Page 1

Сценарий анимационного фильма По мотивам рассказа Кэрола Маккала

«Сила действия равна» По заказу группы аниматоров.

Сцена 1. Советская база на Марсе. Проводы экспедиции на Плутон. Куча народу в скафандрах, в том числе девушки в скафандрах же, исполняющие танец с помпонами (супортеры), духовой оркестр в скафандрах играет прощание славянки, общий гул… Экипаж выстроился (3 человека: командир (Иван), радист и бортинженер) перед кораблем. К Ивану подходит девушка с длинной косой, выпущенной из-под шлема скафандра, держащая за руку девочку в скафандре, на шлеме девочки завязан большой красный бант. Они целуют Ивана, отходят, помахивая руками на прощанье. Какой-то высокий чин в скафандре пожимает каждому руку. Ивану – в последнюю очередь. Он кладет руку ему на плечо и говорит: - Ну, удачи тебе, Иван! Смотри, не поддавайся на провокации американцев! - Все будет под контролем, Вовка! Потом они, помахивая руками, поднимаются на корабль по трапу, толпа ревет. Дверь (люк, или что там у них) закрывается (опускается, поднимается…). И мы вместе с экипажем оказываемся внутри корабля.

Сцена 2. Они хлопают друг друга по плечам, очень довольные, поздравляют друг друга с началом полета. Наливают себе в те стаканчики (о которых Вы говорили), какую-то шипучую субстанцию из каких-то очень громоздких и устрашающих агрегатов. Чокаются и пьют: “За удачный полет!” Дальше “камера” идет по периметру корабля, показываются всякие приборы, датчики… Потом на экране возникает схема корабля. Приборы, система жизнеобеспечения и пр. Со всякими смешными наукообразными надписями. Все приборы, всякие трубы и т.д. должны быть какими-нибудь кривыми, извилистыми – короче, смешными. Тут выясняется, что пили они ракетное топливо. От автоматов, из которых они наливали себе в стаканы, труба идет к топливным бакам. Все это показано в схеме. Последнее, что рассматривается в схеме, это локатор. Потом показывается сам экран локатора. И мы видим в этом экране приближающуюся белую точку. Эта точка постепенно обретает неправильную форму.

Сцена 3. Бортинженер: - Товарищ командир корабля! По правому (левому) борту неопознанный летающий объект! Командир бросается к экрану. - Черт! Американцы! Это, наверное, мина! Боевая тревога!


Начинает выть жутко противная сирена. Мигают по всему кораблю лампочки самых неожиданных форм, размеров и цветов. Это должно быть смешно. Космонавты надевают жуткие скафандры – очень большие, с огромными и грубыми, толстыми металлическими пластинами, заклепками. Лицевая часть шлема – противогаз. Сверху нахлобучивают шапки-ушанки. В стеклышках противогаза видны безумные глаза. Расширенные, с вертикальными зрачками… Звуковой эффект: металлический голос вопит: Боевая тревога! Боевая тревога! Вся эта сцена проходит в очень высоком темпе. Она должна занять не более полминуты.

Сцена 4. На экране локатора видно, как стремительно приближается объект, постепенно вырисовываются контуры скафандра. Бортинженер (оторвав глаза от экрана, поворачивает голову назад и кричит): - Ребята, это не мина! Это скафандр! Иван: - Он наверняка битком набит взрывчаткой!

Сцена 5. Экран локатора. Объект приблизился настолько, что можно разглядеть за стеклом шлема лицо космонавта. И становится слышна песенка “Матушка гусыня” – разумеется, на английском языке (сумеете раздобыть?) Бортинженер, глядя в экран, докладывает командиру: - Космический скафандр, - очевидно, с человеком внутри; Цистерны, каждая емкостью приблизительно 300 литров, жестко соединенные со скафандром; 4 контейнера, объемом 0,5 кубического метра каждый, притороченных к ногам скафандра; 1 цилиндр длиной приблизительно три метра и диаметром около 0,7 метра, укрепленный между ног скафандра таким образом, что его обитатель как бы сидит на нем верхом; 1 большой лук, из которого обитатель скафандра пускает нечто вроде стрел в направлении Плутона (т.е. противоположном от нас) с интервалом 8 секунд. «Стрелы» он извлекает из большого цилиндра, на котором сидит верхом. Очевидно, стрелы в сторону Плутона он пускает с целью удерживаться на определенной орбите, хотя расчет такого маневра лежит на грани фантастики. Тут – схема устройств жизнеобеспечения космонавта. С подписями типа «цилиндр, наполненный питательной смесью», «цилиндр, наполненный отходами жизнедеятельности» и пр. Далее крупно показывается летящая стрела, над которой написано: “F = - F”.


Сцена 6. Иван диктует радисту радиограмму: Дата: 5 июня 1987г. Кому: Начальнику штаба советской базы на Марсе (лично). От кого: Командира советской экспедиции на Плутон. Шифр: ТС Перишка К. Суть дела: Сумасшедший американский космонавт. - Вовка! Посылаю эту радиограмму с грифом «лично», чтобы быть уверенным в невозможности утечки информации. Надеюсь, что своевременная и осторожная агентурная проверка на Марсе, а возможно, и на Земле, покажет, какую хитрую игру затевают американцы, прежде чем мы окажемся втянутыми в очередную пропагандистскую свистопляску.

Сцена 7. В это время (“камера” переносится) бортинженер в этом страшном скафандре выглядывает из входного люка. Дальше корабль показан снаружи, со спины американского космонавта. Мы видим, как бортинженер набрасывает что-то вроде лассо на шею американца и резко втаскивает его в корабль, дернув за веревочку.

Сцена 8. Внутри корабля. Металлический голос орет: “Отбой боевой тревоги! Отбой боевой тревоги!” На этом звуковом фоне космонавты снимают свои скафандры, а американский космонавт, тоже снимая скафандр, очень радостно выкрикивает несколько раз подряд на ломаном русском с английским акцентом: - Ребята! Как я рад Вас видеть!

Сцена 9. Мрачная комната. Трое членов экипажа сидят по углам, в центре на колченогой табуретке (или еще чем-нибудь неудобном и шатающемся или колющемся) сидит улыбающийся американский космонавт. Лица русских крайне напряженные и сердитые – со сдвинутыми насупленными бровями, сжатыми губами. Американец рассказывает (говорит на ломанном русском): - Ну, теперь о нашей эпопее. Я думаю, вы знаете, мы решили быть на Плутоне первыми несмотря ни на что. Правда, это обошлось нам в 400 миллиардов, но зато, слышали, небось, как ликовал наш президент, старик Джонсон (теперь-то он уже бывший). Ладно, как бы там ни было, а мы удачно стартовали с Марса и без особых происшествий добрались до Плутона, но тут обнаружили, что наши реактивные двигатели работают как-то не так.


Сцена 10. На корабле американцев. Их пятеро или больше. Они в элегантных белых скафандрах. Корабль трясет со звуком, напоминающим треск плохо заводящегося мотоцикла. Американцы тревожно и беспорядочно снуют по кораблю, перебегая от одного прибора к другому, от одного монитора к другому. Слышна непонятная речь. На экранах мониторов мелькают какие-то циферки, диаграммы, графики. На одном мониторе пародийное изображение заставки виндов. В конце концов, они садятся в кружок, закрывают головы руками – думают. Потом разом вскакивают, хлопают нашего знакомого американца по плечу, он кивает головой, надевает скафандр и выходит из корабля.

Сцена 11. У двигателя американского корабля. Американец заглядывает в сопла. Когда его лицо показано крупным планом, видно, что он жует жвачку, время от времени надувая пузыри. Он видит, что около сопел вьются эти самые шарики. Потом крупным планом показано сопло снаружи, а в области критического сечения оказываются многослойные плотные кольца этих шариков. Они подлетают и отлетают. Американец отколупывает одну и рассматривает. На плоской поверхности он видит синее свечение, переходящее от одного края плоскости к другому. Он переворачивает шарик, шарик показывается крупно. Сначала это черный гладкий блестящий шарик, американец видит в нем искаженное отражение своего лица. Вдруг это отражение превращается в ехидную рожу, подмигивает, американец испуганно отдергивает руку, проглатывает жвачку. Шарик резко улетает, как будто его дернули, при этом с характерным свистом.

Сцена 12. Внутри американского корабля. Они совсем растеряны. Мечутся в разных направлениях, держась за головы.

Сцена 13. Опять допрос. Американец: - Чего мы только не перепробовали, чтобы очистить дюзы: пытались спиливать эти штуковины, срезать – но все оказалось впустую. Стоило подать на двигатели хоть малейшую тягу – эта чертовщина была тут как тут, и все начиналось сначала.

Сцена 14. Американцы спиливают и срезают, скалывают с помощью хитроумных молотков, пил и ломов с программным управлением. Показывается крупно одно из таких орудий. Это молоток с клавиатурой и монитором.


Сцена 15. Допрос: Нам как-то не очень хотелось врезаться в Плутон из-за потери управления, поэтому мы кое-как, с помощью вспомогательных двигателей, изловчились снизить скорость и перейти на круговую орбиту. Наверное, теперь вы уже можете рассмотреть на экранах ваших локаторов, что стало с кораблем. Мы не могли ни сдвинуться с места, ни сообщить ничего о себе, но с приемом все было о’кей, и мы знали, что вы вылетели вслед за нами, и рассчитали, что если мы сможем предупредить вас заранее, чтобы вы не подходили к Плутону слишком близко, вы сможете снять нас с этих обломков, если нам удастся самим подойти к вам. Хорошо еще, что до вашего прилета оставалось достаточно времени, чтобы мы могли хорошенько подумать и поэкспериментировать. Результат налицо: этот, с позволения сказать, экипаж, в котором вы нашли меня. Я учился управлять им что-то около трех недель. Когда я хотел лететь по прямой, я просто пускал стрелу в противоположном направлении. Ну, вы знаете, сила действия равна… Для того, чтобы поддерживать нужный темп стрельбы, я декламировал разные стишки, вроде «Дом, который построил Джек», задававшие определенный ритм; стрелы приблизительно одинакового веса, а лук при натяжении до определенного положения придает им постоянную скорость. А если мне нужно было заняться высшим пилотажем, то направление полета стрелы выбиралось с определенным отклонением. Теперь я большой специалист в этом деле. Мог бы стать чемпионом мира. На следующей Олимпиаде, например… Здесь этих тварей вроде бы нет, а команда справится с полетом к вашей орбите, если у вас, конечно, найдется для нас местечко. Корабль у вас вроде бы хороший, большой. Отсюда вы можете послать радиограмму на наш корабль, и ребята начнут прибывать по одному. Скафандры вроде моего у них уже приготовлены, и вся обшивка нашей старушки, должно быть уже распилена на стрелы». Все это он говорит очень быстро, с жаром, с надеждой в голосе. В это время члены экипажа недоуменно переглядываются, показывают друг другу, крутя указательным пальцем у виска, что американец «того”. Они не верят американцу. Они смотрят на него с выражением мрачного презрения. Поочередно показываются их лица. Лицо Ивана показывается последним. Он самый мрачный. И тут корабль начинает трясти с тем же характерным звуком. Космонавты падают со стульев. Кадр обрывается, как будто возникают помехи.

Сцена 16. Показывается движущаяся слева направо перфолента. Потом выясняется, откуда она берется. Сидит за столом радист в дурацких огромных наушниках и стучит морзянку тоже дурацким ключом. И прямо из-под ключа вылезает эта самая перфолента. Перед радистом экран монитора. А на нем, как в матрице, сыплются зеленые циферки. Типа он их считывает и переводит в сигнал Морзе. Звучит азбука Морзе и голос:

Дата: 6 июня 1987 г. Кому: Начальнику контрразведки штаба советской базы на Марсе (лично). От кого: Начальника штаба советской базы на Марсе. Шифр: СТС Бабушка Ю. Суть дела: Командир советской экспедиции на Плутон. Николай!


Еще раз проверь командира нашей экспедиции на Плутон на предмет возможной психологической неустойчивости и склонности к измене Родине. Выясни также, не посылал ли он каких-либо шифровок кому бы то ни было кроме меня. Проверь также надежность шифра «ТС Перишка К». Наилучшие пожелания семье. Подпись: Владимир Кмит, начальник штаба.

Сцена 17. Снова движется перфолента. Выясняется, что она сматывается с огромной катушки, которую, как шарманку, крутит сухопарый кэгэбэшник в штацком. Все это происходит в дубовом кабинете. Около окна стоит огромный ящик с кучей лампочек, похожий по форме на холодильник. От него идут шнуры к этой катушке. “Камера” переходит на окно. В окне – старое здание Кремлевского дворца (желтое) с зеленым куполом и красным развевающимся флагом. Звучит морзянка и голос:

Дата: 10 августа 1987 г. Кому: Послу СССР в США. От кого: Кремль. Суть дела: Империалистическая пропаганда. Немедленно заявите решительный протест по поводу распространения американскими средствами массовой информации нелепых и оскорбительных слухов о некоем советском космонавте, якобы разгуливающем в космическом пространстве, распевая при этом «Вниз по матушке, по Волге» и швыряясь копьями. Подпись: N.

Сцена 18. Наши, матерясь, отирая пот с противогазов и нервно сдвигая на затылки ушанки, отколупывают эти самые шарики от двигателя с помощью лома, лопаты и кирки. Звуковой эффект: - Чертовы виноградины… Пи-пи-пи (это мат) . Тут один задевает другого по лбу рукояткой лома. Тот ему: - Ты, пи-пи –пи! - Да ты сам пи-пи-пи… Крупным планом показываются шарики. По ним шарашут лопатой и ломом. У шариков мордочки испуганные. И они в конце концов разлетаются, а из сопла вырывается победный сноп пламени. А Иван оказывается верхом на корабле, который вдруг стал совсем маленьким. Иван победно размахивает ломом, как казак шашкой.

Конец

Сценарий сила действия равна  
Advertisement