Page 1

Июнь 2015 09:00 VG 21 K 1. Карэн П. 2. Наринэ П. 3. Арэн П. 4. Вахан П. 5. Гарик П. - Право убежища - Главное судебное разбирательство 1 переводчик


В зале суда присутствуют: заявители (пять человек: мать, отец, двое детей-подростков и маленький ребёнок в коляске), судья, переводчик с армянского языка. В 9:20:

Ваше решение, начинать без адвоката или нет. Мы уже звонили в канцелярию. К сожалению, г-жа Б. недоступна.


Заявитель: Да. Мы хотим начать. Судья: Моя фамилия К., сегодня я являюсь судьёй по Вашему делу. Сейчас я коротко зачитаю факты. Потом мы перейдём к вопросам, после этого я буду выносить решение.


Судья, глядя в судебные папки: Заявители подали прошение на признание статуса беженца и предоставление дополнительной защиты. Кроме того, ими запрашивается запрет на депортацию по § 60 пункт. 5 или 7 закона о Пребывании. Заявители являются гражданами Армении. В 2010 году они выехали в Украину, оттуда в Бельгию. В Бельгии заявители обратились за предоставлением им убежища. Их прошения были отклонены. После этого заявители выехали в Беларусь, оттуда в Германию, где они повторно подали прошения на предоставление убежища. Истец 1 обосновал своё прошение следующим аргументом: он является членом оппозиционной партии «Оринац Еркир»; на родине его преследуют за политические убеждения. Другие заявители ссылаются на отца и супруга. В марте 2013 года, Федеральное ведомство отклонило прошения и назначило депортацию в Армению. Федеральное ведомство обосновало своё решение следующим образом: прошение заявителя о предоставлении убежища является необоснованным, политическая партия «Оринац Еркир» в настоящее время представлена в национальном собрании и назначает своего министра в правительство Армении. Обоснование прошения Заявительницы 2, супруги и матери, является также поверхностным и нeправдоподобным. В материалах дела появились два новых факта: справка врача о состоянии здоровья заявительницы. И наступившее совершеннолетие Заявителя 4, после чего ему грозит военная служба в Армении. Это общее положение дел. Будут ли у Вас какие-либо возражения или дополнения?


Почти все, что Вы сказали, должно быть дополнено. Было сказано, что прошение моей жены является неправдоподобным. Но она же не может знать всего того, что случилось. Мы – армянская семья, женщин у нас в такие дела не посвящают. Разве можно женщин или детей обременять такими проблемами!?


Судья: Это мне совершенно понятно. Такая практика распространена не только в Армении. Истец 1: Я горжусь тем, что я армянин. Я бы никогда не уехал, если бы со мной не случилось такое. И я хочу поблагодарить Германию, что нас тут так приняли. Мы себя чувствуем здесь, наконец, очень хорошо. Мои сыновья ходят в школу, мы ожидаем конец года с хорошими оценками. Мой старший сын спортсмен, он чемпион Берлина и Германии. Судья, улыбаясь: В каком виде спорта? Истец 1: В боксе. Судья: Это все хорошо и правильно, но это не имеет никакого отношения к Вашему прошению о предоставлении убежища. Я сейчас Вас заслушаю по отдельности. Все вопросы и ответы я буду протоколировать. Если вы захотите внести измения, прошу тут же мне о них сообщать. Первой я заслушаю Вашу супругу.


Начинается заслушивание заявительницы, г-жи П. Все остальные члены семьи покидают зал суда. Старший сын вывозит коляску с ребёнком.


Есть ли у Вас какиелибо родственники в Армении? Кто они по профессии?


Заявитель: Только родственники моего мужа. Судья: Вы обращались за предоставлением убежища в Бельгии. Какие причины для этого Вы называли? Заявитель: Те же, что и в Германии. Судья: Вы могли бы пояснить? Заявитель: В Армении нас преследовали. Мы были в опасности. Судья: Угрожали ли вам в Армении лично?


Когда есть угроза для жизни моих детей и моего мужа, я воспринимаю это как угрозу и для меня самой. Мой муж просил меня, не оставлять детей без присмотра. Я всегда должна была отводить их в школу, забирать, отводить на спортивные занятия. У меня было ощущение, что мы находимся в постоянной опасности.


Можете ли Вы вспомнить некий конкретный инцидент?


Дети уже спали. Мужа не было дома. Он всегда поздно возвращался с работы. Я услышала, как остановилась машина перед нашим домом. Четыре или пять человек, одетые в костюмы как на свадьбу, вышли из машины и постучали в нашу дверь. Они спросили, есть ли муж дома. Дом они не обыскивали. Они просто стояли посреди комнаты и молчали. Я испугалась. Дети проснулись и стали спрашивать, кто это. Я должна была их успокаивать. После того как это случилось, мой муж отвёз меня и детей к дальним родственникам в деревню. Я всегда хотела знать, что происходит. Но муж отвечал, что все в порядке, я только должна лучше смотреть за детьми.


Стук в дверь. Дверь открывается: Судебный работник: Позвонила адвокат. Спрашивает, должна ли она прийти? Судья: Да, обязательно. Её присутствие необходимо в этом деле.


Судья: Когда Ваш супруг вступил в партию, он сообщил Вам об этом? Заявитель: Нет. Я только понимала, что он был недоволен правительством. Я обычный человек, я против вмешательства в политику. Но мой муж хотел быть полезен своему народу. Судья: Какие были его обязанности в партии? Заявитель: Не знаю. Я практически ничего не знала. Только через телевидение узнавала что происходит, и что в городе идут протестные демонстрации. Судья: Ваш супруг был ранен резиновыми пулями. Какие части тела были повреждены? Заявитель, показывая на себе: Справа в грудную клетку, в левое плечо. Судья: Вы находитесь на психиатрическом лечении. Вы ходите одна на процедуры? Заявитель: Мой муж или соседка сопровождают меня. Одна я на улицу не выхожу; даже если мне нужно в аптеку, кто-нибудь идет со мной. Судья: Вы хотите ещё что-нибудь сообщить суду? Заявитель: Я даже не знаю, что и сказать. Я всё готова отдать, чтобы не проходить через этот ад. Я хочу выздороветь, выучить немецкий язык. Моя семья нуждается во мне, нуждается в здоровой матери. Я хочу, чтобы мои дети росли в спокойствии.


Я понимаю, что спустя столько времени Вы уже хорошо интегрированы в Германии. Но на моё решение в этом процессе влияет наличие политического преследования. Поэтому важно, чтобы Вы рассказали об этом всё, что Вы знаете. Я спрошу Вас повторно: Вы упомянули все причины Вашего ходатайства о предоставлении убежища?

Заслушивание г-жи П. окончено в 10:48. Заявительница покидает зал заседаний. Заслушивается заявитель 1 (г-н П., супруг и отец).


Поводом нашего преследования была демонстрация 1 марта 2008 года против фальсификации выборов. Демонстрация была разогнана полицией. Было много убитых и раненых. Заявитель

Судья: Ваша партия в настоящее время представлена в правительстве. Заявитель: Это верно. Но всё не так просто. После выборов оппозиционные партии были приглашены на круглый стол. Главе нашей партии предложили место в новом правительстве. Он согласился. Этим он предал народ. Был раскол в партии. У тех, кто не был согласен с его решением, появились большие проблемы. Теперь не только правительство, но и их собственная партия были против них.


В 10:53 появляется адвокат. Она извиняется за опоздание.

Вы обращались в полицию?


Нет. В таком случае никто не обращается в полицию, это бесполезно. „Люди в костюмах“, они часть той же самой структуры. Они не пойдут сами против себя.


Судья: Почему Вы решили, что нападения были политически мотивированными? Заявитель: Таким образом, нам закрывают рты, если мы чересчур много говорим. Судья: В Бельгии на всех Ваших детей были поданы ходатайства о предоставлении убежища? Также и на самого младшего? Заявитель: Возможно. Но я точно не могу сказать. Самый младший сын родился в Бельгии. Нам пришёл отказ, когда моя жена была ещё беременна. Нас тогда тут же выселили из квартиры, мы ночевали у знакомых. Мы подали четыре последующих прошения, только для того, чтобы моя жена получила необходимую медицинскую помощь. Судья: Вы попросили убежища в Бельгии. Какие причины Вы назвали?


Заявитель: Нас преследовали. Моя семья была в опасности. Я являюсь членом оппозиционной партии. Если мы вернёмся, нас тут же начнут преследовать. Судья адвокату: У Вас есть какие-либо вопросы?


Да, у меня будут вопросы. Вы говорили, что Вы можете идентифицировать того человека, который Вас преследовал?


Заявитель: Это очень влиятельный человек. Генерал. Он угрожал мне, говорил, что застрелит.


Эта история хорошо мне известна из протокола интервью. Я не собираюсь повторять весь протокол. Назвали ли Вы все причины Вашего ходатайства о предоставлении убежища?


Заслушивается Истец 3, старший сын.


Адвокат: Заявитель говорит по-немецки. Судья: Вы хотите пройти военную службу?


Нет. Я отказываюсь держать оружие в руках. Я не хочу стрелять, и не хочу, чтобы кто-то стрелял в меня.


Судья: Мне известно, что в Армении существует альтернативная гражданская служба. Переводчик вмешивается, он поясняет заявителю на армянском языке, что такое альтернативная гражданская служба.


Я слышал, что государство в такой службе отказывает. Я не хочу служить этой стране. Неважно как.


Ваш отец хотел служить армянскому народу, а Вы не хотите быть полезным своей стране? Как это сопоставимо одно с другим? Вы не хотите защищать Армению против Азербайджана?


Адвокат: Это очень провокационный вопрос!


Мой отец провёл всю свою жизнь в Армении. И это совсем другое. Я горжусь тем, что я – армянин. Но я провёл в Армении только детство. Я знаю, почему моя семья бежала. Я испытываю пренебрежение к этой стране и к правительству.


Я испытываю пренебрежение к этой стране и к правительству.


В 12.36 все заявители приглашаются в зал суда.


Судья: Я сразу хочу Вам пояснить. Ваше ходатайство о предоставлении убежища является повторным в соответствии с § 71 Закона о предоставлении убежища. Германия несёт ответственность за Ваши ходатайства, потому что Вы, покинув Бельгию, выехали в Беларусь и жили там больше трёх месяцев. Бельгия отклонила Ваши ходатайства. Согласно закону, для предоставления убежища в Германии, Вы должны предоставить новое обоснование ходатайства, которое возникло после октября 2011 года, или привести новые доказательства. Именно поэтому я Вас спрашивал, какие причины Вы называли в Бельгии. Вы ответили, что они такие же, что и в Германии. Есть только две вещи, которые являются новыми: психическое заболевание заявительницы и призыв в армию 18-летнего сына. Эти две причины я должен буду рассмотреть... Лечение заявительницы основано на еженедельной терапии. Но депрессия в Армении, также поддаётся лечению... Адвокат: Ситуация семьи в Армении будет очень неустойчива. Это вызовет возобновление депрессии. Будет ли государство оплачивать лечение, этого мы сказать не можем. Судья: Заявительница будет находиться в Армении не одна, а в сопровождении семьи. Заявители говорят почти одновременно. В зале нарастает нервное напряжение.


А если что-то случится со мной? Меня сразу же начнут преследовать. Мы хотим, чтобы Вы это поняли. Службы в Бельгии не проверяли причины нашего побега! Там никто не хотел нас выслушать.


Именно поэтому я заслушивал Вас сегодня очень подробно, чтобы у Вас была возможность все рассказать. То, что Вы должны предоставить новые причины, не моё личное решение, а требование закона. Я приму решение сегодня во второй половине дня. Вам его сообщат в письменной форме или Вы можете узнать решение через вашего адвоката.

Слушание закрыто в 13:16.


www.refugeeslibrary.wordpress.com

Refugees' Library Vol. 15 - Karen-Narine, Armenien (русский)  
Refugees' Library Vol. 15 - Karen-Narine, Armenien (русский)  
Advertisement