Page 1

Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» Филиал РГГУ в г. Иваново

А.М. Семененко

ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСК И ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНЦЫ

Иваново 2011


ББК 63.3(2Рос-4Ива) С 301

Научный редактор – Уполномоченный по правам человека в Ивановской области, кандидат исторических наук А.Ю. Кабанов Рецензент – заместитель начальника управления образования Администрации города Иванова, кандидат исторических наук, доцент И.С. Белышев Редакционная коллегия: директор Филиала РГГУ в г. Иваново С.И. Мазин; заведующий кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин Филиала РГГУ в г. Иваново, кандидат исторических наук И.В. Горячев; начальник учебно-методического отдела Филиала РГГУ в г. Иваново М.В. Теплянский Ответственный за выпуск М.В. Теплянский

С 301

Семененко, А.М. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы / А.М. Семененко. – Иваново: Филиал РГГУ в г. Иваново, 2011. – 296 с. ISBN 978-5-904846-03-9 Книга посвящена 140-летию со дня основания города Иваново-Вознесенска. Представляет собой ряд очерков об истории, повседневности и малоизвестных фактах из жизни города и его жителей. Предназначена для широкого круга читателей, интересующихся историей столицы текстильного края. ББК 63.3(2Рос-4Ива)

ISBN 978-5-904846-03-9

© Семененко А.М., 2011 © Филиал РГГУ в г. Иваново, 2011


У городов, как у людей, есть своя душа и свое лицо, на котором отражается их внутренняя сущность. (перефразированное выражение) А. Дюма-отец

Уважаемые читатели! В этом году наш город отмечает своё 140-летие. Хотя письменные свидетельства позволяют говорить о более чем 400-летней истории Иванова, данные археологических раскопок предполагают возможность возникновения постоянного населенного пункта в XV–XVI веках. Об этом, в частности, писал еще краевед, архивист, бывший гласный Иваново-Вознесенской городской думы И.И. Власов. За время своего существования город сумел обзавестись самыми разными брендами: «Русский Манчестер», «ситцевое царство», «Красный Манчестер», «родина первого Совета», «город невест»… Далеко за пределами нашего Отечества знают промышленную продукцию, выпускаемую предприятиями Иванова. Наш город по праву гордится именами своих выдающихся земляков, достигших успехов в самых разных сферах деятельности. Визитной карточкой города стало проведение международного кинофестиваля «Зеркало», посвященного великому кинорежиссеру А.А. Тарковскому. Иваново сегодня – это город невест, молодежи и студенчества. Иваново – это город моды. Уверен, что при поддержке областных и федеральных властей, а также горожан областной центр, имеющий многолетнюю историю, станет еще краше. В этом году увидели свет самые различные издания, посвященные истории города. Надеюсь, что книга, автором которой является А.М. Семененко, не затеряется среди них и займет достойное место в библиотеках краеведов и любителей прошлого.

Глава Администрации города Иванова

А.С. КУЗЬМИЧЕВ


4 ОТ АВТОРА Дорогие читатели! В руках вы держите книгу, представляющую собой сборник историко-краеведческих публикаций научно-исследовательского, научно-популярного и просветительского плана, опубликованные в самых различных изданиях Иванова и Ивановской области: «Наша Родина – Иваново-Вознесенск», «Власть. Ивановская область», «12», «1000 экз.», «Dolce vita», «Вознесенский деловой журнал», «Свадебное настроение», «Дом», «Строительный журнал», газетах «Рабочий край», «Ивановская газета», «Профессионал», «Будни-2» и др. Со временем возникла мысль собрать все публикации в одну книгу. Эту идею поддержало руководство Филиала ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» в г. Иваново. Увы, от многих публикаций, выходящих за пределы истории ИвановоВознесенска и посвященных городам и районам Ивановской области, пришлось отказаться (например, о протопопе Аввакуме, боярине Артамоне Матвееве, князе Василии Голицыне и др.). В издании сознательно удалены сноски, дабы выдержать стиль очерка данной книги. Я был далек от мысли объять необъятное, а потому на суд читателя хотелось вынести представления о различных сторонах повседневной жизни города и горожан в те далекие и совсем близкие времена. Повседневная жизнь, психология, быт и другие аспекты жизни старого Иваново-Вознесенска до сих пор мало изучены. Информацию о жизни города и его жителях можно почерпнуть не только из архивных источников, газет, но и из произведений И.А. Волкова, из книг Я.П. Гарелина, И.И. Власова, П.М. Экземплярского, статей академика В.П. Безобразова, краеведа Г.Я. Гарелина, а также мемуаристов, путешественников, журналистов и публицистов. Но не всегда она носит объективный характер, что, в общем-то, закономерно. Важно увидеть, что стереотипное восприятие прошлого нашего города не является исчерпывающим. История Иваново-Вознесенска – это не только стачки, митинги, первый Совет, но и мирная жизнь. Жители города ходили в кино, бани, рестораны, рожали детей, работа-


5 ли на предприятиях и в учреждениях, учили, лечили, читали, отмечали праздники, ходили в храмы… Об этом писали К.Е. Балдин, Л.Н. Таганов, О.И. Захарова, А.М. Тихомиров и др. Меньше всего при изучении прошлого требуется идеализация. Но рассказывать о той, прошлой, жизни надо. В этом году исполняется 140 лет со дня образования города Иваново-Вознесенска. Не скрываю – всегда выступал за возвращение городу того имени, которое он получил при своем рождении. Свою позицию мне довелось озвучить еще в 1990 г. на одном из заседаний Ивановского городского Совета народных депутатов. К моему сожалению, вопрос о возвращении городу исконного названия по-прежнему остается открытым. Особую благодарность выражаю всем, кто принял активное участие в издании этой книги. Надеюсь, книга «Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы» будет интересна жителям нашего города. Александр СЕМЕНЕНКО, доцент, кандидат исторических наук


6

«ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛО ИВАНОВО…» О первых упоминаниях села Иваново в исторических документах

И

сследователям возраста населенного пункта в настоящее время известного как город Иваново пока приходится оперировать двумя основными источниками в установлении даты первого документального упоминания Иванова. Первая дата относится к 1561 году и связана с именем шуйского купца и историка В.А. Борисова, автора книги «Описание города Шуи и его окрестностей» (1851): «В 1561 году царём Иоанном Васильевичем IV Грозным оно, как богатое имение, пожертвовано в поместное владение царским шурьям, князьям Темрюковичам-Черкасским». К сожалению, Борисов не указал, из какого исторического источника он взял эти сведения, а краеведам до сих пор не удалось найти документальное подтверждение версии шуйского исследователя. Тем не менее эта дата присутствует в трудах почти всех исследователей Иванова. Сейчас приходится констатировать, что дата 1561 года является легендарной, потому что пожалование села Иванова Иваном Грозным князьям Черкасским не только не подтверждено документально, но и вряд ли имело место, так как в то время волость Кохма являлась родовой вотчиной князей СкопиныхШуйских, род которых не подвергался опале и гонениям. В Кохомскую волость входили сёла Рождественское (Рожественское), Семёновское и Иваново (Ивановское, Ываново). Правда, некоторые представители рода князей Черкасских всё же имели отношение к селу Иваново. Так, боярин (с 1592 г.), князь Борис Камбулатович Черкасский (до крещения – Хорошай-мурза, ум. в 1601 г.), двоюродный брат царицы Марии Темрюковны, выехал в Россию в 1580-е гг. В 1583 и 1589 гг. он был воеводой большого полка в Новгороде, в 1591 г. – воеводой большого полка в Туле, затем участвовал в обороне Москвы от хана Кызы-Гирея и в преследовании татар. В 1600 г. попал в опалу по делу Романовых, сослан на Белоозеро, где вскоре умер от тюремной «тесноты и нужды» и от подагры. Был женат на дочери Н.Р. Юрьева. В опричнину Б.К. Черкасский приобрёл сёла Порздни и Клоны Суздальского уезда (ныне Лухского района). Стольник князь Василий Петрович Черкасский был пожалован Владиславом сёлами Филисово (ныне Родниковского района) и Семёновское (ныне Вичугского района). Советом Земли при первом ополчении Филисово у него отняли и передали атаману Василию Савельеву.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


7 Князь П.А. Черкасский при Лжедмитрии I был вторым воеводой. 3 мая 1607 г. А.Ч. Черкасский вместе с Б.П. Татевым был разбит повстанцами А. Телятевского и погиб в бою. Боярин (с 1613 г.), князь Иван Борисович Черкасский (ум. в 1642 г.), сын Б.К. Черкасского, двоюродный брат царя М.Ф. Романова, в 1598 г. был стольником, подписал избирательную грамоту Бориса Годунова. В 1600 г. попал в опалу по делу Романовых. В 1602 г. был переведён из Малмыжа на службу в Нижний Новгород, а затем в Москву. При Василии Шуйском был кравчим; в 1608 г. – воеводой в войсках, посланных против Лжедмитрия II. В 1610–1611 гг. – сторонник Владислава. В 1618 г. был послан в Ярославль собирать ратных людей. Ведал Стрелецким, Аптекарским, Иноземным и Казённым приказами. В 1638–1642 гг. – владелец села Иваново. После Смуты в 1638 г. село Иваново принадлежало уже другому Черкасскому, родственнику братьев второй супруги Грозного – Якову Куденетовичу. Существует версия о выкупе им села Иваново у суздальского архиепископства, но она вызывает сомнения. По описи 1630–1632 гг., в Иванове насчитывалось 123 двора, 34 стояли «в пусте», т.е. в них никто не проживал. Основным занятием (73 двора) жителей было изготовление и крашение льняных холстов. Именно при Черкасских в 1742 г. крепостной крестьянин Григорий Бутримов открыл в Иванове первую полотняную мануфактуру, где на него работали сотни ткачей. Яков (Урусхан) Куденетович Черкасский (?–18 июля 1666, Москва), князь, боярин, стольник, главный воевода в Тобольске, крещение принял в 1624 г.; был женат на племяннице князя И.И. Шуйского – Евдокии Семёновне Прозоровской. Участвовал в русско-польской (1654–1667) (в качестве главного воеводы) и русско-шведской (1656–1658) войнах. Один из руководителей оппозиции правительству Бориса Ивановича Морозова (1590–1661), боярина, воспитателя царя Алексея Михайловича Романова (Тишайшего); после восстания в Москве 1648 г. сослан, в октябре того же года возвращен в столицу. В июне-октябре 1648 г. вместе с родственником царя Михаила Федоровича Романова – боярином Никитой Ивановичем Романовым (?–1654) был во главе русского правительства (кстати, главой правительства России в 1633–1642 гг. стоял другой Черкасский – Иван Борисович (?–1642), сын Бориса Камбулатовича, двоюродный брат царя Михаила Романова, подписавший Утвержденную грамоту об избрании царём М.Ф. Романова). В октябре 1648 г. Я.К. Черкасский был отстранён от всех должностей. «Откуда есть пошло Иваново...»


8 На 1667-й год селом уже владел его сын, Михаил Яковлевич Черкасский. А потом оно перешло по наследству его сыну – Алексею Михайловичу. Алексей Михайлович Черкасский (28 сентября 1680, Москва – 4 ноября 1742, Санкт-Петербург), князь, действительный тайный советник, сибирский губернатор (1719–1724), сенатор (с 1726 г.), возглавлял дворянскую оппозицию «верховникам», т.е. членам Верховного тайного совета, стремившегося ограничить власть монарха в стране с помощью «кондиций» («условий»), кабинет-министр при императрице Анне Иоанновне (с 1731 г.), государственный канцлер и президент коллегии иностранных дел Российской империи (с 20 января 1734 г.). У В.А. Борисова читаем: «В царствование Анны Иоанновны Покровский монастырь содержался на ружном иждивении князя Алексея Михайловича Черкасского. В пользу монастыря выдавалось из вотчинного правления 29 руб. деньгами и 50 четвертей хлеба». Так что князь про вотчину не забывал. При Черкасских село стало крупным торговым центром: в селе появилась «изба таможенная, да на площади двадцать три лавки, да семь амбаров, да семнадцать шалашей, да тридцать шесть полков». Под селом две мельницы. «Дворов», т.е. хозяйств, в селе непашенных и бобыльских – 274, а «дворов» пашенных – 38. Население в Иванове – 101 человек пашенных и 717 непашенных, кроме церковников и администрации. Пустых дворов только два: один домохозяин отдан в военную службу, другой живет на «осадном дворе» Черкасского в Шуе. Беглых из села нет совсем. Князь Черкасский крепко держит подвластных ему людей и находит поддержку в этом у самого царя. По «челобитью» Якова Куденетовича в 1665 г. была послана царская грамота вологодскому архиепископу с предписанием разослать по подведомственным ему монастырям запрещение принимать в монахи «беглых людей» князя Черкасского и немедленно высылать их, в случае поимки, в Москву. Он также не позволял шуйским властям притеснять ивановских крестьян. 28 января 1743 г. граф Петр Борисович Шереметев женится на княжне Варваре Алексеевне Черкасской (род. 11 сентября 1711 г.), единственной дочери великого канцлера, князя Алексея Михайловича Черкасского. Правда, сам князь на свадьбе дочери погулять не смог по причине своей смерти. Решение о свадьбе было принято, конечно же, при жизни канцлера. Женитьба на княжне удвоила состояние Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


9 П.Б. Шереметева, он стал владельцем свыше 73,5 тыс. душ крепостных крестьян. В качестве приданого к П.Б. Шереметеву перешло 26 вотчин с 42 630 крестьянами мужского пола. Если в 1708 г. у Шереметевых было 19 вотчин, то в 1765 г. их стало 57. Замужество княжны завершило родственный, черкасско-шуйский, период в ивановской истории и положило начало новому этапу – черкасско-шереметевскому, а потом и просто шереметевскому. Вторая дата об упоминании Иванова относится к 1609 году. В документе под названием «Суздальского воеводы Федора Плещеева о поражении воров, приходивших под Суздаль, о взятии города Плеса на Волге, и что опасно оставить Суздаль и идти в Кострому. 1609, Февраль 17» говорится: «Господину пану Яну Петру Павловичу Сопеге, каштеляновичю киевскому, старосте усвятцкому и керепецкому, Федор Плещеев челом бьет. В нынешнем, господине, 117 году, Февраля в 17 день, как приходили воры, понизовных городов мужики, под город под Суздаль под посад, и Божьею милостью и царским сщастием и вашим рыцерским промыслом, воров побили; и на третей день послал яз от собя за воры пана Мартына Собельского с казаки, да с ним же с Мартыном пошел Лисовскому полку пан Чижевски с казаки; и Божьею милостью и царским сщастьем и вашим рыцерским промыслом, на Волге город Плесо взяли и воров побили, и оттуды, как взяли Плесо, пришли назад в Суздальский уезд в старые табары, в село Иваново, в Кохму. И пишют, господине, ко мне пан Чижевски да Собелски со товарыщи, чтоб мне идти к Костроме на государевых изменников; и мне, господине, город покинуть не на кого и из Суздаля идти нельзя, потому что многие иные воры мужики в сборе от Суздаля верст за сорок и за петдесять, в Холуе на посаде и в иных местах. А я тебе господину своему челом бью» (документ приведен полностью впервые). Обращает на себя внимание то, что Иваново и Кохма пишутся не через тире, а через запятую. В статье И.И. Власова «Село Иваново до 1700 года» документ приведен почти полностью, но между Иваново и Кохма стоит тире. Это тире действительно смущало, так как казалось, что речь идет об одном населенном пункте, но теперь даже из этого источника ясно, что говорится все же о двух разных населенных пунктах, причем Иваново названо «селом», а Кохма никак не титулована. Хотя известно, что она тоже являлась селом и была центром одноименной волости, куда, кстати, и входили как Иваново, так и Кохма. Правда, Власов не исключал, что в начале XVII века Иваново действительно могло называться как «Иваново-Кохма», поскольку входило в состав «Откуда есть пошло Иваново...»


10 Кохомской волости. Может, и так, но вот в оригинале источника тире всё же отсутствует. В документе 1619 г., когда село Кохма (или Рожествено) принадлежало князьям Скопиным-Шуйским, на имя царя Михаила Федоровича Романова обратились владельцы села с челобитной о побеге и поимке крепостных. Там Рожествено, т.е. Кохма, и Иваново фигурируют в качестве «сельца». Некоторые исследователи полагают, что «слово “сельцо” означало тогда в русском языке деревню без церкви». В словаре русского языка С.И. Ожегова «сельцо – в старину: небольшая деревня при помещичьей усадьбе; вообще маленькая деревня». Но есть и другое толкование значения слова «сельцо»: «В дореволюционной России небольшое сельское поселение, обычно одна помещичья усадьба», а «село – крупное крестьянское поселение с церковью и помещичьей усадьбой». У того же Ожегова: «село – 1) большое крестьянское селение; 2) сельская, деревенская местность». Таким образом, применительно к Иванову, в котором в 1630 г. насчитывалось 123 двора и при нем монастырская слободка с Покровским монастырем, сельцо – это не деревня, а просто маленькое село. Полностью фраза звучит так: «... сельца Рожествена и сельца Иванова с деревнями…» Следовательно, село Иваново как было селом с церковью, так и оставалось. А термин «сельцо» можно понимать (в качестве одной из версий) как показатель неважного экономического состояния населенного пункта после разорения времен Смуты. Правда, нельзя исключать, что уменьшительно-уничижительное название «сельцо» дань времени, ведь в том же документе фигурируют «старостишко Данилко Семенов, да Сенька Есипов, да целовальничишко Ерешка Филатов, да Карпушка Клементьев…». В последнее время некоторые исследователи стали говорить еще об одной дате – 1328 год. Эта дата упоминается и в документах фонда покойного ивановского краеведа Ф.Е. Прокуророва, хранящегося в Государственном архиве Ивановской области. Авторы данной версии строят доказательства на духовном завещании московского князя Ивана Данииловича Калиты от 1328 г., в котором упоминается деревня (или сельцо; применительно к 1328 г. Иваново, скорее всего, не могло быть селом. – А.С.) Ивань. А.М. Тихомиров делает ссылку на запись в родословной ивановских, а потом иваново-вознесенских фабрикантов Гандуриных. В дальнейшем, по-мнению некоторых исследователей, село Иваново упоминается в договорной грамоте Великого князя Московского Василия II Тёмного с суздальским князем Иваном ВасильевиИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


11 чем. А исследователь Н.Н. Тяпков нашел и духовное завещание князя Ивана Калиты от 1328 г. в «Истории России с древнейших времен» С.М. Соловьева. Но в грамоте значится «Иваны деревни». На наш взгляд, эта дата не имеет отношения к нашему селу Иваново, т.к. в те времена в «окрестностях города Шуи насчитывалось 15 сел и деревень, называвшихся Иваново». В современной Ивановской области таковых, без учета областного центра, два в Родниковском и Пестяковском районах, есть еще Иваново-Ильино в Палехском районе и Ивановское в Приволжском районе. Поэтому с Иванью (или Иваны) есть серьёзные проблемы с идентификацией, а потому от 1328 года следует воздержаться. Однако версия с деревней Ивань (или Иваны) позволяет двигаться в двух направлениях. Во-первых, данные археологических раскопок на перекрестке Аптечного переулка и улицы Красной Армии в Иванове в 2003 г. позволили обнаружить керамику XIV века и довольно много предметов XV–XVI веков (например, очажный камень, кости животных, строительные материалы). Сам документ о раскопках под названием «Промежуточный отчет о проведении археологического надзора на площадке строительства торгово-коммерческого центра на перекрестке Аптечного переулка и улицы Красной Армии в городе Иваново в 2003 году» вместе с находками хранится в Ивановском областном художественном музее. Во-вторых, имя Ивань (или Иваны, а теперь и Ываново, Ивановская слобода) говорит о том, что какого-то одного устоявшегося имени у Иванова в те времена могло и не быть. Не секрет, что многие населенные пункты в России порой имели несколько имен (например, все та же Кохма вплоть до конца XVII века имела двойное название – Кохма-Рождествено (или Рожествено), а первое упоминание Москвы в летописи звучит как «Москов», никому в голову не приходит поставить под сомнение, что это не тот «Москов» или что он не имеет ничего общего с нынешней Москвой), а порой меняли и «пол», как та же Москва, бывшая Московом, или более близкая нам Суздаль. Кстати, если посмотреть список владений графов Шереметевых в Ивановской вотчине, составленный земским Ивановской вотчины Степаном Палыгиным для графа Н.П. Шереметева 20 марта 1802 г. «Описание села Иванова с присельцем» в ответ на его приказ от 4 января 1802 г., мы обнаружим две деревни Кобылиха, две деревни Афонасова и вдобавок деревню Афанасова, а ведь это все разные населенные пункты. Еще один вариант названия села Иванова, встречаемый в средние века, – это «Ивановское». П.М. Экземплярский пишет о 1630 годе. «Откуда есть пошло Иваново...»


12 Но вот перед нами документ 125 – 1608–1609. Письмо Льва Плещеева гетману Сапеге, о высылке пана Шумницкого из пожалованной ему Самозванцем отчины в Суздальском уезде: «Государю моему пану Яну Петру Павловичю Сопеге, каштеляновичю Киевскому, старосте Усвятцкому и Керепецкому, Лев Плещеев челом бьет. Пожаловал Государь Царь и Великий Князь Дмитрей Иванович всеа Руси меня, холопа своего, в Суздалском уезде, изменничьею князь Ивановскою вотчиною Шуйсково селом Ивановским, и тем, государь, селом владеет пан Миколай Шумницки. И ты, государь пан Ян Петр Павлович Сопега, пожаловал дал лист, в Суздаль, к рохмистру к пану Мирскому, а велел того пана Миколая выслать вон; и он, государь, твоего листу не послушал, из села нон не выехал: и тебе бы, государь пан Ян Петр Павлович Сопега, пожаловати, надо мною смиловаться, дати лист да пристава, а велеть того пана Миколая выслати вон; а что, государь, он взял на крестьянишках моих, как Государь меня пожаловал, и тебе бы, государь, то пожаловати, сыскав, велети отдати. А я тебе, государю своему, челом бью». Из документа следует, что речь здесь идёт о селе Иваново, но под другим названием – «Ивановское». В другом документе – «1584/1585 г. Выпись из отдельных книг Юрия Ивановича Плещеева на поместье Тарусы Алексеева сына Линева сц. Курьяново на рч. Увоти с дд., почч., сщщ. и пуст. И поместье Лукерьи, вдовы Ивана Линева, с сыном Степаном сц. Елманово м дд. и пуст. В Суздальском у.» – упоминается ряд населенных пунктов, находящихся рядом с Ивановом (например, сельцо Курьяново на Увоти). Однако самым распространенным было название Увоть. Курьяново вошло в состав города Иваново в 1958 г. Тогда же в состав Иванова вошло и Авдотьино, упоминаемое в этом документе как Овдотьино. Кроме Курьянова упомянуты Ермолино, Зименки, Белянцово и др. Это позволяет сделать вывод о том, что многие населенные пункты, окружавшие Иваново (или Ивановское) в XVI веке уже существовали и развивались. А.А. Корников полагает, что село точно возникло в XVI веке. Однако в свое время И.И. Власов не исключал, что село Иваново могло быть основано и в XIV веке. Результаты археологических раскопок не противоречат версии И.И. Власова. Следовательно, версия с XVI веком в любом случае верна, но и версии с XV и XV веками исключать не следует. У известного историка С.В. Бахрушина читаем: «Помимо охоты на крупную дичь, князья производили в широких размерах охоту на пушного зверя, специально на бобров. В XV–XVI вв. на большинстве речек Средней России можно было найти целые поселки бобров, “бобровые Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


13 гоны”, как тогда называли места бобровой охоты, огражденные сделанной самими бобрами плотиной – “бобровой перекопью”. Для охоты на бобров у князей были специальные бобровники. Как и бортники, бобровники первоначально были по большей части несвободные, но в XV в. они утратили черты холопства. Как и бортники, они жили на княжеской земле, в пожалованных им “бобровых деревнях”. Они точно так же селились и работали поодиночке, семьями – отец с сыновьями, дед с внуком или очень небольшими группами, вдвоем, втроем: так, по реке Увоти ловили бобров в первой половине XVI в. крестьяне Плесской волости Исак Захаров да Семен Павлов вдвоем». Здесь же он, применительно к различным промыслам, упоминает Шую, Юрьевец и другие близкие к Иванову населенные пункты и делает вывод, что вся страна в этот период «покрывалась сетью больших и мелких рыночных центров, объединявших в первую очередь свои округи». В грамоте от 4 августа 1423 г. под названием «Гр. ж. (грамота жалованная. – А.С.) на рыбную и бобровую ловли Троицкому Сергиеву монастырю» говорится о том, что монастырю разрешено заниматься ловлей рыбы и бобров от речки Талицы до Лепетни. Грамота же, разрешающая бобровую ловлю «по реке Уводи, и в Уводской пойме до реки Клязьмы до Уводского устья» крестьянам Владимирского уезда Плесской волости, датирована 4 июня 1556 г. Конечно, прямых доказательств, что ловля бобров происходила в окрестностях именно Иванова, нет. Однако эти письменные источники приводят нас к мысли, что Иваново (или Ивановское) вполне могло существовать и в XV веке. Таким образом, опираясь на имеющиеся письменные и археологические источники, вполне можно отказаться от 1609 года как даты основания Иванова, а 1561 год, хоть и не подтвержденный документальным свидетельством, заслуживает все же доверия, так как в документах 1584–1585 гг. упомянуты близкие к Иванову населенные пункты, такие как, например, Курьяново. Следует признать также, что Иваново вполне могло называться и как Ивановское (или, как возможные варианты, Иваново-Кохма, Ываново, а вот Ивань, Иваны – вряд ли). Исследователей не должно вводить в заблуждение упоминание в отдельных источниках Иванова то селом, то сельцом. Письменные доказательства истории Иванова следует искать в широком формате – между 1423 и 1584 годами, а в узком формате – между 1423 и 1561 годами. С учетом археологических раскопок образование Иванова сдвигается в сторону XV века, хотя нельзя исключать и XIV век. «Откуда есть пошло Иваново...»


14

ИЗ ИСТОРИИ УПРАВЛЕНИЯ ВОТЧИНОЙ В СЕЛЕ ИВАНОВЕ

В

последнее время среди исследователей существенно возрос интерес к историческому опыту организации местного управления. Обычно в поле зрения специалистов попадает эпоха императора Александра II, при котором были проведены серьезные преобразования в области самоуправления. К сожалению, за пределами внимания остается история организации управления на уровне уездных городов, крупных промышленных сёл, т.к. интерес историков чаще всего вызывают крупные города. Недостаточное внимание уделяется специфике работы местных органов власти в доалександровский период. Отсюда возникает неправильное представление о том, что местное управление в России насчитывает небольшой промежуток времени. Но, как показывают исторические факты, это далеко не так. Известно, что до образования города село Иваново принадлежало различным владельцам, т.е считалось вотчиной. Самыми известными вотчинниками были князья Черкасские, а затем графы Шереметевы. Как управлялась вотчина, ясно лишь в самых общих чертах. Помещик назначал управляющего вотчиной (например, до нас дошло имя Ивана Константиновича Есаулова, упоминаемого в 1779 г.). Управляющий и подьячие (канцеляристы, повытчики, земские) располагались в приказной (судной) избе. Все они подчинялись домовой канцелярии графа. В обязанности вотчинника входило также написание инструкции. В начале XIX века граф Н.П. Шереметев для управления Ивановской вотчиной издал сборник «домовых постановлений». А до этого каждое письмо или записка графа становились законом для крепостных. Так, после смерти Шереметева остались две инструкции приказчикам вотчины в Юхотской волости, расположенной на Ярославской земле (под Ярославлем находится более 400 бывших шереметевских сел и деревень). Одна из них составлена в 1727 г. (хотя графу Петру Борисовичу тогда было всего 14 лет, но в литературе вопрос об авторстве инструкций пока не ставился) для Григория Вороблевского, назначенного приказчиком в Юхотскую волость. Другая инструкция, датируемая 9 апреля 1764 г., состоит из 95 пунктов и называется «Инструкция Ярославской моей вотчины Юхотской волости приказчику, а в небытность приказчика исполнение по ней чинить выборным, определённым вместо приказчика». Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


15 Село Иваново имело также самоуправление с выборными хозяйственными, административными и судебными должностями и сельским сходом. По велению Николая Петровича в 1799–1800 гг. создается описание всех владений Шереметевых – «Атлас дачам»: на землях в 15 губерниях насчитывалось 649 288 десятин земли, крестьянских дворов – 27 249, душ мужского пола – 97 576, а женского пола – 101 209. Но, как полагает К.Н. Щепетов, если приплюсовать неучтенные владения, то получается, что в 17 губерниях насчитывается 769 759 десятин земли (это 825 146 га) и 210 340 крестьян обоего пола. 4 января 1802 г. домовая канцелярия графа издает приказ и присылает вопросник в Ивановскую вотчину, чтобы было подготовлено подробное описание вотчины. Ответы подготовил земский Ивановской вотчины Степан Палыгин. Итак, владения графа в данном районе складывались из двух сёл (Иваново и Стромыхино) и 58 деревень. Еще 10 деревень и 2 сельца принадлежали крепостным крестьянам, купленных на имя барина. С. Палыгин составил детальное описание вотчины, закончив его 20 марта 1802 г. А 26 марта он составил еще и дополнительные объяснения для домовой канцелярии. Для Васильевской вотчины подобный приказ был издан 28 января 1802 г., получен на месте 9 февраля; ее описание составил земский Степан Лысухин, который завершил свою работу тоже 26 марта 1802 г. Васильевская вотчина состояла из села Васильевское и 38 деревень. Таким образом, в Ивановской и Васильевской вотчинах в 1802 г. насчитывалось 3 села, 96 деревень и 12 населенных пунктов, записанных на имя графа Шереметева. В начале XIX века в Иванове построена вотчинная контора. Здание сохранилось до сих пор (ныне ул. Крутицкая, 33). Вот ее описание: «Находится в исторической части города между Крутицкой ул. и р. Уводь; поставлена с отступом от красной линии застройки на склоне возвышенного берега реки. В кон. 18 – нач. 19 в. Ивановская вотчина Шереметевых была одним из наиболее доходных их имений, и в нач. 19 в. здесь возвели здание конторы для правления вотчиной, с квартирой управляющего, небольшой одноэтажный дом прислуги (службы) и конюшню. Сохранилась металлическая решетка ограждения. (По архивным данным конца 19 в., главное здание значится жилым, а флигель служебным – конторским.) Весь комплекс зданий располагался в парке, спускавшемся к реке, и был создан по типу и в традициях дворянИз истории управления вотчиной в селе Иванове


16 ского усадебного строительства. Редкий памятник гражданской архитектуры нач. 19 в. в Иванове в стиле зрелого классицизма. Двухэтажное здание конторы, кирпичное, неоштукатуренное, первоначально П-образное в плане, под вальмовой кровлей. В настоящее время, из-за поздних пристроек в северо-восточной части, план имеет форму квадрата. Строгое и лаконичное декоративное убранство фасадом характерно для архитектуры классицизма нач. 19 в. На главном и боковых фасадах центральные окна второго этажа украшены тонко профилированными сандриками и фронтончиками. На обращенном к реке торце дворового фасада сандрики акцентируют крайние окна. В первом этаже размещалась контора, во втором – квартира управляющего. Планировка помещений анфиладная, парадные комнаты выходят на главный фасад. Перекрытия в первом этаже сводчатые. От первоначального внутреннего убранства частично сохранились паркетные полы, четыре печи, облицованные белыми изразцами, чугунный камин и хорошего рисунка кованная дверь в кладовую». С именем графа Д.Н. Шереметева связана не совсем удачная управленческая реформа в Иванове, им же и отменённая. Правда, сам граф был тогда под опекой, так что не исключено, что тут перестарались именно опекуны. Вот так описана эта реформа Германом Гарелиным: «В 1817 г. заведено было, по распоряжению графа Шереметева, за счет ивановских крестьян, вольно наёмное полицейское управление из чиновников. Оно состояло из полицмейстера, двух частных приставов и восьми квартальных надзирателей, с выборными из крестьян: сотскими, полусотскими и десятскими. Существовало не более двух лет, уничтожено помещиком по просьбе крестьян и заменено, как прежде, выборными лицами из местных жителей села Иванова. Вся судебная и административная власть в Иванове вверялась выборному судье, иногда кроме выборных были и управляющие, присланные помещиком графом Шереметевым. Управляющий имел в своих руках главенство над всеми вотчинными делами в Иванове». Очень интересным является объемное «Дело об учреждении в с. Иванове почтовой конторы». Известно, что до 1844 г. почты в Иванове не было, а все почтовые операции осуществлялись через почтовое отделение г. Шуи, что создавало определённые трудности. 31 декабря 1844 г. шуйскому приставу Парфёнову было подано письмо от проживавших в Иванове купцов и фабрикантов за подписью 35 лиц, где Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


17 объяснялось, что «производя большую корреспонденцию с Москвою и многими городами Империи и встречая беспрерывные затруднения в отправке и получении писем, денег, документов и прочих посылок через Шуйскую почтовую контору, отстоящую отсюда в 30 верстах, мы согласно желаем учреждения в селе Иванове Почтового отделения с принятием на себя издержек на первоначальное обзаведение, и квартиру с мебелью, не обременяя этим крестьян Его Сиятельства. Что же касается до содержания здесь пары или тройки лошадей, с ямщиком, повозкой и сбруею для возки почты в Шую и обратно, то мы не отречемся беспрекословно принять на себя и эту издержку в виде опыта на один год, если Начальство сочтёт эту меру необходимою». Как видно из последующих документов, уже 18 мая 1845 г. в селе Иванове «в доме бывшего крестьянина Его Сиятельства, а ныне купца Петра Афанасьевича Зубкова» открыто почтовое отделение. В 1877 г. оно стало городским. Картину управления селом существенно дополняет книга Я.П. Гарелина «Город Иваново-Вознесенск, или Бывшее село Иваново и Вознесенский посад». Так, уже во времена Черкасских Иваново управлялось старостами, или управляющими. Им выдавалась так называемая несудимая грамота, по которой они могли судить и управлять жителями. Я.П. Гарелин даже упоминает одного такого управляющего Ялагина, судившегося с жителями Шуи. Со второй половины XIX века население Иванова делилось на высшее, среднее и низшее сословные разряды. К первому принадлежали богатые фабриканты и торговцы; ко второму – не слишком зажиточные, но самостоятельно занимающиеся фабричной или торговой деятельностью люди; к третьему – рабочий класс, так называемая «мирская голытьба», промышляющий личным трудом и имеющий свою недвижимую собственность. Крестьянам, не имевшим в Иванове недвижимой собственности, не полагалось участвовать в мировых сходах, хотя они и несли тягло и были избираемы на общественные должности. Но, как замечает Я.П. Гарелин, правило это не выполнялось и крестьяне принимали участие в сходах с правом голоса. В те времена Иваново делилось на выти; каждая выть заключала в себе 50 тягол и составляла главное мерило волового счета для сбора доходов по Ивановской вотчине. Вся судебная и административная власть находилась в руках выборного или судьи. Помещик мог прислать управляющего, который избирался и от «дворовых людей и крестьян Из истории управления вотчиной в селе Иванове


18 села Иванова». Управляющий имел срок полномочий «до причины», т.е. пока был угоден помещику (вотчиннику). Для полицейского управления из крестьян выбирался дозорный с помощником. В их ведении состояло 8 сотских, 16 полусотских и 48 десятских. Для сбора податей избирался сборный староста с помощником, а для расхода вотчинных сумм – расходный помощником. По вотчинным и разного рода казенным делам выбирался поверенный, имевший доверенность от помещика и получавший жалованье из крестьянских сумм. Центральное управление по различным отраслям хозяйства состояло из 24 добросовестных, избиравшихся из числа лучших людей крестьянского общества. Они, как пишет Я.П. Гарелин, «были в роде уполномоченных или, как их называли в Иванове, советчиков, вместе с выборным или управляющим». Для учёта приходов и расходов по вотчине иногда избирались счётчики. При вотчинном управлении был старший земский (секретарь) с потребным количеством повытчиков или земских, состалявших канцелярию. Управляющий получал жалованье большей частью из крестьянских сумм. Жалованье получали старший земский и поверенный. Прочие выборные лица жалованье получали редко и выбирались обыкновенно на один год. Для заведования имуществом и делами малолетних крестьян-сирот на сходах избирались опекуны, обязанные подавать отчёты выборному. Эти отчёты утверждались выборным или добросовестными. Крестьяне ещё выбирали десятидворных (на каждой улице от десяти дворов), которые были обязаны созывать сход. Как видим, управление селом было достаточно сложным и многоступенчатым. В книге «Город Иваново-Вознесенск» Я.П. Гарелин достаточно подробно описывает работу судной избы (приказа) в селе, а также упоминает и тот факт, что к селу Иванову была приписана волость (она состояла из деревень и посёлков, а позже и сёл) со своей системой управления. Волость была в подчинении Ивановской вотчины. Надо отметить, что все приговоры сходов утверждались или помещиком или его домовой канцелярией (она находилась в Москве, затем – в Санкт-Петербурге). Жалобы на местное управление приносились помещику. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


19 Описанная система местного управления просуществовала до крестьянской реформы 19 февраля 1861 г. Накануне реформы, в 1860 году, за Д.Н. Шереметевым в Шуйском уезде по его вотчинам числилось крестьян: мужского пола – 7764, женского – 9096. Земля в селе Иваново до реформы юридически была собственностью помещика. В процессе реформы необходимо было пройти через операцию выкупа, а значит, составить уставную грамоту – документ, определявший, какая собственность останется за помещиком, а какая и при каких условиях – перейдет к крестьянам. Интересы графа в селе представляла вотчинная контора. Ее управляющий разработал три варианта грамоты – 20 февраля, 2 июня и 18 июля 1862 года. Но все варианты не устроили крестьян. Тогда они обратились к Я.П. Гарелину, чтобы он представлял их интересы, ибо мировой посредник 4-го участка Шуйского уезда Иконников был не совсем последователен в отстаивании крестьянских претензий. Споры проходили остро. 3 июня 1862 г. на волостном сходе случились даже волнения, и владимирский губернатор вынужден был послать воинскую команду для умиротворения. В чем же заключалась суть спора помещика и ивановских крестьян? Волновал крестьян размер тех земельных наделов, которые полагались им в результате объявления “воли”. Ивановцев мало интересовали причитающиеся им пахотные земли – местные жители почти не занимались хлебопашеством. Гораздо больший интерес для них представляли их приусадебные участки, здесь помимо жилых домов стояли различные производственные помещения, располагались бельники для беления тканей, по берегам речек и ручьев стояли мытилки, также необходимые в производственном процессе. Особенно остро стоял вопрос о выкупе усадеб для ивановских фабрикантов. Многие из них уже освободились от крепостной зависимости еще в дореформенное время, однако их мануфактуры и фабрики стояли в селе Иванове на помещичьей земле и юридически им не принадлежали. В ходе выкупной операции появились сомнения: кому будет принадлежать в дальнейшем центральная торговая площадь села (современная площадь Революции) и торговые ряды, стоявшие на ней? Эти лавки были выстроены на средства местных жителей, но беда была в том, что стояли они опять-таки на графской земле. Вотчинная контора никак не хотела расставаться с этим небольшим, но важным участком Из истории управления вотчиной в селе Иванове


20 земли в центре села, т.к. намеревалась взимать немалую арендную плату с торговых людей за пользование этой землёй. Большую ценность для крестьян представлял входивший в вотчину лес в окрестностях села. Он давал топливо для жилищ и для машин, работавших на предприятиях. Без леса нельзя было построить ни обычную крестьянскую избу, ни здание мануфактуры, а тогда далеко не все производственные помещения возводились из камня – это было слишком дорогим удовольствием. Вотчинная контора, представлявшая интересы помещика, намеревалась оставить за графом все окрестные лесные массивы. Длительным был спор о размерах оброка, который взимался с крестьян. Сами они определили оброчные платежи в 5 рублей 91 копейку в год, помещичья сторона требовала уплаты 8 рублей 27 копеек с одного хозяйства. При этом контора включала в эту сумму не только собственно оброк, но и расходы на содержание вотчинного правления (включили даже стоимость дров и свечей для освещения и отопления конторы, а также канцелярские принадлежности для ведения делопроизводства), на жалованье его должностным лицам. В ходе спора помещиков и крестьян их позиции постепенно сближались. Вотчинная контора пошла на уступки. Общий размер выкупа селян был снижен с 200 до 90 тыс. рублей, кроме того, с крестьян была списана недоимка, оставшаяся со времён крепостного права и насчитывавшая 40 тыс. рублей. Компромиссный вариант уставной грамоты был составлен и принят в 1867 г. Для утверждения этого документа созвали сельский сход, на который явилось около 500 крестьян. В основном это были пожилые мужики, главы семейств, каждый из них представлял своё «тягло, многочисленных чад и домочадцев». Причитавшиеся с крестьян 90 тыс. рублей выкупа были выплачены очень быстро (4 ноября 1867 г.). Подобный факт свидетельствует, скорее, не о какой-то особой законопослушности ивановцев, а о стремлении зажиточной верхушки села освободиться от полукрепостного состояния, в котором они находились до внесения выкупа, и развязать себе руки для свободного занятия предпринимательской деятельностью. Многие из этих людей вносили сразу по нескольку сотен рублей, а шестеро (как видно, это были владельцы фабрик или крупные торговцы) выплатили сразу по тысяче с лишним рублей. В итоге крестьяне выкупили у помещика большую часть территории села, где располагались их дома, приусадебные хозяйства, текстильные светелки и более крупные предприятия типа мануфактур и Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


21 фабрик. Однако центральная площадь, на которой стояли торговые ряды, и леса в окрестностях Иванова все же остались за Шереметевыми. Окончательно же крестьяне с. Иваново выкупились на волю в 1869 г., через 8 лет, тогда как в других регионах страны процедура выяснения отношений между помещиком и крестьянами растянулась на десятилетия. Наследник, старший в роду граф С.Д. Шереметев (14 ноября 1844– 1918) уже не являлся вотчинником Иванова. Сергей Дмитриевич Шереметев – выдающийся историк, археограф, почётный член Петербургской академии наук, член Государственного совета (с 1890 г.), московский губернский предводитель дворянства (1885–1890), начальник Придворной певческой капеллы (1883–1894), обер-егермейстер Императорского двора (1904), председатель Императорской археографической комиссии, председатель Общества ревнителей русского исторического просвещения в память Александра III, редактор журнала «Старина и новизна», автор дневников и нескольких десятков книг, владелец 30 вотчин. С.Д. Шереметев – почетный гражданин Иваново-Вознесенска. Это звание ему присвоено 8 сентября 1879 г. Александром II по ходатайству Иваново-Вознесенского городского общества, «желая почтить память покойного графа Дмитрия Николаевича Шереметева и полное живейшей благодарности к сыну его, графу Сергею Дмитриевичу...». 22 сентября 1879 г. министр внутренних дел Л.С. Маков в личном письме сообщил С.Д. Шереметеву о присвоении ему этого звания. На заседании 23 июля 1886 г. Иваново-Вознесенская городская дума решила выкупить имения у С.Д. Шереметева. Для этого был учрежден специальный комитет в составе городского головы Дилигенского (председатель), Антона Гандурина, Александра Собинова, Николая Бурылина, Николая Шаваева. Стали поступать деньги: от граждан – 76 150 рублей, Н.Г. Бурылина – 14 000 рублей и от ликвидации местного банка – 69 000 рублей. Всего – 159 150 рублей, из которых 140 000 сразу же выплатили графу. В «имение», согласно определению думы от 16 декабря 1877 г., входили: базарная, лесная, балаганная площади, 17 корпусов с 212 номерами лавок и другими торговыми помещениями, 4 каменных дома, 2 мельницы и прочие земли. Купчая крепость № 82 была совершена иваново-вознесенским нотариусом Кудрявцевым 17 июня 1888 г. и утверждена старшим нотариусом Владимирского окружного суда 16 июля 1888 г. Ввод во владение совершен судебным приставом Барковым 2 декабря 1888 г. А еще раньше, 20 сентября Из истории управления вотчиной в селе Иванове


22 1888 г., комитет доложил думе, что купчая крепость совершена и вопрос решен. Но даже после выкупа имения 1888 г. собственность графа в городе осталась. Его интересы, как в старые времена, представлял управляющий. Это показывает переписка С.Д. Шереметева с управляющими. В сентябре 1905 г. Сергей Дмитриевич Шереметев, понимая ценность документов Ивановской вотчины, принял решение о хранении этих материалов в Москве. В связи с этим он послал предписание управляющему тогда Ивановской вотчиной Владимиру Васильевичу фон Дервизу: «Признавая желательным перевезти из Ивановской вотчины в Воздвиженский мой дом ценный и местный архив старых дел совершенно уже для имения и для справок не нужный, предлагаю Вам уложить этот архив в ящики и отослать его в Москву». В ответном письме управляющего к Сергею Дмитриевичу от 13 сентября 1905 г. узнаем: «Ваше Сиятельство Граф Сергей Дмитриевич! В исполнение предписание Вашего Сиятельства от 7 сентября с/г сентября за № 573, для архива Ивановской вотчины заказаны ящики и, по изготовлении их, архив будет запакован и отправлен в Москву в Воздвиженский дом». А уже 29 сентября 1905 г. В.В. фон Дервиз сообщает Шереметеву: «Честь имею донести Вашему Сиятельству, что согласно предписания Вашего от 7 сентября с/г за № 573 архив Ивановской вотчины мною выслан в Москву». Из этих материалов становится понятно, каким образом архив из Иванова очутился в Москве. В архивных документах можно также найти материалы и к биографии Сергея Дмитриевича: так, из письма управляющего Карла Федоровича Кнорре от 24 февраля 1899 г. узнаем об избрании Шереметева в Шуйские Гласные и об отказе его от этой должности: «Ваше Сиятельство Граф Сергей Дмитриевич! На письмо Вашего Сиятельства имею честь сообщить, что я имел объяснение с председателем Шуйской земской управы Бальмонт по поводу недовольства Вашего Сиятельства, выраженном Вами в письме ко мне. Председатель управы извиняется перед Вашим Сиятельством за неправильное напечатание имени Вашего в журнале земского собрания, ссылаясь на небрежность секретаря, затем заявил, что избрание Ваше в Шуйские Гласные состоялось по предложению покойного предводителя Дворянства Шмидта, об отказе же Вашем быть гласным Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


23 упомянутого земства просит Ваше Сиятельство прислать заявление на его имя, что им будет доложено земскому собранию. Графом Александром Дмитриевичем заявление уже прислано, где отказ мотивируется служебными делами». Переписка управляющего В.В. фон Дервиза с Сергеем Дмитриевичем, в частности за 1905–1906 гг., дает представление о криминальной обстановке Иванова, обострившейся в эти годы. Так, в письме от 7 июня 1905 г. управляющий описывает забастовку рабочих: «Ваше Сиятельство Граф Сергей Дмитриевич! Сим честь имею донести Вашему Сиятельству, что мирная до сих пор забастовка рабочих в г. Иваново-Вознесенске принимает угрожающий характер: начинаются поджоги фабрик и имущества принадлежащего фабрикантам, но, как слышно, забастовщики, чтобы достигнуть своих целей, решили не останавливаться ни перед чем и воздействовать на весь имущий класс. До сего времени, кроме увеличенной покражи сушника фабричными, случаев нанесения вреда имуществу Вашего Сиятельства не было, и думаю, что этим все и окончится, но на всякий случай, о ходе дела в Иванове считаю обязанностью сообщить Вашему Сиятельству. Денежные поступления по имению вследствие забастовки идут медленно и вообще застой в делах. Войск в Иванове много». Еще позже фон Дервиз сообщает о последствиях забастовки: «Сим честь имею уведомить Ваше Сиятельство, что летняя забастовка, не принося вреда имуществу Вашего Сиятельства, в то же время оказала довольно сильное влияние на поступление доходов, но если она не повторится на 1 сентября, как о том ходят упорные слухи, то считаю долгом уведомить, что дела Ивановской вотчины улучшатся, так как появляется более значительный спрос на дрова, вследствие чего цены будущих запродаж, вероятно, значительно выше цен прошлого года». В последующие годы обстановка в имении оставалась тревожной, полного спокойствия уже не наблюдалось: «В настоящее время боюсь, как бы отдельными лицами, не довольными существующим порядком, не было нанесено значительного вреда имуществу Ивановской вотчины. За последнее время в окрестностях Иванова были случаи поджогов в лесах и самовольных покосов, прошедшие безнаказанно, что, вероятно, повлияло на то, что 18 сего Июня было 3 поджога, окончившиеся пожарами в Ивановской даче в 20 и 24 кварталах, которые, благодаря бдительности лесной стражи и своевременной помощи окрестных крестьян, не приняли больших размеров и не принесли значительный убыток, часть убытка покроется страховой премией». Из истории управления вотчиной в селе Иванове


24 Подробные отчеты с описанием всех происшествий Владимир Васильевич фон Дервиз посылал и Николаю Александровичу Агапову. Так, в 1906 г. он писал: «10 сего Декабря ночью шайка вооруженных неизвестных лиц напала на лесную сторожку в 27 квартале и потребовала от лесного сторожа выдачи револьвера, который, по первому требованию ея, не был выдан, тогда шайкой было произведено несколько выстрелов, после чего сторожем револьвер был выброшен. Очевидно, тою же шайкой и с той же целью было произведено нападение на лесную сторожку в 26 квартале около деревни Седеевой, на требование выдать ей револьвер, лесной сторож отказал, тогда из среды нападающих раздалось несколько выстрелов в окна сторожки, лесник повторил, чтобы они уходили, или он будет стрелять, после этого из среды нападающих послышалось: “бросай бомбу” и бомба была брошена в помещение сторожки, одновременно с этим сторож выстрелил в толпу, причем один из нападающих был убит наповал, остальные разбежались, бомба разорвалась в сторожке: контужена жена лесного сторожа и легко ранен рабочий, находившийся в сторожке... Вследствие подобных угроз найти лесную стражу туда трудно». Позднее Иваново-Вознесенск унаследовал отдельные элементы системы местного управления села Иванова.

КНЯЖЕСКОЕ СЕЛО Когда-то на карте Иванова была улица Черкасская, получившая свое название в 1899 г. (ныне ул. Пророкова). До официального переименования она звалась 1-й Поперечной-Московской, а до этого это был Московский переулок. На карте села Иванова 1774 г. та же самая улица обозначена как Прислониха. Сейчас память о Черкасских как-то подыстерлась не только из ивановской топонимики, но и истории. А зря...

В

1561 г. с. Иваново значилось в числе черных государевых сел и входило в состав Суздальского уезда и находилось на северо-восточной границе Опольского стана. В тот год вдовый царь Иван Грозный женился на Марии (Кученей) Черкасской. Шуйский купец и историк В.А. Борисов (1809–1862) писал: «В 1561 году царем Иваном Васильевичем IV Грозным оно, как богатое имение, пожертвовано в поместное владение царским шурья, князьям Темрюковичам-Черкасским (Мамсуру и Михаилу. – А.С.). Далее известно, что село Ивано-

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


25 во, несмотря на казнь и опалу Темрюковичей, осталось неприкосновенным в их роде. Ибо с 1613 по 1631 год Ивановом владел потомок и родственник Темрюковичей, боярин, князь Димитрий Манстрюкович Черкасский». Здесь в очередной раз нужно оговориться, что документ, на который ссылался Владимир Александрович, до нас не дошёл. Правда, «надо учесть также, что в окрестностях города Шуи насчитывалось 15 сел и деревень, называвшихся Иваново». Кстати, брак Иоанна IV с темпераментной и жадной до кровавых развлечений царицей южных кровей долго не продлился – в 1569 г. Мария внезапно умерла. Сам же Дмитрий Манстрюкович Черкасский (?–1651) был воеводой в 1613– 1654 гг. и находился в оппозиции правительству боярина Б.И. Морозова. А что же Иваново? Тогда центр села находился на месте современной площади Революции. Тут стояли деревянная церковь Воздвижения Креста с приделом Иоанна Богослова и торговая площадь. Рядом находился вотчинный двор князя, от него дошла до нас Щудровская палатка, бывшая в те времена приказной избой. В.С. Бяковский считал, что автором постройки был крепостной зодчий Черкасских П.С. Потехин. С одной стороны этого центра протекал большой ручей Кокуй, а с другой – Павловский ручей. От места, где ныне находится здание почтамта, в направлении площади Революции стояла вереница мельниц, да и сама улица называлась Мельничной. А за селом (на месте нынешнего Дворца искусств на пл. Пушкина) располагался основанный в 1579 г. Покровский монастырь «с небольшой деревянной церковью, а около монастыря – слободка Притыкино (ныне ул. Крутицкая). Эту слободку еще называли Подмонастырской. В 1693 г. была возведена каменная монастырская церковь Покрова вместо деревянной, но в 1930-е гг. ее снесли. «В живых» от той эпохи осталась только Успенская деревянная церковь, перенесенная в Минеево в 1904 г. Со всех сторон к селу подступали густые леса. Например, дорога на Кострому с одного края сопровождалась сосновым лесом, а с другого – густым ельником и обилием берез. Михаил (Салтанкул) Черкасский (?–1571), сын старшего кабардинского князя (в русском подданстве с 1557 г.). Темрюка Идаровича (Айдарова, Идарова (?–70-е гг. XVI в.; боролся за объединение страны и против турецко-крымской агрессии, опираясь на русскую помощь), в России – с 1558 г., удельный служилый князь, был женат на родственнице первой жены Грозного Анастасии, воевода в годы Ливонской войны. Имел владения в Суздальской земле, ему принадлежал Гороховец. Весной 1571 г. командовал опричным войском в войне с крымским ханом. ПоКняжеское село


26 том сам попал в опалу – были умерщвлены его жена и шестимесячный сын. Князь тоже, вероятно, был казнен. В 1638 г. село Иваново принадлежало уже другому Черкасскому, родственнику братьев второй супруги Грозного – Якову Куденетовичу. До этого село шесть лет находилось во вотчинном владении бездетного князя Ивана Ивановича Шуйского. На 1667-й год селом уже владел его сын, Михаил Яковлевич Черкасский. А потом оно перешло по наследству его сыну – Алексею Михайловичу. 28 января 1743 г. граф Петр Борисович Шереметев женился на княжне Варваре Алексеевне Черкасской (род. 11 сентября 1711 г.), единственной дочери великого канцлера, князя Алексея Михайловича Черкасского. Став графиней, Варвара Алексеевна не забывала село предков. Ее муж, граф Петр Борисович, посетил Иваново трижды. В первый раз они вместе совершили поездку по своим вотчинам с 16 августа по 18 ноября 1763 г., в Иванове они находились с 18 октября по 7 ноября. Во второй раз граф был проездом в Иванове в 1765 г. Третья поездка графа в Иваново приходится на январь-март 1772 г., где они остановились вместе с любимой дочерью Варварой Петровной. Из Иванова граф отправил 7 писем (7, 11, 27 января, 15, 22, 29 февраля и 4 марта); а уже из Иванова он последовал в Кусково. ...На территории будущей Ивановской области, кроме Иванова, Черкасские имели вотчины и в других местах. Например, село Горицы в конце XVII – начале XVIII веков принадлежало князю А.К. Черкасскому. Село Васильевское в 1666 г. числилось за Я.К. Черкасским. В 1628–1631 гг. село Середа-Упино (ныне г. Фурманов) принадлежало князю Д.М. Черкасскому, у него же в Шуе был свой дом. Села Нижний Ландех и Мугреевский с 1682 г. числились за Черкасскими. Село Шухомош (Шухомошь) (ныне Фурмановского района) с 1675 г. было вотчиной астраханского воеводы, князя Григория Сунгалеевича Черкасского, а в конце XVII века оно закрепилось за князем Ф.Ю. Барятинским. В XVIII веке Шухомош вместе с открытой в нем суконной мануфактурой числилось за генералом И.С. Барятинским... Таким образом, хочется отметить, что городские власти поторопились с переименованием бывшей в самом центре средневекового села улицы Черкасской. Без сомнения, художник Б.И. Пророков, наш земляк, живший на улице Черкасской, был достойным человеком, но вот то, что улицы с таким названием не стало, все-таки жаль... Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


27

ДЕЛО ПЕТРА О том, как царь Петр I был связан с Ивановской землей После того как исполняющий обязанности мэра столицы Владимир Ресин заявил о необходимости переноса в другое место г. Москвы или за ее пределы памятника Петру Великому, среди тех, кто выразил желание «приютить» монумент Героя Социалистического Труда Зураба Церетели, был и наш город.

М

ногие удивились: «А при чем тут Петр и Иваново?» Конечно, Иваново – не Санкт-Петербург, не Архангельск и даже не Полтава, ныне оказавшаяся на территории другого государства. С этими населенными пунктами связь царя-реформатора более чем очевидная. При желании, учитывая масштаб деяний Петра Алексеевича, любой город может заявить о своих претензиях на памятник, изготовленный президентом Российской академии художеств. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что и к нашему краю Петр I имел отношение. В 1705 г. по указу Петра I в селе Иваново была заведена таможенная изба для сбора пошлин с торжков (сельских ярмарок), проводившихся в селе. Обычно такого рода учреждения появляются лишь в губернских и уездных городах, и сам факт существования таможенной избы в селе был свидетельством того, что о его торгово-промысловом характере знал даже царь. Чуть позже, в 1707 г., в селе открылся первый казённый кабак. В первый же год существования он принёс доход в 176 рублей 7 алтын 2 деньги, на следующий год собрали 212 рублей 29 алтын 3 деньги. Собирать пошлину и «питейную прибыль» в Иваново из Шуи приезжали государевы целовальники. Соседняя с Ивановом Кохма (в 1678 г. в ней насчитывалось 640 дворов) 15 февраля 1719 г. была выведена из Монастырского приказа и отдана в Коллегию экономии, а затем голландцу Ивану Тамесу, входившему в окружение Петра, для создания здесь полотняной мануфактуры. Тамес получил для своих фабрик Кохму с деревнями, всего 641 крестьянский двор. На крестьян была наложена особая повинность – доставлять с каждого двора на мануфактуру по 4 фунта льняной пряжи. Устройство мануфактуры в селе подтверждается донесением в Берг-коллегию в июне 1720 г. В 1724 г. суздальский архиепископ возДело Петра


28 будил ходатайство о возвращении Кохмы под своё начало. В 1731 г. сын Тамеса отказался от села, и оно было отдано президенту Мануфактурколлегии Василию Яковлевичу Новосельцеву и Даниилу Ивановичу Чевкину. Создание Петром I военного флота вызвало большую потребность в парусных полотнах, поэтому при Петре издается ряд указов, направленных на «размножение во всех губерниях льняного и пенькового промыслов». Согласно этим мерам бурное развитие льноводства началось в Пучеже – увеличились посевы льна, а пучежанам велели учиться этому занятию у жителей Вязников Владимирской губернии. При Петре I предпринимались, как известно, большие усилия для распространения грамотности и профессиональных знаний. В 1720 г. царь указал шуйскому воеводе выслать детей в Москву для «учения цыфири и геометрии». Воевода отобрал 50 мальчиков, которых отправили в Первопрестольную для учебы. В 1703 г. из Шуи Петр велел взять в армию 107 человек. Еще несколько десятков человек он повелел переселить в Санкт-Петербург и Азов. В 1716 г. по петровскому приказу взяли людей на плотницкую работу в Кроншлот (крепость, из которой потом вырос город Кронштадт). Сам Петр I посетил наши края, в частности ту же Шую, в 1722 г., спеша на войну с Персией. В августе-сентябре 1738 г. в Шуе проживала дочь Петра от второй жены, будущая императрица Елизавета Петровна. Бывал Петр и в Золотниковской пустыни. Ее посещала и племянница Петра Анна Иоанновна вместе с матерью. Она пожаловала и в Спасо-Кукоцкий монастырь в селе Сербилово, расположенном в Гаврилово-Посадском районе. Монастырь знаменит тем, что в нем 12 недель скрывался будущий царь Дмитрий Иоаннович (или Лжедмитрий I, тогда еще Григорий Отрепьев). Именно в этом монастыре митрополит Суздальский Илларион предсказал Анне Иоанновне, что она будет править Россией. Став императрицей, в 1739 г. она издала распоряжение о строительстве в Гавриловой слободе нового конного завода. По линии первой супруги Петра Евдокии Федоровны Лопухиной связи с нашим краем более чем очевидны. Ее отцу, боярину Федору Абрамовичу Лопухину, по случаю бракосочетания дочери было пожаловано село Дунилово (ныне Шуйского района). Там он основал СвятоУспенский женский монастырь и Успенскую общежительную мужскую пустынь. В 1698 г. по приказу Петра I Евдокия была насильно сослана Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


29 в суздальский Покровский монастырь и пострижена в монахини под именем Елены. Согласно преданиям, она приезжала в Дунилово, где тайно встречалась с царевичем Алексеем. Воспитателем матери Петра, Натальи Кирилловны Нарышкиной, был Артамон Сергеевич Матвеев (1625–1682) – думный дворянин, затем окольничий и боярин, а с 1674 г. – ближний боярин, в 1671–1676 гг. – руководитель Государственного приказа посольской печати, обладатель титула «Царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегатель». Именно Матвеев и устроил второй брак царя Алексея Михайловича с Н.К. Нарышкиной, которая и родила потом Петра. После смерти царя Алексея в 1676 г. Матвеева отправили в ссылку, в январе 1682 г., благодаря заступничеству царской невесты, Марфы Матвеевны Апраксиной, крестницы Матвеева, – в Лух. Он жил в единственном тогда каменном доме, принадлежавшем Михаилу Фёдоровичу Попову, самому богатому человеку Луха. Дом до сих пор сохранился (ныне ул. Советская, 10). Вместе с отцом здесь проживал и сын боярина – Андрей Матвеев (1666–1728), будущий граф, сенатор, президент юстиц-коллегии, посол в Гааге и Англии. В апреле 1682 г. царь Федор Алексеевич умер, и вновь началась борьба между сторонниками жен Алексея Михайловича – Нарышкиными и Милославскими. А вскоре именем Петра I Матвееву указано быть «из опалы» в Москве. Матвеевы покинули Лух 20 (10) мая, в столицу они прибыли 22 (12) мая вечером. В тот же день ему вернули конфискованные вотчины. Царица Наталья Кирилловна в ожидании Матвеева бездействовала, а тем временем царевна Софья и Милославские во всю готовили стрелецкий заговор. Мятеж начался 25 (15) мая. Нарышкинская партия так и не сумела соорентироваться, чтобы вовремя противостоять ему. Умелой и спокойной речью Матвееву удалось было утихомирить восставших. Но тут вмешался один из руководителей Стрелецкого приказа Михаил Юрьевич Долгорукий, обратившись к толпе с грубостью и бранью, и … полетел на пики рассвирепевших стрельцов. Следом наступила очередь остальных высокопоставленных чинов. Матвеева схватили на глазах Натальи Кирилловны и Петра (некоторые утверждали, что его даже выхватили из их рук) и рассекли на части (как писал академик Сергей Платонов) или сбросили с Красного крыльца Кремля на стрелецкие пики. Потом стрельцы глумились над телами казнённых: волокли трупы по земле, выкрикивая: «Вот боярин Артамон Сергеевич, вот Долгорукий, вот думный едет, дайте дорогу!» Дело Петра


30 В романе Алексея Толстого «Петр Первый» выведен ряд персонажей, связанных с нашим краем, – боярин Артамон Матвеев, царица Евдокия Лопухина и ее родственники, фельдмаршал Борис Шереметев. Есть в книге и такой персонаж, как живописец из Палеха Андрей Голиков – в его лице Толстой придумал предка для своего современника – знаменитого палехского художника И.И. Голикова (1887–1937), творчество которого писатель высоко ценил. Толстой интересовался искусством палешан и переписывался с ивановским писателем Е.Ф. Вихревым.

«ОНЕГИН – НАШ ПРИЯТЕЛЬ!» «Онегин – мой приятель!» – писал А.С. Пушкин, объясняя читателям, что герой его одноименного романа в стихах вполне реальный человек. И действительно, по одной из версий прототипом Евгения Онегина являлся граф Михаил Дмитриевич Бутурлин (1807–1876), который в 1824 г. навестил опального поэта в Одессе. В юности Бутурлин слыл светским шалопаем, повесой и любителем увеселительных заведений. Пушкин и Бутурлин сдружились, вместе посещали светские вечеринки и тамошнюю оперу. Как раз в это время Пушкин начал работу над «Евгением Онегиным». Он признался Бутурлину: «Мой Онегин – это ты, мой кузен». Дело в том, что жена Бутурлина была дальней родственницей Александра Сергеевича. А потом Михаил Дмитриевич подружился с младшим братом поэта, Л.С. Пушкиным, тоже любившим шумно погулять и развлечься. Лев Сергеевич никогда не употреблял воды, соков и т.п. Если ему хотелось попить (а не выпить), то он использовал шампанское и вино. Кроме того, Лёвушка (так его называли в семье) знал все произведения своего гениального старшего брата наизусть. Бутурлин был владельцем значительных поместий на территории современного Лухского района Ивановской области с центром в селе Порздни. Можно сказать, что Бутурлин (он же Евгений Онегин) и наш приятель, т.е. приятель ивановцев. В 1833–1836 гг. Михаил Дмитриевич прожил в своих порздневских имениях, где вместе с местными мальчишками они устраивали стрельбы и фейерверки, в результате которых чуть не спалили село. В Порзднях граф организовал первоклассный хор из крепостных. Вообще, барином он слыл добрым и крестьян не обижал. До отъезда в Царскосельский лицей А.С. Пушкин часто Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


31 бывал в доме Бутурлиных на берегу Яузы в бывшей Немецкой слободе в Москве. Сам М.Д. Бутурлин в журнале «Русский архив» вспоминал, как в 1824 г. он был дружески встречен находящимся в южной ссылке Пушкиным. Впоследствии граф стал крупным библиофилом, историком и мемуаристом. А уже в наши дни современный английский актер Ральф (точнее Рэйф) Файнз, известный по фильмам «Список Шиндлера» и «Английский пациент», снялся в главной роли в фильме «Евгений Онегин». У Файнза была прабабка – самарская крестьянка Мария Гришина (во втором браке Стецкая), которая в начале XX века жила в Шуе и трудилась на фабрике Терентьевой. Что же касается самого А.С. Пушкина, то ивановским краеведам в разное время удалось собрать целую коллекцию пересечений поэта с нашим краем. Так, в 1834 г., возвращаясь из Болдина в Санкт-Петербург, он проезжал через с. Мыт, ибо дорога через Первопрестольную была закрыта из-за эпидемии чумы. Известно, что объезжая карантин, Пушкин побывал и в с. Васильевском (ныне Шуйский район). Об этом рассказал крестьянин села Литвинов шуйскому врачу и краеведу Каменеву. Некоторые специалисты предполагают, что он мог заехать и в с. Иваново. Краевед Иван Власов писал, что в 1830 г. поэт якобы приезжал навестить Александра Юрьевича Пушкина – двоюродного брата Надежды Осиповны Пушкиной, матери поэта. Сам же А.Ю. Пушкин периодически приезжал из своего костромского дома в свою усадьбу Новинки, находящуюся в кинешемском заволжье. О приезде сюда поэта ходит молва от местных старожилов, но свидетельств этому ни в переписке Пушкина за 1830 год, ни в капитальном научном труде авторитетного пушкиниста М.А. Цявловского («Летопись жизни и творчества Александра Пушкина», поденная запись) не имеется. Даже если сам Пушкин и не был в нашем крае, то представители ближайшего окружения поэта и его предки бывали в других наших городах и населенных пунктах. Известный шуйский историк и купец Владимир Борисов отмечал: «...близ Иваново лежащая знаменитая слобода Вознесенская, прежде бывшая деревня Иконниково, принадлежала до 1612 года Михаилу Ивановичу Пушкину, предку незабвенного поэта, как видно из вводной грамоты царя Михаила Федоровича и писцовой книги 1628 года». Эта бывшая Вознесенская слобода, напомним, в настоящее время составляет часть областного центра (там, где сейчас находится киноцентр «Современник»). Во второй половине XVII века в числе вотчинников села Лежнева, входившего в Ковровский уезд, значится несколько представите«Онегин – наш приятель!»


32 лей рода Пушкиных – предков поэта, владевших Лежневым с 1642-го по 1690 гг.: например, боярин Григорий Гаврилович Пушкин, посол в Польше и Швеции. В память об этом предке поэт назвал младшего сына Григорием. Другим владельцем Лежнева был боярин Матвей Степанович Пушкин, племянник Григория Гавриловича. В 1697 г. Матвей Пушкин был назначен воеводой в город Азов, но впоследствии был сослан и в 1706 г. умер в ссылке. Его сын, Федор Матвеевич Пушкин, при Петре I был уличен в заговоре стрельцов и казнен. Ф.М. Пушкин был последним представителем владельцев Лежнева из рода Пушкиных. После 1690 г. село перешло другим дворянским родам. Усадьбу Новинки, которая находится в кинешемском заволжье в пятнадцати километрах от райцентра, получил двоюродный брат матери поэта, Александр Юрьевич (1777–1854), в виде приданного его жене в 1807 г. Последней владелицей Новинок была внучка Александра Юрьевича – Евгения Львовна Пушкина (1853–1930), уделявшая много сил врачеванию (получила высшее медицинское образование в СанктПетербурге) и обучению местных крестьянских детей, а также на свои деньги построила две начальные школы. С нашими краями связаны предки поэта – Никита Михайлович и Степан Гаврилович Пушкины. В 1613 г. Никита Михайлович подписался на избирательной грамоте на царство Романовых, а в 1614–1616 гг. был воеводой во Владимире. Степан Гаврилович был окольничим, составлял «переписные книги города Суздаля: дворов и людей во многих селах Суздальского края». Художники из города Луха братья Григорий и Никанор Чернецовы (дети местного священника) были лично знакомы с поэтом. Григорий Чернецов изготовил этюд к картине «Парад на Царицыном лугу в 1831 году», где на переднем плане, на фоне войск, была нарисована группа писателей, в том числе и Пушкин. Огромное живописное полотно сохранилось и до наших дней. Для этого этюда поэт позировал лично. На обороте работы рукой Чернецова записан рост Пушкина. В наших краях проживала первая лицейская любовь поэта – Екатерина Бакунина. Семья Бакуниных жила в своем имении Райково (Вичугский район). Будучи женатым, Пушкин присутствовал на свадьбе Екатерины Бакуниной и А.И. Полторацкого 30 апреля 1834 г. Молодожены поселились в селе Рассказово, где прожили двадцать один год. Несколько поколений художников из Палеха и Холуя неоднократно отражали образ поэта Пушкина и героев его произведений не только в лаковой миниатюре. Большие панно на темы пушкинских произИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


33 ведений палехских мастеров украсили стены многих районных дворцов культуры. Писатели и поэты Ивановского края посвятили Пушкину немало задушевных строк. Так, поэтесса Марина Цветаева (чья родословная уходит корнями в Ново-Талицы) часто обращалась к пушкинской теме: «Вся его наука – мощь. Светло гляжу. Пушкинскую руку жму, а не лижу». Лидер рок-группы «ДДТ» Юрий Шевчук, который часто приезжал в Иваново с концертами и без оных (у него в областном центре живут родственники), в одной из своих песен воспел образ Пушкина. Преподаватель гимназии в Шуе, краевед Владимир Андреевич Водарский, умерший в 1940 г. (сын генерал-лейтенанта Водарского, служившего на Кавказе), работал секретарем у известного книгоиздателя Пыпина и опубликовал более пятидесяти работ о Пушкине. Среди тех, кто глубоко изучает жизнь и творчество А.С. Пушкина в наши дни, коллекционирует книги и все, что связано с поэтом, – старейший книголюб А. Левин и почивший уже, к сожалению, П. Долбунов, бывший директор магазина «Дом книги». Известны также В. Толдин, директор ивановского силикатного завода, книголюб А. Лылов, Андрей Борисович Фитце-Ланской (сын бывших российских эмигрантов. Несколько лет назад он приехал в Плёс из Франции, чтобы выполнить последнюю волю родителей. Он потомок рода Ланских по линии матери, двоюродный дед которой, генерал Петр Петрович Ланской, с 1844 г. стал вторым супругом вдовы Пушкина – Натальи Николаевны. Согласно воле родителей Андрей Борисович передал в дар России в лице Плесского историко-художественного музея золотое кольцо Натальи Николаевны). В дружеских отношениях Пушкин был и с экс-декабристом Павлом Колошиным, уроженцем Наволок. При написании «Истории Пугачева» Александр Сергеевич тесно общался с Дмитрием Бантыш-Каменским, историком и бывшим тобольским губернатором, владельцем с. Середа (ныне г. Фурманов). Два ивановца – Иван Коротков (руководитель губкома партии в 1922–1923 гг.) и Владимир Малков (последний ректор политехнического института в Иваново-Вознесенске и первый директор текстильного института, полпред в Туве) – в разные годы директорствовали в Музее изобразителных искусств им. А.С. Пушкина. 6 июня 2005 г. санаторий имени Станко посетила Юлия Григорьевна Пушкина, президент «Фонда потомков и творческого наследия А.С. Пушкина». «Онегин – наш приятель!»


34 В 1937 г. – в год столетия гибели поэта – ивановцы назвали одну из площадей в центре Иванова и одну из улиц именем Пушкина. Вот и новый отель на Подгорной улице (когда-то бывшей Покровским проездом, затем – Соборным переулком) в Иванове называется «Онегин», ибо возник рядом с площадью Пушкина и в историческом месте. До революции здесь находился комплекс зданий, принадлежавший известному иваново-вознесенскому фабриканту Якову Фокину. Отель унаследовал каменную двухэтажную постройку, в которой размещались сторожа с близлежащей фабрики и полицейский надзиратель.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЗНЕСЕНСКОГО ПОСАДА В спорах о том, какое имя должен носить наш город, некоторые исследователи недооценивают роль Вознесенского посада как в хозяйственном, так и в культурном значениях, не говоря уже о том, как велика была роль посада в образовании города Иваново-Вознесенска.

21

(9) декабря 1853 г. правительство России утвердило «Положение» о Вознесенском посаде. В нём говорилось: «Из слобод Вознесенской, Дмитровской, Ильинской, Троицкой, Березников и пустоши Ковригиной, Шуйского уезда, Владимирской губернии, со всеми принадлежащими к тем слободам землями, образовать посад под названием Вознесенского». Территория будущего посада начала формироваться ещё в 1821 г. Именно тогда купцы Киселёв, Лепетов, Бабурин и Спиридонов, купив земли у помещицы Е.И. Барсуковой, выстроили там дома, склады для пряжи и миткаля. Так появилась Воробьёвская слобода, впоследствии получившая название Ильинской (ныне район ул. Володиной). Слободами на Руси называли поселения различных групп населения (например, стрельцы, ремесленники, иноземцы и т.п.), которое было свободно от помещичьих повинностей. Слободы возле села Иванова заселялись зажиточными людьми, в первую очередь теми, кто выкупился на волю. Переходя в купеческое сословие, они строили новые фабрики. Так поступали Бурылины, Зубковы и многие другие, кто смог выкупиться за огромные деньги на волю. Вслед за фабрикантами в слободы поселялись ремесленники, торговцы, беднота. Будущий Вознесенский посад жители называли «Новой землёй».

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


35 В 1828 г. купец Корноухов купил у соседнего помещика графа Воронцова пустошь и основал Дмитровскую (или Дмитриевскую, или просто Дмитровку) слободу. Она расположилась на почтительном расстоянии от села Иванова на берегу Уводи (ныне район ул. Рабфаковской). В 1844 г. на месте нынешних площади Ленина, улиц Громобоя и Батурина была основана Вознесенская слобода – ядро будущего посада. И, наконец, во второй половине 1840-х гг. в районе современной улицы Карла Маркса оформилась Троицкая слобода. Таким образом, за 32 года рядом с селом Иваново появилось крупное и самостоятельное поселение. Хотя реально посад сорганизовался ещё раньше, в 1845 г., – именно тогда жители слобод при поддержке владимирского губернатора обратились к министру внутренних дел страны с просьбой «о предполагаемом учреждении города возле села Иванова в Вознесенской слободе». Посадами в Российской империи считались посёлки городского типа. В X–XVI века посадом могло считаться торгово-промышленное поселение вне городских стен, становившееся позже частью города. Таким образом посад уже фактически, но не юридически, мог считаться городом. 11 мая (29 апреля) 1854 г. открылась посадская дума. В её компетенции находилось «производство хозяйственных, общественных и сиротских дел». Рядом располагалась Посадская площадь (ныне пл. Ленина), в 1899 г. переименованная в Вознесенскую. На этой площади проводились регулярные ярмарки. Постепенно посад обрастал и другой необходимой инфраструктурой – открывались училища (например, женское училище – в 1861 г. и училище для мастеровых и рабочих – в 1866 г.), через два года заработал общественный банк, начала строиться «больница для мастеровых и рабочих», для связи между центром посада с Дмитровской и Ильинской слободами в 1860 г. закончили постройку Зубковского моста (ныне Фабричный мост, соединяющий Фабричный проезд и улицу Тимирязева). Кроме того, возводились храмы – в 1839 г. стараниями Диодора Бурылина рядом с Дмитровской слободой была выстроена Благовещенская единоверческая церковь, в 1842 г. в Воробьёвской слободе открылась Ильинская церковь, впоследствии слобода стала называться Ильинской. В центре Вознесенской слободы на средства Зубкова, Дурденевского и Бабурина по проекту академика архитектуры Константина Тона (автора храма Христа Спасителя в Москве, взорванного большевиками в 1930-е гг.) в 1851 г. была выИз истории Вознесенского посада


36 строена Вознесенская церковь, ставшая со временем главным храмом посада. В 1869 г. по инициативе зажиточных жителей Посада был утверждён устав клуба «Вознесенского посадского общественного собрания» с целью «доставить членам своим возможность проводить свободное от занятий время с пользой и удовольствием». После образования города оно было переименовано в «Иваново-Вознесенское общественное собрание». Умерших жители посада хоронили на своей территории. Так, главное кладбище Вознесенского посада находилось на окраине, в конце Николаевской улицы (ныне просп. Ленина). Здесь располагались семейные захоронения первых фабрикантов посада. На месте старого Вознесенского кладбища в 1936 г. выстроили школу № 51 (ныне учебный корпус ИвГУ, просп. Ленина, 136), а позже возвели жилой дом. Уже в начале XX века открылось новое Посадское кладбище вокруг перенесенного Успенского храма (ныне ул. Фрунзе). На Вознесенском кладбище находились захоронения фабрикантских династий Дербеневых, Лопатиных, Полушиных. Небольшие кладбища имелись при Ильинской церкви в Воробьеве, церкви Богородицы «Всех Скорбящих Радость» на Дмитровке, т.е. в Дмитровской слободе. По данным «Вестника промышленности» за 1859 г., в селе Иванове работало 29 ситценабивных, 3 миткалево-ткацких и 1 бумагопрядильная фабрики, в Вознесенском посаде – 11 ситценабивных, 3 миткалевоткацких фабрики, в Дмитровской слободе – 5 ситценабивных, 2 миткалево-ткацких фабрики и 1 химический завод. В Иванове продукции производилось на 3 876 000 рублей, в Вознесенском посаде и Дмитровской слободе – на 3 469 000 рублей. Как видим, уже тогда отставание в промышленном развитии посада от Иванова было минимальным. Поэтому утверждение о «незначительности» роли посада следует пересмотреть. Тем более что именно жители посада были сторонниками образования города. С образованием город Иваново-Вознесенск стал развиваться семимильными шагами.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


37

Вид на местечко Ямы

Район современной площади Пушкина в конце XIX – начале XX вв. Из истории Вознесенского посада


38

ВОЗНЕСЕНСКАЯ ПОСАДСКАЯ ДУМА 157 лет назад (11 мая (29 апреля по ст. стилю) 1854 г.) начала работу Вознесенская посадская дума.

В

компетенции думы находилось «производство хозяйственных, общественных и сиротских дел». Она состояла из посадского головы, двух гласных и секретаря. Для письмоводства нанимали двух писцов. Дума имела право принимать купеческие капиталы, выдавать свидетельства на торговлю и доверенности и продавать разного достоинства гербовую бумагу. Для засвидетельствования контрактов в посаде имелся маклер. Дума располагалась на улице Посадской (ныне л. Жиделёва) в районе современного педагогического колледжа. Судебные дела купцов и мещан посада оставались в ведении шуйского городского магистрата, полицейские дела – в ведении земского суда. Первым головой был избран владелец ситцевой фабрики Иван Александрович Бабурин (1795–1860), который известен тем, что заказал строительство нового зимнего храма Рождества Христова в память о дочери Анне, умершей в 20 лет. Над ее могилой установили саркофаг из черного мрамора. Там же потом похоронили и его самого. В 1846 г. он при своей фабрике устроил воскресные классы для обучения фабричных детей. Будучи посадским головой, он построил мост через Уводь, который соединил Вознесенский посад с Дмитровской слободой. Бабурин состоял попечителем богадельни при Покровской церкви. Его могила и могилы других жителей после разорения архитектурного комплекса рядом с Георгиевской площадью не сохранились. После И.А. Бабурина посадскими головами были С.Н. Гарелин, Я.П. Гарелин, И.Н. Гарелин. В 1861 г. пало крепостное право, и население села Иванова стало свободным. Со временем вновь встал вопрос об образовании города. Активную роль в его организации сыграла посадская дума. В частности, 18 ноября 1869 г. на общественном собрании в посадской думе было выслушано и обсуждено предложение владимирского губернатора «относительно соединения села Иванова с Вознесенским посадом на Городовом положении». Это предложение было принято «с полным сочувствием». Спустя два года на месте села и посада появился город, получивший название двух самых крупных населенных пунктов. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


39

ИЗ ИСТОРИИ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ При Высочайшем утверждении императором Александром II Положения Комитета министров «Об обращении села Иванова и Вознесенского посада, Владимирской губернии, в безуездный город с наименованием оного «Иваново-Вознесенск» от 21 июля (2 августа по новому стилю) 1871 года вторым пунктом повелевалось «ввести в городе этом Высочайше утвержденное, 16 июня 1870 года, Городовое положение».

18

(6) июня 1872 г. по предписанию главы государства в ИвановоВознесенске открылась городская дума. Тогда в городе проживало чуть более 15 тыс. жителей. Право избираться и быть избранными имели далеко не все. Например, женщины, большинство рабочих, часть интеллигенции, мелкие служащие, прислуга лишены были этого права. Выбирать своих представителей могли только те, кто имел недвижимость и платил налоги. А таковых набиралось от силы 1000–1100 человек. Но и они согласно уже упомянутому Городовому положению делились на три избирательных курии. В состав первой входили чуть более 20 горожан – хозяева крупных фабрик города. Вторая курия объединяла торговцев и промышленников среднего достатка, в районе их насчитывалось 64–77 человек. Третья курия, состоявшая примерно из 1000 (от 917 до 1070) жителей, включала ремесленников, домовладельцев, мелких лавочников и высококвалифицированных, а значит хорошо оплачиваемых, рабочих. Каждая курия комплектовала думу на одну треть. Депутатов, или как их тогда называли гласных, было человек 40. Дума избиралась на 4 года. После избрания гласные давали присягу, согласно которой обещали «служить не щадя живота своего», «всякую вверенную тайность хранить крепко», «поступать благопристойно» и «как пред Богом и судом Его страшным в том всегда ответ дать» мочь. Городской думе были вверено благоустройство города, народное образование, здравоохранение, общественное призрение, попечение о развитии торговли и промышленности, кредит, расходы на содержание пожарной охраны, полиции, тюрем, казарм. Городской бюджет формировался на основе налогов и сборов с недвижимости, доходов от эксплуатации городского имущества, пошлинных сборов на клеймение весов и мер, аукционов и прочего, а также отчислений из государственной казны. Из истории городской думы


40 Из своего состава для работы на постоянной основе дума избирала городского голову, его товарища (заместителя) и нескольких членов управы. Городской голова возглавлял и думу, и управу (т.е. был и мэром, и спикером одновременно). Органом надзора за соблюдением законности в деятельности городского самоуправления являлось губернское по городским делам присутствие под председательством губернатора. 17 (5) июля 1872 г. первым председателем думы и городским головой был избран промышленник средней руки Пётр Степанович Борисов (до декабря 1876 г.). До апреля 1917 г. этот пост занимали ещё 7 человек, среди них П.В. Кашинцев, который возглавлял думу и управу в качестве исполняющего обязанности в декабре 1909 – июне 1911 гг. При первых думах началось упорядочение городского сообщения, ибо городская территория была разрезана Уводью и многочисленными оврагами, а тротуаров и мостовых почти не имелось. С помощью дамбы между Покровской (ныне ул. 10 Августа) и Мельничной (ныне часть просп. Ленина) улицами был перекрыт большой овраг, по которому тёк ручей Проток. В 1874 г. дума образовала комиссию для рассмотрения вопроса об очищении Уводи. Правда, проблема решалась медленно. Затягивалось решение и других насущных вопросов – строительство водопровода, создание внутригородской системы сообщения и т.д. Золотые времена в истории дореволюционной Иваново-Вознесенской думы связаны с именем Якова Петровича Гарелина (1820–1890), фабриканта, одного из инициаторов создания города Иваново-Вознесенска, купца 1-й гильдии, мануфактур-советника, потомственного почётного гражданина, председателя думы Вознесенского посада с 1853 г., мецената, нумизмата, коллекционера и историка, действительного члена Императорского Русского географического общества, Императорского общества истории и древностей при Московском университете и Владимирского статистического комитета, кавалера ордена св. Станислава III степени. Гарелин руководил городом с января 1877 г. по июль 1886 г. При нём началось полномасштабное благоустройство (замощено 17 000 кв. сажен территории) и озеленение города, выставлено 40 фонарей в центре города (к 1884 г. их стало 190), разбит парк (ныне парк Степанова), заложен и взращен общественный сад по берегам ручья Кокуй, поднят вопрос об открытии музея в городе, пуске трамвая и постройке водопровода, в 1865 г. открыты публичная библиотека (ныне Ивановская центральная городская библиотека, носящая его имя с 21 ноября 2000 г.) и реальное училище (ныне в нём расположен художественный музей), женское училище. Яков Петрович споИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


41 собствовал возведению Павловской дамбы, перекрывшей Павловский овраг между современными улицами Кузнецова и Почтовой. Он передал в собственность Вознесенского посада 26 деревянных лавок и 110 десятин земли в пустоши Бор, участвовал в претворении плана по строительству железной дороги к нашему городу. Дума и управа разместились в центре города, от него тогда шла бывшая Георгиевская улица (ныне пл. Революции, 4). В одноэтажном здании располагался трактир. Первый городской архитектор Пётр Васильевич Троицкий в конце 1880-х гг. перестроил его в двухэтажное. Арендатору помещения кабатчику Гусарову пришлось подыскивать иное место торговли. Второй этаж заняла управа, а на первом – ещё какое-то время располагался магазин одежды Силантьева. А вскоре и всё здание перешло к городской управе. В советские времена его занял горисполком. После Февральской революции 1917 г. принципы выборов в думу изменились и на посты председателя думы и городского головы стали избираться разные люди. Так, 13 мая (30 апреля по ст. стилю) 1917 г. думу возглавил почётный гражданин Иваново-Вознесенска и старший брат Дмитрия Геннадьевича Бурылина, директор-распорядитель Товарищества Куваевской мануфактуры Николай Бурылин. 9 сентября (27 августа по ст. стилю) 1917 г. состоялись последние дореволюционные выборы в городскую думу. 5 октября (22 сентября по ст. стилю) 1917 г. председателем думы был избран большевик Александр Асаткин (Осадкин); 13 декабря (30 ноября по ст. стилю) его сменил коллега по партии – Афанасий Жугин. В мае 1918 г. ИвановоВознесенская городская дума вместе с управой постановлением Иваново-Вознесенского городского исполнительного комитета Совета рабочих и крестьянских депутатов были упразднены. 26 октября 1993 г. президент России Борис Ельцин распустил местные Советы. В их число угодил и Ивановский городской Совет. В марте 1994 г. прошли выборы в городскую думу. Спустя 76 лет история развернулась, и круг замкнулся – в Иванове дума пришла на смену Советам. Первая Ивановская городская дума состояла из 13 депутатов и на первое заседание собралась 28 апреля. 18 мая 1994 г. её председателем после долгих споров был избран Валерий Троеглазов, занявший в декабре 1996 г. пост главы города. С 14 декабря 2005 г. и по сей день гордуму возглавляет Вячеслав Сверчков. История ивановского местного управления продолжается… Из истории городской думы


42

ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСК ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРВОЙ ВСЕОБЩЕЙ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ 1897 г. По итогам первой всеобщей переписи населения Российской империи, проведённой 9 февраля (28 января по ст. стилю) 1897 г. в Иваново-Вознесенске проживало постоянного населения 52 967 человек, а временного – 1174 человека. Это гораздо больше, чем проживало в губернской столице – во Владимире проживало 28 479 жителей, а также в соседних старых губернских центрах – в Костроме и Твери. Распределение населения всех сословий по месту рождения было следующим: уроженцы того же уезда, где живут, – 6584 мужчины и 7568 женщин; уроженцы других уездов той же губернии – 13 647 мужчин и 11 564 женщины; уроженцы других губерний – 8151 мужчина и 6645 женщин; уроженцы других государств – 25 мужчин и 24 женщины. Распределение неместных уроженцев по месту рождения выглядело так: Кавказ – 5 мужчин и 5 женщин, Сибирь – 3 мужчины и 2 женщины, Средняя Азия – 1 женщина, Великое княжество Финляндское – 4 мужчины и 2 женщины, иностранные государства – 25 мужчин и 24 женщины (Австро-Венгрия – 8 мужчин и 4 женщины, Великобритания – 4 мужчины и 1 женщина, Германия вообще – 2 мужчины и 5 женщин, Италия – 1 мужчина, Пруссия – 2 мужчины и 5 женщин, Турция Европейская и Азиатская – 1 женщина, Франция – 2 мужчины и 3 женщины, Швейцария – 4 мужчины и 3 женщины, Швеция – 2 женщины, Бухара – 2 мужчины. Иностранные подданные, проживавшие в Иваново-Вознесенске, распределялись таким образом: Австро-Венгрия – 8 мужчин и 4 женщины, Великобритания – 6 мужчин, Германия – 3 мужчины и 10 женщин, Франция – 4 мужчины и 9 женщин, Швейцария – 7 мужчин и 12 женщин, Швеция – 1 женщина, Персия – 2 мужчины и 1 женщина. А вот как распределялось население по вероисповеданиям: православные и единоверцы – 27 959 мужчин и 25 325 женщин, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 195 мужчин и 264 женщины, армяно-католики – 1 женщина, римско-католики – 46 мужчин и 33 женщины, лютеране – 41 мужчина и 76 женщин, реформаты – 5 мужчин и 4 женщины, англикане – 5 мужчин и 1 женщина, караимы – 4 женщины, иудеи – 77 мужчин и 76 женщин, магометане – 75 мужчин и 19 женщин. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


43 В 1872 г. жители Иваново-Вознесенска по вероисповеданиям распределялись так: православные – 5132 мужчины, 459 женщин, единоверцы – 224 мужчины, 298 женщин, раскольники – 70 мужчин, 118 женщин, римско-католического вероисповедания – 14 мужчин, 19 женщин, протестантского – 13 мужчин, 17 женщин, реформаторского – 8 мужчин, 9 женщин, лютеранского – 16 мужчин, 15 женщин. В настоящее время на территории Иванова действуют следующие религиозные конфессии: Русская православная церковь, старообрядческое объединение, мусульманское объединение, церковь евангельских христиан-баптистов, иудаистская община г. Иванова, Ивановский христианский центр «Веры Евангельской», католическое объединение, Армянская церковь, Церковь христиан-адвентистов седьмого дня, Новоапостольская церковь, Ивановский центр «Общество сознания Кришны», Свидетели Иеговы, Российская ассамблея Бога, Церковь «Благодать», Церковь Объединения, городская общественная организация «Общество Рерихов Свет». Распределение населения по родному языку выглядело так: великорусский – 28 158 мужчин и 25 608 женщин, малорусский – 1 мужчина, белорусский – 7 мужчин и 4 женщины, польский – 30 мужчин и 26 женщин, чешский – 7 мужчин и 2 женщины, французский – 8 мужчин, итальянский – 1 мужчина, немецкий – 33 мужчины и 64 женщины, еврейский – 74 мужчины и 60 женщин, татарский – 81 мужчина и 21 женщина, шведский – 3 женщины, английский – 5 мужчин и 1 женщина, греческий – 2 мужчин, персидский – 1 мужчина, цыганский – 1 женщина. Число потомственных дворян и членов их семей было следующим: среди великороссов – 79 мужчин и 113 женщин, среди поляков – 9 мужчин и 9 женщин, среди немцев – 5 мужчин и 2 женщины; число личных дворян, чиновников не из дворян и членов их семей: среди великороссов – 165 мужчин и 174 женщины, среди поляков – 1 мужчина и 1 женщина, среди немцев – 3 мужчины и 7 женщин, среди евреев – 1 мужчина и 1 женщина, среди остальных славян – 2 мужчины и 1 женщина; количество потомственных и личных граждан и членов их семей: среди великороссов – 415 мужчин и 401 женщина, среди поляков – 3 мужчины и 1 женщина, среди немцев – 6 мужчин и 10 женщин, среди говорящих на романском языке – 1 женщина, среди остальных немцев – 1 женщина; среди мещан, исключая великороссов, среди поляков – 7 мужчин и 6 женщин, среди немцев – 9 мужчин и 27 женщин, среди говорящих Иваново-Вознесенск по материалам переписи 1897 г.


44 на романском языке – 2 мужчины, среди остальных славян – 1 мужчина и 1 женщина, среди остальных германцев – 1 женщина, среди евреев – 70 мужчин и 55 женщин, среди турок и татар – 4 мужчины и 2 женщины. Интересно, что по переписи населения 2002 г. в Ивановской области проживает 1 148 329 человек, в том числе: русских – 1 075 815, татар – 10 000, дагестанцев – 2000, чеченцев – 600, азербайджанцы, армяне и грузины вместе – 3000–4000 человек; 23 849 человек свою национальность не указали. Распределение населения по вероисповеданиям и десятилетним возрастным группам выглядело так: дети моложе года (православные и единоверцы – 668 мальчиков и 718 девочек, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 7 мальчиков и 1 девочка, римско-католики – 1 мальчик и 2 девочки, лютеране – 1 мальчик, реформаты – 1 мальчик, иудеи – 2 мальчика и 4 девочки, магометане – 1 мальчик), от 1 года до 9 лет включительно (православные и единоверцы – 3618 мальчиков и 3943 девочки, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 41 мальчик и 53 девочки, римско-католики – 7 мальчиков и 4 девочки, лютеране – 4 мальчика и 13 девочек, реформаты – 2 девочки, караимы – 1 мальчик и 1 девочка, иудеи – 18 мальчиков и 23 девочки, магометане – 6 мальчиков и 5 девочек), 10–19 лет (православные и единоверцы – 6016 мальчиков и 4839 девочек, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 45 мальчиков и 44 девочки, римско-католики – 4 мальчика и 5 девочек, лютеране – 4 мальчика и 15 девочек, иудеи – 15 мальчиков и 15 девочек, магометане – 9 мальчиков и 4 девочки), 20–29 лет (православные и единоверцы – 6635 мужчин и 5404 женщины, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 21 мужчина и 19 женщин, римскокатолики – 9 мужчин и 13 женщин, лютеране – 5 мужчин и 16 женщин, реформаты – 1 мужчина и 2 женщины, иудеи – 16 мужчин и 15 женщин, магометане – 27 мужчин и 3 женщины), 30–39 лет (православные и единоверцы – 5506 мужчин и 4298 женщин, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 27 мужчин и 35 женщин, римско-католики – 15 мужчин и 4 женщины, лютеране – 13 мужчин и 14 женщин, англикане – 5 мужчин, караимы – 1 женщина, иудеи – 13 мужчин и 10 женщин, магометане – 16 мужчин и 6 женщин), 40–49 лет (православные и единоверцы – 3176 мужчин и 2635 женщин, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 25 мужчин и 24 женщины, римскокатолики – 8 мужчин и 2 женщины, лютеране – 7 мужчин и 6 женщин, реформаты – 2 мужчины, караимы – 3 мужчины, иудеи – 4 мужчины и 6 женщин, магометане – 11 мужчин и 1 женщина), 50–59 лет (правоИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


45 славные и единоверцы – 1365 мужчин и 1647 женщин, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 6 мужчин и 30 женщин, римско-католики – 1 мужчина и 1 женщина, лютеране – 5 мужчин и 7 женщин, реформаты – 1 мужчина, англикане – 1 женщина, иудеи – 4 мужчины и 3 женщины, магометане – 4 мужчины), 60–69 лет (православные и единоверцы – 674 мужчины и 1154 женщины, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 15 мужчин и 32 женщины, армяно-католики – 1 женщина, римско-католики – 3 мужчины и 1 женщина, лютеране – 2 мужчины и 4 женщины, иудеи – 5 мужчин, магометане – 1 мужчина), 70–79 лет (православные и единоверцы – 232 мужчины и 522 женщины, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 7 мужчин и 20 женщин, римско-католики – 1 женщина, лютеране – 1 мужчина), 80–89 лет (православные и единоверцы – 52 мужчины и 135 женщин, старообрядцы и уклоняющиеся от православия – 1 мужчина и 6 женщин), 90–99 лет (православные и единоверцы – 5 мужчин и 20 женщин), 100–109 лет (православные и единоверцы – 4 женщины), неизвестного возраста (православные и единоверцы – 12 мужчин и 6 женщин) . Любопытно, что 19 (6) сентября 1911 г. было удовлетворено ходатайство муллы Нигметуллина о расширении магометанского кладбища, открытого в Иваново-Вознесенске в 60-х гг. XIX в. Распределение населения по группам занятий и по народностям на основании родного языка представлено было так: администрация, суд и полиция (великороссы – самостоятельные (120 мужчин), члены семей (61 мужчина и 176 женщин); белоруссы – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (2 мужчины и 3 женщины)); общественная и сословная служба (великороссы – самостоятельные (61 мужчина), члены семей (39 мужчин и 105 женщин); евреи – самостоятельные (1 мужчина); татары – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 мужчина и 1 женщина)); частная юридическая деятельность (великороссы – самостоятельные (13 мужчин), члены семей (7 мужчин и 15 женщин)); вооружённые силы (великороссы – самостоятельные (2 мужчины)); богослужение православного исповедания (великороссы – самостоятельные (85 мужчин и 11 женщин), члены семей (58 мужчин и 175 женщин)); лица при церкви, кладбищах и т.п., прислуга и сторожа при них (великороссы – самостоятельные (38 мужчин и 1 женщина), члены семей (9 мужчин и 38 женщин)); учебная и воспитательная деятельность (великороссы – самостоятельные (82 мужчины и 50 женщин), члены семей (48 мужчин и 105 женщин); поляки – самостоятельные (1 женщина); немцы – самостоятельные (1 мужчина и 6 женщин), члены семей Иваново-Вознесенск по материалам переписи 1897 г.


46 (1 женщина), прочие – самостоятельные (2 мужчины и 4 женщины), члены семей (2 мужчины и 3 женщины)); наука, литература и искусства (великороссы – самостоятельные (35 мужчин и 9 женщин), члены семей (7 мужчин и 25 женщин); поляки – члены семей (1 женщина); евреи – самостоятельные (6 мужчин), члены семей (2 мужчины и 9 женщин); прочие – самостоятельные (1 мужчина)); врачебная и санитарная деятельность (великороссы – самостоятельные (88 мужчин и 61 женщина), члены семей (48 мужчин и 110 женщин); белорусы – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (2 мужчины и 1 женщина); поляки – самостоятельные (2 мужчины); немцы – самостоятельные (1 мужчина и 1 женщина), члены семей (1 мужчина и 2 женщины); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (2 женщины); татары – самостоятельные (1 мужчина)); служба при благотворительных учреждениях (великороссы – самостоятельные (1 мужчина)); деятельность и служба частная, прислуга, поденщики (великороссы – самостоятельные (2063 мужчины и 1861 женщина), члены семей (591 мужчина и 1370 женщин); поляки – самостоятельные (2 мужчины и 5 женщин); немцы – самостоятельные (2 мужчины и 13 женщин), члены семей (2 мужчины и 7 женщин); татары – самостоятельные (22 мужчины), члены семей (2 мужчины и 1 женщина); прочие – самостоятельные (1 мужчина и 2 женщины)); доход с капиталов и недвижимого имущества (великороссы – самостоятельные (289 мужчин и 565 женщин), члены семей (289 мужчин и 491 женщина); поляки – самостоятельные (1 женщина); немцы – самостоятельные (1 мужчина и 1 женщина), члены семей (4 женщины); прочие – члены семей (1 женщина)); средства от казны, общественных учреждений и частных лиц (великороссы – самостоятельные (191 мужчина и 293 женщины), члены семей (20 мужчин и 46 женщин); татары – самостоятельные (2 мужчины); лишенные свободы и отбывающие наказание (великороссы – самостоятельные (21 мужчина и 2 женщины)); земледелие (великороссы – самостоятельные (229 мужчин и 23 женщины), члены семей (156 мужчин и 265 женщин); поляки – члены семей (1 мужчина); немцы – самостоятельные (1 мужчина)); животноводство (великороссы – самостоятельные (6 мужчин и 10 женщин), члены семей (1 мужчина и 4 женщины)); лесоводство и лесные промыслы (великороссы – самостоятельные (15 мужчин и 1 женщина), члены семей (7 мужчин и 12 женщин)); рыболовство и охота (великороссы – самостоятельные (2 мужчины)); выплавка металлов (великороссы – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 мужчина и 2 женщины)); обработка волокнистых веществ (великороссы – самостоятельные (11 014 мужчин и 7279 женщин), члены семей (2480 мужчин и 4978 женщин); поляки – самостоятельные Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


47 (8 мужчин), члены семей (1 мужчина и 12 женщин); немцы – самостоятельные (7 мужчин и 1 женщина), члены семей (2 мужчины и 10 женщин); евреи – самостоятельные (3 мужчины), члены семей (1 женщина); татары – самостоятельные (10 мужчин), члены семей (2 мужчины и 2 женщины); прочие – самостоятельные (12 мужчин), члены семей (1 мужчина и 4 женщины)); обработка животных продуктов (великороссы – самостоятельные (148 мужчин и 14 женщин), члены семей (39 мужчин и 91 женщина)); обработка дерева (великороссы – самостоятельные (468 мужчин и 55 женщин), члены семей (167 мужчин и 370 женщин); поляки – самостоятельные (1 мужчина); немцы – самостоятельные (1 мужчина)); обработка металлов (великороссы – самостоятельные (1369 мужчин и 13 женщин), члены семей (580 мужчин и 1240 женщин); малороссы – самостоятельные (1 мужчина); евреи – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (6 мужчин и 5 женщин); татары – самостоятельные (1 мужчина)); обработка минеральных веществ (керамика) (великороссы – самостоятельные (25 мужчин), члены семей (6 мужчин и 26 женщин)); производства химические и связанные с ними (великороссы – самостоятельные (168 мужчин и 2 женщины), члены семей (26 мужчин и 82 женщины); поляки – самостоятельные (1 мужчина); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 мужчина); татары – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (2 женщины); прочие – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (1 женщина)); винокурение, пиво- и медокурение (великороссы – самостоятельные (18 мужчин), члены семей (3 мужчины и 8 женщин)); прочие напитки и бродильные вещества (великороссы – самостоятельные (16 мужчин и 2 женщины), члены семей (5 мужчин и 9 женщин)); обработка растительных и животных питательных продуктов (великороссы – самостоятельные (247 мужчин и 4 женщины), члены семей (79 мужчин и 139 женщин); немцы – члены семей (2 женщины)); полиграфические производства и изделия из бумаги (великороссы – самостоятельные (181 мужчина), члены семей (82 мужчины и 188 женщин); немцы – самостоятельные (1 мужчина); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 мужчина и 1 женщина)); инструменты физические, оптические, часы и игрушки (великороссы – самостоятельные (16 мужчин), члены семей (10 мужчин и 21 женщина); немцы – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 женщина); евреи – самостоятельные (3 мужчины), члены семей (4 мужчины и 8 женщин)); ювелирное дело, живопись, предметы культа, роскоши и т.п. (великороссы – самостоятельные (44 мужчины), члены семей (14 мужчин и 34 женщины)); изготовление одежды (великороссы – самостоятельные (741 мужчина и Иваново-Вознесенск по материалам переписи 1897 г.


48 479 женщин), члены семей (340 мужчин и 682 женщины); евреи – самостоятельные (11 мужчин и 1 женщина), члены семей (12 мужчин и 17 женщин); татары – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 женщина)); устранение, ремонт, содержание жилищ и строительные работы (великороссы – самостоятельные (47 мужчин), члены семей (14 мужчин и 36 женщин); немцы – самостоятельные (1 мужчина); татары – самостоятельные (1 мужчина)); производство экипажей и постройка деревянных судов (великороссы – самостоятельные (47 мужчин), члены семей (14 мужчин и 36 женщин)); не вошедшие в предыдущие группы или неопределённые (великороссы – самостоятельные (236 мужчин и 22 женщины), члены семей (85 мужчин и 161 женщина); поляки – самостоятельные (3 мужчины); немцы – самостоятельные (3 мужчины), члены семей (1 мужчина и 1 женщина)); железные дороги (великороссы – самостоятельные (297 мужчин и 3 женщины), члены семей (142 мужчины и 350 женщин); поляки – самостоятельные (4 мужчины), члены семей (2 мужчины и 6 женщин); немцы – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (2 женщины); прочие – члены семей (1 женщина)); извозный промысел (великороссы – самостоятельные (440 мужчин и 5 женщин), члены семей (122 мужчины и 324 женщины); поляки – самостоятельные (1 мужчина); татары – самостоятельные (4 мужчины), члены семей (1 мужчина и 1 женщина)); остальные сухопутные сообщения и средства сообщения (великороссы – самостоятельные (5 мужчин), члены семей (1 мужчина и 8 женщин)); почта, телеграф и телефон (великороссы – самостоятельные (43 мужчины и 1 женщина), члены семей (17 мужчин и 41 женщина); поляки – самостоятельные (1 мужчина)); кредитные и общественные коммерческие учреждения (великороссы – самостоятельные (22 мужчины), члены семей (8 мужчин и 31 женщина); немцы – самостоятельные (1 мужчина); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 женщина)); торговое посредничество (великороссы – самостоятельные (28 мужчин и 1 женщина), члены семей (27 мужчин и 59 женщин); немцы – самостоятельные (1 мужчина); евреи – самостоятельные (1 мужчина)); торговля вообще, без точного определения (великороссы – самостоятельные (122 мужчины и 30 женщин), члены семей (67 мужчин и 181 женщина); поляки – самостоятельные (1 мужчина); немцы – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (1 мужчина и 6 женщин); татары – самостоятельные (2 мужчины)); торговля живым скотом (великороссы – члены семей (1 женщина)); торговля зерновыми продуктами (великороссы – самостоятельные (147 мужчин и 11 женщин), члены семей (64 мужчины и 141 женщина)); торговля остальными продуктами сельского хозяйства (великороссы – самостоятельные (254 мужчины и 51 женщина), члены семей (133 мужИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


49 чины и 337 женщин); немцы – члены семей (1 женщина); евреи – члены семей (1 женщина); татары – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (1 мужчина и 2 женщины); прочие – члены семей (1 женщина)); торговля строительными материалами и топливом (великороссы – самостоятельные (34 мужчины и 1 женщина), члены семей (16 мужчин и 45 женщин)); торговля предметами домашнего обихода (великороссы – самостоятельные (7 мужчин и 8 женщин), члены семей (9 мужчин и 11 женщин); прочие – самостоятельные (1 женщина)); торговля металлическими товарами, машинами и оружием (великороссы – самостоятельные (32 мужчины и 7 женщин), члены семей (28 мужчин и 57 женщин); евреи – самостоятельные (2 мужчины), члены семей (1 мужчина и 1 женщина)); торговля тканями и предметами одежды (великороссы – самостоятельные (75 мужчин и 41 женщина), члены семей (142 мужчины и 278 женщин); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (2 мужчины и 3 женщины); татары – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 мужчина и 2 женщины)); торговля кожами, мехами и проч. (великороссы – самостоятельные (19 мужчин), члены семей (14 мужчин и 28 женщин)); торговля предметами роскоши, наук, искусств, культа и т.д. (великороссы – самостоятельные (15 мужчин и 2 женщины), члены семей (11 мужчин и 19 женщин); татары – самостоятельные (1 мужчина); прочие – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (1 мужчина)); торговля остальными предметами (великороссы – самостоятельные (23 мужчины и 1 женщина), члены семей (24 мужчины и 51 женщина); немцы – члены семей (2 женщины); татары – самостоятельные (1 мужчина)); торговля разносная и развозная (великороссы – самостоятельные (24 мужчины и 14 женщин), члены семей (5 мужчин и 13 женщин); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (5 женщин); татары – самостоятельные (14 мужчин), члены семей (9 мужчин и 8 женщин)); трактиры, гостиницы, меблированные комнаты и клубы (великороссы – самостоятельные (234 мужчины и 190 женщин), члены семей (114 мужчин и 218 женщин)); торговля питейная (великороссы – самостоятельные (152 мужчины и 34 женщины), члены семей (139 мужчин и 244 женщины); поляки – самостоятельные (1 мужчина)); чистота и гигиена тела (великороссы – самостоятельные (23 мужчины и 141 женщина), члены семей (57 мужчин и 60 женщин); евреи – самостоятельные (1 мужчина), члены семей (2 мужчины и 2 женщины)); лица неопределённых занятий (великороссы – самостоятельные (70 мужчин и 123 женщины), члены семей (8 мужчин и 12 женщин); поляки – самостоятельные (1 мужчина)); проституция (великороссы – самостоятельные (3 женщины)); лица, не указавшие занятий (великороссы – самостоятельные (166 мужчин и 42 женщины), члены Иваново-Вознесенск по материалам переписи 1897 г.


50 семей (21 мужчина и 53 женщины); немцы – самостоятельные (2 женщины), члены семей (1 женщина); евреи – члены семей (2 женщины)). Таким образом, на основании переписи об этноконфессиональном составе Иваново-Вознесенска 1897 г. можно сделать следующие выводы. Во-первых, в этническом и конфессиональном отношении население было практически однородным. Преобладали жители великоросского этноса, т.е. русские. Но уже представительство других народов достаточно ощутимо, например, татар, евреев, поляков и немцев. Видимо, не зря с этим связано нарастание этноконфессиональных проблем в уездной России, в частности в Шуйском уезде Владимирской губернии, включая Иваново-Вознесенск. Во-вторых, в хозяйственной, общественной и других отраслях жизни заметно доминирующее положение великороссов. В целом же материалы переписи позволяют обнаружить самые разнообразные наблюдения в вопросах демографии, включая гендерные и ювенальные аспекты, в вопросах занятости и т.п.

«ГУЛЯНЬЯ С ИНТЕРЕСОМ» Ивановцы беспечальный народ. Почетный гражданин Вознесенского посада академик В.П. Безобразов

И

ваново-Вознесенский городской голова и одновременно автор книги «Город Иваново-Вознесенск, или Бывшее село Иваново и Вознесенский посад (Владимирской губернии)» (1884) Яков Петрович Гарелин описывает, как отдыхали наши предки в старые времена: «Если посмотреть на ивановцев в праздничные дни, то действительно беспечальнее их трудно было найти. Проработавши целую неделю, народ в праздники спешил погулять и многие начинали веселье задолго до того момента, когда открываются официально питейные дома, отыскивая в них лазейки с заднего крыльца. После обедни всё село приходило в движение, – по улицам разгуливали разряженные толпы, там и сям слышались звуки гармонии... Около 12 часов дня движение утихало – время обеда. Затем нужно было отдохнуть, о чём впрочем заботились только старшие, а молодёжь усаживалась около ворот и, пощёлкивая зёрнышки подсолнечника, самое лакомое угощение чуть ли не всей России, беседовала об интересующих их предметах. Около четырёх часов по направлению к бору, который ныне, к сожалению, срублен, тянулась длинная вереница пешеходов всевозможных Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


51 возрастов, любуясь экипажами и лошадьми богачей... В бору народу набиралось множество... В разных местах под деревьями расселись в живописных группах любители “гулянья с интересом”, выпивают и закусывают, не обращая внимания на остальную публику, раздаются кое-где песни, шумный разговор; часть публики отправлялась домой, тем более что для многих наступала пора чаепития. К вечеру в бору оставались только сильно подгулявшие, которые никак не могли окончить праздника без настоящей выпивки, – гулянье переносилось в село, на окраине которого затевались хороводы. Гулянье оканчивалось около 11 часов...» ...Со временем «гулянья с интересом» переносятся в питейные заведения. Их появилось так много, что 21 (9) сентября 1872 г. на очередном заседании Иваново-Вознесенской городской думы был рассмотрен вопрос об ограничении количества питейных заведений до 40, в том числе в бывшем селе Иванове – до 30, а в бывшем Вознесенском посаде – до 10. Но владимирский губернатор это предложение не поддержал. Тогда депутаты постановили, чтобы «на одно лицо допускалось открытие таковых не более одного, с указанием частных местностей для заведения сих, по усмотрению городской управы, предоставляя дозволение на открытие питейных заведений желающим по жеребью соблюдением при том требующихся по закону условий о правах лиц на торговлю сего рода, для чего определяется срок к подаче заявлений в управу на 1-е число декабря каждого истекающего срока...». Первый казённый кабак в Иванове открылся в 1707 г. В первый год своего существования он принёс доход в 176 рублей 7 алтын 2 деньги. На следующий год собрали 212 рублей 29 алтын 3 деньги. В дальнейшем жизнь потребовала создания солидных и специальных заведений для «гуляний с интересом», например трактиров. «Трактир» (от лат. tracto – угощаю) – гостиница, постоялый двор с рестораном, харчевней. Позднее – ресторан низшего разряда, харчевня, закусочная с продажей спиртных напитков. В 1890-е гг. в городе имелось 11 трактиров (один из них был, кстати, в самом центре города, его арендовал кабатчик Гусаров; но вскоре первый городской архитектор, надворный советник Пётр Васильевич Троицкий перестроил одноэтажное здание бывшего трактира в двухэтажное для размещения там городской думы и управы), 6 постоялых дворов, 7 чайных и харчевен, 3 гостиницы, т.е. номеров для приезжающих. Историк П. Экземплярский в книге «История города Иванова» весьма нелестно описывает заведения того времени: «В трактирах на кухне рядом с приготовляемыми кушаньями является грязная одеж«Гулянья с интересом»


52 да прислуги, буфеты или прямо обращены в место ночлега “половых”, или служат складочным местом крайне грязных подстилок, грязного белья...» 16 (4) октября 1893 г. было принято «Обязательное постановление городской думы о трактирном промысле»: «– В зданиях трактирного промысла залы и прочие комнаты, назначенные для посетителей, а равно прихожие и коридоры должны убираться и подметаться ежедневно и даже, в случае необходимости, по нескольку раз при опрыскивании пола водой или вообще так, чтобы пыль не поднималась в воздух. – Все залы, комнаты и номера должны иметь форточки и не менее 1/8 части рамы для возможно лучшего освежения воздуха, которое следует производить ежедневно по нескольку раз. – В кухнях, где приготовляются кушанья или напитки, во всём следует соблюдать самую строгую опрятность, причём никак не дозволяется служащим в них спать или держать спальные принадлежности, платье, обувь и пр. – В заведениях трактирного промысла должен быть, по крайней мере, один опрятно содержимый умывальник для посетителей, а равно и служащих. – Содержателям трактирного промысла вменяется в обязанность иметь надзор за тем, чтобы выходящие из заведения посетители не останавливались у входа для удовлетворения естественной надобности и вообще не нарушали общественного приличия. – Вменяется им, кроме того, в обязанность освещать свои заведения снаружи, для чего у входных дверей на особом столбе по образцу уличных и должен быть поставлен, по крайней мере, один фонарь. – Хозяева заведений трактирного промысла обязаны наблюдать, чтобы служащие у них не страдали прилипчивыми или заразными болезнями». Появляются заведения с соответствующим убранством и кухней. Например, на современной улице К. Маркса в доме № 12/74 в начале 1910-х гг. возник симпатичный, в том числе и с архитектурной точки зрения, трактир Н.А. Кузнецова. Владимир Гиляровский в очерке «Трактиры» из знаменитого цикла «Москва и москвичи» писал: «Нам трактир дороже всего!» – говорит в «Лесе» Аркашка Счастливцев. И для многих москвичей трактир тоже был «первой вещью». Он заменял и биржу для коммерсантов, делавших за чашкой тысячные сделки, и столовую для одиноких, и часы отдыха в дружеской беседе для всякого люда, и место деловых свиданий, и разгул для всех – от миллионера до босяка». Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


53 Иваново-вознесенцы тоже любили погулять в трактирах и ресторанах. Посетителей привлекал ресторан в самой лучшей гостинице дореволюционного Иваново-Вознесенска «Национальная» (или «Националь»), который принадлежал Ф.И. Шорыгину и был выстроен в 1910–1911 гг. по проекту московского зодчего В.Е. Дубровского. Сейчас в этом перестроенном здании по просп. Ленина, 92, расположены областные профсоюзы. Ресторан размещался на первом этаже. Его украшали три огромных пятиугольных окна. В зале находился огромный камин. Но пожар 1920-х гг., как установил краевед Александр Тихомиров, уничтожил оригинальную мебель, лепной потолок, росписи на стенах, резные дубовые панели. В 1914 г. начала работу гостиница Н.П. Шахова «Центральные номера» (ныне ул. Степанова, 3) с рестораном на первом этаже. Проживание в сутки постояльцу обходилось от 90 копеек до 3 рублей. Все номера были снабжены ванной, душем, центральным отоплением и электрическим освещением. Несмотря на возможность питаться вкусно и сытно, некоторые солидные фабриканты любили простую еду. Например, Антон Михайлович Гандурин обожал щи из солонины, гречневую кашу и овсяный кисель. Битком наполнялись ресторации «Националь» и «Лондон», где дозволялись «оркестры музыки» и пение хоров без «привлечения женского персонала». В клубе господ приказчиков (дом, построенный графом Шереметевым, на углу нынешних улиц Палехской и Станко, д. 1/2) затевалась лотерея-аллегри. На сцене устраивали гору с последующим катанием с неё, в фойе клуба – голландскую таверну. Там же на втором работал ресторан. В клубе можно было перекинуться в картишки, потанцевать, сыграть в шашки или бильярд. В ресторане «Вена» А.Ф. Кузнецова на масленичной неделе пекли блины. Их подавали с красной икрой. Ресторан открылся в 1914 г. и сумел снискать славу «весёлого, приятного и недорогого заведения». Насчёт «недорогого» как-то не верится, ибо в нём подавали коллекционные вина и колониальные фрукты. Правда, для тех, кто пренебрегал выпивкой, местное общество трезвости, созданное 31 (19) января 1898 г., 6 февраля (25 января) организовало чайную в местечке Ямы. Вторая чайная вместе со столовой появилась год спустя, 13 февраля (31 января). ...(14) июля 1901 г. в Иваново-Вознесенск поездом из Кохмы прибыла весьма важная персона – министр внутренних дел страны Дмит«Гулянья с интересом»


54 рий Сергеевич Сипягин. Его сопровождали владимирский губернатор и многие высокопоставленные чины министерства. Почётный гражданин Иваново-Вознесенска граф Сергей Дмитриевич Шереметев приходился Сипягину свояком, ибо оба были женаты на сёстрах-княжнах Вяземских, первый – на Екатерине Павловне, второй – на Александре Павловне. На вокзале министра встречал граф Борис Шереметев, сын графа С.Д. Шереметева. Сипягин выслушал доклад Кнорре, участвовал в решении некоторых городских проблем (напомним, что в те времена МВД боролось не только с преступностью, но и ведало экономикой всей страны). На следующий день, 28 (15) июля 1901 г., министр встречался с городскими властями, директорами училищ и фабрикантами, осмотрел несколько заведений, в том числе ряд фабрик, больниц, казарму казаков, школу колористов, посетил выставку ситцев местного производства. Сипягин принял участие и в совещании, посвящённом развитию местного водопровода, пообещав свое содействие в этом вопросе. А в 19.00 состоялся обед от города на 90 персон, после которого министр еще осмотрел приют и родильный дом Марии Александровны Гарелиной, а затем проследовал на дачу фабриканта Александра Ивановича Гарелина, где был подан чай. Вечером Сипягин отбыл во Владимир. Всего этот вечер обошелся фабрикантам, складывавшимся по 150–600 рублей, в сумму 7292 рубля. Обед был накрыт на 80 персон. Меню включало в себя – суп тортю английский, стерлядь с шампиньонами, филе молодой пулярки а-ля Лукулл с трюфелями, молодые тетерева с салатом, артишоки в голландском соусе и дыня глясе. ...Во время свадьбы 29 (17) января 1899 г. известного фабриканта, совладельца Товарищества мануфактур «И. Коновалова с сыном» в Вичуге депутата и товарища председателя IV Государственной думы, министра торговли и промышленности и товарища министра-председателя Временного правительства в 1917 г. Александра Ивановича Коновалова (1875–1948) на дочери промышленника-миллионера Второва в январе-месяце подавали свежую клубнику в небольших горшочках. В дневнике Ивана Капитоновича Коновалова об этом мероприятии говорится: «Масса народа, пышный обед, недурное украшение, специально проведённое электричество, некоторые недочёты в “услужающих”. Танцы, картеж (так в оригинале. – А.С.), генеральная выпивка; наши уездные свиньи налакались до безобразия... Всего было более 350 человек. Шампанского выпито бесконечное число. Весь вечер обильная и разнообразная закуска. В 24 часа ужин...» ...В советские времена стало не до клубники в горшочках. Сначала важно было просто накормить людей, а затем накормить быстро. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


55 Родиной так называемого быстрого питания (или «быстропита») стал Иваново-Вознесенск. 29 мая 1925 г. в городе состоялось торжественное открытие первой в СССР фабрики-кухни. Это поистине революционное событие произошло на улице Крутицкой, 9. Так началась эра советского фаст-фуда, или «быстропита». Ускоренное развитие капитализма, особенно в США, привело к мысли о «быстрых блюдах», а точнее необходимости питаться на работе, а не дома. Уже в конце XIX века в США популярными стали гамбургер, хот-дог, пицца. В Англии полюбилась «фиш энд чипс». А в Японии ещё в 1879 г. стали производить фасованные завтраки в картонных коробках – «о-бенто». Но только в 1955 г. в Чикаго открылся первый «Макдональдс», ставший символом фаст-фуда. Напомним, что основателем «Макдональдса» был Рэй Крок. Как ни странно, но те же самые идеи приходили в голову и к тем, кто начал возведение социализма. Питаться дома выглядело делом «буржуазным» и невыгодным – строителю социализма надо было отвлекаться на «мещанский» быт, тратя свои силы не по назначению, а к тому же продолжалась при этом «кухонная эксплуатация женского труда». А ведь женщинам тоже нельзя было отставать от мужчин. Повсюду стали появляться плакаты «Долой кухонное рабство!», на которых измученные женщины обращают свой взгляд в сторону столовых и фабрик-кухонь, отбросив кастрюли. Идеологом и организатором советского «быстропита», или фастфуда, стал Артемий (настоящая фамилия Халатьян). Он родился в Баку 15 апреля 1894 г. в семье богатого торговца, окончил тамошнее реальное училище и поступил в Московский университет. Подружился с Анастасом Ивановичем Микояном, будущим членом Политбюро ЦК от Ленина до Брежнева, наркомом торговли, снабжения, а в 1964– 1965 гг. занимавшего пост главы Советского государства – Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Ещё в 1915 г. Халатов организовал при университете студенческую столовую, куда завозил продукты из Закавказья. В августе 1917 г. вступил в большевистскую партию, а после Октябрьской революции уже работал в Наркомате продовольствия. Его лично оценил В.И. Ленин. В 1921 г. предприимчивого деятеля назначили председателем ЦЕКУБУ – Комиссии по улучшению быта учёных. В течение 10 лет он организовывал снабжение провиантом нужных для советской власти учёных и литераторов. Но главным делом его жизни стало создание системы общественных столовых. Для этого в 1923 г. было создано товарищество «Нарпит», во главе которого «Гулянья с интересом»


56 встал сам Халатов. На каждом предприятии стали возникать столовые, где за небольшую плату или по талонам можно было получить полноценный обед, питательный, а порой и вкусный. На открытие первой в стране фабрики-кухни прибыл сам Халатов. Он начал было говорить, но быстро запутался в листках и покинул трибуну – произносить речи комиссар всех столовых был не мастер, к тому же он до конца дней писал по-русски с ошибками. Ивановская фабрика-кухня на Крутицкой выдавала единовременно обед на 600 человек. В порциях скрупулёзно были сосчитаны количество белков, жиров и углеводов. Предприятие оснастили электрическими мойками, сушилками, хлеборезками, картофелечистками и лифтами-подъёмниками. Из Германии привезли 19 котлов, обеспечивавших приготовление 4,5–5 тысяч обедов в день. Всё оборудование размещалось на первом этаже. Второй этаж был отдан под обеденный зал, библиотеку и игровую комнату. Через три года фабрика-кухня на Крутицкой кормила чуть ли не четверть рабочих города. Под здание, ставшего пионером отечественного фаст-фуда, отдали кирпичное сооружение, выстроенное во второй половине XIX века и принадлежавшее известному фабриканту Якову Фокину. К 1929 г. в СССР насчитывались десятки фабрик-кухонь и сотни рабочих столовых – вторая в стране фабрика-кухня появилась в Нижнем Новгороде, затем они открылись на Днепрострое, в Днепропетровске, Баку, Свердловске, Орехово-Зуеве, Твери, Серпухове, Ростове-на-Дону, Шуе, Бежицах. В начале 1930-х гг. в Иваново-Вознесенске на просп. Ленина (там, где до 1930 г. стояла Вознесенская церковь) была построена вторая в городе фабрика-кухня «Нарпит». Но с началом коллективизации в страну вернулись голод и карточки. Качество и количество еды резко снизилось. Стало не до фаст-фуда. ...А с ресторанами дело обстояло иначе, они никуда не исчезли. Какое-то время рестораны считались «родимым пятном капитализма и прошлой жизни». Но, как показала практика, только заводскими столовыми сыт не будешь – некоторым гражданам порой не хватает «праздника жизни». Вплоть до начала реформ на слуху горожан были рестораны «Россия» (ныне «Атлант»), «Сосны», «Заря», «Москва», «Иваново», «Север»... Кроме того, имелось несколько неплохих кафе. В 90-е гг. XX века многие из них или закрылись, или модернизировались. Зато появилось бессчётное количество самых разнообразных заведений, в которых можно просто поесть, выпить и повеселиться. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


57

И ЗАНЯЛСЯ ОГОНЬ... Из истории ивановских пожаров Из «Памятной книги» ивановского фабриканта Абрама Филипповича Полушина: «Жестокие стихийные бедствия, словно воинствующие полчища темной и злой силы, то и дело становились на пути нравственного и экономического развития ивановцев и причиняли им такие громадные ущербы, которые для людей иного жизненного склада могли бы быть неотразимыми ударами рока, кладущего свою огненную печать разрушения на все созданное тяжкими усилиями людей, и таким образом убивающего не только видимые последствия труда, но и отравляющего источники, питавшие этот труд: силу и энергию. Но в глазах ивановцев того времени эти бедствия были не более как испытание Божие, как отеческое наказание согрешившему сыну, который должен исправиться, верить в милосердие Господа и опять работать в поте лица своего. Сколько энергии, веры и терпения явили нам наши предки, эти гиганты труда, завоевавшие себе то блаженное состояние, которое давало им и «сапоги на нозе и перстень на руку».

Е

ще с древних времен пожар на Руси считался одним из самых кошмарных бедствий. Строения были деревянными, а потому деревни, села, города горели быстро и страшно. Естественно, что люди не всегда винили природную стихию. Чаще всего, и во многом справедливо, причиной пожара считали преднамеренный поджог и чью-то расхлябанность. В правовой практике древней, да и средневековой Руси тоже, поджог приравнивали к тяжкому государственному преступлению. То и дело пожары возникали и в Иванове. Во времена владения селом князьями Черкасскими произошло два крупных пожара – один в 1698 г., второй – в 1723 г. (сгорели 200 крестьянских дворов). При графах Шереметевых пожары в Иванове не прекратились. Так, в 1775–1793 гг. случилось шесть крупных пожаров. Известный историк, фабрикант, меценат, собиратель и второй городской голова Иваново-Вознесенска Яков Петрович Гарелин полагал, что они возникали из-за поджогов. И занялся огонь...


58

Иваново-вознесенская пожарная часть. 1923–1925 гг.

Итак, пожар 21 августа 1775 г. уничтожил около 400 домов, пожар 28 июля 1781 г. – около 260 домов, пожар 10 июля 1783 г. – около 500 домов. До нас дошли свидетельства опустошительного пожара в Иванове, разыгравшегося 1 сентября (21 августа) 1775 г. Пламя появилось после восьми утра на крыше дома резчика досок Якова Сорычева. Сорычевский дом находился позади улицы Широкой (ныне ул. Степанова). Ветер дул «превеликий», отчего огонь распространялся очень быстро. Люди, выбежавшие из судной избы, стоявшей на торговой площади (ныне пл. Революции), уже после отписывали в домовую канцелярию графа Петра Борисовича Шереметева, что вновь вернуться в избу не успели. Свирепый огонь стремительно охватывал здания на площади, включая храмы. На каменной колокольне расплавились и попадали колокола и часы. Пожар уничтожил пять кузниц, два питейных дома, все лавки и полки с товарами. В огне погибли три женщины. Уже упоминавшийся Абрам Полушин подробно перечисляет результаты разбушевавшейся стихии: «Сгорело домов с 400, а именИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


59 но: сгорели улицы Широкая, Кабацкая, две площади: большая и малая, две голявы – тоже большая и малая; улицы: Московская, Прислониха, Панская и Пахотная за оврагом, Посикуша и ряды и многие лавки с товаром... Сгорела и часть овинов с хлебными стогами и часть кузниц, приказная изба со всеми делами; наипаче всего две церкви: первая, деревянная «Воздвижение Честного Креста» с приделом «Иоанна Богослова», а вторая, каменная «Рождества Христова», с приделом «Парасковеи», нареченной «Пятницы»; только сгорели главы и верх, а в ней, Божией милостию, осталось сохранно; а в колокольне сгорели полы, колокола попадали и растопились; а церковь «Воздвижения» стояла 73 года: была построена после большого пожара, бывшего в 1699 г.». Выяснить причину пожара так и не удалось, но известно, что в 1776 г. был бит кнутом Дмитрий Икрянистов, обвиненный в поджоге. Через год после августовского пожара поступил указ домовой канцелярии графа, повелевавший отстраивать Иваново по плану. Это было впервые в истории села. Во всех «погорелых» местах, где не было переулков, их решили сделать через каждые пятнадцать дворов шириной в двенадцать саженей каждый (1 сажень – 2,1336 м). Геодезист Александр Иванов размерил улицы и переулки, чтобы они отвечали плану и не были бы тесными. Бесплановые постройки сносились. На месте двора Сорычева также сделали переулок. Однако и в XIX веке в Иванове не обошлось без пожаров. Один из них, 13 мая 1839 г., причинил ущерб на 3 млн рублей, сгорело почти все село. Другой пожар, случившийся 18 апреля 1848 г., спалил 43 дома и 8 фабрик. Даже в XX веке в городе не обходилось без пожаров – достаточно вспомнить дом-подкову, театр имени Высоцкого, медицинскую академию и т.д. Правда, урон был меньше, чем в прежние времена. Но разве от этого легче?..

И занялся огонь...


60

«О ЧЁМ Ч М ПИШУТ?» ПИШУТ » Газеты и журналы в дореволюционном Иваново-Вознесенске История ивановской прессы начинается с выпуска в 1893 г. «Бюллетеня Российского телеграфного агентства», издателем и редактором которого был владелец небольшого химического предприятия Сергей Дмитриевич Смирнов. Бюллетень, выходивший 12 лет, оказался нерентабельным и привёл к большим убыткам её основателя, после чего издание перешло в руки Соколову, хозяину одной из иваново-вознесенских типографий. Что мог найти в бюллетене обыватель? Многочисленные объявления, в том числе о концертах и спектаклях, рекламу частных предприятий, меню местных ресторанов и т.п.

П

ервая, неудачная, попытка издания газеты уходит в 80-е гг. XIX века. Тогда в нашем городе существовал кружок, в который в основном входили ученики старших классов реального училища. По инициативе члена кружка Е.М. Кретова вышли три номера рукописного журнала «Первые проблески». Чуть позднее другой участник кружка Иван Слуховский при помощи крупного кохомского фабриканта Николая Арсеньевича Ясюнинского пытался зарегистрировать газету «Русский Манчестер». До Слуховского отказ получил владелец местной типографии Александровский (напомним, что в те времена разрешение на издание газет получали в столице). В 1897 г. учитель чистописания женской гимназии Тихомиров обратился в Министерство внутренних дел страны с просьбой разрешить издание газеты «Иваново-Вознесенский вестник». Владимирский губернатор в своём письме предложил не разрешать издания, ибо «едва ли могло бы иметь какой-либо успех, судя по примеру издаваемых уже здесь инженер-технологом С. Смирновым телеграфных бюллетеней, каковое издание несомненно прекратилось бы, если бы не пользовалось поддержкой со стороны некоторых фабрикантов». Печать в нашем городе стала заметной в годы Первой русской революции 1905–1907 гг. Так, часть местной либеральной интеллигенции и буржуазии, близкая партии кадетов (конституционно-демократической партии), выпускала свою газету – 20 июня 1906 г. владимирский губернатор дал присяжному поверенному И.И. Мумрикову разрешение на издание «Иваново-Вознесенского дневника», который распространялся и за пределами Иваново-Вознесенска (например, в Шуе, Кинешме, Середе). Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


61 2 марта 1907 г. руководитель Владимирской губернии сообщал в Департамент полиции, что в «Иваново-Вознесенске издаётся газета “Ивановский листок”, правая, и “Иваново-Вознесенский вестник”, конституционно-демократическая». Основателем «Ивановского листка» в 1906 г. был Павел Иванович Зайцев, человек без какого-либо образования, но имевший звание ротного фельдшера. Газету активно поддерживали местные фабриканты монархических убеждений. Редакция располагалась на углу Павловской и Воздвиженской (или Широкой) улиц (ныне улицы Почтовая и Степанова). Тут же принимались объявления в газету. Годовая подписка стоила четыре рубля, один номер – три копейки. Возможно, Зайцев первым стал нанимать репортёров, которых гонял в поисках новостей по городу и по округе. В этой четырёхполосной газете первую и последнюю полосы занимали реклама и объявления. Ещё раньше, 23 мая 1905 г. местные большевики выпустили «Бюллетень о ходе стачки». Бюллетень выходил ещё трижды: 24, 25 и 27 мая. Они не имели внешнего оформления периодического издания, а носили характер бюллетеней-прокламаций большевистской организации. Заметим, что большевики охотно восполняли недостаток местной марксистской прессы «импортом» центральных изданий РСДРП. Так, по одной записке, взятой полицией при обыске у А.Н. Андреева (кличка «Степан»), видно, что 30 октября 1903 г. большевиками привезено 359 экземпляров разных изданий, 4 ноября – 536 экземпляров, 5 ноября – 500, 8 ноября – 650 экземпляров. При обыске и аресте Андреева в ночь на 10 ноября 1903 г. было отобрано из прессы: 142 экземпляра «Листка Северного комитета» № 1, газеты «Искра» № 9 и 10, 41 экземпляр «Искры» № 43. В сентябре 1906 г. состоялся выход первого номера местного подпольного большевистского органа «Известия Иваново-Вознесенской организации Российской социал-демократической рабочей партии», о чем 24 сентября 1906 г. сообщила либеральная газета «Владимирец»: «Размер “Известий” – лист писчей бумаги с мелким, убористым шрифтом. В тексте в некоторых местах, очевидно, за недостатком букв поставлены чёрточки. В общем же с внешней стороны номер издан вполне удовлетворительно». О выходе следующих номеров ничего неизвестно. После поражения революции происходит затишье. Новое оживление на газетном рынке началось в 1910–1911 гг. 2 ноября 1910 г. владимирским губернатором было выдано свидетельство Г.И. Метелицыну на издание еженедельной газеты «Русский Манчестер». Иваново-воз«О чём пишут?»


62 несенский полицмейстер оценивал издателя так: «По политическим взглядам принадлежит к партии народной свободы, хотя в противоправительственной агитации не уличается». В 1911 г. Василию Егоровичу Клюнину (1867–1928) было разрешено издавать еженедельный журнал «Иваново-Вознесенская жизнь», реорганизованный потом в газету с выходом три раза в неделю. Клюнин родился в мещанской семье, служил конторщиком на Нижегородской ярмарке, затем ушёл в стихописание и журналистику. До издания журнала трудился в «Ивановском листке» секретарём (с 1908 г.). Издал несколько книг, среди них «Иваново-вознесенские картинки, юмористические мелочи и стихотворения» (1903), «Повести и рассказы в стихах» (1904), «В критическом положении» (1909). Первый журнал в нашем городе появился ещё в 1908 г. (12 января). Он назывался «Иваново-Вознесенская нива». Его издателем и редактором была Надежда Михайловна Самыгина. Ещё в сентябре 1907 г. она подала прошение владимирскому губернатору Ивану Николаевичу Сазонову (он занимал этот пост с 11 августа (29 июля по ст. стилю) 1906 г. до 19 (6) мая 1914 г.). Разрешение на издание было выдано госпоже Самыгиной в декабре 1907 г., после чего она немедленно приступила к изданию журнала. Но уже в мае 1908 г. журнал перестал выходить за неимением подписчиков (к сведению – номер стоил 10 копеек, а годовая подписка – 4 рубля). 20 октября 1913 г. вышел в свет первый номер журнала «Дым», основанный Михаилом Дмитриевичем Артамоновым (1888–1958), в будущем известным ивановским поэтом. Интересен путь Артамонова в журналистику и в писательское ремесло – тут и военная служба, служба садовником у Михиных в Костроме, у Кокушкиных в Плёсе, у Каменева в Иваново-Вознесенске в местечке Рылиха, торговля газетами, вертельщик колеса в типографии Зайцева, корректор, садовник у Гарелиных, а в дальнейшем секретарь редакции «Рабочего края», корреспондент газеты «Известия ВЦИК». Что касается журнала «Дым», то вышло всего 13 или 14 номеров (последний увидел свет 19 января 1914 г.) и 2 приложения. В журнале публиковались в основном стихи рабочих поэтов, краеведческие статьи и сатира самого Артамонова. Правда, анонсируя издание, Артамонов намеревался публиковать виды Иваново-Вознесенска, устраивать конкурсы фотографий детской и женской красоты. В 1912 г. издатель «Иваново-Вознесенского листка» Зайцев получил разрешение издавать три раза в неделю по вторникам, четвергам Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


63 и воскресеньям еще и газету «Ивановская копейка». Но издание, ориентированное на малоимущих, долго не протянуло. В 1910–1911 гг. выходила один раз в три дня «Бесплатная ИвановоВознесенская газета объявлений». Её издавал отставной военный Николай Васильевич Вдовин. В газете была и такая рубрика, как «Вероятная погода». Издание наполнялось и платными объявлениями, но они не спасли газету от финансового краха. 25 августа 1909 г. Вдовин получил разрешение на издание ежедневной газеты «Иваново-Вознесенск», но по каким-то причинам в свет она не вышла. После победы Февральской революции 25 (12) марта 1917 г. стали выходить «Известия Иваново-Вознесенского революционного комитета», выражавшие интересы Временного правительства. Местный Совет рабочих депутатов, сформировавший параллельную власть в городе, вскоре обзавёлся «Известиями Совета рабочих и солдатских депутатов». Первый номер «Известий» вышел 14 (1) мая 1917 г. Активность большевиков, которых было большинство в Совете, а затем и в городской думе, поддерживалась газетами «Наша звезда» (орган Иваново-Вознесенского и Иваново-Кинешемского окружного комитетов РСДРП (б); первый номер вышел 8 сентября (26 августа) 1917 г.) и «Рабочий город» (орган большевистской гордумы; первый номер вышел 17 (4) ноября 1917 г.). После захвата власти большевики основали газету «Рабочий край», первый номер которой вышел 5 марта 1918 г. При этом все оппозиционные средства массовой информации беспощадно подавлялись. Пример тому – судьба газеты «Русский Манчестер», основанной Иваном Ивановичем Власовым (1880–1943), известным ивановским краеведом, юристом, журналистом, гласным Иваново-Вознесенской городской думы (1915–1917 гг.), управляющим Иваново-Вознесенским губернским архивом (с 1 июля 1920 г.), членом кадетской партии до революции, автором очерка «Село Иваново до 1700 г.» (1921), инициатором переноса Рижского политехнического институт из Москвы в Иваново-Вознесенск в 1918 г. Газета «Русский Манчестер» появилась осенью 1917 г. как «внепартийно-демократическая». Но по многим вопросам точка зрения публикуемых материалов расходилась со взглядами победившей власти. И тогда 20 декабря того же года городской Совет закрыл газету как «буржуазную». Решение о закрытии издания подписали председатель Совета В. Калашников и секретарь Совета Лаврентьев. В свет успели выйти только 38 номеров. «О чём пишут?»


64 Недолго выходила и газета «Иваново-Вознесенск», редактором которой в 1917 г. был Иван Алексеевич Майоров (1888–1937), уроженец Шуи, прозаик и драматург. Майоров учился на юрфаке Московского университета. В 1912–1914 гг. регулярно печатался в популярном московском юмористическом журнале «Будильник» под псевдонимом И. Миноров. В 1917 г., будучи подпоручиком и первым председателем полкового комитета 199-го полка, дислоцированного в Иваново-Вознесенске, входил во фракцию эсеров в городской управе, а в дальнейшем был выдвинут кандидатом в депутаты Всероссийского Учредительного собрания. Майоров редактировал журналы «Пересмешник» (декабрь 1917 – март 1918), «Новый быт» (1922) и «Весёлый ткач» (1924), в 1921 г. числился фельетонистом «Рабочего края». В 1925 г. перебрался в Москву. После себя он оставил комедию «Разрыв-трава» (1929), книги «В глухом углу» (1925) и «Ильин день» (1929).

РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА Реклама стара как мир. Иваново-вознесенская реклама ведет свою историю с начала XX века – почти одновременно с появлением местных газет. Ибо только они, да еще слухи, могли донести до потребителя необходимую для производителя и коммерсанта информацию.

В

первые на страницах газет реклама появилась в «Ивановском листке» (1906), основателем которого был ротный фельдшер П.И. Зайцев. В 1910–1911 гг. один раз в три дня выходила «Бесплатная Иваново-Вознесенская газета объявлений». Ее издавал отставной военный Николай Васильевич Вдовин. Но несмотря на то, что издание печатало платные объявления, его вскоре закрыли. Позднее годы в регионе в двух главных газетах «Рабочий край» и «Ленинец» печатались объявления с предложениями. Но чем больше крепчало строительство социализма, тем меньше в этих объявлениях присутствовала тематика купли-продажи. Удовлетворить потребности населения в анонсировании (рекламой это трудно назвать) чего-либо была призвана специализированная газета с символичным названием «Курьер» (первый редактор – А.П. Казаков), появившаяся в январе 1973 г. Она, по сути, и стала первым медийным проектом, пусть и при плановой экономике, ориентированным на то, что мы сейчас называем рекламой. В июне 2005 г. старейшая газета областного рекламного рынка была закрыта.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


65 В 1990 г. Верховный Совет СССР принял Закон «О печати и других средствах массовой информации», который разрешал редакциям вести самостоятельную коммерческую деятельность. Потом аналогичный закон был разработан российским парламентом. И понеслось... Реклама (этого слова уже не боялись) заполнила страницы как государственных, так и негосударственных газет. Новый этап в развитии газетной рекламы связан с появлением рекламных изданий. Пожалуй, первопроходцем здесь стала газета деловой информации «Частник», вышедшая в первый раз в декабре 1992 г. на четырех страницах в черно-белом исполнении. Потом появились «Рекламная неделя», «Российский Деловой Союз», «Новый оптовик» и др. Одновременно наметилась специализация газет, вышедших на рекламное поле, например, «Компьютер-Гид», «Автобум», «Ивановская недвижимость», «Ивановский текстиль» и др. В 1995–1998 гг. в Иванове появились пять рекламных газет. В начале 1997 г. доля общего тиража рекламных газет достигла 72% от совокупного газетного тиража по Иванову. Интенсивное развитие всех видов предпринимательства великолепно стимулировало развитие рекламного медийного рынка. В этот же период в городе появляются три бесплатных рекламных газеты суммарным тиражом свыше 100 тыс. экземпляров. Но августовский дефолт 1998 г. обрушил не только экономику, но и рекламный рынок. В 2001 г. общий тираж рекламных изданий в области составлял 53,4% от докризисного. Началась структурная перестройка медийного рынка региона. Появляются холдинги, издательские дома, на местный рынок приходят филиалы популярных московских изданий, отдельные издания начинают политику межрегионального охвата, прежде всего за счет соседних областей. Кроме того, реклама пришла в Интернет, а Интернет пришел в Ивановскую область. Еще одна важная особенность – появление рекламных агентств, занятых не только продвижением, но и изготовлением рекламы. Сейчас в Иванове свыше четырех десятков фирм, оказывающих рекламные услуги. Ведь первоначально реклама делалась почти по-кустарному (как, например, в «Ленинце»), т.к. компьютеров и прочей нужной техники, как, в общем-то, и специалистов, еще не было. В том, что такие специалисты нужны, осознали в Ивановском государственном университете, открыв по инициативе профессора, доктора филологических наук С.Л. Страшнова специализацию «реклама». Рекламная пауза


66 2006–2008 гг. ознаменовались еще одной тенденцией – бурным количественным ростом журналов. Журналы появлялись и раньше, но были диковинкой, дорогой и обычно «не долгоиграющей» игрушкой. Сейчас же ивановские журналы (а их количество приближается к полутора десяткам) – это целая «глянцевая экономика», в основе которой лежит реклама и еще раз реклама. В настоящее время реклама есть везде и всюду, независимо от характера издания (это может быть не только журнал, газета, но и бюллетень, проспект, многотиражка и т.д.). Из рекламных изданий следует назвать такие газеты, так сказать, общей, «всеядной» рекламы, как «ГИПЕРмаркет», «Частник», «Из рук в руки» и др., а также специализированной рекламы, как «Работа сегодня», «Стройка», «Компьютерра. Иваново», «Ивановская мануфактура» (текстильное приложение к газете «Частник») и др. Поэтому к рекламе уже привыкли. Ее ругают, проклинают, но все же читают, слушают и смотрят... Но еще существует телевизионная реклама и реклама на радио. В настоящее время все радиостанции живут за счет рекламы. Она – основной источник их финансового благополучия. Можно поспорить о ее качестве, насколько она креативна или успешна, но то, что ее слышат (особенно автомобилисты), это без всякого сомнения. Свою историю телереклама начинает с появления местного телевидения в регионе. Первая передача канала «Иваново ТВ» вышла в эфир в мае 1990 г. В дальнейшем в Ивановской государственной телерадиокомпании (ИГТРК) изготовлением рекламы занимались структуры, которыми руководили ныне покойный Риян Ямбиков и Александр Мариничев (студия «ДИАРТ»). В первую очередь, это была политическая реклама. А уже потом на ивановский телерынок пришла и реклама прочего свойства. В последние годы улицы городов, поселков и других населенных пунктов украшают рекламные тумбы, стенды, вывески и т.п. В администрации города Иванова даже появилась целая структура, которая занимается наружным оформлением, – управление по делам наружной рекламы, информации и оформления города. Как видим, рекламная индустрия в Иванове и за его пределами (особенно в Кинешме, Шуе, Вичуге, Тейкове) продолжает успешно развиваться во всех направлениях.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


67

«ЛИБО БУДЕТ, ЛИБО НЕТ!» В нашей стране постоянно проходят выборы. А, как известно, во всех подобных мероприятиях интереснее всего угадать победителя. Все-таки это – не Олимпиада, где и призеры могут чувствовать себя героями. Тут же разыгрывается только одно первое место, остальные места не в счет.

В

газете «Старый Владимирец» от 20 января 1911 г. опубликованы ироничные строчки некоего Фомы Дормидонтова под названием «Либо будет, либо нет!», посвященные терзаниям его лирического героя по поводу исхода грядущих выборов: Есть в Иванове старуха – Всех старух она умней, – Говорят, что дар отменный Прорицания у ней. Скоро выборы настанут, И к старухе на поклон Я отправился проверить, Какой примут они тон. «За тузами-ли победа Будет?.. Дай ты мне ответ!» И промолвила старуха: «Либо будет, либо нет!»

Так что еще в стародавние времена народ интенсивно переживал за итоги демократических процедур, что уж говорить про современный накал андреналина в организмах кандидатов на различные посты и их соратников… К старухам, кажется, никто уже не бегает, но их роль охотно исполняют всевозможные аналитики и эксперты, не догадываясь, что все, о чем они рассуждают, «либо будет, либо нет»…

«Либо будет, либо нет!»


68

КУВАЕВСКОЕ КУВАЕВСК ОЕ НАСЛЕДИЕ На берегу реки Талки расположен парк культуры и отдыха имени Революции 1905 года. Его площадь составляет около 300 га. Парк расположен недалеко от места исторических событий 1905 года и деятельности Иваново-Вознесенского общегородского Совета рабочих депутатов.

П

арк представляет собой естественный лесной массив со смешанными древесными насаждениями. Со временем территория парка разделилась на две части – активная, которая примыкает к берегам Талки, обычно оживленная в дни массовых гуляний, и менее посещаемая – со светлыми полянками и лучше сохранившейся растительностью. По решению Ивановского горисполкома в 1948 г. в пойме реки Талки методом народной стройки было создано водохранилище для спортивных целей, вмещающее до 900 тыс. кубометров воды. На берегу водохранилища есть пляж. В парке находится ботанический сад Ивановского государственного университета, где собрана коллекция растений Сибири, Дальнего Востока, Средней и Малой Азии, Северного Кавказа и Северной Америки (сейчас дендрарий находится под наблюдением преподавателей и сотрудников биологического факультета ИвГУ). От входа в парк до реки Талки проложена прекрасная асфальтированная аллея, по бокам которой стоят высокие сосны, ели и берёзы. В центре парка когда-то находилось помещение с залом для демонстрации кинофильмов и чтения лекций. В парке ещё сохранились отдельные аттракционы, а раньше здесь были детский сектор и танцевальная площадка. И хотя места, где сейчас раскинулся парк имени Революции 1905 года, переименованы, многие помнят старое его название – Куваевский лес. Этот топоним встречается и на дореволюционных картах Иваново-Вознесенска. В городе есть ещё один объект, когда-то носивший название «Куваевский» – это нынешняя 2-я городская больница, бывшая Куваевская, на улице Ермака, 52/2. Идея создания и строительство городской больницы принадлежала семье фабриканта Н.Г. Бурылина в память родителей его жены Н.Х. Бурылиной, урожденной Куваевой. Строительство осуществлялось на средства, пожертвованные для этой цели Н.Г. и Н.Х. Бурылиными. Полное наименование этого лечебного заведения – больница имени Харлампия Ивановича и Екатерины Осиповны Куваевых.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


69 …Представители рода Куваевых владели ситценабивной мануфактурой. Ее основатель, Яков Ефимович Куваев (1756–1833), имел небольшую фабрику с ручной выработкой ситцев. Дело продолжили сын Иван Яковлевич и внук Харлампий Иванович Куваевы. Они многое сделали для расширения дела и улучшения производства. Некоторое время после его смерти фабрикой управляла его жена Екатерина Осиповна, а затем ее дочь Надежда Харлампиевна Бурылина, урожденная Куваева. С 1872 г. решением всех фабричных вопросов занимался её муж Николай Геннадьевич Бурылин. Вопросы здоровья были небезразличны Надежде Харлампиевне. Дело в том, что в детстве она заболела туберкулёзом. А в XIX веке эта болезнь ни щадила ни богатого, ни бедного. Сведущие люди подсказали её отцу, что воздух в одном из лесных массивов в окрестностях села Иванова имеет целебные свойства. Отчаявшийся Харлампий Иванович Куваев скупил весь лес (позднее получивший название Куваевский) и выстроил для любимой дочери дачу, где она жила почти безвыездно. И случилось чудо – Надежда Куваева выздоровела, после вышла замуж за Н.Г. Бурылина, брата выдающегося иваново-вознесенского собирателя, основателя музея, коллекционера и посмертно удостоенного звания «Почётный гражданин города Иванова». Больница имени Харлампия Ивановича и Екатерины Осиповны Куваевых – красивый архитектурный комплекс, отличающийся благородным стилем, добротностью и продуманной до мелочей функциональностью. Так, первоначально этот комплекс включал: главное двухэтажное из красного кирпича здание больницы, амбулатории и аптеки, двухэтажный кирпичный дом для врачей, отдельные служебные помещения, больничную церковь, парк, огород. Завершающим элементом этого ансамбля была красивая чугунная ограда. Все это было построено на личные средства Н.Г. и Н.Х. Бурылиных, и даже участок земли для строительства был также передан в дар городу из собственности этой семьи. Имеющиеся исторические документы подтверждают не только факт внесенных средств, но нечто большее – это живое и активное участие со стороны Николая Геннадьевича, всей душой болевшего за задуманное дело. Николай Геннадьевич Бурылин – старший сын фабриканта Геннадия Диодоровича Бурылина, супруг Надежды Харлампиевны, урожденной Куваевой. В 1887 г. он вместе с женой учредил паевое Товарищество Куваевской ситценабивной мануфактуры. Николай Геннадьевич много сделал для того, чтобы улучшить производство фабрики, поднять качество товаров, пригласил на фабрику лучших специалистов, которые Куваевское наследие


70 помогли ее переоборудовать, повысить качество продукции. Ткани Куваевской мануфактуры были высоко оценены на Нижегородской выставке в 1896 г. правом помещать на них Государственный герб. Сохранившийся архив по делу строительства новой городской больницы в Иваново-Вознесенске охватывает период со 2 августа 1907 по 11 мая 1910 гг. Здесь сохранились прямые свидетельства того, как много сил было положено для реализации задуманного со стороны инициаторов этого дела и всех заинтересованных лиц. Николай Геннадьевич характеризуется как волевой, просвещенный человек, которому близки традиции предков. Он строил так, чтобы детям, внукам и правнукам дело его приносило радость, а обществу – помощь. Строительству предшествовала большая подготовительная работа, которую выполняла специально созданная комиссия при городской думе. Среди первоочередных мероприятий были: выяснение у общественности и специалистов вопроса о необходимости строительства новой больницы, обсуждение и принятие проекта, его реализация, обеспечение оборудованием, экономические вопросы содержания. 2 августа 1907 г. в Иваново-Вознесенскую городскую думу поступило заявление от «иваново-вознесенского купца Н.Г. Бурылина и купеческой жены Н.Х. Бурылиной», в котором говорилось следующее: «Признавая оказываемую в настоящее время бедному населению города врачебную помощь недостаточной и желая содействовать в этом городскому управлению, имеем честь заявить городской думе о желании нашем пожертвовать в память Харлампия Ивановича и Екатерины Осиповны Куваевых сто тысяч рублей для строительства новой городской больницы в г. Иванове-Вознесенске. В случае согласия городской думы на принятие этого пожертвования нами будет внесено в городскую управу 50 тысяч рублей немедленно, а по утверждению … проекта на постройку больницы и остальные 50 тысяч рублей в течение месяца…» В этом же обращении высказывалась просьба о создании специальной комиссии для согласования проекта и наблюдения за ходом его выполнения. Городская дума приняла предложение Бурылиных и отправила в их адрес именные благодарственные письма, где подчеркивалась значимость предложенной инициативы «в разрешении давно назревшего вопроса». Следует обратить внимание на то, что Надежда Харлампиевна еще и обязалась передать городу для новой больницы принадлежавший ей участок земли на улице Всесвятской (ныне ул. Ермака). Специальным определением городской думы от 16 августа 1907 г. было Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


71 принято постановление о том, чтобы разработку и утверждение проекта, наблюдение за строительством больницы возложить на комиссию, которую возглавил сам городской голова – Н.Г. Беген. В ее состав были включены гласные думы, потомственные почетные граждане города, представители медицинского общества. Собиралась информация о работе аналогичных лечебных заведений во Владимире, Ярославле, Нижнем Новгороде, Шуе. Были разосланы соответствующие письма, а полученные материалы анализировались применительно к местным возможностям. Комиссия начала работу 10 сентября 1907 г. Главным вопросом стало обсуждение проекта, который должен был соответствовать выделенным денежным средствам. На этом заседании Николай Геннадьевич представил подготовленные им два возможных варианта строительства, которые отличались лишь тем, что один из них был более капитальным. Для окончательного решения материалы направили для обсуждения в городское медицинское общество. В последующем Николай Геннадьевич, учитывая высказанные замечания, представил и третий вариант. В целом последний вариант был поддержан комиссией, но Н.Г. Бурылин предложил не спешить и рассмотреть проект городского архитектора, который в марте 1908 г. был принят к исполнению как окончательный. Строительство поручили московской фирме – Торговый Дом «Бр. Млынарские», что отражено в соответствующем юридическом документе. В свидетельстве по подряду подчеркивалось: «Работы должны быть вполне доброкачественными. Строительный материал администрация обязана приобретать самого лучшего качества. Забракованный строительный материал до распоряжения комиссии должен лежать нетронутым, и если эти требования не будут исполняться, то договор сей может быть нарушен и передан другому лицу». Строительство больницы началось весной 1908 г. За выполненную работу Торговому Дому «Бр. Млынарские» было выплачено 155 тыс. рублей. Интересен подход комиссии к приобретению оборудования. В письме к другому московскому партнеру подчеркивалось следующее: «... по возможности в непродолжительное время составьте и пришлите … проект и смету вентиляционных и отопительных работ по наиболее совершенной системе, причем стоимость и вес котлов, а равно и всех принадлежностей … покажите отдельно. Все приборы должны быть прочной и солидной (но не роскошной) конструкции, соответствующими больничному помещению». Куваевское наследие


72 Сохранившиеся документы показывают заинтересованность городской власти, общественности и частных лиц в успешном завершении строительства. Контроль, отчетность, согласованность действий наглядно демонстрировали это. Регулярное обсуждение хозяйственных, организационных, финансовых вопросов помогало успешному ходу строительства, быстрому разрешению неизбежных проблем. Подводя итоги работы, на заседании городской думы Н.Г. Бурылин сообщил, что общая стоимость всех работ составила 275 тыс. рублей (1 января 1910 г.). Однако и этой суммы не хватило, необходимы были средства на приобретение медицинского оборудования, мебели, белья и прочего. Поэтому недостающую сумму в размере 25 тыс. рублей «он принимает на свой счет», а общая сумма пожертвования составила уже 300 тыс. рублей. Учитывая, что строительство больницы будет завершено к 1 марта 1910 г., Н.Г. Бурылин предложил городской думе проект Устава деятельности новой больницы, подчеркнув, что в случае его принятия будет пожертвовано Иваново-Вознесенскому городскому обществу 300 тыс. рублей, а ежегодные проценты пойдут на содержание больницы. В проекте Устава говорилось, что названный капитал является только собственностью Иваново-Вознесенска и «должен ... на вечное время быть неприкосновенным и храниться в Государственном банке или государственном казначействе», а «проценты с этого капитала в размере 12 тысяч рублей в год должны употребляться исключительно и всегда на содержании городской больницы». Николай Геннадьевич отмечал, что содержание больницы на 66 коек потребует ежегодного содержания в 25–27 тыс. рублей, а первоначально еще больше. Поэтому в год ее открытия он в дополнение к процентам с капитала выделил еще 15 тыс. рублей. Бурылин считал, что это необходимо сделать для улучшения положения по оказанию медицинской помощи бедному населению. Проект Устава был заслушан городской думой и утвержден владимирским губернатором 12 марта 1910 г. Вопросы организации работы, задачи, руководство лечебным делом были представлены следующим образом: больница имеет своим главным назначением безвозмездное лечение больных всякого звания и возраста... жителей Иваново-Вознесенска и его предместий; создаются особые отделения для мужчин, женщин и детей; имеется амбулатория со всеми приспособлениями для бесплатного пользования приходящими больными всякого звания; для лиц, находящихся на излечении, и для амбулаторных больных необходимые лекарства приобретаются в больничной аптеке без права вольной перепродажи; погребение умерИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


73 ших больных производится за счет больницы за исключением случаев, когда родственники пожелают хоронить их на свои средства. В Уставе четко отражено значение Совета, созданного при больнице. Предполагалось, что в его состав войдут городской голова, почетные попечители, главный врач. Николай Геннадьевич и Надежда Харлампиевна получали пожизненные звания почетных попечителей. В их обязанности входила забота о благополучии больницы, участие в решении важных вопросов ее деятельности. В одном из разделов Устава было записано, что больница носит имя Харлампия Ивановича и Екатерины Осиповны Куваевых. Ежегодно отмечаются панихидой дни их кончины – 26 ноября и 16 января соответственно. Были внесены уточнения и в вопросы финансирования: так, содержание на проценты с капитала, пожертвованного семьей Бурылиных, должно быть дополнено средствами городской думы Иваново-Вознесенска, а также средствами, полученными за содержание и лечение платных больных, возможными пожертвованиями различных лиц. За Советом закреплялось право выделять отдельную палату или отдельные койки в общем помещении для состоятельных больных за определенную плату. 24 февраля 1910 г. был подписан акт приемки строительных работ. Комиссия отметила: постройки произведены правильно, прочно, из хороших материалов. Необходимые требования в основном соблюдены. Наблюдение за строительством осуществлял городской архитектор Напалков. 5 апреля 1910 г. завершили работы по благоустройству и внутреннему оборудованию больницы. Жители города узнали об открытии новой больницы из следующего объявления: «Совет Иваново-Вознесенской городской больницы имеет сим довести до всеобщего сведения, что прием больных по внутренним болезням как в амбулатории, так и в больнице будет производиться со вторника (6-го сего года апреля) с 11 часов до 3 часов дня. Прием же хирургических больных и по женским болезням будет производиться со вторника 4 мая с 9–11 часов утра. Подписи: члены совета больницы, главный врач, доктор медицины И.В. Мурашев». Информация о деятельности этого лечебного учреждения регулярно печаталась в специальных ежегодных изданиях. Так, «Отчет по Иваново-Вознесенской Городской больнице имени Х.И. и Е.О. Куваевых за 1912-й год» включал общую статистику и состояние лечебного дела, данные по уходу за больными, состоянию гигиены и быта, деятельности амбулатории и аптеки, приход и расход кассы больницы за отчетный год. Следует отметить, что в течение 1912 г. в стационаре Куваевское наследие


74 проходили лечение 1514 человек, в амбулатории было принято (с учетом повторного обращения) 35 661 человек. Больничная касса располагала суммой в 58 282 рубля. Зная историю создания и деятельности куваевской больницы, нашему современнику уже проще понять мотивы благотворительности ивановских фабрикантов, а именно христианское милосердие, любовь к ближним, почитание детьми своих родителей.

ЭХ, ПРОКАЧУ!.. Долгое время ивановцы, а потом и иваново-вознесенцы, просыпались от стука копыт или шуршания спешащих по городу пролёток. В начале XX столетия в нашем городе было около сотни извозчиков, и поэтому среди простого люда должность извозчика была престижной, а заработок стабильным: проезд от железнодорожного вокзала до Георгиевской площади (ныне пл. Революции) обходился в 10–30 копеек (в то время буханка хлеба стоила 5 копеек).

К

онечно, кто-то ходил пешком, а кому-то по карману был и велосипед. Русских велосипедов тогда в производстве не было, зато импортные были в изобилии («Энфильд», «Кайзер», «Дукс»). В августе 1908 г. в Иваново-Вознесенске возникло «товарищество на вере» по организации автомобильного пассажирского движения. Оно намеревалось купить или взять в аренду автомобили для грузовых и пассажирских перевозок по городу и его окрестностям. Городские власти поддержали начинание. И для этих целей планировалось приобрести несколько автобусов на 30 мест. Опыта у новых предпринимателей в транспортном деле не было, поскольку монополия в области общественных перевозок принадлежала извозчикам. Товарищество получило поддержку со стороны городских властей, и в сентябре 1908 г. в Иваново-Вознесенске открылось автомобильно-омнибусное движение.

Омнибус (от лат. omnibus – для всех) – многоместная конная карета (а со второй половины XIX века и автомобильная), совершавшая регулярные рейсы в городах и между ними. Появилась в Париже в 1662 г. Автобус – авто (мобиль) и (омни) бус – многоместный автомобиль (9–170 пассажиров) с кузовом главным образом вагонного типа. Маршруты шли от вокзала до городской управы. Авто преодолевало его за треть часа. Возле Вознесенской церкви была двухминутная Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


75 остановка. Движение начиналось ежедневно в 6.00, а заканчивалось в 23.00 (или 24.00). Проезд за одну станцию стоил 5 копеек, а по всей линии – 10 копеек. Для учащихся, как и сейчас, продавались льготные билеты на сезон. Мощность каждого автомобиля-омнибуса, напоминавшего по внешнему виду современный трамвайный вагон, составляла 20–30 лошадиных сил, а вместимость – 20 пассажиров. Появление мощного конкурента вызвало недовольство у извозчиков. Вслед омнибусам неслись нескончаемые угрозы. Автомобиль, как минимум, в три раза удешевлял проезд по городу. Извозчики стали жаловаться в городскую управу. Они подали прошение, в котором предлагали запретить по городу автомобильное движение, мотивируя тем, что лошади пугались нового вида транспорта. Действительно, данная проблема существовала, но она касалась и безопасности пешеходов. В декабре 1908 г. Иваново-Вознесенская городская дума приняла «Обязательное постановление о мерах безопасности и порядке движения по улицам г. Иваново-Вознесенска». Скорость движения автотранспорта ограничивалась до 15 вёрст в час. При своём приближении автомобиль обязан был предупредить громким гудком, а в сумерки – зажигать фонарь. В случае испуга лошади автомобиль должен был притормозить. Колёса автомобиля должны были быть закрыты крыльями, чтобы не допустить разбрасывания грязи вокруг. Пассажирам запрещалось разговаривать с шофером. Заметим, что 12 июня 1925 г. Иваново-Вознесенский губисполком издал новые правила дорожного движения, согласно которым лошади, велосипедисты и автомобили не должны были разгоняться быстрее 15 вёрст, а грузовики не должны были превышать скорость 10 вёрст в час. Каждый год в кассу управы собирались деньги. Например, в 1918 г. сбор был следующим: – с лошадей – по 24 рубля с каждой; – с экипажей колёсных рессорных – 60 руб.; – с экипажей не рессорных и полурессорных – 40 руб.; – с карет, колясок и фаэтонов, требующих более одной лошади, – 60 руб.; – с экипажей смешанных – 60 руб.; – с городских саней – 30 руб.; – со смешанных саней – 60 руб.; – с собак – по 10 руб. Автомобиль ещё не скоро вытеснил с улиц Иваново-Вознесенска и губернии четвероногую живность в качестве транспортного средства. Эх, прокачу!..


76 В 1921 г. губтранс зафиксировал всего 7 легковых и 11 грузовых машин. Но зато каких! Среди легковых были «студебеккер», «берлио», «фиат», «форд», «лорелей»., грузовых – «бенц», «уайт», «джеффери», «остин», «гарфорд», «станлей». До революции развитию автомобильного бизнеса мешало плохое состояние дорог, не выдерживали рессоры. Суточная выручка от работы автобуса составляла 125 рублей. Автомобильное движение в городе то прекращалось, то возобновлялось. Менялись и маршруты. Временное движение организовывалось ежегодно в сентябре-октябре от Торговой до Ярмарочной площади. Автомобильное товарищество брало обязательство за свой счет производить ремонт мостовых по пути следования и в зимнее время организовывать их расчистку. А иваново-вознесенские извозчики, утратив монополию, снизили расценки в три, а то и в четыре раза, и каждый раз добрым словом вспоминали безвозвратно ушедшие «золотые деньки».

ПОЧТА НА МЕСТЕ ХРАМА До 1844 г. почты на селе Иванове не было совсем. Все почтовые операции осуществлялись через почтовое отделение уездного города Шуя. Конечно, это создавало немалые неудобства.

31

декабря 1844 г. шуйскому приставу Парфёнову было подано письмо от проживавших в Иванове купцов и фабрикантов за подписью 35 лиц. В нём, в частности, объяснялось, что «производя большую корреспонденцию с Москвою и многими городами Империи и встречая беспрерывные затруднения в отправке и получении писем, денег, документов и прочих посылок через Шуйскую почтовую контору, отстоящую отсюда в 30 верстах, мы согласно желаем учреждения в селе Иванове Почтового отделения с принятием издержек на первоначальное обзаведение, и квартиру с мебелью, не обременяя этим крестьян Его Сиятельства (графа Дмитрия Николаевича Шереметева. – А.С.). Что же касается до содержания здесь пары или тройки лошадей, с ямщиком, повозкой и сбруею для возки почты в Шую и обратно, то мы не отречёмся беспрекословно принять на себя и эту издержку в виде опыта на один год, если Начальство сочтёт эту меру необходимою».

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


77 Большую помощь в организации почты на селе оказал последний владелец Иванова граф Дмитрий Николаевич Шереметев. Он «пробил» этот почин своих земляков. По тем временам дело устроилось с космическою скоростью, ибо уже 30 (18) мая 1845 г. в селе Иванове было открыто почтовое отделение, разместившееся «в доме бывшего крестьянина Его Сиятельства Петра Афанасьевича Зубкова». В 1877 г. почтовое отделение стало городским. В том же году по количеству всех отправлений (письма, бандероли и т.д.) Иваново-Вознесенская почта (их насчитывалось 1290) во много раз превосходила почту Шуи (106), Коврова (92), Александрова (19). …На месте современного почтамта стояла Новая Казанская часовня, взорванная в мае 1927 г. Здание почтамта было выстроено уже к началу 1930-х гг. по проекту московского архитектора Г. ГуревичаГурвича и выглядело несколько иначе. Современный вид главпочтамт приобрёл лишь в 1950-е гг., когда конструктивистскую стилистку сменили на имперский классицизм той эпохи.

«С ЛЕГКИМ ПАРОМ!» «Каждый год мы с друзьями 31 декабря ходим в баню...» Именно с этой традиции начались невероятные приключения героя Андрея Мягкова в комедии Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!». Матушка, помнится, сказала ему: «Шел бы ты в баню!» Ваш покорный слуга также не избежал искушения в последний день уходящего года вместе со старыми друзьями отведать банных утех.

«И

какой же русский не любит бани!» – можем мы воскликнуть, слегка перефразировав известное изречение Н.В. Гоголя. Русская литература не обошла своим вниманием и баню. На память приходят имена А.С. Пушкина (в «Путешествии в Арзрум» он описал знаменитые тифлисские бани), В. Гиляровского, М. Зощенко, В. Маяковского, Б. Васильева, В. Шукшина, В. Высоцкого, Василия Белова... Отечественный кинематограф тоже не избежал банной темы – «А зори здесь тихие», «Неуловимые мстители», «Калина красная», «Гардемарины, вперёд!», «Ты – мне, я – тебе!», «Особенности национальной охоты»... Даже в зарубежном синематографе припоминается смешная сцена в турецкой бане в фильме «Большая прогулка» с участием известного комика Луи де Фюнеса. Почта на месте храма


78 В старину бане придавалось большое значение. У восточных славян был даже специальный дух бани – банник (или баенник). Его обычно представляют в виде крохотного, сильного старичка с длинной, покрытой плесенью бородой. Его злой воле приписывают обмороки и несчастные случаи, происходящие в бане. Любимое развлечение банника – шпарить моющихся кипятком, раскаливать камни в печи-каменке и «стрелять» ими в людей. Например, банный дух может затащить за горячую печку, содрать клок кожи с живого. Поэтому многие стремились с ним поладить – оставляли свежий веник, хороший пар, лоханку чистой воды для ополаскивания. Не любит банник, когда люди в бане подгоняют друг друга, он сразу начинает выходить из себя. Ну, а коль не повезло и пришлось попасть под горячую руку хозяину бани, то знатоки советуют выбежать из бани прочь и начинать звать домового или овинника: «Батюшка! Выручи!» Овинник и домовой прибегут на помощь и сцепятся с банником в рукопашной, защищая хозяина. Говорят, домовой во время битвы советует хозяину: «Сними крестик-то да крестиком его и хлещи...». И, конечно, нельзя было совершать четвертую помывку в бане – когда люди уходили, банник созывал к себе для омовения всю нечистую силу. Человека, нечаянно угодившего на эту банную «пересменку», нечисть запаривала до смерти. О том, что представляла собой баня до революции, можно судить по одноименному очерку В.М. Гиляровского: «Единственное место, которого ни один москвич не миновал, – это бани. И мастеровой человек, и вельможа, и бедный, и богатый не могли жить без торговых бань. В восьмидесятых годах прошлого века всемогущий “хозяин столицы” – военный генерал-губернатор В.А. Долгоруков (он фигурирует под фамилией Долгорукий в романе Б. Акунина «Статский советник», а в фильме его сыграл О.П. Табаков. – А.С.) ездил в Сандуновские бани, где в шикарном номере семейного отделения ему подавались серебряные тазы и шайки. А ведь в его дворце имелись мраморные ванны, которые в то время были еще редкостью в Москве. Да и не сразу привыкли к ним москвичи, любившие по наследственности и веничком попариться, и отдохнуть в раздевальной, и в своей компании «язык почесать». Каждое сословие имело свои излюбленные бани. Богатые и вообще люди со средствами шли в «дворянское» отделение. Рабочие и беднота – в «простонародное» за пятак. Вода, жар и пар одинаковые, только обстановка иная. Бани как бани! Мочалка – тринадцать, мыло по одной копейке». Любили попариться в баньке и поэт-партизан, генерал, герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов и уже упоминавшийся Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


79 А. Пушкин. Причем Александр Сергеевич между посещением парной любил лакомиться брусничной водой и араком. Ивановские жители, естественно, бани тоже не чурались. В мемуарах депутата IV Государственной думы, бывшего председателя Иваново-Вознесенского городского Совета Федора Никитича Самойлова встречается описание баньки: «Однажды моя мать в летний солнечный день топила за маленькой речкой баню. Я гулял на улице и прибежал к матери. В предбаннике стояли несколько глиняных корчаг с водой, приготовленных для нагревания. Я взял палку и начал ею помешивать в одной из корчаг воду, сильно постукивая в дно посудины. Мать говорила мне, что я разобью корчагу и просила бросить это “занятье”. Я не слушал и продолжал забавляться. Вдруг дно у посуды лопнуло и вода вылилась. Мать рассердилась, хотела мня наказать. Но я пустился бежать вдоль берега речки и бежал так быстро, что мать не могла меня догнать». Ивановский прозаик-бытописатель Иван Андрианович Волков вспоминал: «В субботний день я любил вместе с матерью топить нашу домашнюю баню. Это было крохотное однооконное бревенчатое строение, окруженное зарослями малины и вишняка. Устройство бани было весьма примитивно. Возле небольшой кирпичной печи стоял на низких козлах деревянный чан, прикрытый плотной крышкой. В печи на огне накаливали камни и затем бросали их в чан. Таким образом приготовляли горячую воду. Когда приходили в баню мыться, или, как было принято выражаться, “париться”, для мытья прежде всего “поддавали пару”, – плескали на “каменку” холодной водой. Баня наполнялась густым паром, от которого жгло кожу и захватывало дыхание. Дед Диомид приходил в баню с березовым веником и кувшином хлебного кваса, настоянного на мяте. Сполоснувшись горячей водой, он лез на полок, захватывал с собой две шайки – одну с холодной, другую с горячей водой. На полке он ложился на спину и клал под голову веник. Затем приказывал Алексею (брату И.А. Волкова. – А.С.), которого обычно брал с собой в баню: – Поддай пару! Да не забудь, с кваском... Брат наливает в шайку воды, добавляет квасу и начинает плескать на “каменку”. В бане становится так нестерпимо и душно, что я ложусь на пол. Сквозь молочную пленку пара слабо различаю, что Алексей тоже присел на корточки. Затем я слышу, как дед начинает яростно хлестать себя веником. Наконец, дед спускается с полка. Тело его багрово-красное, как свекла, и все облеплено распаренными листьями с березового веника. «С легким паром!»


80 – Хорошо! Благодатно! – бурчит дед и обильно поливает себя то горячей, то холодной водой». В словаре В.И. Даля есть пословица, очень характерная для многих бань: «Торговые бани других чисто моют, а сами в грязи тонут!» 6 июня (24 мая по ст. стилю) 1912 г. городской санитарный врач Полыковский докладывал городской управе: «Поддержание чистоты тела – весьма важная гигиеническая необходимость. Кожных болезней, особенно паразитарного происхождения, можно избежать, если держать свое тело в должной чистоте. По климатическим причинам таким местом для омовений издавна служила в России баня. Эта же баня служит местом и для лечебных целей от так называемых “простудных заболеваний”. Единственные торговые бани, имеющиеся в г. Иваново-Вознесенске, далеко не удовлетворяют своими нуждами быстро растущего города. Нужно видеть тесноту, в которой моются клиенты бани, чтобы понять неудовлетворительность этой бани. Простая брезгливость заставляет многих отказаться от посещения этой бани, несмотря на крайнюю необходимость. Кроме того, есть прямая опасность от слишком близкого соприкосновения разгоряченных человеческих тел, так как в бане могут оказаться больные, а обмывать должным образом скамью невозможно вследствие тесноты, из опасения обжечь соседа. Построенные очень давно бани Козлова, правда, расширялись, но рост их далеко не отвечает требованиям роста населения. Пропуская в банные дни по несколько тысяч человек, эти бани далеко не удовлетворяют требованиям разумной санитарии. Владелец бань неоднократно привлекался к суду за недостаточное аккуратное содержание бань, но прочного улучшения невозможно добиться вследствие самого плана и ветхости построек. В видах общественного здравоохранения, я полагаю, будет единственный целесообразный выход, если городское управление само выстроит торговые бани, отвечающие требованиям гигиены и санитарной техники. ...Опыт должен показать, что бани в одном пункте города недостаточно, а нужно построить бани в двух или нескольких местах города...». Козловские бани стояли на Песках (ныне район пл. Пушкина). Назывались они «торговыми», потому что их целью было коммерческое, т.е. торговое, назначение, своеобразная продажа, торговля банными услугами. Кроме бань Козлова, в городе были известны бани Рябенкова и Нечаевская баня, которая принадлежала брату революционера Сергея Нечаева – Николаю Геннадьевичу Нечаеву. Она располагалась под горкой в местечке «Балашовка» по современной улице Куконковых. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


81 Дело с банями сдвинулось в лучшую сторону в 1920-е гг. 3 ноября 1927 г. в бывшем Вознесенском посаде в Посадском переулке рядом с бывшей Посадской улицей (ныне ул. Жиделева), шедшей из иванововознесенского Зарядья, по проекту архитектора Павла Алексеевича Трубникова (по его проекту были построены Музей имени Бурылина, 1-я горбольница (созданная на средства купца Ивана Васильевича Небурчилова), детский сад фабрики имени Дзержинского (в нем сейчас размещен исторический факультет Ивановского госуниверситета)) была построена баня. Она открылась 3 ноября 1927 г. Сначала она называлась Старопосадской, а уже потом – Посадской. Горожане любили посещать ее – она была с просторной парилкой и с просторным помывочным отделением. В бане было два входа – один для женщин, другой – для мужчин. Во время помывки взрослые могли выпить пива, а для детей стояли автоматы с газировкой, тут же продавались коржики. Стакан газированной воды стоил 5 копеек, а коржик – 8 копеек. Изначально кассы, в которых билеты в баню продавали по 15 копеек, находились на улице. Иногда очереди выстраивались чуть ли не до улицы Жиделева (до дома, в котором располагался тогда автокомбинат, ныне в нём

Банно-прачечный комбинат в посаде (Посадская баня) «С легким паром!»


82 находится ЖРЭУ № 2), особенно по пятницам. По винтовой лестнице бани можно было подняться на второй этаж – там было женское отделение, потом его перенесли на первый этаж, а вместо него открыли парикмахерскую. Напротив бани была установлена пивная. Рядом с баней за углом расположился 5-й корпус Ивановского университета. В нем обучались студенты исторического, экономического и юридического факультетов, да еще разместилась партшкола. И студенты, и слушатели не обходили стороной заведения с пенным напитком. Кроме того, в здании находилась прачечная. В 2003 г. баню приватизировали и закрыли. Вместе с ее закрытием навсегда в прошлое ушла весьма колоритная история этого заведения. В последние годы в городе открылось много саун и других заведений подобного типа. А вот количество бань, к сожалению, уменьшилось. В современном Иванове их осталось не так уж и много. Будем надеяться, что эти бани не закроют...

«ОТКРОЙТЕ, ПОЛИЦИЯ!» Слово «полиция» от древнегреческого «полис» – государство, город или город-государство. Полиция понимается как система государственных органов по охране общественного порядка. В России полиция появилась при царе Петре I в 1718 г., тогда была учреждена Главная полиция Санкт-Петербурга и назначен генерал-полицмейстер.

П

ри императоре Александре II в 1862 г. полиция подверглась реформированию: в городах создавались городские полицейские управления, руководителем полиции города назначался полицмейстер, которому подчинялись участковые и городские приставы, полицейские (или околоточные) надзиратели и городовые. В положении «Об обращении села Иванова и Вознесенского посада, Владимирской губернии, в безуездный город, с наименованием оного “Иваново-Вознесенск”», утвержденного императором Александром II, говорилось следующее: «Государь Император, по положению Комитета Министров, 21 июля 1871 года, Высочайше соизволил: – Село Иваново и Вознесенский посад, Владимирской губернии, переименовать в безуездный город, с наименованием оного “ИвановоВознесенск”, с перечислением проживающих там крестьян, по их желанию, в городские сословия, на общем основании.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


83 – Предоставить Министру Внутренних Дел: 1) ныне же ввести в этом городе Высочайше утвержденное, 16 июня 1870 года, Городовое Положение; – и 2) неотлагательно озаботиться устройством в городе оном городского полицейского управления применительно к существующим на сей предмет правилам». Полицейское управление располагалось на улице Кокуй (ныне ул. 10 Августа). В 1902 г. в штате полиции числилось 59 человек, в 1910 г. – 92, из них 25 несли караульную службу в одном из самых криминальных районов города – в местечке Ямы. Число преступлений росло с каждым годом, а потому работы полицейским хватало. Так, в 1912 г. было зафиксировано 253 преступления, в 1913 г. – 380, в 1914 г. – 575. В основном это были мелкие кражи, мошенничества. Тяжких преступлений практически не совершалось. Так, в 1916 г. были совершены только одно убийство и один грабёж. Раскрываемость преступлений составляла 70–90%. Например, много шума наделало ограбление в доме Дмитрия Бурылина – пропали драгоценности. Расследование выявило, что в краже была виновата прислуга. Источником криминала в то время выступали публичные дома. В 1910-е гг. в Иваново-Вознесенске насчитывалось четыре-пять подобных заведений. Самым известным «заведением» был «Новый Свет мадам Зильбервассер» на Алексеевской улице (ныне ул. Типографская). В 1908 г. недалеко от публичного дома была открыта Владимирская женская община. Ее настоятельница неоднократно жаловалась полиции на «беспокойное соседство». В ответ на эти жалобы в 1910 г. дом терпимости был закрыт. В 1911 г. был введен порядок, по которому публичные дома разрешалось открывать только на окраинной 5-й Ильинской улице. К тому же на их владельцев возлагалась обязанность на свои средства «содержать трех городовых, находящихся на посту при заведениях». Граждан с тёмным прошлым и настоящим манили притоны, ночлежка, куда к вечеру сходились местные «коты» (так в городе называли бродяг, воришек, спившихся и опустившихся людей). Кроме того, подобная публика облюбовывала места торговли, вокзал, дешёвые трактиры и т.п. заведения. В 1876 г. полицейские власти арендовали один из заброшенных корпусов фабрики Удина близ улицы Крутицкой под арестантскую. Она была рассчитана на 15–20 «посетителей». Но, как правило, постояльцев набиралось гораздо больше. Среди них могли быть как уголовники, дожидавшиеся суда, так и «политические», т.е. те, кто призывал к борьбе с существующим строем в разных формах. «Откройте, полиция!»


84 Со временем для арестантской подобрали двухэтажное кирпичное здание (ныне ул. 10 Августа, 35) рядом с полицейским управлением. Когда-то здесь в заключении провели несколько депутатов первого Совета, включая председателя Авенира Ноздрина, а также местные большевики. Законом полиции вменялось задерживать пьяных на улицах «впредь до вытрезвления». Крепко поддавших граждан после задержания доставляли в арестантские отделения при полицейских управлениях и в полицейские будки. В них на нарах, на полу, в грязи и в лужах «вытрезвлялись» пьяные люди. В «пьяных» камерах стояла отвратительная вонь, слышались храп, стоны, невнятное бормотание. Тех, кто не желал успокаиваться и «требовал продолжения банкета», могли жестоко поколотить. Кроме того, к пьяницам применялись меры денежного воздействия – штрафы. Число «посетителей» арестантских заведений в 1898 г. составляло 1301 человек, в 1902 г. – 1209 (данные по «приёму» клиентов арестантской местечка Ямы). В арестантской при фабрике Никона Гарелина и сыновей в 1900– 1903 гг. побывало 140 рабочих, на фабрике Полушина за тот же период – 190, при квартире полицейского надзирателя на фабриках Товарищества Иваново-Вознесенской мануфактуры – 139 трудящихся, а в полицейской будке № 6 Иваново-Вознесенска за 1898 г. побывало 120 пьяниц. В целом по городу патрулями подбиралось от 5 до 45 граждан за сутки. Иваново-вознесенская полиция занималась и уклонистами от воинской обязанности. Среди тех, кто «бегал» от армии, встречается имя большевика Романа Семенчикова (кличка «Громобой»). Попрошайки и бродяги также были под полицейским наблюдением. Их было велено «немедленно привлекать к законной ответственности», а в случае «обнаружения кого-либо из них без паспортов или с паспортами просроченными, распорядиться о немедленной высылке их к местам прописки». Заботила полицию и проблема отношений с народом. Например, иваново-вознесенский полицмейстер, ротмистр Кожеловский издал приказ, в котором предписал городовым, «что они не имеют право наносить побои никому, а тем более лицу задержанному, что если и после сего кто-либо из них позволит себе нанести побои задержанному, то немедленно будет уволен и предан суду». Забегая вперед, отметим, что после отречения от престола императора Николая II иванововознесенцы после многолюдного митинга перед городской управой Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


85 стали отлавливать полицейских по городу. Их связывали, помещали в бочки и подвешивали на фонарях. В них кидали снежки, смеялись. Лишь после наступления темноты родственники могли снять замерзших и испуганных бывших служителей закона. И проходили эти «забавы» на Рождественской улице (ныне ул. Красной Армии). Начальник полиции пытался пресечь пьянство и в рядах своих подчиненных. Но, увы, искоренить зло не удавалось. Так, городовой Мокров напился так, что 2 сентября 1905 г. у него срезали револьвер. Еще один случай из рапорта помощника пристава: «Сего числа младший городовой Еремин, отлучившись с поста на Сенной улице (ныне ул. Варенцовой), проходил в безобразно пьяном виде по Напалковской улице (ныне ул. Степанова) и громко ругался матерными словами; стоявший на тротуаре Василий Яковлевич Дворников заметил, что надо же до такой степени напиваться городовому. Еремин с площадной бранью по отношению к Дворникову уронил приставленный к тумбе мотоцикл последнего, при этом не удержался на ногах и сам упал вместе с мотоциклом на мостовую. Поднявшись, он начал громко ругаться матерными словами и подавать свистки, собрав вокруг себя толпу народа». Таким образом, полиция полностью соответствовала времени. В ее рядах можно было увидеть не только грамотных, честных специалистов, но и людей, случайно попавших на службу. После Февральской революции 10 марта 1917 г. Департамент полиции был упразднён. Тогда же на основании постановления «Об утверждении милиции» и «Временного положения о милиции» от 17 апреля 1917 г. была провозглашена замена полиции «народной милицией», которая была создана. Таким образом, после прихода к власти «буржуазного» Временного правительства полиция перестала быть полицией. Время полиции кончилось, как тогда казалось, навсегда…

СТЁРТАЯ СТ РТАЯ ПАМЯТЬ… Здесь праотцы села, в гробах уединенных Навеки затворяясь, сном непробудным спят...

Т

ак писал знаменитый русский поэт-романтик В.А. Жуковский в элегии «Сельское кладбище», который, будучи наставником сына императора Николая I, Великого князя и наследника престола Александра Николаевича (будущего царя-реформатора Александра II, в 1871 г. «Откройте, полиция!»


86 подписавшего указ об образовании Иваново-Вознесенска), во время путешествия по Российской империи в мае 1837 г. вместе со своим высокопоставленным воспитанником он побывал в селе Иванове и в городе Шуе. До революции в Иванове, а потом в Иваново-Вознесенске было несколько кладбищ. Нам известно, что места их расположения – вокруг Покровского монастыря (ныне на этом месте воздвигнут Дворец искусств на пл. Пушкина), при Крестовоздвиженской церкви (ныне территория современной пл. Революции), Вознесенское кладбище размещалось на месте, где ныне стоит жилой дом, в котором находится магазин «Малыш», и четвертый корпус ИвГУ. Были еще Успенское кладбище (ныне ул. Смирнова в районе так называемого «сада живых и мертвых»), кладбище на месте, где сейчас располагается бывший авторемзавод, а также кладбище на улице Лежневской в районе военного завода и военного городка при церкви Владимирской женской общины и т.д. Небольшие кладбища имелись при Ильинской церкви в Воробьеве, церкви Богородицы «Всех Скорбящих Радость» на Дмитровке, т.е. в Дмитровской слободе. До наших дней ни одного старого кладбища, где были похоронены люди, создавшие Русский Манчестер, не сохранилось. Так что не получилось у наших предков непробудного сна, о чем так проникновенно писал поэт Жуковский. В сентябре 1933 г. была закрыта Успенская кладбищенская церковь. На территории кладбища разбили сад «Меланжист», который называли «садом живых и мертвых». Здесь работали летний кинотеатр и танцевальная площадка. Успенское сельское православное кладбище существовало с конца ХVIII века. Древнее только, наверно, Грачевское кладбище, обозначенное еще на плане города 1774 г. На Успенском кладбище похоронены известный в Иваново-Вознесенске организатор Летнего театра Клуба приказчиков в Графском саду (сейчас Сад имени 1-го Мая) Александр Петрович Бабенков, дед известного советского художника Бориса Ивановича Пророкова, купец и фабрикант Константин Дмитриевич Бурков, выделивший средства на возведение 64-метровой колокольни для Крестовоздвиженского храма и отливку 900-пудового колокола для нее. Он же купил в Москве на выставке изготовленные фирмой братьев Бутенопов часы для этой колокольни. Напомним, что братья Бутенопы установили часы на Спасской башне столичного Кремля, а также на колокольне в селе Лежневе. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


87 Чуть далее Успенского кладбища по Кладбищенской улице (ныне ул. Смирнова) располагалось старообрядческое кладбище. Сейчас эта территория передана Успенскому мужскому монастырю, созданному при возрожденной церкви. На берегу Варгина ручья располагалось магометанское кладбище, открытое в Иванове в 60-е гг. XIX в. 19 (6) сентября 1911 г. городские власти удовлетворили ходатайство муллы Нигметуллина о расширении этого кладбища. В ограде кладбища вокруг снесенного большевиками Покровского собора погребены основатель ситцепечатания в нашем крае Осип Степанович Соков, второй городской голова Иваново-Вознесенска Яков Петрович Гарелин, фабриканты Никанор Тимофеевич Дербенев, Петр Афанасьевич Зубков, Куваевы, Маракушев, Кокушкин и многие другие. В 1837 г. дед Д.Г. Бурылина – Диодор Андреевич Бурылин купил у графа Шереметева участок земли на северо-западной окраине села Иванова, где создал единоверческое кладбище и выстроил Благовещенский храм. Здесь нашли свой покой сам Дмитрий Геннадьевич, первый городской голова Иваново-Вознесенска Петр Степанович Борисов, а также фабриканты Витовы, Фокины, Дарьинские. На Вознесенском кладбище находились захоронения фабрикантских династий Дербеневых, Лопатиных, Полушиных. На территории Вознесенского посада главное кладбище, основанное в 1850-е гг., находилось на окраине, в конце Николаевской улицы (просп. Ленина). Здесь располагались семейные захоронения первых фабрикантов посада. На месте старого Вознесенского кладбища в 1936 г. выстроили школу № 51 (ныне учебный корпус ИвГУ, просп. Ленина, 136), а позже возвели жилой дом. Уже в начале XX века открылось новое Посадское кладбище вокруг перенесенного Успенского храма (ныне ул. Фрунзе). Со временем все старые кладбища в городе позакрывались; взрывались храмы, часовни, а вместе с ними исчезали кладбища. Город расширялся, менялся, мало кто думал о цивилизованном перезахоронении останков умерших предков. Говорят, что иногда мальчишки играли в футбол черепами из развороченных строительной техникой могил. Так что и после смерти покой нам только снится. Где гарантия, что и с нами это не повторится… Стёртая память…


88

ИЗ ИСТОРИИ «СИНЕМА» В ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКЕ Кинематограф, или, как говаривали в старину, синематограф, синема (от греч. слов kinema – «движение» и grapho – «пишу») имел несколько значений: 1) первоначальное название аппарата для съёмки на киноплёнку движущихся объектов и для последующего воспроизведения получаемых снимков путём проецирования их на экран; 2) устаревшее название кинотеатра; 3) зрелище (а также система его организации), основанное на использовании кинотехнической аппаратуры; 4) в значении киноискусство. Лавры изобретения кинематографа принадлежат французам, братьям Огюсту (1862–1954) и Луи (1864–1948) Люмьер. Первый киносеанс состялся в Париже после Рождества 1895 г. в Гран-кафе на Бульвар-де-Капюсин.

В

Россию «движущаяся фотография» синематограф пришёл год спустя. Это произошло в Санкт-Петербурге 16 (4) мая 1896 г. 7 июня (26 мая) того же года искусство с бульвара Капуцинов оказалось и в Первопрестольной. Благодаря изысканиям сотруднице областного госархива О.И. Захаровой известна и дата появления синематографа в Иваново-Вознесенске. Афиша 1897 г. передвижного цирка братьев Никитиных гласила: «Цирк Бр. Никитиных. ПРОГРАММА. В Среду 17-го Сентября. Отделение 1-е. Летающий человек под кумполом цирка… Отделение 3-е. Представление знаменитого физика К.О. Краузе с его художественными диорамическими туманными картинами фата-моргано. В заключение всемирная великая новость СИНЕМАТОГРАФЪ ЛЮМЬЕРА – это великое изобретение XIX столетия живая движущаяся фотография. Начало 81/2 часов вечера. Директоры А. и П. Никитины». И мелким шрифтом внизу фамилии ивановцев, проложивших этому документу путь в историю: «Печатать разрешается 1897 г. Сентября 17 дня. Ив.-Возн. Полицмейстер Декаполитов. Типо-литография А.И. Дилигенского». Технический прогресс быстро добежал от города Парижа до «Русского Манчестера». И, в первую очередь, по причине того, что кино уже тогда несло в себе не только составляющую искусства, но и становилось выгодным коммерческим предприятием. В первое время зрителям приходилось идти на цирковые представления, чтобы под занавес программы увидеть изобретение братьев Люмьер. В 1899 г. «движущиеся фотографии» демонстрировали в Летнем театре Демидова в местечке Ямы (там, где, по данным историка иваИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


89 новского кино Александра Дёмина, был построен Дом специалистов). С 1902 г. в течение четырёх лет подряд на лето в Иваново-Вознесенск наведывался предприниматель Тихлер, устраивая в своём балагане кинопросмотры. Этим занимался и еще один господин по фамилии Кноблох. 1906-й год стал годом появления первых маленьких стационарных синематографов, например, на современной улице Смирнова (тогда Часовенной) в здании, где после революции размещался Дом крестьянина, заработал синематограф «Родина». В 1908 г. кино разрешили показывать в домах обывателей. И уже через год в Иваново-Вознесенске насчитывалось 5 электротеатров – «Образцовый» (в доме Кулакова его устроил Кузнецов после закрытия на ярмарочной площади зала), «Буфф» содержателя городских бань Козлова (вмещал в себя 400 зрителей и располагался у моста на современной площади Пушкина), «Заря», «Первый» Благотворительного общества (открылся в 1906 г. в здании городской типографии на ул. Степанова, 7) и «Мир» табачных торговцев Симанчука и Кефели (стоял на современной площади Ленина близ будущего Дворца труда). Со временем электротеатров стало 8. Так, 1 января 1912 г. Г. Варзин открыл стационарный электротеатр «Аванс» (работал в здании теперь уже бывшего кинотеатра в 1956– 1994 гг. «Мир» у Соковского моста). Сеансы в нём проводились ежедневно и начинались с 18.00 (по праздничным дня – с 12.00) и заканчивались в полночь. «Аванс» размещался в здании, специально выстроенном в 1910 г. предпринимателем Полтевым для показа фильмов. Вместе с входным билетом зрителю бесплатно вручали журнал «Иваново-Вознесенская жизнь» и программу электротеатра. На каждом этаже (их было два) размещались залы, рассчитанные на 300 посетителей. Перед революцией «Аванс» переименовали в «Родину». Затем появился электротеатр «Яр». Он также был специально построен для демонстрации кинолент. Позже кинотеатр переименовали и стали называть «Арс». В 1971 г. в ходе реконструкции проспекта Ф. Энгельса он был снесён. А располагался любимый ивановцами кинотеатр как раз напротив 1-й стоматологической поликлиники. Большая часть кинозаведений принадлежала частным лицам. Программа с фильмами заранее утверждалась в полицейском управлении, цена билета составляла 25–40 копеек, на скамейках – 15 копеек, для учащихся – 10 копеек. В 1910 г. предприниматель Алексей Яковлевич Антропов открыл электротеатр «Вечерний отдых» на улице Георгиевской (начало просп. Ленина). Он же стал первым ивановским кинооператором, который запечатлел на плёнку детский праздник 24 (12) июля 1915 г. «Синема» в дореволюционном Иваново-Вознесенске


90 В первый раз иваново-вознесенцы увидели себя на экране в июле 1913 г. в синематографе «Аванс» – «Крестный ход в Иваново-Вознесенске», посвященный празднованию Святой Пасхи весной того же года. По сведениям краеведа А.М. Тихомирова, после того как в Иваново-Вознесенске в 1909 г. сгорел кинематограф «Образцовый», владимирский губернатор разослал циркуляр, который стал регламентировать работу нового аттракциона. Полицейское управление выделило кинематографы в отдельное «дело» и в этой «летописи» стали фиксироваться их проверки, репертуары и пр., собираться деловые автографы кинопредпринимателей. Но пожары не прекратили обходить стороной электротеатры. 23 (10) июня 1911 г. вспыхнула лента в «Буффе». Посетители с криками покидали зал... Среди бизнесменов на кинорынке со временем то и дело происходили переделы собственности. Так, Дмитриев выкупил «Мир» и переименовал его в «Модерн». Уже упоминавшийся Антропов в 1913 г. купил «Яр». В том же году Козлов продал «Буфф» Варзину, который переименовал кинотеатр в «Гигант». В начале Первой мировой войны Варзина призвали в армию, и его преемник загубил дело – «Аванс» и «Гигант» закрылись. Вернувшись из армии в 1916 г., Г. Варзин открыл небольшой кинозал «Колибри» на углу нынешнего просп. Ф. Энгельса и Рыбинской улицы. Профессор К.Е. Балдин в «Ивановском листке» от 19 июля 1913 г. обнаружил заметку о первой художественной картине, снятой в Иваново-Вознесенске. В те времена кинорепертуар был самый разнообразный – тут и «Прихоти сердца», «Иго любви», и «Воля привидения», «Кошмар преступника», «Заживо погребенная», «Мания крови», «Восставший мертвец», и «Жизнь за царя», «Осени себя крестным знаменем, православный народ», и «Княжна Тараканова», «Марфа-посадница»... Из актеров спросом пользовались датчанка Аста Нильсен (1881–1972) («Идиот», «Фрёкен Юлия», «Безрадостный переулок»), француз Макс Линдер (Габриель Лёвьель, 1883–1925) («Макс-тореадор», «Чемпион по боксу») и др. «Отец Сергий», «Пиковая дама» создали популярность Ивану Ильичу Мозжухину (1888–1939), в 1920 г. уехавшему за границу. Как киноактёры зарекомендовали себя поэт, художник В.В. Маяковский (1893–1930) и великий бас Ф.И. Шаляпин (1873–1938). Подлинной звездой кино стала Вера Васильевна Холодная (Левченко, 1893–1919) («Песнь торжествующей любви», «Позабудь про камин», «Последнее танго», «Молчи, грусть, молчи»). Её судьба отчасти отражена в киноработе Н.С. Михалкова «Раба любви» с Еленой Соловей в главной роли. Один из лучших режиссёров дореволюционного отечественного кинеИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


91 матографа Пётр Иванович Чардынин (Чердынин, настоящая фамилия Красавчиков), будучи ещё театральным актёром, творческий путь начинал в Иваново-Вознесенске, устремившись сюда за понравившейся актрисой. Он создал 120 кинолент. В его фильмах снимались и Мозжухин, и Холодная, и Осип Рунич, и др. Тем временем в уездных центрах будущей Ивановской области тоже появляются стационарные кинозалы – в Кинешме (1903, «Модерн» Николая Николаевича Свистунова и его зятя Кудрявцева; в 1909 г. они открыли ещё один кинотеатр – «Иллюзион-Чары»; а вскоре у Кудрявцева появился собственный салон – «Амур»), в Шуе (1906, «Орион» на Костромской улице в здании нынешнего отделения госбанка) и Юрьевце («Ампир» купца В.Н. Демидова). В 1918 г. вышел большевистский Декрет Совнаркома РСФСР о национализации зрелищных предприятий. В истории кинематографа началась новая эра...

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ВОКЗАЛ «Как провожают пароходы, совсем не так, как поезда…» – звучат слова одной из популярных песен советских лет. Пароходы от Иванова не провожали, а вот поезда ивановцы провожают уже 140 лет.

А

началось все в 1867 г., когда было решено строить железную дорогу от станции Новки через уездный город Шую до села Иванова. И уже через год, 15 сентября 1868 г., Шуйско-Ивановская железная дорога была пущена. В 1871 г. была проложена ветка от Иванова к Кинешме. Позднее, став Иваново-Вознесенском, город получил железнодорожную связь с Санкт-Петербургом, Ярославлем, Нерехтой, Середой (ныне г. Фурманов), Тейковом, Юрьев-Польским. В первый год работы железной дороги по ней ходили 14 паровозов, 28 пассажирских и 170 товарных вагонов. Первый вокзал в нашем городе был выстроен в 1894 г. Он возводился в формах русской национальной архитектуры, т.е. здание стилизовали под терем и украсили резьбой. Примерно такой же вокзал построили тогда и в Шуе. Пассажир, приезжавший в русский провинциальный город, должен был увидеть образ русского города в виде вокзала, поскольку знакомство с городами и по сей день начинается с вокзалов. Еще до революции с этого вокзала провожали депутатов первых Государственных дум. Отсюда, уже после революции, уезжали «комсомольцы на гражданскую войну»… «Синема» в дореволюционном Иваново-Вознесенске


92

Старый вокзал станции Иваново

Здесь же, возле вокзала, 29 (16) ноября 1905 г. была убита студентка Санкт-Петербургского женского медицинского института, член РСДРП Ольга Михайловна Генкина. На месте ее гибели одно время стоял памятный знак. Впоследствии площадь получила имя Генкиной. А чуть далее, на Привокзальной площади у нового здания железнодорожного вокзала, в 1977 г. был возведён монумент в честь молодых революционерок текстильного края (в народе памятник называют «Головой»). Именно тут под «Головой» ивановские студенты собирались в начале осени перед отправкой на картошку. Долгое время старый вокзал был заброшен. Но со временем одна известная коммерческая фирма привела его в порядок... Новый железнодорожный вокзал в Иванове был построен в 1930– 1934 гг. по проекту московского архитектора В.М. Каверинского. Он был выполнен в модном тогда стиле «конструктивизм». В 1950-е гг. интерьеры главного, пассажирского, зала были перестроены – изменились конструкции перекрытия и были установлены промежуточные колонны. Но и после отдельных изменений вокзал в городе не утратил своего архитектурного своеобразия. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


93

СМЕРТЬ ОЛЬГИ ГЕНКИНОЙ ...Газета «Иваново-Вознесенск» от 26 мая 1917 г. сообщила о том, что местное общество «Единение – сила» сделало отчисления на восстановление могилы Ольги Генкиной.

В

этом году исполнится 129 лет со дня рождения члена РСДРП Ольги Михайловны Генкиной. Площадь перед вокзалом носит ее имя. На Привокзальной площади у нового здания железнодорожного вокзала возведен монумент в честь молодых революционерок текстильного края. Прах Ольги Михайловны покоится на мемориальном кладбище вместе с захоронениями других иваново-вознесенских большевиков. Да, есть еще улица Генкиной, возникшая в 1927 г. после слияния Заднее-Шереметевской улицы и Граничного переулка. Такая же улица есть и в Нижнем Новгороде. Информация к размышлению Генкина Ольга Михайловна (партийные клички Соня и Мария Петровна) родилась 14 (2) октября 1882 г. в Калуге.

Отец, Михаил Семенович Генкин (1854–1935), еврей по национальности, православного исповедания, окончил три курса медицинского факультета Московского университета, а в 1879 г. выпустился со степенью кандидата естественного отделения физико-математического факультета того же вуза, врач, доктор медицины (1902), приватдоцент и надворный советник, автор книги «Круговая». Мать, Прасковья Андреевна Генкина, русская, из родовитого дворянства, сестра известного терапевта, профессора Шуровского. Вскоре родители переехали в Москву, где Генкина окончила женскую гимназию и в 1901 г. поступила в Санкт-Петербургский женский медицинский институт. Под влиянием тогдашней моды среди «продвинутой» молодёжи на революцию связалась с большевиками, вступила в партию, выполняла отдельные поручения, в основном в качестве связной. Бурная противоправительственная деятельность юной студентки не осталась незамеченной. В ночь с 24 на 25 февраля 1904 г. последовал первый арест. Мать Генкиной дошла до министра внутренних дел Плеве. Вячеслав Константинович Плеве (1846–1904), министр внутренних дел России (с 1902 г.), имел дачу в Плесе, убит эсером Егором Созоновым 28 (15) июля 1904 г. Егор Сергеевич Созонов (1879–1910), член «Боевой организации» эсеров с 1903 г. Покончил с собой в Горном Зерентуе. Смерть Ольги Генкиной


94 Дочь освободили из узилища за очень приличную по тем временам сумму в тысячу рублей. Но недолгое заточение не остудило революционного азарта в Генкиной. Тюремное заключение, скорее всего, было воспринято ею как «боевое крещение» или яркое приключение. Затем последовали еще несколько арестов. Судьба занесла ее в Нижний Новгород, где она работала вместе с Яковом Свердловым и Николаем Семашко. Яков Михайлович (Евно-Иешуа Мойшевич) Свердлов (1885–1919), председатель ВЦИК с 21 (8) ноября 1917 г., секретарь ЦК РКП (б) с апреля 1917 г., член ВРК, председатель большевистской фракции II Всероссийского съезда Советов в 1917 г. Николай Александрович Семашко (1874–1949), нарком здравоохранения РСФСР (1918–1930), академик АМН СССР (1944) и АПН РСФСР (1945), член ВКП (б) с 1893 г., член Президиума ВЦИК. 21 (8) сентября 1905 г. последовал очередной арест. Но уже после объявления манифеста императора Николая II от 17 октября выходит на волю и с воодушевлением берется за прежние дела. *** Итак, 29 (16) ноября 1905 г. на станцию Иваново Московско-Архангельской железной дороги в 8.45 прибыл поезд, следовавший из Москвы в Кинешму. Из вагона первого класса вышла Ольга Михайловна Генкина. При ней находился парусиновый чемодан белого цвета, перетянутый кожаными ремнями. Подозвала носильщика и велела тому доставить багаж в дамскую комнату 3-го класса. Взяв чемодан, носильщик ощутил, что тот подозрительно тяжеловат для дамы. О своих подозрениях он доложил жандармскому вахмистру Ганыкину, который, не особенно вдаваясь в тонкости закона, вскрыл этот багаж. Перед глазами жандарма предстали 10 револьверов «Смит-энд-Вессон» и 400 патронов к ним. Все это «хозяйство» весило 12–13 килограммов. Понятно, что подобная ноша молодой даме была не под силу. Стали дожидаться хозяйку… *** Генкина же, отдав чемодан, отправилась искать конспиративную квартиру. Поплутав по чужому городу, она все же отыскала улицу Шуйскую на Ямах (ныне ул. Громобоя) и дом Шугаева. Там, кажется, её никто не ждал, но тем не менее накормили и напоили чаем. Между 15.00 и 16.00 Генкина вместе со своей знакомой Анной Князевой поехала на вокзал. Их тут же задержали. А из Ермолина уже спешил начальИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


95 ник Шуйского отделения Московско-Архангельского жандармского управления ротмистр Левенец, который прибыл на станцию Иваново после 18.00. Не открывая своего имени, Генкина потребовала перевезти её в тюрьму. А в это время толпа крючников и грузчиков товарной станции уже прознала о задержании революционерок и стала требовать выдать их для самосуда. Казачий наряд, находившийся тут же на площади, бездействовал. Ротмистр признался, что доставить задержанных в тюрьму не сможет. Генкина попросила револьвер, чтобы покончить с собой, но Левенец ответил отказом, а затем протянул почтовый конверт (бумаги в дежурном помещении не нашлось) с вопросом: «Укажите же, кто вы и откуда?» Спрятав подписанный конверт, жандарм покинул помещение… *** Толпа, до этого безуспешно ломившаяся в двери, хлынула в дежурку и накинулась на женщин. Князеву спас от смерти нательный крестик. Генкиной же помочь ничто уже не могло. …Врачи из больницы для мастеровых, что раньше располагалась на Станционной, насчитали на лице убитой 12 ран. Суд как начался, так и закончился – «за необнаружением виновных»… *** Известный когда-то советский писатель Лев Сергеевич Овалов (Шаповалов, 1905–1997), автор рассказов о майоре Пронине, 15 лет просидевший в ГУЛАГе, написал повесть «Январские ночи» о знаменитой революционерке Розалии Землячке. Розалия Самойловна Землячка (1876–1947; Самойлова в замужестве, Залкинд в девичестве), комиссар в годы гражданской войны, прославилась жестокостью по отношению к пленным белым офицерам, заместитель Председателя Совнаркома СССР (в 1939–1943 г.), депутат Верховного Совета СССР (с 1937 г.), член ЦК ВКП (б) (с 1939 г.), член ЦКК ВКП (б) (с 1924 г.) (член Президиума в 1930–1934 гг.), председатель Комиссии советского контроля (член комиссии с 1934 г.). Прах Р.С. Землячки находится в Кремлевской стене. В повести писатель утверждает, что при аресте в 1906 г. Землячка оказалась в одной камере с матерью Генкиной. Там же говорится, что Ольга Генкина являлась невестой Емельяна Ярославского. Так ли это, не известно… Смерть Ольги Генкиной


96 Емельян Михайлович Ярославский (Миней Израилевич Губельман; 1878–1943), секретарь ЦКК ВКП (б) (1923–1934), член ЦИК СССР, бывший секретарь ЦК партии, академик АН СССР (1939), лауреат Сталинской премии 1943 г., член редколлегий газеты «Правда» и журнала «Большевик», депутат Верховного Совета СССР (с 1937 г.). 7 ноября 1929 г. выступал на пуске Ивановского меланжевого комбината. В 1905 г. к родителям в Иваново-Вознесенск из Первопрестольной был выслан за какие-то революционные делишки студент-медик Петр Алексеевич Журов (1885–1987), обучавшийся в университете. В дальнейшем он окончил филфак Санкт-Петербургского университета, став литературоведом и известнейшим специалистом по творчеству Александра Блока. Журов лично знал Генкину по Москве. В связи с гибелью Генкиной вспоминается кинофильм «Товарищ Арсений» по сценарию нашего земляка Аркадия Васильева, вышедший на экраны в 1964 г. В нем есть и эпизод о гибели Ольги Михайловны. Роль Генкиной исполнила актриса Наталья Климова. P.S. Смерть Генкиной поставила ряд вопросов. А так ли нужен был её груз для местных большевиков-боевиков, в общем-то, не нуждавшихся в дополнительном вооружении? Купить оружие легально в нашем городе особого труда не составляло, да и цены были приемлемыми. Более того, известно, что Михаил Васильевич Фрунзе со своими «коллегами» по подполью готовились на подмогу в Москву тамошним большевикам, готовившим вооруженное восстание. Оно вспыхнуло уже 21 (8) декабря, т.е. спустя всего восемь дней после приезда в наш город Генкиной. Есть версия, что большевики всё же узнали к вечеру о её прибытии и послали для встречи двадцатилетнего Николая Николаевича Колотилова (будущего секретаря Иваново-Вознесенского губкома и обкома ВКП (б) и председателя губисполкома; расстрелян в 1940 г.). Но тот прибыл на место, когда толпа уже убивала Генкину. Еще один вопрос, но из другой серии: а мог ли револьвер ротмистра Левенца остановить надвигавшуюся трагедию? Видимо, нет. Но снимает ли это с него вину? Тоже нет. В исторической литературе утверждается, что Генкину убили черносотенцы, т.е. буквально надо понимать члены «Союза русского народа» или «Союза Михаила Архангела». Весьма сомнительно, что убивавшие имели при себе партийные билеты упомянутых организаций, но то, что они находились под влиянием черносотенной идеологии, а точнее ксенофобии и юдофобии, несомненно. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


97 И здесь правомочно поставить самый главный вопрос: а сама Ольга Михайловна Генкина разве не виновата в собственной гибели? Ведь везла она в наш город не апельсины и яблоки, и даже не медикаменты, а оружие, которое должно было убивать… Ну, и, наконец, сакраментальный вопрос: а куда смотрели родители юной девы, явно переусердствовавшей в своем увлечении опасными занятиями? Врач Генкин разве не понимал, что может произойти с его ребенком, когда вечером 28 (15) ноября 1905 г. в уютной московской квартире затягивал ремни на парусиновом чемодане белого цвета? …Смертельная же игра бывшей студентки в революцию закончилась. Теперь, как выясняется, не в ее пользу…

БРАТ РЕВОЛЮЦИОНЕРКИ Мало кто знает, что у известной революционерки О.М. Генкиной был известный брат. Звали его Дмитрий Михайлович Генкин (1884– 1966). Он был общественным деятелем, крупным учёным и блестящим педагогом, который в 1918 г. должен был стать одним из первых преподавателей Ивановского политехнического института.

Д

митрий Михайлович Генкин родился 19 сентября 1884 г. в Калуге, его отец был земским врачом, а мать – учительницей. Ещё дома юноша проникся демократическими идеями. Его семья была связана с революционным движением и оказывала помощь преследуемым революционерам. В гимназии он принимал активное участие в организации и работе кружков революционной молодежи, а во время пребывания на медицинском факультете Московского университета, куда поступил в 1902 г., был привлечен Я.Э. Бауманом к работе социал-демократов в качестве пропагандиста и организатора на фабриках и заводах. Генкин участвовал в организации забастовок на фабриках и заводах в Москве и Орехово-Зуеве, вел пропаганду среди солдат. За все это в 1904 г. его исключили из университета. Он участвовал он и в Декабрьском восстании 1905 г. в Бутырском районе Москвы, после чего вынужден был скрыться от охранного отделения, под наблюдением которого состоял, и некоторое время проживал на нелегальном положении. В дальнейшем у него, в свою очередь, скрывался бежавший из Сущевского арестного дома будущий крупный большевистский деятель Емельян Ярославский (Губельман). Есть версия, что Ярославский был женихом Ольги Генкиной. Смерть Ольги Генкиной


98 *** В 1905 г. Генкин вновь становится студентом Московского университета, избрав на этот раз юридический факультет. С 1906 г. он занимается в основном развитием профсоюзного движения, организует в Первопрестольной профсоюзы портных и булочников, становится членом бюро Музея содействия труду. В 1908 г. он всё же сосредоточивается на учении и выпускает в свет свою первую работу «Местный суд», а в 1909 г. заканчивает университет и остается для подготовки к профессорскому званию. Одновременно он начал вести занятия по гражданскому праву в Московском коммерческом институте (ныне Московский институт народного хозяйства им. Плеханова), где работал до конца своей жизни – более 57 лет. Его работа по подготовке магистерской диссертации в Московском университете, однако, сорвалась, так как в 1911 г. он в составе группы профессоров и преподавателей в знак протеста против политики тогдашнего министра просвещения Кассо ушёл из университета и магистерские экзамены держал уже в Казанском университете, после чего получил звание магистра и приват-доцента. В 1912–1914 гг. Генкин готовит диссертационную работу в Лейпциге на тему «Относительная недействительность сделок», которая, по-видимому, ввиду условий военного времени, не была защищена, но частично опубликована. *** Октябрьскую революцию молодой юрист Генкин принял безоговорочно. В 1918 г. он утверждается профессором и заведующим кафедрой гражданского права Московского института народного хозяйства, в 1920–1923 гг. – он уже ректор этого института. Наряду с этим он читал лекции в МГУ и других высших учебных заведениях столицы. Одновременно Генкин консультант при правовом отделе ВЦСПС, принимает участие в разработке первого трудового кодекса 1922 г. В 1917–1922 гг. возглавил широко известные Пречистенские рабочие курсы, где силами крупных педагогов Москвы осуществлялась широкая просветительная деятельность, готовились кадры новой рабочей интеллигенции. Он явился также руководителем первого рабочего факультета, который открылся 2 февраля 1919 г. при Московском коммерческом институте и послужил в дальнейшем прообразом для создания других рабочих факультетов при высших учебных заведениях страны. Его инициативу приветствовали нарком просвещения РСФСР Анатолий Луначарский и выдающийся учёный-естествоиспытатель Климент Тимирязев. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


99 *** В 1921–1936 гг. Дмитрий Генкин работал в системе промысловой кооперации, участвовал в подготовке нормативных актов в этой области, издал ряд книг и статей, а в 1939 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Правовое регулирование труда в промысловой кооперации». В 1945 г. ему присваивается звание «Заслуженный деятель науки РСФСР». В 1938 г. одновременно с преподаванием учёный приступил к работе во Всесоюзном институте юридических наук (ВИЮНе). При его активном участии был разработан проект Гражданского кодекса СССР. В 1941–1942 гг. Генкин состоял членом Верховного суда Башкирской АССР. *** Ряд работ профессора Генкина был переведён на языки европейских ныне бывших социалистических стран. Он был избран почётным доктором Лейпцигского университета. За заслуги в области научной и педагогической деятельности Дмитрий Михайлович Генкин был награждён орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта» и медалями. P.S. Вот такой разный конец жизни сестры и брата, у которых были весьма похожи судьбы в молодости.

ВИЗИТ МИНИСТРА В ЗАШТАТНЫЙ ГОРОД Хорошо, когда у города имеются влиятельные покровители или «лоббисты». Тогда многие проблемы решаются быстрее, чем обычно. Иваново-Вознесенск, несмотря на молодость, уже к началу XX века начал обзаводиться в верхних эшелонах власти людьми, готовыми способствовать начинаниям безуездного и заштатного города.

15

(2) апреля 1902 г. к зданию Государственного Совета Российской империи подъехал молодой офицер. Он представился адъютантом одного из великих князей и велел доложить о себе министру внутренних дел Сипягину. Едва министр вошёл в помещение, офицер передал ему запечатанный пакет, сказав: «От Его Императорского Величества!» Сипягин надорвал его, а офицер выхватил пистолет и выстрелил в министра в упор. Раненый шеф МВД упал на Брат революционерки


100 колени, а убийца выстрелил еще раз, произнеся: «Не будешь больше циркуляров писать!» Бежать он не пытался, а потому сразу же и был задержан. Убийцей оказался Степан Васильевич Балмашев, 20-летний уроженец Архангельской губернии, бывший студент Казанского и Киевского университетов (в Киеве он, кстати, учился на юрфаке и был исключён за антиправительственную деятельность), причастный к социал-демократической и эсеровской организациям. Столичный военно-окружной суд приговорил Балмашева к смертной казни. 16 (3) мая 1902 г. в Шлиссельбургской крепости террорист был повешен… Дмитрий Сергеевич Сипягин (1853–1902) занял пост министра лишь в 1900 г. И стал единственным руководителем всесильного тогда Министерства внутренних дел дореволюционной России, побывавшем в нашем, как тогда писали, «заштатном и безуездном» городе. Может, это произошло потому, что почётный гражданин Иваново-Вознесенска граф С.Д. Шереметев приходился Сипягину свояком, ибо оба были женаты на сёстрах – княжнах Вяземских, первый – на Екатерине Павловне, второй – на Александре Павловне. Как бы то ни было, 27 (14) июля 1901 г. министр внутренних дел прибыл из Кохмы в Иваново-Вознесенск. Его сопровождали владимирский губернатор и многие высокопоставленные чины министерства. На вокзале министра встречал граф Борис Шереметев, сын графа Сергея Дмитриевича Шереметева. Для чего столь важная персона посетила наш город? О том, что повестка пребывания министра в нём оказалась предельно насыщенной, явствует из письма управляющего Ивановской вотчинной конторой Шереметевых Карла Фёдоровича Кнорре, адресованного графу С.Д. Шереметеву. …Сипягин выслушал доклад Кнорре, участвовал в решении некоторых городских проблем (напомним, что в те времена МВД боролось не только с преступностью, но и ведало экономикой всей страны). На следующий день, 28 (15) июля 1901 г. министр встречался с городскими властями, директорами училищ и фабрикантами, осмотрел несколько заведений, в том числе ряд фабрик, больниц, казарму казаков, школу колористов, посетил выставку ситцев местного производства. Принял участие Дмитрий Сергеевич и в совещании, посвящённом развитию местного водопровода, пообещав свое содействие в этом вопросе. В 19.00 состоялся обед от города на 90 персон, после которого министр еще осмотрел приют и родильный дом Марии Александровны ГарелиИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


101 ной, а затем проследовал на дачу фабриканта Александра Ивановича Гарелина, где был подан чай. Вечером Сипягин отбыл во Владимир. Кто знает, какие бы последствия мог носить этот визит. Вероятнее всего, важный гость выполнил бы данное горожанам обещание о помощи в решении их проблем. Если бы не был вскоре убит… P.S. Из дореволюционных министров внутренних дел к нашему краю имели отношение Дмитрий Николаевич Блудов (1785–1864; занимал пост в 1832–1839 гг.; родился в с. Романово Шуйского уезда) и Вячеслав Константинович Плеве (1846–1904; сменщик Сипягина и тоже убитый террористами; имел дачу в Плесе). Из советских министров город Иваново и область в августе 1976 г. посетил Николай Анисимович Щелоков (1910–1984; стоял во главе Министерства в 1966–1982 гг.). Что касается нашего времени, то в качестве министра в Иваново приезжали Анатолий Сергеевич Куликов (осенью 1997 г.) и Борис Вячеславович Грызлов (11–12 ноября 2003 г.; в декабре 2000 г. Грызлов приезжал в наш город еще и в качестве руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной думе). 2 июля 2002 г. бывший министр Сергей Вадимович Степашин посетил совещание в Решме в ранге председателя Счетной палаты РФ.

«К ЧЕТЫРЕМ ПРИБАВИТЬ ДВА, ПО СЛОГАМ ПИСАТЬ СЛОВА…» Так и хочется продолжить дальше текст известной детской песенки: «Учат в школе, учат в школе, учат в школе…» Между тем первая школа в Иванове появилась в 1791 г. Называлась она школа грамоты и находилась на месте Музея первого Совета, открытого 28 мая 1980 г. на улице Советской, 29. Школа была учреждена на средства местных жителей при попечительстве владельца села графа Николая Петровича Шереметева.

Ч

то касается самой школы, то вотчинная контора графа намеревалась содержать оную за счет крестьян. Но дела шли неважно, и уже в начале XIX века школой стал ведать Московский учебный округ, а в 1834 г. ее преобразовали в 1-е мужское приходское училище (в 1840-е гг. здесь учился когда-то знаменитый писатель-народник, журналист Филипп Нефедов, организовавший первую в селе воскресВизит министра в заштатный город


102 ную школу для рабочих, которую закрыли власти в 1862 г.). В советское время здание отдали под жилищные нужды, пока не снесли под строительство музея. Первые ивановские фабриканты получали домашнее образование. Со временем их взгляды начинают меняться, и наиболее передовые промышленники стали понимать пользу системного обучения. В 1847 г. Яков Гарелин при своей мануфактуре открыл училище в специально арендованном двухэтажном доме, так как записавшихся было много – 65 детишек от мала до велика. Через три года в училище обучались 65 учеников, в 1865 г. – уже 108. Каждый год на содержание училища Гарелин отпускал 500 рублей. В том же году воскресные классы для обучения детей, которые работали на фабрике, были открыты Иваном Бабуриным. В 1868 г. в Иванове открылось училище мастеровых и рабочих, ставшее первой профессиональной школой в «Русском Манчестере». В нем учились пять лет. Кроме Закона Божьего, арифметики, русского языка здесь преподавали бухгалтерию, торгово-промышленное законодательство, черчение, историю торговли и промышленности Владимирской губернии, а также в масштабах России и другие предметы. Выпускники получали квалифицированных мастеровых и служащих, умевших разбираться и в коммерции, и в технических вопросах на производстве. Этот проект патронировал Яков Петрович Гарелин. Он, кстати, в своем завещании выделил деньги на открытие в Иваново-Вознесенске школы садоводства, огородничества, технического рисования и лесоводства. Но школа в силу ряда обстоятельств так и не открылась. После образования Иваново-Вознесенска вопрос о развитии образования встал с особой остротой. Городские власти, меценаты приложили немало усилий, чтобы народное образование развивалось. И вот уже в конце XIX столетия в городе работало около двух десятков школ различной принадлежности – церковно-приходские, земские, городские, фабричные. К 1914 г. в Иваново-Вознесенске насчитывалось 37 начальных школ. Программы и качество знаний в них существенно разнились. Обучение было бесплатным. Накануне революции пятая часть городского бюджета уходила на нужды школы. Жалованье учителя превышало заработок рабочего на текстильной фабрике в полтора-два раза. Число учащихся составляло 7,63% от общего числа жителей Иваново-Вознесенска. В те времена среднее образование получали в реальном училище или гимназии. Образование в них было платным и составляло 30–40 рублей в год. Первое реальное училище в Иваново-Вознесенске открылось Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


103 в 1873 г. и располагалось в специально выстроенном для этого случая здании на Александровской улице (ныне в нем разместился областной художественный музей). Набор дисциплин был схож с современной школой, но упор делался на изучение естественных и точных наук. В нем учились сыновья фабрикантов, торговцев, чиновников, дворян. В гимназиях упор делался на изучении гуманитарных дисциплин, латыни, древнегреческого языка. После окончания мужской гимназии можно было поступать в университет. В нашем городе мужская гимназия открылась осенью 1909 г. Женская прогимназия (от лат. рro – перед и гимназия – общеобразовательное учреждение в 1864 г. Российской империи с программой младших классов гимназии) распахнула свои двери в Иваново-Вознесенске в 1878 г. Вскоре ее преобразовали в гимназию, а в 1904 г. для нее по проекту архитектора С.В. Напалкова выстроили специальное здание из красного кирпича на Воздвиженской улице (ныне в нем на улице Степанова находится школа № 30). После окончание женской гимназии девушка трудилась домашней наставницей или преподавала в начальной школе. Женское образование в Иванове появилось в 1861 г., когда в Вознесенском посаде открылась первая начальная школа для девочек.

Школа № 30 «К четырем прибавить два, по слогам писать слова…»


104 Впоследствии в нашем городе определенное развитие получило частное женское образование. Так, в 1903 г. открылась женская гимназия М.И. Крамаревской (ныне ул. 8 Марта, 16), в которой училась поэтесса Анна Баркова. В 1912 г. гимназия перебралась на новое место в район Вознесенского посада ближе к современной площади Ленина. В 1901 г. открылась женская гимназия П.А. Диомидовской. Здание было выстроено по заказу О.А. Селивановской путем реконструкции старого дома. Автор проекта – С.В. Напалков. Вначале дом использовался в качестве жилого, здесь, в частности, жил и скончался в апреле 1910 г. известный благотворитель Иван Васильевич Небурчилов. Затем особняк сдавался под клубы. Сейчас в здании находится частная школа «Шанс». В 1896 г. в городе появилась женская профессиональная школа, которая была открыта по инициативе вспомогательного общества купеческих приказчиков для обучения девочек кройке и шитью женской одежды. В 1902 г. для школы на средства Д.Г. Бурылина выстроили специальное здание (ныне ул. 10 Августа, 18). В дальнейшем большое место в развитии образования в ИвановоВознесенске занимают профессиональные учебные заведения. Предприятиям требовалась квалифицированная рабочая сила в самых разных направлениях, а потому в 1894 г. появляются низшее механико-техническое училище, в котором изучались обработка металлов и устройство машин, в 1896 г. – школа колористов, готовившая специалистов по окраске тканей, в 1898 г. – рисовальная школа (ее выпускники работали художниками текстильного рисунка), в 1901 г. – торговая школа, выпускавшая служащих контор предприятий и магазинов. Особенностью иваново-вознесенского образования было распространение системы попечительства. Попечительские советы создавались при школах, приходских училищах. В их состав входили самые известные и обеспеченные люди города. Им приходилось вкладывать свои личные средства, но это было престижно, а потому в фабрикантской купеческой среде всячески культивировалось. Однако разнообразие типов и направлений в народном образовании не покрывало потребностей жителей в его получении. Далеко не всем оно было по карману, особенно беднейшим слоям населения. А на повестку дня уже выходила необходимость создания высшего учебного заведения в городе, об этом мечтали фабриканты и меценаты, братья Дмитрий и Николай Бурылины. Эта идея была реализована в 1918 г., когда Иваново-Вознесенск обзавелся политехническим и педагогическим институтами. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


105

ИВАНОВО ТАЙНОЕ... Как и всякий населенный пункт, Иваново наполнено своими легендами, странными суевериями, а также совпадениями и необъяснимыми до сей поры тайнами. Эти тайны переходят из поколения в поколение, «настаиваясь» во времени. Отделить теперь, где правда, а где небыль, почти невозможно. А вот поведать читателю о некоторых из них можно.

Тайны Бурылина

Д

митрий Геннадьевич Бурылин – известный иваново-вознесенский фабрикант, коллекционер, меценат, создатель музея, получившего общероссийское признание. Казалось бы, его жизнь изучена вдоль и поперёк. Ан-нет – загадок и тайн вокруг его жизни и смерти еще много. Так, до сих пор трудно понять, как мог появиться в провинциальном и безуездном городе музей, которым восхищались и великий писатель граф Лев Толстой, известный историк Дмитрий Цветаев, ученый секретарь Академии наук Сергей Ольденбург и многие другие. Может, он, живя в начале ХХ века, уже начинал постигать смысл нарождающейся глобализации, которую сейчас можно выразить строчкой: «Собрал весь мир я под единой крышей, но это не сокровища земли, это сокровища духа человеческого». Зачем же фабрикант и меценат Д.Г. Бурылин собирал «все тайны мира», включая шикарную коллекцию по истории масонства, куда-то запропастившуюся? В неё, кстати, входили золотые, серебряные, бронзовые и даже медные отличительные знаки должностных лиц, символы, инструменты и т.д., всего около 1300 экспонатов. Что он хотел понять из своего иваново-вознесенского далёка? Зачем подземный ход «под здешним миром» – подземный переход между своим домом (ныне Музей ситца) и Музеем промышленности и искусств? Говорят, что был еще один туннель, но дочь Дмитрия Геннадьевича, Софья Дмитриевна Кузьмина, в письме к ивановскому исследователю, по совместительству психиатру Александру Беневоленскому* от 31 января 1968 г. сей факт не подтверждает. И ведь почти каждый из предметов, приобретенных Бурылиным, имеет свою тайну, свой

* Александр Михайлович Беневоленский был в дружеских отношениях со знаменитым телепатом Вольфом Мессингом (который, кстати, выступал и в Иванове). Кто хорошо помнит фильм Леонида Гайдая (в годы войны лечившегося после ранения в одном из ивановских госпиталей) «Операция “Ы”, или Новые приключения Шурика», то помнит, что в первой же новелле «Наваждение» упоминается Мессинг.

Иваново тайное...


106 смысл (взять хотя бы историю появления египетской мумии на Иваново-Вознесенской земле). А уж сама тайна погребения Бурылина до сих пор не объяснена – он был похоронен в дубовой колоде, приобретенной им задолго до его смерти. Ивановский профессор, доктор медицинских наук Станислав Смирнов, ссылаясь на беседы с ивановским чекистом, журналистом и футболистом Анатолием Медниковым, в своих работах рассказывает, что местные сотрудники госбезопасности в поисках якобы спрятанных бурылинских бриллиантов добились эксгумации могилы, но в гробу вместо тела оказалась тряпичная кукла. Чекисты полагали, что перед смертью Бурылин проглотил (?) свои сокровища... Проклятие театра на костях На площади Пушкина, на бывшем Покровском холме, привычно стоит Дворец искусств. И он вновь требует большого ремонта. А всё потому, что судьба его оказалась несчастливой. И дело не только в том, что строители не учли, что почва Покровского холма чревата оползнями, а потому довольно быстро сгнили и деревянные перекрытия крыши. При возведении еще была нарушена дренажная система, налаженная хитроумными монахами. Дело, говорят, еще и в проклятии. Ходит легенда, будто какая-то бабулька прокляла театр: «После сноса храма здесь ничего стоять не будет!» А еще раньше на этом месте размещался мужской монастырь, основанный владельцами села князьями Черкасскими в 1579 г. Вокруг монастыря рос густой лес, отделявший его от села. К монастырю примыкала слободка Подмонастырская (ныне район ул. Крутицкой). В 1931 г. по решению местных властей монастырь вместе с уникальными храмами взорвали. В том же году был объявлен всесоюзный конкурс на лучший архитектурный проект театра «массового действа» в Иванове. Победителем стал ленинградский архитектор Троцкий, который представил театр в виде гигантского телевизора. Но проект был отклонён, как говорят, из-за его дороговизны. Знающие люди утверждают, что реальная причина была в другом – в фамилии зодчего. С такой фамилией в сталинские 1930-е годы человеку было не сладко. Член Политбюро ЦК, нарком иностранных дел, нарком по военным делам Лев Троцкий (хотя его настоящая фамилия Бронштейн) был самым главным противником Иосифа Сталина. Для реализации выбрали проект Александра Васильевича Власова, которому исполнился тогда всего тридцать один год. Позже он стал главным архитектором Москвы и Киева, лауреатом Ленинской и СтаИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


107 линской премий, после войны восстанавливал главный проспект украинской столицы – Крещатик, по его проекту построили Центральный стадиона имени В.И. Ленина в Москве. Власов приезжал в Иваново редко, поэтому строительство происходило под надзором местного архитектора Николая Иосифовича Кадникова. Он же оформил интерьеры этого театрального комплекса. Перед театром на площади на месте фонтана стоял памятник Сталину. Только через 9 лет, 28 сентября 1940 г., Ивановский драматический театр спектаклем «Кремлевские куранты» открыл свой очередной сезон в этом грандиозном здании. Но уже вскоре здание потребовало капитального ремонта: то крыша прохудилась, то стены разъезжались, то еще что-то, и т.д. Как будто кто-то сглазил этот театр. И как тут не вспомнить проклятие безвестной старухи, считавшей, что на костях (а вокруг монастыря были захоронения) ничего стоять не будет. Кто знает... Театр латали так часто, пока в 1965 г. его не закрыли на реконструкцию, затянувшуюся на несколько десятилетий. В 1987 г. театральный комплекс открылся. И вот незадача – чуть было не сгорел. Пожар не нанёс большого ущерба. Сейчас под одной крышей Дворца искусств существуют несколько театров. А по театральным же закоулкам неуютного храма искусств, говорят, бродят тени людей, чей прах был потревожен при ликвидации монастырского комплекса. История продолжается...

СОЗДАТЕЛЬ «КРАСНОЙ» ЦЕРКВИ Судя по всему, братьям Бегенам было уготовано оставить достаточно любопытный след в общей иваново-владимирской истории. Один из них, Николай Густавович, избирался городским головой Иваново-Вознесенска (с 23 (10) ноября 1905 г. по 21 (8) декабря 1909 г.), затем служил агентом Русского страхового общества (его дом до сих пор стоит на улице Степанова под № 8, примыкая к дому М.А. Любимовой). Другой Беген, Петр Густавович, в 1900 г. был назначен владимирским губернским архитектором и занимал этот пост в течение восьми лет.

П

етр Густавович Беген родился 11 июля (29 июня по ст. стилю) 1863 г., окончил Академию художеств в Санкт-Петербурге. В 1895 г. проходил по спискам служащих строительного отделения Владимирского губернского правления – трудился сверхштатИваново тайное...


108 ным техником в чине губернского секретаря, спустя четыре года получил назначение на исполняющего должность младшего архитектора, а в 37 лет стал главным губернским архитектором. Во Владимире Петр Беген оставил о себе хорошую память. Достаточно назвать построенное им здание Исторического музея, заложенное в 1900 г. по инициативе Владимирской ученой архивной комиссии. Объявленный конкурс выиграл только что ставший во главе архитектурного ведомства Беген. И первый блин не вышел у него комом – через три года проект был воплощен в жизнь. Среди его построек – собственный одноэтажный каменный дом на Троицкой улице (1901; ныне ул. Подбельского, 17), здание родильного приюта (начало 1900-х) на улице Спасской, 9, комплекс винного склада (1901; там сейчас разместился ликеро-водочный завод). Им же произведена реконструкция Народного дома под театр в 1907 г. В 1902 г. Петр Густавович был удостоен ордена св. Станислава III степени. Он скончался в 1917 г. в усадьбе Клевцы Костромской губернии. Видимо, революционные катаклизмы отрицательно повлияли на его самочувствие. В Иваново-Вознесенске ныне забытый зодчий тоже оставил свой след. В нашем городе сохранились все его главные архитектурные проекты – Введенская (или так называемая «Красная») церковь по проспекту Ф. Энгельса, 88; церковь Владимирской женской общины на улице Лежневской, 120; дом совладельца «Товарищества мануфактур Н. и Л. Гандуриных» Н.М. Гандурина на улице Пушкина, 27/3 (1898; в статье Р.Г. Коноплевой и Т.П. Тимофеевой «Беген Петр Густавович». Введенская церковь была возведена к лету 1907 г. Дом причта и ограда с башнями и воротами были построены попозже, в 1909–1913 гг. (в статье Р.Г. Коноплевой и Т.П. Тимофеевой «Беген Петр Густавович» неверно указана дата ее возведения – 1906–1909). Землю для постройки бесплатно предоставил почетный гражданин Иваново-Вознесенска граф С.Д. Шереметев, которому тогда принадлежали значительные территории в местечке Ушаково (ее называли тогда еще «графской землей»). Торжественная закладка храма состоялась 4 июня (21 мая по ст. стилю) 1901 г. Решение о ее строительстве принял сход жителей местечек Ушаково и Ямы в 1900 г. Инициативную группу возглавляли крестьяне Е.К. Елин и И.И. Волков, потом к ним добавились крестьяне М.И. Киселев, С.С. Воронин и управляющий вотчинной конторой Шереметевых Карл Федорович Кнорре. В процессе строительства сам Беген вынужден был жить во Владимире, а потому наблюдение за его хоИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


109 дом поручил любимому ученику, иваново-вознесенскому архитектору Александру Федоровичу Снурилову (1878–1956), с 17 лет работавшему в мастерской наставника. Достаточно сказать, что ряд фабрикантских усадеб, современные магазины «Сувениры», «Мысль», «Дом специалистов» на улице Калинина, Дом Дюрингера, нынешний Музей ивановского ситца построены Снуриловым. Поэтому понятно, что в результате подобного сотрудничества получился великолепный результат. Краевед Леонид Алексеевич Шлычков писал о Введенской церкви: «Массивный объем ее, увенчанный мощным пятиглавием, ассоциируется с древними соборами Московского Кремля. Фасады же, выступающие легкими крыльцами, пестрят убранством, детали которого взяты из арсенала русской архитектуры эпохи узорочья». Храм, выполненный в русско-византийском стиле с некоторыми элементами модерна, в 1918 г. посетил Патриарх Московский и всея Руси Тихон. В 1938 г. он был закрыт. После драматической голодовки верующих в марте-апреле 1989 г. храм вернули церкви. Сейчас на основе «Красной» церкви существует уже 17 лет Свято-Введенский женский монастырь. Судьба церкви Владимирской женской общины также не менее драматична. Идея создания подобного учреждения относится к 1899 г. Небольшой храм был заложен в 1902 г., затем Беген изменил проект и 24 (11) мая 1903 г. была произведена торжественная закладка трехпрестольной церкви. Главный престол освятили 4 января 1905 г. (22 декабря 1904 г. по ст. стилю), а боковые – через 3 года. После революции монастырь, возникший вокруг церкви, был закрыт. Богослужения в нем возобновились лишь в 1993 г. А вот судьба храма Всех Скорбящих Радость выдалась печальной – в 1935 г. его закрыли, а 30 декабря 1976 г. взорвали. Спустя 31 год началось восстановление храма. И вот уже в 1999 г. в возрожденном храме прошел первый молебен. П.Г. Беген принимал участие и в перестройке в 1907 г. бывшей набойной мануфактуры Осипа Степановича Сокова – молельного старообрядческого дома в современную Казанскую церковь по проспекту Ф. Энгельса, 41. Еще раньше, в 1893–1894 гг. Петром Бегеном были выстроены два инфекционных корпуса больницы для мастеровых и рабочих (сейчас в одном из них расположен Центр здоровья (ранее ЦПС) при НИИ материнства и детства имени В.Н. Городкова). Им же в 1897 г. построены полукаменный дом и склад фабриканта М.П. Кашинцева на Московской улице. Дом украшает ограда, выполненная в стиле модерн. А вместе с главным архитектором Иваново-Вознесенска (1879– Создатель «Красной» церкви


110 1910) Сергеем Викторовичем Напалковым (1858–1914) участвовал в реконструкции усадьбы местного фабриканта Якова Никоновича Фокина на улице Советской, 30 и 32. Старожилы также рассказывают, что в районе нынешнего парка имени Степанова была Бегеновская земля (или Бегеновский парк). Любопытно, что Напалков и Беген были соперниками в конкурсе на проект женской гимназии, объявленный городским руководством. Итоги подвели в 1903 г. – конкурс выиграл Сергей Напалков (ему выплатили премию в размере 1 тыс. рублей – весьма приличная сумма по тем временам). Проект Бегена занял второе место (ему досталось 500 рублей). Третье место и 300 рублей достались московскому зодчему Льву Николаевичу Кекушеву. В 1904 г. для женской гимназии по проекту Напалкова выстроили новое здание из красного кирпича на Воздвиженской улице (ныне ул. Степанова; теперь в нем размещена средняя школа № 30). Известно, что в 1902–1903 гг. Петр Густавович спроектировал колокольню Воскресенско-Федоровского монастыря в с. Сергеево (Воскресенское, Воскресенское-Сергиево) ныне Шуйского района. Им же в 1897–1905 гг. выстроен пятиглавый Успенский собор на средства А.Н. Шубиной и епископа Владимирского Сергия (Спасского; занимал этот пост в 1892–1904 гг.). Беген работал и в глубинке, например, в 1910-е гг. в Лежневе он построил пятиглавую Покровскую церковь. И, наконец, именитый архитектор разработал витрину и павильон для иваново-вознесенских купцов, в 1893 г. принявших участие в Чикагской Всемирной выставке, приуроченной 400-летию открытия Америки Х. Колумбом. Выставка принесла необыкновенную известность тканям наших фабрик. Беген был удостоен медали за рисунок павильона. ...А был еще один Беген, Александр Густавович – купец и промышленник, владелец усадьбы в Ново-Талицах, основанной во второй половине XVIII века контр-адмиралом Н.И. Молчановым. Ее хозяином Беген стал после сочетания браком на вдовой внучке флотоначальника, Марии Яковлевны Шимановской (любопытно, что первым ее мужем был генерал-майор Шимановский). Кроме того, известно, что у Бегенов была сестра...

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


111

ФУТБОЛ НАШЕГО ДЕТСТВА В 1886 г. в английской колонии Санкт-Петербурга появилась первая футбольная команда. 25 сентября 1893 г. в российской газете прошло первое упоминание о футбольном матче в Северной столице. А уже 24 октября 1897 г. в России состоялся первый публичный футбольный матч с участием российской команды «Спорт».

В

Иваново-Вознесенск футбол пришёл в 1909 г. Именно тогда в городе зарегистрировался первый любительский клуб футболистов. В ту пору задиристыми и умелыми игроками считались Дмитрий Фурманов (будущий известный писатель и комиссар Чапаевской дивизии) и Николай Хлебников (впоследствии генерал-полковник, Герой Советского Союза, почётный гражданин нашего города). Они играли за команду «Чёрная» (возможно, название произошло от игроков – чумазых пролетариев, прокопчённых фабрично-заводским воздухом). Вместе с ними гоняли мяч такие известные футболисты города, как Борис Дьяконов, Иван Золкин, пятеро братьев Савичевых. Команда «Чёрная», возникшая в 1913 г., год спустя нанесла поражение весьма серьёзному противнику – чемпионам Москвы, футболистам из Орехово-Зуево. «Морозовцы» (по имени тамошнего владельца текстильной фабрики) были обыграны со счётом 2:1. Играть приходилось на пустырях и на городских улицах (асфальт и транспорт в те времена практически отсутствовали). Уже позже захотелось играть на более приличном покрытии. Вот почему летом 1918 г. в сад бывшего фабриканта Зубкова залезли молодые представители пролетариата. Им захотелось расчистить себе площадку для футбольных баталий. Патруль их задержал. Их отвели к председателю Иваново-Вознесенского горисполкома (по нынешним временам мэру города). Председатель их выслушал и разрешил провести субботник. Деревья вырубили. Так на месте сада возник стадион «Буревестник». ...По воспоминаниям тех лет, футбольные ворота сооружали из булыжника, кольев, а порой из перевязанных ремнями ученических тетрадей и учебников. Поверх этой стопы складывалась одежда игроков. Вот такие горки из разного материала и служили штангами у ворот. В селе Бонячки, что на вичужской земле, на фабрике Коновалова (хозяин предприятия, Александр Иванович, в ту пору заседал в Государственной думе) в 1913 г. появилась своя команда, игравшая с англичанами, приехавшими монтировать станки «Портроп». Футбол нашего детства


112 Судя по всему, и Кинешма сходила с ума от футбола. Об этом свидетельствует заметка из «Костромской жизни» (напомним, что Кинешма в те времена была центром одноимённого уезда Костромской губернии) от 25 июля 1914 г., которая называлась «Кинешма. Горе от футбола»: «В Кинешме и её окрестностях процветает спорт и, главным образом, футбол. На Межаковом поле ежедневно происходят игры и не менее одного раза в неделю – публичные состязания различных команд. Местная газета «Кинешемец», кроме регулярных отчётов о ходе футбольных битв, завалена полемическими письмами гг. (господ. – А.С.) футболистов, которые печатала и наконец взмолилась: Господа футболисты! Пощадите! Не пишите нам ни футбольных корреспонденций, ни футбольных опровержений». А футбол тем временем завоёвывал популярность – команда Иваново-Вознесенска билась с командой Кохмы; на каждой фабрике образовывались новые команды... Ходят легенды, что большими любителями развлечься «ножным мячом» были известные иваново-вознесенские поэты и журналисты 1920-х гг. Серафим Огурцов, Николай Орлов и Анатолий Медников. Грандиозных успехов ивановский футбол не добился. Но и нам есть чем гордиться. В 1940 и в 1986 гг. ивановцы добывали Кубок РСФСР. В первом случае командой руководил Андрей (или Андро) Жордания (будущий заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР) и она тогда называлась «Основа». Спустя 46 лет под руководством Юрия Пьянова «Текстильщик» повторил успех своих легендарных предшественников. В 1930-е гг. ивановцы (а в городе в разное время существовали одновременно несколько сильных клубов – «Динамо», «Спартак», «Красное Знамя» и «Знамя», «Основа», а в 1958–1999 гг. – «Текстильщик») у себя дома на стадионе «Динамо» (ныне «Текстильщик») разгромили очень сильную сборную Турции со счётом 7:3. Приезд турок тогда организовал начальник финансовой службы УНКВД по Ивановской области и по совместительству председатель областного общества «Динамо» Сергей Осипович Броневой, отец народного артиста СССР Леонида Броневого, сыгравшего в фильме «Семнадцать мгновений весны» начальника гестапо Мюллера. Тогда гремели такие имена, как Жордания, Сентябрёв, Дорохов, Малхасов, Сергей Козлов, Садовский, Вавилов, Денисов... Чуть позже зазвучали имена Колотилова, Щиброва, Ерёминых... Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


113

Футбол (стадион «Текстильщик»)

Два бывших ивановских футболиста, Макар Гончаренко и Николай Коротких, приняли участие в знаменитом «матче смерти», 9 августа 1942 г. играя за киевский «Старт» против германской команды Flakelf. Немцы были побеждены со счётом 5:3. Коротких осенью 1942 г. замучили гестаповцы. Одна из версий гласит, что немцы натолкнулись на его довоенное фото в форме НКВД. По другим данным (полученным от жены Коротких – Ганы), сестра футболиста по какой-то причине выдала брата. Невероятной любовью в Иванове футбол пользовался в 1950–1960-е гг. «Текстильщик» был крепким середняком в чемпионатах СССР в классах «А» и «Б» (аналог возникших потом высшей и первой лиг). Сердце ивановского болельщика замирало, когда играли Трофимов, Мосалёв, Бакшин, Иван Пономарёв, Комаров, Скоропеев, Забелин, Шуляков, Рубилов... В те годы команду, ставшую легендарной, тренировал Юрий Иванович Забродин (старший тренер «Текстильщика» в 1962–1974 гг.). Немало ивановских футболистов прославилось и в других клубах – Сочнев, Пискарёв, Сафонов, Крушин, Мазурин, Зернов... Тренерами Футбол нашего детства


114 ивановских команд в разные годы работали известные специалисты – уже упоминавшийся Андро Жордания, Борис Апухтин, Михаил Сушков, Анатолий Исаев (заслуженный мастер спорта СССР, олимпийский чемпион 1956 г.)... При Исаеве «Текстильщик» вышел в первую лигу чемпионата СССР, но год спустя вновь вернулся в лигу рангом ниже... Но даже во второй лиге в 1970–1980-е гг. ивановцы были на хорошем счету. В команде выгодно смотрелись Калинин, Ермаков, Криволапов, Александров, Иванов, Ильин... Ещё одной успешной командой, даже по рамкам второй лиги, был кинешемский «Волжанин». С 1990-х гг. по настоящее время жизнь команды – это уже отдельная история. В 2009 г. ивановский футбол отметил своё столетие. Будем надеяться, что болельщикам придётся больше радоваться, чем огорчаться, глядя на игру ивановцев.

ОГНИ НОЧНОГО ГОРОДА Превращение Иваново-Вознесенска в крупный индустриальный город требовало, кроме всего прочего, и превращения его в город с нормальной инфраструктурой – дорогами, гостиницами, почтой, телеграфом и т.д. Не последнее место в этом перечне занимало освещение улиц.

Э

то диктовалось многими причинами: безопасностью движения, удобствами перемещения по городу, а также созданием определенных препятствий для уличной преступности. Известно, что финансирование освещения улиц осуществлял городской бюджет. Так, к 1900 г. в Иваново-Вознесенске можно было насчитать до 800 фонарей, заправлявшихся керосином. По подсчетам кандидата исторических наук Н.Ю. Новичковой, 5 фонарей находились около здания городской управы, 12 – при полицейских будках, 1 фонарь располагался у входа в приемный покой городской больницы, 2 – при городских бараках, 3 – на местах свалок… 56 фонарей были установлены на базарной площади, остальные освещали улицы и переулки. Но этого количества все же не хватало – большая территория Иваново-Вознесенска нуждалась в освещении. Обслуживание фонарей возлагалось на фонарщиков, каждый из них отвечал за свой участок. Прежде всего, они должны были сле-

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


115 дить за исправностью фонарей, вовремя их заправлять, а вышедшие из строя – менять. Как показывала практика, порой свои обязанности фонарщики выполняли весьма халатно. К сожалению, и подвыпившие горожане, покидая какое-нибудь питейное заведение, не находили ничего лучшего, чем «излить» свои проблемы на фонари… Кстати, в те времена фонари стояли не на таких высоких опорах, как теперь, – на них можно было даже взобраться. По семь с половиной тысяч рублей (немалая по тем временам сумма) выделяла городская казна на фонарное освещение. А с 1 мая по 1 августа фонари «отдыхали» – их отключали. Вскоре на смену тусклым керосиновым фонарям пришли современные – керосинокалильные фонари. Но настоящая революция произошла, когда появилось электрическое освещение. Рядом с ИвановоВознесенском в губернском Владимире и в уездной Шуе оно появилось в 1909 г. Интересно, что Шуйская городская управа на свои средства даже выстроила собственную электростанцию – предтечу нынешней горэлектросети. В Иваново-Вознесенске депутаты городской думы рассмотрели этот вопрос в начале 1910 г. 21 (8) января городская дума приняла решение поручить строительство электростанции частной фирме – Товариществу механических изделий. И вот год спустя, 5 января 1911 г. (23 декабря 1910 г. по ст. стилю), улицы Иваново-Вознесенска осветились 48 дуговыми электрическими фонарями (из них 13 фонарей украсили Александровскую улицу (ныне часть просп. Ленина) от Туляковского моста до Всесвятской улицы (ныне ул. Ермака). Эту дату можно считать днем рождения городской энергетики. Де-юре фонари получили право на эксплуатацию чуть позже, а именно 25 (12) января 1911 г., когда инспектор Московского почтово-телеграфного округа Белотелов, владимирский губернский архитектор Фёдоров, заведующий ИвановоВознесенской городской сетью Федосеев и председатель Товарищества механических изделий Полушин произвели осмотр всего электрохозяйства города (электростанцию, устройства подземных кабелей, сами фонари) и дали официальное разрешение на эксплуатацию. Правда, керосинокалильные и керосиновые фонари в прошлое не отошли.

Огни ночного города


116

И ДОЛЬШЕ ВЕКА... 17 (4 марта) 1906 г. в Российской империи были изданы «Временные правила о профессиональных обществах и союзах». Так увенчались успехом многолетние усилия рабочего класса за возможность легального создания организации, которая бы защищала социальные и экономические права наемных работников.

О

бразование профсоюзов в Иваново-Вознесенске началось уже весной 1906 г. И уже осенью, 28 (15) октября, возник союз рабочих ситцепечатных фабрик г. Иваново-Вознесенска, в котором в январе 1907 г. насчитывалось 656 членов, в марте – 1600, в апреле – 2020. Первым председателем профсоюза был Е. Лаврентьев, затем его сменил Федор Самойлов, будущий депутат IV Государственной думы. Активную роль в создании местных профессиональных организаций сыграл большевик К.Д. Гандурин, прозванный рабочими «союзным генералом». После поражения Первой русской революции 1905–1907 гг. была приостановлена и деятельность профсоюза. После ее возобновления в декабре 1907 г. число членов слегка уменьшилось (в январе 1908 г. – 1350 членов, в марте 1908 г. – 1800). Профсоюз закрылся в марте 1909 г. после обыска в библиотеке, во время которого нашли запрещенную литературу. 4 сентября 1906 г. появился иваново-вознесенский союз ткачей. Им руководили Н. Кузнецов, Н. Иванов, Турчаников, Пименов, Левин. 12 ноября (30 октября) 1906 г. возник союз торгово-промышленных служащих. Из союза ситцепечатных фабрик стали выделяться слесари, токари, кузнецы, а также другие рабочие-механики, которые 8 декабря (25 ноября) 1906 г. оформили самостоятельный союз механических рабочих. Профсоюзные организации появились в этот период и в других городах и селах будущей Ивановской области (в Тейкове, Кохме, Родниках, Вичуге, Наволоках, Яковлевском). Новый этап в профсоюзном движении текстильного края начался в 1917 г. – в июне был образован областной профсоюз текстильщиков Иваново-Кинешемского района. Его возглавил большевик А.Н. Асаткин, уже 27 августа выбранный гласным Иваново-Вознесенской городской думы, а 22 сентября ставший ее председателем. Профсоюзы в этот период занимались не только политикой, но и заключением коллективных договоров с хозяевами предприятий, установлением прожиточного минимума, созданием библиотек и т.п. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


117 Очень велика заслуга профсоюзов в создании Иваново-Вознесенской губернии. Так, 10–11 февраля (28–29 января) 1918 г. II районный съезд Советов, фабзавкомов, профсоюзов и других демократических организаций постановил создать Иваново-Кинешемскую губернию. Присутствовали 65 делегатов. Районный съезд признали губернским учредительным, а райисполком – губисполкомом. Председателем губисполкома, или губернатором, был избран М.В. Фрунзе. Уже после признания губернии центральными властями Михаил Васильевич много времени уделял тому, чтобы профсоюзное движение в молодой губернии набиралось сил и опыта. Закономерным итогом объединительной работы стало учреждение в сентябре 1918 г. Иваново-Кинешемского областного Совета профсоюзов, позже ставшего Иваново-Вознесенским губернским. Первым председателем губпрофсовета, т.е. лидером губернских профсоюзов, был Василий Степанович Смирнов (Малков, 1884–1932). Два года он руководил Иваново-Вознесенским Советом профессиональных союзов, одним из самых боевых и энергичных Советов в молодой Советской России. Это было трудное время гражданской войны и политики «военного коммунизма». К началу 1919 г. в рядах профессиональных союзов, объединяемых Иваново-Вознесенским губернским Советом профсоюза, насчитывалось более 200 тыс. человек (членство в профсоюзах рабочих и служащих было тогда обязательным). Губпрофсовет стал, наряду с советскими и партийными органами, одним из центральных звеньев управления экономикой. Послереволюционные профсоюзы сильно отличались от дореволюционных. Они учились жить и работать по-новому, беря на себя функции, не свойственные им ранее. В губернии началась национализация крупной и средней промышленности, и профсоюзам пришлось переходить от позиции противников работодателей на позицию сторонников и помощников новых хозяев предприятий – государства и трудовых коллективов. Одной из обязанностей профсоюзов становилось наведение порядка и укрепление трудовой дисциплины с целью повышения производительности труда. Для этого на фабриках и заводах губпрофсовет, отраслевые союзы и фабзавкомы создавали контрольно-хозяйственные комиссии, которые следили за дисциплиной труда. В сфере внимания профсоюзов были также вопросы улучшения материального и бытового положения трудящихся, повышение общеобразовательного и культурного уровня работников. Именно профсоюзам в голодное время доверили определять размер продовольственного пайка. И дольше века...


118 В декабре 1921 г. по губернии насчитывалось более 28 тыс. безработных. Губпрофсовет не только содействовал пуску предприятий, но и организовал массовое переобучение и переквалификацию рабочих. Уже через месяц это позволило сократить число безработных на 6 тыс. человек. Еще 5 тысяч были отправлены на общественные работы в родной губернии и на полевые работы в черноземные области. Большое внимание уделялось ликвидации неграмотности, общеобразовательной и культурно-просветительской работе. По всей губернии открывались фабричные библиотеки, читальни, клубы. По инициативе профсоюзов в Иваново-Вознесенске был организован один из первых в стране рабочих университетов. Тогда же начались занятия и на технических курсах «красных директоров». На них проходило ускоренное обучение наиболее грамотных и энергичных рабочих азам хозяйствования, управления производством и трудовым коллективом. Недаром тогда появилась поговорка, что «профсоюзы – школа коммунизма», т.е. школа приобщения рабочих к науке управления. Над этим многие потешались, но, как выяснилось позже, именно этой школы не хватило рабочим, чтобы грамотно распорядиться судьбами своих предприятий в 1990-е гг. За период с сентября 1918 г. по декабрь 1921 г. губпрофсовет провел 5 губернских съездов. Было организовано 6 уездных профсоюзных бюро (Шуйское, Середское, Кинешемское, Тейковское, Юрьевецкое и Вичугское) и 9 поселковых секретариатов. В губпрофсовете действовали 3 отдела: организационно-инструкторский, тарифный и охраны труда. Задача по созданию массовых отраслевых профсоюзных организаций была решена. В 1923 г. при Иваново-Вознесенском губпрофсовете был создан свой радиоузел. Сам же губпрофсовет (а затем – облсовпроф) разместился на площади Ленина (бывшей Вознесенской) в гостинице «Национальная» (или «Националь»). Она была возведена в стиле «модерн» в 1910–1912 гг. по проекту архитектора В.Е. Дубовского и принадлежала сыну И.П. Шорыгина, одного из владельцев и директоров «Товарищества Старо-Горкинской мануфактуры» в Михневе Московской губернии, – Ф.И. Шорыгину. В этой гостинице на первом этаже размещался один из лучших ресторанов дореволюционного Иваново-Вознесенска. Его украшали три огромных пятиугольных окна. В зале находился огромный камин. Пожар 1920-х гг. уничтожил оригинальную мебель, лепной потолок, росписи на стенах, резные дубовые панели. В гостинице же в разные годы останавливались знаменитые постояльцы: певец Леонид Собинов, поэт Константин Бальмонт, звезда немого кинематографа Вера Холодная и др. В 1938–1939 гг. к бывшей гостинице надстроили два этажа. Здание и площадь перед ним стали центром Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


119 проявления общественно-политической жизни людей – проходили демонстрации, маевки, празднества. С балкона Дворца труда выступали многие именитые советские руководители, в частности, председатель ВЦИК и ЦИК СССР Михаил Калинин, председатель ВСНХ СССР Валериан Куйбышев. Что касается профсоюзов, то к середине 1930-х гг. их роль в обществе изменилась – они стали одним из «винтиком» в режиме личной власти, установленным И.В. Сталиным. Непонятливых быстро приводили в чувство. Так, в 1937 гг. был расстрелян Илья Никифорович Семагин, руководивший областным советом профсоюзов с 1929 г. В мае 1937 г. VI пленум ВЦСПС принял решение о ликвидации межсоюзных органов – советов профсоюзов. Вновь они возродились только в 1948 г. Но зависимость от партийных и государственных органов, естественно, осталась. При этом нельзя забывать, что профсоюзы, практически не влияя на политический курс страны, добились больших успехов в 1960–1980-е гг. в вопросах создания необходимых условий для работы и отдыха трудящихся. После создания ФНПР в 1990 г. началась новая страница в истории не только ивановских, но и российских профессиональных организаций.

«БУДЕТ ХЛЕБ, БУДЕТ И ПЕСНЯ!» Именно так любил говорить руководитель Советского Союза маршал Леонид Ильич Брежнев. И он был по-своему прав, потому что крестьянский труд издревле был в чести на Руси (например, одним из первых героев древнерусских былин был богатырь и пахарь (или ратай, как тогда говорили) Микула Селянинович). Да и с пустым брюхом особо не напоёшься и не напляшешься.

...П

очвы, да и климат нашего края в сравнении с южными плодородными и тёплыми краями не очень благоприятствовали земледелию. Но деваться было некуда, а потому приходилось возделывать ту землю, которой одарил Господь. Крестьяне засевали поля рожью, пшеницей, овсом, ячменем. Однако малоплодородная земля Нечерноземья не могла прокормить всё увеличивающееся население. Приходилось заниматься торговлей и ремеслами. Увидев выгоды промысловых занятий, многие крестьяне переставали заниматься хлебопашеством. Появились так называемые «непашенные дворы». Перепись, учинённая в Иванове в 1667 г., показала, что в селе из 312 дворов только 38 были названы «пашенными». Село становилось И дольше века...


120 крупным торговым центром, в нём появились две мельницы, таможенная изба, амбары и торговые лавки. В середине XVIII века ивановские крестьяне, нажив состояния на торговых операциях, стали вкладывать капиталы в промышленное производство. Первая известная полотняная мануфактура в селе Иванове была основана крепостным крестьянином Григорием Бутримовым в 1742 г. Спустя шесть лет своим предприятием обзавелся и Иван Грачёв. Они поставили свои фабрики (долгое время фабриками называли любое промышленное заведение от мануфактуры до ремесленной мастерской) на окраине села – в устье Талки на берегу Уводи. Выпускали разные виды суровой льняной ткани, начиная от равендука, из которого шили паруса, до коломенки, дрели и чешуйки. Вскоре и у прочих «капиталистых крестьян» (так называли зажиточных крестьян) – Ивана Гарелина, Ивана Ямановского – появились собственные мануфактуры. Но сельский труд сводился не только к хлебопашеству. Например, в Юрьевце успешно занимались ловлей рыбы. А потому решением царя Алексея Михайловича платили «на государев обиход» оброку 18 осетров, 42 белорыбицы, 62 стерляди больших и 60 стерляди средних. Жители Луха занимались выращиванием репчатого лука на продажу. Целые плантации вокруг города (а Лух до революции имел городской статус), а не только огороды, были засажены луком. В XIX веке луховчане начали интенсивно заниматься ещё и выращиванием капусты, которая пользовалась большим спросом в окрестных уездах. В конце века капусту вытеснило производство огурцов. Посоленные в бочках огурцы опускались в речку и стояли в ней до самого Великого поста, пока спрос на них резко не повышался. В Пучеже по указу царя Петра I быстрыми темпами стало развиваться льнопроизводство. Со временем пучежская земля стала зоной товарного льноводства. А в посёлке Яковлевский (ныне г. Приволжск) образовалось механическое льнопрядение, выросшее затем в мощный Яковлевский льнокомбинат. В Ильинском в конце 50-х гг. XIX столетия было налажено крахмало-паточное производство. Этим занимались Н.К. Мочалин и его родственник В.И. Мочалин. Первому в 1860 г. удалось реализовать 500 пудов патоки из картофеля. В Верхнем Ландехе крупным скупщиком грибов был депутат Государственной думы 4-го созыва, член Гороховецкой уездной земской управы Пётр Васильевич Тарутин (1849–1934). Он писал: «Леса здесь кругом, ходить за грибами далее чем за 2–3 версты не приходилось. Когда грибов было много, брали с собой лошадей с телегой». Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


121 Гаврилов Посад со времён царя Ивана Грозного специализировался на коневодстве. В 1739 г. императрица Анна Иоанновна отдала распоряжение о строительстве в Гавриловской слободе нового конного завода взамен отслуживших деревянных конюшен эпохи царя Ивана. А уже в советские времена был возведён Петровский завод технического спирта. Наркомат пищевой промышленности СССР утвердил акт приёмки завода 26 апреля 1936 г. Суточная мощность завода составляла 4920 декалитров абсолютного алкоголя. Но в верхах посчитали, что его мощность может быть доведена до 5300 декалитров. Руководство предприятия в лице директора Лаушкина, секретаря парткома Рыбакова, председателя постройкома, главного инженера Брянцева и технорука Машкевича направили в Гаврилово-Посадский райком ВКП (б) телеграмму, где говорилось: «Двухтысячный коллектив рабочих-стахановцев и ИТР, строителей, эксплуатационников сегодня с радостью рапортует, что при повседневной и конкретной вашей помощи мы поставленную партией и правительством задачу выполнили». Развитие сельского хозяйства в советское время воспринимается ныне неоднозначно. Не хотелось бы ворошить мрачные страницы истории, а остановиться предлагается на фактах, внушающих определённый оптимизм. Так, в Шуйском районе в 1950-е гг. гремел колхозмиллионер имени Сталина, в котором имелись собственный автопарк, большой сад, плодопитомник, овощной сортоучасток. Общий доход колхоза составлял 4,5 млн рублей. На трудодень колхозникам в 1957 г. выдали денег по 8 рублей, 1,2 кг зерна, 3 кг картофеля, 0,8 кг овощей, 1 кг сена, 1 кг соломы и 0,3 кг молока. В Ивановском районе в 12 километрах от областного центра находился колхоз «Красный труженик» (центральная усадьба размещалась в деревне Крутово), прославившийся своей племенной молочно-товарной фермой – участницей Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в 1954–1957 гг. Ферма была укомплектована коровами костромской породы. Труд на ферме был электрифицирован и механизирован. Славой пользовалась и Ивановская государственная сельскохозяйственная станция имени Ф.А. Самцова, созданная в 1936 г. в селе Богородском. Её экспериментальная база занимала 530 гектаров земли. На ней велась работа с полевыми, овощными, кормовыми, плодово-ягодными культурами, а также по животноводству. Мало кто знает, что на станции было изучено до 100 сортов земляники, 90 – малины, 60 – крыжовника и 45 сортов смородины. В наше время работникам сельского хозяйства нелегко, но будем надеяться, что жизнь будет меняться в лучшую сторону. И у нас будет и хлеб, будет и песня... «Будет хлеб, будет и песня!»


122

КАК ПИЛИ И КАК СРАЖАЛИСЬ С «ЗЕЛЁНЫМ «ЗЕЛ НЫМ ЗМИЕМ» В ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКЕ То и дело государственные власти начинали заниматься проблемой борьбы с пьянством в нашей стране. Но, как показала история, еще задолго до повсеместных усилий в искоренении этого зла на отдельных территориях сложа руки не сидели и также прилагали определённые усилия в борьбе с «зелёным змием».

Т

ак, 21 (9) сентября 1872 г. на очередном заседании Иваново-Вознесенской городской думы был рассмотрен вопрос об ограничении количества питейных заведений. То, что на Руси любили выпить – не секрет, но, к сожалению, народ в этом деле меры не знал. Например, в конце XIX – начале XX веков Владимирская губерния (куда входил и Иваново-Вознесенск) занимала третье место среди губерний Центральной России по продаже и употреблению алкогольных напитков (после Московской и Нижегородской). Так, количество ежегодно проданного вина на душу населения (включая грудных младенцев и, как говорится, трезвенников и язвенников) в 1907 г. составляло 0,5 ведра, в 1913 г. – 0,7 ведра. А в некоторых уездах (Муромском, Ковровском, Покровском и Александровском), в том числе и в Шуйском, «на грудь» брали и более – от 7,3 до 15 литров водки в год. А вот в Гороховецком уезде показатели были скромнее – 4,6 литра в год на человеческую душу. В этот же период начинает подъём так называемого «шинкарства», тайного изготовления и продажи спиртных напитков в обход государства. Во времена печальной памяти секретарей ЦК КПСС Михаила Горбачёва и Егора Лигачёва это явление назвали бы «самогоноварением». Борьба с этим явлением шла планомерная, но в целом бесполезная. В 1910 г. в Иваново-Вознесенске выявили около 200 шинкарей. Когда началась Первая мировая война, в России запретили изготовление, хранение и продажу спиртных напитков. Также закрывались казённые и частные пивные лавки. Но вот пить люди бросать не хотели. В употребление пошли лак, политура, денатурат, валериановые капли, что, как понятно из списка, со здоровьем не совместимо. К 1916 г. «спрос» на эти «напитки» спал. На смену им пришли более «здоровые» продукты – брага, самогон, спирт домашнего изготовления. Кстати, законом полиции вменялось задерживать пьяных на улицах «впредь до вытрезвления». Крепко поддавших граждан после задержания доставляли в арестантские отделения при полицейских Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


123 управлениях и в полицейские будки. В них на нарах, на полу, в грязи и в лужах «вытрезвлялись» пьяные люди. В «пьяных» камерах стояла отвратительная вонь, слышались храп, стоны, невнятное бормотание. Тех, кто не желал успокаиваться и «требовал продолжения банкета», могли жестоко поколотить. Кроме того, к пьяницам применялись меры денежного воздействия – штрафы. Число «посетителей» подобных заведений в 1989 г. составляло более 1301 человека, в 1902 г. – 1209 (данные по «приёму» клиентов арестантской местечка Ямы). Подавляющее большинство пьяных были из среды, как их называли марксисты, гегемона, т.е. рабочих. Например, 2 мая 1913 г. газета «Ивановский листок» сообщила о таком случае: «В канаву рядом с железнодорожной станцией было вылито 20 бочек пива. Сбежалось всё население Фрянькова, черпали чайниками, вёдрами, пили пиво прямо из канавы. Всё Фряньково к вечеру было пьяно, а участок завален пьяными». В арестантской при фабрике Никона Гарелина и сыновей в 1900– 1903 гг. побывало 140 рабочих, на фабрике Полушина за тот же период – 190, при квартире полицейского надзирателя на фабриках Товарищества Иваново-Вознесенской мануфактуры – 139 трудящихся, а в полицейской будке № 6 Иваново-Вознесенска за 1898 г. побывало 120 пьяниц. Так, по городу патрулями подбиралось от 5 до 45 граждан за сутки. Надо сказать, что и в других городах не отставали, например, в губернском Владимире в 1909 г. задержали 3529 пьяниц из 35 тыс. населения, а в Гавриловом Посаде – 77 обывателей из 2500 жителей населённого пункта… Так что неспроста иваново-вознесенские думцы решили уменьшить количество питейных заведений до 40, в том числе в бывшем селе Иванове – до 30, а в бывшем Вознесенском посаде – до 10. Но владимирский губернатор не утвердил данное предложение. Тогда депутаты постановили, чтобы «на одно лицо допускалось открытие таковых не более одного, с указанием частных местностей для заведения сих, по усмотрению городской управы, предоставляя дозволение на открытие питейных заведений желающим по жеребью соблюдением при том требующихся по закону условий о правах лиц на торговлю сего рода, для чего определяется срок к подаче заявлений в управу на 1-е число декабря каждого истекающего срока...». А вскоре к искоренению «зелёного змия» подключилась и либеральная и, как правило, принципиально не пьющая общественность. Так, 31 (19) января 1898 г. в городе появилось первое общество трезвоКак пили и сражались с «зелёным змием»


124 сти. Уже через шесть дней оно открыло в м. Ямы (ныне – район вокруг кинотеатра «Современник») первую чайную, а год спустя появилась и вторая чайная. Но органы власти с недоверием смотрели на желание интеллигенции помочь народу забыть о выпивке, усматривая в нём политическую подоплёку. На Рождество и Новый год в нашем городе в 1910 г. можно было купить сыры любого привоза (французского, мещерского, швейцарского и т.д.), рыбу бесконечного ассортимента (сиг, белугу, стерлядь, навагу, осетрину), сладости, мясное, разносолы… Повсюду были распахнуты двери трактиров, блинных, чайных. Богатейший выбор вин и прочего предлагался в «Винно-колониальном магазине» Щербакова, кроме того, нельзя было не заглянуть в заведение на улице Новой (ныне ул. Жарова) к П.А. Точилову, также представлявшего широкий ассортимент вин от Депре, Шустова и т.д. Битком наполнялись ресторации «Националь» и «Лондон», где дозволялись «оркестры музыки» и пение хоров без «привлечения женского персонала». В клубе господ приказчиков (дом, построенный графом Шереметевым на углу нынешних улиц Палехской и Станко) затевалась лотерея-аллегри. На сцене устраивали гору с последующим катанием с неё, в фойе клуба – голландскую таверну. Ну, и как тут не выпить-закусить? Но не всем это нравилось. В Родниках жил ткач фабрики Красильщиковых Василий Максимович Абрамов (1881–1940), написавший письмо самому графу Льву Николаевичу Толстому, известному всему миру не только своими книгами, но и тем, что отвергал вино и другим не советовал. Абрамов хотел учредить «трезвое общество» и просил совета на сей счёт у классика. Тот получил письмо и три дня последнего в своей жизни года потратил на сочинение ответа родниковскому адресату. Но «трезвый» Василий его так и не получил... Правда, племянник Абрамова Леонид Максимович вспоминал: «Василий Максимович выпить всё-таки любил...» Эксперты Министерства финансов Российской империи в 1890-е гг. выяснили, что для приготовления портвейна, хереса и мадеры на 50 вёдер отечественного вина прибавляют полведра спирта, смотря по цене, на которую приготовляют, от 50 до 10 вёдер соответствующего иностранного вина. Портвейн, стоимостью 70 копеек за бутылку, готовится так: на 17 вёдер белого крымского вина добавлялось ведро сахарного сиропа, полведра иностранной малаги и полтора – хлебного спирта. Смесью выполаскивали бочки из-под иностранного портвейна – и русский портвейн готов. Подделка вин достигла таких масштабов, что Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


125 в 1980 г. в Бессарабии (ныне Молдова) даже работала специальная правительственная комиссия по пресечению этого зла. Закон о фальсификации вин появился лишь в 1914 г. На его разработку ушло 15 лет! А там началась Первая мировая война и в стране был введён «сухой закон»... Пришла новая власть. Началось строительство светлого будущего, а люди не бросали пить... За 1925 г. в Иваново-Вознесенске у населения отобрали 100 самогонных аппаратов (в 1924 г. – 115), изъято самогона – 19 гкл 7 л (в 1924 г. – 355 вёдер), задержано за появление в пьяном виде 2811 человек (в 1924 г. – 497). А дальше вы знаете... Хотя времена и поменялись.

ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ В истории развития промышленности нашего края можно выделить три крупных периода наиболее мощного и интенсивного ее становления. Конечно, в начале было слово... Применительно к Ивановскому региону это означает, что в начале начал был, естественно, текстиль.

«Москва, спаленная пожаром...»

Т

екстильное производство появилось в селе Иваново еще в XVII веке. Но вот возможность громко заявить о себе на всю Россию появилась только после большой беды. Правильно иной раз говорят: «Кому война, а кому мать родна» или «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Речь идет о наполеоновском нашествии 1812 г. Французы вошли в Москву после того, как знаменитый совет в Филях под председательством главнокомандующего русской армией светлейшего князя Михаила Голенищева-Кутузова принял решение более не давать неприятелю генерального сражения и отойти от Первопрестольной. Жаркий сентябрь стал жарким в прямом и переносном смысле. Стояла сухая, теплая погода, начинали желтеть первые листочки. И трудно сказать теперь, отчего вспыхнули пожары в Москве – то ли французы набедокурили, то ли патриоты решили подпалить склады, дома и все такое прочее, чтобы оккупантам нечем было поживиться... Огонь подобрался к Кремлю. Наполеон был вынужден убраться в другое место. В московских пожарах сгорели все крупные мануфактуры. Как пили и сражались с «зелёным змием»


126 После изгнания незваных пришельцев из пределов страны резко возрос спрос на ткани. А потому ивановские предприятия, не имея серьезных конкурентов, многократно увеличили свое производство. Городской голова Иваново-Вознесенска в 1877–1886 гг. Яков Гарелин писал в своей книге «Город Иваново-Вознесенск»: «Все фабричные обороты и деятельность московских фабрик перешли в то время (после 1812 года) в руки ивановских фабрикантов. Работы, производящиеся на здешних фабриках день и ночь, увеличили производство товаров неимоверно; набойщики зарабатывали тогда до 100 рублей ассигнациями в месяц, не слишком обременяя себя работой». Уже тогда в Иванове вовсю работали мануфактуры Грачева, Ямановского, Ивана Гарелина и многих других. Но этих предприятий не хватало. Открывались новые – в 1812 г. свою мануфактуру завел Диодор Бурылин, дед знаменитых фабрикантов и меценатов Дмитрия и Николая Бурылиных. В 1817 г. свое дело открывают Куваевы, в 1825 г. – Полушины, через год – Гандурины. Рынок был буквально безразмерным. В 1810 г. в Иванове производилось тканей на 1 млн рублей. В 1817 г. ивановцы поставляли тканей на 7 млн рублей. Накопленное богатство позволяло ивановским крестьянам выкупаться за огромные деньги из крепостной неволи. Даже владельцы села, графы Шереметевы не могли этому противиться. В 1825 г. выкупается Савва Шомов, в 1827 г. – братья Гарелины. В течение 1827–1839 гг. выкупились на свободу у графа Д.Н. Шереметева 34 семьи ивановских предпринимателей. А ведь продукция ивановских ткачей ценилась владельцами села. Так, в 1781 г. Ефим Иванович Грачев доставил в Москву, в Китайский дом графа Николая Шереметева 8 скатертей и 370 салфеток. В XVIII веке в России утвердилась мода на носовые платки, императрица Анна Иоанновна даже разрешила в них сморкаться. А к концу столетия, без сомнения, европейского типа носовые платки стали обязательной деталью в гардеробе дворян. Например, по описи начала XIX века, гардероб Николая Петровича Шереметева, второго владельца села Иванова, насчитывал 381 носовой платок, из них батистовых с разноцветными каемками – 112, батистовых маленьких – 2, полотняных больших без каемок – 84, таких же поменьше – 112, таких же небольших с синими каемочками – 24, с красными широкими каемочками – 8, с лиловыми – 6, с красными поуже – 18, с красными узкими – 6, клетчатых – 9. Возвращаясь к последствиям московского пожара 1812 г. для ивановского текстиля, нельзя не сказать и о других любопытных фактах. На ивановских мануфактурах появились иностранцы. Среди них немало было тех, кто после плена решил остаться в России. А ведь некоторые неплохо знали промышленность в своих странах, а потому их знаИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


127 ния щедро оплачивались на ивановских фабриках. Французы и немцы служили чаще всего химиками-колористами. Это даже было престижно нанимать к себе «импортного» специалиста. В ситцевом царстве появились и художники. Кто-то сам постигал тайны мастерства, а кто-то приезжал после окончания Строгановского училища. Кроме того, на предприятиях вводились отдельные технические новшества, например галандры. Пропущенный через галандру, т.е. специальный вал, ситец приобретал ровный и глянцевый вид. Наступившее время часто называют «золотым веком» ивановского царства, ситцевого царства. Но нельзя не сказать и об отрицательных последствиях этого промышленного взлета – это стремительное загрязнение Уводи. Исчезли раки, рыба... Река превратилась в сточную зловонную канаву. Кроме Иваново-Вознесенска, текстиль успешно развивался в Кинешме, Бонячках, Каменке, Родниках, Тейкове, Середе и т.д. Зарплаты на разных фабриках отличались. Но в среднем в начале XX века ткачи получали по 12–14 рублей в месяц, прядильщики – 13–15 рублей, сновальщики – 12–17 рублей, слесари – 23–24 рубля, граверы – от 50 рублей, рисовальщики – от 55 рублей и выше. Кроме текстильной отрасли на территории будущей Ивановской области стали развиваться машиностроительные, железоделательные и чугуноплавильные предприятия. Среди них – механический, машиностроительный и чугунолитейный завод господ Смоляковых в ИвановоВознесенске (владевший 2 вагранками, медеплавильной печью, 3 кузнечными горнами, 2 подъёмными кранами, 2 токарными станками, 1 сверлильным станком и 6 «самоточками» – простейшими металлообрабатывающими станками), меднолитейный завод Жохова (выпускавший медные сушильные барабаны, кубы для варения красок на текстильных фабриках и мелкую домашнюю утварь), завод по изготовлению и ремонту чесальных машин Д.П. Шипова и др. В дальнейшем ход, набранный ивановским текстилем, в послевоенные годы не сбился. Текстильная отрасль достигла огромных успехов. Вокруг села Иванова, а затем города Иваново-Вознесенска сложился промышленный район будущей Иваново-Вознесенской губернии. Индустриализация 1920–1930-х гг. Сначала надо было просто произвести реанимацию тех фабрик, которые, как тогда говорили, были заморожены. Эту работу проделал в масштабах губернии Ударный комитет, а потом подхватил Иваново-Вознесенский текстильный трест. Так, за 1924–1929 гг. в ИвановИз прошлого в будущее


128 ском крае были пущены в строй 54 фабрики. Производство готовых тканей в регионе возросло в 4 раза, а число рабочих увеличилось в 2,5 раза. В эти же годы город начинает развиваться машиностроение. Из реконструированного механического завода вырос «Ивтекмаш», а в 1932 г. заработал «Ивторфмаш». Шуйский механический завод имени М.В. Фрунзе стал собирать станки системы «Нортроп» по образцу английских автоматических станков. В годы первых пятилеток губерния обзавелась собственной энергетикой – в Комсомольске построена ИГРЭС, а в губернском центре в 1928 г. введена в строй ТЭЦ-1. Вводятся также кирпичные заводы, домостроительные комбинаты, что позволило форсировать жилищное строительство. Кроме того, в крае появляется обувная фабрика «Трудовая коммуна», на базе кондитерского производства Головина создается кондитерская фабрика «Красная заря», мебельный комбинат и т.д. Не идеализируя ту эпоху, все же следует признать, что в годы, предшествующие Великой Отечественной войне, Ивановская область добилась больших успехов в социально-экономическом развитии. Рывок 60–70-х гг. прошлого века Это время, успешное для Ивановской области, во многом связано с результатами работы первых секретарей обкома КПСС Александра Смирнова (1964–1972) и Владимира Клюева (1972–1985). Именно в 1960–1970-е гг. текстильная промышленность области осуществляет успешную модернизацию. Государство не жалеет средств. Символом обновления стало возведение камвольного комбината, который выпускал до 40 млн метров ткани в год. Его продукция расходилась почти по всем республикам СССР, по странам Восточной Европы, а также на Кубу и во Вьетнам. Машиностроительный потенциал города пополнился заводами испытательных приборов (ЗИП) и испытательных механизмов (ЗИМ). «Ивторфмаш» освоил выпуск мощного экскаватора ТЭ-2 и крана ПК-2. Завод автомобильных кранов (ИЗАК) наладил выпуск механизмов грузоподъемностью 10 тонн с телескопической стрелой на базе автомобиля МАЗ-500. А по всему миру загремела слава завода тяжелого станкостроения, производившего станки с числовым программным управлением и автоматической сменой инструмента – ИР-500, ИР-800, ИР-1600. Кроме того, в эти годы построены санаторий в Решме, новое здание драмтеатра имени Островского в Кинешме, животноводческий комплекс «Боровое», открылся университет, НИИ материнства и детства, Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


129 реконструированы Дворец искусств, построено новое здание цирка, открыт Музей электросварки имени Бенардоса в Лухе. В 1970-е гг. на весь мир «раскручиваются» брэнды «Иваново – родина первого Совета» и «Иваново – город невест». Первый секретарь Клюев мечтал сделать область, ее столицу Иваново, «нормальным городом», т.е. индустриальным и культурным, похожим по размаху на другие большие города, но все же уникальным. Клюев был настоящим хозяином области, на пути к своей цели он иногда перегибал палку – в судьбах некоторых людей он оставил не самые лучшие воспоминания. Так, он «задвинул» на годы молодого и яркого председателя Ивановского горисполкома, мэра Адольфа Лаптева. Вряд ли надо было взрывать ряд храмов, зданий, имеющих историческое значение, ломать уникальный старый цирк. Тем не менее, именно «клюевское наследство» по-прежнему определяет лицо области. Владимира Клюева можно назвать типичным администратором той эпохи, с одной стороны, а с другой – представителем когорты самых талантливых ее представителей. 5 июля 1985 г. Клюев был назначен министром легкой промышленности СССР. Разработанная под его руководством программа реформ отрасли осталась лежать под сукном. 14 апреля 1989 г. он был освобожден от должности и ушел на пенсию. В настоящее время напрашивается новый рывок для Ивановской области. Будем надеяться, что какие-то предпосылки для него начинают уже складываться, тем более и вся страна уже заждалась в ожидании «русского чуда».

ДМИТРИЙ БУРЫЛИН: «Я ЛЮБИТЬ ТЕБЯ БУДУ, КАК ЖИЗНЬ СВОЮ!» Многим хорошо известно имя Дмитрия Геннадьевича Бурылина, иваново-вознесенского фабриканта, мецената, благотворителя и коллекционера, почётного гражданина города Иванова, основателя Музея промышленности и искусства, собрания древностей и редкостей, ныне носящего его имя.

Г

ораздо меньше мы осведомлены о личной жизни этого незаурядного человека. А между тем она складывалась непросто. Так, в 1884 г., когда Дмитрию Геннадьевичу было всего 32 года, его постигло горе – в возрасте 28 лет умерла его жена Мария Степановна (урождённая Романова; дочь шуйского лесопромышленника), в брак Из прошлого в будущее


130 с которой он вступил 26 января 1877 г. У Бурылина на руках осталось четверо малолетних детей – Александра, Иван, Елизавета, Елена. Старшей дочери Александре было всего 6 лет, а младшей Елене – год и 8 месяцев. Но спустя два года, 12 января 1886 г., Д.Г. Бурылин женится на Анне Александровне Носковой, дочери небогатого Д.Г. Бурылин ярославского торговца сукнами А.В. Носкова. Анна была моложе своего супруга на 14 лет – ей исполнилось только 19 лет. Перед бракосочетанием своей невесте в Ярославль Дмитрий Геннадьевич писал: «Дорогая моя Анна! Воскресенье у Вас я провёл счастливый день и сюда приехал с весёлой душой. ...Если и в самом деле я тебе нравлюсь, то знай: я любить тебя буду, как жизнь свою! Сумею оценить, что ты решилась и на детей идти. Знаю, что это нелегко. Но зато и за твоё спокойствие это моя будет забота... С какой радостью дети мои встретились с тобой и сейчас спрашивают, когда ты приедешь...» Заметим, что в те времена вдовец оказывался перед выбором: либо век вековать одному, воспитывая детей, оставшихся наполовину сиротами, или же привести в дом новую хозяйку. Мужчина, привыкший к семейному очагу, обычно выбирал второй вариант. При этом в традиционной русской культуре, а среди старообрядцев (хоть и бывших) особенно, бытовало предубеждение к повторным бракам. Считалось, что Бог не зря решил оставить человека вдовым, а потому ещё одна женитьба виделась как противостояние воле Божьей. Что касается выбора Анны Александровны, то надо иметь в виду, что брачный возраст девушки тогда равнялся 16 годам. Девушке из купеческой семьи, не успевшей вовремя выйти замуж, грозила перспектива остаться в старых девах. Например, с сестрой Анны, Марией Носковой, подобная история и приключилась, а в 40 лет она постриглась в монахини в Севастьяновской пустыни Ярославской губернии. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


131 Между тем брак Дмитрия и Анны Бурылиных оказался счастливым, родились ещё пятеро детей – Ксения, Сергей, Милица, Софья, Диодор. Благодаря мужеству и сердечности Анны Александровны и доброте Дмитрия Геннадьевича их семья оказалась на удивление дружной. Детей воспитывали гувернантки, одна из которых, Мария Павловна Бернгардт, служила в семье очень долго и пользовалась полным доверием. Девочки учились в женской гимназии, мальчики – в реальном училище. Но главным воспитателем был отец, который был человеком передовых взглядов, не препятствовал высшему образованию дочерей, хотя тогда это не очень поощрялось. Дмитрий Геннадьевич не выдавал дочерей замуж без их согласия. Тут он говаривал: «Не нам жить, а им – пусть идут по влечению сердца». Бурылин всегда проявлял интерес к успехам детей в учении, прививал им любовь и уважение к людям, стремление к творческому труду. Он писал супруге: «...Я прошу тебя, добрая жена моя, дать детям нашим надлежащее воспитание и образование, приучить их к труду, быть всегда справедливыми и честными, а вам, дети мои, вменяю в обязанность оказывать матери своей беспрекословное во всём послушание, повиновение, уважение, исполнять все её распоряжения и жить между собой и с нею, матерью, в полном согласии и любви». Дети платили взаимностью, признаваясь в любви к своему родителю. Так, дочь Ксения (в замужестве Пебалк, работала терапевтом в московских поликлиниках) вспоминала: «Несмотря на его вспыльчивость, он быстро отходил, никогда не помнил зла и ни о ком плохо не отзывался». Младшая дочь Софья (в замужестве Кузьмина, работала преподавателем иностранных языков в школах Иванова и Шуи, в Ивановском мединституте), её Бурылин называл «своим золотничком», писала: «...Мой отец горячо любил свою многочисленную семью; он всю жизнь относился с уважением к памяти первой жены Марии Степановны и горячо любил вторую жену Анну Александровну». ...Утро. Солнце стелется тёплыми лучами по стенам, полу уютной столовой комнаты. В окна слышно, как проснулся город – то и дело цокают копыта экипажей, по бульвару, разбитому возле перестроенного отцовского дома, идут прохожие. За длинным, покрытой нарядной скатертью, столом собрались домочадцы. Подают чай. Ждут Дмитрия Геннадьевича, но младшие Бурылины уже выпили по чашке. Он неторопливо входит. С доброй улыбкой целует в щеку супругу, обходит, приласкав, детей, садится во главе стола рядом с Анной Александровной. Дмитрий Бурылин: «Я любить тебя буду...»


132 – Как здоровье? – обычно спрашивает Дмитрий Геннадьевич. – Я к Диодорушке заглянул, ему лучше. Сегодня я заеду в магазин к Зиновию Чернову – лакомство ему прикуплю... Аннушка, пожалуйста, проследи, чтобы доктор вовремя прибыл. – Он вчера приезжал, утверждает, что это обычная простуда. Видимо, просквозило в выходные на реке, – отвечая, Анна Александровна подливает мужу ещё чайку. – Папенька, а когда Вы в Нижний отбываете? – вдруг спрашивают отца дочери. – Я думаю, на следующей неделе, – объясняет он им. – Надобно к Ивану на ярмарку заехать обязательно, а то он пишет, – тут он достаёт из внутреннего кармана письмо старшего сына: – «Дорогой папа! Письмо Ваше получил. Вы пишете, что плохо торгуем, но на торговлю нельзя жаловаться, кроме воскресенья (400 р.). Все дни торговали хорошо, большинство под 1000 рублей, а вчера продали 25 кип... Я думаю, числа первого или второго выехать потому, что нужно делать уроки... По-моему, цены надо ставить подходящие. Любящий Вас сын Иван». Когда уеду, чур, – он тут усмехается, – матушку слушаться. Бурылин встаёт из-за стола: «Ну, вы ещё почаёвничайте, а мне пора на фабрику». Целует жену в макушку: «До обеда, любовь моя». Анна Александровна была надёжной опорой и единомышленницей Дмитрию Геннадьевичу не только в семейных делах, но и в его увлечениях музеем, коллекционированием, путешествиях. Супруга сопровождала его в поездках по Востоку, особенное впечатление они получили от путешествия по Египту. Именно после совместного посещения Каирского музея он и приобрёл знаменитую мумию в саркофаге, которая сейчас выставлена в Ивановском областном художественном музее. Бурылиным пришлось пережить и тяжёлые времена на склоне лет после прихода к власти большевиков. В конце 1923 г. семью выгнали из родового дома. В том же году Бурылина ложно обвинили в сокрытии и расхищении музейных ценностей, а в 1924 г. отстранили от должности главного хранителя когда-то созданного им музея. Этот жестокий удар окончательно подорвал здоровье Дмитрия Геннадьевича, и 13 сентября 1924 г. его не стало. В газете «Рабочий край» на следующий день появилось извещение: «Дмитрий Геннадьевич Бурылин 13 сентября в 8 часов утра тихо скончался, о чём жена, брат, дети и внуки с прискорбием извещают». Анна Александровна и в годы испытаний, и после смерти любимого супруга оставалась верной своей любви. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


133

ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ ЯКОВА ГАРЕЛИНА Яков Петрович Гарелин (1820–1890) оставил выдающийся след в истории нашего города. Он родился в селе Иваново, а ушел из жизни в городе Иваново-Вознесенске. Его таланты и пристрастия были разнообразны – фабрикант, один из инициаторов образования города Иваново-Вознесенска, купец 1-й гильдии, мануфактур-советник, потомственный почётный гражданин, городской голова ИвановоВознесенска с 16 (4) января 1877 г. по июль 1886 г., меценат, нумизмат, коллекционер и историк, действительный член Императорского Русского географического общества, Императорского общества истории и древностей при Московском университете и Владимирского статистического комитета, кавалер ордена св. Станислава III степени. При нем началось благоустройство и озеленение города, он заложил и взрастил общественный сад по берегам ручья Кокуй, поднял вопрос об открытии музея в городе, пуске трамвая и постройке водопровода, открыл реальное училище (ныне в нём расположен художественный музей), женское училище, передал в собственность Вознесенского посада 6 деревянных лавок и 110 десятин земли в пустоши Бор, участвовал в претворении плана по строительству железной дороги к нашему городу.

Я

ков Петрович обладал неумной энергией, мобильностью, непоседливостью. Он не раз посещал Москву, Санкт-Петербург, часто выезжал за границу. Кроме того, ему была присуща огромная жажда знаний. И как знать, удалось бы ему достичь больших успехов в различных своих начинаниях, если бы с ним не было Любови Васильевны. Она родилась в 1824 г. (по другим данным – в 1820 г.) в Ярославле в богатой и уважаемой купеческой семье Соболевых. В те времена невест сыновьям подыскивали родители. И тут выбор получился удачным. От природы Любовь Васильевна была награждена литературным даром. Так, ее перу принадлежат книги «Масленица и пост в провинции» и «Рассказы для маленьких детей», стихотворный сборник, изданный в Москве в 1870 г., переведенная ею с английского языка детская книга, названная в русском варианте «Катя и Лиза». Свои литературные произведения она подписывала разными псевдонимами – Лилина, Надежда Либина, Л.Г., Несказаева, Г-на. Согласитесь, что даже для просвещенного XIX столетия явление незаурядное, когда провинциальная купчиха первой гильдии занимается разнообразной литературной деятельностью. Яков Петрович абсолютно не препятствовал увлечениям супруги, даже гордился, что его жена – это не надутая от важности купчиха, а передовой и образованный человек. Любовь и смерть Якова Гарелина


134 Уклад жизни Гарелиных был чисто купеческим. Порядки и обстановка строились уже на подражании дворянским образцам. Супруги украшали дом на Покровской улице (ныне ул. 10 Августа, 19) красивой мебелью, дорогим антиквариатом, в доме на стенах висели картины. Необычным было присутствие книг в доме. Хозяин собирал личную библиотеку из книг, посвященных богословию, географии, философии, истории. В шкафах стояли произведения Пушкина, Льва Толстого, Байрона, Шиллера и др. В собрании иваново-вознесенского фабриканта и купца можно было отыскать Коран 1790 г. издания, турецко-татарЯ.П. Гарелин ско-русский словарь и прочие диковинки. Напротив дома был разбит сад, спускавшийся к полноводному ручью Кокуй. В семье Гарелиных родились дочери Александра, Антонина, Екатерина, Вера и сын Герман. Воспитание детей строилось на традициях, ушедших от патриархальности. Дети знали музыку, любили читать. Во многом это шло от самих родителей. Так, Гарелин вел дела без обмана, его «купеческое честное слово» ценилось выше всяких расписок. Судя по всему, любимцем семьи был долгожданный наследник Герман, много читавший, увлекавшийся историей и опубликовавший ряд интересных статей по истории нашего края во «Владимирских губернских ведомостях». Но в 1880 г. в возрасте 23 лет он неожиданно скончался. Яков Петрович очень хотел, чтобы Герман продолжил его коммерческую деятельность. Но у того не было особой предрасположенности к занятию предпринимательством, и отец не стал неволить его. В 1878 г. Гарелин передал фабрику в аренду одному из своих служащих – Петру Николаевичу Грязнову, который впоследствии стал ее собственником. Согласно духовному завещанию родовой дом, парк, коллекцию картин, икон, медальонов, старинные документы и библиотеку, а также Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


135 принадлежавшие ему лесные массивы и сенокосные земли и многое другое он оставлял в пользу города. В доме должно было открыться училище с преподаванием курсов садоводства, огородничества и технического рисования. При училище Яков Петрович задумал городской музей изделий ремёсел и промышленности, ему он завещал свою коллекцию монет, медалей, картин и образцы изделий. Завещание, к сожалению, полностью так и не было выполнено. Душеприказчиками к исполнению своего духовного завещания Гарелин назначил наряду с зятем А.Л. Келиным доктора медицины Ивана Степановича Шмидта и уважаемого кохомского фабриканта Николая Арсеньевича Ясюнинского. Ранняя смерть сына Германа, видимо, приблизила кончину Любови Васильевны Гарелиной, которой не стало спустя пять лет. Якову Петровичу на тот момент исполнилось 65 лет. Он тяжело переживал свое вдовство. Его спасла работа, в которую он ушел с головой. Оставшись один, Я.П. Гарелин продолжил заниматься своей деятельностью. Его подругой в это непростое для него время стала служанка Паша. Как вспоминал иваново-вознесенский врач Павел Алявдин, эта Паша была весьма хороша собой. Гарелин просто влюбился в неё. Но в любви их «силы были неравны», как деликатно замечал все тот же Алявдин. А в это время во Франции жил известный физиолог и невропатолог Шарль Броун-Секар (1817–1894), который исследовал функции надпочечников и процессы старения организма. Броун-Секар до сих пор входит в сотню лучших врачей за всю историю человечества. В 1858 г. он впервые восстановил признаки жизни в голове собаки, изолированной от туловища. Профессор Броун-Секар даже изобрел эликсир, во время приема которого пациент как бы «омолаживался». Узнав о лекарстве парижского ученого, Гарелин поехал во Францию, где и прошел курс омоложения по данной методике. Правда, не исключено, что Якову Петровичу выписанное средство из Парижа ввели в Москве. Утверждают, что после применения лекарства Гарелин преобразился на глазах. Но затем он очень быстро постарел и 31 октября 1890 г. скончался. Недруги Гарелина (среди них Иван Андриановича Волков (1880– 1968), автор известной книжки «Ситцевое царство», человек, настроенный на острое словцо) отмечали неравнодушие Якова Петровича к слабому полу. Явно, что дыма без огня не бывает. Но и фактов, подтверждающих замечание Волкова, в нашем распоряжении практически нет. И даже если это так, то не будем строги к извинительной слабости Гарелина. В конце концов, человек всю свою жизнь, кроме слабого пола, больше всего любил свой город – Иваново-Вознесенск. Пусть и Любовь и смерть Якова Гарелина


136 с опозданием, но потомки признали заслуги этого незаурядного человека – 24 мая 2006 г. ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Иванова»; основанная им в 1865 г. публичная библиотека (ныне Ивановская центральная городская библиотека) носит его имя с 21 ноября 2000 г.; была переиздана его книга, первое исследование по истории нашего города, «Город Иваново-Вознесенск, или Бывшее село Иваново и Вознесенский посад», изданная им еще в 1885 г.

ТАЙНА ФАБРИКАНТА НЕБУРЧИЛОВА У всех на слуху имена известных иваново-вознесенских меценатов, благотворителей, среди которых Дмитрий Геннадьевич Бурылин и Яков Петрович Гарелин. Еще при жизни они стали легендами. Но в ивановской истории есть имя человека, который стал выдающимся благотворителем уже после ухода из жизни.

И

ван Васильевич Небурчилов (ум. 27 апреля 1910 г. на 63-м году жизни), иваново-вознесенский купец, вёл тихую жизнь. Только после кончины к нему пришла настоящая известность. И тогда открылась его тайна. Душеприказчики (а их назначил сам Небурчилов, это были известные и уважаемые фабриканты города – братья Бурылины, Николай Зубков, Александр Гарелин и Сергей Полушин) подсчитали оставленный капитал – почти 1 млн 900 тыс. рублей. Интересно отметить, что составитель духовного завещания – нотариус И.К. Невский – требовал с душеприказчиков 1747 р. платы за свой труд, но дума признала требование чрезмерным и не имеющим законного основания. Часть денег была завещана разным лицам, предусматривались выплаты бедным работникам Товарищества Куваевской мануфактуры (Небурчилов являлся крупным пайщиком этого предприятия), утратившим работоспособность. Остальной капитал был завещан городу Иваново-Вознесенску. Городская дума распорядилась оставшимися деньгами так – учредила 16 стипендий для учащихся и выстроила богадельню (она сейчас превратилась в коммуналку на ул. Ермака), детскую и «заразную» больницы. Как известно, в архитектурном конкурсе на лучшее здание больницы из 16 проектов победил вариант Павла Трубникова. В 1912– 1914 гг. возвели 8 каменных больничных корпусов и предполагали открыть больницу весной 1915 г. Но началась Первая мировая война, и в 1914–1918 гг. в корпусах разместили 199-й пехотный полк, а неот-

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


137 крытую больницу стали называть Небурчиловскими казармами. Затем вплоть до 1929 г. здания отдали под квартиры преподавателям ИвановоВознесенского политехнического института (им выделили 128 комнат). Только в 1929 г. сбылось постановление гордумы девятнадцатилетней давности – открылась первая горбольница, почему-то не получившая имя Небурчилова. А ведь когда-то в нашем городе были Небурчиловская и Задняя Небурчиловская улицы. Они появились в 1915 г., впоследствии их переименовали соответственно в улицы Парижской Коммуны и Дмитрия Морозова. Ничего не осталось, даже могилы с памятником со словами благодарности иваново-вознесенцев Ивану Васильевичу. Хотя нет, в Шуе на улице Московской стоит и усадьба, и то, что осталось от былого величия Товарищества, основанного этим удивительным человеком. Думается, давно пора не только улицу имени Небурчилова вернуть, но и больнице имя Ивана Васильевича всё-таки присвоить. А может, поставить вопрос и о присвоении Небурчилову звания «Почётный гражданин города Иванова»...

ИЗ ЖИЗНИ ЗИНОВИЯ ЧЕРНОВА Жителям города хорошо знаком симпатичный двухэтажный дом на проспекте Ленина, 16. Долгое время в нем располагались «Главхлеб» и булочная, сейчас здесь находится кофейня. А до революции это был дом, в котором проживал известный торговец хлебом Зиновий Леонтьевич Чернов.

С

емейное предание гласит, что Черновы переехали в ИвановоВознесенск из Суздаля, где Зиновий Чернов работал приказчиком, а затем женился. Его супругу звали Вера Александровна. Одолеваемый желанием открыть свое дело, Чернов приехал в наш город с мешком семечек. Здесь они купили маленький домик на Георгиевской улице (ныне просп. Ленина) и стали торговать. Дело пошло споро. Отличавшийся предпринимательской жилкой, Чернов вскоре освоил торговлю хлебом и бакалеей. В семье Черновых было семеро сыновей и шесть дочерей. Имена некоторых детей удалось установить – Михаил, Александр, Ефим, Анатолий, Анна, Любовь, Елена… На месте деревянного в 1905 г. был выстроен кирпичный дом в стиле эклектики. На первом этаже располагался магазин бакалейных товаров, на втором – квартира хозяев. Часть помещений использовалась Тайна фабриканта Небурчилова


138 под контору страхового общества «Саламандра», в котором в 1910-е гг. Чернов служил агентом. Ходит легенда, что как только Зиновий открыл торговлю мукой, его супруга начала печь пироги, коими и угощала покупателей. Не чурался Чернов и общественной деятельности. Так, в 1903 г. владимирский архиерей утвердил устав «Покровского общества хоругвеносцев» при Покровском соборе города. Общество возглавил городской голова Павел Дербенёв. В его состав вошли крупные торговцы города. Зиновий Чернов тоже стал членом этого общества, придерживавшегося монархических взглядов. Созданный З.Л. Черновым З.Л. и В.А. Черновы Торговый дом «Зиновий Чернов с сыновьями» процветал. Дела Чернова вел известный в городе нотариус Константин Иванович Пономарев, контора которого также располагалась на Георгиевской улице. Семейный достаток позволил многим детям получить хорошее образование. Так, Анатолий Зиновьевич стал кандидатом технических наук, Александр Зиновьевич работал врачом в Кремлевской больнице. Напротив дома Чернова стоит дом В.И. Грибовой. В советское время это был магазин «Электротовары», а сейчас это – «Мир обуви». По вечерам элегантный бухгалтер Грибов выходил на балкон, а напротив появлялась одна из симпатичных дочерей. Дело кончилось счастливым браком. …После революции жизнь разбросала многочисленных потомков Чернова. Но в Иванове до сих пора жива одна из его внучек – Лидия Ефимовна. А ее дочь, правнучка Зиновия и Веры Черновых, Ирина Алексеевна Бедринская, окончившая индустриальный техникум и получившая специальность экономиста, живо интересуется историей своей семьи. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


139

ЖИЛ-БЫЛ ФОТОГРАФ … 30 (18) октября 2009 г. исполнилось 150 лет со дня рождения Сергея Евгеньевича Соколова, владельца писчебумажного магазина, книготорговца, содержателя фотоателье и одновременно известного иваново-вознесенского фотографа.

В

начале XX века в Иваново-Вознесенске было несколько популярных фотосалонов: в Вознесенском посаде с отделением на Соковской улице располагался салон И.Г. Павлова, напротив Воздвиженской церкви – «Светопись» П. Григорьева, на Мельничной улице в доме Щудровой была «Большая Московская фотография М.П. Кореневой», в доме Скорынина на Песках спросом пользовался фотосалон М.А. Мищенко и др. Среди прочих выделялась и фотография С.Е. Соколова. Сергей Соколов унаследовал занятия фотографией от своей матери Екатерины Викторовны (урожденной Седлецкой). Она родилась около 1826 г., а скончалась 19 февраля 1891 г. В 1856 г. вышла замуж за овдовевшего московского мещанина Евгения Сергеевича Соколова (1831–1907), оставшегося на руках с двумя маленькими детьми. В браке с Соколовым Екатерина Викторовна родила еще четверых. Это женщина, происходившая из семьи польских дворян, была на редкость энергичным, целеустремленным и предприимчивым человеком. Еще в самом начале 1870-х гг. она занялась фотобизнесом – открыла салоны во Владимире, Коврове, Шуе, а в 1880 г. – и в Иваново-Вознесенске. Возможно, Е.В. Соколова была первой женщиной-фотографом во Владимирской губернии. 23 июня 1879 г. Сергей Евгеньевич получил разрешение на производство фотографических работ. Им были открыты заведения в Коврове, Суздале, Муроме, Тейкове. С 1882 по 1903 гг. фотоателье Соколова работало и в Иваново-Вознесенске. Салон то и дело менял свое расположение – улица Широкая в доме мещанина Н.В. Шаваева, Шереметевская улица в собственном доме, вновь Широкая улица, но уже в доме Бурылиных, и, наконец, дом Скорынина на Песках (ныне район пл. Пушкина). В 1904–1905 гг. Соколов отошел от фотографического бизнеса и передал свое ателье в аренду астраханскому мещанину Михаилу Мищенко – первому издателю открыток с видами Иваново-Вознесенска. Интересно, что в фотосалоне Мищенко под видом горничной в 1911–1912 гг. подпольной деятельностью занималась Нина (Нуне) Фердинандовна Агаджанова-Шутко (1889–1974), член РСДРП (с 1907 г.), автор сценария Жил-был фотограф …


140 фильма, поставленного Сергеем Эйзенштейном, «Броненосец Потемкин». В 1920-е гг. бывший салон Мищенко занял кинотеатр «Постройка». Отдалившись от фотографии, Сергей Соколов вместе с супругой открыл типолитографию с переплетным отделением, писчебумажный магазин и книжные лавки не только в Иваново-Вознесенске, но и в Шуе. Годичный оборот типолитографии составлял колоссальную по тем временам сумму – 62 210 рублей 39 копеек, в ней трудились 6 служащих, 4 мальчика и 78 мастеровых, рабочих, учеников. Она была расположена в доме № 15 наследников Щудрова на Часовенной улице. Будучи владельцем писчебумажного магазина, Соколов выпустил три серии видовых открыток Иваново-Вознесенска (одна из них вышла даже в раскрашенном виде). Книжный магазин в нашем городе также преуспевал – с 1908 г. он находился в доме № 23 наследников московского мещанина В.И. Соловьева на Георгиевской улице. С.Е. Соколов был женат на Евлампии Иосифовне Александровской (1861–1928). В браке у них родилось пятеро детей. Один из сыновей Соколова, Евгений Сергеевич (род. в 1883 г.), окончил Владимирскую духовную семинарию, учился в Дерптском, а затем в Санкт-Петербургском университетах. В годы Первой русской революции 1905–1907 гг. он часто посещал Иваново-Вознесенск. Был знаком с большевиком Андреем Бубновым, присутствовал на заседаниях Совета рабочих депутатов на Талке, давал приют в своем доме приезжим социал-демократическим агитаторам. Любопытно, что иногда он ходил на большевистские «массовки» вместе с отцом, который читал революционные брошюрки, беседовал с партийными работниками, пытаясь вникнуть в смысл происходивших событий. В 1917 г. Евгений Сергеевич вернулся в родной город и трудился преподавателем в различных учебных заведениях Иванова (в 34-й школе, в хлопчатобумажном техникуме (ныне промышленно-экономический колледж)). Он умер в 1949 г. В 1918 г. весь бизнес Соколовых, включая недвижимость (а кроме дома имелась еще и дача в селе Богородском), был национализирован. Семья перебралась в Толпухово под Владимир. Летом 1919 г. Сергей Евгеньевич Соколов умер от брюшного тифа. Место его захоронения до сих пор не установлено. Вдова вернулась в Иваново-Вознесенск, где и скончалась. Она была похоронена на территории Благовещенской единоверческой церкви, там, где ранее был погребен отец ее мужа. Что касается потомков, то они не забыли своего известного предка. Один из них, правнук Сергей Игоревич Цейтлин, живо интересуется историей своего рода и собирает материалы, связанные с жизнью и деятельностью семьи Соколовых. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


141

МАТРИАРХАТ ПО-ИВАНОВСКИ Бытует мнение, что в нашей стране мужчины всячески старались не допускать к вершинам власти женщин. Но история показывает, что уже третьим правителем Древнерусского государства была женщина – великая княгиня киевская Ольга.

В

XVIII веке, когда нравы стали либеральнее, в России царствовали четыре женщины и еще одна (Анна Леопольдовна) была правительницей при малолетнем Иване VI Антоновиче, трое из них посещали территорию будущей Ивановской области. 28 (17) мая 1767 г. императрица Екатерина II во время путешествия по Волге сделала остановку в селе Стрелка, что на территории современного Вичугского района, ее встречал хозяин села, владелец соседнего села Борщевка, а также генерал-аншеф некоторых окрестных деревень Александр Ильич Бибиков. Наши края посетили также императрица Анна Иоанновна (приезжавшая с матерью в Золотниковскую пустынь, а в 1739 г. издавшая распоряжение о строительстве в Гавриловой слободе нового конного завода) и императрица Елизавета Петровна (в августе-сентябре 1738 г. проживала в Шуе). Супруги некоторых руководителей нашего государства также имели отношение к нашему региону. Так, император Петр Великий первую, нелюбимую, супругу Евдокию Федоровну Лопухину сослал в суздальский Покровский девичий монастырь. Существует предание, что она якобы тайно приезжала в шуйское село Дунилово для встреч с сыном, царевичем Алексеем. Кроме того, дочь князя Алексея Михайловича Черкасского (сибирского губернатора (1719–1724), кабинет-министра при Анне Иоанновне (с 1731 г.), государственного канцлера и президента Коллегии иностранных дел России (с 20 января 1734 г.), владельца села Иванова) – Варвара Алексеевна Черкасская в 1743 г. вышла замуж за генерал-аншефа, генерал-адъютанта, обер-камергера, графа Петра Борисовича Шереметева, ставшего после женитьбы вотчинником Иванова. Он сам, в том числе и вместе с супругой, не раз посещал и жил в Иванове. Немногие сейчас вспомнят Геннадия Янаева, три дня в августе 1991 г. правившего в качестве и.о. президента СССР и председателя ГКЧП, самозвано сменив Михаила Горбачева. До того как стать вице-президентом СССР, Янаев бывал в нашем городе, кроме того, его жена из Иванова, бывший комсомольский работник, ответственный секретарь Комитета молодежных организаций СССР, заведующая отделом апМатриархат по-ивановски


142 парата Президиума Верховного Совета СССР Маргарита Федоровна Забелина. Интересно, что предок супруги первого президента России Наины Иосифовны Ельциной был когда-то купцом-старообрядцем в Юрьевце и звали его Асафом Моисеевичем Гириным. В середине XIX века он перебрался на Урал и его праправнук Иосиф Гирин и стал отцом Наины Ельциной. Продолжая тему жен высшего руководства, необходимо вспомнить министра обороны СССР и Маршала Советского Союза Дмитрия Федоровича Устинова. В молодости он работал слесарем и машинистом на текстильной фабрике «Зарядье» (ныне ОАО «Зиновьевская мануфактура») и одновременно в 1928/1929 учебном году являлся студентом нашего политехнического института. В вузе он познакомился со своей женой, шуянкой, студенткой химфака Таисией Алексеевной Брыкаловой. Собственно, ивановские женщины вышли на политическую арену при выборах Иваново-Вознесенского совета рабочих депутатов в 1905 г. Из 150 (кто-то утверждает, что их было 151) уполномоченных (депутатов) женщин было только 25. Именно занятие революционной деятельностью привело впоследствии многих ивановских женщин к власти. Некоторые из них, выйдя замуж, шли за своими избранниками на каторгу, в тюрьмы, а там, если здоровье позволяло, многие из них после Октябрьской революции 1917 г. выбились на крупные посты в органах власти (например, Матрена Николаевна Разумова (партийная кличка – «Канарейка») заведовала женотделом в губкоме РКП (б), была председателем областной детской комиссии (1930–1933); в честь Разумовой названа улица в Иванове). Так, единственным областным «генсеком» в нашей области была революционер со стажем, кандидат исторических наук Ольга Афанасьевна Варенцова, прожившая долгую (почти 88 лет) жизнь. В качестве секретаря Иваново-Вознесенского губкома РКП (б) она руководила губернией с сентября 1919-го по март 1921-го. А вот среди вторых секретарей обкома (в те времена очень важный пост, в наше время – первый заместитель губернатора) женщин насчитывалось больше – Пелагея Яковлевна Воронова (с июня 1929-го по 1930-й гг.; в дальнейшем стала заместителем наркома легкой промышленности СССР (1931–1934) и начальником Главного управления шелковой промышленности СССР (1934–1937)), Клавдия Ивановна Николаева (в марте 1934–1936 гг.; в ЦК ВКП (б) руководила отделом работниц (1924–1926) и агитмассовым отделом (1930–1933), в 1919–1924 гг. – редактор журнала «Работница», в 1936–1944 гг. (до самой смерти) – секретарь ВЦСПС), кандидат Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


143 экономических наук Лидия Павловна Лыкова (в 1951–1955 гг.; позднее министр социального обеспечения РСФСР (1961–1967) и заместитель председателя Совета Министров РСФСР (1967–1985)). Среди председателей Ивановского облисполкома была одна женщина. Это ныне здравствующая известная ткачиха и директор фабрики имени 8 Марта, Герой Социалистического Труда Зоя Павловна Пухова, занимавшая эту должность в декабре 1984 – феврале 1987 гг. В 1987 г. она стала председателем Комитета советских женщин (КСЖ), весьма влиятельной в те времена общественной организации (в свое время ею руководила первая женщина-космонавт в мире Валентина ТерешковаНиколаева. Кстати, Терешкова, будучи студенткой текстильного техникума, приезжала в Иваново в 1960 г. для сбора материала для диплома. В более поздние годы она тоже была в Иванове). Интересно, что КСЖ в 1945–1968 гг. руководила и Нина Васильевна Попова, избиравшаяся депутатом Верховного Совета СССР в 1950–1958 гг. по Кинешемскому избирательному округу. Говоря о женщинах, сделавших карьеру на государственном поприще, нельзя не вспомнить уроженку п. Каменка Нонну Александровну Муравьеву, которая доросла до постов председателя ЦК профсоюза рабочих текстильной промышленности (1946–1952), министра соцобеспечения РСФСР (1952–1961), председателя Центральной ревизионной комиссии КПСС и председателя Комиссии по установлению персональных пенсий при Совете Министров СССР (1961–1966), депутата Верховного Совета СССР (1962–1965). В 1982 г. в Вичуге была учреждена премия имени Н.А. Муравьёвой, которую вручают лучшим женщинам-активисткам города. А вот среди советских (председателей горсовета, а потом и горисполкома) руководителей города Иванова женщин почему-то не было. Зато в качестве партийных первых и вторых лиц их было не мало. Например, первыми секретарями Ивановского горкома ВКП (б) и КПСС избирались Вера Семеновна Цветкова (март 1950–1951; была председателем Ивановского облсовпрофа (1951–1957) и председателем ЦК профсоюза рабочих хлопчатобумажной промышленности), Татьяна Николаевна Николаева (январь-март 1959; затем – секретарь ВЦСПС), Елена Ивановна Гаралик (1959–1963). Среди вторых секретарей Ивановского горкома ВКП (б) и КПСС следует назвать Е.А. Кирьянову и Н.Н. Варзину. Ивановские женщины, к слову сказать, охотно выдвигались не только на профсоюзные должности, но и на комсомольские посты (среди первых секретарей Ивановского обкома и горкома ВЛКСМ Матриархат по-ивановски


144 вспоминается очень много представителей прекрасного пола). Из прошлых имен хорошо известна Зинаида Алексеевна Адмиральская, репрессированная в мрачном 1937 г. А из бывших комсомольских попрежнему в строю лидеры области прошлых лет – профессор, доктор исторических наук Ольга Анатольевна Хасбулатова была заместителем главы администрации Ивановской области В.И. Тихонова, сейчас – первый заместитель председателя правительства Ивановской области М.А. Меня; кандидат социологических наук Нина Леонидовна Вислова, в настоящее время – заместитель руководителя аппарата администрации г. Иванова – руководитель аппарата; Елена Евгеньевна Гордеева сейчас трудится начальником отдела по связям с общественностью и СМИ Ивановской городской думы. Наши женщины охотно руководили многочисленными текстильными предприятиями. Среди них – Е.А. Кирьянова (директор савинской фабрики «Солидарность» в 1940–1950 гг.), А.И. Курчакова (директор фабрики имени С.И. Балашова в 1967–1989 гг.), Т.В. Акулова (директор фабрики имени Н.К. Крупской), Л.И. Звездина (директор фабрики имени О.А. Варенцовой в 1950-е гг.), А.И. Евстратова (директор фабрики имени С.М. Кирова), Т.В. Ложникова (директор фабрики имени 8 Марта в 1980-е гг.), Л.А. Альбицкая (директор шуйской фабрики «Тезинка» в 1984–2002 гг.), уже упоминавшаяся З.П. Пухова и др. Пожалуй, самой известной женщиной среди директоров была дважды Герой Социалистического Труда, бывший член ЦК КПСС и бывший член Президиума Верховного Совета СССР Валентина Николаевна Голубева (во втором замужестве Власова), директор фабрики имени С.М. Кирова (1986 – сентябрь 1987) и ОАО «БИМ» (сентябрь 1987 – апрель 2002, 2004–2006). Кстати, в те времена очень значимой должностью было место секретаря парткома фабрики. Женщин охотно ставили на этот пост, в большинстве своем из них вырастали неплохие руководители. Очень много женщин было на руководящих постах и в других структурах. Так, они встречаются среди председателей Ивановского областного суда – Сурова Прасковья Афанасьевна (с 25 апреля 1944 по 23 марта 1957 гг.), Гапонова Александра Гавриловна (с 23 марта 1957 по 23 марта 1970 гг.), Семенко Валентина Ивановна (с 23 марта 1970 по 25 октября 1991 гг.). Исполняющей обязанности председателя Арбитражного суда Ивановской области в августе 2007 – апреле 2008 гг. была Н.П. Басова. Директором Ивановской областной научной библиотеки в 1940– 1968 гг. являлась Т.А. Матвеева. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


145 Председателем облсовпрофа и председателем областной избирательной комиссии в 1975–1985 г. была М.Г. Солдатикова. С 1987 г. ООО «Ивкнига» возглавляет М.А. Орлова. За всю историю газеты «Рабочий край» только два главных редактора (редактора) были женщины – кандидат исторических наук М.М. Разина (октябрь 1988 – март 1991, ранее руководившая областным радиокомитетом) и Е.И. Аверьянова (с сентября 2008 г.). Директором МУП «Рабочий край» в январе 2006 – апреле 2008 гг. была А.Н. Сафонова (в настоящее время руководитель исполкома «Единой России» в Иванове). Среди главных редакторов «Ивановской газеты», которой уже почти 19 лет, тоже встречаются только две женщины – это кандидат философских наук Ю.М. Загвозкина и М.Л. Ауге. В списке главных редакторов (редакторов) газеты «Ленинец» (позже – «Прямая речь») встречаются восемь женщин. Правда, 6 из них были во главе издания в 1990–2000-е гг. – имена некоторых на слуху. А вот тех, кто редакторствовал в старые времена, следует назвать – это Е.И. Мордвишина (февраль 1939 – июль 1940 гг.) и А.Д. Ваняшова – тогда это было редкостью. Руководителями исчезнувшей газеты «Курьер» были Л. Зорина, Л. Котляр, В. Матяж, М. Москалева, И. Лазарева. Первым редактором еженедельника «Иваново-Вознесенск» была В.Р. Охотникова, главным редактором газеты «Текстильный край» – Л.К. Клюшкина. И.В. Калинина возглавляла редакцию журнала «Вознесенский деловой журнал». В настоящее время (с октября 2005 г.) Ю.Р. Бурганова является главным редактором газеты «Хронометр-Иваново». Журнал «Власть. Ивановская область» редактирует И.В. Сурина. Среди главных редакторов районных газет почти одни женщины. Знаменитый НИИ материнства и детства сначала возглавил крупный ученый-гинеколог, профессор, доктор медицинских наук В.Н. Городков, а затем им руководили и до сих пор руководят женщины – профессора, доктора медицинских наук Л.В. Посисеева и А.И. Малышкина. Много женщин встречается среди ректоров (например, А.Я. Изместьева была ректором текстильного института (1962–1975), а ректором ШГПУ в настоящее время является И.Ю. Добродеева), деканов факультетов, заведующих кафедрами в вузах, директоров школ, музеев (например, А.А. Додонова, А.Г. Страхова, Л.Г. Горбунова, Т.А. Юдина, Л.В. Воловенская, Н.А. Кублановская и др.), директоров архива, гостиниц, типографий (Л.П. Каморкина, В.З. Гармаш), руководителей пресс-служб (В.В. Ионова, Е.Л. Силкина, Н.Б. Тихомирова), председателей колхозов, руководителей городского и районного звена на уровМатриархат по-ивановски


146 не председателей, заместителей председателей, заведующих отделами, инструкторов райкома, горкома и обкома, директоров школ, главных врачей больниц и поликлиник. Много ивановских женщин избиралось в органы представительной власти разных уровней. Ткачиха Ивановского меланжевого комбината Е.В. Чернышова избиралась членом ЦИК СССР. Депутатами Верховного Совета СССР в разные годы были К.Ф. Сахарова, Е.А. Гонобоблева, Е.В. Виноградова, В.В. Комова, Ю.М. Вечерова, Т.И. Шувандина, А.В. Кучерова, М.В. Куликова, З.И. Заботина, Г.В. Николаева, З.П. Пухова. Депутатами Верховного Совета РСФСР ивановцы избирали Л.И. Звездину, В.С. Цветкову, Н.В. Преснякову, Т.Н. Николаеву, Е.И. Иванову, Н.Е. Федорову, А.И. Мелентьеву, В.Н. Голубеву. Многие из этих славных женщин были ткачихами, удостоенными самых высших правительственных наград за свой труд. Среди народных депутатов СССР, избранных в 1989 г. следует отметить Валентину Ивановну Семенко (в девичестве Бронзову), сыгравшую важную роль в подготовке судебной реформы в стране. Когда Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев узнал о приезде ивановцев, он тут же просил найти Валю Бронзову, с которой они когда-то вместе заседали в комитете ВЛКСМ МГУ во время учебы на юрфаке. Удивительно, но из 11 народных депутатов РСФСР, избранных весной 1990 г., женщин не оказалось. Ни одной женщины не было среди членов Совета Федерации РФ от Ивановской области. За все время существования Государственной думы РФ только 3 женщины попали в ее состав – член КПРФ В.В. Крутова (27 мая 2001 – 7 декабря 2003, избирательный округ № 80) и член «Единства», а затем «Единой России» Т.В. Яковлева (19 декабря 1999 – 2 декабря 2007, избирательный округ № 79, потом № 80). В настоящее время заслуженный врач РФ, профессор, доктор медицинских наук Т.В. Яковлева по-прежнему является депутатом Государственной думы РФ, но избранной по списку партии «Единая Россия» 2 декабря 2007 г. Весной 2011 г. депутатом Государственной думы РФ стала Е.Н. Лапшина. В нынешнем составе Ивановской областной думы из 48 депутатов женщины (до кончины А.И. Корзининой) имели 10 мандатов. В нынешнем составе Ивановской городской думы из 30 депутатских мест только 4 принадлежат женщинам. И в наше время ивановские женщины занимают видное положение во властных структурах. Всех назвать невозможно, тем более что некоторые уже упомянуты выше. Достаточно назвать имена глав администраций Комсомольского (О.В. Бузулуцкая), Тейковского районов Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


147 (Е.К. Засорина), начальников областных Департаментов – здравоохранения (И.Г. Атрошенко), культуры и культурного наследия (Л.М. Каменева), социальной защиты населения (И.Г. Эрмиш), ректора Ивановского института развития образования – кандидата филологических наук М.А. Дмитриеву, директора Ивановского государственного театрального комплекса – Г.К. Годину, директора областного училища культуры имени М.И. Малютина – И.И. Комарову (ранее – О.К. Луховская), художественного руководителя Ивановского театра кукол – заслуженную артистку РФ Е.Э. Иванову (ранее – Е.П. Пирогова, М.И. Кравцова, Е.Г. Демирова), директора Ивановского музыкального театра – Н.А. Шумскую (ранее – В.Д. Ильяшенко, В.В. Спиридонова), генерального директора предприятия «Полёт» – Ю.В. Портнову (депутата Ивановской областной думы 4-го созыва), директора Ивановского интердома имени Е.Д. Стасовой – Г.И. Шевченко. Кроме того, руководителем Государственной инспекции труда в Ивановской области является Г.И. Семенова, руководителем Ивановостата – доктор экономических наук С.В. Клюзина, временно и.о. руководителя территориального управления Росфиннадзора в Ивановской области – Кузьмичева Л.А., руководителем УФК по Ивановской области – Л.Н. Голубева. На слуху также имена народной артистки РФ и заслуженной артистки Автономной Республики Крым В.Г. Добролюбовой (была заместителем главы администрации Ивановской области и председателем Комитета по культуре и искусству), бывшего заместителя главы города Иванова, кандидата философских наук Н.В. Тетериной, Е.А. Пожигайло (была начальником областного Департамента экономического развития и торговли, в настоящее время – заместитель министра экономики Калининградской области) и бывшего заместителя председателя правительства Ивановской области Ю.О. Жуковской (ныне заместитель губернатора М.А. Меня). Общественные организации возглавляют женщины – бывший народный депутат СССР и бывший председатель комиссии партийного контроля при Ивановском обкоме КПСС З.П. Смолина руководит Ивановским городским советом ветеранов; областное отделение Союза художников РФ возглавляет Г.А. Воронова; Ивановское областное отделение «Российского Красного Креста» – К.Н. Болотова. Одно время Ивановским отделением СЖР руководила В.В. Родионова (бывший главный редактор газет «Прямая речь» и «Частник», ныне начальник управления общественной и информационной политики администрации г. Иванова). Матриархат по-ивановски


148 Ивановские женщины активны в создании различных общественных организаций – Ивановское отделение Союз женщин России (председатель – Л.В. Посисеева), «Женская инициатива» (председатель – Е.О. Налимова), клуб «Деловая женщина» (председатель – М.М. Разина) и др. Таким образом, в политической сфере, кажется, давно уже мало кто обращает на пол человека. Главным критерием становятся деловые и интеллектуальные качества. И, конечно, сейчас невозможно представить не только мир политики, но и экономики, культуры, науки, образования без наших женщин.

ЗАЩИТНИК ФРУНЗЕ 17 сентября 1930 г. в Иваново-Вознесенске был арестован адвокат Эрн. Его обвинили в финансировании контрреволюционной белогвардейской организации «Спасение Родины и революции» и в участии в ней. Обвинения были высосаны из пальца. Тем не менее «тройка» при полпредстве ОГПУ по Ивановской промышленной области приговорила Эрна к расстрелу. И вдруг судьи заменили высшую меру 10 годами лагерей. По тем временам – настоящее чудо. Его можно объяснить только одним: в царские времена Эрн защищал на суде самого Михаила Фрунзе…

А

лександр Александрович Эрн родился в 1869 г. в Смоленске. Дворянин, был женат, исповедание – евангелист-лютеранин, окончил юридический факультет Московского университета. В 1912 г. избирался в IV Государственную думу от 2-го съезда городских избирателей Владимирской губернии. До 1917 г. принадлежал к партии кадетов, пока не выбыл из нее «ввиду несоответствия программы новому политическому и экономическому строительству». Был городским судьей в Покрове, во Владимире. Работал и секретарем Владимирского окружного суда, присяжным поверенным, юрисконсультом государственного и соединенного банков. …24 марта 1907 г. в три часа ночи в доме Соколова на Малой Ивановской полиция арестовала крестьянина Ивана Яковлевича Корягина и некоего Северного. Они пытались бежать через окно, но дом был окружен полицейскими. После обыска обнаружились документы Шуйской организации РСДРП, гектограф, два карабина и два револьвера, Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


149 нелегальная литература. На допросе Корягин назвал себя уже другим именем – Борисом Точанским, сыном титулярного советника из города Верного (ныне г. Алма-Ата), но полиции удалось доказать, что перед ними легендарный Арсений, а точнее Михаил Васильевич Фрунзе. Тогда ему было 22 года, а он уже был профессиональным подпольщикомреволюционером, членом РСДРП с ноября 1904 г. Подельника Арсения, носившего кличку Северный, звали Павел Дмитриевич Гусев. Он был младше Фрунзе на один год (умер от туберкулеза в тюрьме). Власти перевели Фрунзе, а вместе с ним и Гусева, во Владимир, в местную тюрьму. А началось все 21 февраля 1907 г. В тот день Фрунзе-Арсений проводил собрание пропагандистов в квартире врача шуйской земской больницы Дамской. В это время мимо больницы проезжал местный урядник конно-полицейской стражи Перлов, вызывавший непомерную антипатию у местных революционеров. Фрунзе и Гусев выбежали во двор и недалеко от железнодорожного переезда несколько раз выстрелили в Перлова из револьверов. Оба промахнулись, но на ноги была поднята вся полиция. Отсидевшись две недели в Родниках, Фрунзе вернулся в Шую. Вскоре он должен был ехать на V съезд партии в Лондон, но его арестовали. В 1908 г. начался судебный процесс. Дело слушалось во Владимире выездной сессией Московской судебной палаты. Защитником Павла Гусева назначили присяжного поверенного Эрна. На суде Перлов заявил, что в него стрелял не один, а два человека. Дело было направлено на доследование. Его изъяли из ведения судебной палаты и передали в военно-окружной суд. Спустя 16 месяцев после ареста Михаилу Васильевичу предъявили обвинение: принадлежность к РСДРП и покушение на должностное лицо при исполнении им служебных обязанностей в местности, состоящей под особым надзором. Все складывалось для него как нельзя хуже: впереди ждал смертный приговор. Эрна вызвали на участие в процессе в день слушания дела. Он вступил в переговоры с председательствующим генералом Милковым. Как позже писал Эрн, он вместе со своим помощником Михаилом Шрейдером пытался сорвать дело. Адвокат считал, что грамотный и суровый судья, каковым являлся Милков, не будет либеральничать, а если бы удалось застопорить дело, то могли назначить другого судью. Вслух же Эрн выдвигал другие аргументы: отсутствие времени на изучение дела и нарушение закона (защитника должны извещать за два дня Защитник Фрунзе


150 до начала слушаний). Генерал долго уговаривал присяжного поверенного, мотивируя тем, что дело несложное, что Эрн с ним знаком, что ответственности он на себя не берет, т.к. смертного приговора якобы не ожидается. Адвокат все равно отказался. Тогда Милков заявил, что в таком случае дело будет слушаться без защиты. Обсудили ситуацию с обвиняемыми. Было решено не оставлять их без защиты и заручиться неоспоримым поводом для кассации. Фрунзе, признавая свою принадлежность к социал-демократической партии, полностью отрицал факт стрельбы в Перлова. У обвинения свидетельская база была слабой, что умело использовалось защитой. И все-таки предрешённость и тенденциозность процесса сказались – был вынесен смертный приговор. Последовала кассационная жалоба со стороны защиты, и борьба за жизнь обвиняемых продолжилась. Был еще один смертный приговор, замененный затем 6 годами каторги для Фрунзе и 8 годами – для Гусева. Все это время адвокат Александр Александрович Эрн защищал и того, и другого. ...Прошло время. По стране завертелись революционные вихри. И вот они – парадоксы истории. Из воспоминаний Эрна: «В середине 1918 года я был арестован во Владимире и помещен в тюрьму. Никакого обвинения мне предъявлено не было, а объяснено только, что изолирован я, как бывший “видный общественный деятель”». В это время Фрунзе, будучи комиссаром Ярославского военного округа (в его состав входила и Владимирская губерния), производил смотр местного гарнизона, а затем решил осмотреть тюрьму, в которой сидел во время процесса. В одной из камер комиссар встретил своего бывшего защитника Эрна. Расспросив, за что того арестовали, Фрунзе пообещал: «Будьте спокойны. Скоро вы будете свободны». Через несколько дней Эрн был освобожден, а затем по предложению Фрунзе работал юрисконсультом военного комиссариата Ярославского округа. Позже их пути пересекались несколько раз в Харькове, куда обоих заносила служебные дела. В 1925 г. Фрунзе не стало. За бывшего адвоката, при его повторном аресте, некому уже было заступиться. Может быть, одно лишь имя покойного революционера способствовало необъяснимому смягчению приговора. Но «отсрочка» оказалась недолгой. 17 июня 1931 г. бывший присяжный поверенный Эрн скончался в Соловецком лагере. До «настоящих», больших репрессий оставалось более пяти лет…

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


151

ИВАНОВСКИЙ ДРУГ БУЛГАКОВА Знатоки творчества выдающегося русского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова хорошо знают, что важное место в его переписке занимал Павел Сергеевич Попов, который был одним из ближайших друзей Мастера. Попов – автор первого биографического очерка о Булгакове, созданного сразу после смерти писателя, но опубликованного только в 1991 г.

А

между тем мало кому известно, что Павел Сергеевич Попов – наш земляк, уроженец Иваново-Вознесенска. Он родился 9 августа (28 июля по ст. стилю) 1892 г. в семье крупного суконного фабриканта Сергея Максимовича Попова (1862–1934). В 1915 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета (в вузе его товарищем стал будущий выдающийся философ, ослепший на лесоповалах ГУЛАГа Алексей Федорович Лосев) был оставлен в вузе для подготовки к профессорскому званию, преподавал в Нижегородском университете, читал курс логики в Институте слова. Увлекался философами средневековья, в частности Фомой Аквинским. В 1926 г. Попов женился на внучке великого писателя графа Л.Н. Толстого – Анне Ильиничне Толстой (1887–1954). В 1923–1930 гг. трудился в Государственной академии художественных наук, в 1931 г. «как представитель эксплуататорских классов» был выслан с семьей в Ленинград (назад разрешили вернуться в феврале 1932 г.) В 1944 г. стал заведующим кафедрой логики МГУ. Кроме того, П.С. Попова интересовало творчество А.С. Пушкина, А.П. Чехова, Л.Н. Толстого, он переводил Платона, написал известный вузовский учебник по логике. С М.А. Булгаковым Попов познакомился в 1926 г. и сразу высказал пожелание стать его биографом. Правда, супруга писателя, Елена Сергеевна, недолюбливала Попова, и особенно его жену. Вдова А.Ф. Лосева (автор книги о муже, вышедшей в серии ЖЗЛ в 1997 и 2008 гг., и автор учебника «Античная литература») Аза Алибековна Тахо-Годи, отвечая на вопрос: «А это правда, что Лосев был одним из прототипов булгаковского Мастера?», сказала: «Преувеличение. Речь идет, собственно говоря, не о самом Мастере, а о его знаменитой шапочке с буквой М. Лосев тоже носил черную шапочку. Многие считали, что это академическая традиция. Но это была монашеская скуфья, которую он надел после тайного пострига 3 июня 1929 года. У Булгакова был друг Павел Сергеевич Попов... Попов курсировал между двумя этими полюсами – Булгаковым и Лосевым – и мог описать Ивановский друг Булгакова


152 Михаилу Афанасьевичу лосевскую судьбу и облик. Гипотеза шаткая, но выразительная. Впрочем, Алексей Федорович в конце концов разошелся с Поповым, приложившим руку к его изгнанию из Московского университета в 1940-е годы». Попов фиксировал факты из жизни Булгакова, кроме того, в переписке они обсуждали содержание и судьбы многих произведений писателя – «Дни Турбиных», «Кабала святош», «Адам и Ева», «Блаженство» и др. Но больше всего Попову нравился роман «Мастер и Маргарита». Он мечтал, чтобы книга увидела свет, но до этого момента ему не довелось дожить три года. Во многом совпадали и литературные вкусы Попова и Булгакова. Последний обычно обращался: «Жив ли ты, дорогой мой Павел? Позвони!» П.С. Попов скончался 31 января 1964 г. в Москве и был похоронен на Ваганьковском кладбище. Кроме того, брат М.А. Булгакова Николай Афанасьевич Булгаков некоторое время прожил в Иваново-Вознесенске, женился на иванововознесенской девушке, позднее эмигрировал из страны. …Неплохо знал Булгакова еще один иваново-вознесенец – Петр Зайцев. Он оставил заметки о своих встречах с писателем (часть из них опубликована в «Литературной России» от 12 апреля 1985 г.).

С НОВЫМ ГОДОМЪ! Новый год и Рождество Христово – самые любимые праздники русского народа. Но для того чтобы праздновать их вместе, каждому из них пришлось пройти долгий исторический путь.

Д

остаточно долго праздник Рождества и встреча Нового года не пересекались. В России, например, продолжительное время новогодние торжества приходились на 1 марта, пока Великий князь Московский Иван III Васильевич в 1492 г. не установил исчисление нового года с 1 сентября. Последний перенос связан с именем царя Петра I, постановившего в декабре 1699 г. летосчисление вести не от сотворения мира, а от Рождества Христова. И тут же приказал встретить Новый год 1 января 1700 г. В этот день сам Петр командовал военным парадом, а затем в Кремле устроил угощение для «скудных» людей – вокруг чанов с пи-

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


153 вом возвышались навалом калачи. Вечером государь ракетой открыл грандиозный фейерверк. Новогодние гулянья длились 6 дней. Сам Петр и его соратники веселились, как дети, полагая, впрочем, ошибочно, что встречают новое столетие. Но их ошибка вполне извинительна – совсем недавно человечество, празднуя наступление 2000 г., тоже верило, что наступил не только новый век, но и другое тысячелетие. Все это случилось, но с поправкой на один год... Петровская реформа медленно, но неуклонно приживалась – русскому народу пришлась по вкусу возможность дважды повеселиться от души среди долгой зимней, снежной поры – встретить Рождество, а затем Новый год. Напомним, что до революции жители России сначала встречали Рождество (25 декабря), а потом начинались Святки, на которые попадал Новый год (1 января). Праздники продолжалось до самого Крещения. Рождество Христово – великий христианский праздник, установленный, согласно церковному вероучению, в честь рождения Христа. Возможно, выбор на дату 25 декабря связан с приходившимся на этот день языческим солярным праздником «Рождение Солнца Непобедимого» (после зимнего солнцестояния начинает прибывать солнечный день), который с принятием христианства наполнился новым содержанием: рождение Христа стало пониматься как «Рождение Солнца Правды». Позднейшим толкованием времени празднования Рождества Христова 25 декабря стало следующее: месяц и день смерти Христа точно известен из Евангелий, а (по распространенному уже в раннее средневековье церковному преданию) Христос должен был находиться на Земле полное количество лет (как число совершенное); отсюда следовало, что Христос был зачат в тот же день, в который пострадал, следовательно, в еврейскую Пасху, которая приходилась в тот год на 25 марта; отсчитывая от нее 9 месяцев, получали дату рождения Христа – 25 декабря. Есть и другие объяснения. Но так или иначе, а на Руси этот праздник полюбился особо. …В Иваново-Вознесенске наступление праздников начинало ощущаться задолго. Так, бывший городской голова Иваново-Вознесенска Яков Петрович Гарелин писал: «Недели за полторы до Рождества в лавках появлялись предвестники ожидаемого веселья – вывешивались для продажи маски (хари, по местному выражению). Молодёжь начинала понемногу запасаться костюмами, которые, впрочем, не отнимают много времени, так как вся сила заключается в надлежащей группировке обыденных нарядов, а самое важное сговориться, куда идти “ряженами”. Впрочем, переговоры эти мало помогают делу, потому что в большинстве случаев отправляются “на огонёк”...» С Новым годомъ!


154 Сам город начинал преображаться. Рождественский пост заканчивался, а потому горожане стремились закупить снеди и вин, обзавестись подарками для родных и близких. В начале XX века окончательно вошли в традицию обычай наряжать ёлки и поздравлять друг друга рождественскими и новогодними открытками. К празднику требовались и ёлочная мишура, игрушки, бенгальские огни. Магазин С. Соколова на Георгиевской улице (ныне просп. Ленина) устраивал для ребятишек специальные распродажи. Яркая и навязчивая реклама повсюду зазывала: Не реклама, а факт! Выбор как нигде, цены ниже, чем везде! Дешёвые распродажи не отставали: Цены вне конкуренции – просим зайти и убедиться! Битком наполнялись ресторации «Националь» и «Лондон», где дозволялись «оркестры музыки» и пение хоров без «привлечения женского персонала». А вот как проходили святочные вечеринки: «...И вот из дома в дом шагают толпы ряженых со своей, обыкновенно, музыкой, которая, не отличаясь количеством инструментов, так как в состав оркестра входит одна гармония или балалайка, вполне удовлетворяет как артистов, так и зрителей. Компания собирается большая, так как разыгрываются вещи, требующие порядочного количества участников. Смотря по тому, какое впечатление производили артисты на зрителей, такое и бывало угощение. Обычный исход путешествий был таков – все артисты напивались мертвецки пьяными и по утру, если не просыпались в кутузке, готовились к дальнейшим подвигам» (Я.П. Гарелин). В те времена любили и погадать. Этот обычай был освящён веками. Девушки или смотрелись в зеркало, или подслушивали под окнами. Кроме того, практиковалось литьё олова или воска, бросание башмака, спрашивание у первого встречного-поперечного или даже проезжающего его имени в полной уверенности, что так и будут звать будущего суженого-ряженого. ...Респектабельная публика в открывавшемся зале заседаний городского управления собиралась «для взаимных поздравлений». Иваново-вознесенцы, в основном представлявшие местную интеллигенцию, собирались в клубе, выстроенном И.А. Кулаковым, на Песках (ныне клуб «Колизей» на пл. Пушкина). Там наряжали ёлку, встречали Новый год, устраивали танцы и детские вечера. Обычно к Новому году предприниматели приурочивали открытие новых заведений. В газете давали объявление, и народ приходил поглядеть или на новую ресторацию, или взглянуть, что особенного в новеньком магазине. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


155 А еще в те времена окончательно вошел в традицию обычай наряжать елки и, кроме всего прочего, поздравлять друг друга рождественскими и новогодними открытками с самыми разными изображениями. Поздравления «Съ Рождествомъ Христовымъ!» изображали то ангелочков, то возгорание яркой Вифлеемской звезды, символизирующей Рождение Спасителя, то просто детишек с еловыми ветками или это были зимние пейзажи с церквями. Перед Первой мировой войной появились рождественские открытки более смелого содержания – на них обычно кавалер, целуя в волосы даму, дарит ей букет алых роз. Новогодние открытки, учитывая светский характер этого праздника, не имели каких-то четких канонов: тут и традиционная игрушечноелочная тематика, и улыбающиеся или застигнутые в достаточно смачном поцелуе пары. Попадаются открытки с цифрой «1», символизирующей 1 января, а рядом ведерко с охлажденным шампанским. А вот открытки двойного назначения, т.е. содержащие поздравления и с Рождеством и с Новым годом, встречаются реже. Что касается текстов поздравлений, то почти все они, как и сейчас, включали поздравления как с «Съ Рождествомъ Христовымъ!», так и «Съ Новымъ Годомъ!». Начинались они обычно так: «Здравствуйте, дорогие родители, папа и мама, а также братья и сестры!», «Дорогой друг!», «Дорогие!», «Дорогой дедушка!» и т.д. Что люди желали друг другу? Конечно, здоровья, счастья, «всего наилучшего», благополучия... Часто встречается пожелание хорошо и весело проводить год старый и в подобном же настроении встретить год наступающий. Подытоживая впечатления от разбора рождественско-новогодней корреспонденции столетней давности, можно признать, что уже тогда сложилась определенная и устойчивая культура почтовых поздравлений с этими замечательными праздниками. Люди считали, что именно на эти праздники уместны пожелания здоровья и счастья. …Если Рождество сопровождалось церковными обрядами (все храмы нашего города заполнялись прихожанами), то Новый год, являясь праздником светским, давал волю разнообразной фантазии: устраивали балы, маскарады, спектакли, гуляния… Веселились от души. Придя к власти, большевики сначала запретили Рождество, а потом и сам Новый год. Только 28 декабря 1935 г. после появления в газете «Правда» статьи «Давайте организуем к Новому году детям хорошую ёлку!» уроженца Иваново-Вознесенска, кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП (б), секретаря ЦК КП (б) Украины Павла Петровича Постышева праздник вернулся в Россию. А вот Рождество стали праздновать только в начале 1990-х. И только после принятия нового календаря в 1918 г. Новый год открывает череду новогодних и рождественских праздников. С Новым годомъ!


156

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! ИЛИ ПАСХА ПО-НАШЕМУ... Пасху в России любили и обожали. Вглядываясь в прошлое, с удивлением обнаруживаешь, что когда-то была жива традиция почтовых поздравлений не только с Рождеством Христовым, а потом и с Новым годом, но и с праздником Пасхи Христовой.

П

еред глазами увесистая стопка пасхальных поздравительных открыток с самыми разными изображениями, приходивших в село Холуй Вязниковского уезда Владимирской губернии в дореволюционные годы и сохранившихся в одной ивановской уважаемой и близкой автору семье. Все поздравления начинались со слов: «Христос Воскресе!» Адресаты посланий – родственники Зверев Валентин Иванович, его сын Сергей Валентинович, его дочь Юлия Валентиновна, Костерин Иван Александрович, Костерин Александр Ефимович: «Поздравляю Вас с высокоторжественным праздником светлого Христова Воскресения и от души желаю встретить и провести в радости и благополучии» или «Юля! Христос Воскресе! Спешу поздравить с праздником святой Пасхи и встретить Праздник как можно веселее». Сейчас практически невозможно установить судьбы упомянутых людей, но кое-что все-таки известно. Валентин Иванович Зверев работал в иконописной мастерской, чеканил оклады. Видимо, он был неплохим мастером. До нас дошла фотография с подписью заведующего живописной мастерской Белогорского монастыря от 28 октября 1909 г.: «На добрую память в знак глубокой благодарной признательности усердно трудившемуся в живописной мастерской Белогорского монастыря... Пермской губернии усердному труженику-иконописцу Валентину Ивановичу г. (господину. – А.С.) Звереву. Молитвенно желаю от души во всем успеха и всевозможных благополучий». У Валентина Зверева было 6 сыновей и 3 дочери. Старшая дочь, Ольга, на его глазах попала под поезд и погибла. Один из сыновей, Дмитрий, подвергся репрессиям, другой сын, Петр, стал учителем и прошел Великую Отечественную войну. Третий сын, Сергей, в гражданскую войну встречался с самим батькой Махно, о чем подробно описал в своем дневнике. Чтобы не повторить судьбу своего брата Дмитрия, дневники все до строчки уничтожил. Нам же известно, что Нестор Махно приезжал в наш город несколько раз и останавливался в доме Бубновых, где с ним встречался Петр Алексеевич Журов, будуИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


157 щий крупный специалист по творчеству поэта Александра Блока. Другой наш земляк, Иван Юзефович Красовский (род.16 декабря 1899 г. в семье иваново-вознесенского переплетчика из обрусевших поляков) с 1918 г. воевал в войске Махно, за что расплатился 15-летним гулаговским заточением (1938–1953). Перед смертью он наговорил свои воспоминания на магнитофонную ленту, которая где-то затерялась. Умер Красовский в день своего рождения в 1991 г. ...На столе лежит другая пасхальная открытка, датированная 16 марта 1912 г.: «Здравствуйте, дорогiе мои родители папа и мама и любезные братья и сестры. Поздравляю Васъ съ Высокоторжественным праздником Светлого Христова Воскресенiя и желаю встретить и провести оный въ полном здравiи и благополучiи. До свиданья. Сергей Зверевъ». Иван Александрович Костерин родился 18 января 1895 г. Жил в с. Холуй, а с 1925 г. перебрался в Южу. 6 декабря 1935 г. женился на Юлии Валентиновне Зверевой. Был репрессирован и сгинул в сталинских лагерях. А попал он за решетку за то, что в сельском клубе поставили одну из пьес А.П. Чехова. Ее сочли неправильной, а участников раскидали по застенкам. Интересно, что мать Чехова, Евгения Яковлевна (урожденная Морозова, 1865–1919) родом из деревни Фофаново Шуйского уезда (ныне Южского района). Ее мать, Александра Ивановна (урожденная Кохмакова) происходила из семьи иконописца. Известно, что семья Чехова по материнской линии – из южского села Хотимль. Не исключено, что репрессированный Иван Костерин приходился родственником Константину Васильевичу Костерину (1899–1985), славному холуйскому художнику-миниатюристу. «...Веселие на Руси – питие есть» – так резюмировал свой отказ принять одну из предложенных на выбор религий Великий князь Владимир Красное Солнышко. Весело и разгульно радовались русские люди воскрешению Спасителя почти сто лет назад. В заметке под названием «Пасхальная пальба» в газете «Костромская жизнь» от 10 апреля 1913 г. описывается следующий случай: «В пасхальную ночь, а также в первые дни Святой Пасхи жители забавляются тем, что «палят» из двух пушек, имеющихся в местных церквах. Несколько лет тому назад был убит Иван Мочалов. В селе Порзднях (так в оригинале. – А.С.) тоже был несчастный случай. Прежний становой пристав Муравьёв запретил эту бессистемную пальбу, производящуюся неопытными лицами. Один из местных обывателей, несмотря на запрещение, стал палить, об этом был составлен протокол и он был оштрафован земским начальником на 25 рублей» (в то время весьма приличная сумма. – А.С.). Вот так, по-русски, под артиллерийское сопровождение жители Луха и Порздней радовались наступлению Пасхи. Христос Воскресе! Или Пасха по-нашему...


158

90 ЛЕТ ГУБЕРНИИ: ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИСТОРИИ Февральская революция 1917 года, Октябрьский переворот и гражданская война привели к масштабным административным изменениям в стране. От Российской империи отошли окраинные территории – Финляндия и Польша, на пару десятилетий «сбежали» прибалтийские республики.

20

июня 1918 г. было принято постановление НКВД РСФСР об образовании Иваново-Вознесенской губернии. Его подписал народный комиссар внутренних дел Григорий Иванович Петровский (будущий председатель ЦИК СССР и ЦИК Украинской ССР). Из Москвы в Иваново-Вознесенск М.В. Фрунзе прислал телеграмму: «Наша губерния официально утверждена сегодня двадцатого под названием Ивановской. Поздравляю, Фрунзе». Вскоре название изменили на Иваново-Вознесенскую. В состав губернии вошли полностью Кинешемский, Юрьевецкий и часть Нерехтского уездов Костромской губернии, полностью Шуйский уезд и части Ковровского и Суздальского уездов Владимирской губернии (до этого с 1778 г. Костромская и Владимирская губернии по статусу считались наместничествами, а затем – генерал-губернаторствами). Надо сказать, что новая губерния возникла не на пустом месте. Уже к концу XIX века в результате бурного развития промышленности после освобождения крестьян в 1861 г. в России сложился целый ряд крупных экономических районов. Одним из них был Иваново-Вознесенский промышленный район, охватывающий северные индустриальные уезды Владимирской губернии и южные индустриальные уезды Костромской губернии. Надо заметить, что по итогам Первой всеобщей переписи населения Российской империи, проведённой 9 февраля (28 января по ст. стилю) 1897 г., в Иваново-Вознесенске проживало постоянного населения 52 967 человек, а временного населения – 1174 человека. Это было гораздо больше, чем в губернской столице – во Владимире, в котором насчитывалось 28 479 жителей, а также в соседних старых губернских центрах – в Костроме и Твери. 4–5 декабря (21–22 ноября по ст. стилю) 1917 г. на съезде Советов Владимирской губернии в Иваново-Вознесенске предложили перенесИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


159 ти центр губернии из Владимира в Иваново-Вознесенск. Правда, после бурных дебатов это предложение было отвергнуто. Реальной же точкой отсчёта в создании новой губернии следует назвать I съезд представителей Советов, профсоюзов, фабрично-заводских комитетов, кооперативов, городских и земских самоуправлений Иваново-Кинешемского района 6–7 декабря 1917 г. На съезде было принято решение о создании Иваново-Кинешемского районного Совета рабочих и солдатских депутатов. Участники съезда (300 делегатов) предложили административное переустройство всего района на принципах экономической однородности территории и дальнейшего его развития – обсудили возможность объединения северной части Владимирской и южной части Костромской губерний. На съезде был избран районный совет из 12 человек, председателем которого был избран Дмитрий Андреевич Фурманов (1891–1926), будущий писатель, автор легендарной книги «Чапаев», будущий комиссар 25-й (Чапаевской) дивизии. Именно Фурманов на заседании Иваново-Вознесенского Совета рабочих и солдатских депутатов объявил о свержении Временного правительства. Секретарем Совета стал Валериан Наумов, в будущем первый председатель городской и губернской ЧК. Съезд избрал специальную комиссию и экономический совет с отделами продовольствия, труда, промышленности и снабжения. Районным комиссаром труда был избран А.Н. Асаткин (председатель Иваново-Вознесенской городской думы в сентябре-ноябре 1917 г.), районным комиссаром промышленности – С.Г. Могилевский (будущий председатель ОГПУ Закавказской Федерации). Уже на II съезде Советов фабзавкомов, профсоюзов и других демократических организаций Иваново-Кинешемского района (28–29 января 1918 г.) постановили создать Иваново-Кинешемскую губернию. На съезде присутствовали 65 делегатов. Районный съезд признали губернским учредительным, а райисполком – губисполкомом. Председателем губисполкома был избран М.В. Фрунзе. Он же стал во главе комиссии по организации губернии. Губисполком и губернский совет народного хозяйства располагался в здании фабриканта Маракушева (ул. Батурина, 5). В настоящее время в этом здании расположена Ивановская областная дума. Ещё один шаг к организации губернии был сделан на III съезде Советов Иваново-Вознесенского района 21–24 апреля 1918 г. На съезде 90 лет губернии: заметки на полях истории


160 присутствовали 153 делегата от уездных, волостных и городских Советов, из них – 115 с решающим голосом и 38 – с совещательным. Партийный состав съезда был таков: большевики – 75 человек, сочувствующие большевикам – 10, левые эсеры – 13, меньшевики – 11, анархисты – 3, трудовики – 1, беспартийные – 40. Кроме большевиков на съезде присутствовали и другие политические силы. Съезд избрал губисполком в составе 20 человек. Председателем был назначен М.В. Фрунзе, заместителями – И.Е. Любимов и И.И. Коротков, секретарем – И.К. Гамбург. Заведующим отделом народного образования был избран И.Е. Любимов, заведующим военным отделом – П.С. Батурин. Всего было сформировано 9 отраслевых отделов. Интересно, что для выяснения отношения старых губернских центров к вопросу об отделении части их территорий к новой губернии на съезд были приглашены представители Владимирского и Костромского губисполкомов. Тов. Типограф из Владимира приветствовал «образование новой губернии как факт, вызванный жизнью и интересами населения». Представителей Костромы «по причинам, оставшихся съезду неизвестными», не было. На съезде были намечены конкретные границы губернии, было принято решение выйти в правительство с просьбой о создании новой губернии и утверждении ее границ. Губернии де-юре ещё не было, а де-факто она уже функционировала вовсю. Получается, что постановление НКВД от 20 июня 1918 г. просто юридически оформило реальное положение дел. Образование новой губернии сразу же дало мощный толчок развитию края. Опираясь на приобретённый губернский статус, жители губернии постепенно стали запускать остановившиеся фабрики и заводы, налаживать продовольственное снабжение. Образование самостоятельной губернии в первой половине 1920-х гг. позволило полностью восстановить довоенный экономический потенциал края. В течение 1918–1920 гг. в Иваново-Вознесенске открылись политехнический и педагогический институты, краеведческий музей, публичная библиотека, Дом работников просвещения, социально-экономический техникум, ряд общеобразовательных школ и учреждений здравоохранения.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


161

РОВЕСНИК ГУБЕРНИИ – ГАЗЕТА «РАБОЧИЙ КРАЙ» Рождение старейшей газеты нашего края традиционно связывают с событиями 25 (12) мая – 4 августа (22 июля) 1905 г., когда город Иваново-Вознесенск был охвачен всеобщей стачкой, в ходе которой появился первый в России общегородской Совет рабочих депутатов. Как известно, в ходе стачки большевистская организация с 5 июня (23 мая) стала выпускать «Бюллетени» о ходе забастовки. Именно с них и начинается история будущего «Рабочего края».

Л

етом 1917 г. появились первые легальные газеты рабочих – «Известия Совета рабочих и солдатских депутатов» и «Наша звезда». Но прямым провозвестником ныне здравствующего издания стал «Рабочий город». Газета начала выходить с 17 (4) ноября 1917 г. и являлась органом Иваново-Вознесенского общественного самоуправления и Иваново-Вознесенского городского Совета рабочих депутатов. Учитывая, что после последних выборов в городскую думу, состоявшихся 9 сентября (27 августа) 1917 г., победу одержали большевики (и председатель думы, и городской голова являлись членами РСДРП (б)), то и «Рабочий город» был, по сути, газетой большевистской. Хотя, напомним, в думе осенью 1917-го помимо большевиков заседали меньшевики и эсеры. Газета выходила ежедневно тиражом 3 тысячи экземпляров, один номер стоил 15 копеек. В редакции главную роль играли Исидор Любимов (будущий нарком лёгкой промышленности СССР) и Николай Колотилов (будущий секретарь губкома, а потом и обкома ВКП (б)). Со временем оба сгинули в мясорубке сталинских репрессий в начале второй половины 1930-х гг. 3 марта 1918 г. состоялось расширенное заседание губисполкома, на котором было принято решение об образовании Иваново-Вознесенской губернии. И хотя постановление об организации новой губернии НКВД РСФСР утвердил только 18 июня 1918 г., новообразованная губерния начала жить де-факто ещё ранней весной. На том же историческом заседании было принято решение о создании новой газеты, которая бы стала органом Иваново-Вознесенского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, Иваново-Вознесенского Совета рабочих и солдатских депутатов и Иваново-Вознесенского городского самоуправления. Позже она стала органом и губернского комитета РКП (б). «Рабочий город» переименовали в «Рабочий край», и газета стала главной, официальной, газетой губернии. Новое название издания говорило о том, что теперь газета охватывает весь край, а не только его столицу. Ровесник губернии – газета «Рабочий край»


162 Газета позиционировала себя в качестве «ежедневной социалистической». Стоимость одного номера составляла 30 копеек. Она печаталась в известной типолитографии С. и Е. Соколовых. Контора «Рабочего края» располагалась в здании городской управы. Там можно было оформить подписку, на 1 месяц она составляла 7 рублей, на 2 месяца – 14 рублей, на 3 месяца – 20 рублей. В стоимость подписки входила пересылка и доставка. В редакцию можно было позвонить по телефону 5-16, приём у секретаря осуществлялся с 10.00 до 15.00. Редакция, кстати, не раз меняла свою дислокацию. В настоящее время редакция располагается на улице Степанова, где, собственно, она и размещалась первоначально (тогда улица, правда, называлась Воздвиженской (или Широкой)). Первым редактором газеты был уже упоминавшийся Николай Николаевич Колотилов (1885–1937). Расцвет «Рабочего края» выпал на то время, когда ее редактировал Александр Константинович Воронский (1884–1937; был одновременно председателем губкома партии с января по сентябрь 1919 г., сменив на этом посту самого М.В. Фрунзе), который сделал газету одной из лучших периферийных газет в стране. Ею интересовался председатель Совнаркома Советской России В.И. Ульянов-Ленин. Газету читали М. Горький, нарком просвещения А.В. Луначарский. При Воронском газета приобрела заметный литературный уклон. В ней работали, сотрудничали яркие журналисты и литераторы тех лет, как Д. Семёновский, М. Артамонов, И. Жижин, А. Баркова, С. Селянин, Н. Смирнов, А. и К. Рязановы, А. Сумароков, С. Сёмин, А. Ноздрин, С. Огурцов. Многие из них потом оказались в Москве, где добились творческого признания. Некоторые из них испытали горечь тюремной и лагерной неволи (Николай Смирнов, Анна Баркова, Сергей Селянин, Александр Сумароков). В 1937 г. был расстрелян и А.К. Воронский. Из более 25 редакторов (название должности менялось не раз – редактор, ответственный редактор, главный редактор) 7 человек, если не больше, были репрессированы. 28 мая 1925 г. трагически погиб В.Н. Павлов (род. в 1892 г.), руководивший газетой с мая 1922-го по июнь 1923 г. Правда, были и такие редакторы, кто потом сделал большую карьеру в столице на административном поприще. Например, Осаф (Иосаф) Семёнович Литовский (1892–1971), стоявший во главе «Рабочего края» в 1923–1925 гг. Позднее Литовский подвизался на ниве драматургии литературной критики. В 1930–1937 гг. являлся председателем Главреперткома, т.е. Главного комитета по контролю за зрелищами и репертуаром. Иначе говоря, без разрешения данного грозного ведомства ни одна пьеса не могла быть поставлена на сцене, ни одно мероприятие не могло состоИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


163 яться в стране. На этом поприще он прославился как гонитель творчества выдающегося русского писателя М.А. Булгакова. В романе «Мастер и Маргарита» Литовский выведен под фамилией критика Латунского, который гнобил творчество Мастера. Именно квартиру Латунского разгромила Маргарита, когда приобрела на время свойства ведьмы. О деятельности Литовского на посту редактора едко отзывался председатель первого Совета в 1905 г. Авенир Евстигнеевич Ноздрин. На посту редактора газеты удивительный рекорд долголетия установил Виталий Александрович Кулагин (1912–2004), почётный гражданин города Иванова. Кулагин возглавлял газету с 1949 по 1984 гг., т.е. пережив на посту первых лиц советского государства И.В. Сталина, Н.С. Хрущёва, Л.И. Брежнева, Ю.В. Андропова и К.У. Черненко. Соответственно, Виталий Александрович работал при пяти первых секретарях обкома – В.В. Лукьянове, Ф.Е. Титове, И.В. Капитонове, А.Н. Смирнове и В.Г. Клюеве. На втором месте по длительности пребывания на посту редактора – Аркадий Иванович Романов – 13 лет (с 18 сентября 1991 г. – и.о. редактора, 15 октября 1991 – 30 сентября 2004 гг.). Статус газеты резко изменился в годы перестройки, когда ушла в прошлое КПСС, появились новые СМИ, резко выросла конкуренция на медийном рынке. Но, пережив всяческие катаклизмы, «Рабочий край» по-прежнему остаётся самой востребованной газетой Ивановской области.

И.И. ВЛАСОВ И СОЗДАНИЕ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА В ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКЕ И.И. Власов – ярчайший представитель иваново-вознесенской интеллигенции. Его жизненный путь как юриста, историка-краеведа, литературоведа и общественного деятеля впечатляет.

И

ван Иванович Власов родился в январе 1880 г. в Москве. Правда, в одном случае он указывает на дату рождения – 5 января (по ст. стилю). Это число он ставит в ответе на запрос от 15 октября 1917 г., который хранится в Государственном архиве Ивановской области (фонд 1150 – личный фонд И.И. Власова). В автобиографической справке краеведа с указанием его научных трудов, находящейся в деле И.И. Власова (инвентарный номер 20) в Шуйском музейно-культурном Ровесник губернии – газета «Рабочий край»


164 центре имени М.В. Фрунзе, составленной 3 июля 1936 г., названа дата рождения 18 (6) января. Разница в один день не принципиальна, но чем она вызвана, понять трудно. Отец И.И. Власова – крестьянин деревни Большого Шемнина Никольской волости Рыбинского уезда Ярославской губернии, работал в Москве в качестве торгового служащего и поддерживал одновременно сельское хозяйство на родине. По окончании Александровско-Басманного городского начального училища в Москве, по настоянию учителя А.К. Спижарного, И.И. Власов был отдан для дальнейшего образования во Вторую Московскую мужскую гимназию, которую окончил в 1899 г. Ввиду многочисленной семьи отца и его небольшого заработка еще в последних классах гимназии начал давать уроки и писать корреспонденции для ярославской газеты «Северный Край». В то время там работали князь Д.И. Шаховской* и Н. П. Дружинин**. В 1899–1904 гг. И.И. Власов учился на юридическом факультете Московского университета. В феврале 1902 г. принимал участие в студенческих волнениях, за что временно был исключен из вуза и отбывал трехмесячное тюремное заключение. 15 февраля 1903 г. вновь был арестован в связи с подготовкой на 19 февраля студенческой демонстрации с участием рабочих; привлечен к дознанию об участии и принадлежности к студенческим кружкам. Освобожден 15 марта 1903 г. В университете И.И. Власов, по его собственным словам, занимался под руководством известнейшего правоведа П.И. Новгородцева***. После окончания университета осенью 1904 г. И.И. Власов примыкает в Москве к адвокатской социал-демократической группе, становится помощником присяжного поверенного и принимает участие в судебных процессах, одновременно занимаясь журналистикой. Публикуется в газетах «Курьер», «Вечерняя почта», «Рабочая газета», «Голос юга» и др. 29 ноября 1905 г. в Москве под его редакцией вышел единственный номер общественно-сатирического журнала «Жало», * Д.И. Шаховской (1862–1939) – выпускник юридического факультета СанктПетербургского университета, земский деятель, кооператор, масон, член ЦК кадетской партии, депутат I Государственной думы, соредактор «Северного Края». Во Временном правительстве – министр государственного призрения. ** Н.П. Дружинин – впоследствии редактор кадетской газеты «Голос» в Ярославле. *** П.И. Новгородцев (1866–1924) – доктор государственного права (с 1902 г.), приват-доцент (1896–1903, 1907–1911), с 1903 г. – экстраординарный, а в 1904– 1906 гг. – ординарный профессор Московского университета. Депутат I Государственной думы, член ЦК партии кадетов.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


165 в котором были напечатаны и два произведения А.М. Горького. За редактирование этой газеты Московская судебная палата 21 апреля 1906 г. приговорила И.И. Власова к одному году заключения в крепости. Обвинение заключалось в дерзостном неуважении к верховной власти по статье 128 Уголовного уложения. Адвокатом И.И. Власова выступал П.Н. Малянтович (1869–1940; в сентябре-октябре 1917 г. – последний министр юстиции во Временном правительстве). Он, кстати, обжаловал этот приговор, но решение суда осталось в силе. И тогда И.И. Власов уехал в Вену, где жил до декабря 1908 г. и состоял секретарем эмигрантской кассы взаимопомощи. Из-за границы под псевдонимом «Ив. Ович» посылал материалы в «Киевскую мысль» и петербургскую газету «Товарищ». По возвращении в Россию И.И. Власова тут же арестовали для исполнения приговора судебной палаты. С 29 января 1909 г. по 29 января 1910 г. он провел в заключении. В Иваново-Вознесенске И.И. Власов появился в 1910 г. Правда, в автобиографии от 1917 г. он пишет, что приехал в мае, а в автобиографии от 1936 г. – что в феврале. Он активно занимается адвокатской практикой, участвует в различных организациях культурно-просветительского характера, например, в обществе трезвости, закрытом владимирским губернатором за политическую неблагонадежность, в обществе благоустройства местечка «Ямы» и др. В этот же период Власов примыкает к местной организации кадетской партии. А в апреле 1915 г. его избирают гласным городской думы. Через два года, в конце апреля 1917 г., блок несоциалистических партий выдвинул И.И. Власова кандидатом на пост городского головы. По трем кандидатурам результаты голосования распределились следующим образом: М.П. Кондратьев: «за» – 39, «против» – 30 (он и стал головой), И.И. Власов: «за» – 36, «против» – 33, А.М. Братенши: «за» – 33, «против» – 36. 1917 год стал пиком в общественной деятельности и в политической карьере И.И. Власова. Он деятельно работает в качестве товарища председателя училищной комиссии, редактирует газету «Иваново-Вознесенск», вместе с супругой Марией Васильевной принимает активное участие в деятельности местной кадетской группы. После Февральской революции И.И. Власов входит в состав Иваново-Вознесенского революционного комитета общественной безопасности. 1 июня он стал товарищем председателя Общества юристов Иваново-Вознесенского района (в состав бюро вошли также И.А. Георгиевский (председатель), В.А. Назаретский (секретарь), С.И. Карпов (казначей) и П.В. Чистяков. Осенью 1917 г. он включен под номером 7 в список 15 кандидатов от партии И.И. Власов и создание политехнического института


166 кадетов в Учредительное собрание по Владимирскому избирательному округу. Но, как известно, кадеты проиграли выборы, а в Учредительном собрании от Владимирской губернии оказались 6 большевиков и 3 эсера. Еще до поражения на этих выборах, находясь в гостинице Лукьянова во Владимире, 19 августа 1917 г. около 10 часов вечера в своем дневнике И.И. Власов писал: «Я – обладатель земли и дома, ценность которых, по сегодняшним ценам, от 125 до 150 тысяч рублей. Это уже некоторый “плюс”... но в общественном смысле – особенно в условиях теперешнего революционного времени – это несомненный “минус”. Я – “буржуй”. Эта оценка моего социального положения уже принесла свои плоды. Я не попадаю в предстоящие 27 августа выборы – в городскую думу. Я был в первом десятке среди кандидатов в гласные, но против меня велась агитация. Сделать попытку пройти в Учредительное собрание. Дерзать? Да, пожалуй, но дерзостей в моей жизни было порядочно. На первом месте партии народной Свободы В.А. Маклаков,* наиболее симпатичный мне среди всех кадетов. Какая честь идти с ним в одном списке!» А вскоре Власова ждало еще одно разочарование – основанную им осенью 1917 г. «внепартийно-демократическую» газету «Русский Манчестер» 20 декабря того же года городской Совет закрыл как «буржуазную». Решение о закрытии издания подписали председатель Совета В. Калашников и секретарь Совета Лаврентьев. В начале мая 1918 г. И.И. Власов оставляет работу адвоката и начинает сотрудничать в советских учреждениях. Перечень его должностей и мест работы нескончаем. Одно время он даже был заведующим губернским архивным бюро, возглавлял и комиссию по делам музеев и охране памятников искусства и старины. Он полностью переключается на историко-краеведческую и литературную деятельность. Тем не менее, в 1922 г. И.И. Власову пришлось в последний раз выступать в качестве адвоката. От имени родственников (о беспорядках в Шуе при изъятии церковных ценностей) он написал в Москву прошение о помиловании. Однако этот шаг лишь на 10 дней продлил жизнь обреченных. Больше с политикой и юриспруденцией И.И. Власов не пересекался. Если в своем ответе на запрос от 15 октября 1917 г., написанном 22 октября 1917 г., он охотно рассказывает о своем кадетском прошлом, то в автобиографии от 3 июля 1936 г. об этом ни слова. И.И. Власов * В.А. Маклаков (1870–1957) – адвокат, депутат II Государственной думы, член ЦК партии кадетов; посол России во Франции в 1917 г., депутат Учредительного собрания от Москвы.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


167 умер 17 января 1943 г. в 3-й городской больнице от истощения. 20 января в 16-м номере «Рабочего края» на второй странице вышел некролог, посвященный И.И. Власову, подписанный членами научно-краеведческого совета Ивановской области П.И. Галкиной, Ю.Ф. Глебовым, К.И. Селяниной, П.М. Экземплярским, И.И. Борисовым. С тех пор статьи (особенно следует выделить публикацию «Село Иваново до 1700 г.», вышедшей в Иваново-Вознесенском ежегоднике в 1921 г. И.И. Власова не издавались. А между тем ряд его работ имеет несомненную научную важность, в частности имеющийся, но неоконченный текст доклада «Образование ИВПИ (из личных воспоминаний)», хранящийся в Шуйском музейно-культурном центре им. М.В. Фрунзе в деле И.И. Власова (инвентарный номер 20). В полном объеме (рукописном и печатном) сохранились предисловие и четыре главы. В рукописи имеются также планы еще трех глав. Полностью объем материалов, относящихся к докладу, насчитывает 35 страниц. Но и этот текст, который сохранился, позволяет более подробно увидеть процесс перевода Рижского политехнического института из Москвы в Иваново-Вознесенск. В имеющейся литературе представлена достаточно традиционная и неполная картина этого важнейшего события. Только совсем недавно появились небольшие сдвиги в его объективном освещении, в том числе связанные с упоминанием роли И.И. Власова. Из документов дела И.И. Власова явствует, что доклад автор начал печатать 18 ноября 1928 г. и тот вариант, который публикуется ниже, был уже готов к 21 ноября. Сохранилась также записка от секретаря по поручению председателя губернского научного общества краеведения М.О. Соколова, в которой он просит И.И. Власова прибыть на чтение доклада 29 ноября к 8 часам вечера. Сохранилась и повестка дня заседания правления краеведов в тот день. Доклад И.И. Власова стоит четвертым после трех организационных пунктов повестки собрания, состоявшегося в губстатбюро. Итак, появление в Иваново-Вознесенске вуза такого уровня было по истине революционным событием. Самому городу в 1918 г. исполнилось только 47 лет, а Рижский политехнический институт был старше самого губернского центра на 9 лет, поэтому открытие вуза со сложившимися традициями благотворно отразилось на последующем развитии научно-педагогического и культурного потенциала города и губернии. (Текст воспоминаний дается в оригинале И.И. Власова с небольшими орфографическими исправлениями автора.) И.И. Власов и создание политехнического института


168

Иваново-Вознесенский политехнический институт

И.И. Власов ОБРАЗОВАНИЕ ИВПИ (из личных воспоминаний) 21 ноября 1928 г. Предисловие Исполнившееся десятилетие ИВПИ невольно побуждает к первоначальной попытке осветить вопрос о возникновении высшей технической школы в Иваново-Вознесенске с исторической точки зрения. Недолгая история ИВПИ представляет к тому же чрезвычайно характерную страницу в общей истории нашего революционного строительства, хотя, как и многие другие вопросы, разрешенные революцией, мысль о политехническом институте возникла еще в дореволюционную пору. Для того, чтобы яснее представить себе, насколько необходим был нашему району политехнический институт, следует остановиться хотя бы коротко и на этой дореволюционной постановке вопроса. Но, конечно, главный интерес представляют те своеобразные эпизоды, которые разыгрывались при сложной и трудной работе по реализации у Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


169 нас высшей технической школы в тяжелые и героические годы гражданской войны и революционной ломки старого буржуазного строя. Писать настоящую историю ИВПИ не настало еще время, но собирать материалы для этой истории уже пора, так как новые впечатления интенсивно и ярко развертывающейся жизни быстро вытесняют из памяти кажущиеся уже далекими события недавнего прошлого. Поэтому, думается мне, вполне своевременны записи личных воспоминаний даже и рядовых непосредственных участников в создании такого важного и крупного культурного дела, каким, несомненно, является Иваново-Вознесенский политехнический институт. Глава 1. Насколько мне известно, первая мысль об организации в Иваново-Вознесенске высшей технической школы возникла в 1913 году, хотя она и просачивалась в местное общественное сознание не сразу, а лишь постепенно и выражалась в очень неясной и туманной форме. 17 ноября 1913 года в Иваново-Вознесенском «Новом клубе» читал лекцию приехавший из Москвы редактор-издатель специального технического журнала «Вестник мануфактурной промышленности», обрусевший серб Чедомир Иоксимович на тему «Итоги балканской войны и промышленно-мануфактурный кризис». Одним из тезисов этой довольно путаной лекции было окрашенное своеобразным национализмом положение, что в тогдашней русской Польше и, в частности, в Лодзи и развивается немецкая текстильная промышленность, и этот «прогресс лодзинской мануфактуры» происходит «за счет Ивановского района». Одним из средств борьбы с немецко-текстильной Лодзью славянин лектор считал поднятие специального технического образования в нашем районе и указывал, между прочим, что существовавшие в то время в Иваново-Вознесенске школа колористов и рисовальная школа могут служить основанием для учреждения специального «Мануфактурного института» для подготовки высококвалифицированных русских текстильщиков, которые могли бы заменить «поляков-колористов» и «англичан-прядильщиков», работавших тогда в заметном числе в русской текстильной промышленности. Несмотря на странную националистическую оболочку, в которые облечены были положения докладчика, брошенная им мысль о мануфактурном институте произвела известное впечатление и, может быть, явилась первоначальным ядром позднейших мечтаний о высшей технической школе в экономическом центре мощного текстильного района, каким стал Иваново-Вознесенск уже в 10-е годы. Эта экономическая конъюнктура изменилась в благоприятную сторону. Но в 1913 году И.И. Власов и создание политехнического института


170 местные фабричные круги не поставили вопрос о высшей технической школе на реальную почву, так как текстильная промышленность в то время переживала некоторую депрессию. Первые годы войны были чрезвычайно благоприятны в известном смысле для нашего текстильного района резким повышением прибылей тогдашних частнокапиталистических предприятий. В одной из своих тогдашних статей «Год войны в народнохозяйственном отношении» (статья в «Ежегоднике газеты Речь на 1915 год», Петроград, изд. редакции газеты, 960), известный экономист профессор М.И. Туган-Барановский констатировал, что «прекращение деятельности лодзинских, томашевских, белостокских и других фабрик Западного района создало крайне благоприятную конъюнктуру для мануфактурных фабрикантов Московского (центрально-промышленного) района. Под влиянием этого цены на хлопчатобумажные товары испытали огромное повышение». Цена на миткаль в летние месяцы 1913 года была, например, 96/8 коп., а в те же месяцы 1915 г. – 146/8 коп., цена ситца № 1 в начале лета 1914 г. была 14 коп., а к июню 1915 г. она поднялась до 21 коп., то есть почти на целую треть. Легко представить себе, какие большие денежные суммы составляло это быстрое повышение при миллионах аршин разных тканей, вырабатывавшихся на тогдашних фабриках и при еще не наблюдавшемся резком падении денежного курса. В карманах местных фабрикантов Владимирской губернии, в которую входил и наш район и город Иваново-Вознесенск, зашевелились большие суммы лишних денег, и естественно, что опять всплыла мысль о развитии технического образования. В ноябре 1916 года во Владимире, как административном центре губернии, возникло «организационное бюро съезда владимирских фабрикантов и заказчиков по техническому образованию», которое разослало ко всем фабрикантам особое печатное обращение, призывая «милостивых государей» к согласованным действиям в области «усовершенствования технической стороны промышленности и в связи с этим развития технического образования». Откровенно отмечая, что война до сего времени благоприятно отражается на промышленности Владимирской губернии, «как в смысле обилия заказов, необходимых для обороны государства», так и в смысле «высокой их оплачиваемости», обращения эти указывали на серьезные «экономические потрясения, которые, несомненно, предстоит испытать русской промышленности в связи с окончанием войны» и могущим быть промышленным кризисом и осторожно призывали владельцев «шестисот фабрик и заводов» «сделать денежные затраты» для учреждения в одном из пунктов Владимирской губернии технического Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


171 учебного заведения, применительно к местной промышленности, в составе шести факультетов, с продолжительностью курса не более трех лет». Задачей этой технической школы организационное бюро считало подготовку «не инженеров с широким техническим образованием», а «узких специалистов прядения, ткачества, крашения и механиковмастеров своего дела». В этой школе предполагалось открыть факультеты: прядения (бумажного, шерстяного и льняного), ткачества (бумажного, суконного и льняного), крашения, беления и аппретуры, под общим названием химический, механический, электротехнический и экономический для приготовления торговых служащих, товароведов, счетоводов и коммерческих агентов. Главным вдохновителем этого организационного бюро являлся льняной фабрикант Вязниковского уезда А.Ф. Малинин, а кроме него в состав бюро входили несколько фабрикантов губернии, 2 инженерамеханика и редактор газеты «Старый владимировец» (правильно – «Старый владимирец», но сохранен авторский вариант. – А.С.) Павел Федорович Леонтьев, причем наши ивановские фабриканты представлены совершенно не были. Для выработки деталей и скорейшего проведения в жизнь своего проекта организационное бюро считало необходимым устройство съезда всех владимирских фабрикантов и заводчиков и назначило свое заседание в Москве 27 ноября 1916 года в гостинице «Метрополь». Прочитав в «Русских ведомостях» объявление о том, что «господин московский градоначальник разрешил собраться фабрикантам и заводчикам на это число для обсуждения вопроса о постройке техникума в пределах Владимирской губернии», и опасаясь, что на этом совещании не будут блистать своим отсутствием и наши ивановские фабриканты, не отличавшиеся энергией, медлительностью в культурных мероприятиях, я отправил в Москву на имя собрания фабрикантов и заводчиков телеграмму следующего содержания «Мощное развитие мануфактурной промышленности создает необходимость организовать высший мануфактурный институт в центре района – Иваново-Вознесенске с механическим и химическим отделениями. Город имеет уже низшее механико-техническое училище, школу колористов, рисовальную школу, класс ткацкого рисования, эвакуированное Лодзинское среднее мануфактурно-промышленное училище и торговую школу. Необходимо правильное сочетание этих школ и увенчание их высшей специальной школой особого типа для всего района Владимирской, Костромской и Ярославской губерний, главные города коих в равном расстоянии от нашего русского Манчестера – центра района». И.И. Власов и создание политехнического института


172 Глава 2. Собрание фабрикантов и заводчиков Владимирской губернии 27 ноября 1916 года в Москве, судя по отчету о нем, напечатанном в газете «Старый владимировец» (№ 264 от 1 декабря 1916 г.) было очень немногочисленным. На него явилось всего 22 человека, из которых было пятеро ивановцев, из которых Н.Г. и Д.Г. Бурылины, И.К. Маракушев, Н.Ф. Гарелин и А.К. Семенов, еще человек восемь фабрикантов из разных уездов Владимирской губернии и несколько инженеров и юристов владимирцев и москвичей. Председателем был избран А.Ф. Малинин, который предложил собранию высказаться по вопросу об организации общества фабрикантов Владимирской губернии для учреждения техникума. Были прочитаны 2 проекта устава этого общества и началось длительное обсуждение их по пунктам. Покончив с этими, так сказать, организационными вопросами, собрание перешло, наконец, к обсуждению вопроса о техникуме и застряло на обсуждении «типа» этой школы, ее учебного плана и плана финансового, причем А.Ф. Малинин высказался за необходимость устройства в г. Владимире среднего технического учебного заведения путем преобразования существовавшего там и недурно оборудованного мальцевского завода ремесленного училища. После этого была оглашена моя телеграмма, и начались коренные разногласия по вопросу о том, что учреждать, как учреждать и где учреждать. Как более крупный из ивановских фабрикантов, директор Куваевской мануфактуры, Н.Г. Бурылин, присоединяясь к основным мыслям телеграммы, категорически заявил, что «иваново-вознесенские фабриканты против учреждения нового среднего учебного заведения в Иванове, но они будут принимать все меры к созданию в Иваново-Вознесенске высшего технического учебного заведения», причем высказал мысль, что «может быть, ивановским политехникумом будет одно из тех заведений, которые предположены к открытию Министерством народного просвещения». Д.Г. Бурылин указал еще «на весьма веское значение нахождения технической школы в промышленном центре, где учащиеся могут близко знакомиться с той атмосферой, в которой им предстоит работать по окончании школы, и сослался на полное отсутствие во Владимире промышленности». В конце концов, собрание раскололось на части и не разрешило вопросов ни о «типе» школы, ни о месте ее нахождения, отложив разрешение этих вопросов до половины декабря. Своеобразная и, так сказать, собственническая узость фабрикантского мышления выразилась на этом собрании в том, что Н.Г. Бурылин говорил о «необходимости Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


173 принять в уставе пункт о предпочтительных правах на поступление в будущее учебное заведение детей служащих и рабочих промышленных предприятий Владимирской губернии. По финансовому вопросу он говорил еще о том, что «если общество соберет сумму в один миллион рублей, то правительство, вероятно, пойдет навстречу в такой же сумме». Уже эти коренные разногласия фабрикантов на первом общем собрании и малолюдность его участников доказали их бессилие реализовать мысль о высшей технической школе в районе. Несмотря на это, газета «Старый владимировец» пришла в восторг и открыла целую агитационную компанию за открытие во Владимире новой технической школы, и стала всячески воспевать новую культурную заслугу фабрикантов. «Неутомимая деятельность инициатора этого дела Алексея Федоровича Малинина, – писала она (статья «Начало положено» в том же номере oт 1 декабря), – даст уже реальные результаты: вопрос о создании в гор. Владимире шестифакультетного техникума – вопрос ближайшего будущего. Это счастье для населения особенно понятно будет, когда общество усмотрит лиц, ставших во главе этого дела, с определенными именами, много поработавшими в области народного просвещения – Бурылины, Гарелин, Дербеневы, Куваев, Полушин, Маракушев, Семенов, Смирнов, Никитин и др.». Эта ставка на фабрикантов неискренняя и тогда, а теперь производящая прямо комическое впечатление, конечно, не оправдалась. Любопытно отметить, что культуртрегерским усилиям действительно неутомимого А.Ф. Малинина противодействовал не только раскол среди самих фабрикантов и полный индифферентизм большинства их, но и систематическая и явно враждебная позиция, которую заняли земцы-дворяне в вопросе о преобразовании земского мальцевского ремесленного училища. В № 31 «Старого владимирца» от 8 февраля 1917 г. помещен любопытный в этом смысле отчет с губернского земского собрания, на котором председатель Владимирской губернской земской управы дворянин С.А. Петров указал: «Едва ли удастся организовать такое широкое учебное заведение, как предполагает общество фабрикантов и заводчиков. Возможно, что общество создаст такое училище, но еще вопрос – на какие средства будет оно содержаться». В результате прений губернское земское собрание постановило – не предрешать вопроса о преобразовании мальцевского училища до разрешения общего вопроса в законодательном порядке (?) и не связывать пожелания общества фабрикантов и заводчиков об организации техникума с реорганизацией земского ремесленного училища. И.И. Власов и создание политехнического института


174 Февральская революция положила резкий конец фабрикантским мечтам о культуртрегерстве и их недружным попыткам развивать техническое образование. Уже с весны в обширном текстильно-промышленном районе запахло Октябрем. Песенка буржуазии была спета. Выдвигался резко и неудержимо новый руководящий общественный класс – пролетариат. 14 июня 1917 г. московская газета «Утро России» напечатала траурное объявление, в котором «товарищество на паях льняной мануфактуры А.Ф. Малинина с глубокой скорбью извещало о внезапной кончине своего дорогого и незабвенного учредителя и председателя правления Алексея Федоровича Малинина, последовавшей 10 сего июня в 12 часов дня». Как стало известно позднее, этот наиболее энергичный сторонник организации во Владимире техникума... удавился, не выдержав крушения своей заветной идеи и впав, очевидно, в крайнюю степень растерянности и отчаяния среди происходящей революционной ломки старого буржуазно-капиталистического строя. Трагедия общественного класса, к которому он принадлежал, стала и его личной трагедией. Подводя итог благим намерениям А.Ф. Малинина в области развития технического образования, приходится сказать, что он ошибался не только во времени, не учтя глуши вязниковских лесов, значения происходящих исторических событий. Он сделал и другую несомненную ошибку и в смысле выбора места для специальной технической школы. Старый административный центр губернии, город Владимир, не был и не мог быть подходящим местом для технического учебного заведения с текстильно-производственным уклоном, так как в нем совершенно не было в то время текстильных фабрик, где учащиеся могли бы проводить свою производственную практику. Недооценил льняной фабрикант А.Ф. Малинин и той громадной централизующей роли для всего мощного текстильно-промышленного района, которую приобрел город Иваново-Вознесенск еще задолго до революции, перерабатывая в окончательный фабрикат на своих отделочных и ситценабивных фабриках почти всю хлопчатобумажную продукцию прядильно-ткацкой промышленности нескольких смежных губерний. Только в этом могла возникнуть и должна была быть организована специальная текстильная высшая техническая школа. Глава 3. На второй год империалистической войны, в связи с наступлением немцев на северо-западном фронте в районе Риги была объявлена эвакуация из этого города различных учреждений. Эвакуировался в 1915 г. в Москву и Рижский политехнический институт, высшее учебИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


175 ное заведение с шестью факультетами: механическим, химическим, инженерным, архитектурно-строительным, коммерческим и сельскохозяйственным. Все эти факультеты с профессорским персоналом из немцев, латышей и русских, частью студенчества, оборудованием лабораторий и громадной библиотекой в 100 тыс. томов, накопленной в течение более чем полувекового существования института, были переданы в Москву, причем часть оборудования и библиотека, погруженные в товарные вагоны, была продвинута до Нижнего Новгорода. За отсутствием в Москве свободных помещений для Рижского политехникума отдельные факультеты его разместились и стали функционировать в пяти разных московских учебных заведениях, расположенных в разных частях города – университете Шанявского, высшем техническом училище, Комиссаровском техническом училище, промышленном училище и сельскохозяйственном институте. Несмотря на крайнее неудобство этого размещения, Рижский политехникум продолжал функционировать в Москве и в течение трех лет, 1915–1918, выпускал оканчивающих студентов и набирал новых, главным образом уже из русской молодежи. 8 августа 1917 г. институт собрался было вернуться в Ригу, на что получил разрешение военных властей, но вскоре после этого Рига пала, в связи с чем реэвакуация замедлилась до 1918 г., когда ввиду продовольственных затруднений стало разряжаться и население Москвы, и перед институтом стал вопрос или о возврате в Ригу, продолжавшую находиться в немецких руках, или о перемещении на постоянное пребывание в один из русских крупных провинциальных городов. 19 марта 1918 года, находясь в Москве, я случайно прочел в газете «Утро России» хроникерскую заметку под заглавием «Судьба Рижского политехнического института». «В воскресенье в актовом зале промышленного училища, – говорилось в этой заметке, – состоялось собрание студенческого эвакуированного во время войны в Москву Рижского политехнического института. Собрание было очень многолюдным, присутствовало свыше 300 человек. Обсуждался вопрос о будущем местопребывании института: отправить ли его обратно в Ригу, оставить в Москве или перевезти в какой-нибудь другой город». Собрание к определенному решению не пришло, но все же определенно высказалось зa оставление института в России. Решено провести референдум для выяснения истинного желания студентов и обратиться к университету Шанявского и другим учреждениям, в которых происходили занятия института, с просьбой предоставить возможность институту занятия до окончательного решения. И.И. Власов и создание политехнического института


176 Комиссариат народного просвещения предложил Рижскому политехническому институту закончить занятия к 1 апреля. По прочтении этой заметки у меня мелькнула мысль о том, что в интересах нашего города и района полезно было бы использовать это благоприятное для них обстоятельство и приютить в Иваново-Вознесенске культурного «беженца», находящегося в затруднительном положении. Надо было ковать железо пока горячо, и я отправился за справками в канцелярию Рижского политехникума, помещавшуюся в Гусятниковом пер. в д. № 9. Там я застал проректора института Христиана Ивановича Виттлиха, скромного, симпатичного человека, по-видимому, латыша. Он исполнительно и обстоятельно информировал меня, с каким «начальством» мне нужно поговорить, и заявил, что сам он стремится в Латвию, и направил меня к «председателю попечительского комитета» Бернгарду Карловичу фон Шуберту и к ректору института, профессору Павлу Ивановичу Вальдену. Виттлих любовно написал мне записку с их адресами. Как сейчас помню этот визит: меня встретил в небольшой, но богато обставленной квартире высокий представительный пожилой немец, пригласил сесть в кресло у своего письменного стола и с первых слов, поняв цель моего посещения, внешне вежливо, но внутренне враждебно заговорил: «Как вы это себе представляете? Политехнический институт – эта такая легкая вещь? У нас в Остзейском крае институт создавали и поддерживали все общественные организации, и дворянство, и купечество. Как вы думаете, мы отдадим вам культурную ценность своего края, накопленную с такими усилиями и жертвами? Да и хватит ли у вашего города средств содержать такое большое учреждение?» Я пытался объяснить попечителю, что о политехническом институте не только наш город, но и весь текстильно-промышленный район, его окружающий, думает уже давно и примет все меры для его организации и поддержки, но уже сознавал, что напрасно теряю слова и время, так как не могу встретить у фон Шуберта никакого сочувствия. Видя, что у начальства дело не выходит, я решил переговорить со студентами, адрес «исполнительного комитета» которых увидал в канцелярии института на одном из его объявлений. Здесь получить необходимую информацию оказалось гораздо легче, и меня встретили очень сочувственно товарищ председатель исполнительного комитета, студент Моисей Павлович Зельдович, предложивший мне через несколько времени сделать доклад на общем собрании исполнительного комитета в следующий приезд в Москву. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


177 Доклад этот состоялся только 20 апреля в одном из классов Комиссаровского технического училища, в присутствии нескольких десятков студентов. После всестороннего обсуждения и разных расспросов студенты, видимо, заинтересовались мыслью о возможности перевести институт в Иваново-Вознесенск, и я получил за подписью товарища председателя Зельдовича официальную справку такого содержания: «Исполнительный комитет студентов РПИ, относясь с полным сочувствием к проявляемой нами инициативе в деле перевода института в Иваново-Вознесенск, сообщат следующее: Рижский политехнический институт состоит из факультетов: 1. Механического. 2. Химического. 3. Инженерного. 4. Строительного. 5. Коммерческого. 6. Сельскохозяйственного. Общее число студентов к началу учебного года выражалось цифрой 1498. По факультетам студенты распределялись следующим образом: 128 студентов на строительном ф-те, 176 – на инженерном, 449 – на механическом, 277 – на химическом, 195 – на сельскохозяйственном и 268 – на коммерческом. В настоящее время общее число студентов следует считать несколько увеличившимся, вследствие возвращения из армии демобилизованных студентов. Число уроженцев Прибалтийского края составляет не более 20%. С настоящего года в институт открыт доступ также студенткам. Библиотека и инвентарь института в значительной его части находится в городе Нижнем Новгороде на попечении администрации института. Часть имущества также находится в Москве. Согласно решению общего собрания студентов исполнительный комитет занят сейчас выяснением точной описи имущества и принятием мер к не вывозу его за пределы России. В случае необходимости для вас получить более подробные сведения исполнительный комитет не замедлит предоставить вам таковые». На словах студенты меня заверили, что подавляющее большинство их не намерено продолжать образование в немецкой Риге и охотно переехало бы в Иваново-Вознесенск, так же невозможный для них перевод в другие учебные заведения в Москве, связаны с излишней потерей времени ввиду некоторого расхождения в сравнении с учебным планом Рижского политехнического института. На вопрос о профессорах И.И. Власов и создание политехнического института


178 они ответили, что совершенно невозможно рассчитывать, чтобы все они согласились переехать в наш город, так как немецкая и латышская часть их сильно стремится в Ригу и рано или поздно, при первых благоприятных обстоятельствах, несомненно, переселится туда. В заключение беседы студенты рекомендовали мне переговорить по вопросу о переводе института в Иваново-Вознесенск с председателем московского общества так называемых реалистов, то есть политехников, окончивших РПИ, Семеном Григорьевичем Гуревичем, указали, что он, как и всё это общество, оказали институту большие услуги в Москве и очень озабочены его дальнейшей судьбой. Глава 4. Не застав С.Г. Гуревича дома, я должен был вернуться в ИвановоВознесенск, где тотчас же обратился в Иваново-Вознесенскую городскую управу, тогда уже социалистическую по составу, с особым письменным «предложением», в котором изложил все полученные сведения о положении в Москве Рижского политехникума и просил официально уполномочить меня продолжить переговоры о возможности и условиях перевода его в Иваново-Вознесенск. В ответ на это городская управа за подписью тов. городского головы Н.А. Жиделева и секретаря И.А. Сакулинского немедленно ответила мне 16 апреля за № 152, что «предложение ваше о переводе Рижского политехнического института в г. Иваново-Вознесенск городской управой отклонено, и что означенный вопрос управа решила передать на заключение училищной комиссии». Через несколько дней открылись заседания 3-го съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов вновь организовавшейся тогда Иваново-Вознесенской губернии, и на одном из этих заседаний Иваново-Вознесенский городской голова и в то же время губернский комиссар просвещения И.Е. Любимов в своем обширном докладе о положении народного просвещения в губернии («Рабочий край» от 1 мая 1918 г № 48), между прочим, заявил, что он считает «очередной задачей текущего дня» перевод сюда из Москвы Рижского политехнического института. 2 мая 1918 г. в главной зале Иваново-Вознесенского губисполкома, который размещался тогда в доме бывш. Маракушева, состоялось расширенное совещание по вопросу о переводе в Иваново-Вознесенск Рижского политехнического института с участием представителей губисполкома, горсовета, городской управы, союза кооперативов Иваново-Кинешемского района, союза техников, союза деятелей по техническому и ремесленному образованию, союза служащих на фабриках Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


179 и заводах и Иваново-Вознесенского отделения русского технического общества. Председательствовал на том совещании председатель губисполкома Михаил Васильевич Фрунзе, который, как опытный организатор, во вступительной речи сразу поставил вопрос ребром. «Настоящее совещание, – сказал он, – созвано для решения вопроса об открытии в Иваново-Вознесенске высшей технической школы путем перевода Рижского политехникума в Иваново-Вознесенск». Так как вопрос об открытии в Иваново-Вознесенске высшей технической школы не может вызывать никаких принципиальных возражений, Михаил Васильевич предложил перейти к практическому обсуждению возможности перевода Рижского политехникума и высказаться по вопросу о материальной поддержке переводимому институту со стороны казенных и общественных учреждений и организаций, и частных лиц, и об обеспечении института, профессоров и студентов необходимыми помещениями. Мне пришлось снова сделать общую характеристику положения Рижского института и масштаба его работы, о чем Михаил Васильевич Фрунзе просил меня еще до собрания. Из прений интересно отметить различные мнения о том, переводить ли институт в размере всех шести факультетов, или же только тех, которые наиболее тесно связаны с текстильной промышленностью района. Несколько лиц высказались за необходимость перевода и агрофака, причем И.А. Сакулинский указал на специальный капитал Я.П. Гарелина, завещанный на постройку в Иваново-Вознесенске школы садоводства и огородничества, и земельные и лесные угодья в количестве 1500 десятин, перешедших к городу от того же Гарелина, а М.В. Фрунзе ссылался на то, что в распоряжении Шуйского уездного земства имеется капитал имени Рубачева в 200 тысяч рублей на устройство училища, который также может быть использован на открытие сельскохозяйственного факультета. В результате совещание признало, что, во-первых, перевод Рижского политехникума желателен и необходим в полном его составе, во-вторых, Иваново-Вознесенская губерния и город в лице государственных и общественных учреждений и организаций, фабрично-заводских предприятий и частных лиц могут оказать материальную помощь политехникуму в необходимых для него размерах, как в виде единовременного пособия на перевод, так и в виде ежегодных пособий на его содержание и, в третьих, для размещения политехникума и удовлетворения жилищной нужды студентов и профессоров его в городе имеются достаточно благоприятные условия в виде пустующих фабричных корпусов, которые можно приспособить под лаборатории и аудитории, и целого ряда зданий И.И. Власов и создание политехнического института


180 и фабрикантских домов, которые можно занять под квартиры и общежития профессоров и студентов. Для практического осуществления поставленной задачи собрание избрало комиссию для обследования помещений для института и выяснения необходимого их ремонта и особую делегацию для возбуждения в Москве ходатайства перед Совнаркомом о переводе Рижского политехникума в Иваново-Вознесенск и переговоров с представителями Рижского института, признав желательным включением в состав этой московской делегации и меня. С этого момента наиболее ярко выделяется в деле образования Иваново-Вознесенского политехнического института роль Михаила Васильевича Фрунзе как крупного, талантливого и смелого организатора, поставившего перед собой ясную цель и с неустанной энергией стремившегося к ее достижению. Эта роль М.В. Фрунзе достаточно верно охарактеризована Д.А. Ласточкиным в его недавней статье в журнале «Красное студенчество» («Институт тов. Фрунзе» № 3–4 1928–29 учеб. года, с. 51–54), а также в его же статье «Несколько штрихов из истории политехникума им. Фрунзе» в газете «Рабочий край» от 24 ноября т.г. № 272. Поэтому я могу на ней не останавливаться и ограничусь только изложением его выступления в Москве 14 мая 1918 года в заседании «Государственной комиссии по просвещению, соединенном с междуведомственным совещанием», где окончательно был подготовлен к разрешению вопрос об учреждении ИВПИ. Протокол 20-го заседания Государственной комиссии по просвещению от 14 мая 1918 года был скопирован мной в Москве в одну из тогдашних поездок в Наркомпрос по делам института. На заседании Государственной комиссии по просвещению выяснилось одно совершенно новое обстоятельство, а именно то, что вопрос о переводе Рижского политехникума в Иваново-Вознесенск вызывает, так сказать, международное осложнение. Докладчик от Наркомпроса, заведующий отделом высшего технического образования, проф. Артемьев сообщил, что «в Рижском политехникуме заинтересовано немецкое правительство. Председатель Попечительного Совета РПИ, он же предводитель дворянства Остзейского края (фон Шуберт) решил перевести РПИ обратно в Ригу на том основании, что это высшее учебное заведение было создано на деньги немецкого правительства и постоянно пользовалось его субсидиями». Однако, по мнению докладчика, «ввиду того, что (новое) здание политехникума построено русским правительством и является его собственностью, а также ввиду израсходования на содержание Рижского политехникума (ежегодно) по 140 тысяч рублей русским же правительством, должны быть приняты меры для сохранения имущества РПИ, Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


181 принадлежащего русскому правительству в России». После доклада профессора Артемьева слово по поводу перевода Рижского политехникума в Иваново-Вознесенск было предоставлено председателю Иваново-Вознесенского губисполкома М.В. Фрунзе, который сумел, как опытный стратег, сразу ориентироваться в затруднительном положении и найти из него выход. Изложив результаты совещания о переводе РПИ от 2 мая при губисполкоме, а также охарактеризовав потребность ВТУЗа для дальнейшего развития Иваново-Вознесенского текстильного района, товарищ Фрунзе передал свои впечатления из приведенных им в этот приезд в Москву бесед с профессурой и студенчеством. «Профессура высказывается очень нерешительно по вопросу о переводе РПИ в Иваново-Вознесенск, так как, по-видимому, боится порвать связь с прибалтийским дворянством. Часть ее смотрит на РПИ, как на учреждение чисто местное, краевое, являющееся достоянием Прибалтийского края и потому подлежащее обратному переводу в Ригу». Однако ею предложено «послать делегацию в Иваново-Вознесенск для выяснения условий. Студенчество в большей своей части высказалось за перевод РПИ в Иваново-Вознесенск, который облегчается наличностью живого преподавательского персонала, научных сил, могущих взять на себя организацию всего дела и наличностью данных для технического оборудования». Поэтому М.В. Фрунзе предложил Государственной комиссии разрешить в настоящем совещания два вопроса: 1) о создании высшего технического учебного заведения в Иваново-Вознесенске и 2) об использовании для этой цели Рижского политехникума, поручив особой комиссии собрать весь нужный материал и предоставить доклад о способах его ликвидации. После выступления еще тов. Ульяновой и проф. Артемьева Государственная комиссия вынесла постановление, которое можно считать первоначальным закреплением в Центре мысли об организации ИВПИ, как нового самостоятельною русского ВТУЗа. Это решающее постановление Государственной комиссии по просвещению с междуведомственным совещанием в протоколе зафиксировано так: 1) признать принципиально необходимость открытия политехникума в Иваново-Вознесенске Владимирской губернии; 2) поручить отделу высшей школы совместно с отделом профессионального образования использовать для этой цели все имеющиеся на территории Российской Советской Республики средства как наличного состава, так и имуществ Рижского техникума. После этого знаменательного постановления, проведенного М.В. Фрунзе, началась энергичная организация работ по его реализации, проникнутая горячим энтузиазмом и революционным подъемом. И.И. Власов и создание политехнического института


182

Б.И. СЫРОМЯТНИКОВ: ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКИЕ СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ

К

ак известно, 1918 год стал переломным в истории народного образования Иваново-Вознесенска. В молодом городе (ИвановоВознесенск был основан в 1871 г.) появились сразу два высших учебных заведения. В августе согласно Декрету Совета Народных Комиссаров РСФСР на базе Рижского политехнического института, эвакуированного в Москву, был создан местный политехнический институт. А четыре месяца спустя приказом Народного комиссариата просвещения РСФСР был открыт педагогический институт. В обоих вузах преподавали многие известные учёные того времени (Д.М. Петрушевский, А.А. Кизеветтер, С.А. Котляревский, В.М. Гессен, Н.Д. Силин, А.Л. Сакетти, В.М. Догадов, Э.Э. Понтович и др.). Бориса Ивановича Сыромятникова, несомненно, также можно включить в этот список. Кроме того, он был одним из немногих преподавателей, имевших местные корни – его отец, И.М. Сыромятников, долгие годы до революции 1917 г. работал директором Иваново-Вознесенского реального училища. Но сам Б.И. Сыромятников родился в Москве 4 октября 1874 г. После завершения обучения в 3-й гимназии поступил на юридический факультет Московского университета, который окончил в 1899 г. В сентябре того же года был оставлен при кафедре государственного права и истории русского права. После сдачи магистерского экзамена получил двухлетнюю научную командировку за рубеж, где «занимался историко-сравнительным изучением права». В 1903 г. получил звание приват-доцента Московского университета. За границей находился в 1903–1904 гг., подготовив основательное исследование по феодализму древней Руси. Возвратившись домой, стал преподавать в Московском университете. Покинул alma mater в 1911 г. вместе с группой профессоров в знак протеста против политики тогдашнего министра народного просвещения Л.А. Кассо. Вновь вернулся в университет лишь спустя пять лет. Одновременно с 1906 г. – преподаватель, а с 1916 г. – экстраординарный профессор по кафедре истории русского права Межевого института. После закрытия юридических факультетов в 1918 г. занял должность декана общественно-философского отделения университета Шанявского. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


183 В начале ноября 1921 г. избран ординарным профессором по кафедре социологии Иваново-Вознесенского политехнического института с правом быть «наезжающим». Одновременно стал преподавать русскую историю в тамошнем педагогическом институте. Лекции в качестве профессора кафедры истории народного образования он читал на социально-историческом факультете. Кроме того, входил в состав совета факультета и президиума совета института. Студентка вуза (1921–1923) А.П. Орлова в 1966 г. вспоминала: «Хорошо читал курс русской истории профессор Сыромятников, читал с позиций известного историка М.Н. Покровского. В качестве главных пособий для студентов рекомендовались книги этого автора, в которых наряду с очень ценным и интересным материалом давалось грубо социологизаторское толкование фактов и явлений». Б.И. Сыромятников являлся и деканом внешкольного факультета пединститута. В «Очерках истории Ивановского государственного университета и его предшественника – Ивановского педагогического института» (Иваново, 1980) утверждается, что профессор Сыромятников занимал ещё и должность декана социально-исторического факультета (подтвердить эту информацию пока не удаётся). Вместе с ректором института, профессором и деканом естественного факультета С.Н. Боголюбским (1885–1976) Б.И. Сыромятников избирался в январе 1921 г. делегатом Всероссийского съезда институтов народного образования. 12 июня 1923 г. постановлением Совнаркома Иваново-Вознесенский педагогический институт (с 1920 г. – Институт народного образования – ИНО), преобразованный в 1922 г. в Практический институт народного образования (ПИНО), был закрыт. Его стены покинули многие ведущие преподаватели, в том числе и Б.И. Сыромятников. О дальнейшей жизни учёного известно немногое. В 1938 г. он стал доктором юридических наук. Активно продолжал работать как в области юриспруденции, так и в отечественной истории, оставив после себя труды по истории русского права, феодализма, эпохи Петра I, декабризма и историографии. Б.И. Сыромятников активно участвовал в создании рабфаков, в годы Великой Отечественной войны читал лекции в воинских частях и рабочих аудиториях. В последние годы жизни руководил подготовкой обширного издания памятников по истории права славянских народов. Борис Иванович Сыромятников скончался 12 января 1947 г. после тяжёлой и продолжительной болезни. Б.И. Сыромятников: страницы биографии


184

ИВАНОВО – РОДИНА ФАСТ-ФУДА… 29 марта 1925 года в Иваново-Вознесенске состоялось торжественное открытие первой в СССР механизированной фабрики-кухни имени Ленина. Это поистине революционное событие произошло на улице Крутицкой в доме № 9. Так началась эра советского фастфуда, или «быстропита».

Б

ыстрое развитие капитализма, особенно в США, привело к мысли о «быстрых блюдах», а точнее необходимости питаться на работе, а не дома. Уже в конце XIX века в США популярными стали гамбургер, хот-дог, пицца. В Англии полюбилась «фиш энд чипс». А в Японии ещё в 1879 г. стали производить фасованные завтраки в картонных коробках – «о-бенто». Но только в 1955 г. в Чикаго открылся первый «Макдоналдс», ставший символом фаст-фуда. Напомним, что основателем «Макдоналдса» был Рэй Крок. *** Как ни странно, те же самые идеи приходили в голову и к тем, кто начал возведение социализма. Питаться дома выглядело делом «буржуазным» и невыгодным – строителю социализма надо было отвлекаться на «мещанский» быт, тратя свои силы не по назначению, а к тому же продолжалась при этом «кухонная эксплуатация женского труда». А ведь женщинам тоже нельзя было отставать от мужчин. Поэтому повсюду появляются плакаты «Долой кухонное рабство!», на которых измученные женщины обращают свой взгляд в сторону столовых и фабрик-кухонь, отбросив кастрюли. *** Идеологом и организатором советского «быстропита», или фастфуда, стал Артемий Багратович Халатов (настоящая фамилия Халатьянц). Он родился в Баку 15 апреля 1894 г. в семье богатого торговца, окончил тамошнее реальное училище и поступил в Московский университет. Подружился с Анастасом Ивановичем Микояном, будущим членом Политбюро ЦК от Ленина до Брежнева, наркомом торговли, снабжения, а в 1964-1965 гг. занимавшего пост главы Советского государства – председателя Президиума Верховного Совета СССР. Ещё в 1915 г. Халатов организовал при университете студенческую столовую, куда завозил продукты из Закавказья (напомним, что шла Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


185 Первая мировая война и в Центральной России начались трудности с продуктами). В августе 1917 г. вступил в большевистскую партию, а после Октябрьской революции уже работал в Наркомате продовольствия. Его лично оценил В.И. Ленин. В 1921 г. предприимчивого деятеля назначили председателем ЦЕКУБУ – Комиссии по улучшению быта учёных. В течение 10 лет он организовывал снабжение провиантом нужных для советской власти учёных и литераторов. На этой почве он тесно сдружился с Максимом Горьким. Его хорошо знал детский писатель Корней Чуковский. Но главным делом его жизни стало создание системы общественных столовых. Для этого в 1923 г. было создано товарищество «Нарпит», во главе которого встал сам Халатов. На каждом предприятии стали возникать столовые, где за небольшую плату или по талонам можно было получить полноценный обед, не ахти какой в смысле кулинарии, но при этом питательный, а порой и вкусный. Тогда же, кстати, возникло модное течение в архитектуре «конструктивизм» (в Иванове полно подобных зданий, взять хотя бы дом-подкову или дом-корабль), предполагавшее ненужность в квартирах кухонь. А зачем, если поглощение пищи будет происходить вне дома и в окружении коллектива. Лозунг был таков – «Даёшь рабочее питание!». *** На открытие первой в стране фабрики-кухни прибыл сам Халатов. Он начал было говорить, но быстро запутался в листках и покинул трибуну – произносить речи комиссар всех столовых был не мастер, к тому же он до конца своих дней писал по-русски с ошибками. Но так или иначе, а заря фаст-фуда взошла сточки зрения организации впервые не в Америке, в Советской России, а точнее, в нашем городе. Ивановская фабрика-кухня на Крутицкой выдавала единовременно обед на 600 человек. В порциях скрупулёзно были сосчитаны количество белков, жиров и углеводов. Предприятие оснастили электрическими мойками, сушилками, хлеборезками, картофелечистками и лифтами-подъёмниками. Из Германии привезли 19 котлов, обеспечивавшие приготовление 4,5–5 тысяч обедов в день. Всё оборудование размещалось на первом этаже. Второй этаж был отдан под обеденный зал, библиотеку и игровую комнату. Центральная газета «Известия» приветствовала это событие телеграммой: «Редакция Известий ЦИК и ВЦИК приветствует красных ткачей Иваново-Вознесенска в день открытия самой большой в Союзе механизированной общественной фабрики-кухни, являющейся лучшим показателем нового быта трудяИваново – родина фаст-фуда...


186

Фабрика-кухня на ул. Крутицкой

щихся и крупнейшего дела по пути раскрепощения женщин. В эпоху нашего мирного строительства каждое подобное начинание – завоевание в деле улучшения быта рабочих по пути к коммунизму». Под здание, ставшее пионером отечественного фаст-фуда, отдали кирпичное сооружение, выстроенное во второй половине XIX века и принадлежавшее известному фабриканту Якову Фокину. После закрытия фабрики-кухни в здании побывали разные учреждения, а ныне в нём расположилась детско-юношеская библиотека. *** К 1929 г. в СССР насчитывались десятки фабрик-кухонь и сотни рабочих столовых – вторая в стране фабрика-кухня появилась в Нижнем Новгороде, затем они открылись на Днепрострое, в Днепропетровске, Баку, Свердловске, Орехово-Зуеве, Твери, Серпухове, Ростове-на-Дону, Шуе, Бежицах. В начале 1930-х гг. в Иваново-Вознесенске на проспекте Ленина (там, где до 1930 г. стояла Вознесенская церковь) была построена вторая в городе фабрика-кухня «Нарпит». Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


187 Но с началом коллективизации в страну вернулись голод и карточки. Качество и количество еды резко пошло на убыль. Стало не до фаст-фуда. В том же году Халатов оставил руководство «Нарпитом». Но он успел ещё «порулить» Госиздатом, издательством ОГИЗ, Институтом народного хозяйства имени Плеханова, Всесоюзным обществом изобретателей, а 27 октября 1938 г. его расстреляли. …Но, несмотря на всё, огромная сеть советского общепита, начавшаяся создаваться при Халатове, благополучно дожила до самого конца советской эпохи.

МАРГАРИТА ГРОМИЛА КВАРТИРУ БЫВШЕГО РЕДАКТОРА «РАБОЧЕГО КРАЯ» В декабре 2005 г. по Второму каналу показали экранизацию бессмертного романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» талантливого режиссёра Владимира Бортко.

М

ногим, конечно, запомнилась сцена погрома, устроенная Маргаритой в квартире № 84 критика О. Латунского. Именно он написал наиболее несправедливую статью против романа Мастера о Понтии Пилате, после чего автор книги попал в дом душевнобольных, а роман так и не вышел в свет. В черновиках романа фамилией Латунский Михаил Афанасьевич сначала наделил киевского дядю, зарезанного трамваем, Михаила Александровича Берлиоза. Но затем Латунским стал другой персонаж, а дядюшка Берлиоза стал Поплавским. В фильме его отменно сыграл Роман Карцев. И не менее отменно его спустил с лестницы прочь от квартиры № 50 Александр Филиппенко, исполнивший роль Азазелло. А что же Латунский? По мнению исследователей творчества Булгакова, прототипом данного героя стал Литовский Осаф (Иосаф) Семёнович. О.С. Литовский (6 июня (25 мая по ст. стилю) 1892–1971), театральный критик, драматург, член КПСС с 1918 г., заведующий литературной частью и режиссёр Московского театра Ленсовета, автор пьес «Родина», «Андрей Протасов», «Гусев, жена и дети», «Сентиментальный вальс», «Мой сын», автор воспоминаний, редактор изданий «Театр и драматургия», «Советский театр», «Рабочий и искусство», Иваново – родина фаст-фуда...


188 публиковался в газетах «Правда», «Известия», «Советское искусство» и др. Но самое главное, в 1930–1937 гг. Литовский являлся председателем Главного комитета по контролю за зрелищами и репертуаром. Иначе говоря, без разрешения данного грозного ведомства ни одна пьеса не могла быть поставлена на сцене, ни одно мероприятие не могло состояться в стране. Так что, Главрепертком являлся эдаким литературно-театральным НКВД тех лет. Булгаковы жили с Литовским в одном доме, так называемом «Доме Драмлита», что находился в Лаврушинском переулке. Заметьте, что действие квартирного погрома разворачивается в романе в доме, существовавшем на самом деле. Литовский был среди ярых гонителей творчества великого писателя и драматурга. Он запретил, например, «Зойкину квартиру», «Кабалу святош», «Багровый остров». Забавно, что среди преследователей Булгакова были и другие посредственности, мечтавшие о славе первых драматургов страны Советов, например, Фёдор Раскольников, Леопольд Авербах, Всеволод Вишневский и т.д. Кто их сейчас помнит?.. В «Комсомольской правде» от 27 октября 1928 г. Литовский писал: «Булгаковщина всех видов или полнокровная тематика? – так станет вопрос перед МХТ (Московским художественным театром. – А.С.) сегодня, в день его тридцатилетней годовщины». А теперь основное – занесла же нелёгкая Осафу Семёновичу Литовскому с осени 1923 до осени 1925 гг. быть ответственным редактором иваново-вознесенской газеты «Рабочий край». В своих воспоминаниях «Так и было», опубликованных в 1958 г., Литовский оставил весьма тёплые строки о своём пребывании в наших краях: «Ивановцы – народ особенный. И всё в этом городе особенное: рабочие – самые лучшие, текстиль – самый богатый, тощая речка Уводь – необыкновенная по рыбному своему разнообразию. Ивановцы – патриоты своего города и никогда не признают, что в Иванове может быть что-нибудь плохо. Ну, а о старых большевиках и толковать нечего, – они самые старые. Попробуйте найти ещё такого Гараню Гнедина (Герасим Егорович Гнедин (1879–1951; подпольная кличка Гараня), уроженец с. Тетерино Суздальского уезда, член РСДРП с 1898 г., участник Первой мировой войны, делегат XI и XVII съездов ВКП (б), был членом горисполкома, работал в кооперативных и контрольных органах, председатель областного отделения старых большевиков. – А.С.) в каком-либо другом городе! Ходил он по Иванову в котелке, который носил с незапамятных Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


189 времён, всюду останавливался: до всего дело есть, всё его волнует. За два года ивановские большевистские традиции захватили меня, не могли не захватить. Я горжусь своей недолговременной работой в Иванове, в этом поистине старобольшевистском гнезде...» А вот наблюдения экс-редактора, касающиеся тогдашней повседневности: «В двадцатых годах ивановский быт мало чем отличался от дореволюционных времён. Было какое-то противоречие между старым, ещё сохранившим кое-какие патриархально-“купецкие” черты бытом и новейшей фабричной техникой, между субботней баней – и ударниками и ударницами на Большой Иваново-Вознесенской мануфактуре. Однако ничто не могло помешать ивановцам – ни собрания, ни доклады, ни заседания – в субботу раньше кончать работу, сходить в баню, а вечером непременно провести время с друзьями». Высказался Литовский и об издании, в которое его направил ЦК ВКП (б): «Годы моей работы в Иваново-Вознесенске я считаю самыми интересными в моей газетной жизни. Я застал в газете «Рабочий край» сплочённую группу иваново-вознесенских литераторов, беллетристов и поэтов. Может быть, поэтому “Рабочий край” имел несколько литературный, не газетный уклон. Но, с другой стороны, наличие квалифицированных литературных сил давало возможность делать газету грамотной и интересной, разнообразной. “Рабочий край”, бесспорно, выделялся среди других провинциальных газет двадцатых годов». Но, как показывает эпиграмма Авенира Евстигнеевича Ноздрина, не очень-то жаловали будущего литературного начальника на родине первого Совета: О Литовский, о Литовский, У тебя тон хлестаковский. На таких, как ты, наш щёголь Нужен новый, красный Гоголь.

Профессор ИвГУ Леонид Таганов считает, что таким Гоголем для Литовского и стал Булгаков. ...А поступок Маргариты в отношении жилища редактора можно только приветствовать, хотя и расправлялась она с квартирой нашего бывшего земляка. Возмездие настигло Литовского-Латунского только в книге и в кино. Он прожил долгую жизнь. А вот Булгаков, почти ровесник своего клеврета, родился в 1891-м, а умер в 1940 г., видимо, не без «помощи» вот таких вот Латунских-Литовских. Маргарита громила квартиру бывшего редактора


190

СТРОИТЕЛЬНЫЙ БУМ В ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКЕ в 1920 1920–1930 1930-е годы Как утверждал герой произведения М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Воланд: «Квартирный вопрос испортил москвичей». И в Иваново-Вознесенске ситуация с жильем была непростой.

В

начале XX века жилой фонд Иваново-Вознесенска представлял собой множество небольших частных домовладений и два десятка особняков купцов-фабрикантов. Так, в 1899 г. был составлен план города и издана книга «Список домов и улиц Иваново-Вознесенска и местечка Ямы». Согласно этому списку в городе насчитывалось 3959 домовладений, а в местечках Ямы и Ушаково (они тогда еще не входили в состав Иваново-Вознесенска) – до 2300. Жилищная проблема стояла очень остро. В материалах обследования жилищных условий в местечке Ямы, проведенного все в том же 1899 г. земским статистическим бюро, указывалось, что в каждой из обследованных квартир проживало по 9 человек. Весь жилой фонд не превышал 400 тыс. квадратных метров, на душу населения приходилось по 3–4 квадратных метра жилой площади. Новая власть была вынуждена предпринимать экстренные меры по снижению остроты жилищного вопроса. Дело в том, что после окончания гражданской войны началось возрождение текстильной промышленности, а потому в городе значительно прибавилось населения. И вот уже 20 августа 1924 г. на окраине Иваново-Вознесенска (там, где сейчас расположены улицы Ленинградская и Красных Зорь) стал возводиться Первый рабочий поселок из 138 домов на 912 квартир для 8 тыс. человек. Планировку поселка и проекты двухэтажных домов разработали архитекторы С.Е. Чернышев и В.Н. Семенов из столичного проектного бюро «Стандарт», который в разные годы возглавляли известные зодчие Л.А. Веснин, Н.Д. Колли, П.А. Голосов, А.А. Андриевский. Разработчиками конструктивной основы домов были инженеры О.А. Вутке и А.К. Говве. Эти домики с виду напоминали коттеджи западноевропейского типа, поэтому этот район в те времена называли «Ивановской Швейцарией» или «Ивановской Голландией». Отопление в домах было дровяное, там имелись погреб, сарай и кладовая. Естественно, что в квартиры были проведены вода, канализация и электричество. В октябре 1927 г. строительство Первого рабочего поселка завершилось. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


191 В 1925 г. строители приступили к возведению Второго рабочего поселка рядом с железнодорожным вокзалом. 20 стандартных домов заселили уже к концу того же года. Проект был разработан инженером Н.В. Рудницким и архитектором местного государственного треста А.А. Стаборовским. Первый этаж этих домов был сложен из кирпича, второй срублен из бревен, под крышей располагалась мансарда. Дома Второго рабочего поселка украсили часть улиц Калинина, Октябрьской, Фурманова и Пограничного переулка. В 1925–1926 гг. возле химзавода имени П.С. Батурина выросли одноэтажные постройки поселка «Красный химик», разработанные инженером К.Л. Андреевым. Рабочие Сосневской объединенной мануфактуры в 1927 г. начали строительство на улице Сакко еще одного рабочего поселка под названием «Пролетарский текстильщик». Но выстроить удалось всего лишь несколько домов. Надо сказать, что данное строительство было санкционировано целым рядом важнейших решений правительства – это Постановления ЦИК СССР и Совнаркома СССР от 16 мая 1924 г. «О содействии кооперативному строительству рабочих жилищ» и от 19 августа 1924 г. «О жилищной кооперации». Кроме того, были приняты Декрет СНК РСФСР от 25 октября 1926 г. «О льготах по рабочему жилищному строительству» и Постановление СНК СССР от 16 октября 1925 г. «О предоставлении государственным предприятиям льгот по строительству рабочих жилищ». Все эти документы сыграли решающую роль в решении поставленных задач. В нашем городе пытались не просто настроить домов, а реализовать концепцию «города-сада». Но постепенно она сошла на нет, ибо городская территория застраивалась неплотно, а идею дома-коттеджа вытесняла идея дома-коммуны, т.е. коммуналки. Свертывание нэпа, усиление тоталитарных тенденций в общественно-политической жизни также привело к тому, что первый опыт индустриального домостроения в стране закончился. Опыт с деревом в качестве основного строительного материала также был подвергнут сомнению. При возведении домов использовались и торф, и бетон для установки столбов и балок. И вот на рубеже 1920–1930-х гг. в областном центре было решено перейти к форсированной реализации коллективистских принципов при осуществлении жилищного строительства. В 1929 гг. Иваново-Вознесенск стал центром огромной промышленной области, которая объединила территории четырех бывших Строительный бум в Иваново-Вознесенске


192 губерний – Иваново-Вознесенской, Владимирской, Костромской и Ярославской. После образования Иваново-Вознесенска (с декабря 1932 г. – Иваново) в «третью пролетарскую столицу» начались грандиозные преобразования в области архитектуры и строительства. После отказа от концепции «города-сада» на смену пришла идея дома-коммуны. Стал выдвигаться проект максимального обобществления быта. Отдельная квартира в начале 1930-х гг. понималась как буржуазная роскошь и отход от социалистических правил. «Дом должен стать школой коммунизма, если домашняя жизнь устроена по-коммунистически», – считали тогда. Так, известная поэтесса Ольга Федоровна Берггольц дома вместо скатерти стелила газету, а пила исключительно из граненых стаканов. Она считала малейшую уступку комфорту буржуазным пережитком. Концепция дома-коммуны начала реализоваться в Иваново-Вознесенске с 1931 г., когда был выстроен 400-квартирный «дом коллектива» на улице Красных Зорь, 3-й по проекту столичного мэтра Ильи Голосова. Рабочие планировали создать в доме коммуну на 1000 человек. Но уже при ее реализации пришлось отказаться от коридорной системы в пользу секционной. Каждая квартира имела свою прихожую, санузел, встроенные шкафы и помещение в подвале. Планировалось разместить в доме ясли, детский сад, магазин, столовую, зал собраний на 200 человек, «красный уголок» и правление кооператива. Во дворе планировалось сделать детские и спортивные площадки. Но многое так и осталось только в мечтах. Зато настоящая коммуна создалась в одном из четырех корпусов Соцгородка меланжевого комбината в 1933 г. В доме были жилые комнаты без кухонь, общая столовая, комнаты отдыха, спортивный и читальный залы. Однако просуществовала коммуна очень недолго. В связи с ростом семей появилась необходимость создания индивидуальных квартир путем перепланировки дома, а также устройства кухонь вместо культурно-бытовых помещений. Поспешно внедрявшиеся радикальные предложения, случайный контингент людей, заселяющих дом, низкий уровень обслуживания скомпрометировали идеи обобществления быта. Ну, и нельзя забывать, что многим просто захотелось нормальной человеческой жизни без всякого социального экстрима. Со временем жилищный вопрос не перестал быть актуальным. 8 тысяч ивановцев, в том числе 3 тысячи детей, продолжали жить в землянках даже в 1937 г. До войны десятки землянок и бараков оставались в районе меланжевого комбината и фабрики «Красная Талка». ТольИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


193 ко 3 апреля 1951 г. Ивановский горисполком принял постановление о ликвидации землянок в областном центре. Тем не менее, реализация проекта с массовым строительством не канула в Лету. Как показывает практика, необходимость в большом количестве жилья стимулирует развитие строительной отрасли, а также решает острые социальные проблемы. Как писал великий пролетарский поэт Владимир Маяковский в двадцатые годы, «Москва и Иваново строились наново». Что же касается самих зданий, возведенных в то время, то они по праву являются памятниками архитектурной и строительной мысли ушедшей эпохи.

СТАДИОН «ТЕКСТИЛЬЩИК»

В

1886 г. в английской колонии Санкт-Петербурга появилась первая футбольная команда. 25 сентября 1893 г. в российской газете прошло первое упоминание о футбольном матче в Северной столице. А уже 24 октября 1897 г. в России состоялся первый публичный футбольный матч с участием российской команды «Спорт». В Иваново-Вознесенск футбол пришёл в 1909 г. Именно тогда в Иваново-Вознесенске был зарегистрирован первый любительский клуб футболистов. Играть приходилось на пустырях и на городских улицах. Уже позже захотелось играть на покрытии более приличном. Вот почему летом 1918 г. в сад бывшего фабриканта Зубкова залезли молодые представители пролетариата, чтобы расчистить себе площадку для футбольных баталий, но их задержал патруль. Их отвели к тогдашнему председателю Иваново-Вознесенского горисполкома. Председатель их выслушал и разрешил провести субботник. Так на месте сада возник стадион «Буревестник» (ныне ул. Наговицыной, 1). Но не он стал главной спортивной ареной области. 18 сентября 1932 г. в Иваново-Вознесенске открылся стадион «Динамо». Правда, официальное открытие было передвинуто на более поздний срок – на 1 мая 1933 г. и приурочено не только к Первомайскому празднику, но и к 10-летию спортивного общества «Динамо», которое принадлежало НКВД. Там, где когда-то высилась огромная городская свалка, возник современный по тем временам стадион. Сооружался он, как тогда говорили, методом народной стройки, т.е. в нерабочее время благодаря субботникам и воскресникам. Стадион мог принимать не только футболистов, но и легкоатлетов, конькобежцев, хоккеистов. Строительный бум в Иваново-Вознесенске


194 Здесь могли соревноваться мастера игры в городки, в баскетбол, волейбол, теннис, пятиборцы. После войны руками пленных немцев стадион был подремонтирован. В 1960-е гг. прошла уже капитальная реконструкция – его вместимость увеличилась до 17 тысяч зрителей. Не раз менялось и название арены – «Красное Знамя», «Текстильщик». На футбольном поле проводились международные встречи. Так, 3 августа 1933 г. здесь была разбита очень сильная сборная Турции со счётом 7:3. Приезд турок тогда организовал начальник финансовой службы УНКВД по Ивановской области и по совместительству председатель областного общества «Динамо» Сергей Осипович Броневой, отец народного артиста СССР Леонида Броневого, сыгравшего в фильме «Семнадцать мгновений весны» начальника гестапо Мюллера. На стадионе играли как местные (Колотилов, Щибров, Ерёмины, Трофимов, Мосалёв, Бакшин, Иван Пономарёв, Комаров, Скоропеев, Забелин, Шуляков, Рубилов, Сафонов, Крушин, Мазурин, Зернов, Гончаренко, Коротких и др.), так и приезжие (братья Старостины, Эдуард Стрельцов, Альберт Шестернёв, Игорь Нетто) футболисты. В 1990-е годы «Текстильщик», как, в общем-то, и весь ивановский спорт, включая футбол, пришёл в запущение. Стадион стал ассоциироваться не столько со спортом, сколько с текстильной ярмаркой. И слава Богу, что в последние годы всё стало меняться в положительную сторону. А на стадион «Текстильщик» вновь приятно прийти как в старые добрые времена.

НАШ СТАРЫЙ ЦИРК

С

тарое здание Ивановского цирка было построено в 1933 г. Цирк распахнул свои двери в сентябре того же года и сразу полюбился ивановцам. Он был надежен и уютен. Проект был разработан архитектором Минофьевым. Конструкции здания выполнил талантливый инженер, доцент, заведующий кафедрой сопротивления материалов энергоинститута Борис Владимирович Лопатин (1903–1983), который спроектировал и знаменитый «висячий мост» от улицы Калинина к городской бане через реку Уводь. Что касается цирка, то он выглядел удивительно – прямо от земли поднимался полусферический купол, собранный из деревянных полуарок, открытых внутрь здания. По своему решению конструкция купола не имела себе равных. Планировка позволяла использовать его

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


195 и как цирк, и как зал для концертов и массовых собраний. Так, в мае 1935 г. здесь проходило торжественное собрание, посвященное 30-летию всеобщей стачки и первому в России общегородскому Совету рабочих депутатов. На собрании с докладом выступил наш земляк, нарком образования РСФСР Андрей Сергеевич Бубнов. 29 ноября 1942 г. в старом цирке ивановцы впервые приветствовали участников авиационного полка «Нормандия – Неман». Об этом написал в одном из своих произведений известный писатель Илья Григорьевич Эренбург. Кстати, после бурного торжества один из французских летчиков отправился искать в нашем городе русских медведей, поскольку наивно полагал, что в каждом русском городе обязательно должны быть медвежьи берлоги. Ивановский цирк принимал различные концерты, в нем часто устраивались встречи по боксу, например, Иваново – Москва, в которых принимал участие легендарный боксер 1940-х гг. Николай Королев. Цирк был рассчитан на 2000 зрителей. На его площадке выступали великие клоуны Карандаш, Леонид Енгибаров, Юрий Никулин, дрессировщики Валентин Филатов, Вальтер Запашный, Ирина Бугримова

Здание государственного цирка Наш старый цирк


196 и Борис Эдер (наш земляк), воздушная гимнастка Зоя Федорова, сестры Кох, замечательные канатоходцы Волжанские (уроженцы ИвановоВознесенска). Макет Ивановского цирка в конце 1970-х гг. демонстрировался на выставках «Париж – Москва» и «Москва – Париж». В 1967 г. при цирке построили гостиницу. В 1975 г. старый добрый Ивановский цирк снесли и на этом месте возвели типовое сооружение из кирпича и железобетона. Стройку лично курировал первый секретарь обкома Владимир Григорьевич Клюев. Ответственному за возведение цирка приходилось несладко. Как говорят знающие люди, он даже проводил ночи на скамейке возле стройки. Клюев иногда захаживал на строительство, натыкался на спящего подчиненного и велел ему идти отсыпаться домой. Хозяин области любил, когда люди полностью выкладывались на работе и прощал людям маленькие слабости. Новый цирк начал работать 10 февраля 1983 г. Он рассчитан на 1699 зрителей. В январе 1998 г. цирку присвоено имя уроженца нашего города, народного артиста СССР, единственного лауреата Государственной премии Советского Союза среди цирковых артистов Владимира Александровича Волжанского.

«ДАВАЙТЕ ОРГАНИЗУЕМ К НОВОМУ ГОДУ ДЕТЯМ ХОРОШУЮ ЁЛКУ» ЛКУ» Так называлась статья уроженца Иваново-Вознесенска, члена Политбюро ЦК ВКП (б), второго секретаря ЦК КП (б) Украины Павла Постышева в главной газете Советского Союза «Правда» от 28 декабря 1935 г.

О

бычай встречать Новый год 1 января повелел царь Петр I. Было это под 1700-й год. Придя к адмиралу Францу Лефорту в Немецкую слободу, будущий реформатор увидел у того в доме ёлку. Надравшись до полного изумления, они потом эту самую ёлку выкинули в окно. Тем не менее, праздник пришелся государю по душе. А в ту ночь они почти до самого утра шатались по Первопрестольной, горланили песни и добавляли, пугая двуногую и четвероногую живность. Но прошло время, прежде чем Новый год, ёлка, фейерверки и др. обряды прижились в российском обществе. С приходом к власти большевиков началось постепенное искоренение так называемых «буржуИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


197 азных предрассудков» и праздников: Пасхи, Рождества, а затем Нового года. Дед Мороз превратился в «религиозный хлам» и стал рассматриваться как «продукт антинародной деятельности капиталистов». Маячит в глазищи нам, По шапке деда Мороза, Ангела – по зубам! Грудь дыханьем расперта В беге лыжном живом – Праздником Зимнего спорта Эти дни назовем! Шире дыханья и руки, На молодых парусах Мимо жалкого хрюка Рождественских поросят! (Семен Кирсанов. 1928 г.)

Другой поэт Александр Введенский в 1931 г. заявлял: Только тот, кто друг попов, Ёлку праздновать готов!

Моссовет запретил продажу ёлок на базарах. А комсомольцы предложили в дни Рождества и Нового года лыжные кроссы и всякого рода другие спортивные соревнования на свежем воздухе. Однако в декабре 1935 г. ситуация поменялась. В Москве проходил пленум ЦК ВКП (б). Постышев, как член ЦК, был участником этого пленума. Велика вероятность, что после окончания пленума между Сталиным и Постышевым (а тому есть свидетель в лице Никиты Хрущёва) произошел разговор на тему ёлки, тем более что приближались новогодние дни. Постышев поднял тогда вопрос: «Товарищ Сталин, вот была бы хорошая традиция и народу понравилась, а детям особенно принесла бы радость – рождественская елка. Мы это сейчас обсуждаем. А не вернуть ли детям елку?» Сталин поддержал его: «Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям елку, а мы поддержим». Так это и произошло. Вот о чем говорилось в этом знаменитом письме: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг неё детей богатеев. «Давайте организуем ... детям хорошую ёлку»


198 Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то, не иначе как «левые» загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею. Следует этому неправильному осуждению ёлки, которая является прекрасным развлечением для детей, положить конец. Комсомольцы, пионер-работники должны под Новый год устроить коллективные ёлки для детей. В школах, детских домах, в дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах – везде должна быть детская ёлка! Не должно быть ни одного колхоза, где бы правление вместе с комсомольцами не устроило бы накануне Нового года ёлку для своих ребятишек. Горсоветы, председатели районных исполкомов, сельсоветы, органы народного образования должны помочь устройству советской ёлки для детей нашей великой социалистической родины. Организации детской новогодней ёлки наши ребятишки будут только благодарны. Я уверен, что комсомольцы примут в этом деле самое активное участие и искоренят нелепое мнение, что детская ёлка является буржуазным предрассудком. Итак, давайте организуем весёлую встречу Нового года для детей, устроим хорошую советскую ёлку во всех городах и колхозах». Историк Елена Зубкова пишет: «Буквально за считанные дни инициатива была подхвачена. Москва преобразилась. На улицах на каждом шагу можно было встретить людей, нагруженных елками. В магазины и палатки, торгующие игрушками, невозможно было протиснуться. Тысячи людей осаждали прилавки и раскупали все игрушки, которые могли хоть как-то подойти для украшения елок. Казалось, вся Москва превратилась в огромный детский сад. Елки – в квартирах, елки – в домовых клубах, елки – в школах. Пышные фейерверки расцветили небо над Парком культуры и отдыха им. Горького». Детишки были увлечены разгадыванием «главного секрета елки – что такое «четыре «П». А это было Письмо Павла Петровича Постышева. В 1938 г. Постышев был арестован как враг народа. Но ёлка устояла. Более того, появилась ещё одна традиция – отмечать встречу Нового года шампанским. В июле 1936 г. по этому вопросу было принято специальное постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б). Оно называлось так: «О производстве советского шампанского, десертных и столовых вин “Массандра”». Так родилась известная марка – «Советское шампанское». Предприятие задумывалось с размахом. В 1936 г. предполагалось произвести 300 тыс. бутылок, в следующем – 500 тыс., а к 1942 г. довести производство шампанского до 12 миллионов бутылок. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


199

«А У НАС В КВАРТИРЕ ГАЗ!» Так вослед героям известного детского стихотворения Сергея Михалкова могли сказать жители 104-квартирного дома № 15 по улице Громобоя 8 марта 1955 г. Именно с этого времени началась газификация жилищ в Иванове.

Г

аз в наш город пришел достаточно поздно. Даже уличные фонари, которых в Иваново-Вознесенске насчитывалось немалое количество, газом не заправлялись. В 1911 г. улицы «Русского Манчестера» освещались 48 дуговыми электрическими, 68 керосинокалильными и 495 простыми керосиновыми фонарями. А всё началось с принятия 8 июля 1953 г. постановления Совета Министров СССР «О газификации г. Иванова». Намечалось построить городскую газораздаточную станцию, для этого в местечке Соснево возле сажевого завода исполком городского Совета отвёл участок земли. Этим же постановлением планировалось провести газ в 1500 квартир ивановцев. Уже осенью 1953 г. специалисты «Ленгипрокоммунстроя» прибыли в Иваново для составления технической документации. Эта работа была завершена к лету следующего года. В августе 1954 г. при горкомхозе создали контору жидкого газа для наблюдения за газификацией в городе. И вот, наконец, в Международный женский день 1955 г. голубое пламя вспыхнуло на плиточных горелках ивановцев. После улицы Громобоя газ пришёл в дома по улице Калинина и проспекта Сталина (ныне просп. Ленина). В августе 1955 г. Ивановский облисполком принял постановление «О мероприятиях по развитию газоснабжения в г. Иванове в 1955– 1960 гг.». В нём ставилась задача сделать так, чтобы газ стал с запахом, дабы предотвратить взрывы в случае его утечки. Вскоре так и было сделано. Ноябрь 1958 г. ознаменовался введением в строй газораздаточной станции. Газ стали получать жители 10 тысяч квартир. Ещё раньше, в марте того же года, был создан трест «Ивановогоргаз», а в сентябре 1961 г. в Иванове приступили к строительству городских сетей газопровода. В Ивановскую область должен был прийти естественный саратовский газ по газопроводу Саратов – Горький – Иваново – Ярославль – Череповец. «А у нас в квартире газ!»


200 Саратовский газ загорелся в Иванове 11 августа 1962 г. В тот субботний день по этому случаю был организован настоящий праздник. Со временем газораздаточная станция была расширена в два с лишним раза, и в 60-е гг. по городу протянулись 45 километров распределительных сетей. Постепенно природный газ пришёл не только в квартиры, но и в частные дома. А дальше началась, пусть и не так быстро, газификация остальных районов Ивановской области.

ИВАНОВСКИЙ АРХИТЕКТОР Н.И. КАДНИКОВ (1903 1903–1958 1958) Иваново – один из многих городов российской провинции, кардинальным образом изменивший свой архитектурный облик после установления советской власти. Жизнь в те времена менялась стремительно, и особенно грандиозные перемены при новой власти коснулись внешнего вида города, который в течение 1918–1929 гг. из безуездного стал сначала губернской столицей, а затем центром огромной Ивановской промышленной области. Началось кардинальное изменение застройки Иваново-Вознесенска (в 1932 г. переименованного в Иваново), которое по своим масштабам некоторые сравнивают с революцией, в данном случае архитектурной. Одним из тех, кто воплощал архитектурную революцию в жизнь в Иванове, был Николай Иосифович Кадников.

Н

иколай Иосифович Кадников родился 28 февраля 1903 г. в Кинешме в семье краснодеревщика. Успешно окончив школу, он поступил на инженерно-строительный факультет ИвановоВознесенского политехнического института. Однако начавшиеся реорганизации ИВПИ привели к тому, что получить нужную специальность не получалось. И тогда он уехал в Томск, где в соответствующем вузе и выучился на архитектора. Вернувшись в Иваново-Вознесенск, он поступил в проектное бюро (с 1930 г. – проектная контора) «Ивпроект». Кроме Н.И. Кадникова там трудились А.И. Панов, Н.Ф. Менде, Б.Л. Хуторянский, П.Г. Фомин, Н.И. Пархунов и др. Причем многие из них получили высшее образование в разных городах (А.И. Панов окончил ИВПИ, Н.Ф. Менде получил образование в Харькове, Н.И. Пархунов – в Одессе, П.Г. Фомин – в Москве). Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


201 Н.И. Кадников всю жизнь проработал в Иванове. В начале творческой жизни он отдал дань модному и господствовавшему тогда стилю – конструктивизму. Черты светлого и радостного будущего народу хотелось видеть и в общественных зданиях. «Проекты грандиозных построек отражали стремление пролетариата, как господствующего класса, к самоутверждению. Традиционные художественные языки многим казались связанными с самой сущностью старого строя». Так, в стиле «ивановского конструктивизма» Н.И. Кадниковым спроектированы жилые дома № 5 и 7 областного совнархоза на улице Калинина, жилой дом № 15 на улице Громобоя, школа в Воробьёве (ныне Институт повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров (ранее Институт усовершенствования учителей)), школа в Нежданове (ныне профессиональное училище № 8). В начале 1930-х гг. в СССР начался отход от конструктивистской стилистики. Н.И. Кадников переходит на работу в АПУ (архитектурно-планировочное управление горкомхоза), в котором работали Н.Ф. Менде, Г.К. Ливанов, В.И. Панков, А.И. Панов. Одним из первых он начинает переходить от конструктивизма к освоению классического наследия. Появляется советский классицизм, ключевым понятием нового стиля стал ордер. К середине 1930-х гг. по его проекту по проспекту Ленина, 37, возводится так называемый «серый дом» (его ещё называют почему-то «дом-пуля»), т.е. здание Управления ОГПУ (затем НКВД СССР) по ИПО. Административный корпус здания облицован тёмно-серой штукатуркой и украшен мощной колоннадой. В январе 2008 г. здание (в котором на первом и втором этажах находилось УФСБ РФ по Ивановской области, а на третьем и четвёртом этажах –УВД Ивановской области) серьёзно пострадало при пожаре. В дальнейшем Н.И. Кадников работал уже только в стиле советского (или сталинского) классицизма. Самой лучшей его работой стало возведение медицинского института – одного из красивейших зданий советского Иванова. Оно возводилось около 20 лет (с 1937 по 1956 гг.) Начальство, считавшее себя компетентным во всех сферах жизни, то и дело вмешивалось в ход строительства. Эти и другие обстоятельства привели к преждевременной смерти талантливого ивановского зодчего. К сожалению, в октябре 1996 г. здание чуть не сгорело. Но было восстановлено достаточно быстро. Облик дворца эпохи классицизма имеет главный павильон областной сельскохозяйственной выставки по проспекту Фридриха Энгельса, 58, что рядом с Соковским мостом. В 1966 г. в это здание переехал драматический театр. В настоящее время там располагаются мноИвановский архитектор Н.И. Кадников (1903–1958)


202 гие конторы, в том числе Ивановское отделение РСПП. По проекту Н.И. Кадникова выстроены жилой дом фабрики НИМ (просп. Ленина, 7), жилой дом «Ивэнерго» (172-квартирный дом энергетиков) по проспекту Ленина, 47. Стилистика этого дома совпадает со стилистикой дома № 7 всё по тому же проспекту Ленина возле бывшего кинотеатра «Центральный» (в нем расположен магазин «Детские товары). Николай Иосифович участвовал и в реконструкции кинотеатра «Центральный». Ею руководил главный архитектор города в 1942– 1966 гг. Николай Фёдорович Менде (1906–1975). Кинотеатр перестраивался из конструктивистского стиля в стиль опять же советского классицизма. Сейчас кинотеатра больше нет, а здание занято торговым комплексом «Плаза». Ещё в одном значимом проекте принял участие Н.И. Кадников. Это возведение Театра драмы. Для реализации выбрали проект Александра Васильевича Власова (1900–1962), ставшего впоследствии известным советским архитектором, главным архитектором Москвы (1950–1955) и Киева (1944–1950), лауреатом Ленинской (1959) и Сталинской (1950) премий, руководителем восстановления после войны проспекта Крещатик в Киеве и возведения Центрального стадиона имени В.И. Ленина в Москве. Но Власов приезжал в Иваново редко, поэтому строительство воплощалось под надзором Кадникова. Он же оформил интерьеры этого театрального комплекса. Театр был выстроен к 1940 г., но в силу разных причин он то и дело закрывался на ремонт. В настоящее время на его основе после длительной реконструкции был возведен Дворец искусств. Кроме вышеназванных зданий по проекту Н.И. Кадникова выстроены здания бывшего строительного техникума с общежитием по улице 8 Марта, общежитие текстильного института на углу проспекта Фридриха Энгельса и улицы Профсоюзной. Ивановский зодчий принимал участие и в других проектах. При создании «Свода памятников архитектуры и монументального искусства России. Ивановская область» (первая часть трехтомника вышла в Москве в 1998 г.) вдова Николая Иосифовича Надежда Дмитриевна Кадникова (в девичестве Козлова) предоставила в распоряжение авторов архив своего мужа. Ссылка на архив в книге есть, но вот он сам так, увы, и не вернулся к хозяйке. Поэтому творческое наследие Н.И. Кадникова нуждается в дальнейшем изучении и пропаганде. Сам архитектор скончался в Иванове 1 июля 1958 г. Несколько лет назад в здании Ивановской медицинской академии память об архитекторе увековечена памятной доской. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


203

ДОМ-ПОДКОВА

Н

а улице Громобоя, 13, находится дом под названием «подкова», одно из оригинальных зданий посадской части города периода конструктивизма, строительство которого осуществлялось с 1933 по 1934 гг. Дом спроектировал известный ивановский архитектор Александр Иванович Панов. В нашем городе по проектам А.И. Панова выстроены многоквартирный дом на Привокзальной площади, на котором когда-то были укреплены огромные слова «Иваново – родина первого Совета», школа в Сосневе имени Афанасьева, Дом культуры на Почтовой (ныне Дом национальностей), жилые дома на улицах Кузнецова, Калинина, близ меланжевого комбината. Он принимал участие в создании противотуберкулёзного диспансера на ул. Крутицкой, дома для профессуры Иваново-Вознесенского политехнического института. Кроме того, здания по проекту А.И. Панова имеются в Шуе, Родниках, Тейкове, Юрьевце, Савине, Ильинском, а также в Костроме, Юрьев-Польском, Сокольском, Тутаеве, Карабанове, Струнино. 104-квартирный дом-подкова был построен для семей сотрудников местного управления ОГПУ (ныне ФСБ). Стены – из силикатного кирпича, междуэтажные перекрытия деревянные, над подвалом – железобетонные. Дом для тех лет был просто комфортабельным – отдельные кухни, ванные комнаты, санузлы, кладовые, встроенные шкафы. Квартиры разной вместимости – от двух- до шестикомнатных. При входе в каждый подъезд находился круглосуточный милицейский пост. Во двор без специального пропуска было не попасть. Бросаются в глаза ризалиты – мощные выступы, выходящие за основную линию фасада и идущие во всю высоту здания. Они первоначально были пятиэтажные, а в 1950-е гг. ризалиты были надстроены до шести этажей. Первый этаж здания долгое время занимал магазин «Военторг». В доме-подкова в 1934–1936-е гг. проживал заместитель, а затем начальник Управления НКВД СССР по Ивановской промышленной области, комиссар госбезопасности 3-го ранга Владимир Андреевич Стырне, знаменитый советский контрразведчик, участник поимки бывшего члена Временного правительства Бориса Савинкова в ходе операции «Трест». В 1967 г. в одноимённом фильме Сергея Колосова роль Стырне исполнил заслуженный артист РСФСР Алексей Васильевич Сафонов (Сафонов многим заполнился в роли гестаповца Рольфа, который допрашивал радистку Кэт с малышом в фильме «Семнадцать мгновений весны»). В 1937 г. Стырне был расстрелян. Дом-подкова


204 В этом же доме жил и маленький Валя Гафт. Ему было 7 лет, когда его отца, сотрудника НКВД СССР Иосифа Романовича Гафта, в 1942 г. перевели на работу в Иваново. Будущий Валентин Иосифович Гафт бегал на учёбу в среднюю школу № 32 на Станционной (её ещё называют «школой-птицей»). А еще в детстве он обожал играть в футбол. Дом запомнился ещё и тем, что 26 мая 1996 г. в день, когда отмечалось 125-летие города, он чуть не сгорел, выгорели только два этажа дома. Пожар удалось вовремя потушить… Учитывая первоначальную специфику жильцов дома, в городе почему-то до сих пор ходят слухи, что между ним и «серым домом» (выгоревшим в январе 2008 г. областным управлением ФСБ) имеется подземный переход, чтобы чекисты в случае чего могли быстро добраться до места службы. В действительности же, никакого подземного перехода между этими узнаваемыми зданиями города нет.

ДОМ-КОРАБЛЬ

Е

два ли не каждый житель областного центра знает, где расположен один из самых оригинальных жилых домов, построенных в Иванове в стиле конструктивизма. Это дом-корабль, расположенный по адресу: просп. Ленина, 49. Он был выстроен в 1929–1930 гг. по проекту московского архитектора Даниила Фёдоровича Фридмана (1887–1950). В столице Фридман стал известен тем, что для международного пушного аукциона выстроил уже в стиле сталинского неоклассицизма в 1937–1939 г. «Дом пушнины» (Московский просп., 98). Что же касается дома-корабля, то его заказал РЖСКТ «2-й Рабочий посёлок». Здание представляет собой многоквартирный жилой дом, состоящий из двух корпусов, и расположен на угловом участке при пересечении проспекта Ленина с улицей Шестернина. Вот его описание в «Своде памятников архитектуры и монументального искусства России. Ивановская область» (М., 1998. Ч. 1): «Главный корпус дома вытянут вдоль проспекта с отступом от его красной линии, фиксируя границу небольшой площади со сквером. Второй корпус поставлен перпендикулярно первому вдоль спускающейся улицы Шестернина. Стены кирпичные (в главном корпусе оштукатурены и окрашены в тёмно-коричневый цвет), в первом этаже частично применён каркас, перекрытия над магазином железобетонные, над жилыми помещениИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


205 ями – смешанные. Первоначально одноэтажный объём у подножия башни первого корпуса имел сплошное остекление. Позже оно было заложено и оштукатурено под бетон. Протяжённый пятиэтажный корпус, выходящий на площадь, играет главенствующую роль в объёмно-пространственной композиции. Его облик напоминает корабль: на правом фланге плавно скруглённая стена, которая подходит к остро скошенному торцу здания, имитирует носовую часть, а восьмиэтажная башня на противоположном торце – корму. Трактовка всех элементов уличного фасада подчинена общему замыслу: широкая полоса витрин на первом этаже зрительно отделяет массу корпуса от земли; две галереи балконов с металлическими поручнями (одна на втором этаже, вторая на последнем) опоясывают фасад, подобно палубам; маленькие балкончики других этажей со сплошным бетонным ограждением, окрашенным в белый цвет, напоминают мостики и т.д. Важными композиционными акцентами являются членящие фасад треугольные эркеры и угловые балконы. Второй пятиэтажный корпус, прямоугольный в плане, двумя ступенями спускается по понижающемуся рельефу и

Дом-корабль Дом-корабль


206 вместе с башней первого корпуса, стоящей на более высокой точке, образует динамичный силуэт застройки улицы Шестернина. Оба корпуса включают 11 секций с квартирами разной вместимости (преобладают двухкомнатные – 173 из 212) с большими кухнями, санузлами, кладовками и встроенными шкафами. На первом этаже главного корпуса размещаются магазины и аптека. Первый этаж второго корпуса долгое время занимал врачебно-физкультурный диспансер». Когда-то дом-корабль был выкрашен в голубой цвет, а первый этаж, будучи застекленным, создавал ощущение, будто дом как бы парит, словно корабль, несущийся вдаль. Потом дом перекрасили, да и вообще, в его облике многое потускнело. Кое-кто даже стал называть его «утюгом». Двор дома стал опасен для прогулок. Многие старожилы начали покидать его. Но несмотря ни на что, дом-корабль всё равно может считаться одним из оригинальнейших жилых строений на территории города Иванова.

ДОМ ЭНЕРГЕТИКОВ Несомненным украшением центральной магистрали города Иванова, проспекта Ленина, является массивный и протяженный дом № 47. Его называют то домом «Ивэнерго», то домом энергетиков.

К

огда-то на его месте располагались торговые ряды. А потому местность, которая была за ними, получила название Зарядье, то есть за рядами – как раз там, где сейчас пролегла улица Жиделёва (в старые времена – Посадская). После сноса рядов две организации, имевшие отношение к энергетике («Ивэлектросеть» и ТЭЦ № 2), в середине 1950-х гг. совместно стали строить для своих сотрудников жилой дом. Сначала была возведена его правая часть (если смотреть на дом лицом с проспекта), затем центральная, а потом – левая. Любопытно, что дом не только строился, но и заселялся по секциям. Всего в доме 172 квартиры. Старожилы утверждают, что первые этажи строили пленные немцы, потом они отправились на родину. Дом был достроен быстро – за три года. Дом спроектировал ивановский архитектор Николай Иосифович Кадников. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


207 Стилистика этого дома совпадает со стилистикой дома возле бывшего кинотеатра «Центральный» (в нем расположен магазин «Детские товары»), тоже построенного по проекту Кадникова. Это был характерный для послевоенной архитектуры крупный жилой дом, типичный представитель так называемой «сталинской имперской архитектуры». Два первых этажа оформлены рустом, а на трех верхних выделяются две лоджии, фланкированные коринфскими колоннами и пилястрами. Кроме того, внешние украшения не только на фасаде, но и внутри квартир, высокие потолки в доме, подвалы, бомбоубежище, два выхода из подъездов. Первые этажи дома были заняты детским садом и парикмахерской, магазинами. Двор дома был обнесён забором, горели фонари, имелись спортивные и детские площадки. Дому энергетиков повезло, так как он не угодил под знаменитое постановление Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР от 4 ноября 1955 г. № 1871 «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». А потому вся палитра декора, в том числе знаменитые арочки, были сохранены. В рамках кампании по борьбе с архитектурными излишествами последующие проекты жилых зданий имели более дешёвые в исполнении плоские битумные крыши с низким чердачным пространством, обычно засыпанным изоляционным материалом и имеющим лишь вентиляционные отверстия наружу (недоступные для кошек, эти пространства стали местом гнездования диких голубей и воробьёв). В оформлении фасадов зданий перестали использовать лепнину и другие декоративные элементы, характерные для зданий предыдущего, сталинского периода. А вот дому № 100, что напротив, не повезло – все так называемые излишества пришлось отбивать, а в народе по этому поводу появился термин – «отбивная архитектура». Знаменит дом энергетиков еще и тем, что в нем проживало множество знаменитых людей. Например, тут жил летчик, полковник, Герой Советского Союза Аркадий Васильевич Фёдоров. В доме до сих живут известные ученые, преподаватели вузов, журналисты, сотрудники суда, органов государственной власти, представители бизнеса. В этом доме, кстати, проживает и внучка архитектора Кадникова, дети которой приходятся Николаю Иосифовичу правнуками. Несмотря на то, что в результате перепланировок архитектура дома за последние 15 лет пострадала, дом по-прежнему привлекает внимание жителей и гостей города. Дом энергетиков


208

ЖИЛОЙ ДОМ ГОРСОВЕТА В 1928 г. была снесена старая застройка на углу будущего проспекта Ленина и улицы Батурина. Тогда же началось возведение 102-квартирного жилого дома Горсовета по проекту известного ивановского архитектора В.И. Панкова. В 1929 г. его строительство было завершено.

В

озведённый в стиле конструктивизма дом своим крупным размером привлекает внимание жителей города. Близкое к П-образному в плане здание, с дворовыми крыльями разной протяженности и заглублёнными внешними углами в местах сочленения основного и боковых корпусов, имеет симметричную композицию каждого фасада. Средняя и фланговые части выдвинуты мощными ризалитами (ризалит в переводе с итальянского «risalita» «выступ» – часть здания, выступающая за основную линию фасада и идущая во всю высоту здания) и повышены относительно основного четырёхэтажного объёма на один этаж. Над центром среднего и углами боковых ризалитов возвышается ещё один дополнительный, технический, этаж. На фасаде он выявлен подобием гладкого аттика (аттик – стена над венчающим карнизом здания или архитектурного сооружения (например, триумфальными воротами), часто украшенная рельефами или надписями; этаж, расположенный выше венчающего карниза здания), прорезанного круглыми и овальными окнами. Выразительность композиции придаёт сочетание лицевой кладки из красного кирпича с широкими светлыми оштукатуренными поверхностями. На глади стен, равномерно прорезанных прямоугольными окнами, рельефно выступают сгруппированные по вертикали балконы с лёгкими металлическими ограждениями. Особенно эффектны балконы ризалитов, охватывающие углы объёмов. Планировка в доме секционная, квартиры 3- и 4-комнатные. В 1929–1938 гг. в доме проживал Игорь Дмитриевич Николаенков (1920–1947), Герой Советского Союза (29 октября 1943 г.), капитан-лейтенант, кавалер орденов Ленина и Красной Звезды. Будущий герой родился в Смоленске в семье служащего, рано остался без отца. С 1929 г. жил в Иванове и учился в школе № 36 (ныне Ивановский областной художественный музей), после окончания которой поступил в Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского. В июне 1941 г. ушёл на фронт. После окончания войны служил на Балтийском флоте. Погиб в Риге 3 марта 1947 г. при исполнении служебных обязанностей. Несколько лет назад на здании была водружена памятная доска. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


209

«МАТЧ СМЕРТИ»: ДО И ПОСЛЕ Кто в детстве не восхищался мужеством советских футболистов, не побоявшихся под дулом автоматов выиграть у холеных летчиков из «Люфтваффе».

В

мае 1971 г. у входа на стадион «Динамо» спортсменам поставили памятник. На гранитной плите выбито четверостишие украинского поэта Степана Олейника, в котором он назвал футболистов «бесстрашными спортсменами-героями». На открытии выступил участник игры Василий Правоверов. А спустя десять лет у стадиона «Старт», там, где состоялся матч, установили знак – на цилиндрическом пьедестале отлитый в бронзе футболист, у ног которого – поверженный орел со свастикой. Поединок вошел в историю как «матч смерти». Очерк о нем опубликовал в «Известиях» писатель Лев Кассиль. Л.А. Кассиль (1905–1970), член-корреспондент Академии педагогических наук (1965), лауреат Сталинской премии 1951 г., автор книг «Кондуит» (1930), «Швамбрания» (1933), «Великое противостояние» (Ч. 1–2, 1941–1947), «Улица младшего сына» (совместно с М. Поляновским, 1949). Был страстным футбольным болельщиком. Скончался от переживаний во время просмотра чемпионата мира по футболу 1970 г. в Мексике. На этом первенстве сборная СССР заняла 5-е место. В «матче смерти» участвовали два ивановских футболиста – Макар Гончаренко и Николай Коротких. Макар Михайлович Гончаренко, мастер спорта СССР, вошел в число 33 лучших футболистов СССР за 1933 год. Болельщики называли его «Шарик» за маленький рост и большую скорость на поле. Играл за киевский «Локомотив» и одесский «Спартак». В 1983 г. приезжал в Иваново. Вместе с Николаем Коротких выступал за киевское «Динамо». В начале 1932 г. вместе с игроками Н. Коротких, А. Жордания, А. Дороховым, В. Садовским, Н. Аникиным, В. Вавиловым, В. Правоверовым, Е. Афониным и тренером Когеном перешел в ивановское «Динамо». В составе сборной Иваново-Вознесенска оба играли со сборной рабочих клубов Германии в сентябре 1932 г. – 6:3. В составе сборной Иванова «Матч смерти»: до и после


210 также играли со сборной Турции 3 августа 1933 г. – 7:3. В 1935 г. вернулись в Киев в динамовский коллектив. Спустя время выяснилось, что все было не совсем так, как гласит легенда. Например, играли не «Динамо» (Киев) и «Люфтваффе», а команды под другими названиями. Киевских динамовцев на поле было всего три человека из основного состава 1941 г., а с дублерами – шесть спортсменов. После того как немецко-фашистские оккупанты освоились в Киеве, они приступили к имитации мирной жизни. Во-первых, они выделили 50 тыс. рублей на приведение в порядок центрального республиканского стадиона, носившего имя вождя украинских коммунистов Никиты Хрущева. Во-вторых, было решено провести нечто вроде открытого чемпионата Киева по футболу, с участием двух столичных команд – «Рух» (ее создал Георгий Швецов, близкий к немцам господин, сам в прошлом известный в Киеве футболист; в клуб он набрал симпатизировавших новой власти спортсменов, оградив их от угона в Германию и обеспечив сытное питание в столовой при одноименном спортобществе) и «Старт» (крестным отцом этой команды стал Йозеф (или Иосиф) Кордик, моравский чех с примесью «арийской крови», назначенный нацистами директором хлебозавода). В «Старт» и потянулись бывшие динамовцы – сначала Николай Трусевич и Макар Гончаренко, потом Федор Тютчев, Иван Кузьменко, Павел Комаров, Михаил Путистин, Александр Клименко, Михаил Свиридовский... Хозяин пробил им бронь, оснастил документами, оформил на работу (приходилось мести двор и грузить хлеб) и обеспечил тренировки (дважды в неделю) на стадионе «Зенит». Начиная с 21 июня 1942 г. «Старт» провел 7 международных встреч, обыграв сборную венгерского гарнизона 21 июня со счетом 7:1, сборную артиллерийской части из Германии 28 июня – 7:1, немецкий RSG 17 июля – 6:0, венгерский MSL WAL 19 июля – 5:1, GK Szero из той же Венгрии 26 июля – 3:2, а 6 и 9 августа германский Flakelf – 5:1 и 5:3 соответственно. Вдобавок были побеждены «Рух» 16 августа – 8:0 и еще одна украинская команда «Спорт» 5 июля – 8:2. В первых двух матчах билеты стоили по 3 рубля, в остальных – 5 рублей. Все игры «Старт» провел на стадионе «Зенит» на улице Керосинной, 24. Матчи судили немецкие арбитры. И, говорят, судили объективно. Наши играли в красных майках и белых трусах (т.е. в форме сборной СССР), потому что других у «стартовцев» просто не оказалось. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


211 «Матчем смерти» назвали игру от 9 августа. Наверное, потому, что она носила характер реванша (это подчеркнуто и в афише) со стороны немцев, и те вышли «в посиленому складi», т.е. в усиленном составе. Оба ивановца приняли в ней участие, а Гончаренко даже забил пятый гол (всего в этой игре на его счету два мяча)*. Никто к проигрышу киевлян не принуждал. Капитан команды Михаил Свиридовский вспоминал: «Мы решили выбить несколько их футболистов из игры. Одному перебили колено, он оставил поле». Именно с этого матча сохранилось совместное фото советских и немецких футболистов. После игры наши спортсмены выпили в закусочной, кто-то из болельщиков принес самогон. Потом шли через рынок «Евбаз». Денег не было, а потому Комаров брал у торговок пирожки в долг. Клименко успел подраться с гестаповцем. Немец грохнулся на землю, а футболист скрылся... Вскоре штадткомиссар Киева Бернадт запретил матчи между немецкими и советскими командами. Первые аресты начались 18 августа. Взяли семерых, чуть позже – еще двоих. Арестованных держали три недели в тюрьме, а потом перевели в Сырецкий лагерь в Киеве. Причина ареста до сих пор не ясна. Бывшего ивановца Николая Коротких осенью 1942 г. замучили в гестапо. Одна из версий гласит, что немцы натолкнулись на его довоенное фото в форме НКВД. По другим данным (полученным от жены Коротких – Ганы), сестра футболиста по какой-то причине выдала брата. По мере успехов Красной Армии на фронтах немцы стали звереть. К тому же участились конфликты узников с начальством. Результатом одной такой потасовки стал выдранный клок офицерской шинели у фашиста. Арестантов выстроили в шеренгу и каждого третьего расстреляли. Так, в феврале 1943 г. не стало Трусевича, Кузьменко и Клименко. Тютчева судьба сберегла. Ему потом пеняли: «А почему товарищей твоих расстреляли, а тебя нет?..» Из плена первым бежал именно Федор Тютчев, а вскоре и Путистин сумел совершить побег. Комаров ушел вместе с немцами и, утверждают, что следы его затерялись в Канаде. Двое участников «матча смерти» – Лев Гундарев и Георгий Тимофеев служили в немецкой полиции * Полный состав команды, вышедшей на поле: Николай Трусевич (вратарь), Александр Клименко, Иван Кузьменко, Михаил Свиридовский, Николай Коротких, Федор Тютчев, Михаил Путистин, Василий Сухарев, Владимир Балакин, Михаил Мельник, Макар Гончаренко. В афише были еще указаны фамилии Тимофеева, Чернеги и Гундарева.

«Матч смерти»: до и после


212 и после войны оба отправились с большими сроками в места не столь отдаленные. В 1965 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР медалью «За отвагу» посмертно были награждены А. Клименко, И. Кузьменко и Н. Коротких, еще пятеро, среди них был и М. Гончаренко, – медалью «За боевые заслуги». Но почему-то текст Указа ведущие советские спортивные издания тех лет – газета «Советский спорт» и еженедельник «Футбол» – не напечатали. На церемонию вручения медали Путистин не явился. Тютчев умер в 1959 г., так и не поддержав легенду о «матче смерти». Его, кстати, ничем и не наградили. Легенда, конечно, поражает своей красотой. Очень жаль с ней расставаться. Но, как говорится, истина дороже. Все равно наши футболисты – герои. Ни разу не проиграв никому, они показали настоящий советский, славянский, если хотите, характер.

«А ВАС, ШТИРЛИЦ, Я ПОПРОШУ ОСТАТЬСЯ...» 12 августа 1973 г. на экраны Советского Союза вышла первая серия телевизионного фильма «Семнадцать мгновений весны», ставшего культовым и всенародно любимым. Фильм был посвящен деятельности советской разведки в заключительный период Второй мировой войны. Он был поставлен по одноименной книге советского писателя Юлиана Семёнова, опубликованной пятью годами ранее. Интересны адреса её написания: Москва – Берлин – Нью-Йорк. В 1976 г. фильм был удостоен Государственной премии РСФСР.

Д

ействие романа (а значит, и фильма) начинается 12 февраля 1945 г., а заканчивается 13 марта, т.е. длится всего 30 дней. Именно в тот февральский день советский разведчик Максим Максимович Исаев (он же Всеволод Владимиров; Исаевым его назовет в 1921 г. руководитель советских спецслужб, председатель ВЧК, а затем ГПУ и ОГПУ Феликс Дзержинский, а в 1927 г. его утвердит преемник на этом посту Вячеслав Менжинский) получит задание из «Центра», чтобы выяснить, ведут ли американцы, наши союзники по антигитлеровской коалиции, секретные переговоры с кем-либо из высшего руководства нацистской Германии. Штирлиц разрешил загадку «Санрайза» («Кроссворда»), выяснив, что с резидентом американской разведки через генерала Вольфа контактируют министр внутренних дел ГермаИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


213 нии Генрих Гиммлер и руководитель разведки Вальтер Шелленберг. Чтобы выяснить и сообщить об этом на родину, Штирлицу пришлось приложить немало усилий и испытать множество приключений... Сейчас уже подросли целые поколения, с трудом понимающие второй, а порой и третий, смысл, заложенный в диалогах, репликах, поведении героев фильма, преломленные через актерское мастерство и личность самих артистов. Люди смотрели фильм, где действуют умные немцы, а не немцы-дурачки, а им противостоят умные советские люди, и понимали, как тяжело доставалась Победа сорок пятого. Поэтому и актеры были подобраны на славу, такие, которым верят. Фильм был необычен тем, что длинный (12 серий, их снимали несколько лет), что черно-белый и что есть голос диктора за кадром в исполнении Ефима Копеляна (который неплохо сыграл в разных фильмах как негодяев, так и сотрудников разведки). Вдумайтесь, какие выдающиеся актеры были заняты в этом фильме – Евгений Евстигнеев, Олег Табаков, Вячеслав Шалевич, Юрий Катин-Ярцев, Владимир Кенигсон, Инна Ульянова, Владлен Давыдов, Алексей Эйбоженко... Даже на небольшие роли утверждались лучшие актеры, например, роль генерала в поезде гениально сыграл народный артист СССР Николай Гриценко. Пересмотрите диалог Штирлица с генералом – и вам все станет ясно о тактике боевых действий в войнах уже XXI века. Неожиданны порой и режиссёрские решения в этом фильме. Так, знаменитый бард, поэт-лирик, писатель, автор культовой повести «Завтрак с видом на Эльбрус» Юрий Визбор сыграл роль одного из немецких бонз – Мартина Бормана. Правда, говорит Борман не голосом Визбора, а голосом другого актера. Сыгравший в юности пламенного комсомольца Павку Корчагина, звезда фильма «Офицеры» Василий Лановой в этом фильме исполняет роль генерала СС Карла Вольфа. Секс-символ советского кино начала 1970-х гг. Светлана Светличная исполнила роль машинистки Габи Набель, безнадежно влюбленной в штандартенфюрера СС, чемпиона Берлина по теннису Макса Отто фон Штирлица. Ростислав Плятт сыграл положительный образ священника, пастора Шлага, как видим из фамилии, не православного, а протестанта. Вроде комедийный Леонид Куравлев в роли одноглазого эсэсовца Айсмана, не правда ли, забавно... Говорят, что он предлагался даже на роль Гитлера, но потом передумали – фюрера сыграл его штатный исполнитель из ГДР Фриц Дитц (который терпеть не мог своего героя, Дитц, кстати, был антифашистом и членом компартии). «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться...»


214 Фильм курировал сам председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов. Один из его заместителей, генерал армии (на момент съемок – генерал-лейтенант) Семён Цвигун под псевдонимом «Мишин» даже указан в качестве консультанта в титрах. Забавно, правда, что такое серьезное кино, как «Семнадцать мгновений весны», сняли на киностудии детских и юношеских фильмов. Интересно, что некоторые из создателей этого легендарного сериала имели отношение к Ивановской области. Сам автор книги и сценария телефильма Юлиан Семенович Семёнов (1931–1993) имел ивановские корни – его мать, в девичестве Ноздрина, родилась в Шуе. Трудно сказать, имели ли шуйские Ноздрины какую-то связь с иваново-вознесенскими Ноздринами. Самый известный из них Авенир Евстигнеевич Ноздрин (род. в 1862 г.), Герой Труда (1921), поэт, журналист, председатель первого Иваново-Вознесенского Совета рабочих депутатов (собрания уполномоченных) с 28 (15) мая по 4 августа (22 июля) 1905 г., умер 23 сентября 1938 г. в ивановской следственной тюрьме после ареста органами НКВД. Сам Семёнов мог стать и ученым-востоковедом, но вместо диссертации написал повесть о забытом российском разведчике времен Николая I, великом знатоке Востока Николае Виткевиче – «Дипломатический агент». А уж дальше возник образ ВладимироваИсаева-Штирлица, воплотившегося в добром десятке романов. Прославилась экранизация романа «Майор “Вихрь”» в главной роли с красавцем Вадимом Бероевым, который, к сожалению, рано ушел из жизни. Его сын, Егор Бероев, совсем недавно сыграл почти разведчика Эраста Петровича Фандорина в фильме по книге Б. Акунина «Турецкий гамбит». Отец Юлиана Семёнова, Семён Ляндрес, одно время был личным секретарем члена Политбюро ЦК ВКП (б), главного редактора газеты «Правда» Николая Ивановича Бухарина. 19 сентября 1926 г. Бухарин приезжал в Иваново-Вознесенск и выступал в нашем городе. В 1938 г. Бухарина расстреляли. А потом был репрессирован и отец Семёнова. Исполнитель главной роли в этой картине великий актер Вячеслав Тихонов бывал в Иванове. Любопытно, что одним из прототипов Штирлица был и известный писатель, разведчик, автор сценария фильма «Вызываем огонь на себя» Овидий Александрович Горчаков, также приезжавший в Иваново. Судя по дальнейшим произведениям Семёнова, по стопам отца пошел и сын Штирлица. Образ Штирлица произвел шоковое впечатление на тогдашнего Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. Он даже велел разыскать того и дать ему звание Героя Советского Союза и очень огорчился, когда узнал, Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


215 что Штирлиц – это гениальная выдумка. И тогда Вячеславу Тихонову присвоили звание Героя Социалистического Труда. Главным оппонентом Штирлица по фильму является шеф гестапо Мюллер в исполнении Леонида Сергеевича Броневого. Броневой родился 17 декабря 1928 г. в Киеве. В 1987 г. был удостоен звания народный артист СССР, кроме того, он – лауреат Государственной премии РСФСР 1976 г., выпускник Театрально-художественного института в Ташкенте (1950) и Школы-студии МХАТ (1955), актер драматических театров в Иркутске (1955–1958), Воронеже (1958–1961), Московского драматического театра на Малой Бронной (1962–1988), Московского театра «Ленком» (с 1988 г.). Прославился и другими своими ролями в кино, например, Велюров в «Покровских воротах», князь одного из немецких княжеств в другом культовом фильме «Тот самый Мюнхгаузен», доктор в «Формуле любви». Его отец, Сергей Осипович Броневой, в 1930-е гг. возглавлял в Ивановском УНКВД финансовую службу и областное общество «Динамо», именно он организовал приезд сборной Турции по футболу в Иваново для игры с местными динамовцами 3 августа 1933 г. В кино Л.С. Броневой дебютировал в 1964 г. – исполнил роль жандарма в фильме «Товарищ Арсений». Он был снят на киностудии имени М. Горького в Шуе и Кохме, съемочная группа базировалась в Иванове. Фильм посвящен деятельности М.В. Фрунзе в годы Первой русской революции 1905–1907 гг. Вот так, отец – чекист, а сын начинал свой путь в кинематографе с роли жандарма, а прославился в роли начальника вражеской спецслужбы. Валентин Иосифович Гафт в сериале исполнил совсем небольшую роль Геверница – помощника американского разведчика, будущего директора ЦРУ Аллена Даллеса. И вот что любопытно – отец Гафта был сотрудником НКВД СССР. В 1942 г. Иосифа Гафта перевели на работу в Ивановское управление. Семья поселилась в доме-подкова, специально построенном в начале 1930-х гг. для сотрудников госбезопасности. Папа ходил на работу в «серый дом», а маленький Валентин, будущий народный артист РСФСР, бегал на учебу в среднюю школу № 32. Николай Волков-младший в фильме сыграл радиста Эрвина Кина, погибшего после бомбежки. Этот актер запомнился по фильмам «Белорусский вокзал», «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (кстати, этот фильм тоже о Штирлице, а точнее еще о Севе Владимирове в исполнении Владимира Ивашова, заброшенном для работы в Прибалтику в начале 1920-х гг.). Так вот, отцом артиста был Николай Николаевич Волков (1900–1985), заслуженный артист Украинской ССР (1956) и РСФСР (1972), который начал сниматься в кино с 1942 г. Волков просла«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться...»


216 вился в главной роли в кинокартине «Старик Хоттабыч» (1956). Волковстарший работал некоторое время в Ивановском драмтеатре. Роль радистки Кэт (Кэтрин Кин, она же Екатерина Козлова) исполнила Екатерина Градова, первая жена актера Андрея Александровича Миронова. В этом браке родилась ныне известная российская актриса Мария Миронова. Андрей Миронов бывал в нашем городе неоднократно. Ивановцам он запомнился песней из кинофильма «Молодой, влюбленный, неженатый», где есть такие слова: «Так и знай, я уеду в Иваново, а Иваново – город невест...» Музыку к фильму, в том числе и знаменитые песни «Песня о далекой Родине» и «Мгновения», написал выдающийся композитор Микаэл Леонович Таривердиев, который дал путевку в жизнь знаменитому ивановскому трио «Меридиан». А исполнил эти песни народный артист СССР, ныне депутат Государственной думы РФ Иосиф Давыдович Кобзон (когда фильм вышел на экраны, имени Кобзона почему-то в титрах не было), очень часто выступавший в Иванове с концертами. Образ Штирлица стоял и у истоков ивановского постмодерна. Молодые поэты – Игорь Жуков, Дмитрий Бушуев и Дмитрий Лакербай – в начале 1990-х гг. провели поэтическую акцию, прошумевшую на всю область, под названием «Штирлиц наших кафе». Недаром фильм разошелся на цитаты, не говоря уже о бесконечном количестве анекдотов. А ведь это верный признак бессмертия. ...Штирлиц чуть-чуть не попал в тюрьму третьего рейха, вернее, он там провел несколько часов, выкладывая ежиков из спичек. А вот в советской тюрьме он посидел, вышел только после ареста Берии. В 1956 г., спустя одиннадцать лет после присуждения, ему вручили звезду Героя Советского Союза. А потом он написал в Институте истории АН СССР докторскую диссертацию «Национал-социализм, неофашизм: модификации тоталитаризма». Ознакомившись с ее текстом, секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов порекомендовал присвоить товарищу Владимирову ученую степень доктора наук без защиты, а рукопись изъять, передав в спецхран... Штирлиц, полковник Исаев, стал для всех нас больше, чем просто персонаж целой серии романов Семёнова. Штирлиц – это явление отечественной культуры – он и герой, и в то же время персонаж анекдотов. О популярности свидетельствует и такой факт, что даже в «незалежной Украйне», утопавшей в оранжевой ненависти ко всему русскому и советскому в правление Ющенко, вынуждены были оставить в телевизионной программе легендарный сериал, правда, переведенный на «ридну мову». Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


217

ЕГО ДВАДЦАТЫЙ ВЕК… 8 мая 2008 г. меня на подходе к площади Пушкина застал телефонный звонок. Звонил Израиль Яковлевич Биск. Он приглашал к себе домой на ежегодную встречу по случаю празднования Дня Победы. Эта традиция сложилась где-то в середине 1990-х среди его учеников, аспирантов, коллег, студентов с неизменным участием родных. Я, конечно же, согласился и к тому же был тронут вниманием пожилого и уважаемого человека к моей скромной персоне, но попытался все же как-то сказать Израилю Яковлевичу, что, мол, возраст, хлопоты… На что он резонно заявил: «А вдруг это мой последний Праздник Победы?..» 5 октября того же года выдающегося ученого-германиста, почетного работника высшего образования РФ, профессора, доктора исторических наук И.Я. Биска не стало.

Н

о пришел 65-й День Победы, и уже вдова Израиля Яковлевича – Берта Исааковна Биск, дочь Алла Израилевна и зять Анатолий Казимирович Ратыни собрали за юбилейным столом тех, кто защищал диссертации под его руководством, – доктора исторических наук Василия Чернопёрова, кандидатов исторических наук Александра Андреева, Валерию Садовскую, Николая Лепетухина, а также профессора Нину Викторовну Ревякину, доцентов Сергея Конорева, Игоря Белышева, Елену Костылёву, Аркадия Степанова, дипломника профессора Биска Сергея Некрасова и многих других, включая и автора этой публикации. И, конечно, поднимая бокалы за нашу Победу, мы знали, что наш старший друг и учитель с нами… Для семьи Биск война стала одним из самых ключевых событий в жизни. Израиль Яковлевич, будучи студентом лучшего гуманитарного вуза предвоенного СССР МИФЛИ (Московский институт истории, философии и литературы имени Н.Г. Чернышевского), по причине плохого зрения получил «белый билет», т.е. был признан негодным к службе в армии. Хотя согласно закону о всеобщей воинской повинности и ему пришлось отслужить год в армии. По этому закону даже студентов поставили под ружье. В октябре 1939-го его призвали, а в ноябре 1940-го он демобилизовался. Но, как позже не без иронии вспоминал Израиль Яковлевич, на занятиях по стрельбе «моих попаданий в мишенях не оказывалось». Он вновь вернулся на студенческую скамью. Война всколыхнула всех. «Белобилетников» не трогали. Тем не менее, студент Биск настойчиво рвался на фронт. Видимо, можно было согласиться с мнением одного из ровесников И.Я. Биска (а родился он 29 ноября 1921 г. в Житомире), который спустя десятилетия после ПоЕго двадцатый век…


218 беды написал: «Мое поколение задолго до начала Отечественной войны ощущало неумолимое приближение сражения с фашизмом и с юношеской наивной восторженностью ждало этой схватки». Израиль Яковлевич и сам говорил о своих товарищах: «Мы стремились быть призванными, это стремление подразумевалось». Великолепное знание немецкого языка предопределило военную судьбу бывшего студента Биска – он стал военным переводчиком (в военной разведке). Боевой путь для Израиля Яковлевича начался с агентурного отделения штаба 16-й армии, которой командовали будущие маршалы Константин Рокоссовский, а с весны 1942-го – Иван Баграмян. Затем были другие подразделения. Но Израиль Яковлевич рассказывал, что приходилось, будучи переводчиком, не только допрашивать пленных, но и заниматься агитацией, подслушиванием противника, вести военно-исследовательскую работу. Об этом он рассказал в своих воспоминаниях в главе «Время войны». Победа пришла к старшему лейтенанту Биску в Берлине. Весна нашей Победы запомнилась и пышным цветением яблонь, груш, вишен, и зеленью озимых, и теплыми майскими дождями… А после войны был истфак МГУ – это было уже его третье возвращение в студенческий мир, затем преподавание в пединституте города Сталинска (ныне Новокузнецк) в 1949–1962 гг., Томском госуниверситете в 1962–1963 гг., 15 лет в Тамбовском педагогическом институте, и, наконец, в 1978 г. он был приглашен в основанный пять лет назад Ивановский государственный университет. В наш город он приехал уже сложившимся исследователем. Обе его диссертации (кандидатская была защищена в 1961 г., докторская – в 1974 г.) были посвящены истории Веймарской республики в Германии. Веймарская республика – историографическое название Германской империи в 1919–1933 гг. в честь учредительного собрания, созванного в Веймаре для принятия новой конституции. Веймарская республика просуществовала большую часть мирного периода между двумя мировыми войнами. Ее существование прекратилось с приходом к власти Гитлера. По итогам многолетнего изучения этого периода в истории немецкого государства вышло немало трудов, в том числе и книги «История повседневной жизни в Веймарской республике» и «Пресса Веймарской Германии». Многим студентам истфака вряд ли забыть спецсеминар профессора Биска, посвященный Германии эпохи Веймара. Кроме занятий наукой было и заведование кафедрой сначала всеобщей, а потом – новой и новейшей истории в 1978–1988 гг., членство Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


219 в диссертационном совете при ИвГУ, интенсивная педагогическая деятельность, руководство студентами, пишущими не только дипломные, но и курсовые работы, и аспирантами. …Израиль Яковлевич всегда был щедр на общение, всегда звал в гости. Он был любезным и крайне тактичным хозяином. Застолье для него всегда являлось приглашением к разговору, к обдумыванию, неспешному и тонкому. Главное, что он ценил в людях – это порядочность. Он обладал точной памятью, обожал русскую литературу, любил писать письма и содержал свою переписку в порядке. Он был настоящим историком, что называется, до мозга костей – все помнил и все успевал. Перед смертью он передал свои уникальные книги, многие, кстати, с дарственными надписями или на немецком языке, в фонд Ивановской областной научной библиотеки (всего 620 книг) и начал готовить к сдаче в областной архив свои материалы. Он как будто пытался все успеть на этой земле к сроку, к которому приходит каждый из нас, он как будто хотел успеть так, чтобы не осталось незавершенных дел. А теперь остались книги, кроме названных выше – это «Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории», «История исторической мысли в новое время», «Введение в писательское мастерство историка: Литературная форма исторического труда», «Размышления о преподавании истории», «Наш школьный класс как зеркало поколения, 1929–1939». И как итог – монументальное историко-мемуарное исследование «Мой XX век: Записки историка», посвященное соученице, другу, жене Берте Исааковне Биск. Только вдумайтесь – Израиль Яковлевич и Берта Исааковна, тогда еще Кривоглаз, пронесли свою любовь еще со школьной скамьи, учась в одном классе. Берта Исааковна после окончания мединститута в 1943 г. была призвана в действующую армию. Она демобилизовалась в 1946 г. Тогда же они и поженились. И пронесли самые нежные чувства к друг к другу до самого расставания, вызванного кончиной Израиля Яковлевича. … Историк должен жить долго. Профессор Биск прожил практически 88 лет, львиная доля коих была прожита вместе с XX веком. Ушедшее столетие выдалось непростым. Израиль Яковлевич в своих воспоминаниях цитирует Давида Самойлова: …выпало счастье родиться в двадцатом. В двадцатом году и столетье проклятом.

Конечно, не всё так однозначно. Но он прожил свой век. И он остался с ним и с нами благодаря его книгам, а теперь уже и благодаря памяти об этом замечательном труженике исторической науки и воине, защищавшем свою страну и творившем саму историю… Его двадцатый век…


220

«ВАШ СЫН В. БРИТОВ» 5 декабря 2010 г. в Москве на 88-м году жизни скончался Валериан Макарьевич Бритов.

Ч

ереда легендарных деканов истфака отпечаталась в памяти – Конокотин, Бизяева, Якобсон, Гуськов, Бритов... Трое из них к тому же – и фронтовики. ...Из призывников 1923-го года рождения, ушедших на фронт в 1941 г., выжил только один из ста. Валериан Макарьевич Бритов в июне 1941-го закончил 33-ю среднюю школу в Иванове и в декабре того же года был мобилизован в училище ПВО ВМФ СССР в городе Энгельсе Саратовской области. Он родился 7 июня в старинном тверском городке Кашине. Его отец, Макарий Ефимович Бритов (1897–1960), уроженец Тверской губернии. Участвовал в Первой мировой и гражданской войнах, член Союза советских писателей с 1934 г., директор областного издательства в Иванове в феврале 1936 – июле 1941 гг. и с июня 1946 г., работал в Калинине, Самаре, Воронеже. В 1948 г. выпустил сборник стихов военной поры «По фронтовым дорогам». В различных сборниках у Макария Ефимовича вышли, кроме множества стихотворений, повесть «Изба на задворках» и очерк «Накануне». ...По дороге в училище Валериан Бритов заболел сыпным и брюшным тифом, а по выздоровлении ушел добровольцем на фронт. 31 декабря 1941 г. он писал: «После 14-дневных скитаний и 5-дневного отдыха в Безенчуке, которого я бы не пожелал никому, мы отправились в дальнейшие скитания. Передавайте привет всем. Остаюсь ваш Валя. P.S. Поздравляю с начавшимся новым годом, хотя и поздно». Сначала попал в запасной полк, а уже в июне 1942 г. принял первый бой в составе 36-го артиллерийского дивизиона Черноморского флота с врагом. С боями, потеряв до трети личного состава, вырвались из окружения возле Анапы. Отошли в Новороссийск. Здесь снова бомбежки. Город пришлось оставить. Затем дивизион защищал Геленджик, Туапсе, Адлер. Сбили 26 немецких самолета. Кем только не приходилось служить – прожектористом, пулеметчиком, писарем, несколько дней находился на ПУАЗО-2 (первая радарная установка на Черноморском флоте). В числе первых в апреле 1944-го вошел в освобожденную Одессу. Освобождал Очаков. В августе 1945-го стал секретарем политотдела Северо-Западного морского района Черноморского флота. Окончил службу в марте 1947 г. под Одессой артиллеристом стационарной батаИваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


221 реи. Матросскую грудь украсили медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией». От военной поры сохранились письма В.М. Бритова. Сначала они шли в Иваново родителям на улицу Негорелую в дом № 83. Свои послания Валериан обыкновенно подписывал: «Ваш сын В. Бритов». Вот отрывок из письма от 18 декабря 1943 г.: «Вторые сутки свирепствует норд-ост, который с морозом 5–6 градусов творит препакостные вещи. Пока дойдешь до столовой (метров 800), то здорово достанется. Всего пронизывает холодный ветер, сечет лицо, а временами даже не дает идти. Дует он обычно 3 дня, но бывает и 9. Во время норд-оста часто выпадает снег, но после окончания он обычно тает». 24 июня 1944 г. Валериан сообщал отцу: «Последнее время провел в дорогах. Досталось же все это очень тяжело. ... Да, увидал в последнее время Днепр – красивая река. Сейчас находимся в старинной крепости, известной еще при Суворове. В остальном живу хорошо. С нетерпеньем ожидаю Ваших писем. В последнее время, правда, их очень мало. Если что известно из первенства СССР по шахматам, то напишите. Я достал газеты с результатами только первых двух туров». В письме от 27 октября 1944 г.: «Вчера прослушали два приказа – о взятии Киркенеса и очищении Трансильвании. Вот так и проходят дни моей жизни – как-то незаметно кончается 3-й год службы. Что же принесет 4-й? Жду и надеюсь. Война близится к концу». Из письма победного, 45-го, 22 февраля: «...Получил благодарность за хорошее знание приказа и доклада т. Сталина (была проверка). ... Пью за Ваше здоровье свои 100 грамм». Вскоре отца мобилизовали. И в январе 1942-го он уже воевал. Тогда уже весточки стали приходить в действующую армию. Макарий Ефимович закончил службу в Монголии. Отец и сын, которые освобождали Родину от захватчиков, не виделись 6 лет и встретились только в сорок седьмом. ...После демобилизации поступил на исторический факультет Ивановского пединститута, после окончания которого был направлен в аспирантуру Московского педагогического института имени В.И. Ленина. В декабре 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию и распределился в Калужский пединститут. Спустя пять лет вернулся в Иваново и избрался доцентом вуза, который окончил несколькими годами раньше. В феврале 1972-го защитил докторскую диссертацию. В 1964–1974 гг. заведовал кафедрой истории КПСС, а в 1977–1983 гг. был деканом исторического факультета государственного университета, возникшего на месте пединститута. В 1982 г. Валериану Макаровичу было присвоено звание «Заслуженный деятель науки РСФСР». Он награждал«Ваш сын В. Бритов»


222 ся и Почетной грамотой Верховного Совета РСФСР. За время работы в вузе подготовил 5 докторов и 30 кандидатов исторических наук, опубликовал свыше 100 научных работ, в том числе и по краеведению. ...В апреле 1994 г. профессор Бритов перебрался на место жительства в Москву. И, видимо, как он сам говорил в телефонном разговоре, в преклонные годы проснулись в нем отцовские гены – пришло увлечение стихотворчеством. Выпустил даже две книжки – «Котовский» и «Черное море мое» (фронтовые поэмы). Еще несколько сочинений, например, поэма «М.А. Дудин», а также стихи, посвященные Дмитрию Семёновскому, Николаю Майорову, Алексею Лебедеву, еще ждут своего часа. Всех четырех знаменитых ивановских поэтов-фронтовиков Валериан Бритов знал лично. ...Валериан Макарович преуспел даже в шахматной игре и стал кандидатом в мастера спорта СССР. Преподаватели-старожилы могут вспомнить, что более 30 лет он возглавлял команду шахматистов института, а потом и университета. Ряд статей у него вышли в популярном когда-то издании «Шахматная неделя», а в специальном номере шахматного журнала «64», посвященном 60-летию Победы, ему была посвящена целая страница. Он мечтал дожить до 65-летия окончания войны. ...65-ю годовщину Великой Победы Валериан Бритов встретил с двумя десятками наград, в том числе с орденом Отечественной войны II степени и довольно редким набором медалей – «Маршал Жуков» и «300 лет Российскому флоту». И вот теперь он ушел…

ОН УБИТ В МАГДЕБУРГЕ Жизнь майора Белоусова, нашего земляка, типична, с одной стороны, а с другой – необычна, а конец ее, к сожалению, трагичен...

Г

ерман Михайлович Белоусов родился в августе 1914 г. в Кохме в семье потомственных ткачей, трудившихся на фабрике Ясюнинского. В 8 лет пошел в школу № 7 в районе Седеево, по окончании которой поступил в Киевское артиллерийское училище. После училища оказался на Дальнем Востоке. Участвовал в боях у озера Хасан в 1938-м и в сражениях у реки Халхин-Гол в 1939-м. Служил в разных городах советского Дальневосточья – Бикин, Иман, Уссурийск, Ворошилов-Уссурийский. Командовал батареей, дивизионом.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


223 Великую Отечественную встретил в Спасске-Дальнем. Неоднократно писал рапорты о направлении его в действующую армию, т.е. на фронт. Но все его просьбы оставались без удовлетворения. Восточную границу тоже надо было держать на замке от неблагополучных и ершистых соседей – японских самураев. Там же в Спасске встретил и весть о победе над Германией. Сразу же началась подготовка к войне с Японией. В августе 1945-го из Бухпрохоровки получил приказ перейти государственную границу. С боями прошел всю Маньчжурию. Войну закончил в Харбине. На груди появились второй орден Красной Звезды и медали «За боевые заслуги» и «За победу над Японией». После войны служба вновь пошла своим чередом – заместитель командира полка. Последнее место службы на Дальнем Востоке – Благовещенск. В августе 1948-го был награжден медалью «XXX лет Советской Армии и Флоту». В течение 1949/1950 учебного года прошел обучение на Дальневосточных курсах усовершенствования офицеров артиллерии (ДВКУОА) по отделению командиров дивизионов. По предметам (тактика, стрельба артиллерии, материальная часть и боеприпасы артиллерии, механическая тяга артиллерии, радиотехника, история советского военного искусства) получил отличные отметки, а по марксистско-ленинской подготовке вышла «четверка». 31 августа 1950 г. удостоверение подписали начальник курсов гвардии генерал-майор Брюханов и его заместитель и начальник учебного отдела подполковник Шпильфогель. В январе 1951 г. Белоусов неожиданно был направлен для дальнейшего прохождения службы в Германию, а точнее в Германскую Демократическую Республику в группу советских войск (ГСВГ) в город Магдебург. В Благовещенске остались жена Нина и сын Герман. Нина Исааковна, урожденная Бестугина, родилась 1 декабря 1913 г. в деревне Суховке. А сын появился на свет 12 октября 1937 г. в городе Имане. ...В ночь с 13 на 14 мая 1951 г. майор Белоусов, его ординарец – ефрейтор Хлыстов и капитан Ивин возвращались с учений в свою часть. Решили зайти в ближайший ресторанчик перекусить. Сели за стол. Сделали заказ. Вдруг один из немцев вскочил, выхватил автомат и открыл огонь по советским военнослужащим. Белоусов был тут же убит наповал. Ивин повалился на пол, будучи раненым. Но Михаил Хлыстов успел рвануть свой «Калашников» и полоснуть в ответ. Все немцы, находившиеся в тот момент в кафе, из-за своих столов больше никогда не поднялись. Он убит в Магдебурге


224 ...В тот же год семья приехала в Иваново. Какое-то время обитали на съемной жилплощади, пока не купили свой дом на улице Ударников. Нина Исааковна скончалась в 1995 г. Сын, Эдуард Германович, отслужил на флоте, учился в Ивановском энергоинституте, окончил текстильный институт, трудился инженером на одном из местных военных заводов, работал в Ливии. Сейчас, хоть и на пенсии, но продолжает трудиться на одном из предприятий. Вспоминая свое расставание с отцом, он говорит, что как будто предчувствовал беду, что больше никогда не увидит его живым... P.S. Э.Г. Белоусов скончался 18 января 2009 г. Вечная память...

НАЗАД В ПРОШЛОЕ! Теперь-то уж понятно, что при расставании с советской жизнью не всё сразу надо было сбрасывать «с корабля современности», плывущего неведомо куда. Это, наверно, касается и движения стройотрядов, которое, может, попытаются реанимировать уже в наши дни.

С

троительные отряды (или стройотряды) – трудовые коллективы молодых людей (обычно студентов), добровольно объединяющихся на время летних каникул. Решение о создании первого студенческого отряда было принято 13 октября 1958 г. на комсомольской конференции физического факультета МГУ. Первые профильные студенческие отряды появились в СССР в 1963 г. 13 декабря 1966 г. в Кремлевском Дворце съездов открылся первый Всесоюзный слет студенческих строительных отрядов (ССО). За 1959–1985 гг. школу стройотрядов прошли 12 757 975 человек. В Ивановской области движение ССО зародилось в 60-е гг. XX века. Уже летом 1965 г. студенты энергетического, текстильного, медицинского, химико-технологического и педагогического институтов г. Иванова и Шуйского пединститута выехали в хозяйства Атбасарского района Целиноградской области Казахской ССР. Это была «большая целина». Но была целина и «малая» – строительство объектов в регионах Нечерноземья. В целях успешной подготовки студенчества к работе в летние каникулы обком ВЛКСМ создал штаб ССО. Внешне он напоминал армию – выдавалась форма «строевка», использовались нагрудные нашивки, нарукавные шевроны, значки; в состав штаба входили командир, комиссар; использовался военный лексикон – боец, отряд, место дисло-

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


225 кации и т.п. Тут, как говорится, вопросы правильного воспитания и социализации, естественно, в рамках той эпохи никто не отменял. Командирами областного стройотряда в разные годы являлись А. Кулначев, С. Абрамов, В. Катровцев, В. Шеманухин, А. Кудачков, В. Корнев, В. Баукин. Молодежи нравилось поиграть в романтику 1930-х гг. и военных лет, а также побыть немного в роли взрослых. Жизнь в насиженных местах вместе с родителями казалась скучной. Хотелось чего-то другого, нового… Стройотрядовцы возводили самые разные объекты – жилые дома, детсады, линии электропередач, зернохранилища, коровники и свинарники, занимались ремонтом, уборкой урожая (например, много лет ивановские студенты ездили в Астраханскую область убирать помидоры и арбузы под руководством ныне покойного доцента ИвГУ, кандидата исторических наук Сергея Моисеева), работали проводниками в поездах и медиками. Ивановские стройотряды посылались на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС, а также на ликвидацию урона, нанесенного страшным землетрясением в Армянской ССР. Кроме советских студентов в составе строительных отрядов были посланцы Кубы, ГДР, Монголии, Лаоса, Вьетнама, Никарагуа, Мозамбика, Анголы, Сирии, Афганистана и других стран. Иногда к стройотрядам прикрепляли трудновоспитуемых подростков от детской комнаты милиции, надеясь, что труд «сделает их людьми». К концу советской власти движение ССО постепенно сошло на нет. Идеалы поистрепались, выветрилась романтика. Деньги стали зарабатывать и другими способами. Но, видимо, подрастает новое поколение, которому нужны и туманы, и «запахи тайги», и дым костров, и трудовой загар, вместе с деньгами, конечно. Поживем и увидим – «будут ли новые победы, встанут ли новые бойцы!».

ЭКСКУРСИЯ ПО БУДУЩЕМУ Культовая архитектура города Иванова эпохи «новодела»

К

огда-то украшением любого русского села или города были культовые сооружения. Иваново, а потом и Иваново-Вознесенск в этом смысле не являлся каким-либо исключением. Так, к 1917 г. в Иваново-Вознесенске и ближайших окрестностях насчитывалось около 30 храмов, включая соборные, приходские, кладбищенские, домовые, а также часовни. Церковные здания в любые времена заметно выНазад в прошлое!


226 делялись своей необычностью на фоне светских построек. В советские годы областной центр лишился самых красивых своих монастырей, храмов и часовен. Но прошли годы, и в 1990-е гг. в Иванове стали строить не только гражданские, но и культовые сооружения. Было время, когда их можно было по пальцам сосчитать. Но вот на стыке второго и третьего тысячелетий Иваново пережило настоящий храмостроительный бум. И тут необходимо отметить, что в областной столице появились не только православные сооружения, но и постройки других конфессий. Систематизируя возведённые и планируемые к возведению церковные постройки, зачастую сталкиваешься с проблемой датировки и авторства ряда сооружений. Кроме того, бросается в глаза их стилевой разброс. Правда, иногда и с определением стиля возникают проблемы. Наряду с храмами в Иванове возводятся и часовни (пожалуй, первой часовней, построенной в городе в новые времена, стала часовня святого благоверного князя Александра Невского, выстроенная в 1994 г. по проекту А.Б. Дьякова напротив областной научной библиотеки).

Часовня у научной библиотеки Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


227 (Часовня – это небольшая христианская культовая постройка без специального помещения для алтаря). Горожане обратили внимание, что при строительстве церковных сооружений используются не только кирпич и камень, но и дерево. И ещё – церковная застройка может наследовать как место, где когда-то стоял разрушенный храм (как в случае с церковью иконы Богородицы «Всех Скорбящих Радость» на Дмитровке, что на углу улиц Рабфаковской и Кузнецова, возведённой в 1997– 1999 гг. по проекту А.В. Пашкова), так и оказаться на новом месте, ибо прежнее обычно занято уже каким-либо значительным гражданским объектом – Дворец искусств, главпочтамт и т.п. Новыми церквями, часовнями ивановцев уже не удивишь. Их становится всё больше и больше, их можно обнаружить в самых неожиданных местах. Так, однажды направляясь по делам, вдруг увидел достаточно массивный домовый храм великомученика и целителя Пантелеймона при Ивановском областном психоневрологическом интернате и Покрова Божьей Матери на улице Благова. Иногда изумляешься – надо же, как быстро успели возвести люди то или иное сооружение. Спору нет – культовые сооружения изрядно разнообразят унылый ряд «хрущёвок», «брежневок» и прочей безликой городской застройки. Но если раньше выше храма не должно было возводиться прочих зданий, то сейчас вольно или невольно обращаешь внимание на то, что даже удачные церковные сооружения задавлены окружающими их домами. Но бывает и обратное – так, очень удачно смотрится уже упоминавшаяся церковь иконы Богородицы «Всех Скорбящих Радость». Окружающий ландшафт не подавляет её, а как бы приподнимает, а потому она доминирует в округе. Говоря о географии возведения культовых зданий, надо отметить, что они теперь появляются не только в центральной части города, но и «шагают» по остальным районам Иванова. Сейчас, когда различные учреждения или заведения обзавелись или продолжают обзаводиться храмами, часовнями (и это во многом оправданно), неизбежно встаёт вопрос об эстетической их ценности. Так, симпатию вызывают деревянные церкви и часовенки – храм Серафима Саровского в 30-м микрорайоне (но вот теперь ему, обставленному со всех сторон жилыми комплексами, кажется не совсем уютным находиться среди них), храм святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова рядом со школой-гимназией № 44 на Кохомском шоссе в Сухово-Дерябихском микрорайоне (он был выстроен и освящен в октябре 1998 г. Проект разработали архитекторы В.М. Шахматов и Е.Б. Швец), Экскурсия по будущему


228 храм иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» при пожарной части № 1 на улице Советской (он был освящён в 2007 г.). Есть в них какая-то аккуратность и особая, изящная, приятная глазу привлекательность. Кстати, обращает на себя внимание обилие храмов и часовен при лечебных заведениях нашего города, например, стоит назвать храм иконы Божией Матери «Целительница» при 1-й городской больнице, храм иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» при областном наркологическом диспансере, домовый храм иконы Божией Матери «Помощница в родах» при родильном доме № 1, часовня иконы Божией Матери «Неувядаемый Цвет» при городской больнице № 8, храм иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» при областном кожно-венерологическом диспансере и др. Что касается кирпичных культовых построек, то тут многие церкви вызывают симпатию, например, храм иконы Божией Матери «Прибавление ума» при школе-лицее «Гармония» (возведена в 2007 г.), Троицкий храм на площади Пушкина и многие другие, а также часовни иконы Божией Матери «Одигитрия» на Кохомском шоссе, часовня Боголюбской иконы Божией Матери на улице 1-я Полянская, храм иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» при Ивановском институте ГПС МЧС России и др. Среди авторов построенных культовых сооружений активно проявили себя и продолжают проявлять А.В. Пашков, В.М. Шахматов, Е.Б. Швец, А.А. Коковкин, А.Б. Дьяков, В.Н. Алмаев. И последнее, в продолжение вышесказанного, город Иваново – сложносоставной населённый пункт, возникший из села Иванова и Вознесенского посада. Центрами этих поселений являлись культовые комплексы. Про посад уже было сказано, тут, видимо, история пока закрыта. Но вот нынешняя площадь Революции (ранее – Георгиевская), бывшая в старину центром села, а потом и города, явно нуждается в новом архитектурном прочтении. Когда-то был проект В.М. Шахматова, ныне, утверждают, имеется проект А.В. Захарова. Было бы логично, чтобы разумное решение со стороны ивановских зодчих по реконструкции этой исторической части областного центра всё же состоялось и храм вновь бы украсил Георгиевскую площадь Иваново-Вознесенска.

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


229

ДЕНЬ ГОРОДА: РОЖДЕНИЕ ТРАДИЦИИ В конце мая жители областного центра празднуют День города.

Л

юбопытно, что первое городское торжество тоже выпало на 31 мая. Только в отличие от нынешнего субботнего дня тот последний майский день пришелся на воскресенье. Подготовкой этого праздника руководил председатель горисполкома Василий Григорьевич Богатырев, а уже 28 июня он оставил свой пост. Так получилось, что месяц май был насквозь расцвечен множеством советских праздников, отмечавшихся в отрывных календарях красным цветом – 1 и 2 мая (Праздник международной солидарности трудящихся), 9 мая – День Победы, а еще День печати, День радио, День пионерии, День пограничника и т.д. У ивановцев май почитался особо еще и по причине создания в мае 1905 г. первого в России общегородского Совета рабочих депутатов. Когда этот праздник приобрел характер культового в регионе, то именно в мае 1975-го, а затем и мае

Современный вид города День города: рождение традиции


230 1985-го помпезно были отмечены юбилейные даты Совета. Традиционная красная атрибутика, украшавшая город в конце апреля, почти весь май не покидала улицы Иванова. Вот почему и первый день города был также пропитан революционной тематикой. Передовая статья «Рабочего края» – «Рождение традиции» – 2 июня 1987 г. по итогам праздника сообщала, что «День города – это прежде всего день революционных традиций, который приурочен к 82-й годовщине первого Совета». И действительно, тот День города начался на мемориальном комплексе «Красная Талка». Горел Вечный огонь. Звучали революционные марши. Собралось все руководство области и города вместе с гостями из Лодзи и Владимира. Весь мемориал был усыпан алыми гвоздиками. Собравшиеся взбадривались под мелодии симфонии Дмитрия Шостаковича «1905 год». Под песню о красной гвоздике они чувствовали себя чуть ли не участниками событий тех лет. Затем торжества переносятся на площадь Революции. Василий Богатырев поздравил ивановцев с праздником, с рождением новой традиции. После парада духовых оркестров были вручены знаки почетных граждан города Героям Социалистического Труда ткачихе меланжевого комбината Ираиде Соколовой и гендиректору ИСПО Владимиру Кабаидзе. Далее чествовали многодетные семьи и трудовые династии, выпускали в небо цветные шары и белых голубей. Пока на площади Революции выступали самодеятельные коллективы, на проспекте Ленина собирали подписи под воззванием, нацеливавшим горожан на поддержание мира во всем мире, что вполне укладывалось в стилистику той эпохи. В тот день юношам и девушкам, достигшим совершеннолетия, вручали паспорта, кто-то торжественно сочетался законным браком, чествовали пожилые пары, отмечавшие «золотой юбилей», студенческий Дом моделей при текстильном институте устроил показ моделей «Мода-87», работали парки, умельцы-ремесленники заполонили ряды перед памятником Михаилу Фрунзе… А к вечеру, опять же на Талке, собрались комсомольцы на так называемую маёвку – разожгли костер, в который бросали чучело бракодела, портфель бюрократа, большой макет водочной бутылки. Финалом первого дня города стал фейерверк, длившийся несколько минут. После наступления новых времен праздник очистился от революционной идеологии, история первого Совета перестала отбрасывать тень на День города. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


231 Наверно, многим ивановцам запомнился городской праздник, посвященный 125-летию основания города. День был на диво замечательный, хотя начался он нехорошо – сгорели верхние этажи домаподковы на улице Громобоя (памятник конструктивизма, в котором когда-то жили сотрудники местного ОГПУ). Местный пивзавод выпустил новую марку пива «Меценат» – на этикетке был изображен Дмитрий Геннадьевич Бурылин. Тогда же местная администрация во главе с С.В. Кругловым озаботилась выпуском книги, посвященной истории города. Новый мэр В.В. Троеглазов перенес День города на 2 августа. Он рассудил так – раз город Иваново-Вознесенск появился на свет 2 августа (21 июля по ст. стилю) 1871 г., то и день города надо праздновать в день его рождения. Все бы ничего, только вот 2 августа – День

День города День города: рождение традиции


232 десантника, что прибавляло празднествам экстрима. Надо сказать, что День города и день его рождения вовсе не обязательно отмечать в один день. Так поступает, например, Москва. Хотя, в Санкт-Петербурге делают наоборот. Тем более что церемония освящения города прошла лишь 11 сентября (30 августа) 1873 г. – именно тогда протодиакон провозгласил народу об учреждении безуездного города Иваново-Вознесенска. Выяснилось и еще одно обстоятельство – среди лета многие ивановцы уезжали за пределы города, и им не удавалось поучаствовать в празднике. Потом День города снова стали праздновать в мае. За эти годы устоялась, так сказать, и повестка праздника. Он действительно превратился в любимый и нужный жителям праздник, который завершает праздничный май длительными залпами салюта. 31 мая 1987 г. к жителям обратились почетные граждане Иванова Герой Советского Союза Иван Горбачев, Герои Социалистического Труда Владимир Кабаидзе, Мария Куликова, Ираида Соколова и профессор, доктор медицинских наук Елизавета Ужинова. Они написали: «Нет патриотизма вообще, нет абстрактной любви к тому месту, где родился, живёшь, трудишься. Высказываем это в День города, который, очень надеемся, станет традиционным праздником ивановцев…» Как видим, уважаемые наши земляки не ошиблись – город сберег праздник...

Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


233

ИВАНОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ ЯНВАРЬ 1 января 1912 г. – в Иваново-Вознесенске открылся электротеатр «Аванс». 1971 г. – проложен первый плановый маршрут по «Золотому кольцу». В него вошли Иваново, Кинешма, Шуя, Плёс, Юрьевец, Палех. 2 января 1918 г. – родился А.А. Гончаров (умер в 2001 г.), народный артист СССР (1977), заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Государственной премии СССР 1977 г., член КПСС с 1943 г., главный режиссер Московского драматического театра с 1958 г. и Московского театра имени В.В. Маяковского с 1967 г. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. В 1941 г. в Ивановском драмтеатре поставил спектакль «В степях Украины» по пьесе известного советского драматурга А.Е. Корнейчука. 3 января 1899 г. – родился Л.В. Нитобург (расстрелян в 1937 г.), писатель, автор романа «Сыны и отцы»; жил в Иваново-Вознесенске в 1928–1929 гг. 1994 г. – умер С.С. Артюшкевич (род. в 1935 г.), заслуженный артист РСФСР, актёр Ивановского театра музкомедии. 4 января 1920 г. – в Иваново-Вознесенске прошёл 1-й губернский съезд учителей. 1936 г. – организована Ивановская государственная областная сельскохозяйственная опытная станция. 1972 г. – умер И.К. Седин (род. в 1906 г.), первый секретарь Ивановского обкома ВКП (б) в июле 1938 – октябре 1939 гг., Герой Социалистического Труда (1944), член ЦК ВКП (б) в 1939–1952 гг., нарком нефтяной промышленности СССР с 3 июля 1940 г. по 30 ноября 1944 г., нарком лёгкой промышленности СССР с 23 мая 1945 г. по 28 декабря 1948 г. 5 января 1919 г. – при клубе «Рабочий» в Иваново-Вознесенске открылась вечерняя бесплатная драматическая студия. 1951 г. – председателем Ивановского горисполкома избран Б.Ф. Смирнов (до 14 марта 1957 г.). 6 января 1915 г. – родился Ю.А. Якобсон (умер 4 июля 2004 г.), профессор (1986), кандидат исторических наук (1962), фронтовик, был деканом исторического факультета Ивановского пединститута в декабре 1955 – феврале 1960 гг. 1917 г. – в Иваново-Вознесенске родился А.В. Фёдоров (умер в 1992 г.), Герой Советского Союза; жил в Иванове в доме № 47 по просп. Ленина. 1840 г. – в Лухе родился В.В. Демидов (умер в 1908 г.), лесоторговец и содержатель питейного заведения, основатель первого стационарного театра в Иваново-Вознесенске, инициатор разбивки бульвара «Основа» (на улице Садовой). Ивановский календарь


234 1993 г. – возобновилось богослужение в храме иконы Владимирской Божией Матери в Иванове. 7 января 1920 г. – отряд в количестве 250 бойцов отправлен в распоряжение М.В. Фрунзе на Туркестанский фронт. 1942 г. – в Иванове сформирована 117-я стрелковая дивизия. 8 января 1974 г. – умер Я.К. Сыркин (род. в 1894 г.), академик АН СССР, преподавал в Иваново-Вознесенских политехническом и химико-технологическом институтах. 9 января 1997 г. – в Ивановской епархии прошли первые областные Рождественские чтения. 10 января 1899 г. – первый день занятий в вечерне-воскресных классах для рабочих при отделении Русского технического общества в Иваново-Вознесенске. 11 января 1932 г. – родился В.Ф. Кочнов, писатель, в 1980–1995 гг. работал в Ивановском государственном университете, автор «Песни о друзьях» для польского кинофильма «Четыре танкиста и собака». 1940 г. – первым секретарём Ивановского обкома ВКП (б) избран Г.Н. Пальцев (до 1944 г.). 1976 г. – умер И.Н. Нефёдов (род. в 1887 г. в Иваново-Вознесенске), живописец. 12 января 1908 г. – вышел первый номер журнала «Иваново-Вознесенская нива». 1936 г. – в Ивановском областном музее открылась областная выставка народного творчества Палеха, Холуя и Мстёры. 1951 г. – в Иванове родился А.В. Блохин, выпускник Ивановского энергоинститута, министр по делам Федерации, национальной и миграционной политике РФ с 6 января 2000 г. по 16 октября 2001 г., посол РФ в Азербайджане в 1995–2000 гг., в Белоруссии в 2001–2005 гг. и на Фиджи с февраля 2006 г. 13 января 1921 г. – образован Иваново-Вознесенский уезд. 1924 г. – в Иваново-Вознесенске открыт городской пункт скорой помощи. 1944 г. – повторив подвиг Н.Ф. Гастелло, погиб К.Ф. Захаров, лётчик, Герой Советского Союза, уроженец Иванова. 14 января 1983 г. – получена первая продукция животноводческого комплекса «Ворожино». 15 января 1918 г. – родился П.А. Суреев (умер в 1992 г.), ивановский писатель и журналист; автор книг «А мать всё ждёт…», «Тайна Широкого Лога» и др. 1951 г. – умерла Е.П. Корчагина-Александровская (род. в 1874 г.), народная артистка СССР; играла в 1890–1895 гг. на сцене Иваново-Вознесенского Клуба приказчиков. Снялась в 15 кинофильмах, депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва, лауреат Сталинской премии 1943 г. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


235 16 января 1877 г. (4 января по ст. стилю) – городским головой Иваново-Вознесенска избран Я.П. Гарелин (до июля 1886 г.). 1919 г. – начались занятия в Иваново-Вознесенском педагогическом институте. 1943 г. – Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин выступил в Иванове на областном совещании «по поднятию урожайности». 1985 г. – умер С.И. Охомуш (род. в 1931 г.), ивановский композитор, хормейстер, заслуженный работник культуры РСФСР. 17 января 1901 г. – в Иваново-Вознесенске создан особый городской приют. 1917 г. – родилась М.В. Куликова (Струнникова; умерла в 1999 г.), ткачиха, почётный гражданин города Иванова (1985), депутат Верховного Совета СССР в 1958–1962 гг. (была членом палаты Совета Союза), Герой Социалистического Труда (7 марта 1960), автор книги «Ключи к сердцу» (1964). 1942 г. – в Ленинграде умер А.Н. Зограф (род. в 1889 г.), выдающийся учёный-нумизмат, работал в Музее изобразительных искусств в Москве с 1912 г. и в Эрмитаже с 1922 г. (завотделом нумизматики с 1935 г.); преподавал на историческом факультете Ивановского пединститута. 18 января 1904 г. – родился Б.А. Бабочкин, выдающийся актёр театра и кино, исполнитель главной роли в фильме «Чапаев»; дебютировал на сцене Иваново-Вознесенска в 1921 г. 19 января 1931 г. – при Иваново-Вознесенском Осоавихиме открылась школа конного дела. 20 января 1946 г. – умер А.Ф. Жугин (род. в 1884 г.), губернский военный комиссар в 1918–1919, 1922–1925 гг.; председатель Иваново-Вознесенского горисполкома в 1925–1928 гг. 21 января 1886 г. – в Шуе родилась М.К. Дианова (умерла в 1942 г.), советский и партийный работник, педагог и историк, ее именем названа одна из улиц в Иванове. 22 января 1870 г. – в Палехе родился И.М. Баканов (умер в 1936 г.), мастер лаковой миниатюры, заслуженный деятель искусств РСФСР. 23 января 1871 г. – освящена церковь Спаса при реальном училище в Иваново-Вознесенске; закрыта в 1918 г. 1891 г. – родился А. Грамши (умер в 1937 г.), руководитель Итальянской компартии, автор «Тюремных тетрадей». В 1922 г. приезжал в Иваново-Вознесенск; был женат на Ю.П. Шухт, преподавательнице местного музыкального училища. Ивановский календарь


236 24 января 1919 г. – принято постановление Центротекстиля о национализации текстильных фабрик в Иваново-Вознесенской губернии. 1936 г. – умер В.Г. Барский, актёр и режиссёр; в 1903–1914 гг. работал в театре Иваново-Вознесенского литературно-драматического общества. 1940 г. – в Иванове закрыта Благовещенская церковь; снесена в 1971 г. 1945 г. – в городе Харбин родилась Е.Г. Демирова (умерла в 1995 г. в Москве), режиссёр-кукольник, заслуженный деятель искусств РСФСР (1986), работала в Ивановском театре кукол главным режиссёром с 1980 г. 25 января 1880 г. – в д. Голчаново ныне Ивановского района родился С.А. Воронин (погиб в 1915 г. на фронте), депутат III Государственной думы России, участник революционного движения. 1962 г. – умер И.А. Назаров (род. в 1878 г.), поэт, мемуарист, биограф. Жил и работал в в Тейкове и Иваново-Вознесенске до 1903 г. 26 января 1975 г. – умер А.М. Беневоленский (род. в 1920 г.), известный ивановский психиатр, краевед, астроном и мыслитель. 27 января 1889 г. – в Шуе родилась Л.И. Дейкун (умерла в 1980 г.), заслуженная артистка РСФСР. 28 января 1881 г. – родился В.И. Лепилов (умер в 1951 г.), депутат первого ИвановоВознесенского Совета рабочих депутатов в 1905 г. 1932 г. – в иваново-вознесенском кинотеатре «Постройка» состоялся просмотр художественного фильма «Путёвка в жизнь». 1935 г. – умер М.М. Ипполитов-Иванов (Иванов; род. в 1859 г.), народный артист Республики, композитор, дирижёр, педагог, музыкальный деятель; работал в Иваново-Вознесенском музыкальном училище. 29 января 1910 г. – родился М.Ю. Двойрин (умер в 1981 г.), композитор; работал в Ивановском театре музыкальной комедии. 1924 г. – родился С.А. Седаков (умер в 2004 г.), директор СШ № 1 в 1967– 1984 гг., фронтовик, кавалер ордена Трудового Красного Знамени; – умер М.П. Капица (род. в 1870 г.), фабричный инспектор в ИвановоВознесенске в начале XX века, автор цикла рассказов «Из жизни Иваново-Вознесенска». 1945 г. – умер И.А. Голосов (род. в 1883 г.), архитектор, по его проекту построен «Дом коллектива» (400-квартирный дом) в Иванове. 30 января 1937 г. – родился Г.В. Серебряков (умер в 1996 г.), ивановский поэт и писатель, редактор газеты «Ленинец» в 1966–1967 гг. 1991 г. – в Иванове создан ансамбль русской народной музыки «Кудесь». 31 января 1919 г. – из Иваново-Вознесенска на фронт отправлен первый коммунистический отряд. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


237 1924 г. – образовано Иваново-Вознесенское научное общество краеведения. 1964 г. – ивановская конькобежка Ирина Егорова (ныне – Павлова) на зимней олимпиаде в австрийском городе Инсбрук завоевала серебро на дистанции 500 метров. ФЕВРАЛЬ 1 февраля 1919 г. – в Иваново-Вознесенске организованы Хуторовский и Ямский клубы подростков. 1920 г. – утверждён устав научного общества бухгалтеров. 1940 г. – в Иванове прошла первая историко-археологическая конференция. 3 февраля 1896 г. – родился В.Н. Наумов (умер в 1957 г.), первый председатель Иваново-Вознесенской губЧК (29 июня 1918 – январь 1919 гг.) и городской ЧК с 9 июня 1918 г.; работал в аппарате губкома РКП (б) и ЦК ВКП (б), инженером-механиком на заводах Москвы. 1919 г. – в Иваново-Вознесенске открылись бесплатные подготовительные курсы для поступающих в высшие учебные заведения. 4 февраля 1923 г. – Иваново-Вознесенск посетил писатель А.С. Серафимович (Попов, 1863–1949), лауреат Сталинской премии (1940), автор книг «Железный поток», «Город в степи», «По донским степям», «Пески». В нашем городе прочитал лекцию «Революция, литература и пролетариат». 5 февраля 1940 г. – началось автобусное пассажирское сообщение Иваново – Суздаль. 1992 г. – умер А.А. Матросов (род. в 1918 г. в Иваново-Вознесенске), Герой Советского Союза. 6 февраля 1861 г. – родился Н.Д. Зелинский (умер в 1953 г.), выдающийся учёныйхимик, изобретатель угольного противогаза, академик АН СССР, Герой Социалистического Труда; приезжал читать лекции в Иваново-Вознесенском политехническом институте. 1982 г. – заключён договор на соцсоревнование между лауреатами премии имени ткачих Е. и М. Виноградовых Ивановской, Владимирской, Московской и Ташкентской областей. 8 февраля 1953 г. – Иваново посетил писатель Ю.В. Трифонов, лауреат Сталинской премии 1951 г. за роман «Студенты» (1950). 9 февраля 1936 г. – умер П.А. Трубников (род. в 1877 г.), известный архитектор; по его проектам в Иваново-Вознесенске построены, в частности, здание Музея промышленности и искусства имени Д.Г. Бурылина, комплекс современной городской больницы № 1 и Посадская баня. 2005 г. – в Иваново прибыли поездом из Костромы мощи святой преподобной мученицы великой княгини Елизаветы Фёдоровны и великомученицы инокини Варвары. Ивановский календарь


238 10 февраля 1911 г. – родился М.В. Келдыш (умер в 1978 г.), президент АН СССР в 1961–1975 гг., трижды Герой Социалистического Труда; в 1919–1921 гг. учился в школе № 3 (ныне школа № 30) в Иваново-Вознесенске. 1999 г. – членом Центральной избирательной комиссии РФ избран Е.И. Колюшин, бывший профессор и декан юридического факультета ИвГУ; работал в Иванове в 1974–1987 гг. 12 февраля 1942 г. – умер А.Н. Рябинин (род. в 1874 г.), профессор, литератор, автор исследований о динозаврах, член Иваново-Вознесенского комитета РСДРП в 1898 г. 1947 г. – первым секретарём Ивановского обкома ВКП (б) избран В.В. Лукьянов (до 1952 г.). 1967 г. – умер Н.В. Часов (род. в 1908 г.), ивановский поэт; автор книг «Признание», «Полдень» и др. 1996 г. – в ночь с 12 на 13 февраля – пожар на Зубковском дворе; сгорел располагавшийся там театр имени Высоцкого. 13 февраля 1898 г. – в Иваново-Вознесенске в качестве филиала Санкт-Петербургского училища технического рисования открылась рисовальная школа барона Александра Людвиговича Штиглица; заведующим (до 1918 г.) был назначен А.А. Никифоров (1874–1953). 14 февраля 1942 г. – 117-я Ивановская стрелковая дивизия выехала на Калининский фронт, где вошла в состав 3-й Ударной армии и сразу вступила в бой. 15 февраля 1914 г. – Иваново-Вознесенская городская дума пригласила на роль составителя проекта городского водопровода В.И. Воронцова-Вельяминова (1874–1963), выпускника Санкт-Петербургского технологического института, автора проекта водопровода в Симбирске. 1937 г. – в Иванове организован Дом народного творчества. 16 февраля 1852 г. – в Вознесенской слободе родился Д.Г. Бурылин (умер в 1924 г.), фабрикант и выдающийся собиратель, основатель Музея промышленности в Иваново-Вознесенске. 1947 г. – в Иванове подготовлена выставка работ палехских художников. 1976 г. – Ивановский завод автокранов (ныне ОАО «Автокран») награждён орденом Трудового Красного Знамени. 1991 г. – Иваново посетила делегация во главе с премьер-министром земли Нижняя Саксония Г. Шрёдером, занимавшим пост федерального канцлера ФРГ в 1998–2005 гг. 17 февраля 1888 г. – в Иваново-Вознесенске начал работу торговый дом «Братья Куражевы и Лаврентьев». 1892 г. – родился М.Л. Курский (умер в 1942 г.), заслуженный артист РСФСР, актёр областного драмтеатра с 1932 г. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


239 1904 г. – учреждён дамский кружок под председательством М.А. Гарелиной. 2000 г. – в Иванове прошёл региональный тур международного конкурса молодых модельеров и дизайнеров «Новая Россия – XXI век». 18 февраля 1881 г. (6 февраля по ст. стилю) – умер К.А. Тон (род. в 1794 г.), выдающийся архитектор, по его проекту в Иваново-Вознесенске построена Вознесенская церковь (сейчас на этом месте по просп. Ленина, 43 – магазин РИАТ-маркет «Заря»). 2003 г. – присуждены премии Правительства РФ за 2002 г., в числе лауреатов ивановские учёные, доктора химических наук О.И. Койфман, О.А. Голубчиков, А.С. Семейкин, Б.Д. Березин, Т.Н. Ломова. 19 февраля 1918 г. – в Иваново-Вознесенске родился В.М. Блинов (умер в 1990 г.), прокурор РСФСР в 1963–1970 гг., министр юстиции РСФСР в 1970–1984 гг., кандидат юридических наук (1966). 1921 г. – родился Н.Г. Грачёв (умер в 1993 г.), ивановский поэт, автор сборников «Цветень», «Живу меж снегов» и др. 20 февраля 1905 г. – родился В.М. Черкасский (умер в 1998 г.), профессор Ивановского государственного энергетического университета, почётный гражданин города Иванова. 22 февраля 1903 г. – родился В.М. Усольцев (умер в 1981 г.), директор Омского драмтеатра, с 1936 г. – актёр Ивановского театра музкомедии, а затем – драмтеатра. 1920 г. – при Иваново-Вознесенском политехническом институте учреждён институт производительности труда. 1975 г. – открылось движение автобусов по маршруту № 7 проспект Текстильщиков – железнодорожный вокзал. 23 февраля 1915 г. – родился И.В. Капитонов (умер в 2002 г.), секретарь ЦК КПСС в 1965–1986 гг., председатель ЦРК КПСС в 1986–1988 гг., первый секретарь Ивановского обкома КПСС в 1959–1964 гг., Герой Социалистического Труда (1975). 1974 г. – умер И.П. Тихонов (род. в 1910 г.), актёр Ивановского драмтеатра. 24 февраля 1889 г. – родился А.В. Жильцов (умер в 1972 г.), народный артист СССР, лауреат Сталинских премий, профессор, репрессирован в 1937–1941 гг.; работал в Иванове в 1944 г. 1943 г. – в Иванове создана оперативная группа по оказанию помощи в восстановлении хозяйства Сталинградской области. 1998 г. – городская дума утвердила «Положение о территориальном общественном самоуправлении в г. Иванове». 25 февраля 1852 г. (13 февраля по ст. стилю) – скончался Абрам Филиппович Полушин, ивановский фабрикант и автор «Памятной книги» (Русский архив. 1898. № 5). 1919 г. – открылась губернская педагогическая библиотека. Ивановский календарь


240 26 февраля 1905 г. – в Иваново-Вознесенске родился В.Г. Васильев (умер в 1970 г.), астроном, геодезист и полярный исследователь, кандидат географических наук. 1927 г. – на открытии Иваново-Вознесенского рабочего университета выступил народный комиссар просвещения РСФСР А.В. Луначарский. 1974 г. – умер Е.А. Чарлин (род. в 1912 г.), заслуженный артист РСФСР, актёр Ивановского театра музкомедии с 1965 г. 27 февраля 1926 г. – родился Я.М. Зейде, заслуженный деятель искусств РСФСР, бывший главный художник Ивановского театра музкомедии. 28 февраля 1920 г. – родился И.В. Мартьянов (умер в 1997 г.), ивановский журналист и литератор, автор ряда книг, в т.ч. «Дело в шляпе», «Бывает и так». МАРТ 1 марта 1919 г. – сформирован 220-й Иваново-Вознесенский полк Чапаевской дивизии. 1927 г. – введён в действие мебельный комбинат в Иваново-Вознесенске. 1945 г. – погиб ивановец С.И. Лазарев, Герой Советского Союза. 2 марта 1938 г. – в Иванове родился В.М. Зайцев, известный модельер, театральный художник, президент Московского Дома моды, почётный гражданин города Иванова, народный художник РФ (2006), заслуженный деятель искусств РФ, член Союза художников РФ, кавалер ордена «Знак Почёта», лауреат Государственной премии РФ, выпускник Московского текстильного института. Снялся в фильме «Как стать звездой». Художник по костюмам в кинокартинах «Безымянная звезда», «Держись за облака» и «Фокусник». В Иванове В.М. Зайцев окончил текстильный техникум. 1942 г. – в д. Тайманиха ныне Родниковского района родился В.А. Грачев, выпускник Ивановского индустриального техникума, член-корреспондент РАН, профессор, депутат Государственной думы РФ с декабря 2003 г. 1943 г. – погиб ивановец В.С. Грудинин, Герой Советского Союза. 3 марта 1912 г. – в Иваново-Вознесенске родился А.М. Егоров (умер в 1994 г.), Герой Советского Союза. 1913 г. – родился Н.Н. Гришин (умер в 1978 г.), ивановский поэт, автор сборников «Лазурь», «Добрица» и др. 1958 г. – родился А.Г. Фомин, выпускник Ивановского энергоинститута, депутат Законодательного собрания Ивановской области 3-го созыва в 2004– 2005 гг., глава города Иванова в 2005– 2010 гг. 4 марта 2002 г. – открыт археологический музей ИвГУ. 2003 г. – презентация кинотеатра «Искра Deluxe». 5 марта 1918 г. – вышел первый номер газеты «Рабочий край» (до этого называлась «Наш город»). Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


241 1953 г. – умер С.С. Прокофьев (род. в 1890 г.), выдающийся композитор, пианист и дирижер, народный артист РСФСР (1947), профессор Московской консерватории с 1933 г., лауреат Ленинской (1957 г., посмертно) и Сталинской (1943 г., 1946 г. (трижды), 1947 г., 1951 г.) премий, в 1944 и 1945 гг. отдыхал в Доме творчества композиторов (Харинка). 2004 г. – Иваново посетил посол Хорватии в РФ Божо Ковачевич. 6 марта 1938 г. – родилась М.В. Волжанская, заслуженная артистка РСФСР, цирковая артистка, эквилибристка; её детство прошло в Иванове. 1944 г. – погиб ивановец А.М. Милованов, Герой Советского Союза. 2003 г. – в Иванове выступала британская группа «Smokie». 7 марта 1899 г. – Иваново-Вознесенское общество трезвости в помещении училища М.А. Гарелиной открыло бесплатные воскресные народные чтения со световыми картинками. 1960 г. – помощнику мастера фабрики имени Ф.Э. Дзержинского М.В. Куликовой присвоено звание Героя Социалистического Труда. 8 марта 1906 г. – родился И.А. Ханаев (умер в1985 г.), ивановский очеркист, журналист, поэт, литературный секретарь газеты «Рабочий край», выпускник Ярославского пединститута, автор книг «Март», «Синяя Осока», «Большаки и тропы» и др. 1955 г. – в Иванове, в доме № 15 на улице Громобоя, зажглись первые горелки газовых плит. 9 марта 1940 г. – по 12 марта состоялась шестая Ивановская городская конференция ВКП (б). 1945 г. – погиб Герой Советского Союза (1945), уроженец Иваново-Вознесенска Г.П. Александров (род. в 1918 г. в Иваново-Вознесенске); работал в Иванове на фабрике НИМ. 10 марта 1960 г. – умер Д.Н. Семёновский (род. в 1894 г.), известный ивановский поэт. 11 марта 2001 г. – пожар в здании Законодательного собрания Ивановской области (на ул. Пушкина, 9). 12 марта 1939 г. – в ивановском роддоме родился Аркаша Северный (А.Д. Звездин; умер в 1980 г.), великий русский блатной бард. Детство прошло в Шуе и в Иванове. 1950 г. – в Верховный Совет СССР по Ивановскому избирательному округу избрана ивановская ткачиха Т.И. Шувандина, кавалер ордена Ленина, почётный гражданин города Иванова (1971), около 40 лет проработала на фабрике имени рабочего Фёдора Зиновьева. Ивановский календарь


242 13 марта 1919 г. – в Иваново-Вознесенске родилась М.С. Боголюбская, известная балерина, заслуженная артистка РСФСР. 14 марта 1917 г. (1 марта по ст. стилю) – в Иваново-Вознесенске узнали о свержении императора Николая II. 1934 г. – основан Ивановский конный манеж. 1952 г. – Сталинской премии за работу по автоматизации текстильного производства удостоены главный инженер фабрики «БИМ» А.И. Батьков и инженеры ИвНИТИ А.В. Авмочкин и И.В. Пузырёв. 15 марта 1917 г. – в Иваново-Вознесенске начались выборы в Совет рабочих депутатов. 1926 г. – в Москве умер Д.А. Фурманов (род. в 1891 г. в Середе), писатель, комиссар 25-й стрелковой (Чапаевской) дивизии, председатель исполкома Иваново-Кинешемского районного Совета депутатов с 19 (6) декабря 1917 г. по 28 января 1918 г., автор книг «Чапаев» и «Мятеж». В Иваново-Вознесенске учился в городском шестиклассном училище и Торговой школе, в реальном училище в Кинешме. Продолжил обучение на филологическом факультете Московского университета (но не сдал госэкзаменов). Не раз переменил свои политические пристрастия – был эсером-максималистом, анархистом, в июне 1918 г. стал членом партии большевиков. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. 1994 г. – умер В.Н. Городков (род. в 1932 г.), профессор, доктор медицинских наук, основатель и первый директор НИИ материнства и детства в Иванове. 16 марта 1917 г. – состоялось первое общее собрание Совета рабочих депутатов в Иваново-Вознесенске; председателем избран В.П. Кузнецов. 1960 г. – Бюро ЦК КПСС по РСФСР приняло постановление о работе Ивановского обкома КПСС по выполнению решений (1959 г.) Пленума ЦК КПСС о мерах по дальнейшему подъёму текстильной промышленности. 17 марта 1917 г. – орган Временного правительства – Комитет общественной безопасности – объявил себя единственным органом власти в Иваново-Вознесенске. 1956 г. – в Иванове открыт кинотеатр «Мир» (в настоящее время закрыт). 1966 г. – умер А.С. Александров-Серж (Александров, род. в 1892 г.), артист цирка, заслуженный артист РСФСР; работал в Иванове. 18 марта 1909 г. – в Иваново-Вознесенске родился И.И. Смирнов (умер в 1965 г.), доктор исторических наук, автор монографии «Иван Грозный». 1917 г. – в Иваново-Вознесенске родился В.П. Тихонов (умер в 1991 г.), народный артист РСФСР, акробат и дрессировщик. 1923 г. – в Москве вышел роман Дмитрия Андреевича Фурманова «Чапаев». Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


243 20 марта 1913 г. – в Иваново-Вознесенске родился А.К. Кротов (умер в 1993 г.), живописец, автор картин «Земляки», «Прилёт грачей. Площадь Пушкина» и др. 1996 г. – Ивановская городская дума утвердила новый герб города. 21 марта 1903 г. – родился Вадим Козин, известный певец, был репрессирован; выступал в Иванове в 1928 и в 1958 гг. 1912 г. – в Иваново-Вознесенске родился А.Н. Гандурин (умер в 1974 г.), министр бытового обслуживания РСФСР, был директором прядильно-ткацкой фабрики в Кинешме и «Красный Профинтерн» в Вичуге. 1913 г. – образовано общедоступное Иваново-Вознесенское общество правильной охоты. 1989 г. – началась голодовка четырёх ивановских жительниц, требующих передачи Введенского («Красного») храма общине верующих. Голодовка завершилась в начале апреля. 2001 г. – вышел первый номер газеты «Ивановский телескоп» (до 2004 г.); бывшие главные редакторы – В. Ломосков и М. Кованцев. 22 марта 1922 г. – в Иваново-Вознесенске открылся рабочий клуб железнодорожников. 1943 г. – французская авиаэскадрилья «Нормандия» направлена из Иванова на Западный фронт. 23 марта 1879 г. – в с. Авдотьино родился А.С. Киселёв (расстрелян в 1937 г.), председатель Центротекстиля, Малого Совнаркома РСФСР, нарком РКИ РСФСР, секретарь ВЦИК в 1924–1937 гг. В 1917 г. некоторое время был председателем Иваново-Вознесенского городского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1900 г. – родился Н.Н. Волков (умер в 1985 г.), заслуженный артист Украинской ССР (1956) и РСФСР (1972), киноактер, в кино с 1942 г., снялся более чем в 60 фильмах, в том числе в главной роли в кинокартине «Старик Хоттабыч» (1956). Некоторое время работал в Ивановском драмтеатре. Сын Н.Н. Волкова – Николай Волков-младший снялся в фильмах «Семнадцать мгновений весны», «Белорусский вокзал», «Бриллианты для диктатуры пролетариата». 1913 г. – родился Г.И. Соловьёв (умер в 1982 г.), Герой Советского Союза. 1976 г. – умер В.И. Волков (род. в 1921 г. в Лежневском районе), писатель, автор романа «Степан Осокин». 24 марта 1923 г. – родился Иван Петрович Горбачев (умер в 2003 г.), Герой Советского Союза (24 марта 1945 г.), почетный гражданин города Иванова, подполковник, ответственный секретарь Ивановского областного комитета защиты мира; в Иванове жил с 1950 г. 1944 г. – погиб в бою ивановский поэт и журналист В.Я. Кудрин (род. в 1908 г.). 1968 г. – в Иванове родилась Светлана Корытова, заслуженный мастер спорта СССР, олимпийская чемпионка 1988 г., чемпионка мира 1990 г. и Европы 1989 г. и 1991 г. по волейболу. Ивановский календарь


244 25 марта 1902 г. – умер Ф.Д. Нефёдов (род. в 1838 г. в с. Иваново), прозаик, фольклорист, археолог и этнограф, редактор «Ремесленной газеты» с 1876 г., «Русского курьера» в 1879–1881 г., журнала «Книжник» в 1865–1866 гг., член Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии с 1874 г. Печатался в «Отечественных записках», «На миру», «Вестнике Европы», «Русских ведомостях», «Московских ведомостях», «Молве», «Дне», «Санкт-Петербургских ведомостях», в журнале «Искра». Автор очерка «Чертово болото», повестей «Безоброчный», «Грамотей», «Не в обычае», «Семь ключей», «Лукавый попутал», «Тайна реки», рассказов «Девичник», «Зигда», «Святки» и др. Производил раскопки близ Касимова, около Меленок и Мурома, в Плесе, в Костромской губернии. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. 1917 г. – начали выходить «Известия Иваново-Вознесенского революционного комитета». 26 марта 2003 г. – Иваново посетил А.Е. Карпов, чемпион мира по шахматам в 1975–1985 гг., председатель попечительского совета Ивановской международной школы-интерната имени Е.Д. Стасовой с сентября 2002 г. 27 марта 1982 г. – режиссёр И. Южаков поставил спектакль «Отелло» в Ивановском драмтеатре. 1994 г. – состоялись первые после августа 1917 г. выборы в Ивановскую городскую думу; избрано 13 депутатов. 1996 г. – в первый раз вручена актёрская премия имени народного артиста СССР Л.В. Раскатова. 2001 г. – перекрыты улицы Нормандия-Неман и Люлина в связи с веерными отключениями электричества в Иванове. 2006 г. – образован Общественный совет при главе г. Иванова. 28 марта 1927 г. – в Иваново-Вознесенске на XVI губернском съезде Советов выступил С.М. Будённый, Маршал Советского Союза (1935), трижды Герой Советского Союза (1958, 1963, 1973), член КПСС с 1919 г., участник Первой мировой и гражданской войн; командовал конным корпусом, а затем Первой Конной армией в 1919–1921 гг., инспектор кавалерии РККА в 1924–1937 гг., после войны заместитель министра сельского хозяйства СССР по коневодству. 1930 г. – родился Амвросий (в миру – А.П. Щуров), архиепископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский в 1977–2006 гг., почетный гражданин города Иванова и Ивановской области. 29 марта 1925 г. – в Иваново-Вознесенске открылись фабрика-кухня «Нарпит» и при ней Центральная столовая имени В.И. Ленина. 1932 г. – родился Ю.А. Трофимов, мастер спорта СССР, на протяжении многих лет вратарь команды «Текстильщик». 2002 г. – в Иванове прошли V городские краеведческие чтения учащихся общеобразовательных учреждений. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


245 30 марта 1917 г. – в Иваново-Вознесенске родился А.В. Хухрин, Герой Советского Союза, полковник, мастер спорта СССР по парашютному спорту, заслуженный тренер Грузинской ССР, кавалер орденов Ленина, четырех орденов Красного Знамени, ордена Александра Невского, орденов Отечественной войны 1-й и 2-й степени. 2006 г. – в здании правительства Ивановской области открылась «Галерея исторических портретов»; в ней представлены руководители губернии и области разных лет и эпох – М.В. Фрунзе, Н.Н. Колотилов, И.В. Капитонов, А.Н. Смирнов, В.Г. Клюев, З.П. Павлова, А.Ф. Лаптев, В.Н. Тихомиров, В.И. Тихонов. 31 марта 1920 г. – родился В.С. Жуков (умер в 1997 г.), поэт, фронтовик, почётный гражданин города Иванова, автор книг «Солдатская слава», «У меня на родине», «Голубой велосипед», «Иволга», Последняя почта» и многих др. 1958 г. – создано Ивановское отделение Всероссийского хорового общества. АПРЕЛЬ 1 апреля 1802 г. (20 марта по ст. стилю) – земский Ивановской вотчины Степан Палыгин составил для графа Н.П. Шереметева «Описание села Иванова с присельцем» в ответ на его приказание от 16 (4) января 1802 г. 1918 г. – в Иваново-Вознесенске начала работу 4-я городская бесплатная библиотека-читальня. 1999 г. – установлен крест на куполе храма во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». 2 апреля 1925 г. – для делегатов XIV губернского съезда Советов Рабочий театр Пролеткульта устроил вечер красной эстрады. 2003 г. – в Иванове состоялось шоу китайских монахов из монастыря Шаолинь. 3 апреля 1884 г. – в Иваново-Вознесенске родился А.С. Бубнов (партийная кличка «Химик», расстрелян в 1940 г.), выпускник Иваново-Вознесенского реального училища, начальник Политуправления РККА и главный редактор газеты «Красная Звезда» в 1924–-1929 гг., нарком просвещения РСФСР в 1929–1937 гг., член Советского правительства Украины в 1918 г. 1892 г. – родилась Л.В. Орлова (умерла в 1963 г.), заслуженная артистка РСФСР, играла в театре Иваново-Вознесенска в 1927–1928 гг. 1951 г. – на заседании Ивановского горисполкома рассмотрен вопрос «О ходе работ по ликвидации землянок». 4 апреля 1916 г. – в с. Пологи ныне Винницкой области родился К.Б. Яцимирский (умер в 2005 г.), академик Украинской академии наук (1964), профессор (1949), доктор химических наук (1948), заслуженный деятель науки и техники УССР Ивановский календарь


246 (1991), лауреат Государственной премии УССР 1991 г., директор Института физической химии имени Л.В. Писаржевского АН УССР в 1969–1981 гг., автор 26 монографий и учебников; под его руководством защитились 12 докторов и 52 кандидата наук. Его труды издавались в США, Англии, Китае и др. странах. Преподавал военно-химическое дело в Подольском пехотном училище в годы войны. В 1946–1962 гг. работал в Ивановском химико-технологическом институте: ассистентом, доцентом и профессором кафедры аналитической химии, заместителем директора ИХТИ по научной работе в 1955–1958 гг. 1923 г. – в Иваново-Вознесенске начали работу государственные трудовые сберкассы. 1931 г. – областной слёт учащихся школ ФЗУ. 1941 г. – в Иванове открыт антирелигиозный музей (до марта 1945 г.). 1956 г. – определением Военной коллегии Верховного Суда СССР посмертно реабилитирован Я.Б. Быковский (1889–1937), директор ИвановоВознесенского химико-технологического института в 1930 г. и заведующий Иваново-Вознесенским гороно в 1927–1930 гг. 1959 г. – в Иванове родился А.В. Харитонов, гроссмейстер, чемпион РСФСР 1987 г. по шахматам. 5 апреля 1902 г. – умер Н.А. Полушин (род. в 1839 г.), писатель народнического направления, автор «Памятной книжки крестьянина с. Иванова». 1930 г. – в Иваново-Вознесенске открылся театр кинообозрений. 1934 г. – в Иванове началось строительство трамвайной линии. 1955 г. – создана городская библиотека для слепых. 6 апреля 1884 г. – родился И.М. Зверев (умер 30 января 1979 г.), участник революции 1905–1907 гг., депутат Иваново-Вознесенского городского Совета рабочих и крестьянских депутатов в 1917 г., кавалер двух орденов Ленина и ордена Октябрьской революции, арестовывался в 1907 и 1913 гг., директор механического завода в 1924–1928 гг. и директор деревообделочного завода в 1929–1933 гг., почётный гражданин города Иванова (1971). Свыше 60 лет проработал на железнодорожном транспорте. 1941 г. – умер П.Г. Леонов (род. в 1870 г.), известный художник, классик текстильного узора, в январе 1930 г. возглавил Центральную художественную мастерскую при Сосневской объединённой мануфактуре. 7 апреля 1916 г. (25 марта по ст. стилю) – открылся народный трудовой дом в Иваново-Вознесенске. 1929 г. – подписан первый договор о социалистическом соревновании между текстильщиками Москвы, Твери и Иваново-Вознесенска – «Договор тысяч». 1930 г. – умер В.С. Шубин (род. в 1883 г.), участник революционного движения в Иваново-Вознесенске и Кохме. 1938 г. – в Иванове закрыта Введенская («Красная») церковь. 8 апреля 1921 г. – в губернском центре открыт Дом физкультуры. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


247 1930 г. – умер К.И. Фролов (род. в 1887 г. в с. Тейково), участник революционного движения в Иваново-Вознесенске и Тейкове, участник Первой мировой войны, председатель Иваново-Вознесенской губЧК, начальник Иваново-Вознесенского государственного текстильного треста в 1921–1926 гг. 1931 г. – заключён договор о социалистическом соревновании между I Рабочим театром Московского пролеткульта и Рабочим театром ИвановоВознесенского пролеткульта. 1962 г. – открылся Ивановский автовокзал. 1965 г. – введено движение троллейбусов от площади Пушкина до парка культуры и отдыха имени В.Я. Степанова. 1973 г. – умер Г.И. Горбунов, ивановский журналист и краевед. 9 апреля 1882 г. – в Юрьевце родился В.А. Веснин (умер в 1950 г.), выдающийся архитектор, академик АН ССР (1943), президент Академии архитектуры СССР, депутат Верховного Совета СССР в 1937–1950 гг., главный архитектор Днепрогэса; по его проектам построены здания в Иванове, Кинешме и Вичуге. 1908 г. – родился И.Д. Калашников (умер в 1988 г.), ивановский художник и педагог, заслуженный учитель школы РСФСР. 10 апреля 1918 г. – учреждён Иваново-Вознесенский городской отдел народного образования. 1953 г. – умер С.М. Балахнин (род. в 1887 г.), председатель Иваново-Вознесенского губисполкома в 1925–1928 гг., директор Большой Иваново-Вознесенской мануфактуры (БИВМ) в 1922–1925 гг., председатель Бакинского горсовета в 1930–1934 гг. 1961 г. – основан Ивановский народный театр юного зрителя при доме культуры завода «Ивторфмаш». 1973 г. – умер Г.И. Оконишников (род. в 1903 г.), директор Ивановского педагогического института в 1946–1957 гг., доцент, участник Великой Отечественной войны. 1994 г. – массовый митинг ивановских студентов против ухудшения условий их жизни. 11 апреля 1956 г. – на фабрике имени Ф.Э. Дзержинского выпущены первые метры мебельно-декоративных тканей. 1974 г. – в Москве, в выставочном зале Союза художников СССР, открылась персональная выставка председателя правления Ивановской организации Союза художников РСФСР М.И. Малютина. 2001 г. – умер В.С. Бяковский (род. в 1937 г.), журналист и краевед, редактор газеты «Ленинец» в 1970–1976 гг., автор многих книг по истории города. 12 апреля 1894 г. – родилась В.П. Редлих, народная артистка РСФСР; в 1922 г. работала в Иваново-Вознесенске. 1931 г. – общегородской слёт ударников-студентов совместно с профессорско-преподавательским составом. Ивановский календарь


248 1940 г. – родился В.А. Скоропеев, известный футболист, вратарь «Текстильщика» (Иваново) в 1962–1974 гг. 1952 г. – в Иваново после освобождения из заключения на 3 дня приехал актёр П.С. Вельяминов; затем уехал в Абакан. В Ивановском драмтеатре работал в 1966 г. 1971 г. – открыт исторический музей в средней школе № 14. 1984 г. – открылся магазин «Женская одежда» на улице Марии Рябининой. 13 апреля 1885 г. – в д. Бяково ныне Ивановского района родился В.Е. Морозов (умер в 1917 г. после ранения и похоронен у Кремлёвской стены; подпольная кличка «Ермак»), участник революционного движения, депутат первого Совета рабочих депутатов в 1905 г. и Моссовета в 1917 г. 1944 г. – звания Героя Советского Союза удостоены уроженцы ИвановоВознесенска А.В. Фёдоров (1917–1992) и П.А. Дельцов (1917–1969). 1975 г. – состоялось последнее представление в старом здании цирка в Иванове. 14 апреля 1881 г. – родился Н.О. Дианов (умер в 1928 г.), известный иваново-вознесенский большевик-подпольщик, участник Первой мировой и гражданской войн, председатель ревкомов в Майкопе и Ейске, делегат VI съезда Советов. 1892 г. – родилась З.Н. Зорич, народная артистка РСФСР; в 1944–1945 гг. – главный режиссёр Ивановского областного драмтеатра. 1931 г. – создано Ивановское художественное училище. 1950 г. – в Иванове прошли выставка и вечер памяти поэта В.В. Маяковского. 1997 г. – ушел из жизни А.И. Толстопятов (род. в 1919 г.), крупный ивановский архитектор; по его проектам построены известные в Иванове здания – Дом политического просвещения, Дом печати, Дом культуры железнодорожников, Музей первого Совета, бывший партархив на улице Пушкина, дом «дворянское гнездо» по улице Демидова. В 1960-е гг. возглавлял Ивановское отделение Союза архитекторов СССР. Занимался дизайном мебели и книжной иллюстрацией. 2003 г. – умерла И.Ф. Соколова (род. в 1938 г. в д. Харино Тейковского района), прядильщица Ивановского меланжевого комбината с 1958 г., Герой Социалистического Труда (1981), почетный гражданин города Иванова (1987), лауреат Государственной премии СССР 1984 г., лауреат премии имени ткачих Виноградовых 1979 г. 2005 г. – на 70-летии педиатрического факультета ИГМА выступил профессор, доктор медицинских наук Л.М. Рошаль, ныне – член Общественной палаты РФ. 15 апреля 1902 г. – в Москве членом боевой организации партии эсеров С.В. Балмашёвым убит министр внутренних дел России Д.С. Сипягин; 27–28 июля 1901 г. министр посещал Иваново-Вознесенск. Д.С. Сипягин был женат на родной сестре жены почётного гражданина Иваново-Вознесенска графа С.Д. Шереметева – Александре Павловне Вяземской. Иваново-Вознесенск и иваново-вознесенцы


249 1912 г. – затонул построенный в 1911 г. пароход «Titanic», вышедший из английского города Саутгемптон в Нью-Йорк (США). Из 2200 пассажиров, находившихся на борту, затонули примерно 1400–1517 человек. Иваново-вознесенский фабрикант, коллекционер и меценат Дмитрий Геннадьевич Бурылин купил билет на этот рейс, но воспаление легких помешало осуществить его мечту побывать в Америке. Билет до сих пор хранится в Ивановском музее. А Бурылин больше не выказывал желания увидеть Новый Свет. 1918 г. – по решению городского Совета национализированы имущество и капитал Ивановской вотчины графов Шереметевых. 1923 г. – при Ивановском губисполкоме образовано Построечное управление. 16 апреля 1881 г. – родился Н.Н. Ворожцов (умер в 1941 г.), профессор, выдающийся учёный-химик, редактор журнала «Химическая промышленность», автор свыше 60 научных трудов и 22 изобретений, декан химического факультета в 1920–1922 гг. и ректор Иваново-Вознесенского политехнического института в 1922–1924 гг. 17 апреля 1910 г. – в Иваново-Вознесенске торжественно открыта городская больница имени Х.И. и Е.О. Куваевых (ныне 2-я городская клиническая больница). Харлампий Иванович Куваев (1827–1867), иваново-вознесенский купец и фабрикант, заведующий ситцепечатной фабрикой с 1847 г., действительный член Владимирского статистического комитета. Екатерина Осиповна Куваева (1829–1881), жена Х.И. Куваева.