Page 14

14

выходной точка зрения день

В театр по-русски

В

прошлую пятницу я сходила на премьеру спектакля «Свидетель обвинения» по мотивам рассказа Агаты Кристи. Спектакль поставлен в Каунти-холле (County Hall), бывшем здании администрации Лондона, которое было построено в 1911-1922 годах в Ламбете, недалеко от Вестминстерского моста. Внутри здания зрители как будто сидели на заседании суда в величественном зале с внушительным изображением богини юстиции. Я сидела на балконе, а шесть обладателей самых дорогих билетов - на месте присяжных. Во втором акте спектакля председатель присяжных заседателей (американский турист) встал и прочел приговор обвиняемому. Американский турист был одет в замшевый тулуп (который был полурасстегнут; под ним были красный свитер и джинсы). Его спутница сидела рядом в тонком пуховике (быть может, фирмы «Патагония»). Видеть людей в полуспортивной одежде в театрах Лондона не редкость - просто в этот раз эти зрители бросились в глаза, так как они сидели не в темном зале, а на сцене. Они купили самые дорогие билеты за 100 фунтов; они знали, что будут сидеть у всех на виду. Мне стало безумно жалко актеров и постановщиков спектакля из-за такого неуважения к их труду. Я помню, как первый раз попала в театр в Вест-Энде. Я тогда училась в Оксфорде, и вот мы выбрались на день в Лондон. Купили горящие билеты на «Призрак оперы» и пошли. Сидели мы на галерке, где пришлось сидеть, поджав под себя ноги. Было холодно, я была в пальто. Мне коекак удалось запихнуть это пальто под сиденье. Вокруг люди сидели в куртках, не снимая верхнюю одежду. Мюзикл мне не понравился. Еще больше мне не понравилась атмосфера в театре. Я выросла на свердловских театрах оперы и балета, драмы, юного зрителя (ТЮЗ), куда меня водили с детства. Мы всегда брали с собой сменку в театр, чтобы, не дай бог, не явиться на «Щелкунчика» в валенках. Мы наряжались в

12 5 октября

www.pulseuk.org.uk

лучшее, и поход в театр был всегда особенным событием, даже если цены на спектакли в те времена были приемлемые. В Англии я долгие годы не могла привыкнуть к шортам и белым кроссовкам в театре. Потом со временем и я стала одеваться попроще. Могу надеть джинсы и даже прикатить в театр на велосипеде с прической, подпорченной шлемом. Но хоть я и перестала удивляться бесцеремонному отношению к театру со стороны англичан, я всегда в восторге от того, как одеваются русские театралы. Бывает, услышишь русскую речь в оперном театре, оглянешься - и видишь дам в длинных платьях с вечерними прическами и украшениями. Даже в прошлую пятницу во время антракта я обратила внимание на русскую пару, которая выглядела как и полагается выглядеть на свидании. То же самое можно сказать о концертах классической музыки, где вообще часто встречаются русские эмигранты, которые всегда вызывают во мне чувство гордости своим уважением к искусству. Говорят, что в Англии живет по крайней мере полмиллиона русских. А не слабо ли нам изменить отношение к театру в Лондоне? Глядишь, лет через 10-20 коренные жители скажут нам спасибо за окультуривание нации.

Яна Бакунина,

автор мемуаров «Bird's Milk»

В

открытые окна церкви льется лондонское солнце, и прохожие останавливаются, пытаясь заглянуть внутрь. Просторное помещение для репетиций напоминает радио с рядом волн, включенных одновременно: оперные певцы бодро распеваются, аккомпаниатор разбирает сложные драматичные пассажи, а посреди молодой дирижер на высоком стуле тихо склонился над нотами. Это Оливер Зеффман, и в 25 лет он руководит собственным оркестром Melos Ensemble, который через неделю представит свою версию оперы британского композитора Джорджа Бенджамина «Написано на коже» (2012) в Лондоне, Кембридже и Мариинском театре Санкт-Петербурга. Вдруг радио смолкает, и все занимают свои места. Хрупкий юноша над нотами взмахивает дирижерской палочкой - и начинается волшебство. Руки-крылья ведут музыкантов, как стаю, которая теперь точно знает, где юг. Первый состав оркестра Оливер собрал еще в 16 лет. «Это было не так сложно, как сейчас - визы, гастроли! У нас играли друзья из моей школы, и мы выступали с концертами в церкви. Мы были ужасны!» - смеется он.

Melos Sinfonia Оливер по-прежнему руководит каждым новым проектом, только теперь его команда больше и состоит из профессионалов. В составе оркестра — выпускники и студенты ведущих консерваторий и университетов Великобри-

тании, а также исполнители Молодежного оркестра Европейского союза, Молодежного оркестра Густава Малера, Оркестра Бриттена-Пирса и камерного оркестра Southbank Sinfonia. В числе выступлений Melos Sinfonia британская премьера 27-й симфонии Н. Мясковского, исполнение опер «Алеко» С. Рахманинова и «Плащ» Дж. Пуччини, Концерта для виолончели А. Пануфника и «На одном аккорде» А. Дютийе. «Многие в Melos Sinfonia родом из Великобритании, но есть и представители Новой Зеландии, Австралии, Италии, Германии, Франции, которые живут и работают в Лондоне», - рассказывает дирижер. Его оркестровый коллектив предоставляет молодым, талантливым музы-

2017

«Когда ты молодой дирижер и приходишь работать с хорошим оркестром, а коллеги были более опытными, известными, лучшее, что ты можешь предложить, - это новое интересное видение произведения. Важно убедить оркестр в том, что твоя интерпретация музыки особенна, и помнить, что ты ответствен за конечный результат»

Россия и музыка глазами британского дирижера

Оливер

кантам возможность бесценного концертного опыта и развития музыкальной карьеры. За последние три года Melos Sinfonia был первым исполнителем двенадцати новых сочинений выдающихся композиторов современности. Оливер владеет русским - изучив историю и русский язык в Durham University, он отправился на год в Россию совершенствовать дирижерское мастерство в Санкт-Петербургской государственной консерватории под руководством Александра Полищука. В резюме талантливого британца: Королевская академия музыки и номинация на премию молодого дирижера Зальцбургского фестиваля совместно с компанией Nestle (2015).

Россия «Ты должен быть здесь первого сентября». - сказали мне в консерватории. Я приехал первого сентября, и меня спросили: «Зачем ты приехал? Твои занятия начнутся только через две недели!» И если пара начинается, скажем, в 15.00, я прихожу в это время, а там нет никого! Думаю: ошибся аудиторией? Но в 16.30 студенты вдруг появляются! И я понял, что это так и работает, - улыбается Оливер. Нужно было прийти на полчаса позже указанного времени, чтобы быть на 10 минут раньше преподавателя! Однажды он опоздал на 4 часа, но все равно он отличный учитель».

Profile for Pulse UK newspaper

Pulse UK, N 38 (577). 12 октября 2017  

Pulse UK weekly newspaper

Pulse UK, N 38 (577). 12 октября 2017  

Pulse UK weekly newspaper

Profile for pulseuk
Advertisement