиненный источником повышенной опасности компенсируется независимо от вины причинителя вреда. В данном деле вина причинителя вреда установлена, что может служить обстоятельством, повышающим ответственность причинителя вреда. Решением Одинцовского городского суда требования Михалаповой были удовлетворены частично. Значение дела Михалаповой для защиты прав инвалидов состоит в том, что компенсация морального вреда для инвалидов, как правило, носит формальный характер, а в данном деле нам удалось добиться большой суммы возмещения ущерба. Ставрополь Судебное дело: Ольга Макарова (мать ребенка-инвалида) против СРО ФСС РФ В рамках проекта были представлены интересы Макаровой О.Д. в суде кассационной инстанции, в результате чего кассационная жалоба кассатора осталась без удовлетворения, а решение суда первой инстанции – без изменения. 13.11.2008 года, Макарова О.Д. обратилась в СРО ФСС филиал № 10 г. Ставрополя с заявлением о выплате ей компенсации за самостоятельно приобретенное средство реабилитации ребенка-инвалида — Макарова А.Э., 2005 г.р., - ортопедическую обувь (две пары) в размере 7970 (Семь тысяч девятьсот семьдесят) рублей в соответствии с приложенным к заявлению кассовыми и товарными чеками. На заявление от 13.11.2008 года Макарова О.Д. получила ответ СРО ФСС от 15.12.2008 г., в котором утверждалось, что приобретенная ею обувь не является ортопедической и, в связи с этим, а также в связи с тем, что Макаровой О.Д. не исполняются назначения индивидуальной программы реабилитации (далее ИПР) ребенкаинвалида, у ФСС нет возможности выплатить ей компенсацию. 11


Согласно ИПР № 878 от 08.05.2008 г. ребенка-инвалида, ему полагается 4 пары ортопедической обуви в год. В соответствии с абз. 2 ст. 11 ФЗ РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" № 181 ФЗ, индивидуальная программа реабилитация инвалида является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности. Наша правовая позиция: считать отказ филиала № 10 СРО ФСС г. Ставрополя по выплате Макаровой компенсации за самостоятельно приобретенную ортопедическую обувь — незаконным и нарушающим ее и права ее ребенка-инвалида по следующим основаниям: в соответствии со ст. 11 ФЗ РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» - инвалид вправе самостоятельно решить вопрос об обеспечении себя конкретным техническим средством реабилитации или видом реабилитации, включая кресла-коляски, протезно-ортопедические изделия... Если предусмотренное индивидуальной программой реабилитации техническое средство реабилитации либо услуга не могут быть предоставлены инвалиду или если инвалид приобрел соответствующее средство либо оплатил услугу за собственный счет, то ему выплачивается компенсация в размере стоимости технического средства реабилитации, услуги, которые должны быть предоставлены инвалиду. В соответствии с п. 7 Постановления Правительства РФ от 07.04.2008 N 240 "О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями" - в случае если предусмотренное программой реабилитации (заключением) техническое средство (изделие) не может быть предоставлено инвалиду (ветерану) или если он самостоятельно приобрел указанное техническое средство за счет собственных средств, инвалиду (ветерану) выплачивается компенсация в размере стоимости технического средства (изделия), которое должно быть предоставлено инвалиду (ветерану) в соответствии с программой реабилитации (заключением). Решение о выплате компенсации принимается уполномоченным органом на основании поданного инвалидом (ветераном) либо лицом, представляющим его интересы, заявления о возмещении расходов по приобретению технического средства (изделия), а также программы реабилитации (заключения) и документов, подтверждающих эти расходы. В базу доказательств по делу были также положены экспертные заключения №№ 1663, 1664 ГУП СК «Бюро товарных экспертиз», в соответствии с которыми ботинки детские, фирмы smallmen/minimen размер 28, по цене 4300 и 3670 руб. по технологии изготовления и применяемых материалов относятся к ортопедической обуви. Таким образом, своими действиями Филиал №10 Ставропольского регионального отделения Фонда социального страхования причиняет нравственные страдания Макаровой и ее ребенку. Принимая решение об отказе в предоставлении компенсации, СРО ФСС нарушает права ребенка на защиту со стороны государства. В течение последнего времени Макарова и ее семья находятся в тяжелом психологическом состоянии. Так как СРО ФСС отказывается в добровольном порядке удовлетворить ее законные требования, Макарова вынуждена затрачивать свое время и средства для защиты нарушенных прав моего ребенка. Ольга Макарова считала, что своими действиями СРО ФСС наносит ей и ее ребенку нравственные страдания, то есть моральный вред, на возмещение которого они имеют право в соответствии со ст. 151 ГК РФ, так как нарушаются личные неимущественные права на социальное обеспечение, установленные Конституцией РФ, Конвенцией о правах ребенка и ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" № 181 ФЗ. Моральный вред, нанесенный ребенку, оценивает в сумме 5000 (Пять тысяч) рублей. 12


Истица просила суд о следующем: 1. Признать отказ ГУ СРО ФСС филиал № 10 в выплате, Макаровой Ольге Дмитриевне, действующей в интересах ребенка-инвалида — Макарова Алексея Эдуардовича, 2005 года рождения, компенсации за самостоятельно приобретенное средство реабилитации инвалида, обувь ортопедическую (две пары) в размере 7970 рублей — незаконным. 2. Взыскать с ответчика ГУ СРО ФСС филиал № 10 в пользу Макаровой О.Д, 7970 (Семь тысяч девятьсот семьдесят) рублей за самостоятельно приобретенную ортопедическую обувь для ребенка-инвалида. 3. Взыскать с ответчика ГУ СРО ФСС филиал № 10 в Макаровой О.Д. пользу, 800 (Восемьсот) рублей, в качестве возмещения издержек, связанных с рассмотрением дела, а именно компенсации за проведенную за свой счет экспертизу ортопедической обуви. 4. Взыскать с ответчика ГУ СРО ФСС филиал № 10 в пользу Макаровой О.Д. 5.000 (Пять тысяч) рублей в качестве компенсации морального вреда. Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя от 16.04.2009 года исковые требования Макаровой О.Д. в своих и в интересах ребенка-инвалида Макарова А.Э., 2005 г.р., к СРО ФСС филиал № 10 г. Ставрополя о признании действий незаконными, взыскании компенсации за самостоятельно приобретенные технические средства реабилитации инвалида, морального вреда — удовлетворены частично. Не соглашаясь с указанным решением суда, СРО ФСС подал кассационную жалобу. В качестве компенсации морального вреда взыскано 3000 рублей. Требования о взыскании компенсации за самостоятельно приобретенные технические средства реабилитации удовлетворены в полном объеме. В остальной части иска отказано. Данное дело имело стратегическое значение, в том плане, что Ставропольское региональное отделение ФСС в лице 10 филиала после этого прецедента, выплатило аналогичные компенсации порядка 20 инвалидам.

Нижний Новгород Судебное дело: Татьяна К. (мать ребенка-инвалида) против Нижегородского регионального отделения ФСС РФ В индивидуальной программе реабилитации ребенка-инвалида было предусмотрено обеспечение его инвалидной коляской. Поскольку колясок такого типа у организацийпоставщиков, отобранных ФСС, не было в наличии, родители самостоятельно приобрели ее за 30000 руб., однако фондом социального страхования была выплачена компенсация лишь в размере 11300 руб. Это было вызвано разночтением норм законодательства в сфере обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации. Наша правовая позиция: имеет место нарушение прав, поскольку в законодательстве нет правила о том, что размер компенсации за самостоятельно приобретенные

инвалидом технические средства реабилитации определяется исходя из стоимости изделий, закупаемых региональным отделением фонда Социального страхования в соответствии с заключенными Государственными контрактами на их поставку. Напротив, согласно п.6 «Правил обеспечения за счет средств федерального бюджета инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями» в том случае, «если предусмотренное индивидуальной программой реабилитации техническое средство реабилитации не может быть предоставлено 13


инвалиду, а протез, протезно-ортопедическое изделие - ветерану или если эти лица самостоятельно обеспечили себя соответствующим средством (изделием) путем приобретения за собственный счет, им выплачивается компенсация в размере фактически понесенных расходов, но не более стоимости технического средства реабилитации, протеза, протезно-ортопедического изделия, которое должно было быть предоставлено инвалиду, ветерану по индивидуальной программе реабилитации». (утв. Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2005 г. N 877)

Это означало, что матери как законному представителю ребенка с инвалидностью стоимость приобретенной коляски должна была быть компенсирована полностью. С целью решения данного вопроса мы обратились в прокуратуру Нижегородской области, которая передала материалы дела в прокуратуру г. Выкса,, где проживает семья. Полученный спустя месяц ответ прокурора г. Выкса нас не удовлетворил. Прокурор посчитал действия филиала регионального отделения ФСС законными, однако при этом указал, что возможна защита прав в судебном порядке. Посовещавшись с мамой ребенка, мы подготовили повторное обращение в областную прокуратуру. В нем были указаны все обстоятельства данного дела, которые, по нашему мнению, являлись юридически значимыми, а также причины несогласия с ответом прокурора Выксунского района Нижегородской области. В частности, было указано на то, что приобретенная коляска соответствует рекомендациям ИПР ребенка, а привязка суммы компенсации за самостоятельно приобретенное ТСР к стоимости изделий, закупаемых региональным отделением в соответствии с заключенными Государственными контрактами на поставку технических средств реабилитации, в законодательстве РФ отсутствует. Сотрудники областной прокуратуры тщательно изучили данное дело, запросили дополнительные материалы и в феврале 2009г. приняли решение обратиться в суд с иском в защиту прав ребенка-инвалида. 20 мая Мировым судьей участка №6 г. Выкса иск был удовлетворен в полном объеме. Суд принял решение взыскать в пользу Татьяны К. с государственного учреждения «Нижегородское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации» компенсацию за приобретенное техническое средство реабилитации в сумме 18700 руб. В решение судья указал, что право выбора конкретной модели коляски при имеющихся вариантах имеет инвалид либо его законный представитель. Ограничений стоимости при этом не установлено. Обстоятельство, что определенная модель колясок для детей с ДЦП поставляется по гос. контракту, также не имеет значения, поскольку ни законом, ни «Правилами обеспечения за счет средств федерального бюджета инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями» предпочтений для средств реабилитации, приобретенных в таком порядке, перед иными ТСР не установлено. 05 августа 2009 г. данное решение вступило в законную силу. Надо отметить, что дело было инициировано юристами «Инватур», однако иск был подан прокурором. Оба вышеописанных случая затрагивают права детей-инвалидов на обеспечение их средствами реабилитации. Эти права отражены в статьях 7 и 20 Конвенции ООН: Статья 7 Дети-инвалиды Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения полного осуществления детьми-инвалидами всех прав человека и основных свобод наравне с другими детьми. Во всех действиях в отношении детей-инвалидов первоочередное внимание уделяется высшим интересам ребенка. Статья 20 Индивидуальная мобильность 14


Государства-участники принимают эффективные меры для обеспечения индивидуальной мобильности инвалидов с максимально возможной степенью их самостоятельности, в том числе путем: a) содействия индивидуальной мобильности инвалидов избираемым ими способом, в выбираемое ими время и по доступной цене; b) облегчения доступа инвалидов к качественным средствам, облегчающим мобильность, устройствам, ассистивным технологиям и услугам помощников и посредников, в том числе за счет их предоставления по доступной цене;

Теория и практика применения законодательства "Роль ИПР в социальной реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья". Ларионов М. Б. руководитель юридической группы РООИ "Перспектива" Москва Социокультурная реабилитация - выявление творческих способностей, умений, навыков, природных качеств личности и реализация их в культурной деятельности. Здесь инвалид получает всестороннее развитие, развитие личностных качеств и тем самым обусловливается их социальная защищенность и максимальная интеграция их в общество. По предложению Правительства Российской Федерации в 2003 году в статье 9 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" социально-психологическая и социокультурная реабилитации были определены в числе основных направлений реабилитации инвалидов. Далее, социокультурная реабилитация в качестве необходимой составной части мероприятий по социальной реабилитации детей-инвалидов включена в индивидуальную программу реабилитации в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 9 ноября 2004 г. N 287. Новый приказ Минздравсоцразвития от 4 августа 2008 г. N 379н, устанавливающий новую форму ИПР, также предусматривает социокультурную реабилитацию. Как установлено законодательством, весь комплекс реабилитационных мероприятий для конкретного человека с инвалидностью сводится в единый документ индивидуальную программу реабилитации (ИПР). Согласно закону «О социальной защите инвалидов в РФ», ИПР является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм.

15


ИПР содержит как реабилитационные мероприятия, предоставляемые инвалиду с освобождением от платы в соответствии с федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, так и реабилитационные мероприятия, в оплате которых принимают участие сам инвалид либо другие лица или организации независимо от организационно-правовых форм. Однако, как показывает практика, в нарушение статей 9 и 11 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» учреждения медико-социальной экспертизы не вносят в индивидуальные программы реабилитации все оптимальные для детей с особыми потребностями реабилитационные мероприятия. Практически все ИПР содержат мероприятия только по медицинской реабилитации, тогда как дети с особыми потребностями прежде всего нуждаются в мероприятиях социальной и психологопедагогической реабилитации. Есть еще один показательный момент. Если раньше в старой форме ИПР еще были подсказки о том, что в раздел ИПР «социокультурная реабилитация» вносится запись о нуждаемости в информировании и консультировании по вопросам социокультурной реабилитации, оказании содействия во взаимодействии с учреждениями культуры, о показанных к занятиям видах искусства согласно заключению федерального учреждения МСЭ», то в новой форме ИПР даже эти подсказки убрали. В Федеральном перечне реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, отсутствуют мероприятия по социальной реабилитации, в том числе социокультурной, что исключает, соответственно, финансирование этих мероприятий за счет федерального бюджета. Необходимо добавить, что с 01 января 2005 года утратила силу ст. 12, которая называлась «Государственная служба реабилитации инвалидов» Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ», устанавливающая основы деятельности службы, что позволяет говорить о разрушении проводимой реформой системы социальной реабилитации как института социальной защиты инвалидов. Сложившаяся ситуация не нашла своего разрешения и после внесения дополнений в Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (в редакции федерального закона от 31 декабря 2005 г. № 199-ФЗ) об участии в обеспечении социальной защиты органов государственной власти субъектов Российской Федерации, поскольку их компетенция в этой сфере, включающей реабилитацию, не была определена. Нельзя сказать, что регионы не уделяют этой проблеме должного внимания. К примеру, только в Москве, согласно Стратегии повышения качества жизни инвалидов на период до 2020 года, на реализацию мероприятий по социокультурной реабилитации инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности за период с 2007 по 2009 годы выделено более 200 миллионов рублей. Цифра немалая, но нам всем надо честно признать, что такие мероприятия не охватывают всех людей с инвалидностью и особенно всех детей – инвалидов. Указанные пробелы в нормативной правовой базе препятствуют практическому осуществлению мер в сфере культуры по развитию социокультурной реабилитации, которая могла бы охватить если не всех, то большую часть детей - инвалидов.

16


Серьезной проблемой в налаживании этой деятельности на должном профессиональном уровне является, на наш взгляд, недостаточное использование уже имеющегося механизма предоставления реабилитационных услуг с помощью разработки ИПР, как обязательного для исполнения документа. Необходимо, чтобы учреждения здравоохранения (имеются в виду органы МСЭ) включали в обязательном порядке в ИПР мероприятия по социальной реабилитации, а исполнителями указывались не только учреждения культуры, но и образования – коррекционные и инклюзивные, которые в образовательном процессе используют методики социокультурного компонента, а также негосударственные образовательные учреждения, осуществляющие профессиональную деятельность в этой области. Естественно, такой сложный вопрос должен решаться с учетом правовой, организационной, кадровой, финансовой и психолого – педагогической составляющей. В целях обеспечения полной реабилитации инвалидов не только медицинской, профессиональной, но и социальной реабилитацией, а также реализации права инвалидов на участие в культурной жизни общества средствами государственной политики, создания для них в этой сфере равных возможностей с остальными гражданами необходимо: разработать концепцию социокультурной реабилитации инвалидов в Российской Федерации; определить организационно-функциональные и правовые основы и перспективы развития социокультурной реабилитации инвалидов в стране; разработать стандарты услуг в сфере социокультурной реабилитации, а также типовые модели и современные технологии ее практического осуществления; создать условия для научно-методического и информационного обеспечения социокультурной реабилитации инвалидов, разработать соответствующую систему профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров; разработать стандарты, устанавливающие требования по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры; Только таким образом, в комплексном решении, будет обеспечен более полный охват детей с инвалидностью, иных лиц с ограниченными возможностями здоровья, которые нуждаются в социокультурной реабилитации.

17


Некоторые вопросы ежемесячной компенсационной выплаты работающим и не работающим инвалидам в городе Москве. Черкашин М.В. юрист РООИ "Перспектива" Москва В Москве, помимо федеральных пенсий, неработающим и некоторым категориям работающих пенсионеров выплачивается ежемесячная компенсационная выплата (так называемая «лужковская надбавка»). В соответствии с Постановлением Правительства Москвы от 27 ноября 2007г. № 1005-ПП право на ежемесячную компенсационную выплату к пенсии имеют граждане, получающие пенсию в городе Москве и относящиеся к следующим категориям: неработающие пенсионеры и инвалиды; пенсионеры, занятые на отдельных должностях в учреждениях образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты населения, физической культуры и спорта, библиотеках (архивах), финансируемых за счет средств федерального бюджета или бюджетов субъектов Российской Федерации либо муниципальных образований; пенсионеры, занятые на должностях хозяйственно-обслуживающего персонала в органах ЗАГС города Москвы; пенсионеры, работающие в организациях жилищно-коммунального хозяйства города в должностях: дворник; рабочий по комплексной уборке и содержанию домовладений; уборщик территорий; уборщик мусоропроводов; уборщик служебных помещений, занятый на уборке лестничных клеток и общественных туалетов; пенсионеры, работающие в качестве дежурных по подъездам (консьержей, швейцаров) жилых домов; пенсионеры, работающие гардеробщиками в ОАО «Комбинат гардеробного обслуживания», занятые в бюджетных учреждениях здравоохранения, культуры, образования, физической культуры и спорта; работающие инвалиды, имеющие ограничение способности к трудовой деятельности II или III степени независимо от группы инвалидности, инвалиды 1 и 2 группы, имеющие ограничение способности к трудовой деятельности любой степени, а также дети-инвалиды (в возрасте до 18 лет) независимо от места работы и занимаемой должности; инвалиды 3 группы, имеющие ограничение способности к трудовой деятельности I степени, совмещающие работу с обучением по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы (за исключением учреждений дополнительного образования), — до окончания ими такого обучения, но не дольше, чем до достижения возраста 23 лет; инвалиды 3 группы, имеющие ограничение способности к трудовой деятельности I степени, работающие на предприятиях, применяющих труд инвалидов, взаимодействующих с Департаментом науки и промышленной политики города Москвы, а также на расположенных в городе Москве специализированных предприятиях и в организациях Всероссийского общества слепых (ВОС), Всероссийского общества глухих (ВОГ) и Всероссийского общества инвалидов (ВОИ), независимо от занимаемой должности. Пенсионерам - бывшим работникам органов исполнительной власти г. Москвы и лицам, имеющим особые заслуги, выплачиваются ежемесячные индивидуальные доплаты. Перечень ежемесячных выплат не является исчерпывающим. 18


Правительством Москвы могут устанавливаться новые виды ежемесячных компенсационных выплат (доплат) к пенсиям. Положением регулируется порядок начисления и выплаты ежемесячных компенсационных выплат (доплат) к пенсиям, а также различных единовременных выплат в соответствии с ежегодно принимаемыми комплексными программами мер социальной защиты жителей г. Москвы и другими правовыми актами Правительства Москвы и Мэра Москвы. Установлен круг лиц, имеющих право на указанные выплаты, определены условия и сроки назначения выплат, размеры выплат, основания прекращения выплат, а также особенности назначения выплат отдельным категориям граждан. Выплаты производятся гражданам РФ, иностранным гражданам и лицам без гражданства, зарегистрированным органами регистрационного учета по месту жительства в г. Москве. Однако Департамент социальной защиты населения г. Москвы вправе давать разрешение в исключительных случаях (инвалидам, нуждающимся в постоянном постороннем уходе, лицам старше 80 лет, а также по иным основаниям с учетом конкретных жизненных обстоятельств) на начисление выплат гражданам, не имеющим регистрации по месту жительства в Москве, но фактически в ней проживающим. Размер ежемесячной компенсационной выплаты к пенсии для каждого пенсионера определяется индивидуально, в соответствии с вышеуказанным Постановлением правительства Москвы, в зависимости от вида и размера пенсии. Для получения ежемесячных компенсационных выплат инвалиду необходимо обратиться в управление социальной защиты населения района города Москвы, обслуживающего адрес, по которому гражданин получает пенсию. При реализации данного постановления, зачастую возникают вопросы, например, инвалиды 3 группы, имеющие ограничение способности к трудовой деятельности I степени, работающие не на предприятиях, использующих труд инвалидов, а в обычных организациях, теряют право на получение доплат, что, как правило, ухудшает их материальное положение. РУСЗН при назначении данной доплаты берут с инвалидов письменное обязательство сообщать о смене места работы. Зачастую многие инвалиды, получая низкую заработную плату, скрывают факт устройства на работу, чтобы сохранить свое материальное положение. При обнаружении данного факта РУСЗН принимает решение о взыскании переплаты с инвалида в пользу бюджета. Взыскание производится в пределах от 5 до 20%, по мотивированному решению руководителя РУСЗН инвалида можно освободить от взыскания. Переплата, возникающая по вине органа социальной защиты, взысканию с инвалида не подлежит. На данный момент в городе Москве выявлено около 200000 инвалидов, имеющих долги по городской доплате перед бюджетом. Этому способствует также тот факт, что между органами соц.защиты и другими гос. органами, в частности ФСС и Пенсионным фондом, не было заключено соглашений об обмене информацией, в настоящее время Пенсионный Фонд передал Департаменту социальной защиты города Москвы информацию о работающих инвалидах. В соответствии с Распоряжением Правительства Москвы от 04 декабря 2009 года № 3107-РП, в целях недопущения ухудшения уровня материального обеспечения пенсионеров, получивших излишние суммы ежемесячной компенсационной выплаты к пенсии из средств бюджета города Москвы в связи с невыполнением обязательств по уведомлению органов социальной защиты населения о поступлении на работу, Департаменту социальной защиты населения города Москвы дано поручение не производить удержания с пенсионеров, не сообщивших своевременно в органы социальной защиты населения о поступлении на работу, сумм ежемесячной компенсационной выплаты к пенсии, включенных в выплатные документы по декабрь 2009 г. 19


Новое положение о ПМПК: достоинства и недостатки. Балыкин Д.Г., Любимова Р.С. юристы Нижегородской региональной общественной организации «Инватур» Право детей с ограниченными возможностями здоровья на образование закреплено в Конституции нашей страны, законе РФ "Об образовании", а также в международных договорах Российской Федерации. В частности, гражданам РФ гарантируется возможность получения образования независимо от их состояния здоровья. Одним из органов, от которого зависит реализация указанного права детьми с ОВЗ, является психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК). В частности, Ст. 50 закона РФ "Об образовании" устанавливает, что "для детей, подростков с ограниченными возможностями здоровья органы, осуществляющие управление в сфере образования создают специальные (коррекционные) образовательные учреждения (классы, группы), обеспечивающие их лечение, воспитание и обучение, социальную адаптацию и интеграцию в общество. Дети и подростки с ограниченными возможностями здоровья направляются в указанные образовательные учреждения органами управления образованием только с согласия родителей (законных представителей по заключению психолого-медико-педагогической комиссии". Согласно п.29 Постановления Правительства РФ от 12 сентября 2008 г. N 666 "Об утверждении Типового положения о дошкольном образовательном учреждении", Дети с ограниченными возможностями здоровья, дети-инвалиды принимаются в группы компенсирующей и комбинированной направленности дошкольного образовательного учреждения только с согласия родителей (законных представителей) на основании заключения психолого-медико-педагогической комиссии. 24 марта 2009г министерством Образования и науки РФ был принят приказ № 95 «Об утверждении Положения о психолого-медико-педагогической комиссии». Учитывая роль, которую играет ПМПК в процессе реализации прав в сфере образования детей с ограниченными возможностями здоровья, имеет смысл проанализировать этот документ, а также обратить внимание на наиболее актуальные проблемы реализации права на образование детей с особыми образовательными потребностями, связанные с прохождением ими ПМПК. Документ содержит 3 раздела – Общие положения, основные направления деятельности и права комиссии, а также раздел об организации деятельности комиссии. выделены основные направления деятельности комиссий, и непосредственно указано, что «… комиссии создаются с целью выявления детей с ограниченными возможностями здоровья и (или) отклонениями в поведении, проведения их комплексного обследования и подготовки рекомендаций по оказанию детям психолого-педагогической помощи и организации их обучения и воспитания». Основными направлениями деятельности комиссии являются: а) проведение комплексного психолого-медико-педагогического обследования (далее - обследование) детей в возрасте от 0 до 18 лет с целью своевременного выявления недостатков в физическом и (или) психическом развитии и (или) отклонений в поведении детей; б) подготовка по результатам обследования рекомендаций по оказанию детям психологомедико-педагогической помощи и организации их обучения и воспитания, подтверждение, уточнение или изменение ранее данных комиссией рекомендаций; в) оказание консультативной помощи родителям (законным представителям) детей, работникам образовательных учреждений, учреждений социального обслуживания, здравоохранения, других организаций по вопросам воспитания, обучения и коррекции нарушений развития детей с ограниченными возможностями здоровья и (или) отклонениями в поведении; 20


г) оказание федеральным государственным учреждениям медико-социальной экспертизы содействия в разработке индивидуальной программы реабилитации ребенка-инвалида; д) участие в организации информационно-просветительской работы с населением в области предупреждения и коррекции недостатков в физическом и (или) психическом развитии и (или) отклонений в поведении детей. Если сравнить основные направления деятельности ПМПК в действующем положении с тем, как они были определены в разделе «Основные цели и задачи комиссии» инструктивного письма министерства Образования РФ от 14 июля 2003 г. N 27/2967-6 «О психолого-медико-педагогической комиссии», можно заметить исчезновение такого важного направления, как содействие процессам интеграции в обществе детей с отклонениями в развитии. Наличие в нормативном документе, регламентирующем деятельность ПМПК данного направления, имеет большое значение, поскольку на практике достаточно часто встречаются случаи, когда именно посредством заключений ПМПК дети с различными умственными ограничениями вовсе исключаются из образовательного процесса, в том числе из системы специального образования, либо реализация их прав существенно ограничивается. Содержащиеся в таких заключениях формулировки могут быть различны. Например, «На данном этапе ребенок обучению не подлежит, рекомендовано воспитание на дому» или «На момент обследования развитие ребенка не позволяет ему посещать образовательные учреждения». Как правило, получив такое заключение, ребенок остается без какой-либо педагогической поддержки и полностью выпадает из системы образования, что является грубым нарушением, как федерального законодательства, так и ряда Конвенций, подписанных и ратифицированных Российской Федерацией, Конвенций «О правах ребенка», «О правах инвалидов» и пр. Другим недостатком принятого положения является отсутствие такой функции как определение специальных условий развития, воспитания и обучения детей с отклонениями в развитии, а также содействие и инициирование организации условий развития, обучения и воспитания, адекватных индивидуальным особенностям ребенка. Эти моменты урегулированы достаточно расплывчато, а точнее сказать, завуалированы в формулировке «подготовка рекомендации по оказанию детям психолого-педагогической помощи и организации обучения и воспитания». Иначе говоря, ПМПК может вынести решение о переводе ребенка, например, ребенка с аутизмом с обучения в классе на надомную форму обучения в той же специальной (коррекционной) школе–интернате 8 вида, в связи с наличием в его поведении определенных моментов, которые мешают образовательному процессу в классе. Однако, у этого ребенка уже сложился стереотип пребывания в классе, ритуал посещения школы и много других связанных с его особенностями моментов, которые ему необходимы для дальнейшей интеграции и социализации в общество. Подобных примеров, когда интересы развития ребенка не учитываются должным образом, к сожалению, немало. Важным моментом является закрепление содействия ПМПК в формировании органами медико-социальной экспертизы индивидуальной программы реабилитации ребенка-инвалида в качестве одного из основных направлений деятельности комиссии. Фактически это нововведение закрепило правоприменительную практику, существующую уже несколько лет. Учитывая тот факт, что в соответствии с ст.18 ФЗ N181 «О социальной защите инвалидов в РФ», «образовательные учреждения совместно с органами социальной защиты населения и органами здравоохранения обеспечивают дошкольное, внешкольное воспитание и образование детей-инвалидов в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида», важное значение приобретает соблюдение прав ребенка при проведении его обследования. В этой связи обращает на себя внимание отсутствие в положении раздела, посвященного правам и обязанностям родителей (законных представителей) ребенка. Закрепление правового статуса родителей в данном документе необходимо, поскольку, как правило, именно родителям лучше всего 21


известны образовательные потребности своего ребенка, согласно закону, именно им принадлежит право выбора образовательного учреждения и формы получения образования, а также они защищают права и законные интересы ребенка. В отличие от упоминавшегося ранее инструктивного письма, в положении нет указаний на то, что родители имеют право защищать законные права и интересы детей и присутствовать при обследовании ребенка. Поскольку комиссия не имеет возможности детально отслеживать процесс обучения и развития ребенка, весьма важную роль играет предоставление комиссии различных документов, характеризующих результаты его интеллектуальной деятельности. Такими документами могут быть копии заключений психолого-медикопедагогических консилиумов образовательных учреждений, характеристики и заключения специалистов, работающих с ребенком, как в рамках системы образования, так и в других учреждениях, например реабилитационных центрах и общественных организациях, службах социальной адаптации и т.п., которые оказывают ему педагогическую помощь, или характеристики частнопрактикующих специалистов, проводивших занятия с ребенком. Кроме того, в качестве документов, подтверждающих уровень развития ребенка на момент обследования, могут быть представлены письменные работы ребенка по основным школьным предметам, его рисунки, а также видеоматериалы учебной и игровой деятельности. Также, на наш взгляд, целесообразно дополнить положение пунктом, позволяющим родителям привлекать специалистов, наблюдавших ребёнка с ограниченными возможностями здоровья, при условии наличия у них психологического, педагогического или медицинского образования. Такие лица могли бы включаться в состав ПМПК с правом совещательного голоса. Важное значение имеет указание на обязанность комиссии выдавать на руки родителям копию из заключения комиссии и копии особых мнений комиссии при их наличии. До введения данной нормы на практике родители достаточно часто сталкивались с проблемой получения выписки из протокола, т.е. заключения ПМПК. Учитывая, что в настоящее время Россия находится на пути к ратификации Конвенции ООН «О правах инвалидов», цель которой заключается в поощрении, защите и обеспечении полного и равного осуществления всеми инвалидами всех прав человека и основных свобод, а также в поощрении уважения присущего им достоинства, необходимо более детальное регулирование деятельности органов и учреждений, от которых зависит реализация прав людей с инвалидностью, в частности психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК). Целью такого нормативного регулирования должно стать недопущение различных дискриминационных практик в сфере реализации права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья. Учитывая это, необходимо дополнить положение о ПМПК пунктом о том, что в своей деятельности ПМПК руководствуется Конституцией РФ, Федеральными законами, а также международными договорами Российской Федерации. Также уместно напомнить, что статья 7 Конвенции устанавливает, что «государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения полного осуществления детьми-инвалидами всех прав человека и основных свобод наравне с другими детьми. Во всех действиях в отношении детей-инвалидов первоочередное внимание уделяется высшим интересам ребенка». Статья 24 этого документа закрепляет обязанность государств-участников обеспечивать инклюзивное образование на всех уровнях и в течение всей жизни и определяет меры, которые государства-участники должны предпринимать для реализации указанного права.

22


Человек нетрудоспособный в связи с нуждаемостью в постоянном постороннем уходе имеет право на получение компенсационной выплаты в соответствии с Указом Президента РФ от 26.12.2006 № 1455. Е.Ю. Шинкарева, юрист правового центра АРО ВОГ, г. Архангельск Этим Указом была установлена ежемесячная компенсационная выплата в размере 500 рублей неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет, а также за престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе либо достигшим возраста 80 лет. Целью этой выплаты, как сказано в Указе, является усиление социальной защищенности нетрудоспособных граждан. В Указе президента все просто и понятно, - компенсационные выплаты устанавливаются одному неработающему трудоспособному лицу в отношении каждого указанного нетрудоспособного гражданина на период осуществления ухода за ним. Сложности начинаются при изучении постановления Правительства РФ, принятого во исполнение Указа. Как и любая бюрократическая процедура, эта может «свести на нет» благую идею заботы государства о своих гражданах. Как указывает Правительство РФ в постановлении от 04.06.2007 № 343, компенсационная выплата осуществляется к пенсии, назначенной нетрудоспособному гражданину. Таким образом, получая пенсию, нетрудоспособный гражданин получает и компенсацию тех затрат (хотя бы их части), которые он несет в связи с оплатой работы своим помощникам, тем, кто помогает ему решать бытовые проблемы, посещать официальные учреждения, подавать обращения и совершать тому подобные необходимые для каждого действия сверх тех, которые осуществляют социальные работники государственной социальной защиты (за частичную оплату). Но назначается она тому, кто осуществляет уход. Дальше процедура описывает требования к этому «кандидату». Он не должен быть работающим, не должен быть получателем пенсии и пособия по безработице (что должен, естественно, подтвердить соответствующими документами). Таким образом, деньги предназначаются лишь для такого помощника, кто не имеет иных средств к существованию, кроме как уход за нетрудоспособным. То есть это его постоянная профессиональная деятельность – ухаживать за нетрудоспособными. А теперь простая арифметика подскажет, сколько нужно «взять на обслуживание» нетрудоспособных, чтобы обеспечить себе хотя бы официальный прожиточный минимум, - 10 человек. Ну и каково качество такого ухода? Вопрос риторический. Справедливости ради нужно сказать, что с первого июля 2008 года эта сумма увеличена до 1200 рублей. То есть теперь, чтобы обеспечить себе официально установленный прожиточный минимум достаточно взять на обслуживание и пятерых граждан. Правда, каждому из них достанется не больше чем 1 день в неделю, но все же это лучше, чем ничего. Много ли при такой арифметике неработающих граждан захочет зарабатывать себе на жизнь обслуживанием инвалидов и престарелых? Опять-таки вопрос риторический. За 23


1200 рублей в месяц (в Архангельске сумма с районным коэффициентом составит 1440 рублей) ухаживать за человеком с не очень простым характером и большими трудностями в обустройстве жизненного пространства? Поднять инвалида-колясочника и помочь ему принять душ, помыть полы и окна, выслушать жалобы на боли и проблемы, - все это требует не только сил и здоровья, но и соответствующего характера. Как правило, к социальной работе имеют склонность люди, сами пережившие трудные жизненные ситуации, имеющие не только жизненный опыт, но и мудрость, те, кто понимают, как тяжело жить с физическими ограничениями. Вот, что говорит Анна, инвалид I группы, «колясочник»: «такого человека найти почти нереально среди родственников. Все, как правило, заняты. А среди чужих людей… Оказывается пенсионеры и безработные не могут ухаживать за инвалидом. Столько условий в постановлении Правительства РФ, что легко можно запутаться, для обычного человека это слишком сложно. Сама процедура очень бюрократична, нужно собирать много бумаг для назначения этой выплаты, для чужого человека это тоже работа, за которую надо платить. Так что легче отказаться от этой затеи, чем настаивать на выплате». Может быть, от такой компенсационной выплаты нетрудоспособные граждане будут отказываться? Тогда сэкономим государственные средства, а в то же время, материальная поддержка со стороны государства вроде бы существует. Несмотря на направленность правительственного постановления на улучшение социальной поддержки нетрудоспособных граждан, качество подготовки этого акта вызывает сомнения. Логика правительственного акта явно хромает. Если гражданин осуществляет уход за одним инвалидом, то разве не должен он рассматриваться как работающий (занятый)? Ведь деньги он должен получать по трудовому договору или договору возмездного оказания услуг. Соответственно, как же он может принимать на обслуживание других нетрудоспособных граждан? Если человек фактически имеет возможность осуществлять уход (по силам и по времени), но является пенсионером по старости или получает пособие по безработице, то почему установлен запрет на назначение его получателем выплаты? Разве препятствует осуществлению ухода получение пенсии или поиск работы, пока ее нет. Кстати человек ищущий работу, но не получающий пособие по безработице, имеет право на получение данной компенсационной выплаты. Снова возникает вопрос, почему такие разные права у безработных. Например, безработные, направляемые на общественные работы, сохраняют право на пособие по безработице (под общественными работами Закон РФ «О занятости населения в РФ» имеет в виду трудовую деятельность, имеющую социально полезную направленность и организуемую в качестве дополнительной социальной поддержки граждан, ищущих работу). Чем же отличаются эти безработные от тех, кто выполняет социально важную функцию ухода за нетрудоспособными людьми? Еще одно обстоятельство нужно учесть. Государство в принципе исходит из того, что человек не может получать две социальные выплаты одновременно (например, две пенсии или два пособия). Может быть, отсюда надо сделать вывод, что получать пенсию и деньги от нетрудоспособного человека за осуществление ухода за ним противоречит этому принципу? На самом деле компенсационная выплата не является обычной государственной помощью для получателя выплаты, он эти деньги получает за работу, поэтому никакого противоречия здесь нет.

24


Вопросов слишком много, ответы на них может дать лишь орган, издавший данный нормативный акт – правительство России.

Нормативно-правовое обеспечение трудоустройства инвалидов с психическими расстройствами. Ларионов М.Б. руководитель юридической группы РООИ "Перспектива" Москва В статье я хотел бы рассмотреть основные положения международного и российского законодательства в сфере реализации права инвалидов на труд. В настоящее время очень остро стоит проблема трудоустройства и социализации инвалидов с психическими расстройствами. Причины этому находятся в отсутствии системы реабилитации детей-инвалидов с психическими расстройствами, которые в большинстве случаев попадают в психоневрологические интернаты (см. схему 1.). Необходимо повсеместно развивать систему социализации таких инвалидов через службу ранней помощи, создание условий для получения образования, овладения профессиональными навыками и рабочего места. схема 1.

Спец рабочее место Профориентация, Проф. подготовка Спец. условия для получения образования Ранняя помощь Ребенокпро инвалид

Дом малютки, Дом-интернат, Психоневрологический интернат

Предпосылки для развития системы, при которой инвалиды с психическими расстройствами могут реализовать свое право на образование и труд, уже заложены в законодательстве. Другое дело, что многие нормы являются «мертвыми», т.е. практически не работают. Так, Конституция РФ устанавливает следующие гарантии: Гарантии возможности получения образования вне зависимости от состояния здоровья, Государство создает гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации на основе специальных педагогических подходов. Право родителей выбирать образовательное учреждение и форму получения образования для своих детей, 25


Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Далее, Законом «Об образовании» предусматривается: Возможность установления специальных стандартов, Внеконкурсный прием в учреждения среднего профессионального и высшего образования, Создание для детей и подростков с отклонениями в развитии специальных (коррекционных) образовательных учреждений (классов, групп), обеспечивающих их лечение, воспитание и обучение, социальную адаптацию и интеграцию в общество. Образовательные программы таких учреждений разрабатываются на базе основных общеобразовательных программ с учетом особенностей психофизического развития и возможностей обучающихся, воспитанников, Обучение по индивидуальным учебным планам В соответствии с Законом «О социальной защите инвалидов в РФ» создаются специальные профессиональные образовательные учреждения различных типов и видов или соответствующие условия в профессиональных образовательных учреждениях общего типа. Инвалидам предоставляются гарантии трудовой занятости; Установление системы квотирования; Резервирование рабочих мест по профессиям, наиболее подходящим для трудоустройства инвалидов; Стимулирование создания организациями дополнительных рабочих мест (в том числе специальных) для трудоустройства инвалидов; Создание инвалидам условий труда в соответствии с ИПР; Создание условий для предпринимательской деятельности инвалидов; Организация обучения инвалидов новым профессиям; Очень важным является закрепление в Трудовом Кодексе РФ ряда льгот для инвалидов, запрещение дискриминации в сфере труда и закрепление обязанности работодателя создавать для инвалидов условия труда в соответствии с ИПР. В процессе трудовой социализации инвалида с психическим расстройством особое место занимает пригодность инвалида к выполнению отдельных видов работ. В связи с этим Законом «О психиатрической помощи гражданам» предусмотрено временное (на срок не более пяти лет и с правом последующего переосвидетельствования) признание гражданина непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности на основании Перечня противопоказаний, утвержденного Правительством РФ. По вышеуказанному закону государство берет на себя в отношении лиц, имеющих психические расстройства, следующие обязательства: организует общеобразовательное и профессиональное обучение несовершеннолетних, страдающих психическими расстройствами; создает лечебно-производственные предприятия для трудовой терапии, обучения новым профессиям и трудоустройства на этих предприятиях лиц, страдающих психическими расстройствами, включая инвалидов, а также облегченные условия труда для таких лиц; устанавливает обязательные квоты рабочих мест на предприятиях, в учреждениях и организациях для трудоустройства лиц, страдающих психическими расстройствами; применяет методы экономического стимулирования для предприятий, учреждений и организаций, предоставляющих рабочие места для лиц, страдающих психическими расстройствами;

26


В статье 24 Конвенции ООН о правах инвалидов говорится: «Государстваучастники признают право инвалидов на труд наравне с другими; оно включает право на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который инвалид свободно выбрал или на который он свободно согласился, в условиях, когда рынок труда и производственная среда являются открытыми, инклюзивными и доступными для инвалидов. Государства-участники обеспечивают и поощряют реализацию права на труд, в том числе теми лицами, которые получают инвалидность во время трудовой деятельности, путем принятия, в том числе в законодательном порядке, надлежащих мер, направленных, в частности, на следующее: а) запрещение дискриминации по признаку инвалидности в отношении всех вопросов, касающихся всех форм занятости, включая условия приема на работу, найма и занятости, сохранения работы, продвижения по службе и безопасных и здоровых условий труда; b) защита прав инвалидов наравне с другими на справедливые и благоприятные условия труда, включая равные возможности и равное вознаграждение за труд равной ценности, безопасные и здоровые условия труда, включая защиту от домогательств, и удовлетворение жалоб; c) обеспечение того, чтобы инвалиды могли осуществлять свои трудовые и профсоюзные права наравне с другими; d) наделение инвалидов возможностью эффективного доступа к общим программам технической и профессиональной ориентации, службам трудоустройства и профессиональному и непрерывному обучению; e) расширение на рынке труда возможностей для трудоустройства инвалидов и их продвижения по службе, а также оказание помощи в поиске, получении, сохранении и возобновлении работы; f) расширение возможностей для индивидуальной трудовой деятельности, предпринимательства, развития кооперативов и организации собственного дела; g) наем инвалидов в государственном секторе; h) стимулирование найма инвалидов в частном секторе с помощью надлежащих стратегий и мер, которые могут включать программы позитивных действий, стимулы и другие меры; i) обеспечение инвалидам разумного приспособления рабочего места; j) поощрение приобретения инвалидами опыта работы в условиях открытого рынка труда; k) поощрение программ профессиональной и квалификационной сохранения рабочих мест и возвращения на работу для инвалидов».

реабилитации,

Следует признать, что, несмотря на наличие законодательной базы в области защиты прав инвалидов, в РФ люди с серьезными психическими нарушениями являются одной из наименее защищенных социальных категорий. Даже имеющиеся законы на практике в большинстве случаев не выполняются. Представители государственных организаций действуют на основании подзаконных актов либо по собственному произволу, с другой стороны, многие подзаконные акты положительной направленности носят рекомендательный характер и не подлежат обязательному исполнению.

27


Проблемой является то, что дети с глубокой умственной отсталостью, которые живут в своих семьях, могут обучаться силами родителей, а государство обязано компенсировать их затраты, в соответствии с Законом об образовании. Однако в большинстве случаев такие компенсации можно получить только в судебном порядке. Государство практически не может оказать услуги по социальной и профессиональной реабилитации инвалидов с глубокой умственной отсталостью. В России отсутствует система профессиональной реабилитации и трудоустройства данной категории инвалидов. Трудовая деятельность для них возможна только в учреждениях системы социальной защиты. Поэтому родители обращаются за подобными услугами в негосударственные организации и вынуждены оплачивать их самостоятельно. Проанализировав ситуацию, можно вычислить основные препятствующие интегрированному трудоустройству инвалидов:

факторы,

«Мертвые» нормы законодательства Отсутствие системы профессиональной реабилитации и трудоустройства данной категории инвалидов Негативное общественное мнение Введение нерабочей 3-й степени ограничения деятельности, устанавливающей запрет на труд

способности

к

трудовой

Неэффективная система квотирования Отсутствие механизма субсидирования государством создания специальных условий труда Государственные структуры не принимают на работу инвалидов Таким образом, люди с психическими нарушениями, не способные самостоятельно отстаивать свои права, в большинстве случаев лишены возможности обучаться и работать и оказываются в тяжелой изоляции от общества. И для решения этого вопроса, на мой взгляд, необходимо совместно с государством устранить указанные факторы, которые препятствуют включению инвалидов с психическими расстройствами в общество.

28


Перспективы ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов Материалы круглого стола «Совершенствование российского законодательства и изменение политики государственных органов в связи с подписанием Конвенции ООН о правах инвалидов и ее предстоящей ратификацией» Накануне Международного дня инвалидов, 2 декабря 2009 года Представительство Европейской Комиссии совместно с региональной общественной организацией инвалидов «Перспектива» и Офисом Старшего Советника по правам человека при системе ООН в Российской Федерации организовало круглый стол по вопросам совершенствования законодательства и регулирования государственной политики в свете подписания Российской Федерацией Конвенции ООН о правах лиц с ограниченными возможностями и ее предстоящей ратификации. Проведение данного мероприятия имело цель представить позицию неправительственных организаций, государственных органов и прочих заинтересованных лиц по вопросу ратификации и практической реализации Конвенции ООН о правах лиц с ограниченными возможностями в Российской Федерации, а также возможность обсудить создание совместного организационного совета по ратификации и реализации Конвенции ОНН в России. Круглый стол открыли Фернандо М. Валенсуэла, посол, глава Представительства Европейской Комиссии в России, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Валерий Сергеевич Селезнев, и Михаил Борисович Терентьев, директор Информационного центра ООН в Москве Александр Горелик, директор Региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Дениз Роза. В мероприятии приняли участие представители Министерства иностранных дел, Министерства здравоохранения и социального развития, Правительства Москвы, представитель Уполномоченного по правам человека Российской Федерации, депутаты Государственной думы, представители офиса Старшего советника по правам человека Управления Верховного комиссара ООН по правам человека в Российской Федерации, директор Информационного центра ООН в России, представители посольств стран-членов ЕС, международных и национальных доноров, неправительственных организаций, представители деловых кругов, занимающихся вопросами инвалидов, и юристы. Ниже представлены приветственные выступления и доклады участников круглого стола, в которых можно найти много интересной и практической информации. Выступление депутата Государственной Думы, сопредседателя межфракционного депутатского объединения по делам инвалидов Валерия Сергеевича Селезнева

Конвенция была подписана Россией без факультативного протокола. Мы не стали подписывать протокол в условиях, когда Европейское Сообщество и Запад пытаются привить нам некоторые стандарты. Задачей Конвенции является зашита прав 29


650 миллионов инвалидов, живущих на нашей планете, 80% из которых, как известно, находятся за чертой бедности. Эти 80% проживают отнюдь не в России, а в основном эти 80% проживают в так называемых странах третьего мира. Это, в первую очередь Африка и Ближний Восток. Но подписание факультативного протокола, предоставит возможность Западу выставлять не всегда обоснованные претензии к России в отношении исполнения ее социальных обязательств перед гражданами. Мне это хорошо известно как члену Комитета по международным делам Государственной Думы и члену комиссии Государственной Думы по сотрудничеству с Европарламентом и парламентами стран Евросоюза. Что бы мы ни делали, мы всегда слышим какие-то обвинения. К сожалению, это так. К сожалению, на сегодняшний день нам не удается переломить коренным образом отношение к нашей стране. Мы недавно ратифицировали Социальную хартию. Исполнение обязательств, тех которые заложены в этих стратегических социальных документах, думаю, будет позитивно влиять на образ нашей страны в Международном сообществе, и мы всегда открыты для того, чтобы любая комиссия, любой институт, ориентированный социально, проверил нас по выполнению тех или иных обязательств социального характера. Есть международные факторы, которые подталкивают нас к скорейшему принятию решений о ратификации. О ратификации сегодня говорит Президент. Он ставит нам жесткие сроки – это 2010 год. Есть понимание того, что мы можем и опоздать с ратификацией, потому что, как известно, стоит вопрос о включении нашего представителя в состав Комитета по правам инвалидов, осуществляющего надзор над исполнением Конвенции. Он состоит из 12 экспертов. Когда число ратификации достигнет 80, его численность увеличится еще на 6 экспертов. В настоящее время Конвенцию ратифицировало 75 стран. Если в состав пять оставшихся Россия не войдет, нами может быть утрачена возможность на представительство в составе Комитета. И тогда будут сужены наши возможности по разъяснению и отстаиванию нашей позиции в случае появления слабо мотивированных обвинений того или иного характера. Нужно понимать, что среди обязательств, устанавливаемых Конвенцией, большинство носят системный, длящийся характер. Даже страны, в которых развитие инфраструктуры, связи и транспорта на основе учета потребностей различных групп инвалидов стоит на высоком уровне, позволили себе ратифицировать Конвенцию только спустя два года после подписания. Здесь еще хотелось бы отметить важные моменты. Летом этого года Барак Обама передал Конвенцию на ратификацию в Конгресс США. Соединенные Штаты тоже не поторопились с ратификацией Конвенции. В чём причина? Я стал узнавать и понял что, причина в том, что США считают, что их национальное законодательство стоит на более высоком уровне, чем законодательство, которое предполагает в отношении прав инвалидов «среднестатистическое» по развивающимся странам и странам третьего мира. И мы не торопились с ратификацией Конвенции. Мы ее подписали практически сразу, а к ратификации подходим только сейчас именно по той же самой причине. Я был недавно на конференции Ближнего Востока, аналогичной. Повесткой дня являлась подготовка и исполнение теми странами, которые уже ратифицировали данную Конвенцию. Национальное законодательство, в некоторых странах Ближнего Востока, по отношению к правам инвалидов, фактически отсутствовало. Были страны, у которых не было ни одного закона к моменту ратификации Конвенции. Естественно, на сегодняшний день мы находимся в другой ситуации. В Российской Федерации действует около сотни законов, нормативных ведомственных и межведомственных актов, посвященных инвалидам, и наша задача состоит в том, чтобы 30


синхронизировать законодательство с конвенционным, и дать возможность заработать нашему законодательству, которое, безусловно, ориентировано на права инвалидов, на то, чтобы было возможно исполнять это законодательство на всей территории РФ. Не скрою, анализ действующего сегодня законодательства позволяет сделать грустный вывод о том, что разбалансированность существующей нормативной базы дает возможность органам различных ветвей власти (особенно это проявляется в субъектах Федерации и на уровне муниципальных образований) или уклоняться от выполнения обязательств, или просто не выполнять обязательства. Порой возникают такие коллизии, когда главы субъектов Федерации и рады бы выполнить обязательства, но действуют по принципу «лучше ничего не делать, чем делать то, что представляет, с юридической точки зрения, для них угрозу». С целью синхронизации и совершенствования законодательства в Российской Федерации по моей инициативе было организовано и действует Межфракционное депутатское объединение по делам инвалидов в Государственной Думе. Как член межведомственной рабочей группы при Минздравсоцразвития РФ по разработке концепции ФЦП «Доступная среда», ориентированной на снятие всяческих барьеров и преград как физического, так и нефизического характера для инвалидов РФ, я внес конкретное предложение. Это проведение инвентаризации объектов социальной и транспортной инфраструктур, средств транспорта и информации на основе критериев доступности для инвалидов. Здесь очень важно то, что речь идет о создании в реестре всех обязательств, учитывающих качественные особенности различных групп инвалидов. Без этого мы не сможем сдвинуться и рассчитывать финансовые затраты на приспособление окружающей среды. Вторым пунктом является актуализация технического регулирования, устанавливающего нормативы безопасности и доступности объектов инфраструктуры, связи и информации для инвалидов. Приведение существующих стандартов и рекомендаций в соответствие с конвенционными требованиями. Эта работа особенно сложна на фоне проводимой в РФ реформы технического регулирования. Принята концепция замены множественных ведомственных актов, строительных и санитарных норм и правил, ГОСТов и так далее, техническими регламентами. При этом базовый закон о техническом регулировании не дает представления обо всей системе технических регламентов и последовательности их принятия. Первые принятые техрегламенты, мы это видим как депутаты, в слабой степени учли особенности инвалидов. Недавно обсуждался технический регламент о зданиях и сооружениях. Несмотря на то, что при Президенте РФ создан Совет по делам инвалидов, после первого заседания этого Совета были разработаны и внесены конкретные поручения, и одним из этих поручений являлось то, чтобы учесть при работе над техрегламентом о зданиях и сооружениях, принципы доступности зданий и сооружений для инвалидов. Как депутат Межфракционного депутатского объединения, которое призвано защищать права инвалидов, считаю что, по всей видимости, пора задуматься о создании специального комитета в Госдуме по правам инвалидов, который занимался бы только тем, что приводил в соответствие законодательство более чем для 13 миллионов граждан нашей страны. Я надеюсь, что если не в этом, то в шестом созыве будет такой комитет создан. Потому что не так много таких масштабных социальных групп, об одной из которых мы сегодня говорим. Пенсионеры, дети, матери-одиночки, инвалиды. Все остальные носят или событийный характер.

31


Мы надеемся на то, что Чернобыльские аварии, войны, такие как наше военное участие в Афганистане, будут минимизированы, потому что Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию сказал, что надо менять вектор нашей внешней политики, и мне как члену Комитета по международным делам, это понятно. Мой взгляд был всегда совпадающим с точкой зрения Президента в том, что внешняя политика должна носить очень прагматичный характер. Возвращаясь к факультативному протоколу, понимая его важность, понимая ту ответственность, которую несет за собой неисполнение обязательств Конвенции, я считаю, что очевидна необходимость создания определенного института, который мог бы осуществлять мониторинг ситуации по исполнению Конвенции и давать возможность гражданам РФ обращаться не только в суды общей юрисдикции, но и в специализированные комиссии и институты. Поэтому мной предложено, и это прозвучало на различного рода заседаниях и совещаниях по тематике инвалидности, создать аналогичный внутригосударственный институт. Вы знаете, у нас был создан институт при Президенте РФ по правам ребенка, я предложил создать аналогичный институт при Президенте РФ – введя пост Уполномоченного по делам инвалидов. Но оставляю надежду, это мое личное мнение, что после перехода к реальному воплощению конвенционных требований, в законодательстве, а самое главное, в реальной практике, нам надо задуматься всерьез о подписании и ратификации Факультативного протокола Конвенции. Я уверен, что наша страна подойдет к этому со временем. Выступление депутата Государственной Думы, сопредседателя межфракционного депутатского объединения по делам инвалидов Михаила Борисовича Терентьева

Обращаясь с приветственным словом к участникам круглого стола, Михаил Терентьев призвал общественные организации инвалидов самим активно оказывать поддержку органам законодательной власти и принимать участие в процессе выработки специализированных рекомендаций по актуализации действующего законодательства и подготовке к ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов. Он также отметил особую роль общественных организаций инвалидов, которые являются основным инструментом, способным дать экспертную оценку эффективности использования бюджетных средств при подготовке к ратификации Конвенции. Такие организации представляют собой основные кирпичики фундамента гражданского общества нашей страны, которое на сегодня еще не достаточно развито. Кроме этого, Михаил Терентьев рассказал о том, что на рассмотрении в Государственной Думе находится проект Федерального закона Президента РФ о поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций, который в дальнейшем будет способствовать развитию таких организаций и помогать им в становлении и усилении институтов гражданского общества. Он также подчеркнул, что благодаря данному закону многие люди с инвалидностью смогут принимать активное участие в работе общественных организаций и достойно реализовывать свои таланты и профессиональные способности. Также в своем выступлении Михаил Терентьев отметил ряд ключевых моментов и 32


вопросов, особенно актуальных для людей с инвалидностью в России, которые обязательно должны быть учтены и отражены в законодательстве Российской Федерации. Радио РАНСиС - первая Российская Интернет-радиостанция для незрячих В файловом архиве программы "Юридический аспект" (раздел "Архив выпусков программы") www.radiopage.ransis.org/index.php?name=Matter&matter=aspect&section=Files&op=cat&cid=21 размещены фрагменты записи круглого стола "Совершенствование российского законодательства и изменение политики государственных органов в связи с подписанием Конвенции ООН о правах инвалидов и её предстоящей ратификацией", состоявшегося 2 декабря 2009 года в представительстве Европейской Комиссии в Российской Федерации. Эти фрагменты выходили в эфир в рамках трёх выпусков программы. В первом выпуске представлены выступления депутатов Государственной Думы Российской Федерации, сопредседателей межфракционного депутатского объединения по делам инвалидов Валерия Сергеевича Селезнёва и Михаила Борисовича Терентьева, посвящённые перспективам ратификации Конвенции, а также проблемам совершенствования Российского законодательства, касающегося инвалидов. Во втором - выступления начальника Отдела социальной защиты инвалидов Министерства здравоохранения и социального развития РФ Михаила Константиновича Силохина и члена Совета по делам инвалидов при председателе Совета Федерации, члена Координационного Совета по делам инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при мэре Москвы Александра Евгеньевича Лысенко, посвящённые вопросам совершенствования российского законодательства в контексте предстоящей ратификации Конвенции ООН. В третьем выпуске представлены приветственное выступление директора информационного центра ООН в Москве Александра Семёновича Горелика и доклады руководителя юридической службы РООИ "Перспектива", координатора проекта "Организации инвалидов за ратификацию и реализацию в России Конвенции ООН о правах инвалидов" Максима Ларионова и юриста Ставропольской Организации Инвалидов "Вольница", координатора проекта "Организации инвалидов за ратификацию и реализацию в России Конвенции ООН о правах инвалидов" в Ставропольском крае Сергея Перепадя. Доклады посвящены практическим аспектам реализации федерального и регионального законодательства в области реабилитации и социальной защиты инвалидов, а также вопросам создания доступной среды. С уважением, Администрация Портала РАНСиС

РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ИНВАЛИДОВ В СВЕТЕ РАТИФИКАЦИИ КОНВЕНЦИИ О ПРАВАХ ИНВАЛИДОВ Доклад Жаворонкова Р.Н. к.ю.н. эксперта проекта ТАСИС «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями в Российской Федерации» Одной из актуальных проблем развития защиты прав и интересов инвалидов в России является степень соответствия российского законодательства принятой в 2006 г. Конвенции ООН о правах инвалидов. Данный вопрос имеет как

33


теоретическое, так и практическое значение, поскольку Россия готовится к ратификации данной Конвенции. В рамках работы по проекту ТАСИС «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями в РФ» подготовлено Научно-практическое пособие «Сравнительно-правовой анализ федерального законодательства в области социальной политики и социальной защиты инвалидов и Конвенции о правах инвалидов». В данной работе в целях определения путей совершенствования российского законодательства сделан обзор документов, отражающих позицию ООН и ее специализированных органов по вопросам, которым Конвенция посвящена, а также проведен сравнительно-правовой анализ положений Конвенции и основных норм российского федерального законодательства. Данное Научно-практическое пособие размещено на сайте проекта http://rehabsys.ru/index.php/ . Необходимо отметить, что в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2008 года Федеральный закон о ратификации Конвенции должен быть принят в 2010 году. Ответственными за подготовку данного закона являются Минздравсоцразвития, МИД, Минэкономразвития, Минфин, Минобрнауки и Минкультуры. Таким образом, в России на государственном уровне ведется работа по подготовке к Ратификации Конвенции о правах инвалидов. В связи с этим еще большую актуальность приобретают результаты сравнительно-правового анализа Конвенции и федерального законодательства. Анализ показал, что во многом положения Конвенции и нормы федерального законодательства совпадают. И это создает благоприятную основу для ратификации Конвенции. Однако, формальное совпадение российского законодательства с Конвенцией не означает отсутствия в нашей стране проблем с реализацией прав инвалидов, поскольку помимо законодательства существует еще правоприменительная практика, которая во многих случаях далека от совершенства. Поэтому после ратификации Конвенции предстоит большая и сложная работа по совершенствованию правоприменительной практики. Кроме того, для обеспечения полного соответствия законодательства Конвенции в него необходимо внести ряд дополнений и изменений, основные из которых сводятся к следующему. В законодательстве необходимо закрепить механизм защиты лица от дискриминации в связи с наличием у него инвалидности. Для этого предлагается ввести в Гражданский процессуальный кодекс положение о том, что во всех случаях, когда истец, являющийся инвалидом, заявляет о том, что его права были нарушены на основании наличия у него инвалидности, на ответчика возлагается обязанность доказать, что он не нарушал права истца. Соответственно, не инвалид должен доказывать виновность ответчика, а ответчик должен доказывать в суде свою невиновность, и в случае, если ответчик не сможет этого сделать, то он несет ответственность за свои действия. Также в целях защиты инвалидов от дискриминации необходимо закрепить обязанность органов государственной власти, органов местного самоуправления, всех коммерческих и некоммерческих организаций осуществлять разумное приспособление инвалидов при организации образовательного процесса, в трудовых отношениях, при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг, а также при осуществлении любой деятельности государственными органами и организациями (имеется ввиду судебный процесс, деятельность правоохранительных органов и т.д.). Необходимо ввести административную ответственность за нарушение этой обязанности. Разумное приспособление означает обеспечение доступности информации и объектов социальной инфраструктуры, а также адаптацию условий труда и образовательного процесса, изменение порядка выполнения работ и оказания услуг, и т.д. Разумное приспособление направлено на то, чтобы убрать барьеры, мешающие инвалиду участвовать в соответствующей деятельности или пользоваться соответствующими услугами наравне с другими. Обязанность осуществить приспособление не должна 34


ложиться несоразмерным или неоправданным бременем на лицо или организацию, которые должны его осуществить. Поэтому необходимо установить критерии, которые используются при решении вопроса о том, когда приспособление является несоразмерным. Эти критерии включают в себя определение целесообразности требуемых изменений; стоимость этих изменений; вид деятельности и размер организации; имеющиеся у организации ресурсы; степень возможности получить финансовую помощь; возможность соблюдения инструкций об охране здоровья и техники безопасности; степень влияния на деятельность организации затрат на адаптацию. Общие правила о разумном приспособлении должны быть конкретизированы применительно к той или иной деятельности. С этой целью необходимо: установить четкий механизм реализации положений федерального законодательства об обеспечении доступности информации и объектов социальной инфраструктуры для инвалидов; разработать для государственных органов подробные инструкции оказания помощи инвалидам при чрезвычайных ситуациях; установить обязательность специального обучения сотрудников правоохранительных органов работе с инвалидами и разработать программы такого обучения; установить правовой механизм обеспечения инклюзивного образования инвалидов и т.д. В связи с ратификацией Конвенции в законодательстве необходимо закрепить механизм обеспечения самостоятельной жизни инвалида. С этой целью необходимо: установить институт частичного ограничения дееспособности лиц, страдающих психическими заболеваниями; отменить положения ст. 15 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», касающиеся помещения дееспособных граждан пожилого возраста и инвалидов без их согласия в учреждения стационарного социального обслуживания; предусмотреть обеспечение инвалидов услугами персональных помощников по доступной цене; запретить стерилизацию лиц, признанных недееспособными; установить меры государственной помощи родителям-инвалидам в воспитании их детей (без передачи детей для воспитания другим лицам или в образовательное учреждение); усилить правовые гарантии устройства детей-инвалидов в детские дома семейного типа в тех случаях, когда нет возможности передать их на воспитание в семью. Ряд изменений законодательства должен быть направлен на установление механизма мониторинга соблюдения прав инвалидов. С этой целью необходимо: усовершенствовать систему государственного статистического наблюдения за положением инвалидов, с целью получения более полной информации для формирования государственной социальной политики в отношении инвалидов; наделить Минздравсоцразвития РФ полномочиями координировать деятельность министерств и ведомств по реализации Конвенции о правах инвалидов; возложить на Уполномоченного по правам человека РФ полномочия по мониторингу реализации Конвенции, обеспечив его необходимыми финансовыми и кадровыми ресурсами, либо ввести для выполнения этих функций должность Уполномоченного по правам инвалидов в РФ с соответствующим аппаратом. В заключении следует сказать, что реализация подготовленных рекомендаций потребует консолидации усилий как государственных структур, так и негосударственных организаций, участвующих в социальной защите инвалидов.

35


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ИНВАЛИДОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СТРАТЕГИЯ ПЕРЕМЕН Доклад Лысенко А.Е., эксперта проекта «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями в Российской Федерации» Программы сотрудничества Европейского Союза и России Для современной России характерен переход от максимального типа политики к политике социальных и средовых изменений. Государство системно и стратегически реагирует на целый ряд проблем, вызываемых инвалидностью. Тем не менее, следует признать, что сегодня в решении проблем инвалидности преобладает акцент на коррекции индивидуальных нарушений, а не на конфигурации общества. Вместе с тем, в последнее время всё более отчётливо прослеживается смещение реального фокуса социальной политики на осуществление мер в отношении окружающего инвалидов общества и среды жизнедеятельности. Сегодня государство признаёт, что однобокое расширение сети государственных реабилитационных учреждений, объёмов предоставляемых льгот и различного рода компенсаций не является исключительным инструментом преодоления инвалидности. Европейский опыт свидетельствует, что те выгоды, которые получит государство, обеспечив для инвалидов возможность активного участия в социальных, политических и экономических процессах, реализацию своего права на свободу доступа к объектам социальной инфраструктуры, транспорту, средствам связи и информации, образованию, труду, культурным ценностям, возможность самому управлять жизненными ситуациями, полностью компенсируют произведенные затраты. Преобладание той или иной модели инвалидности зависит от характера социальных отношений и воплощается в государственной социальной политике. На основе принятой в государстве модели инвалидности выстраиваются системы социальной поддержки, образования, культуры, здравоохранения, труда и занятости, архитектуры, градостроительства, транспортного обслуживания, информационного обеспечения и т.д. Политические решения принимаются на различных уровнях органами государственной власти по компетенции и представляют собой процесс и результат выбора цели и способа воздействий на систему реабилитации инвалидов, социальную систему в целом и отдельные её компоненты на основе присущих им тенденций и закономерностей, а также преобладающей в обществе идеологии преодоления инвалидности. Политические решения государства в области социальной защиты инвалидов воплощаются в форме законодательных актов, инструментов их реализации, организации и инфраструктуры системы социальной защиты инвалидов, подсистем управления, исполнения и контроля, технологий предоставления и набора экономических, правовых мер и мер социальной поддержки инвалидов, ресурсного обеспечения системы. В формировании социальной политики в области социальной защиты инвалидов принимают участие не только государственные институты, но и общественные, в том

36


числе общественные организации инвалидов и членов их семей, частный сектор, политические партии. Конвенция ООН о правах инвалидов придала серьёзный импульс для реформы государственной политики в области социальной защиты инвалидов, главным постулатом которой должен стать принцип недискриминации по признаку инвалидности. Конвенция интерпретирует этот принцип следующим образом: «Дискриминация по признаку инвалидности» означает «любое различие, исключение или ограничение по причине инвалидности, целью или результатом которого является умаление или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с другими всех прав человека и основных свобод» и распространяется на «все формы дискриминации, в том числе отказ в разумном приспособлении». Принятие любых политических решений в области социальной защиты инвалидов должно опираться на приоритетное удовлетворение их потребностей, связанных с инвалидностью. Именно через изучение и анализ этих потребностей государство и общество узнают о проблемах, которые возникают перед инвалидами. Как показала жизнь, возникновение таких проблем связано с наличием препятствий, создаваемых самим обществом. Это, прежде всего, отношение неинвалидов к инвалидам, препятствия социального, экономического, юридического, физического характера. С исторической точки зрения это вполне понятно: мы вышли из общества, в котором не существовало равенства возможностей для всех его членов, и приоритеты отдавались интересам и потребностям неинвалидов. Анализируя модели российской и европейской политики в области социальной защиты инвалидов можно сформулировать основные рекомендации по формированию политических решений, актуальных для современной России. С целью удобства пользования эти рекомендации представлены по направлениям, соответствующим ключевым элементам политики в области социальной защиты инвалидов (таблица 1). Таблица 1. Основные направления формирования политических решений в области социальной защиты инвалидов Ключевые элементы политики в области социальной защиты инвалидов Основополагающая концепция

Рекомендации по формированию политических решений в области социальной защиты инвалидов Политические решения должны опираться: на социальную модель инвалидности; популяционно-интеграционный подход к решению проблем инвалидности; комплексную реабилитацию инвалидов; в отношении детей-инвалидов и их семей – на принцип ответственного (позитивного) родительства. Деятельность системы социальной защиты должна быть увязана с системой социального обеспечения инвалидов на основе принципов адресности и достаточности принимаемых мер, которые обеспечивают инвалидам достойные социальные гарантии со стороны государства, демонстрируют социальную солидарность и сплочённость, способствуют повышению активности инвалидов и их включению во все сферы жизни общества. Новые политические решения в области социальной защиты инвалидов должны найти воплощение в действующем законодательстве, которое должно быть приведено в соответствие с положениями Конвенции ООН о правах инвалидов. 37


Стратегия и направленность

Правоприменительная практика

Инфраструктурный аспект

Объём и качество государственных услуг в области социальной защиты инвалидов

Технологии социальной защиты инвалидов

Основные ресурсы

Политические решения должны обеспечивать для инвалидов равные с другими гражданами возможности в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод; носить антидискриминационный характер; способствовать развитию интеграционной направленности системы реабилитации инвалидов; способствовать формированию инклюзивной среды жизнедеятельности; способствовать наращиванию аналитического потенциала для решения проблем инвалидности; содействовать присоединению России к новым прогрессивным международным инициативам в области социальной защиты инвалидов и решения проблем инвалидности. Политические решения должны обеспечивать эффективное исполнение законов; содействовать преодолению недостаточно эффективной правоприменительной практики; способствовать вовлечению инвалидов и негосударственных организаций в осуществление контроля над правоприменительной практикой; обеспечивать развитие институтов общественного контроля, социальной инспекции, досудебного урегулирования социальных споров. Политические решения должны обеспечить совершенствование государственных и развитие негосударственных институтов, сбалансированное развитие институциональной и деинституциональной инфраструктур социальной защиты инвалидов. Политические решения по вопросам установления объёма предоставляемых услуг должны опираться, в первую очередь, на реальный объём потребностей инвалидов, обеспечить создание и развитие системы управления качеством в области социальной защиты инвалидов, опираться на методы оценки и контроля мер социальной защиты, ориентированные на конечный результат. Политические решения должны способствовать внедрению инновационных технологий социальной защиты инвалидов, основанных на современных достижениях науки, использовании лучшего отечественного и международного опыта. Политические решения должны способствовать ресурсному обеспечению сбалансированного развития государственного и негосударственного секторов социальной защиты инвалидов, а также обеспечить дополнительную ресурсную поддержку инноваций в области социальной защиты инвалидов; должны быть направлены на ликвидацию дефицита бюджетных средств, необходимых для финансирования системы социальной защиты инвалидов, а также на оптимизацию системы финансирования учреждений социальной защиты населения; обеспечить достаточный 38


Управление и координация

Международный аспект

уровень доходов и социальной защищённости работников бюджетного сектора системы социальной защиты населения, способствовать укомплектованию штатов и обеспечению необходимой профессиональной подготовки специалистов учреждений социальной защиты населения; способствовать развитию информационнокоммуникационных технологий и ресурсов, обеспечивать необходимую информированность общества по вопросам социальной защиты инвалидов и преодоления инвалидности. Политические решения должны опираться на принципы управления решением проблем и межотраслевого управления при сохранении координирующей роли органов социальной защиты населения; способствовать выравниванию уровней мер социальной защиты инвалидов в различных субъектах Российской Федерации и внутри субъектов Российской Федерации, обеспечивать доступность получения качественных услуг вне зависимости от места жительства инвалидов, стимулировать заинтересованность субъектов Российской Федерации и муниципальных образований к развитию системы социальной защиты инвалидов, обеспечивать эффективное привлечение к управлению и координации в системе социальной защиты инвалидов гражданское общество и негосударственные организации, развивать саморегулирование в условиях рыночных отношений. Политические решения должны демонстрировать приверженность России нормам международного права и поддержку Конвенции ООН о правах инвалидов.

Предложения по модернизации существующей системы социальной защиты инвалидов в Российской Федерации сформулированы на основе результатов реализации проекта «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями в Российской Федерации» (2007-2009 гг.): Базовые принципы: изменить существующие правила установления инвалидности. Ввести следующие социальные категории при установлении инвалидности: «ребёнок-инвалид», «инвалид» и «пенсионер-инвалид». Осуществлять установление инвалидности лицам в возрасте от 0 до 17 лет (категория «ребёнок-инвалид»), мужчинам – в возрасте от 18 до 60 лет (категория «инвалид»), женщинам – в возрасте от 18 до 55 лет (категория «инвалид»). Мужчинам и женщинам, достигшим пенсионного возраста и имеющим статус «инвалида» (мужчины – от 60 лет и старше, женщины – от 55 лет и старше), устанавливать социальную категорию «пенсионер-инвалид». пересмотреть классификации и критерии, используемые при медико-социальной экспертизе граждан с учётом положений МКФ. Установить для детей-инвалидов и взрослых инвалидов две группы степени тяжести инвалидности: I-я группа (полная инвалидность) и II-я группа (частичная инвалидность). Лицам, испытывающим ограничения жизнедеятельности вследствие травм, заболеваний или в результате возрастных изменений, и не имеющим группы инвалидности, на основании специальных критериев устанавливать в учреждениях здравоохранения статус «лица с ограниченными возможностями здоровья» и предоставлять им бесплатно 39


медицинскую помощь, реабилитационные услуги, социальную поддержку, социальную помощь и социальное обеспечение в законодательно установленных объёме и порядке. модернизировать систему социального обеспечения инвалидов с целью повышения её адресности и поощрения трудовой занятости инвалидов. Ликвидировать институт социальных пенсий по инвалидности лицам, имеющим статус «ребёнкаинвалида» или «инвалида», и перейти на систему выплаты пособий по инвалидности. Пособие по инвалидности может состоять из трёх компонентов (базовый компонент, компонент для поддержания качества жизни и реабилитационный компонент). Инвалидам и пенсионерам-инвалидам, получающим трудовую пенсию по инвалидности, предоставить право на получение пособия по инвалидности в составе второго и третьего компонентов пособия по инвалидности. Лицам (женщинам старше 55 лет, мужчинам старше 60 лет, не имеющим социального статуса «пенсионер-инвалид») сохранить существующую систему пенсионного обеспечения. Компенсацию расходов на поддержание уровня и качества жизни осуществлять в установленном действующим законодательством порядке через механизм индексации пенсий и социальной поддержки пенсионеров; законодательно очертить систему комплексной реабилитации инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья в Российской Федерации: урегулировать принципы и содержание реабилитации и профилактики инвалидности, ресурсное, научно-методическое, информационное и кадровое обеспечение реабилитации; установить правовой статус реабилитационного учреждения, основные направления, порядок и условия его функционирования; установить права, обязанности, полномочия, ответственность и правовое регулирование отношений физических и юридических лиц в области реабилитации инвалидов и лиц с ограничениями здоровья; разграничить компетенцию в области реабилитации между органами исполнительной власти различного уровня и ведомственной принадлежности; определить условия и механизмы межведомственного и межсекторного взаимодействия в сфере реабилитации инвалидов; ввести новый порядок разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации (ИПР) инвалида (ребёнка-инвалида, пенсионера-инвалида), обеспечивающий максимальное удовлетворение потребностей инвалидов в комплексной реабилитации на основе интеграции федеральных и региональных реабилитационных ресурсов. Установить следующую структуру ИПР: федеральный перечень мероприятий ИПР (минимальный стандарт), региональный перечень мероприятий ИПР (оптимальный стандарт); привести действующее законодательство в соответствие с Конвенцией ООН о правах инвалидов; активизировать деятельность СМИ в направлении сокращения «социальной дистанции» между обществом и инвалидами, формирования идеологии общества равных возможностей. Система управления: разработать и внедрить проблемный подход и межотраслевые механизмы управления и координации в системе социальной защиты инвалидов; установить отчётность руководителей исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов; 40


ежегодно осуществлять выборочные социологические опросы инвалидов и населения, мониторинг правоприменительной практики в области социальной защиты и реабилитации инвалидов с целью наращивания аналитического потенциала для принятия обоснованных управленческих решений; изменить систему обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации за счёт средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации; законодательно закрепить обязанность органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации формировать региональный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду (за счёт финансовых средств субъектов Российской Федерации); наладить на уровне субъектов Российской Федерации межведомственную координацию, межсекторное взаимодействие и социальное партнёрство в сфере социальной защиты инвалидов с учётом развития рыночных отношений. Система исполнения: обеспечить для населения повышение доступности реабилитации и социальных услуг, сокращение реабилитационного маршрута, в том числе путём создания служб «одного окна»; законодательно установить инфраструктуру государственных реабилитационных учреждений системы социальной защиты населения; реорганизовать государственные (муниципальные) учреждения социальной защиты населения в автономные учреждения и организовать систему бюджетирования на основе подушевого финансирования реабилитационных и социальных услуг, ориентированную на конечный результат. внедрить инновационные технологии социальной защиты и реабилитации инвалидов (детей-инвалидов) и развития рынка реабилитационных услуг; модернизировать деятельность реабилитационных учреждений и учреждений социального обслуживания населения, в том числе психоневрологических интернатов, предоставляющих услуги инвалидам с умственной отсталостью, путём развития открытых систем реабилитации, предусматривающих полную или частичную (с различной степенью периодичности в зависимости от тяжести умственной отсталости и достигнутых результатов социальной адаптации) возможность самостоятельной жизни инвалидов с умственной отсталостью; сформировать в субъектах Российской Федерации сеть учреждений социального обслуживания населения (отделений в центрах социального обслуживания населения) для предоставления реабилитационных и социальных услуг инвалидам по слуху и зрению; обеспечить проведение комплекса мероприятий по разумному приспособлению среды жизнедеятельности для удовлетворения потребностей инвалидов, связанных с инвалидностью, созданию универсальной среды жизнедеятельности для инвалидов, маломобильных и других групп населения; признать реабилитологию и реабилитационную индустрию, как сферы научной и практической деятельности. Ввести профильные разделы реабилитологии и реабилитационной индустрии в программы профессиональной подготовки специалистов образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования (для специалистов медицинского, 41


психологического, педагогического, инженерного, социального, архитектурного и т.д. профилей по компетенции) Внести изменения в содержание учебных программ повышения квалификации специалистов в области реабилитации инвалидов; установить для специалистов различной профессиональной квалификации (врачей, педагогов и т.д.) учреждений социальной защиты населения социальные гарантии (продолжительность рабочего дня, продолжительность оплачиваемого отпуска, исчисление трудового стажа, размер надбавок к заработной плате и т.п.), не уступающие социальным гарантиям, предоставляемым в других учреждениях социальной сферы (здравоохранения, образования и т.п.); обеспечить для специалистов федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы и учреждений социальной защиты населения уровень оплаты труда не ниже существующего уровня оплаты труда для специалистов этих же профессиональных квалификаций (врачи, медицинские сёстры, педагоги, психологи и т.д.) в учреждениях других отраслей социальной сферы (здравоохранения, образования и т.п.). Система контроля: создать на федеральном уровне вертикально интегрированный институт контроля качества социальных услуг, услуг медико-социальной экспертизы, реабилитационных услуг, предоставляемых инвалидам в учреждениях социальной сферы, независимо от формы их собственности и ведомственной принадлежности; создать на уровне субъектов Российской Федерации институт социального аудита; создать государственный институт досудебного урегулирования социальных споров; с целью развития социального партнёрства в сфере социальной защиты инвалидов организовать на базе государственных (муниципальных) учреждений (центров) общественные советы с участием инвалидов (родителей детей-инвалидов). Многие из представленных выше предложений не требуют дополнительного бюджетного финансирования. Более того, их реализация будет способствовать оптимизации и сокращению бюджетных расходов. Но проведение некоторых из них действительно потребует бюджетных финансовых ресурсов. Можно назвать их «расходами», но более правильно будет определить их как «инвестиции» в создание общества равных возможностей. Следует помнить, что в условиях критичного снижения уровня человеческого потенциала и роста экономической нагрузки на здоровую часть населения социальная защита и реабилитация инвалидов являются одним из факторов обеспечения социальной безопасности и имеют глубокий экономический смысл.

42


ПРАКТИЧЕСКАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ НОРМ ФЕДЕРАЛЬНОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ОБЛАСТИ РЕАБИЛИТАЦИИ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ИНВАЛИДОВ Доклад Ларионова М. Б. руководителя юридической группы РООИ "Перспектива" Москва В декабре 2009 года исполняется 3 года с момента принятия Генеральной Ассамблеей ООН Конвенции о правах инвалидов. В настоящее время происходит подготовка к ратификации Конвенции, идет анализ российского законодательства и законодательства субъектов на предмет соответствия Конвенции. После подписания и ратификации международный документ, в соответствии с Конституцией, становится составной частью нашего законодательства, правовым обязательством государства, будет определять политику и действия всех ветвей государственной власти. Региональной общественной организацией инвалидов «Перспектива» в рамках уже осуществленных проектов и реализуемого в настоящее время проекта «Организации инвалидов за ратификацию и реализацию в России Конвенции ООН о правах инвалидов» получены результаты мониторинга ситуации с соблюдением прав инвалидов во всех сферах жизнедеятельности. Мониторинг нашего законодательства показал, что многие ключевые положения Конвенции в области образования, трудоустройства, создания безбарьерной среды в большей или меньшей степени отражены в федеральном законодательстве. Но, к примеру, в области реализации правоспособности, ограничения или лишения дееспособности, наше законодательство не соответствует международному документу и требует внесения существенных изменений. Необходимо иметь в виду, что большинство декларируемых положений нашего законодательства «мертвы», ввиду отсутствия четкого механизма реализации норм на уровне подзаконных нормативных актов, неурегулированности межведомственного взаимодействия, низкой эффективности уголовной, гражданской, административной ответственности за нарушение прав лиц с ограниченными возможностями здоровья и ряда других системных причин. К примеру, нормы ст. 15 ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» о создании доступной среды, либо ст. 52 Закона «Об образовании», дающие родителям право выбора образовательного учреждения для своего ребенка - носят декларативный и разрозненный характер и не могут быть напрямую использованы для того, чтобы обязывать создавать доступную среду для инвалидов, либо создавать условия в образовательных учреждениях для обучения детей с инвалидностью. Именно из-за отсутствия продуманного механизма реализации федеральных норм в сфере социальной защиты и реабилитации лиц с инвалидностью, из-за разночтения некоторых положений этих норм, из-за практически «безнаказанного бездействия» чиновников - правоприменительная практика исполнительных органов власти на местах сводит на «нет» положения норм федерального законодательства. 43


Как уже говорилось, ратификация Конвенции приведет к необходимости выработки совершенно иной государственной политики в отношении лиц с инвалидностью и совершенствования федерального и регионального законодательства. И если мы говорим о том, что необходимо приводить в соответствии с Конвенцией наше законодательство в области реабилитации, образования, трудоустройства, доступной среды – то, в первую очередь, надо задуматься над тем, как обеспечить реальное исполнение этих норм. Это можно обеспечить, на мой взгляд, жесткой антидискриминационной государственной политикой, которой у нас просто нет. Также необходимо большое внимание уделять формированию позитивного общественного мнения В связи с изложенным, хотелось бы обозначить в своем выступлении основные приоритеты законодательных инициатив по формированию антидискриминационной политики государства, с целью повышения правоприменительной практики, наряду с широкомасштабной кампанией по изменению общественного мнения в отношении лиц с ОВЗ. Дискриминация в отношении лиц с ограниченными возможностями продолжается в таких жизненно важных областях, как обеспечение жильём, пользование общественными зданиями и услугами, образование, транспорт, связь, отдых, здравоохранение, голосование на выборах, реализация правоспособности. Приведу один пример дискриминации: в нашу организацию обратилась инвалид 1 группы по зрению с жалобой на нарушение ее прав. Она обращалась к нотариусу за составлением доверенности, и, в связи с тем, что является незрячей, попросила зачитать ей текст доверенности вслух и помочь подписать его. В ответ на это нотариус отказал ей в совершении нотариального действия сказав, что она является недееспособной. Нами было составлено заявление в прокуратуру по поводу дискриминационных нарушений, допущенных нотариусом, однако прокуратурой было отказано в проведении прокурорской проверки в связи с тем, что четкого понятия дискриминации прав инвалидов действующим законодательством не предусмотрено. Кроме того, доказать факт дискриминации прокуратура не смогла. Статья 5 Конвенции говорит о том, что «Государства-участники запрещают любую дискриминацию по признаку инвалидности…». В нашем законодательстве термин «дискриминация» содержится лишь в статье 136 УК РФ: Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам В отличие от лиц, подвергшихся дискриминации ввиду расы, цвета кожи, пола, происхождения, религии или возраста, лица, подвергшиеся дискриминации ввиду ограниченных возможностей, часто не располагают юридическим механизмами для недопущения такой дискриминации. ·

Закрепить в качестве цели государственной политики в области социальной защиты поощрение уважения присущего инвалидам достоинства (ст. 1 Конвенции)

44


·

Необходимо легальное закрепление термина «дискриминация по признаку инвалидности или ограниченных способностей» (ст. 2 Конвенции), ввести в законодательство прямой запрет дискриминации по признаку инвалидности в сфере образования, труда, потребления товаров и услуг, при осуществлении любой деятельности госорганами и организациями независимо от форм собственности (п.2. ст. 5 Конвенции). Это возможно сделать путем принятия комплексного правового акта, содержащего нормы прямого действия о запрете дискриминации инвалидов в сфере доступа к ряду социальных благ (образование, трудоустройство, услуги, транспорт и т. д.). Аналогом таких законодательных актов являются в США Act on Americans With Disabilities 1990 г., в Англии – Disability Discrimination Act 1995 г. Указанные законы содержат прямой запрет на дискриминацию инвалидов в перечисленных сферах, а также закрепляют механизмы защиты прав в этой области. К примеру, в Соединенных Штатах, при факте дискриминации со стороны организации, на нее в судебном порядке может быть наложен штраф до 50 000 долларов за первое нарушение и до 100 000 долларов за каждое последующее.

· Ужесточить административную и уголовную ответственность за нарушение прав лиц с ОВЗ · Ввести в процессуальное законодательство «презумпцию виновности» организации или лица · Обеспечить доступ лиц с ограниченными квалифицированной юридической помощи

возможностями

здоровья

к

Помимо этого, необходимо проводить целенаправленную государственную политику по изменению общественного мнения к лицам с инвалидностью, к их способностям и возможностям. Эта политика должна включать в себя: ·

программы подготовки и переподготовки специалистов всех государственных учреждений, семинары по пониманию инвалидности, изучению основных положений Конвенции и российского законодательства в этой области (в первую очередь - в органах прокуратуры, в связи с предстоящими изменениями в ст. 45 и 131 ГПК РФ)

·

увеличение в СМИ доли аналитических и информационных передач (статей) и социальной рекламы, касающихся лиц с ОВЗ

·

введение в общеобразовательные программы «уроков доброты» для учащихся школ с целью понимания инвалидности.

·

введение в учебные планы профильных образовательных учреждений высшего профессионального образования специализированных курсов по правам лиц с ОВЗ.

По нашему мнению, ратификацию Конвенции не следует откладывать в долгий ящик. Но на этом этапе необходимо осознавать, что после ратификации первоочередными мерами должны являться меры эффективного контроля над соблюдением прав лиц с ограниченными возможностями.

45


О РЕАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЕ ПО ВОПРОСУ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕСПРЕПЯТСТВЕННОГО ДОСТУПА ИНВАЛИДОВ К ОБЪЕКТАМ СОЦИАЛЬНОЙ, ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ. СООТВЕТСТВИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА КОНВЕНЦИИ ООН О ПРАВАХ ИНВАЛИДОВ Доклад Перепадя С.М. юриста СГООИ «Вольница» г. Ставрополь В Российском законодательстве правовые нормы, определяющие основы правового регулирования обеспечения доступности, содержатся в ст. 14,15 ФЗ РФ «О социальной защите инвалидов в РФ». Данные нормы предусматривают обеспечение доступности инвалидам к объектам социальной инфраструктуры, транспорту и в целом соответствуют ст. 9 Конвенции ООН о правах инвалидов. 1 В Ставропольском крае с февраля 2008 года правоотношения по обеспечению доступности регулируются Законом СК «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов и других маломобильных групп населения к информации, объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур» от 27 февраля 2008 года N 7-кз. Данный Закон – продукт слияния двух Федеральных законов: О соц. защите инвалидов в РФ и Градостроительного кодекса РФ, и, собственно, также он в целом, по логике, должен соответствовать ст. 9 Конвенции ООН о правах инвалидов. Сам факт принятия данного Закона говорит о позитивной настроенности законодательной и исполнительной власти Ставропольского края, администрации г. Ставрополя и общества в целом, решать проблемы, связанные с жизнью инвалидов и других маломобильных групп населения. Таким образом, формирование необходимой нормативно-правовой базы, обязывающей строителей сдавать все объекты с учетом нужд инвалидов в Ставропольском крае завершено. Что дальше? Те, кто работают сегодня, обеспечивая доступность, заинтересованы в этом. Да, они получили законодательную поддержку, но тех, кто не заинтересован, в общем-то, их это не касается. И Конвенция, в частности, ст. 9, указывающая, при условии ее ратификации, о необходимости государствами-участниками принимать надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах – для незаинтересованных лиц, соответственно, не руководство к действию. И, в подтверждение этому, в Ставрополе отмечается, что созданная нормативная база по безбарьерной среде недостаточно хорошо выполняется. А точнее, застройщики, собственники уже функционирующих объектов, индивидуальные предприниматели, с успехом обходят действующие нормы и правила. Возникает вопрос - почему? Во-первых - Градостроительный кодекс РФ выводит из-под надзора здания ниже двух этажей. Они не поднадзорны ни федеральным, ни краевым, ни муниципальным 1

Р.Н. Жаворонков. Сравнительно-правовой анализ федерального законодательства РФ в области реабилитации и социальной защиты инвалидов и Конвенции ООН о правах инвалидов. Научно практическое пособие. – М.: Издательство «Папирус», 2009. с. 352

46


структурам. В Ставрополе активно развивается малый бизнес. Открываются новые магазины, салоны красоты и т.д., строятся новые объекты. И вот тут застройщик умудряется здание выше 2 этажей вводить в эксплуатацию как одноэтажное с высокой цокольной частью. Второй момент. Нередки также случаи, когда предпринимателю выделяют для строительства 100 квадратных метров, и он полностью всю площадь занимает под здание, а потом ссылается на то, что земли ни на что больше нет. Либо прилепит к постройке "нечто покатое", воспринимаемое инвалидами даже не как неумелая забота, а как злая насмешка. 2 Закон предусматривает административную ответственность за уклонение от исполнения требований к созданию условий инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктур, однако на практике к таковой ответственности виновные граждане привлекаются крайне редко и несение бремени административной ответственность для виновных граждан всегда будет дешевле. В Ставрополе вводится немало объектов, оборудованных пандусами. Однако в ряде случаев по своим техническим характеристикам они являются не только бесполезными, но порой и травмоопасными. Есть и другие проблемы. Некоторые строители пытаются возводить объекты по устаревшей документации. Или - без согласований в управлении труда и соцзащиты, в общественной организации инвалидов. Соглашусь с выводом одного из авторов краевого закона М.В. Черкашина, который обратил внимание на то, что пандусы нередко заполняются торговыми рядами и рекламными щитами, или их после ввода здания попросту убирают. Но если с ситуацией с жилыми домами, в которых проживают граждане с ограниченными возможностями использующими для передвижения инвалидную коляску, более менее понятно, то с объектами недвижимого имущества, имеющим важное социальное значение ситуация крайне не простая. Речь идет о зданиях, в которых располагается отделение ПФ РФ, УТСЗН, Дворец правосудия, здание Правительства Ставропольского края и т.д. В ходе проведенных акций по наблюдению за физической доступностью для инвалидов указанных зданий выявлено, что например ОПФ РФ по г. Ставрополю полностью недоступен для инвалидов, использующих для передвижения инвалидную коляску. В УТСЗН на пандусе стоит цветочная клумба и т.д. Изменится ли ситуация в лучшую сторону в связи с ратификацией Конвенции, покажет время. Кратко о доступности общественного транспорта. Ситуация в городе Ставрополе в этом плане, полагаю, достойна подражания. За последнее время практически полностью обновился муниципальный автобусный парк. Из 50 приобретенных машин 40 оборудованы откидными площадками для заезда инвалидной коляски, коляски с ребенком. В настоящее время в Ставрополь начата поставка троллейбусов, которые также оборудуются подъемными площадками. Однако, как показывают результаты наблюдения за соблюдением прав инвалидов в этой области, водители оборудованных площадками автобусов часто ссылаются на технические трудности по их использованию. В ряде зафиксированных «Вольницей» совместно с представителями управления труда и социальной защиты населения администрации г. Ставрополя случаев, водители автобусов крайне неохотно, иногда 2

http://26region.livejournal.com/65019.html начальник отдела реабилитации инвалидов краевого минтруда и соцзащиты населения Александр Константинович Гайдуков.

47


грубо, оказывают помощь инвалиду при погрузке в автобус. Практически все остановочные пункты г. Ставрополя - это барьер для инвалидной коляски. Заезд в автобус осуществляется с проезжей части дороги. Многие автобусы не оборудованы знаками оповещения, что автобус оборудован для нужд инвалидов. Помимо того, что приходится долго ждать, еще необходимо внимательно всматриваться на переднюю часть автобуса, чтобы увидеть соответствующее обозначение. В целях информирования граждан в СМИ города по инициативе «Вольницы» регулярно публикуется информация с телефонами диспетчерской службы автобусного парка. 25.11.2009 года в Пятигорске начала функционировать служба социального такси. Пока 1 раз в месяц инвалид, использующий для передвижения инвалидную коляску, может воспользоваться услугами социального такси без ограничения по времени. В Ставрополе такая служба функционирует уже длительное время. В начале настоящего доклада я указывал, что в Российском законодательстве правовые нормы, определяющие основы правового регулирования обеспечения доступности к объектам социальной инфраструктуры, в частности к транспорту и объектам недвижимого имущества, содержатся в ст. 15 ФЗ РФ «О социальной защите инвалидов в РФ», и относятся к праву социального обеспечения, а реализуется доступность нормативно-правовыми актами, относящимися к архитектуре и градостроительству. В результате этого: соблюдение требований доступности обеспечивается архитектурными и градостроительными решениями, которые разрабатывают, реализуют и контролируют специалисты, не имеющие практически никакого отношения к проблемам инвалидов. Для них это строительные и планировочные задачи, при обеспечении которых допустимо отклонение в ту или иную сторону в рамках решения иных аналогичных строительных и планировочных задач. Они не понимают и не знают, насколько такие отклонения принципиальны для будущих пользователей-инвалидов. Таким образом, контроль за реализацией требований доступности осуществляют организации, работающие в сфере градостроительства и городского планирования застройки, действующие по строительным нормам и законам в сфере строительства. Они контролируют строительство крупных объектов, в которых детали оформления (в том числе такие, которые важны для обеспечения доступности инвалидов – расположение пандусов, структура тамбуров, размещение помещений внутри зданий) не всегда регламентированы законодательно либо допускают различное толкование. Часто в функции этих надзорных организаций не входит контроль за строительством малых объектов (одно-, двухэтажных зданий). Претензии, которые можно предъявить недобросовестным застройщикам, лежат в сфере строительства, поэтому их имеют право предъявлять только надзорные органы (прокуратура, органы стройконтроля), а сами инвалиды никаких прав здесь не имеют. При этом застройщика можно обвинить только в нарушении строительных норм, а не в нарушении прав инвалидов. Надзорные органы далеко не всегда настроены на предъявление претензий в этой сфере, да и непредъявление им ничем не грозит. Российское законодательство допускает существование многочисленных (неограниченного количества) собственников и пользователей как зданий, так и территорий в пределах населенных пунктов, их нерегулируемую смену, в то время как 48


обязаны соблюдать требования доступности только собственники, причем ни один нормативно-правовой акт не устанавливает, за какое время новый собственник обязан устранить нарушения доступности либо ее, собственно, обеспечить эту самую доступность. По этой причине: Очень трудно, а иногда и невозможно найти ответственного за нарушения и конкретного исполнителя мероприятий по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидам к объектам социальной инфраструктуры. Единая цепочка доступности инфраструктуры (квартира – подъезд – тротуар жилого дома – общественный транспорт или проезжая часть улицы – вход в нужное здание – коридоры нужного здания) разорвана и разделена, отдельные ее части находятся под юрисдикцией различных субъектов права, и под разными контролирующими структурами. Конкретному инвалиду невозможно предъявить претензии всем нарушителям на одной цепочке доступности. Российское законодательство ограничивает возможности общественных организаций подавать иски по нарушению прав инвалидов от своего имени. Они могут только поддерживать иски, подаваемые конкретными гражданами. В Ставропольском крае такая практика совсем не развита, поэтому во многих случаях, когда конкретные инвалиды, чьи права ограничиваются, как правило, отказываются от участия в судебных процессах из-за их дороговизны, в свою очередь, нарушители остаются без наказания. Положения действующего российского законодательства в области создания доступной среды для инвалидов носят декларативный характер и не могут быть напрямую использованы для того, чтобы обязывать государственные и муниципальные органы, юридические лица, предпринимателей создавать доступную среду для инвалидов. Статья 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ» содержит положения о необходимости создания условий доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры, а также беспрепятственного пользования транспортом, однако формулировка указанного положения позволяет сделать вывод о его декларативном характере; эта же статья ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» запрещает планировку и застройку городов, населенных пунктов, разработку разрешений на новое строительство и реконструкцию зданий и сооружений без приспособления указанных объектов для доступа к ним инвалидов. Ни 181 Закон, ни какой-либо другой нормативноправовой акт, в том числе и Ставропольский краевой закон, не предусматривает механизма реализации мер по адаптации объектов социальной инфраструктуры, и в частности жилых помещений, принадлежащих инвалидам на праве собственности, для беспрепятственного доступа. По этой причине - отсутствие четкого механизма реализации указанных положений ст. 15 ФЗ РФ № 181 «О социальной защите инвалидов» позволяет лицам, ответственным за создание безбарьерной среды, уклонятся от выполнения мероприятий по ее созданию. Постановление Правительства РФ от 07.12.1996 N 1449 "О мерах по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к информации и объектам социальной инфраструктуры" не привносит ясности в эту проблему, рекомендуя лишь правительствам субъектов уполномочивать территориальные УТСЗН осуществлять координацию мероприятий по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к информации и объектам социальной инфраструктуры, а также контролем за выполнением нормативных 49


требований в части обеспечения доступа инвалидов к средствам общественного пассажирского транспорта, связи и информации, строящимся и реконструируемым объектам социальной инфраструктуры, и, на мой взгляд, в части осуществления контроля за строящимися и реконструируемыми объектами социальной инфраструктуры, вступает в противоречие со ст. 53 Градостроительного кодекса РФ: Строительный контроль проводится лицом, осуществляющим строительство. В случае осуществления строительства, реконструкции, капитального ремонта на основании договора строительный контроль проводится также застройщиком или заказчиком. Застройщик или заказчик по своей инициативе может привлекать лицо, осуществляющее подготовку проектной документации, для проверки соответствия выполняемых работ проектной документации. В связи с вышеуказанным предлагается: Внести соответствующие изменения в Градостроительный кодекс Российской Федерации, касающиеся государственной экспертизы строящихся объектов, реконструирующихся объектов любой площади и этажности, за исключением объектов индивидуального жилищного строительства. Законодательно закрепить полномочия органов социальной защиты населения по осуществлению контроля при приемке строящихся объектов, объектов после проведения работ по реконструкции, по выдаче последними соответствующих заключений о доступности построенного или реконструированного объекта недвижимого имущества. Разработать на уровне Правительства РФ четкий механизм реализации положений ст. 15 ФЗ РФ № 181 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» в части адаптации жилья к потребностям инвалида. Внести поправки в ст. 9.13 "Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 09.11.2009) в части увеличения административного наказания в виде штрафа с должностных лиц, причем считаю, что наказание должно соответствовать размеру материальных затрат необходимых для проведения мероприятий по обеспечению доступности. Расширить федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду бесплатно, включив в него услугу по адаптации жилья для потребностей инвалида в соответствии с ИПР. Поправки к краевому закону «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов и других маломобильных групп населения к информации, объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур»: Необходимо регламентировать процесс согласования проектно-сметной документации для строительства объектов. Порядок согласования должен определяется администрацией конкретного населенного пункта. Сделать согласительные комиссии, с законодательным определением полномочий этих комиссий. Ввести пункт, позволяющий участвовать общественным организациям на всех этапах работы согласительных комиссий и дальше при приемке в эксплуатацию объектов.

50


Анализируя мнение представителей органов исполнительной власти края можно с уверенностью резюмировать о необходимости немедленной ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов в целом. Однако говорить о том, что федеральное и тем более региональное законодательство в области доступности инвалидов к объектам транспортной инфраструктуры, объектам недвижимого имущества, имеющим важное социальное значение, соответствует Конвенции ООН о правах инвалидов, в частности ст. 9, полагаю, преждевременно. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛЗАЦИИ ПРАВА ИНВАЛИДОВ НА ТРУД И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ТРУДЕ Е. Шинкарева, Директор правового центра АРО ВОГ, к.ю.н., г. Архангельск Сфера реализации права на труд – одна из самых важных в жизни человека, это область реализации человеческого потенциала, творческого начала личности, поэтому справедливо считать обеспечение свободы выбора рода деятельности и профессии, реализацию полной, продуктивной и свободной избранной занятости одним из центральных направлений государственной социальной политики. Общеизвестно, что люди с инвалидностью испытывают сравнительно больше проблем с трудоустройством, особенно, если их инвалидность «бросается в глаза» или требует дополнительных приспособлений рабочего места и условий труда. Вопросы, возникающие при трудоустройстве, также непосредственно связаны с получаемым людьми с инвалидностью образованием, в том числе профессиональным, а также с деятельностью учреждений, устанавливающих статус инвалида и разрабатывающих программу реабилитации (МСЭ). Поэтому о развитии трудового законодательства в отношении людей с инвалидностью возможно только в комплексе с другими правовыми нормами и сферами правового регулирования. В Конвенции мерам по обеспечению права на труд для людей с инвалидностью посвящена статья 27. Таких мер достаточно много (не менее 10). Хотелось бы остановиться на двух, на мой взгляд, наиболее важных. пп а) п.1) Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. g) наем инвалидов в государственном секторе; Российское законодательство содержит ряд гарантий (ФЗ о соцзащите инвалидов) по реализации права на труд для граждан с инвалидностью. Есть определенные гарантии и льготы для инвалидов в отношении режима труда и организации работы, отпуска и увольнения. В то же время пока не нашли в российском законодательстве такие важные положения как: - запрет дискриминации по признаку инвалидности в отношении всех вопросов, касающихся всех форм занятости, включая условия приема на работу, найма и занятости, сохранения работы, продвижения по службе и безопасных и здоровых условий труда. 51


Статья 3 ТК РФ содержит запрещение дискриминации в целом: «Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника». В этой норме, однако, не содержится такой признак как «инвалидность», хотя перечень является открытым и допускает его дополнение. Тем более, что основные признаки дискриминации указаны (всякое различие или предпочтение по обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами). Тем не менее, для обеспечения применения этого запрета на практике и защиты инвалидов от дискриминации следовало бы включить этот признак в перечень запрещенных оснований дискриминации. Запрещение дискриминации содержится в ст. 23 ФЗ о социальной защите инвалидов: Не допускается установление в коллективных или индивидуальных трудовых договорах условий труда инвалидов (оплата труда, режим рабочего времени и времени отдыха, продолжительность ежегодного и дополнительного оплачиваемых отпусков и другие), ухудшающих положение инвалидов по сравнению с другими работниками. Однако, включение соответствующих положений в ТК РФ, основной акт трудового законодательства, необходимо как составная часть одного из основных принципов трудового права. Можно было бы также дополнить эту норму (ст. 3 ТК РФ) следующим положением: «Дискриминацией, в частности, является отказ в обеспечении разумного приспособления рабочего места и условий труда, в тех случаях, когда необходимость создания специальных условий труда (специального рабочего места) или разумного приспособления рабочего места определена в индивидуальной программе реабилитации (программы реабилитации пострадавшего) гражданина»; либо в более привычной для российского законодателя формулировке: «Не допускается отказ в обеспечении разумного приспособления рабочего места и условий труда, в тех случаях, когда необходимость создания специальных условий труда (специального рабочего места) или разумного приспособления рабочего места определена в индивидуальной программе реабилитации (программы реабилитации пострадавшего) гражданина». Гарантии найма в государственном секторе также являются важной мерой обеспечения занятости людей с инвалидностью, в тех случаях, когда для работы требуется создание специального рабочего места или когда объем выполняемой работы человеком с инвалидностью существенно ниже установленных норм выработки. Эти гарантии должны быть названы в ФЗ «О социальной защите инвалидов». Статья 22 ФЗ о социальной защите инвалидов предусматривает создание специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов. В нынешней редакции данная норма вызывает много вопросов при ее применении, в т.ч. вопросов технического характера – требования к оборудованию, характеристики специального рабочего места. Вероятно, утверждение главным санитарным врачом РФ 18.05.2009 года санитарных требований СП 2.2.9.2510-09 "Гигиенические требования к условиям труда инвалидов" будет способствовать более ясному пониманию термина «специальное рабочее место». При этом в данном постановлении вводится понятие специализированного предприятия: 3.2. Под специализированным предприятием понимается предприятие, независимо от форм собственности, применяющее труд инвалидов, осуществляющее комплекс мер по профессиональной и социальной реабилитации, обеспечивающее организацию на производстве медицинского обслуживания инвалидов, выпускающее потребительские товары, товары производственно-технического назначения, где общая численность работающих составляет не менее 15 человек. 52


Документ допускает создание таких предприятий в любых организационно-правовых формах. Таким образом, возникают следующие вопросы: - в какой мере государство готово принять на себя обязанность по созданию таких предприятий, какие органы будут уполномочены на их учреждение и осуществление контроля их деятельности; - какие меры будут приниматься для стимулирования создания частных предприятий, как коммерческих, так и некоммерческих, какова будет их государственная поддержка. По-видимому, потребуется принятие специального закона, причем федерального, который должен будет установить единые по всей стране правила создания и деятельности этих предприятий. Больше всего вопросов вызывает применение ст. 21, 24 ФЗ о социальной защите инвалидов о квотировании рабочих мест. Статья 24. Права, обязанности и ответственность работодателей в обеспечении занятости инвалидов Работодатели вправе запрашивать и получать информацию, необходимую при создании специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов. (в ред. Федерального закона от 23.10.2003 N 132-ФЗ) Работодатели в соответствии с установленной квотой для приема на работу инвалидов обязаны: (в ред. Федерального закона от 23.10.2003 N 132-ФЗ) 1) создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов; 2) создавать инвалидам условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида; 3) предоставлять в установленном порядке информацию, необходимую для организации занятости инвалидов. Статья 21. Установление квоты для приема на работу инвалидов (в ред. Федерального закона от 29.12.2001 N 188-ФЗ) Организациям, численность работников которых составляет более 100 человек, законодательством субъекта Российской Федерации устанавливается квота для приема на работу инвалидов в процентах к среднесписочной численности работников (но не менее 2 и не более 4 процентов). В г. Архангельске, например, за отчетный период 2009 года трудоустроено в счет квоты всего 2 инвалида, примерно 700 квотированных рабочих мест заявлены работодателями как занятые инвалидами, тогда как размер квоты по городу превышает 3000 рабочих мест. Система квотирования рабочих мест в том виде, каком она представлена в действующем законодательстве и без подкрепления ее мерами государственной материальной помощи, не дает эффективных результатов, не находит поддержки у работодателей. О неэффективности данного института свидетельствуют и проводимые исследования (см. напр., Романов П., Ярская-Смирнова Е., Вайтфилд С., Келли С. Социологическое исследование проблем реабилитации инвалидов в Российской Федерации. М., 2009. С. 40). Вероятно, более приемлемым явилось бы объединение норм о квотированных рабочих местах, специальных рабочих местах и специальных предприятиях в одном федеральном законе, предусматривающим в части и финансовые основы данной системы, включающей как государственную поддержку, так и гарантии для работодателей. Такой шаг представляется более правильным, чем нынешнее решение законодателем вопроса о гарантиях занятости инвалидов.

53


ПРОБЛЕМЫ ДОСТУПА К ИНФОРМАЦИИ И ПРОИЗВЕДЕНИЯМ КУЛЬТУРЫ ЛИЦ С НАРУШЕНИЯМИ ЗРЕНИЯ В СВЕТЕ КОНВЕНЦИИ ООН О ПРАВАХ ИНВАЛИДОВ Доклад Балыкина Д.Г., юриста НРООИ ИНВАТУР По различным оценкам в Российской Федерации насчитывается около от 300 до 500 тыс. лиц с глубокими нарушениями зрения. Для многих из этих людей в той или иной степени актуальны вопросы беспрепятственного доступа к информации, а также к произведениям культуры: к различным официальным документам, к учебной, художественной литературе и т.п. Обеспечение доступа к информации наравне с остальными людьми является важным фактором, обеспечивающим равноправие людей с глубокими нарушениями зрения. В своем выступлении я хотел бы коснуться правовых аспектов данной проблемы и обратить внимание на некоторые положения российского законодательства, которые нуждаются в корректировке в свете предстоящей ратификации Конвенции ООН «О правах инвалидов». В ст.9 Конвенции указывается следующее: «Чтобы наделить инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни, государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах. Эти меры, которые включают выявление и устранение препятствий и барьеров, мешающих доступности, должны распространяться, в частности: b) на информационные, коммуникационные и другие службы, включая электронные службы и экстренные службы». Непосредственно вопросам доступа инвалидов к информации посвящена статья 21 Конвенции. Согласно ей, «Государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения того, чтобы инвалиды могли пользоваться правом на свободу выражения мнения и убеждений, включая свободу искать, получать и распространять информацию и идеи наравне с другими, пользуясь по своему выбору всеми формами общения, включая: снабжение инвалидов информацией, предназначенной для широкой публики, в доступных форматах и с использованием технологий, учитывающих разные формы инвалидности, своевременно и без дополнительной платы; принятие и содействие использованию в официальных сношениях: жестовых языков, азбуки Брайля, усиливающих и альтернативных способов общения и всех других доступных способов, методов и форматов общения по выбору инвалидов; активное побуждение частных предприятий, оказывающих услуги широкой публике, в том числе через Интернет, к предоставлению информации и услуг в доступных и пригодных для инвалидов форматах». Переходя к российскому законодательству, отмечу, что оно не в полной мере соответствует вышеприведенным положениям. Правовые основы реализации права на доступ инвалидов к информации сформулированы в ст.14 ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» Согласно ей, «Государство гарантирует инвалиду право на получение необходимой информации», однако каких-либо мер, кроме обеспечения выпуска специальной 54


литературы для инвалидов по зрению и финансирования ее закупки для специализированных библиотек, применительно к данной категории лиц данная статья, к сожалению, не предусматривает. Между тем существует немало других неурегулированных должным образом вопросов, связанных с реализацией данного права людьми с нарушениями зрения, Среди них можно выделить проблему ознакомления незрячих с официальными документами и иной социально-значимой информацией, обеспечения беспрепятственного доступа к учебной и научной литературе, а также к Интернет-сайтам. Говоря о первой проблеме, необходимо отметить, что Федеральный закон № 8 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», вступающий в силу с 01 января 2010г, не содержит положений об особенностях предоставления указанной в нем информации лицам с различными формами инвалидности с нарушениями зрения, слуха и т.п., а вопрос о получении лицами с нарушениями зрения информации о порядке и процедуре голосования на выборах, а также о кандидатах и политических партиях решен лишь на уровне рекомендаций Центральной Избирательной Комиссии РФ. Другой актуальной проблемой является доступность для инвалидов по зрению Интернет-сайтов. В 2009 г. вступил в силу ГОСТ Р 52872-2007 «Интернет-ресурсы» с требованиями доступности для инвалидов по зрению, однако ГОСТы носят лишь рекомендательный характер, ввиду чего выполнение требований по обеспечению доступности веб-сайтов, в том числе государственных, для инвалидов по зрению остается на усмотрение их владельцев. Важная норма, касающаяся доступа к ресурсам библиотек людьми с нарушениями зрения содержится в ст.8 ФЗ от 29 декабря 1994 г. N 78-ФЗ "О библиотечном деле": «Слепые и слабовидящие имеют право на библиотечное обслуживание и получение документов на специальных носителях информации в специальных государственных библиотеках и других общедоступных библиотеках». Несмотря на то, что данная норма действует уже около 15 лет, в большинстве библиотек общего доступа не созданы необходимые условия, позволяющие незрячим беспрепятственно пользоваться библиотечными фондами. В последнее десятилетие развитие компьютерных технологий предоставило незрячим новые возможностей в сфере информации. Благодаря программам экранного доступа они получили возможность работать с персональным компьютером, им стали доступны многие издания художественной, учебной и научной литературы, представленные в цифровой форме. Однако по мере бурного развития компьютерных технологий и Интернета актуальной стала и проблема защиты авторских прав. Здесь следует отметить важное положение, содержащееся в ч.3 ст.30 этого документа: «Государства-участники предпринимают в соответствии с международным правом все надлежащие шаги для обеспечения того, чтобы законы о защите прав интеллектуальной собственности не становились неоправданным или дискриминационным барьером для доступа инвалидов к произведениям культуры». На мой взгляд, российское законодательство не в полной мере соответствует этому положению. С одной стороны, законодательство предусматривает меры для обеспечения доступа инвалидов к произведениям культуры. Например, согласно ст. 1274 Гражданского кодекса допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования, воспроизведение без извлечения прибыли рельефно-точечным шрифтом или другими специальными способами для слепых правомерно опубликованных произведений, кроме произведений, специально созданных для воспроизведения такими способами. С другой стороны, согласно той же статье Гражданского кодекса: «В случае, когда библиотека предоставляет экземпляры произведений, правомерно введенные в гражданский оборот, во временное безвозмездное пользование, такое пользование 55


допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения. При этом выраженные в цифровой форме экземпляры произведений, предоставляемые библиотеками во временное безвозмездное пользование, в том числе в порядке взаимного использования библиотечных ресурсов, могут предоставляться только в помещениях библиотек при условии исключения возможности создать копии этих произведений в цифровой форме». В связи со сказанным выше, необходимо отметить, что в настоящее время для многих инвалидов по зрению прослушивание «говорящих» книг, а также чтение электронных копий обычных печатных изданий нередко является единственной возможностью доступа к произведениям художественной, учебной, научной и иной литературы. Если ранее «говорящие» книги записывались в основном на компакт-кассеты, то в начале 21 века они стали всё больше уступать место другим аудионосителям, дискам в цифровых форматах CD и MP3. Преимущества записи книг на этих носителях очевидны. Вместе с тем книги в цифровых форматах представляют удобный объект для копирования. Именно с этим и связано стремление законодателя ограничить их распространение. Однако законодатели не учли того, что невозможность для слепых пользоваться вне библиотеки экземплярами произведений в электронной форме значительно осложняет, а порой делает практически невозможной их доступ к произведениям культуры. Из-за нарушений зрения большинство незрячих не имеет возможности регулярно посещать библиотеки только ради того, чтобы послушать «говорящие» книги, а библиотеки просто не имеют технической возможности предоставлять одновременный доступ к этим книгам большому числу лиц. Кроме того, слепые, проживающие в сельской местности, лишены возможности читать книги, поскольку библиотеки для слепых в основном находятся в областных центрах, до которых необходимо добираться в течение нескольких часов. Библиотекам для слепых частично удается решить данную проблему посредством заключения договоров с правообладателями, однако, необходимо более системное решение этой проблемы путем устранения дискриминационных барьеров, существующих в законодательстве. Подведем итоги. Думаю, из вышесказанного со всей очевидностью вытекает необходимость совершенствования законодательства в области обеспечения беспрепятственного доступа к информации для людей с нарушениями зрения. Данное право должно быть конкретизировано, а также должны быть предусмотрены четкие механизмы его реализации. В частности, право на получение лицом с нарушениями зрения информации в доступных форматах, включая рельефно-точечный шрифт Брайля, или помощь ассистента, должно быть, закреплено в федеральном законе N181 от 24 ноября 1995г. «О социальной защите инвалидов в РФ» и в ФЗ N8 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления", а механизмы его реализации должны содержаться в административных регламентах различных государственных учреждений. Требования об обеспечении доступности веб-сайтов должны стать обязательными применительно к веб-сайтам государственных органов и учреждений, а также к органам местного самоуправления. Также необходимо рассмотреть вопрос о замене формулировки ч.2 ст.1274 Гражданского кодекса на более гибкую, обеспечивающую реализацию права инвалидов на беспрепятственный доступ к произведениям литературы и другим материалам, представленным в цифровой форме, и обеспечение баланса между данным правом и правом интеллектуальной собственности. Законопроекты, касающиеся информатизации, должны проходить общественную экспертизу на предмет учета в них потребностей людей с ограниченными возможностями. Только в случае учета этих и некоторых других аспектов в законодательстве и правоприменительной практике инвалиды по зрению не окажутся на обочине информационного общества.

56


ШКОЛЬНАЯ ИНКЛЮЗИЯ: ПРОВОЗГЛАШЕНА, НО НЕВОЗМОЖНА. ПРАКТИЧЕСКАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. Доклад Литвак О.Я., председателя совета ИОООИД «Солнышко», г. Иваново Конвенция о правах инвалидов – замечательный документ. Прежде всего потому, что предлагает понимать инвалидность не как признак человека, а как результат взаимодействия между людьми и отношенческими и средовыми барьерами. Отсюда следует, что дискриминация по признаку инвалидности – это отказ в разумном приспособлении. Разумное приспособление – это новое в нашем правовом поле и крайне важное понятие, означающее внесение, когда это нужно в конкретном случае, необходимых модификаций и корректив (ст. 2). Хотелось бы отметить также внесение в закон принципов уважения особенностей инвалидов, развивающихся способностей детейинвалидов (ст. 3), обязанность государства принимать все меры для изменения существующих дискриминационных законов, постановлений, обычаев и устоев (ст. 4). Вся Конвенция направлена на поддержку включения инвалидов в местное сообщество, и главным рычагом этого является, несомненно, инклюзивное образование, которому посвящена ст. 24. Инклюзивное образование – это обучение инвалидов (без каких-либо оговорок, связанных с конкретным диагнозом, т. е. и лиц с интеллектуальными нарушениями) в системе общего образования, среди здоровых сверстников и соседей. Подписав Конвенцию, наше государство обязалось обеспечить инклюзивное образование инвалидов на всех уровнях и обучение в течение всей жизни. Для этого оно должно создать им разумное приспособление и требуемую индивидуализированную поддержку для облегчения эффективного обучения. Надо сказать, что и до принятия Конвенции российские законы не противоречили идее инклюзии, так как в коррекционные учебные заведения ребенка можно поместить только с согласия родителей, за которыми остается право выбора. Однако на деле добиться реализации этого права было крайне сложно. А главное – все равно настоящего инклюзивного образования не получалось. Мой младший сын родился с синдромом Дауна. Как ответственный родитель, я постаралась изучить литературу и имеющийся мировой опыт и уже через год знала, что для его развития нужно пробиваться в систему общего образования. В 8 лет он был подготовлен к школе, мог читать простые слова, но все равно в школу по месту жительства, в коррекционный класс, нас не взяли. Сейчас ему 17. Мы учились 2 раза в школах 8-го вида, в школе 5-го вида (речевой) и, наконец, больше 3 лет – в массовой. В результате всех усилий, с одной стороны, специалисты отмечают, что для людей с его диагнозом он развит значительно выше их среднего уровня (и это, безусловно, результат занятий по обычной программе), а с другой – он уже около года не учится нигде и не может продолжать обучение, так как мы не имеем документального подтверждения освоения программы ни одного класса. Таким образом, он находится в гораздо худшем положении, чем дети-инвалиды, чьи родители не боролись за инклюзию. Мой опыт позволяет утверждать, что инклюзивное образование в российской провинции в настоящее время имеет 2 основных варианта, равноудаленных от сути этого понятия. Или к ребенку-инвалиду предъявляются обычные требования («раз вас сюда приняли, вы должны быть как все») и он выживается из школы как неуспевающий, или школа исходит из позиции, что данный ребенок в силу диагноза (понимаемого на 57


обывательском уровне) учиться не может, не может «усвоить государственный стандарт» и, следовательно, находится в школе для социальной адаптации. В этом случае к ребенку не предъявляется никаких требований, его не учат, не аттестуют, мать обязана постоянно его сопровождать (что исключает и «социальную адаптацию») и рано или поздно ребенок уходит из школы сам. На самом деле инклюзивное школьное образование предполагает организацию поддержки: составление индивидуальной образовательной программы, которая должна включать: 1) создание команды поддержки во главе с представителем администрации, 2) необходимую модификацию или адаптацию общих программ (а в необходимых случаях – составление программы «малых ступенек», соответствующей уровню ученика в данном предмете), 3) индивидуальный учебный план, позволяющий ему сдавать материал позже одноклассников, 4) способы включения в урок, 5) принципы аттестации и поощрения (любой ребенок в школе должен быть успешен, а труд его – оценен), 6) методы выработки правильного поведения, 6) план необходимых индивидуальных занятий со специалистами (логопедом, психологом) и учителями-предметниками и т. д. Школа и учителя должны быть просвещены в области инклюзивного образования и замотивированы на успех особого ученика морально и материально (учителя – приравнены по зарплате к педагогам коррекционных школ). Предложения по приведению российского законодательства в соответствие с Конвенцией 1. Убрать из подзаконных актов термин «умственно отсталые дети» как дискриминационный и заменить его на «дети с интеллектуальными нарушениями», «дети с проблемами когнитивного развития», «дети с трудностями в обучении», «дети с особыми образовательными потребностями». 2. Привести типовые положения об образовательных учреждениях и их уставы в соответствие с духом и буквой Конвенции, убрав из них положение, что дети-инвалиды не принимаются, или принимаются при наличии условий, или принимаются только по заключению ПМПК (консультативного органа!), так как никогда ни ПМПК, ни МСЭ, ни другая комиссия, видящая ребенка с нарушениями, не направит его в массовую школу. 3. Ускорить процесс доработки в духе Конвенции и принятия Закона об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья, прописывающем особые условия их обучения в системе общего образования, формы поддержки, право модификации государственных стандартов, способов аттестации, возможность сдачи экзаменов с поддержкой и получения аттестата при сдаче не всех предметов программы. Закон должен прописать, кто и как финансирует инклюзивное образование. 4. В ФЗ «Об образовании» внести следующие изменения: а) в ст. 5, п. 6: «Государство создает гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования… на основе специальных педагогических подходов» дописать «в том числе в системе общего образования»; б) в ст. 7, п. 2: «При реализации образовательных программ для обучающихся с отклонениями в развитии могут быть установлены специальные государственные образовательные стандарты» дописать «в том числе при их обучении в системе общего образования»; в) в ст. 15, п. 3: «Образовательное учреждение самостоятельно в выборе системы оценок, формы… промежуточной аттестации» дописать «в том числе для детей с особенностями развития»; г) в ст. 16, п. 1 после слов «обеспечивающих прием всех граждан, которые проживают на данной территории» удалить слова «и имеют право на 58


получение образования соответствующего уровня» как допускающие различные, в том числе дискриминационные по отношению к инвалидам, толкования; д) в ст. 17, п. 5: «Обучающиеся, не освоившие образовательную программу соответствующего уровня, не допускаются к обучению на следующей ступени общего образования», дописать «кроме детей с особенностями развития, обучающихся по индивидуальной программе»; е) ст. 27 (Документы об образовании) должна быть дополнена в духе Конвенции; ж) в ст. 50, п. 3 (об экстернате) пояснить слова «в учреждениях соответствующего типа» и добавить, что на экстернат имеют право и инвалиды с любым диагнозом. з) в ст. 50, п. 4: «Обучающиеся… имеют право…на обучение… по индивидуальным учебным планам, на ускоренный курс обучения…» добавить «или замедленный», т. к. в настоящее время этот пункт относят только к одаренным детям; и) в ст 50, п. 10: «Для детей… с отклонениями в развитии… создают специальные (коррекционные) образовательные учреждения… Дети… направляются в указанные… учреждения… только с согласия родителей…» дописать «Если родители (законные представители) не согласны поместить ребенка в специальное (коррекционное) образовательное учреждение, ему оказывается необходимая поддержка в рамках общего образования»; к) ст. 19, п. 7 гласит, что при исключении из школы ребенка школьного возраста комиссия ПДН в месячный срок определяет его в другое учреждение образования или на работу. Необходимо, наконец, выявить всех детейинвалидов и инвалидов с детства, которые нигде не учатся (не учились) и 5. В ФЗ «О социальной защите инвалидов» сказано (ст.9), что реабилитация включает образование, что инвалиду составляется ИПР (ст. 11) и что образовательные учреждения обеспечивают получение инвалидом образования в соответствии с ИПР (ст. 18, 19). Необходимо добиться, чтобы бюро МСЭ при составлении ИПР (в настоящее время являющейся фикцией) записывало в нее тип образовательного учреждения, избранный родителем, в том числе форму инклюзивного образования. В заключение хотелось бы заметить, что при введении в практику инклюзивного образования необходимо соблюсти принцип «Ничего о нас без нас». Важно донести до власти мысль, что позиция «Не все могут обучаться в инклюзивных школах», «Инклюзия подходит не для всех категорий инвалидов» не имеет ничего общего с Конвенцией, подписанной Россией. Дети без инвалидности тоже разные, но учатся все. Инклюзивное образование предполагает образование любого ребенка, в том числе (в первую очередь!) сложного. Не все могут обучаться в общей системе без поддержки. Инклюзивное образование должно вводиться без дискриминации, для всех, кто выбирает эту форму.

ПРИВЕДЕНИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО ПРАВА ЛИЦ С НАРУШЕНИЕМ СЛУХА, В СООТВЕТСТВИЕ С КОНВЕНЦИЕЙ ООН О ПРАВАХ ИНВАЛИДОВ Доклад Шмелёва В.Е., члена Координационного Совета 59


Департамента семейной и молодежной политики по работе с лицами с ограничением в здоровье, сопредседателя Правозащитного центра "Право последней надежды"

Что такое – инвалид по слуху? Это человек, который плохо или совсем не слышит. И это физическое ограничение создает ему массу проблем, поскольку он «выпадает» из общества. Обществу легче понять проблемы лиц с другими физическими ограничениями – поскольку с этим лицом можно установить непосредственный вербальный (устный) контакт и выяснить его потребности. 90% проблем у человека, который не слышит, возникают из-за проблем с коммуникацией. Остальные 10% - это проблемы, схожие с проблемами лиц с другими физическими ограничениями: стереотипы в обществе по отношению к инвалидам, барьеры при посещении общественных учреждений и т.д. В своем докладе я хотел бы обратить внимание присутствующих на тот факт, что Конвенция о правах инвалидов в качестве одного из существующих языков общения признает и жестовый язык (статьи 2 и 21 Конвенции). В отношении людей, лишенных слуха, этот момент является ключевым. Как этот момент прописан в российском законодательстве? Основное упоминание о нем имеется в статье 14 Закона РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»: «Язык жестов признается как средство межличностного общения». Вроде бы государство признало жестовый язык – языком общения, как это прописано в статье 21 Конвенции о правах инвалидов? На самом деле между собой – а именно это и подразумевает слово «межличностное» – глухие могли и могут общаться как угодно: на английском, арабском, да хоть на эльфийском. Что это означает? Фактически – государство, которому в то время надо было что-то делать с требованием общества глухих признать русский жестовый язык, пошло по простому пути: оно милостиво «разрешило» глухим общаться между собой жестами. Что реально поменялось? Да ничего. Как общались глухие между собой на «языке жестов», так и продолжают. Определяет ли эта норма закона какой-либо статус жестового языка, со всеми последствиями, включая систему подготовки и предоставления переводчиков жестового языка? Нет. В итоге мы имеем в действующем законодательстве расплывчатые формулировки, которые могут трактоваться как угодно. В частности, в судопроизводстве, где в качестве сурдопереводчика признается: - лицо, владеющее навыками сурдоперевода (ст. 162 ГПК РФ, ст. 59 УПК РФ). Истинный шедевр можно найти в пункте 2 статьи 97 Кодекса РФ «Об административных правонарушениях»: «Переводчиком является не заинтересованное в исходе дела лицо, владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

60


Настоящее положение распространяется и на лицо, понимающее знаки немого или глухого физического лица». Таким образом, исходя из вышесказанного, мы видим, что в российском законодательстве статус русского жестового языка не определен. Попытка законодательно признать статус жестового языка путем внесения депутатами Государственной Думы РФ законопроекта «О русском жестовом языке», а затем путем внесения в ФЗ «О языках народов Российской Федерации» - провалилась. Отказываясь признавать статус русского жестового языка, Российская Федерация пытается решить проблему коммуникации глухих путем: - субтитрования телевизионных программ; - предоставления услуг по сурдопереводу; - обеспечения сурдотехникой. Для обеспечения сурдотехникой в соответствии с Законом РФ «О социальной защите инвалидов в РФ», Правительство России утвердило распоряжением №2347-р от 30.12.2005 г. Федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств и услуг, предоставляемых инвалиду, где лицам с нарушением слуха предоставляются: телевизоры с телетекстом, телефонные устройства с текстовым выходом, сигнализаторы звука (световые и вибрационные), слуховые аппараты, услуги по сурдопереводу. Этот все, конечно, существенно облегчает жизнь людям с нарушением слуха. И если смотреть на проблему коммуникации глухих именно с призмы получения информации извне и общения между собой – то все вышеперечисленное эту проблему решает. Но на самом деле проблема статуса русского жестового языка намного глубже. Отсутствие статуса жестового языка не позволяет: - разработать и принять образовательный стандарт подготовки и повышения квалификации переводчиков жестового языка; (для справки: на 20000 неслышащих жителей Москвы - 40 переводчиков, когда как в Финляндии установлена норма из расчета: на 6000 глухих – 600 переводчиков; при этом в Российской Федерации получение статуса переводчика жестового языка не регламентируется, и его может выдать любая организация) - разработать критерии допуска переводчиков жестового языка к переводу в учреждениях юстиции, в том числе в судопроизводстве; (если только не считать практику допуска к переводу человека, понимающего знаки или владеющего навыками, как соответствующую нормам международного права) - установить критерии привлечения к ответственности за заведомо ложный перевод, за разглашение конфиденциальных сведений; (в настоящее время привлечь переводчика к ответственности по таким фактам невозможно – как доказать факт, что переводчик переводил совсем не то, что ему говорят – даже если глухой участник процесса видит это явно?) - обеспечить глухому право сохранения конфиденциальности при общении с адвокатом в присутствии переводчика жестового языка; (ничто не мешает, к примеру, следователю после разговора глухого с адвокатом через переводчика жестового языка вызвать переводчика в качестве свидетеля по этому разговору – законодательство этому не препятствует!). Без всего этого у глухого постоянно нарушаются основные положения, прописанные в Конвенции: 61


- равенство перед законом (статья 12 Конвенции); - доступ к правосудию (статья 13 Конвенции). Гражданин своей страны отличается от бесправного раба в первую очередь тем, что он может добиться восстановления нарушенного права, преимущественно – через суд. Реальная возможность доступа к правосудию и равенство перед законом – это первый шаг к свободной и независимой личности (статья 3 Конвенции). И когда глухой выходит с просьбой признать статус жестового языка, он просит решения этих проблем. А ему в ответ: «Ай-яй, как нехорошо, государство тебе дало дорогие мобильный телефон с функцией отправки смс и телевизор с телетекстом, а ты тут выступаешь!». Это говорит о том, что или государству проблемы глухих неинтересны (учитывая предоставление технических средств реабилитации, видно, что это не так), или государство просто не понимает суть требования глухих признать статус русского жестового языка. И я надеюсь, что обсуждение этой проблемы в свете положений Конвенции о правах инвалидов – первый шаг к официальному признанию жестового языка в нашей стране. СЛЕПОГЛУХИЕ ЛЮДИ - ПРАВО НА ПРИЗНАНИЕ КАК ОСОБОЙ (УНИКАЛЬНОЙ) ГРУППЫ ИНВАЛИДОВ, ИМЕЮЩЕЙ СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И НУЖДЫ Доклад Сироткина С.А., кандидата философских наук, президента EDBU, президента МООИ ОСПСГ «Эльвира», зав. сектором реабилитации слепоглухих НУ ИПРПП «Реакомп» ВОС

EDBU как Европейская неправительственная организация представляет и отстаивает права инвалидов особой категории слепоглухих людей. К сожалению, статус этой группы инвалидов до сих пор ещё не выделен в основополагающих международных и национальных юридических документах по инвалидности. Поэтому основные проблемы и нужды слепоглухих людей пока очень слабо представлены или совсем отсутствуют в программах и проектах поддержки инвалидов на всех уровнях. Между тем двойная сенсорная инвалидность у людей этой группы создаёт уникальные проблемы и трудности, которые нельзя найти ни у слепых или слабовидящих с нормальным слухом, ни у глухих или слабослышащих с нормальным зрением, а именно: проблемы общения с окружающими людьми (даже с членами семьи) и доступа ко всем видам информации; трудности свободного передвижения вне дома, резкое ограничение или полное исключение доступа ко всем видам социального и культурного обслуживания, образования и реабилитации; трудности полного и даже частичного участия во всех сферах общественной жизни и деятельности. В итоге, эти люди обычно оказываются в социальной изоляции, в зависимости от других людей и обстоятельств. По логике Плана действий Совета Европы по инвалидности на 2006-2015 г.г. слепоглухие относятся именно к группе лиц, нуждающихся в высоком уровне поддержки. 62


С точки зрения Стандартных Правил ООН по обеспечению равных возможностей, Конвенции ООН по правам инвалидов слепоглухие могут получить доступ к этим равным возможностям только посредством комплекса социальных, высокотехнологичных, реабилитационных, человеческих ресурсов, которые также отличаются от средств и технологий для обретения равных возможностей и включенности в жизнь общества другими группами инвалидов (в частности, посредством использования услуг специально подготовленных индивидуальных гидов-переводчиков, личных помощников, специальных коммуникационных и информационных технологий, в том числе на основе компьютеров с тактильными дисплеями или увеличивающими шрифт и выделяющими и адаптирующими речевую информацию аудиовизуальными программами). Поэтому основными целями EDBU является: сотрудничество с международными организациями Европы (ЕСС, ЕСГ, EDF, EDBN, DBI, Советом Европы, национальными правительствами и заинтересованными организациями), могущими оказывать влияние на практическое решение и удовлетворение главных запросов и нужд слепоглухих на европейском и национальном уровнях. А именно: юридическое признание слепоглухоты как уникального и отдельного вида инвалидности, а слепоглухих людей - как особой группы, с последующим включением их потребностей и нужд отдельной строкой, пунктом в государственные и международные программы и проекты поддержки инвалидов. В частности, для России - формирование специализированных служб для слепоглухих (например, создание небольших центров или отделений реабилитации для взрослых слепоглухих в регионах) или добавление дополнительных функций, особых видов услуг в перечень видов деятельности уже существующих социально-культурных и образовательнореабилитационных учреждений, службы социальной защиты населения, здравоохранения и т.д.: таких как службы гидов-переводчиков, личных помощников, социальных работников; обеспечение специальными техническими средствами и технологиями, и др.); проведение соответствующих законодательных актов о слепоглухих и соответствующих изменений в национальных законодательствах; содействие и поддержка деятельности и развития национальных организаций слепоглухих в странах Европы, в повышении общественной и социальной активности слепоглухих (например, средствами организации национальных и европейских семинаров и реабилитационных мероприятий); и многое другое. В этом плане есть хорошие результаты сотрудничества EDBU с ЕСС (Европейским союзом слепых) в этой области - через его Рабочую группу по проблемам слепоглухих. А недавно EDBU стал полным членом Европейского форума инвалидности (EDF). Надеюсь, это тоже поможет в привлечении внимания государств на проблемы и признание права слепоглухих на разностороннюю поддержку и создание дополнительных условий для полноценного развития, включённости в жизнь общества и самореализации людей со слепоглухотой. В заключение следует также упомянуть о важном документе, который свидетельствует о первых шагах в признании реальности особых проблем и потребностей людей со слепоглухотой на европейском уровне: Декларацию прав слепоглухих, одобренную Европарламентом 1 апреля 2004 года – для стран-членов Европейского союза.

63


Участники проекта «Организации инвалидов за ратификацию и реализацию в России Конвенции ООН о правах инвалидов» Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива» Адрес: 119021, г. Москва, ул. Тимура Фрунзе д. 16 стр. 3 Тел. 7 495 725 39 82 e-mail: lawyer@perspektiva_inva.ru www.perspektiva_inva.ru Архангельское региональное отделение общественной организации Всероссийского общества глухих Адрес: 163046, г. Архангельск, ул. Розы Люксембург, д. 78. тел. +7 (8182) 27_12_80 , 46_77_18 e-mail arovog@atnet.ru www.arovog.deafnet.ru www.sousnko.ru Нижегородская региональная общественная организация культурной, социально-трудовой реабилитации инвалидов опорников и колясочников «Инватур» 603024, г. Н.Новгород, ул. Василия Иванова, д.15. тел. +7 (8312) 270_123 e-mail invatur@sandy.ru www.invamir.nn.ru Ставропольская городская общественная организация инвалидов «Вольница» 355045, г. Ставрополь, пр-кт Кулакова 10 а тел.: +7 (8652) 73-98-90 e-mail volnitza@yandex.ru

This publication was supported by a charitable contribution from the OSI Assistance Foundation.

64

Права инвалидов и их защита  

Информационно-правовой бюллетень РООИ "Перспективы"

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you