Page 1


«Есть люди, которые самим фактом своего существо­ вания объединяют весь народ. Таким человеком был патриарх Павел. Его кончина для меня является и лич­ ной потерей. В тяжелые и сложные моменты, которые переживала Сербия, я всегда советовался с патриархом и прислушивался к его мнению». Борис Тадич, президент Сербии в 2004–2012 годах

«Его светлость Патриарх Сербский <...> посвятил себя молитвам за нас, а его милость и слово были для нас уте­ шением и надеждой. Миссия патриарха навсегда оста­ нется в исторической памяти сербского народа». Ивица Дачич, председатель Социалистической партии Сербии

«В тяжелые времена всегда звучал голос разума и при­ мирения, голос надежды на то, что наше государство и народ имеют будущее. Не будь патриарха Павла, его предшественников и последователей, сербский народ здесь и за пределами Сербии вряд ли бы сохранился как единое целое». Срджан Сречкович, министр по делам религии

и диаспоры в правительстве Сербии

«Никто в наше шумное время не говорит столь тихо, и ничей голос не слышится так далеко. Никто не говорит столь немногословно, и никто не говорит больше. Ни­ кто в наше обманчивое время не провозглашает истину с большим бесстрашием». Матия Бечкович, сербский поэт

«Отец всех сербов, он нес на своих плечах крест патри­ аршей ответственности за весь свой родной народ — со  всем трагизмом его исторических судеб и со всеми противоречиями его современного бытия. Именно такие


люди, как Святейший Патриарх Павел, укрепляют зем­ ную Церковь силой своей веры и величием своего хри­ стианского подвига. И сегодня мы особенно отчетливо видим и разумеем, что именно такой образ жизни и слу­ жения Богу и людям близок каждому верующему серд­ цу, ибо своим личным примером он воочию свидетель­ ствует о  святости в ее общецерковном, общенародном и общенациональном понимании <...> В тяжкое время трагических перемен и суровых испытаний патриарший жезл в руках Святейшего Павла служил крепкой духов­ ной опорой для Сербской Церкви и для всей нации». Филарет (Вахромеев), митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси в 1978–2013 гг.

«Святейший Патриарх Павел, сербский предстоятель – уникальная личность. Это один из самых смиренных архиереев, которых знала современная Церковь. Мы знаем, что это был великий молитвенник, очень скром­ ный и, несмотря на свою скромность, очень сильный ду­ хом человек. Он получил заслуженное признание всего православного мира за свой характер, твердость в вере и молитвенность». Владимир Вигилянский, протоиерей, руководитель Прессслужбы Патриарха Московского и всея Руси в 2005–2012 годах

«Архиерей и Святейший Патриарх Павел, ученик Хри­ стов, был живым воплощенным Евангелием, ходящим среди нас, недостойных. Куда бы ни пошел, он Евангелие нес, Евангелие воплощал, Евангелие исповедовал и про­ поведовал. От роду носил он его в себе, всем сердцем сле­ дуя за Господом, первым Евангелиеносцем и Евангелие­ дателем. А потом получил имя Павла, пятого евангелиста Христова. „Павел“ значит малый, малого роста, но и этот Павел, как тот, превзошел и третье небо». Афанасий (Евтич), епископ Сербской Православной Церкви


«В его сердце вмещается вся Сербия. Он мал ростом, но он великан духа, у него хрупкие плечи, но на этих пле­ чах он несет тяготы всей нации, у него тонкие пальцы, но этими пальцами, сложенными в троеперстие, он по­ ражает легионы демонов, у него легкое нитяное обла­ чение, но под этим облачением скрыта душа отважного воина. Народ говорит: „Это наш Ангел, который покры­ вает и защищает нас”». Предраг Миодраг, профессор литургики

и регент храма святого Марка в Белграде

«Патриарх Павел — одна из самых светлых личностей нового времени. Верим, что Церковь сопричтет покой­ ного Патриарха Павла к числу святых, что народ сделал еще при его жизни. Тот, кто его знал и любил, всю жизнь будет исполнять его наказ — быть людьми. Он мало как кто другой стал знаковой фигурой во время, весьма тяж­ кое в истории Сербской Церкви. Никто из нас, его со­ временников, не может сравниться с ним по духовно­ сти, а также и по остроумию, многому он научил нас, рассказывая анекдоты. Мы остаемся наполненными его верой и молитвами и поминаем его как живого члена Церкви». Лаврентий (Трифунович), епископ Шабацкий, бывший викарий Патриарха Павла

«Я принял эту весть [о кончине Патриарха Павла] как радость: когда праведник умирает, это радость! Это как Пасха… Праведник же ко Господу уходит, его посмерт­ ная участь ясна. Это грешники неизвестно еще куда попадут. А после кончины Святейшего мы обрели мо­ литвенника! Уже написана молитва Патриарху Павлу, мы прибегаем к его заступничеству». Иоанн (в миру Милош Маркович),

сербский монах, лично знавший Патриарха Павла


10

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ


JOBA H JA ŒÈ Ћ

ÁÓÄ ÈÌÎ ŠÓÄ È Æ È ÂÎÒ È ÐÅ× Ï ÀÒÐÈ £ÀÐÕ À Ï À Â Ë À

×ÅÒÂÐÒÎ, ÄÎÏÓŒÅÍÎ ÈÇÄÀŒÅ

ÁÅÎ ÃÐÀ Ä * 20 09


ÉÎÂÀ Í ßÍ È×

ÏÀÂÅ Ë

Ï ÀÒÐÈÀÐÕ Ñ Å ÐÁÑ ÊÈ É «ÁÓÄ ÅÌ Ë ÞÄ ÜÌÈ !» Æ ÈÇ Í Ü È Ñ Ë Î ÂÎ Ï ÀÒ ÐÈ À ÐÕ À Ï À Â Ë À

ÌÎÑ Ê ÂÀ * 2014 ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТО-ТИХОНОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


УДК 281.9 ББК 86.372 Я 62

Янич, Й. Я 62 ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ. «Будем людьми!»: Жизнь и слово Патриарха Павла /Йован Янич; пер. с серб. П.Е. и Н.В. Лукиных. – М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, ООО «Издательство Эксмо», 2014. – 510 с., [60] илл.

ISBN 9785-7429-0451-9 (ПСТГУ)

Жизнь Святейшего Павла, Патриарха Сербского – ясное и неоспоримое свидетельство того, что ни в нашем времени, ни в самом высоком и трудном служении нет непреодолимых преград к тому, чтобы жить по Евангелию. «Святой нашего времени» – с таким убеждением оставались все, кому дово­ дилось встречаться и общаться с ним. К их числу принадлежит и автор этой книги – известный в Сербии журналист, неодно­ кратно имевший продожительные беседы со Святейшим. Это жизнеописание неоднократно выходило в Сербии (еще при жизни Святейшего) и стало там несомненным бестеллером. Вторая часть книги - составленная автором подборка афори­ стичных высказываний Патриарха. Для первого русского из­ дания были специально написаны главы о кончине Святейше­ го и о книге народной памяти. Также в настоящем издании добавлены приложения: несколько интервью Патриарха и его последнее пасхальное поздравление.

УДК 281.9 ББК 86.372

ISBN 9785-7429-0451-9 (ПСТГУ) © Лукины П.Е., Н.В., перевод, 2014. © Луганская С.А., перевод, 2014. © Королевский орден витязей, 2014. © Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, составление, оформление, 2014. © ООО «Издательство Эксмо», 2014


Со ержаHие « БУ Е М Л ю

МИ!»

Святой человек..........................................................................................................................17 Епископ Рашско-Призренский.............................................................................62 Патриарх Сербский............................................................................................................75 Продолжатель миссионерского дела святого Hиколая Сербского..............................................................................86 Hа кресте политики............................................................................................................95 Путешествующая икона.............................................................................................109 Возвыситься над национальным.......................................................................124 Молитвы за Косово............................................................................................................126 Духовное обновление.....................................................................................................130 Одна мера для всех............................................................................................................135 Молитвы за врагов..............................................................................................................140 Праведная война..................................................................................................................144 Быть человеком и среди нелюдей....................................................................148 Церковное – Церкви….................................................................................................153 Защищаться должны, но не как нелюди.................................................157 Будем людьми..........................................................................................................................161


8

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Разгадывая цель и смысл жизни........................................................................164 Жизнь по мере духовного возрастания....................................................172 Hе порывая связи с действительностью..................................................176 Патриарх Павел в частной жизни..................................................................183 Hепонятый Патриарх...................................................................................................191 Молитвы за Патриарха................................................................................................. 202 Hесостоявшаяся отставка......................................................................................... 210 Конец земной жизни......................................................................................................217 Народная книга..................................................................................................................... 226 Патриарх Павел и его время................................................................................. 234 Патриарх в рассказах.....................................................................................................241 Вместо послесловия.......................................................................................................... 255 Краткий биографический указатель............................................................261

« БУ Е М СЛУ Ш АТ Б О ГА » Живое слово патриарха Павла............................................................................ 299 К читателю...................................................................................................................................311 Жить по Евангелию..........................................................................................................313 Вечная борьба добра и зла.........................................................................................317 Смысл и цель жизни........................................................................................................319 Собработники у Бога...................................................................................................... 325 Духовные ориентиры.....................................................................................................331 На пути веры............................................................................................................................ 339 Все мы дети одного Отца........................................................................................... 347 Свобода и человек............................................................................................................... 355 Земное и небесное............................................................................................................. 357 Истина — высшая ценность..................................................................................361 Всякое время — время спасения...................................................................... 367 Церковь и государство.................................................................................................. 369 Горькие плоды греха........................................................................................................ 373 Всегда и везде поступать как люди.................................................................381


Й. Янич. «Будем людьми!»

9

Обетование в молитве.................................................................................................... 385 Воскресения без смерти не бывает................................................................391 Вера святых предков........................................................................................................ 395 Духовное возрастание.................................................................................................... 403 Возвышенные в добродетелях..............................................................................413 Слова благие, доказательства крепкие.......................................................417 Или как люди, или пусть нас не будет........................................................ 423 Величие по мере служения...................................................................................... 429 Смертность тела и жизнь бессмертной души................................... 433 Источники и литература............................................................................................441 Примечания..............................................................................................................................443

прил оже H и я Ангел Сербской Церкви ........................................................................................... 477 «Если мы – Христовы, то претерпим до конца!».......................... 486 О преподобном Серафиме и жизни во Христе............................... 495 Пасхальное поздравление патриарха Сербского Павла ................................................................................. 500 Сербские архиепископы и патриархи....................................................... 508 Об авторе.......................................................................................................................................511


10

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ


Й. Янич. «Будем людьми!»

11


12

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

На обороте: рисунок Милое Марковича


Й. Янич. «Будем людьми!»

13

Человек не может выбирать ни время, ни место, когда и где ему родиться, ни условия и обстоятельства, в ко­ торых ему предстоит жить. Это не зависит от нас. Но то, что от нас зависит и чего от нас ждут, состоит в том, чтобы быть людьми – всегда и везде. При всех условиях и  всех обстоятельствах. Чтобы как  людей признал бы нас своими Бог, опознали бы предки, узнали бы современники. Так говорил патриарх Сербский Павел. По благодати Божьей сербский народ в тяжелый пе­ риод своей истории, на рубеже ХХ–ХХI вв., имел перво­ иерархом своей церкви человека, которого во всем мире знали, принимали и уважали как одного из самых вели­ ких духовных светочей своего времени. Широкой общественности Его Святейшество патриарх Павел стал известен только после своего восше­ ствия на  патриарший трон Сербской Православной Церкви. В сущности, тогда только и стала доступна всем та святость, которую он  стяжал сначала сми­ ренной жизнью монаха, а  после  – исполняя трудное епископское служение в  Косово и  Метохии, где право­ славному роду и в мирное время никогда не было покоя. Что же касается остального мира, то  сербского первоиерарха узнали в нем как человека святительско­ го сана, с  великой духовной силой, который молится


14

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

и печется обо всех людях и более старается для Бога и других людей, чем для самого себя. Патриарх Павел  – глава лишь одной из нацио­ нальных поместных церквей, Сербской Православной Церкви, однако дело его принадлежит всему человече­ ству. Он предводительствует своим народом и борет­ ся за  него всеми силами, но  никогда  – за счет другого народа и  в  ущерб какому бы то  ни было отдельному человеку. Для него все люди – чада Божьи. Вверенным ему церковным кораблем он  управляет так, словно бы призывает свой род: «Братья и сестры, да последуем только путем правды и порядочности, веры и  добродетели, человечности и  христианской рыцар­ ственности, без чувства ненависти и мести к кому-либо, всегда склоняясь пред Богом и никогда – перед людьми». Призывает свой народ, а  обращается и  к  другим, да все будут «по правде Бога Истинного». Ибо, как по­ вторяет он часто, именно этой правдой держатся го­ рода и страны. Для него истина и правда суть единственная мера моральных ценностей. Потому и  требует он, чтобы всех мерили одной мерой. За  эту духовную основательность и  образ жизни и  ценили сербского патриарха, даже оставаясь глухи к  его призывам, главы государств, воевавших против Сербии. И даже возглавители иных, чем его собственная, религиозных вер и  конфессий не  откажутся признать патриарха Сербского Павла величайшим духовным ли­ цом нашего времени. Слов Его Святейшества архиепископа Печского, ми­ трополита Белградского и Карловацкого и патриарха Сербского господина Павла искали, к этим словам при­ слушивались. А потому и сам я, в качестве журналиста НИНа, часто писал для этого ведущего сербского еже­ недельника о личности и деле этого всемирно извест­ ного духовного лидера. Кроме того, мне выпала честь


Й. Янич. «Будем людьми!»

15

неоднократно бывать в обществе патриарха и иметь с ним три продолжительные беседы, записи которых также можно найти во влиятельных газетах. Первая из этих бесед состоялась осенью 1993 года. То  было время, когда шли гражданские войны в  Хорва­ тии и  в  Боснии и  Герцеговине, где сербский народ, по­ сле краха прежнего, общего югославского государства, оказался на  положении меньшинства  – время, когда Сербия и Черногория переживали один из тяжелейших экономических кризисов в  своей истории вследствие международных санкций и  гиперинфляции, самой вы­ сокой из всех, когда-либо отмеченных в мире, не говоря о  множестве других бедствий, происходящих обычно в подобных обстоятельствах. Вторая беседа имела место на  исходе 2000  года. Великий юбилей  – 2000-летие христианства  – уже сам по себе был достаточно веской причиной для того, чтобы посредством газетного интервью услышать слова Его Святейшества. Однако, как всегда, конкрет­ ным поводом для  встречи стали разные актуальные события в нашем обществе. Третья беседа произошла тремя годами позже, в  конце 2003 года. На  этот раз, несмотря на  разные несчастья, которые и  дальше сопровождали сербское общество, в ходе нашего разговора оказалось возможно сделать упор на собственно духовные наставления па­ триарха, относящиеся к повседневной жизни. Внимание, которое привлекали и  привлекают к себе слова патриарха Павла, равно как и слова о нем самом, стали для меня более чем серьезным мотивом, чтобы, основываясь на вышеупомянутых беседах и их записях, приступить к работе над этой скромной кни­ гой о великом духовнике. Ибо слова патриарха Павла прежде всего говорят о том, зачем и почему нам это нужно – быть людьми!


16

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ


Й. Янич. «Будем людьми!»

17

СВЯТОЙ ЕЛОВЕК етом 1992 года, совершая дело восстановления канонического единства между Сербской Право­ славной Церковью и  ее отделившимися (амери­ канскими) епархиями, переезжая с  одного конца Америки на другой, из Лос-Анджелеса в Чикаго, Его Свя­ тейшество патриарх Сербский Павел подвернул ман­ тию и вошел в воды Тихого океана. Постоял так некото­ рое время, всматриваясь вдаль и временами молитвенно возводя свой взгляд к  небу, а  после нагнулся и  достал из  воды два белых камешка. Поцеловал их  и  положил в карман, потом перекрестился и пошел к автомобилям, которые ожидали его неподалеку. Один из агентов ФБР (Федерального бюро расследований США), обеспечивав­ ших его безопасность, изумленный набожностью этого кроткого и невысокого ростом человека и, очевидно, его смирением и высотой духа, опустился на колени и по­ целовал сербскому патриарху руку, произнеся при этом: «Да это же настоящий живой святой»! Примерно в  это же время, когда, приняв на  себя обязанности первоиерарха, патриарх Павел вышел из монашеской неизвестности, те же слова о нем мож­ но было слышать и в самой Сербии от людей, которые присутствовали на его богослужениях, и от всех других, кто узнавал его более или менее близко. Всегда и  вез­ де он держался просто, как один из нас. И даже будучи


18

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

духовны­м главой всего сербского народа, он старался никак и ни в чем не показывать первенства перед дру­ гими за одним единственным-исключением – в служе­ нии. В  Белграде патриарха Павла, кроме как  на  бого­ служениях, часто видели в  городском транспорте или идущим пешком, с посохом в руке в магазин, на какоенибудь собрание, навестить больных или по каким-то иным делам. Долгим и  тяжелым, поистине «тесным» был тот путь, которым прошел Гойко Стойчевич, впоследствии монах и владыка Павел, прежде чем еще при жизни его назвали святым. И хотя именно таким его и узнали те, кто с ним по­ знакомился, сам он сторонился подобных «почестей». Родился он  в  «красный день» церковного календа­ ря, в  праздник Усекновения главы Иоанна Крестите­ ля, 11 сентября 1914 года в селе Кучанцы в Славонии*, в тогдашней Австро-Венгрии. В эти края, в то время на­ селенные преимущественно сербами, его предки пере­ брались в свое время из Южной Сербии. Еще ребенком Гойко лишился обоих родителей, отца Стевана и мате­ ри Анны, что сделало его детство еще более тяжелым для него самого и еще менее известным для следующих поколений (для нас). Его отец Стеван работал в Америке, где заболел ту­ беркулезом и  откуда вернулся домой умирать. Гойко шел тогда третий год, а его брат Душан только родился. (Позднее патриарх Павел рассказывал, что об отце у него *

Славония – область в  современной Хорватии между реками Сава и  Драва, впадающими в  Дунай в  его среднем течении, в  ко­ торой вплоть до 1995  г. проживало значительное по численности сербское православное население. В конце 1918 г., после окончания Первой мировой войны и распада Австро-Венгрии Славония вошла в состав новообразованного Королевства сербов, хорватов и словен­ цев, которое с 1929 г. стало именоваться Королевством Югославия (прим. перев.).


Й. Янич. «Будем людьми!»

19

сохранилось всего два воспоминания: первое, когда отец пытается поймать коня, и второе, когда он лежит на кро­ вати, а  рядом стоит жена его брата, Кристина, и  пла­ чет.) Через год мать Гойко, Анна, вышла замуж за вдовца, у которого уже было двое собственных детей. В этом втором для себя браке она родила двух дочерей и умер­ ла, рожая третьего ребенка, вскоре после этого также умершего. Гойко и Душан остались с бабушкой и тетей по отцу, Драгиней и  Сенкой, которые и  взяли на  себя попечение о сиротах. Поэтому и сам Гойко позднее, бу­ дучи уже патриархом Павлом, часто говорил о том, что для него понятие матери оказалось связано именно с те­ тей, со стороны которой он и его брат чувствовали без­ граничную любовь. Вот его слова: «Мать мне заменила она, так что я и сейчас думаю: как умру, так прежде все­ го увижусь с тетей, а уж потом со всеми остальными»*. Семья, в  которой рос Гойко, была религиозной. «По  воскресеньям все шли в  церковь, в  школе изуча­ ли Закон Божий, так что у моего религиозного чувства было практическое применение,  – будет объяснять он впоследствии. – Отче наш ребенок знает уже в этом возрасте, но совсем иначе воспринимает понятие Отца Небесного, когда сам остался без родителей, острее пе­ реживает его. Тетя нас любила, но когда мы делали чтото нехорошее, воспитывала нас и хворостиной»**. Тогда, в  детстве, он  был, как  сам это описывает, «очень плохонек», так что однажды над ним даже зажг­ ли свечу, думая, что он умер. В родном селе Гойко окончил начальную школу. По­ том тетя и  бабушка, видя, насколько нравится самому Гойко учиться и что по своему сложению он мало подхо­ дит для  крестьянского труда, приняли решение, чтобы *

Интервью для журнала «Профил», № 8, Београд, 1997 (Интер­ вью брала Лиляна Стойкович). ** Там же..


20

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

он продолжил свое образование. Договорились отослать Гойко к его дяде (по отцу), работавшему в Тузле на же­ лезной дороге. Перед гимназией бабушка и тетя отправили Гойко провести лето в  монастыре в  пятидесяти километрах от Кучанцев. «Перед моим отъездом в гимназию отправили меня в  монастырь Ораховица, чтобы я  там немного подго­ товился,  – продолжает рассказывать патриарх Павел о начале своего жизненного пути. – Пробыл я там месяц и конечно не мог понять всего в богослужении, однако почувствовал и  века, пронесшиеся над этим местом, и предков, там молившихся. Наяву были для меня те мо­ литвы, и вздохи их , и радости. Так мне это и врезалось в память, хотя я и не думал тогда, что мое будущее будет связано с Церковью»*. В  низшую гимназию Гойко поступил в  1925  году. Тогда же он и переехал в Тузлу. Из ребят, с которыми он  вместе учился, многие впоследствии сделались из­ вестными людьми. Так, одним из его школьных това­ рищей, с кем он часто общался в Тузле, хотя тот и был немного моложе, стал будущий великий сербский писа­ тель Меша Селимович. У  дяди и  тети Гойко было восемь детей. Сам Гой­ ко стал в  их семье одиннадцатым. Жили все скромно и дружно. «Жили мы  на  окраине Тузлы,  – будет рассказы­ вать он позднее о том времени. – Выживали благодаря корове, которую мы  все были должны, даже в  ущерб школе и  учебе, выводить на  пастбище. Дядя был стро­ гим, но справедливым, всех своих детей и меня выучил, все  получили высшее образование, а  некоторые даже диссертации защитили»**. *

**

Интервью для журнала «Профил», № 8, Београд, 1997. «Недељни телеграф», Београд, 26. фебруар 2003.


Й. Янич. «Будем людьми!»

21

Внимание Гойко больше всего привлекали есте­ ственные науки. Хотя в то время в нем уже глубоко уко­ ренилось религиозное чувство и был он хорошим учени­ ком, но по Закону Божьему у него была двойка! И  все  же польза от  гимназического образования была исключительно велика, и он, вспоминая то время, говорил: «Учителем Закона Божьего был у нас один человек маленького роста, серб из Венгрии. Все эти годы у меня постоянно были наставники, но  для меня ­именно он ­остается самым лучшим педагогом и  преподава­ телем. Такую вещь, как катехизис, – а это догматика, и  все в  форме вопросов и  ответов  – усвоить в  таком возрасте очень трудно. А  он нам это так преподно­ сил, что мы, дети, вообще никак с  этим не  мучились. Был он,  разумеется, человек хороший, однако страш­ но строгий. И как  он меня вызовет, так я сам не свой, ничего не  могу сказать, бормочу что-то, туда-сюда, а  он  мне: ”Садись, единица“! Затем, когда он  спросит что-нибудь посложнее, ”выплываю“. Он  обычно гово­ рил: ”Кто  знает, получит два“. Если я  знаю, я  отзовусь и исправлюсь на двойку. Позже, когда подрос, я стал не­ много самостоятельнее, такого страха больше не было, хотя мне, вообще говоря, больше нравились предметы, где не нужно было запоминать, например математика и физика»*. По окончании низшей гимназии в Тузле Гойко по­ ступил (в 1930 г.) в шестиклассную духовную семинарию («богословию»**) в Сараево. В семинарию тогда поступа­ ли с неполным аттестатом зрелости, по-теперешнему – с восьмилетним образованием. «Влияние семьи перевесило, и я поступил в семина­ рию, хотя у меня и остался интерес к физике, которой *

**

Интервью журналу «Профил», № 8, Београд, 1997. Богословия (серб.) – «духовная семинария» (прим. перев.).


22

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

я буду заниматься и  позже, особенно в  свободное вре­ мя», – рассказывал он спустя много лет*. Сербская православная духовная семинария в  Са­ раево была на хорошем счету, а в будущем ее репутацию значительно подняло то  самое поколение, к  которому принадлежал патриарх Павел. Во  время учебы семинарист Гойко прошел через ­искушение, когда еще раз серьезно задумался над сво­ им решением поступить в  семинарию. А  началось все, как он сам указывает, с одной, казалось бы, обыкновен­ ной мысли: «Тогда, на  третьем году обучения в  семинарии, а  это был поздний подростковый период, пришла мне на ум мысль: если Бог наперед знает, что я стану убий­ цей, игроком или неизвестно каким грешником, могу ли я  им не  стать? Если не  стану, то  знание Его ничего не стоит, а если стану – то где же здесь свобода? Сильно меня мучил этот вопрос, и нужен мне был на него ответ. Но  довериться кому-нибудь из товарищей  – нет уве­ ренности, что получу ответ, ибо их  подобные вопросы не  интересуют; обратиться к  кому-то из преподавате­ лей  – тоже не  подходит, скажут: вот еретик какой-то, кто его знает… В таком возрасте вам что угодно может прийти в го­ лову, поэтому я долго носил в себе этот вопрос, пока не наткнулся на ответ у блаженного Августина, который все это объясняет понятием времени. Время, говорит он, лишь длительность, у которой есть прошлое, настоящее и буду­ щее. Прошлое уже было – его нет; будущее будет – и его нет, а что есть? Есть настоящее, но и его почти нет, оно – точка соприкосновения между прошлым и будущим, в ко­ торой будущее постоянно переходит в  прошлое. Время действительно для тварных ­существ, материи, вселенной *

Интервью журналу «Профил», № 8, Београд, 1997.


Й. Янич. «Будем людьми!»

23

и тем более для нас, для людей. Мы живем и восприни­ маем в категориях времени, пространства и количества. Но  для Бога все это не  имеет значения. Для Него нет ни  прошлого, ни  будущего, а  существует только вечное настоящее, так что когда мы говорим, что нечто произой­ дет, это и происходит для нас, но не для Него. И это реши­ ло для меня всю проблему. Если бы не это, на моей учебе в семинарии можно было бы поставить точку»*. Искушение, вставшее на пути у Гойко, он победил. После шести лет, проведенных в семинарии и в ее интернате в  Сараево, Гойко поступил (в  1936  году) на  богословский факультет университета в  Белграде. В  начале, пока он  не  устроился, жил в  доме отцовских родственников, а потом по разным съемным комнатам в Белграде. Посвятив себя учебе, наряду с  занятиями на  бого­ словском факультете он  окончил еще и  высшую гим­ назию, с  полным аттестатом зрелости, выдержав со­ ответствующий экзамен в  VI белградской мужской гимназии. Так совпало, что выпускные экзамены и в том и в дру­ гом месте проходили в одно и то же время. В одном из на­ ших разговоров с ним он так рассказывал мне об этом: «На факультете я в 1940 году окончил курс обучения и сдал все экзамены, осталась у меня только литургика. Поскольку и ее, и экзамен в гимназии выпадало мне сда­ вать в одно время, то я и говорю себе – в гимназии экза­ мен я отложить не могу, а на факультете могу, перенесу литургику на осень. Однако в том же 1940 году, в авгу­ сте пошел я на полгода в армию. У семинаристов была такая возможность, если в течение двух лет станут они священниками или монахами, в противном случае слу­ жить надо было полный срок. Я был солдатом в военном *

Там же.


24

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

госпитале в Заечаре. В  октябре попросился у  капитана отлучиться на  один день в  Белград, чтобы сдать литур­ гику. Он меня направил к дивизионному генералу. Тот отказал. А затем наступил 1941 год и началась та война. Только в 1942 году выпала мне возможность сдать тот экзамен и получить диплом. Так вот и было». Сдав экзамен на  полный аттестат зрелости, Гой­ ко решил посвятить себя изучению медицины. Хоте­ лось ему быть и священником, и врачом, чтобы лечить и душу, и тело. Но война и сложившиеся обстоятельства помешали его планам. Гойко вернулся в  родные Кучанцы. Однако в  фа­ шистском Независимом Государстве Хорватия*, образо­ ванном спустя всего четыре дня после прихода Второй мировой войны на землю Югославии**, для сербов насту­ пило время страшного террора. Гойко, как и многие его земляки-сербы, бежал в Сербию. Он снова был в Белграде, теперь уже как беженец. Чтобы было на  что жить, он  вынужден был взять­ ся за тяжелую работу на стройке. Вспоминая то время, он рассказывал мне: *

Независимое Государство Хорватия (НГХ) – фашистское го­ сударство, которое в  1941  г., после разгрома Королевства Югославия фашистской Германией и ее союзниками, было образовано на  бо=льшей части территории современных Хорватии и  Боснии и Герцеговины. Практически все административные органы преж­ ней, «югославской» Хорватии, включая полицию, перешли на служ­ бу новой власти. Во главе Независимого Государства Хорватия стоял поглавник Анте Павелич (1889–1959), чья деятельность полно­ стью контролировалась уполномоченными представителями госу­ дарств – участников Тройственного пакта, к которому сама ново­ образованная Хорватия присоединилась уже в июне 1941 г. (прим. перев.). ** Для «королевской» Югославии Вторая мировая война началась 6  апреля 1941  г. с  массированных воздушных ударов немецкой авиации по Белграду, после чего в страну с разных сторон вторглись немецкие, итальянские, а также венгерские войска. Уже 17 апреля руководство югославских вооруженных сил объявило о прекраще­ нии сопротивления, т. е. фактически о капитуляции (прим. перев.).


Й. Янич. «Будем людьми!»

25

«Когда я в 1941 году стал беженцем, то здесь, в Бел­ граде, работал на  стройках. Как-то раз, при  разгрузке, одна из балок упала и  защемила мне большой палец, и  тогда я  вообще не  смог работать… Весной 1942  года мой школьный товарищ, иеромонах Елисей (Попович), отвез меня в монастырь Св. Троицы в Овчаре. У мона­ стыря было хорошее хозяйство, так что прокормить меня они были в состоянии. Давали мне делать разную работу, что полегче…» Монастыри Сербской Святой Горы, как  в  народе попросту называют окрестности Овчарско-Кабларской теснины, с  их многочисленными обителями по обеим сторонам реки Западная Морава, разделили военную судьбу страны и народа, к которому принадлежали. В начале осени 1941 года, на Рождество Бого­родицы, немцы бомбардировали монастырь Сретения, а  затем, в тот же день, словно бы пользуясь удобной возможно­ стью, и монастырь Св. Троицы. В годы войны, когда раз­ ные армии то объединялись, то сражались друг с другом, ее потрясения не  обошли стороной и  эти монастыри. Их насельники подпадали под мобилизации, их  аресто­ вывали, изгоняли и подвергали издевательствам, и все же именно здесь укрывались монахи из других мест, ока­ завшихся под угрозой. Среди руин монастыря ­Сретения нашел убежище и  знаменитый архимандрит д-р  Иустин (Попович), профессор Белградского университета, прятавшийся от  немцев, а  позже и  от  коммунистов. Отец Иустин часто спускался в монастырь Св. Троицы увидеться с тамошней братией. «Эти края, до  реки Тары и  Златибора, во  вре­ мя вой­ны немцы передали болгарам*. Однажды *

Царство Болгария, ставшее 1 марта 1941 г. союзником фашист­ ской Германии по Тройственному пакту, предоставило немецким войскам свою территорию для  вторжения в  Югославию, а  также для продвижения в Грецию. Вскоре, уже в апреле 1941 г., болгарские войска оккупировали значительную часть территории поверженной


26

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Протокол годового заседания собрания членов Хора студентов богословского факультета; членом и секретарем хора был Гойко Стойчевич, будущий Патриарх Павел


Й. Янич. «Будем людьми!»

27

в 1943 году те  вели преследование четников* и парти­ зан по Овчару. Прочесывая местность, они ворвались в монастырь Св. Троицы. С оружием наготове, с кри­ ками приказывают: „Выходи вон!” Обыскали всех, особенно гражданских. Один злобный унтер-офицер как-то уж очень рьяно взялся за  Гойко. Резким дви­ жением вытащил у него блокнот, торчавший из кар­ мана блузы. С  подозрением его перелистал и  тоном следователя спросил, что там за  шифры, грубо велев немедленно все расшифровать. Гойко попытался объ­ яснить, что это никакие не  шифры, а  записи всяких коротких рассказов. Это объяснение как  будто еще больше разозлило и без того разгоряченного болгар­ ского унтера, и  тот еще сильнее принялся за  Гойко. А Гойко и в самом деле говорил искренне. Некоторое время перед войной 1941  года он  работал секрета­ рем у  тогдашнего министра вероисповеданий Воис­ лава Янича. В свободное время читал сборник весьма остроумных анекдотов Янича, и те, что ему особенно нравились, записывал кратко с  том самом блокноте, который воинст­венный болгарин вытащил у  него из кармана, словно какое-то неопровержимое доказа­ тельство вины. Поскольку искренние объяснения и  доводы Гойко не  помогали, в  дело был вынужден вмешаться сам командир того воинского подраз­ деления, которое заняло монастырь. Этот болгарин был разумнее своего подчиненного и в конце концов «королевской» Югославии  – прежде всего юго-восток Сербии и в Македонии. Немецким командованием болгарские соединения и части привлекались для совместных действий и в других районах прежней югославской территории (прим. перев.). * Четники  – участники сербских вооруженных формирова­ ний, которые в  1941–1945  гг. боролись как  против оккупантов, так и против партизан, руководимых И. Броз Тито (1892–1980) и коммунистической партией Югославии. Придерживались преи­ мущественно проанглийской ориентации и монархических взгля­ дов (прим. перев.).


28

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

осадил его, строго прикрикнув: «Я здесь командую, иди прочь!»* Не прошло и месяца, как однажды утром снова про­ несся крик: «Болгары идут!» Большинство братии бежали из монастыря и попрятались в его окрестностях. Старый иеромонах Пахомий (Краль), беженец из монастыря Всех Святых в Македонии, предложил Гойко укрыться где-нибудь в горах. Они поднялись почти на самую вер­ шину Овчара, к одной пещере. Вечером, когда болгары ушли, вернулись в свой монастырь Св. Троицы. Им от­ крылась ужасающая картина. Всех, кого болгары нашли и настигли, они подвергли самому безжалостному наси­ лию. От  жестоких побоев на  глазах у  Гойко и  о.  Пахо­ мия скончались послушники Лука Радойчич и  Радосав Кузманович молодой монах Феофан (Джокич) после по­ добных пыток лишился рассудка, а  через два года так­ же умер. Тогда же до крови был избит и монах Иоанн (Радович)**. Так мыслями и словами, посланными через добро­ го духовного старца Пахомия, Господь сберег и самого этого преданного Ему монаха, и будущего сербского ду­ ховного главу. В то трудное время в монастыре Св. Троицы нашли убежище и два серба из Боснии, отец и сын, пережив­ шие страшную семейную трагедию. Особенно глубоко в  память будущему сербскому патриарху врезался об­ раз отца, главы семейства. То, что пережил и как все это перенес тот человек, сам Гойко, потом монах и владыка­ Павел, позднее вспоминал не  раз, и  в  том числе уже ­будучи патриархом, в  одном из разговоров с  автором этих строк. *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири – монашки живот и страдања у 19. и 20. веку, друго издање, Нови Сад, 2002, стр. 429–430. ** Там же, стр. 430–431.


Й. Янич. «Будем людьми!»

29

В село этого человека ворвались усташи* и  убили всех сербов, кого застали. Убили и всех его родных, кото­ рые были тогда дома: мать, жену, дочь и младшего сына. Сам дом сожгли. Он  остался один со старшим сыном, слушателем духовной семинарии второго года обучения. В тот день оба они были на реке Сава, а потому и смогли избежать общей участи. Чтобы в  семье уцелел хотя бы этот сын, оба бежа­ ли в Сербию и оказались в монастыре. Однако должно было случиться такому несчастью, чтобы юноша забо­ лел туберкулезом. Несчастный отец, которого все звали «дяденькой»**, потому что выглядел он старше своих лет, был очень полезным человеком, знал разные ремесла, умел чинить крыши, менять старые балки, а также де­ лать разные части для  телег, почему его и  приглашали постоянно работать в  окрестные села. Все, что зараба­ тывал, он отдавал монастырю, в котором приютили его сына. Точно так же и все лучшее из продуктов, которые ему давали в домах, где он работал, относил в монастырь. После каждой вечерней службы он  долго стоял перед четырьмя зажженными свечами… Боль его становилась все сильнее, по мере того как таял его единственный вы­ живший сын. Чтобы спасти его, он был готов на все. Ког­ да тот совсем обессилел, отец перестал ходить по селам. Больше не ­отходил от  сына. И  все же после двух дней в горячке юноша умер. Остался несчастный отец один, как сухое дерево. Патриарх говорит, что терзался тогда в  стремле­ нии понять волю Божью и  даже самого себя считал *

Стоявшее на позициях хорватского ультранационализма дви­ жение усташей было основано в 1929 г. Его первоначальной целью была борьба за  независимость Хорватии от  «королевской» Югославии. В 1941 г. усташи стали опорой режима А. Павелича (прим. перев.). ** Чича (серб.) – дядя (брат отца), дяденька (при обращении к стар­ шему) (прим. перев.).


30

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

виновным в том, что Бог забрал не его, а того юношу. Однако несчастный отец, казалось, лучше понял волю Божью. Когда все произошло, он словно бы окаменел, только перекрестился, а когда игумен и еще двое ста­ рых монахов пришли к  умершему, вышел из своей клетушки и пошел в церковь. Как Божью волю все это он и принял. Был рассудительным и верующим челове­ ком. Сам сделал гроб и выкопал могилу. Остался жить в монастыре, постоянно занимаясь работами, которые сам себе изыскивал. «Человек тот, его жизненная позиция, его стойкость останутся потом для меня великим напоминанием о той силе, что есть в нашем народе», – сказал мне патриарх Павел. А в одном из своих автобиографических сочинений патриарх записал: «С благоговением увидел я в том че­ ловеке какой-то ветхозаветный образ, словно бы живую истину о человеке, все еще живом вопреки всякому раз­ умению. Смерть – конец мучениям, а страдание остав­ шегося без близких – самое великое из искушений. Па­ ренек упокоился со Господом, а отец, судя по тому, что мне довелось наблюдать, с мученическим спокойствием искупал тоску по сыну терпением. Чем оно тяжелее, тем больше будет и утешение»*. Война продолжала бушевать, особенно в  тех краях, которые были оккупированы Независимым Государством­ Хорватия, а  кроме самой Хорватии, то  были земли Боснии и Герцеговины и отчасти Сербии. Множе­ ство сербов, сотни тысяч, были брошены в лагеря уста­ шами и  жестоко убиты. В  бою с  усташами на  Сираче у Ораховицы, в Славонии в 1942 году, погиб и брат Гой­ ко, Душан. Кроме сербов, бежали в Сербию и предста­ вители других народов… *

Патријах српски Павле, Без осуда, отворено, очински, «Сербиа и коментари» за 1993/1995, стр. 360.


Й. Янич. «Будем людьми!»

31

В приюте для  детей-беженцев из  Боснии в  Бане ­ овиляче Гойко Стойчевич получил место воспитателя К и учителя Закона Божьего. И именно там произошло не­ что такое, что решительно повлияло на выбор его даль­ нейшего жизненного пути. Вот как  рассказывал мне об этом сам патриарх Павел: «В  один из жарких дней в  августе 1944 года, мы, воспитатели, повели детей на  реку Дрину. Показали, как глубоко можно заходить в воду. Но, как Вы и сами зна­ете, дети есть дети. Смотрю, один зашел немного глубже, начал тонуть, ударился ногами о дно, выскочил, вдохнул, а больше не может. Разгоряченный и вспотев­ ший, я прыгнул и его вытащил. Потом, перекинул через колени и немного подразнил… Сказал ему: ”Сынок, из Боснии ты спасся, отец и  мать у  тебя погибли, а  сей­ час и ты хочешь утонуть здесь, у нас на глазах! Где твоя голова?!“ Сразу после этого я и заболел, поднялась вы­ сокая температура. Пришел к  врачу, а  мне говорят  – туберкулез…» Страшная болезнь, которая в то время почти не оставляла надежды на выздоровление. Врачи сказали Гойко, что жить ему осталось всего три месяца! Приняли его монахи в монастыре Вуян, однако ска­ зали, чтобы не входил в храм на литургии, не обедал вме­ сте с братией и вообще избегал каких-либо контактов,­ чтобы никого не  заразить. Только после окончания службы дозволено ему было заходить в храм и молиться, орошая себя слезами. Вторгались в  монастырь и  люди с  оружием, из раз­ ных армий. Проверяли келью Гойко. И  хотя по нему сразу было видно, что он измучен болезнью, у всех он вы­ зывал подозрение. Лишь когда узнавали от монахов, что он тяжело болен туберкулезом, уходили, быстро закрыв за собой дверь.


32

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Гойко не пал духом. Молитвой боролся он со своей болезнью. А  затем каким-то чудом начали появлять­ ся признаки исцеления. То  был удобный случай заду­ маться наедине с собой, в своей келье о своем будущем. Раньше он  планировал жениться и  пойти на  приход священником. Но сейчас, переболев туберкулезом, по­ нял, что все эти планы почти неосуществимы. Наблю­ дая вблизи за  монашеской жизнью, он  и  сам захотел стать монахом. В  знак благодарности Богу за  чудесное исцеление и монастырю, в котором это исцеление произошло, Гой­ ко, будучи уже послушником, вырезал своим перочин­ ным ножом крест с распятием. На обороте креста он по­ местил надпись на  церковнославянском: «Монастырю Вуян за свое исцеление приносит раб Божий Гойко». Впоследствии этот крест станет одним из самых из­ вестных сокровищ монастырской ризницы. По окончании Второй мировой войны, в 1945 году, решением управлявшего тогда Жичской епархией епи­ скопа Викентия (Проданова), который замещал интер­ нированного немцами, а после заключенного в печально известный концентрационный лагерь Дахау епископа Николая (Велимировича), настоятель монастыря Вуян игумен Иулиан (Кнежевич) внезапно был переведен в монастырь Благовещения. Сразу за ним из Вуяна в мо­ настырь Благовещения перебрались и  три оставшихся послушника: Гойко Стойчевич, с  которым обращались скорее как  с  гостем, чем как  с  членом монастырской братии, затем Миливой Тоскич из Крушевца и Милисав Радосавлевич из Лелича*. Вихри войны оставили в  монастыре Благовещения только иеромонаха Василия (Домановича). И у него здо­ ровье было сильно подорвано, так как  в  конце войны, *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири, стр. 249.


Й. Янич. «Будем людьми!»

33

в 1945 году, партизаны*, из характерного для безбожни­ ков желания покуражиться, заставили его бежать впере­ ди их  джипа от Овчар Бани через Елендол до Пожеги**, около 16 километров. Жила там и одна удивительная на­ божная старушка Миломирка, работавшая на кухне. С приездом отца Иулиана и троих послушников мо­ настырь ожил. Василий и Иулиан совершали богослужения в мона­ стырском храме и служили в двух ближайших приходах (Елендолском и Длинском), а послушники пели в церк­ ви, прислуживали и занимались всеми другими работа­ ми в монастыре***. Состояние Гойко по-прежнему оста­ валось болезненным, однако он  делал все, что только мог. А делать он умел практически все – свидетельству­ ет тогдашний послушник Милисав, впоследствии архи­ мандрит Иоанн (Радосавлевич). «Вырезал из дерева кра­ сивые кресты для поклонной иконы или для парамана (монашеской схимы), умел починить все, что угодно, в то послевоенное скудное время, даже часы знал, как разо­ брать и починить. В то время нелегко было найти обувь, а он и об этом не беспокоился, найдет где-нибудь пару старых башмаков без подметок, но с хорошим ”верхом“, и из них, используя резину с колес, сделает себе краси­ вые башмаки. А  если резины нет, так он  подметки из дерева сделает и подобьет их . Вот и будут у него на зиму теплые башмаки. Из-за постоянно повышенной темпе­ ратуры, которая мучила его около двух лет, он  должен был лежать и соблюдать покой, чтобы не болели легкие, для которых тогда лекарств не было. И чтобы проводить время в постели в соответствии с дисциплиной, он сделал *

Речь идет о бойцах Народно-освободительной армии Югосла­ вии, руководимой югославскими коммунистами во главе с И. Броз Тито (прим. перев.). ** Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири, стр.  54. *** Там же, стр. 249.


34

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

себе пюпитр с подвижной ручкой, которую прикреплял к кровати, чтобы можно было читать лежа. Читал он бы­ стро и  много. У него была целая груда литературных журналов, взятых из монастырской библиотеки, и еще множество других ценных книг»*. То, что из прочитанного он считал особенно важным, он рассказывал другим. А братия любила разговаривать с Гойко, так как он единственный из всех имел высшее, университетское богословское образование. Гойко мог рассказать им многое как  о  разных ­житейских, так и  о монашеских проблемах, хотя сам еще не принял монашеских обетов. Он следил за всеми движениями и  событиями в  обществе**. Так, однажды в  1946 году в  монастырь Благовещения пришел один милиционер и начал рассказывать Гойко о Марксе, Эн­ гельсе и  коммунизме «как о  новом открытии в  обще­ ственной жизни и  устройстве». Гойко его послушал, а потом сам начал ему рассказывать (о том же самом), только более компетентно и со знанием дела. Милицио­ нер понял, что в  марксизме Гойко разбирается значи­ тельно лучше, чем он, после чего с яростью бросил ему в ответ: «Да тебя убить надо! Я вижу, ты все это лучше меня знаешь, а в  жизнь проводить не хочешь…»*** *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири, стр. 54. ** Речь идет о событиях 1945–1946 гг., когда после изгнания с югославской территории войск оккупантов и вооруженных формирова­ ний их  местных союзников состоялось провозглашение (29 ноября 1945 г.) Федеративной Народной Республики Югославия (ФНРЮ), а вся полнота власти в стране перешла к Коммунистической партии Югославии во главе с Й. Броз Тито. Тогда же в этой второй, или ти­ товской, Югославии развернулись инициированные коммунистами масштабные преобразования в  духе «строительства социализма». С  1963  г. обновленная Югославия стала официально именоваться Социалистической Федеративной Республикой Югославия (СФРЮ) (прим. перев.). *** Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр. 250.


Й. Янич. «Будем людьми!»

35

Еще тогда Гойко любил часто цитировать св. апосто­ ла Павла, а так как при этом он бывал еще и остроумен, о. Василий, с которым он больше всего перешучивался, иногда называл его Шавле*. Послушника Гойко о. Васи­ лий любил и  ценил и  как-то в  шутку сказал ему: «Ты, Шавле, находишься среди нас как  число среди нулей. И как нули без числа ничего не значат и только с числом имеют значение, так и мы, как нули, без тебя не слиш­ ком много стоим, и  только когда мы  с  тобой, кажется нам, будто мы и образованнее, и умнее»**. А иногда бы­ вало наоборот: «Знаешь, Шавлино, хотя мы и как нули, но от нулей увеличивается значение и у чисел. Чем боль­ ше нулей, тем больше и число»***. Спустя год после переезда из монастыря Вуян по­ слушник Миливой поступил в  духовную семинарию в  монастыре Раковица. Послушники Гойко и  Милисав остались в монастыре Благовещения. Между тем к тому времени этот монастырь уже обзавелся солидным хо­ зяйством. Из крупного скота в  нем имелись волы, две коровы, породистая стельная телочка и ослик. Новым коммунистическим властям особенно бро­ сились в глаза монастырские волы, общим весом около 14 центнеров. Поэтому монастырю, в соответствии с тог­ дашними принудительными административными мера­ ми, «нарезали» обязательство сдать мяса именно в таком количестве – 14 центнеров. Выбора не было, и волов при­ шлось отдать****. А всякое хозяйство без тягловых живот­ ных в то время было обречено на разорение. Посредством законов и  других мер, предпринятых коммунистическими властями после окончания Второй *

От серб. шалити се – шутить (прим. перев.). Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр. 250. *** Там же. **** Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр. 250–251. **


36

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

мировой войны, Сербская Православная Церковь была доведена до почти нищенского состояния. В соответствии с «Законом о земельной реформе и колонизации» от 1946 года у Сербской Православной Церкви было изъято око­ ло 70 тысяч гектаров земли и  лесных угодий. Церкви могли владеть лишь 10 гектарами, и только тем церквям и монастырям, за которыми официально было признано большое историческое значение, было дозволено иметь по 30 гектаров земли и по 30 гектаров леса*. Монастырь Благовещения до принятия этого закона владел 214 гектарами земли и леса, а после – всего 10. С владениями подобной величины остались и мно­ гие другие монастыри, ранее располагавшие многократ­ но более значительным земельным фондом. Но то  было еще не  все: согласно другому зако­ ну, «О  национализации арендуемых зданий и  земель под  строительство» от  1958  года, национализированы были 1180 церковных зданий, принадлежавших Серб­ ской Православной Церкви, стоимостью 8 миллиардов тогдашних динаров. Кроме того, Церковь лишилась многих других источников дохода и денежных средств, которыми она располагала ранее**. Священству, монашеству и  вообще верующим лю­ дям выпало бороться не только за свою душу, но и за эле­ ментарное выживание. Во  время войны Овчарско-Кабларские монасты­ ри, хотя и  подвергались нападениям разных армий и  вооруженных формирований, однако стали своего рода оазисом для монахов из других краев, оказавших­ ся под угрозой. Среди них был и  великий духовник иеромонах Макарий (Милованович) из  монастыря *

Ристо Грђић, Општа обнова Црквеног живота и устројства, в  книге: Српска православна црква 1920–1970, Београд, 1971, стр.  243. ** Там же..


Й. Янич. «Будем людьми!»

37

Св. Наума на Охридском озере. Его духовным отцом был владыка Николай, и  без благословения владыки сам он не предпринимал ничего*. В начале Второй ми­ ровой войны болгары изгнали всех монахов-сербов из Македонии в Сербию. По каким-то причинам на ме­ сте остался лишь о. Макарий. Вероятно, это было вы­ звано чувством благоговения перед ним, ибо и гони­ телям Сербской Церкви в Македонии о. Макарий был известен как  великий духовник и  подвижник. И  все же в  начале 1944 года изгнали и  его. Отец Макарий прибыл в  тогдашнюю епархию своего духовного на­ ставника. Управлявший Жичской епархией епископ Викентий назначил его духовником женского мо­ настыря Йованье. Периодически по разным делам о.  Макарий посещал и  другие Овчарско-Кабларские монастыри; бывал он  и  в  монастыре Благовещения. Там с  ним и  познакомился послушник Гойко, на­ чавший, а впоследствии многие годы продолжавший с  ним долгие разговоры о  монашеской и  духовной жизни. В  его лице Гойко видит истинного монаха и  именно его избирает своим духовником, который бы привел его на монашескую стезю**. Отец Макарий обладал таким духовным даром, что точно предвидел час своей кончины – в день после праздника св. Вита в 1949 году. Когда спустя пять лет была вскрыта его могила из-за разрушения и  перене­ сения монастыря Йованье в связи с предполагавшимся строительством гидроэлектростанции в  Меджувршье, его тело оказалось целым и не тронутым тлением***. В  1948  году, накануне Благовещения послушник Гойко стал монахом в монастыре, посвященном этому *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр. 80–81. ** Там же, стр.  82–84. *** Там же, стр. 85.


38

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

празднику. В монашестве он принял имя Павел, которое потом стремился всеми способами оправдать, следуя миссионерскому пути, словам и  делам того, кому оно некогда принадлежало, – св. апостола Павла. С этим именем он сроднился и по самому его этимо­ логическому значению: по-латыни Paulus, по-гречески Paulos означает «малый (человек)», т. е. в христианском понимании – малый пред Богом. А кто мал пред Богом, тот, в сущности, велик. После Гойко принял монашество и  послушник Милисав Радосавлевич, получивший монашеское имя Иоанн. В 1949 году вся благовещенская братия, к которой тем временем, после возвращения из плена в Австрии, где он провел все военные годы, присоединился иеро­ монах Антоний (Джурджевич), перешла в  монастырь Рача на  Дрине, тогда как  прежний рачанский игумен о. Платон (Милоевич) был переведен в монастырь Бла­ говещения. То было время, когда коммунистические власти от­ крыто проповедовали атеизм, а  Сербскую Православ­ ную Церковь держали в  том приниженном состоя­ нии, в котором ее оставила аграрная реформа, причем, как показало дальнейшее, даже в этом состоянии она находилась под строжайшим контролем, с  тем что­ бы ее существование было как  можно менее заметно для окружающих. До принятия закона об  аграрной реформе мона­ стырь Рача владел 1032 гектарами земли, а после – лишь 15 гектарами пашни и  таким же количеством леса, включая землю внутри монастырской ограды. «Пока я  был в  Раче,  – писал позднее патриарх Па­-вел,  – мы  в  монастыре не  жили отдельно от  наро­ да, так что знали, что вокруг нас происходит и в какое время живем. Свои печали и предчувствия мы, монахи,


Й. Янич. «Будем людьми!»

39

переживали в дневных заботах, с  которыми никогда не успевали управиться до вечерней трапезы. Как-нибудь перехватывали по ломтю хлеба и целый день работали в поле, следили за монастырской скотиной, носили дро­ ва из леса. Одно время я работал на монастырской во­ дяной мельнице. Так мы  едва могли дождаться вечера, не столько ради отдыха, но чтобы собраться на молитву. Нет больше блаженства, чем когда усталый человек както сам себя умалит в  молитве. Тогда мы  целиком, без остатка отдавались подлинно молитвенному чину: что­ бы спастись нам и как народу, и как людям. Нужно слу­ жить Богу, думали мы, что бы ни случилось, и в этом был для нас самый глубокий смысл монашеской жизни. А в часы искушений, когда сам себе не в состоянии ответить, почему нас, после столь великих бедствий от  чужезем­ ных оккупантов, теперь постигло какое-то непонятное проклятие со стороны наших же земляков и  соотече­ ственников, я  размышлял над словами разгневанного Господа, грозившего евреям наслать на них казнь в виде вавилонского царя Навуходоносора»*. Наступило время, когда, как говорится, «будто ста­ ло действовать что-то противоестественное, что-то, что вело к какому-то расколу не только между людьми, но и в себе самом». «Трудно было мне принять как  Божью волю весь этот новый порядок или, может быть, я просто не мог с  ним примириться. Мне казалось, что мы живем во вре­ мена великих искушений, которые до=лжно обязательно преодолеть духовным усилием. Не было, да и не могло быть ничего такого, чтобы как-нибудь переменился тот порядок, что управлял общественной, а во многом и част­ ной жизнью людей. В те первые послевоенные годы на­ род по Таре и  вниз по течению Дрины остался верен *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр. 359.


40

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Церкви. В монастырь приходили не только по праздни­ кам и не только старики, но и молодежь, и числом го­ раздо более. Так было вплоть до начала строительства фабрик, когда для молодежи появился соблазн оставить село и зацепиться в городе. Думаю, что с этого и начался глубокий переворот в жизни, обычаях и духовных цен­ ностях нашего крестьянского народа»*. При этом, несмотря на  пренебрежение к  Церк­ ви и агитацию против нее (со стороны властей), новая рачанская братия во главе с игуменом Иулианом (Кне­ жевичем) в  народе была на  хорошем счету. А  потому к  монахам, прибывшим из монастыря Благовещения, присоединились 10 молодых людей из самой Рачи, став­ ших послушниками. Все это в  ситуации, когда многое в жизни монастыря часто казалось безнадежным, стало для него новой и великой надеждой. Чтобы молодое братство из  15 человек возможно более совершенствовалось в  монашеской жизни и  об­ разовании, монастырское начальство привлекло иеро­ диакона Павла, как  единственного университетски об­ разованного богослова, для  неофициального обучения послушников и молодых монахов Св. Писанию, литур­ гике, церковному пению и другим предметам, что стало своего рода монашеской школой. «Отец Павел был для  нас во  многом душой дома. Когда он  говорил, казалось, будто говорит с  нами сам апостол Павел. Верили ему, как  словам Евангелия»,  – рассказывал мне архимандрит Иоанн (Радосавлевич). Братство монастыря Рача увеличилось и  возрос­ ло как  в  духовном, так и  в  хозяйственном отношении. Коммунистическим же властям все это было не по нра­ ву, и с подобной церковной активностью они старались ­бороться. *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр. 360–361.


Й. Янич. «Будем людьми!»

41

Игумен Иулиан и «преподаватель» Павел были вызваны в  Баину Башту, на  допрос в  ОЗН*, чтобы они объяснили, с  какой целью «противозаконно» собира­ ют столько молодых людей в монастыре и «используют их как рабочую силу, не выплачивая им заработной пла­ ты и не обеспечивая страховкой»**. Игумен и иеродиакон ответили, что это монастыр­ ские ученики – послушники. Однако в своем стремле­ нии положить конец всей этой деятельности дознавате­ ли были упорны и настаивали на своем: «А где же ваша школа, учебная программа, преподаватели, да и государ­ ственная лицензия?» На это рачанские духовники возразили, пусть и не столь настойчиво: «А где была школа у Хаджи-Мелентия*** и у многих других монахов во все времена? Школой им были кирка и  Часослов. По Часослову учились грамоте и молитвам, а киркой и мотыгой должны были работать, чтобы прожить. Такая система монастырского образо­ вания существовала во все времена, что и Вуку Караджи­ чу**** было очень хорошо известно»*****. *

ОЗН (Отдел защиты народа) – служба государственной безо­ пасности в послевоенной Югославии (прим. перев.). ** Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр.  309. *** Хаджи-Мелентий Стефанович  – архимандрит восстановленного им же монастыря Рача, один из воевод сербской повстанче­ ской армии во  время Первого сербского восстания (1804–1813). Во главе сербских отрядов участвовал в освобождении Ужице, Со­ кольской нахии (области), а  позже стал ее воеводой и  епископом Шабацким. В 1809 г., во время очередной русско-турецкой войны (1806–1812), был направлен в штаб русской армии для перегово­ ров о предоставлении сербам военной помощи (прим. перев.). **** Вук Стефанович Караджич (1787–1864) – выдающийся серб­ ский просвититель, писатель, филолог, реформатор сербского языка и правописания на основе сближения его с народной речью, соби­ ратель и издатель сербского фольклора. Считается одним из осно­ воположников сербской национальной культуры Нового времени (прим. перев.). ***** Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири... стр.  309–310.


42

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Поскольку им так и не удалось прекратить эту де­ ятельность в  монастыре, власти обложили его имуще­ ство несоразмерно большим налогом. Вместо преж­ них 75  тысяч динаров теперь налог подняли до целых 350 тысяч. Поэтому братии пришлось взяться за разные дополнительные работы, чтобы иметь возможность вы­ полнить наложенные государством обязательства. Зани­ мались ремеслом: плетением корзин, стульев и  других предметов­ из обваренных и очищенных прутьев. Выра­ щивали породистый скот и  домашнюю птицу, сажали гибридную кукурузу, которая тогда только-только начи­ нала распространяться…* И вот наряду с исполнением всех этих обязательств нужно было еще и найти время для занятий, которые Павел проводил для молодых монахов и послушников. «Давал он  нам уроки и  по Ветхому, и  по Новому Завету. Должны мы были знать на память все проро­ чества о Спасителе и все события, должны были знать и толкования Св. Писания. Затем, многое из литурги­ ки, что= и как положено на богослужении. И еще цер­ ковная и национальная история… Точно как в школе, и даже больше того… – рассказывал мне архимандрит Иоанн ­(Радосавлевич). – Отец Иулиан иногда сердил­ ся: ”Вы тут все читаете, а я не знаю, как нам переделать столько работы. Одевайся, у нас сено промокнет“. Тог­ да мы все бросим – и в поле. Как только представит­ ся возможность, так снова занятия. Это для нас много значило…» Павел ничем не  выделялся среди других монахов. Стремился быть первым в  работе, но  другие монахи старались оградить его от тяжелых занятий, так как был он слабого сложения. Но он всегда находил себе какоенибудь дело: чинил электричество, водопровод, хлопотал *

Архим. Јован Радосављевић, Овчарско-кабларски манастири..., стр. 310.


Й. Янич. «Будем людьми!»

43

по хозяйству… Делал обувь не только остальным бра­ тьям, но и тем в селе, кто в этом нуждался…* Об ученом и самоотверженном монахе Павле из мо­ настыря Рача стало известно и в резиденции Сербской православной патриархии в  Белграде, откуда ему по­ следовало предложение занять место младшего препо­ давателя в Призренской духовной семинарии на период *

Пока Павел был в монастыре Рача, его многие узнали и запомни­ ли смиренным монахом. Хорошо запомнил его и будущий лесничий Димитрий Благоевич. А познакомился он с ним еще в то время, ког­ да сам ходил в начальную школу в селе Рача. Вот как об этом спустя более чем полвека, после выхода на пенсию, рассказал мне сам Ди­ митрий. Так как  его родной дом был над монастырем, под скалами над Ладжевцем, монаха Павла он  видел почти каждый день, уходя и возвращаясь из школы. Павел часто работал на водяной мельнице, которая находилась возле самого монастыря, и когда ученики шли по тропе, которая туда вела, он выходил, чтобы немножко с ними поговорить. Вынимал из кармана и раздавал кусочки сахара, спра­ шивал, нет ли проблем, как идут дела в школе, а после все убеждал учиться как можно больше… Однажды зимой, когда уже начались морозы, Димитрий шел в школу босиком. Павел увидал это и спрашивает: – Ты почему босиком ходишь, в такой холод, в мороз?.. Тебе что, надеть нечего? Димитрий объяснил, что дома ему дали какие-то старые отцов­ ские резиновые галоши, но пойти в них в школу он не может, там его дразнят дети из богатых семей, потому что обувь эта уж очень ему велика. Поэтому он, как отойдет от дома, так спрячет их  в дуп­ ло какого-нибудь бука, а дальше в школу идет босиком… – Я тебе башмаки сделаю, – пообещал Павел. И действительно сделал, пока молол на мельнице зерно. Как всег­ да, поскольку другого материала под рукой не было, для подметки он взял деревянную дощечку, а для верха – полосы, нарезанные из автомобильных шин. Больше Димитрий босиком не  ходил. В  школу он  носил «дере­ вяшки» от Павла, а домой возвращался в отцовских галошах. Пере­ обувался возле бука с дуплом… Познакомились с Павлом и многие другие сельчане в то время, когда он работал на мельнице. Запомнили его с книгой в руках. За­ сыплет зерно в мельничный ковш, а потом возьмет книгу и читает… Монастырская мельница молола тогда хлеб и для села, так что мно­ гие из жителей желали молоть зерно именно там, чтобы поговорить с монахами и дать за это монастырю «десятину» (в данном случае имеется в виду плата за помол. – Прим. перев.).


44

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

1950/51 учебного года. Того самого года, когда первое послевоенное поколение должно было сдавать в семина­ рии экзамен на аттестат зрелости. В 1954 году Павел был рукоположен в сан иеро­ монаха и  в  том же году отмечен званием протосин­ кела. Архиерейский Синод решил направить иеромонаха Павла, как многообещающего богослова, на учебу в Афи­ ны, в аспирантуру богословского факультета тамошнего университета для совершенствования в изучении Ново­ го Завета и в области литургики*. *

Архимандрит Иоанн (Радосавлевич) рассказал мне, каким обра­ зом его тогдашний собрат Павел (Стойчевич) был направлен на уче­ бу в аспирантуру в Афины. Однажды, говорит он, Павел взялся сделать дорожку между жи­ лыми корпусами, чтобы там не застаивалась лужа, когда идет дождь. Пока он мостил дорожку, остальные братья отдыхали под черешней. В это время со стороны Баиной Башты показался, с тяжелым чемо­ данчиком в руке, некий протоиерей с длинной седой бородой… «Вон он, учитель!» – воскликнул Павел. И объяснил, что это зна­ менитый протоиерей Стева Димитриевич, некогда ректор При­ зренской семинарии и  первый декан богословского факультета в Белграде. Все вышли к воротам, чтобы его встретить. Протоиерей оставался в Раче целую неделю. За это время он уви­ дел все, чем занимается его бывший студент, и, собираясь обратно, сказал ему: – Отец Павел, знаю я, каким ты был студентом, все мы ожидали, что ты займешь какое-нибудь отвитственное место. А то, что ты де­ лаешь, может каждый… – Что же Вы хотите, монах обязан все делать, он не должен вы­ деляться, – начал оправдываться Павел. На что протоиерей Стева назидательно и немного недовольно: – Когда у  домохозяина есть три гвоздя: железный, серебряный и  золотой,  – он  наверняка будет смотреть внимательно, куда ка­ кой забить. Железный забьет туда, где нужно просто закрепить чтонибудь. Серебряный  – туда, где важно защититься от  ржавчины, в какое-нибудь место получше, поделикатнее. А золотой забьет на са­ мом красивом месте, там, где все самое ценное. А что ты сделал? Ты, как золотой гвоздь, сидишь там, где может сгодиться и железный! И так подготовил его к  тому, чтобы он  отправился в  Белград. Принял его патриарх Викентий и объяснил, почему это так важно, чтобы он продолжил совершенствоваться… Павел вернулся в  Рачу, чтобы собраться в  дорогу и  попрощать­ ся с братией. Возникла проблема – что надеть? У него была только


Й. Янич. «Будем людьми!»

45

Павел отправился в Афины на Рождество 1955 года. И в Греции быстро узнали о сербском протосинкеле Павле: его скромное в любых обстоятельствах поведение и ревность в исполнении своих обязанностей не могли остаться незамеченными. Поэтому греческий архиепи­ скоп Дорофей при  посещении Сербской патриархии в Белграде в 1956 году заявил принимающей сербской стороне: «Вам нет нужды беспокоиться о новых еписко­ пах, пока у вас есть такие кандидаты, как отец Павел»! В сущности, то была явная и беспристрастная высочай­ шая рекомендация для получения самого высокого цер­ ковного сана. Это произошло уже следующей весной. В  начале 1957 года Павел получил звание архимандрита, а после, на  заседании Архиерейского Собора Сербской Право­ славной Церкви 29 мая 1957 года, он удостоился и епи­ скопского избрания с  замещением должности главы Рашко-Призренской епархии. В то время сам Павел был на Св. Земле. С группой па­ ломников он отправился встретить Пасху в Иерусалиме. При этом было угодно случиться и одному важному зна­ мению, которое, как  его тогда многие истолковывали, и предопределило выбор Архиерейского Собора в Бел­ граде в  пользу архимандрита Павла. Сохраняя память одна летняя мантия для церкви, но как в ней отправляться в дорогу зимой, на Рождество! Он сам перешил для  себя какую-то старую мантию. Под  ней у  него были зеленые брюки, какие солдаты носят в  летнее время. Башмаки были красного цвита, потому что других было не купить. Другие монахи помогли ему их  выкрасить в черный цвит, но как только он их  надел, краска слезла и верх покраснел… Поверх ман­ тии он надел черный «копоран», который носили в Ужицком крае (национальная крестьянская верхняя одежда, напоминающая курт­ ку или бушлат. – Прим. перев.). «В Греции его переодели. Сразу по приезде он послал нам письмо, кажется, в нем же он отправил нам и фотографию, в новой греческой мантии», – вспоминал более чем полвека спустя архимандрит Иоанн (Радосавлевич).


46

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

о том, как Господь Иисус Христос омыл ноги двенадца­ ти апостолам, Иерусалимская патриархия установила практику, согласно которой сам патриарх в  Великий четверг символически омывает ноги двенадцати свя­ щенникам и монахам. Одним из этих избранных, кому иерусалимский патриарх омыл ноги в тот год, был буду­ щий сербский патриарх Павел. Вернувшись в Грецию, архимандрит Павел получил те­ леграмму об избрании епископом Рашско-Призренским. Полученное известие стало для него не­ожиданностью. Из скромности он никому не стал ­ничего говорить. Доверил­ ся лишь своему самому близкому греческому товарищу по учебе, Кириллу. Отец Кирилл передал это известие ар­ хиепископу Дорофею. В  греческом Синоде устроили по случаю избрания Павла владыкой подобающее торже­ ство, а после его с почестями проводили в Белград*. На  должности епископа Рашско-Призренского в Косово и Метохии, откуда он еще заботился и о Раш­ ской области, ему было суждено оставаться более 33 лет. В  то время, когда со стороны государства много чего прямо совершалось или допускалось против Церкви, он должен был противостоять самым разным нападкам. Защищал святыни, церкви и монастыри и их имущество. Заботился о  своем монашестве, священстве и  верном народе… Обновлял старые и  разрушенные, но  вместе с тем строил и новые храмы; рукополагал в священство и приобщал к монашеству новых соратников по служе­ нию Богу… Превыше всего стремился к тому, чтобы его служба всегда и везде была бы во славу Божью и на поль­ зу всем людям. Был он  истинным духовным пастырем. И  потому сам оказался «на мушке» албанских хулиганов и тех, кто ополчался против христианских и  сербских символов *

По рассказу архимандрита Иоанна (Радосавлевича) автору этой ­книги.


Й. Янич. «Будем людьми!»

47

в Косово и  Метохии*. Его ругали на  улице, оскорбляли и унижали, однажды выбросили из автобуса… Произошел и  такой случай. Была зима, 25  января 1977  года, около половины шестого вечера. Владыка Павел, как обычно, пошел на почту в Призрене, чтобы лично отправить письма. Проходя мимо отеля «Теран­ да», он  услышал, как  за ним кто-то бежит, но  не  стал оглядываться. И  вот парнишка 15–16  лет на  бегу дер­ нул его за бороду, выговорив с ненавистью: «Ах ты, поп!» Владыка сочувственно посмотрел на него и продолжил свой путь. У входа на  почту тот же парень снова под­ бежал к нему и ударил его кулаком по  голове. Владыка Павел заявил об  этом происшествии в  полицию. Было задержано несколько парней. Потом и  его пригласили опознать нападавшего. Владыка сразу узнал обидчика, но не показал на него – оставил все, что он сделал, на его же совести. Владыка Павел избегал рассказывать о своих несча­ стьях, но регулярно ставил в известность церковные и го­ сударственные власти о стеснениях, которые терпели его монахи, священники и  верный народ. Так, например, в одном из сообщений Архиерейскому Синоду в янва­ ре 1981 года он пишет: «В Призрене, когда священники проходят с похоронной процессией мимо специализи­ рованных учебных заведений, особенно высшего педаго­ гического училища, учащиеся, и не в одиночку, а хором, выкрикивают оскорбительные слова и  ругательства, а иногда бросаются в священников и камнями»**. *

Имеется в виду нарастающее противостояние между численно преобладающим албанским и  всем остальным, преимущественно сербским, населением автономного края Косово и Метохия, кото­ рый в то время входил в состав Республики Сербия как одного из субъектов югославской федерации и в церковном отношении отно­ сился к  ве=дению Рашско-Призренской епархии Сербской Право­ славной Церкви (прим. перев.). ** Задужбине Косова, Призрен – Београд, 1987, стр. 835.


48

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Сообщения, в которых епископ Павел писал о  на­ падениях на сербов и на имущество Сербской Церкви в Косово и Метохии, были как бельмо на глазу для тех, кто совершал или допускал все эти злодеяния. «Меня предупреждали, чтобы я внимательнее относился к сво­ им регулярным сообщениям для  Священного Синода, ибо они попадали в руки и светской власти, однако ста­ новилось все яснее, что где-то, в каком-то месте уже ре­ шено, что Косово и Метохии больше не быть сербски­ ми», – будет свидетельствовать он об этих своих муках, только позже, уже будучи патриархом*. Все это он  переносил стоически, без негодования, несравнимо больше заботясь о своей епархии и других, чем о самом себе. Если он слышал, что где-то случилось какое-нибудь несчастье, то спешил прибыть туда, чтобы помочь, облегчить страдания, ободрить… Передвигался он  «без машины и  повозки,  – записывает известный историк искусства Живорад Стойкович, – по самой об­ ширной сербской епархии ездил и ходил в одиночку, так, как  сегодня по этой беззаконной земле и  крестьянин не ходит… От Призрена до Белграда не единожды ездил в вагонах с разбитыми окнами, со снегом на сиденьях… Видели мы, как этот владыка, высокообразованный бо­ гослов на шатких лестницах чинит кровли церквей или жилых корпусов для  монахинь, а  сам в  собственной епархии не имеет личной резиденции, располагая лишь кельей без телефона и  секретаря, с  пишущей машин­ кой на столе, на которой сам печатает сообщения, акты, письма…»**. Особенную заботу выказывал он  по  отношению к Призренской духовной семинарии, в которой сам пе­ риодически проводил занятия. О ее слушателях во всем заботился он по-отечески. Раньше служителей приходил * **

Патријарх српски Павле, Без осуда, отворено, очински, стр. 361. «Православље», Београд, 15. децембар 1990. г.


Й. Янич. «Будем людьми!»

49

в классные помещения и разводил огонь, чтобы учащим­ ся, как  они встанут, было тепло. В  годы после Второй мировой войны каждый из преподавателей семинарии получал определенное количество дров для  отопления, Павел же свои дрова распределял по классам… Не пре­ кратил он подобной заботы и тогда, когда стал еписко­ пом: из собственной заработной платы помогал бедным учащимся, многим чинил обувь и  одежду, переплетал книги… А более всего старался при каждом удобном слу­ чае преподать какое-нибудь поучение. Ко всем учащим­ ся подходил индивидуально. А  если не  было времени для  продолжительного разговора, хотя бы спрашивал: «Ну, ученик, как ты?»* Он  регулярно наставлял учащихся и  в  классах, и  на  клиросе, и  даже в  ученической столовой. В  столо­ вую он часто приходил во время ужина. Однако эти по­ сещения никогда не  были случайными, как  могло бы кому-нибудь показаться, но всегда происходили с четко определенной целью: в начале, в середине и в конце каж­ дого полугодия, перед началом Рождественского и  Ве­ ликого поста, на день св. Саввы**, а когда было необходимо, и в других случаях***. Епархиальную резиденцию он  в  основном под­ держивал сам лично. Также он, часто самостоятельно, а иногда вместе со слушателями семинарии, мыл полы *

Јером. Атанасије Ракита, Духовни дародавац Призренске бого­ словије – предисловие к книге: Патријарх српски Павле, Живот по Јеванђељу, Приштина – Београд, 1996, стр. 12. ** Святой Савва Сербский (1175–1235) – младший сын сербского правителя Стефана Немани (1168–1196), выдающийся сербский церковный деятель, основатель и первый архиепископ автокефаль­ ной православной Сербской архиепископии, образованной в 1219 г., церковная память которого в Сербской Церкви празднуется 12/27 января. Считается главным небесным покровителем православных сербов и Сербии (прим. перев.). *** Јером. Атанасије Ракита, Духовни дародавац Призренске богосло­ вије, стр. 12.


50

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

в соборной церкви… У него была своя мастерская с ин­ струментами для самых разных специальностей: столяр­ ного дела, кровельного, сапожного, электротехническо­ го, переплетного… Он научился делать все, что необходимо челове­ ку, особенно монаху, для  самостоятельной жизни. И ничего не было ему в тягость. Многие не понимали, почему владыка все это делает сам, особенно когда он был уже в годах. А он на это однажды, возвращаясь из монастыря Гориоча, в  ожидании автобуса на  Печ сказал иеромонаху Афанасию (Раките), своему буду­ щему  – когда сам уже был патриархом  – викарно­ му епископу: «Вот некоторые говорят, что владыке не  следует самому поправлять черепицу на  крыше, вообще не нужно работать… Как будто работа унижа­ ет! Человека унижает не работа, но скверная жизнь, грех. Ведь если Спаситель Сам мог работать руками, будучи плотником, то  почему не  могу и  я? Если Его работа не унижала, тогда и меня не унизит»*. И  все же, несмотря на  столь богоугодную жизнь и деятельность владыки Павла, в конце 1990 года, ког­ да он  был избран патриархом Сербским, многие были этим удивлены. Это и  впрямь стало неожиданностью, поскольку до того вниманием средств массовой инфор­ мации он не пользовался и в глазах общества (не исклю­ чая на первых порах и епископат) отнюдь не считался главным кандидатом на  сербский патриарший трон. Все, что он  делал, он  делал в  монашеском безмолвии, без  лишних слов, просто исполнял то, что сам считал необходимым и богоугодным, и никогда ради какой-то ложной зем­ной славы. Вследствие такой жизненной позиции он и сам был удивлен, когда на него пал выбор как на будущего нового Јером. Атанасије Ракита, Духовни дародавац Призренске бого­ словије, стр. 38. *


Й. Янич. «Будем людьми!»

51

сербского патриарха. «Пришел в себя только тогда, ког­ да понял, что принять наивысший сан означает первен­ ствовать в службе и в усердии, а не по старшинству», – записал он спустя несколько лет*. После избрания на высшую церковную должность в  своем Слове на  интронизацию он  самым простым, но вместе с тем и самым содержательным способом из­ ложил программу своих будущих действий в  качестве патриарха, как  и  свои жизненные установки вообще. Его Святейшество архиепископ Печский, митрополит Белградский и  Карловацкий и  патриарх Сербский го­ сподин Павел заявил тогда: «Вступая в  качестве сорок четвертого сербского патриарха на престол святого Сав­ вы, мы не имеем никакой своей, отдельной, программы патриаршей деятельности. Программа наша есть Еван­ гелие Христово, Благая Весть о  Боге среди нас и  Цар­ ствии Божьем внутри нас  – насколько мы  его, верой и любовью, приемлем». Честь и обязанности первоиерарха, первенство сре­ ди равных, хотя он сам к нему и не стремился, патриарх Павел принял как послушание, «как первенство служе­ ния, жертвы и креста». И именно так он и продолжил действовать, продол­ жил служить. А  исполнять патриаршее служение ему выпало в один из самых тяжелых периодов сербской истории**: в период войн, нажима и ультиматумов со стороны мо­ гущественных внешних сил, внутреннего брожения Патријарх српски Павле, Без осуда, отворено, очински, стр. 368. Речь идет о событиях 1990-х гг., вызванных распадом Социали­ стической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). Среди прочего, это были полномасштабные межэтнические войны в Хор­ ватии (1991–1995) и в Боснии и Герцеговине (1992–1995), эскала­ ция конфликта в Косово и Метохии (1998–1999), агрессия НАТО (1999) против т. н. Третьей, или Малой, Юго­славии (Сербия и Чер­ ногория) и последовавшее за ней фактическое отторжение Косово и Метохии от Сербии (прим. перев.). *

**


52

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

и материального оскудения, в  то время, когда едва ли не все самое святое оказалось под ударом… В такой ситуации патриарх – молитвами, просьба­ ми, поучениями, призывами и  везде, где это было воз­ можно, своим личным участием  – делал все от  него зависящее, призывая и  других делать столько, сколько было в их силах. Он противостоял злу, с какой бы сторо­ ны оно ни исходило, призывал к благоразумию и мест­ ных, и  иностранных участников развернувшейся дра­ мы. Он подчеркивал, что «под солнцем довольно места для всех» и что «мир одинаково нужен всем, и нам, и вра­ гам нашим». Часто цитировал слова матери Ефросиньи из сербской народной песни: «Не говори, дитя, плохо, ни вслед за бабушкой, ни за дядьями, а говори по прав­ де Бога Истинного. Лучше тебе головы лишиться, чем грехом душу осквернить». А еще предостерегал такими словами: «Мы обязаны и в самой тяжелой ситуации по­ ступать как люди, и нет того интереса, ни национально­ го, ни личного, который бы мог послужить для нас пред­ логом вести себя как нелюди». Его часто повторяемые слова, – «Будем людьми» – знали даже дети, которые, любя, прозвали его «Патри­ арх Павел – Будем Людьми»! Слушали его все, но  услышать многие так и  не  за­ хотели. Среди таких были и  те, кто в  его родном селе сразу после начала войны 1991 года* разрушил церковь Свв. апостолов Петра и Павла только потому, что в ней был крещен сербский патриарх! «Как будто село может выбирать, где кому родиться, или я сам мог выбирать, где мне родиться»**, – сказал по этому случаю Его Святей­ *

Имеется в виду начало межэтнической войны в  Хорватии, вы­ зван­ное ее односторонним выходом из состава СФРЮ (прим. пе­ рев.). ** Патријарх српски Павле, Молитве и молбе – Беседе, разговори, проповеди, писма и изјаве – текстове изабрао и приредио Радослав Братић, стр. 413.


Й. Янич. «Будем людьми!»

53

шество. К тому же когда это случилось, в той части Хор­ ватии в радиусе 40 километров вокруг церкви не было никаких военных действий! В  исполнении своих пастырских обязанностей па­ триарх Павел неутомим. Подобно апостолу, чье имя но­ сит, он  предпринимает долгие и  рискованные миссио­ нерские поездки, собирая, ободряя и наставляя паству, рассеянную по всему миру. Он  путешествовал больше, чем все предыдущие 43 сербских патриарха, вместе взя­ тые*. И все это в преклонном возрасте, с учетом того, что патриархом он стал уже в 76 лет. Поддерживала патри­ арха Павла его великая вера и, как он сам сказал, когда его избрали сербским первоиерархом, – помощь Божья. Так, осенью 2004 года, на 91-м году жизни, он решил отпра­ виться в Австралию, чтобы посетить тамошнюю паству и  освятить земельный участок в  87 гектаров, приобре­ тенный Сербской Православной Церковью для  строи­ тельства колледжа имени св. Саввы, в котором учились бы вместе с сербскими детьми дети русского, греческого и иного происхождения. Некоторые из владык пыта­ лись его отговорить, указывая, как трудно будет ему вы­ держать столь долгую дорогу. А патриарх ответил на это не без остроумия: «Мне-то ничего, а вот что будет с мои­ ми спутниками – не знаю, не знаю…» Он и в самом деле отправился в Австралию, стремясь сделать свой двухнедельный визит как можно более со­ держательным в  миссионерском отношении. По  воз­ вращении в  Белград, проведя в  самолете 22  часа, сразу отправился на  бдение в  соборную церковь. Затем около двух часов чинил вручную свою износившуюся ман­ тию, чтобы уже на следующее утро, около шести часов 14 ноября 2004 года, отправиться с трехдневным визи­ том в Москву. *

Владика Лаврентије, Громобран Цркве и народа, НИН, Београд, 15.  децембар 2005.


54

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Патриарх Московский и всея Руси Алексий  II обычно встречал гостей в своей резиденции, чаще всего в  Московском Свято-Даниловом монастыре, но  когда с  визитом прибывал патриарх Сербский Павел, делал исключение: сам ехал, чтобы встретить его еще в аэро­ порту. Так поступил он и на этот раз, встретив его прямо на летном поле. Потом, после официального приема, на  котором присутствовали некоторые высшие официальные лица России и Сербии, русский патриарх, зная, что его доро­ гой гость еще вчера был на другом континенте, немного в шутку спросил у патриарха Павла: – Ваше Святейшество, Вы были в  дороге, и  такой далекой, а сейчас Вы уже здесь. Не заглянули ли Вы слу­ чайно и в Новую Зеландию, ведь и там есть наши, право­ славные люди? – Ваше Святейшество, в этот раз нет, но в следую­ щие 90 лет я это обязательно сделаю! – ответил в том же духе патриарх Сербский. Вступив в должность главы Сербской Православной Церкви, патриарх Павел стал известен многим людям по всему миру как  выдающийся богослов и  литургист и в теоретическом, и в практическом смысле. К его руке, склонившись для благословения, подходили главы госу­ дарств и  правительств, генералы, академики, всемирно известные ученые, писатели, деятели искусства… Его ценили и любили все, кто был знаком с его тру­ дами и его жизнью. Видеть это можно было и в Иеруса­ лиме во время празднования 2000-летия христианства. День был наполнен богослужениями и разными други­ ми мероприятиями в честь великого юбилея. Поздно ве­ чером патриарх Павел и сопровождавшие его лица вер­ нулись на ночлег в свой отель. В холле было множество народа. Как  только в  дверях появился патриарх Серб­ ский Павел, все пали на  колени. И  начали подходить


Й. Янич. «Будем людьми!»

55

за благословением к Его Святейшеству. То были верую­ щие из Грузии… По своему жизненному пути, от  места своего рождения и  мест учебы и  вплоть до тех краев, где он  служил и  проповедовал, а  более всего по самой своей личности, патриарх Павел стал символом со­ борности Сербской Православной Церкви. И все это во  времена столь многого взаимного непонимания и  разделения. А  что касается его миссионерской де­ ятельности и  роли в  православном мире, то  так же точно стал он  и  одним из символов соборности все­ ленской Православной Церкви. Сразу по вступлении в должность патриарха он принялся за  врачевание самой тяжкой на  тот момент раны Сербской Православной Церкви*   – раскола сре­ ди сербской диаспоры. И  исцелил ее. Ибо его  словам верили.­ Он примирил сербов, как в свое время св. Сав­ ва примирил своих братьев**. Свое посредничество па­ триарх Сербский Павел позже будет осуществлять и  при  восстановлении канонического единства между Московской патриархией (Русской Православной Цер­ ковью) и  Зарубежной Русской Православной Церко­ вью с резиденцией в Нью-Йорке после восьми десятилетий их раздельного существования… Патриарх Павел никуда и  никогда не  отправлял­ ся, и  в  самые трудные времена, не  отслужив литургии и не причастившись. По  праздникам литургию служил в  каком-нибудь из храмов, посвященных вспоминаемому в  этот день святому. Владика Лаврентије, Громобран Цркве и народа. Имеется в виду деятельность св. Саввы в 1207–1208 гг. по при­ мирению его родных братьев, сербского правителя Стефана Перво­ венчанного (1196–1227) и  Вукана, соперничавших между собой за первенство в сербских владениях (прим. перев.).

*

**


56

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Благое слово Его Святейшества, однако, строго в том, что касается чистоты веры. Как пример в газетах был от­ мечен случай, когда он отказал в причастии некоторым из верующих. На архиерейской Литургии в день св. Сав­ вы в  2004 году на  богословском факультете в  Белграде патриарх спрашивал верующих, одного за другим, ког­ да они подходили к Св. Чаше: «А вы когда в последний раз исповедовались?» И  так как  некоторые не  смогли вспомнить, когда они делали это в последний раз, он ука­ зал им, немного повышенным тоном, чтобы больше они, не приготовившись, не приходили: «Моетесь и умывае­ тесь, чтобы быть внешне чистыми, а не берете в расчет того, что вас грехи грязнят духовно. Это очищение на­ столько же важно, как и мытье»*. Святая жизнь патриарха Павла звучит звонким евангельским голосом и  отзывается громким миссио­ нерским эхом. Вера его как камень, о который разбива­ ется все, что не богоугодно. Но камень живой, из кото­ рого и строится дом духовный (1 Петр. 2:5). С  собой он  всегда носит Св.  Писание и  молит­ венник. Он делает всё, чтобы облегчить людские муки и стра­ дания. Где только может, спешит на помощь. Так, однаж­ ды в военные годы, увидев из окна своей комнаты в Па­ триаршей резиденции, как на улице мокнет под дождем группа беженцев, он  спустился вниз, открыл большие дубовые ворота и пригласил всех войти внутрь. На заме­ чания своих ближайших сотрудников, что так мог вой­ ти и  кто-нибудь неблагонамеренный, он  простодушно­ ответил­: «А как я сам могу спать наверху, в тепле, когда здесь дети мокнут на улице?» Всегда беря на себя часть бремени, даже тогда, когда оно принадлежало кому-нибудь другому, он спрашивал: *

«Вечерње новости», Београд, 28. jануар 2004.


Й. Янич. «Будем людьми!»

57

«Пассивным и даже деловым отношением священства к пастве не отталкиваем ли мы от себя народ, который всё видит, вместо того чтобы привлекать его?»* А затем записал следующее: «Будь у меня возможность, Воскрес­ ший Бог мне свидетель, я бы стоял перед церквями, боль­ ницами, да и  перед шикарными залами для  банкетов и модной роскоши и лично бы просил за наших страж­ дущих братьев, сестер, детей. Каждому из нас следова­ ло бы активно посрамить всю ту наглую алчность, ко­ торую так часто можно видеть в общественных местах, а не только ужасаться и отчаиваться тому, что мрачное и опасное бесстыдство воцарилось вокруг»**. Для себя лично он никогда и ничего не просил. Даже на оклад свой не жаловался. Среди сербских владык оста­ лась памятна его реакция, когда в 1962 году некоторые из них потребовали, чтобы им значительно подняли их  маленькие зарплаты: «А зачем, когда даже то, что сейчас получаем, потратить не можем?!» Став патриархом, он вообще отказался от положен­ ного ему содержания. Получал лишь скромную пенсию, которую заработал еще в бытность епископом РашскоПризренским. На  нее и  покупал все, что было необхо­ димо. А  потребности его были совсем скромными, по­ скольку он себе и мантию шил сам, сам чинил обувь… Так что и от этой небольшой пенсии у него еще оставалось, чтобы раздавать потом в помощь бедным или на другие гуманитарные нужды (в Фонд для  Косово и  Метохии, почетным президентом которого он был, на покупку ка­ мер для новорожденных в родильные дома, на издание всяких полезных книг…). Вот еще пример. Он  имел обыкновение скопить определенную сумму да после и отдать ее какой-нибудь многодетной семье беженцев или неимущих, чтобы те * **

Патриарх српски Павле, Без осуда, отворено, очински, стр. 374. Там же..


58

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

купили себе корову. «Важно, чтобы хозяйство с чего-то началось и чтобы у детей было молоко», – ­говорил он*. Так же поступал он  и  с  тем, что получал в  пода­ рок. Так, скажем, когда ему дарили материал на  ман­ тию, тщательно берег его вплоть до того момента, пока не ­появлялся кто-то из монахов или священников, кто сам не мог себе позволить его приобрести. «Хотя он живет больше для неба, чем для хлеба, наш патриарх – человек очень практичный…» – записал епи­ скоп Шабацко-Валевский Лаврентий**. Своя мастерская существует в  его распоряжении и после того, как он становится патриархом. Он сам чи­ нит дверные замки, устраняет мелкие неисправности в электрооборудовании Патриархии и другие неполад­ ки… По окончании рабочего дня, когда сотрудники рас­ ходятся по домам, идет и выключает свет, если его где-то оставили невыключенным, доворачивает краны, закры­ вает окна… Он хлопочет везде, где есть необходимость, включая и  вполне земные вещи, хотя и  подчеркивает при  этом, что наше подлинное отечество горе=, на  небесах, почему и нужно следить за тем, чтобы, «когда однажды отойдем к праотцам, ни мы бы их  не постыдились, ни они нас». Все, что ни  совершает патриарх Павел, все с  един­ ственной целью  – чтобы Богу было угодно и  людям на  пользу. Так возникли и  некоторые исключительно ценные книги с его именем на обложке. В свое время слушатели духовной семинарии в При­ зрене и верующие Рашско-Призренской епархии у сво­ его владыки Павла искали ответов на  самые разные вопросы и недоумения. Владыка всем старательно отве­ чал. А затем в 1972 году Архиерейский Синод вменяет в обязанность владыке Павлу как одному из своих членов * **

Владика Лаврентије, Громобран Цркве и народа. Там же.


Й. Янич. «Будем людьми!»

59

отвечать на письменные вопросы из области литургики, Типикона, канонических и других порядков, принятых в  Церкви. В  начале епископ Павел письменно отвечал на  отдельно взятые вопросы, прямо обращаясь к  тем, от  кого они исходили. А  на вопросы общего порядка он отвечал на страницах Гласника как официального пе­ чатного органа Сербской Православной Церкви. То были евангельские, святоотеческие ответы, сооб­ разованные с потребностями ищущих их  душ. Таким же образом, в форме вопросов и ответов, на­ писал он и своеобразное исследование по литургике. Эти ответы привлекли внимание специалистов самого высо­ кого уровня: литургистов, медиевистов, византинистов, филологов и историков искусства*. Да и вообще всех ве­ рующих, ибо речь – об ориентирах духовной жизни. Поэтому даже после истечения своих полномо­ чий как члена Архиерейского Синода епископ Павел продолжает через Гласник из номера в  номер отве­ чать на  все новые и  новые вопросы. Периодически он продолжал это делать и после своего избрания па­ триархом. По многочисленным просьбам в 1998 году эти от­ веты снова были опубликованы, все вместе, в трех кни­ гах под непритязательным, в  духе самого автора на­ званием – «Уясним некоторые вопросы нашей веры» (Да  нам буду jасниjа нека питања наше вере)**. В  них были скрупулезно рассмотрены свыше 120 самых раз­ нообразных тем. В короткое время книги были распро­ даны, так что сразу обнаружилась необходимость в до­ полнительном тираже. *

Патријарх српски Павле, Молитве и молбе – Беседе, разговори, проповеди, писма и изјаве – текстове изабрао и приредио Радослав Братић, стр. 560. ** На русском языке издана книга с избранными фрагментами это­ го труда: Павел, Патриарх Сербский. Уясним некоторые вопросы нашей веры. Минск, 2010.


60

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Будучи епископом Рашско-Призренским, он опу­ бликовал монографию «Девич» о  знаменитом мона­ стыре Св.  Иоанникия Девичского в  своей епархии*. Подготовил в  качестве редактора дополненное из­ дание «Сербляка»**. Его усилиями были выпущены в  свет Требник и, впервые на  сербском языке, Слу­ жебник, молитвенник, Дополнительный требник, равно как  и  другие богослужебные книги в  издании Архиерейского Синода. Владыка Павел был председателем Комиссии Архи­ ерейского Синода по переводу Св. Писания Нового За­ вета, опубликованного в 1984 году, а также много сделал для того, чтобы первое издание этого перевода, исправ­ ленное и дополненное, еще дважды увидело свет. В каче­ стве председателя редакторского коллектива огромный труд вложил он и в издание момументальной моногра­ фии «Задужбины Косово»***. Позднее, уже будучи патриархом, он  включился в работу по составлению Типика с общими правилами. Множество его работ было опубликовано и  в  раз­ ных газетах, журналах, книгах... Речь идет о женском монастыре Девич, который располагается у города Србица в Косово и Метохии и был основан местным под­ вижником св. Иоанникием (ум. 1430). 17 марта 2004 г. монастырь при попустительстве международных сил, был полностью сожжен албанскими погромщиками, гробница св.  Иоанникия Девичско­ го – вскрыта и осквернена (прим. перев.). ** «Сербляк» (серб. Србљак)  – сборник служб сербским святым, сложившийся в  период османского владычества. Первое печатное издание «Сербляка» вышло в 1761 г. в Валахии. То же название но­ сит и позднейшее издание (1970, с приложениями научного харак­ тера) всего корпуса гимнографических текстов, возникших в  рус­ ле средневековой сербской церковно-богослужебной книжности (прим. перев.). *** Задужбина (серб.) – один из важнейших институтов сербского Средневековья. Прежде всего, задужбина представляла собой храм или монастырь, который возводился при жизни того или иного да­ рителя и  заказчика на  средства, пожертвованные им («за душу») Церкви, и впоследствии служил ему усыпальницей (прим. перев.). *


Й. Янич. «Будем людьми!»

61

За труды в области богословия православный богословский факультет в Белграде в 1988 году присвоил ему звание почетного доктора богословия. Такого же при­ знания позднее он  был удостоен и  со стороны СвятоВладимирской духовной академии в Нью-Йорке. В народе же он – образец духовной высоты. И еще – всенародный заботливый родитель. И не только в духов­ ном смысле. Поэтому когда в  том или ином храме Сербской Православной Церкви священник в молитвах помина­ ет имя патриарха Павла, многие крестятся с особенным чувством. А когда Его Святейшество патриарх Павел появля­ ется где-нибудь лично – чему я и сам был свидетель – тогда среди собравшегося народа наступает некое со­ вершенно особое воодушевление, великая духовная радость, от которой многие начинают плакать. Святостью своей озаряет он мир вокруг себя! Совершенно верно, именно так оно и обстояло: жи­ вой святой, ходящий среди нас, на земле! Много чего происходило в то время, благодаря чему оно теперь и войдет в историю, однако помнить его бу­ дут еще и потому, что было оно – временем патриарха Павла!


296

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ


Й. Янич. «Будем людьми!»

297


298

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

На обороте: рисунок Милое Марковича


Й. Янич. «Будем людьми!»

299

ЖИВОЕ СЛОВО ПАТРИАРХА ПАВЛА Благое слово патриарха Павла созвучно одному из самых тяжелых периодов в истории сербского народа, времени на  рубеже второго и  третьего тысячелетий. Потому оно и  останется в  памяти как  время патриарха Павла. Никто тогда не произносил слов более точных и более соответствующих обстоятельствам, чем патриарх Сербский Павел. Всегда и везде, при всяком удобном случае, говорил он по меркам Неба. «По правде Бога истинного», как говорится в сербской народной песне. Как он  думал, так и  говорил. Как  говорил, так и делал. Жизнью своей свидетельствовал слово, которое говорил людям. Слово Божье. Делал он так потому, что Евангелие принял как программу своей жизни. Поэтому, будучи избран патриархом Сербским, в  своем слове во  время интронизации он  скажет: «Вступая в  качестве сорок четвертого сербского патриарха на престол святого Саввы*, мы не имеем никакой своей отдельной программы патриаршей деятельности. Программа наша есть Евангелие Христо*

Святой Савва Сербский (1175–1235) — младший сын сербского правителя, великого жупана Стефана Немани (1168–1196), выдающийся сербский церковный деятель, первый предстоятель (архиепископ) независимой Сербской Православной Церкви (1219). Считается главным небесным покровителем православных сербов и Сербии (прим. перев.).


300

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

во, Благая Весть о Боге среди нас и  Царствии Божьем внутри нас — насколько мы его верой и любовью приемлем». Живя по Евангелию, он стал духовным ориентиром для своих современников, равно как и для тех, кому было суждено прийти после него. Он  был «ходячим Евангелием». И глядя на него, многие прозревали. Сам жизненный путь патриарха Павла — поучительная притча1. Из нее видно, как достичь смирения и как следует преодолевать трудности и  преграды, встречающиеся на  жизненном пути. Как  стяжать добродетели. Конкретный пример показывает нам, как  слабый здоровьем мальчик из скромной крестьянской семьи, в три года оставшийся сиротой, борется в течение всей своей жизни и  возрастает до  положения одного из  величайших людей своего времени. Мир, в котором родился и жил будущий патриарх, он принимал таким, каким тот был. Не стремился подвизаться где-нибудь в уединении. Был активным участником всех событий, в гуще которых оказывался. Смиренно переживал тяготы этого мира. Менялись границы государст­венных образований, менялись и  об­щест­вен­но-по­ли­ти­че­ские отношения в них, что сказывалось на обстоятельствах жизни Павла Сербского. Родился Гойко Стойчевич, будущий патриарх, в 1914 году, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, в тогдашней Австро-Венгрии (в селе Кучанцы в  Славонии, области, населенной преимущественно сербами)*. Рос и  учился в  королевской Юго­славии. Пережил Голгофу оккупации в  годы Второй мировой *

Славония — историческая область в современной Хор­ватии, где вплоть до 1995  г. проживало значительное по численности сербское православное население. В конце 1918 г., после окончания Первой мировой войны и распада Ав­стро-Венг­рии, Славо­ния вошла в состав новообразованного Королевства Сербов, Хорватов и  Словенцев (с 1929 г.  — Королевство Югославия) (прим. перев.).


«Будем слушаmь Бога!»

301

войны*. Как монах, подвизался во времена, когда силой принуждали к безверию, а затем, как епископ, в обстоятельствах, когда в коммунистической Югославии** по отношению к  Церкви допускались самые разные неблаговидные действия, более трех десятков лет пекся о сербских святынях там, где это было труднее всего — в Косово и Метохии***. Предстоятелем Церкви, патриархом Сербским, он стал во время распада тогдашнего государства (СФРЮ), гражданских войн и внешней (со стороны НАТО) агрессии против сербского народа, когда все ценности были поставлены под прямой удар****. А жизнь свою в этом мире он завершил в независимой Сербии, измученной бесчисленными невзгодами, но и духовно обновившейся и укрепившейся — во многом благодаря ему. *

Имеется в виду оккупация югославской территории войсками фашистской Германии и ее союзников, продолжавшаяся, хотя и не повсеместно, с апреля 1941 по май 1945 г. Как таковой, этот период был отмечен не  только освободительной борьбой против оккупантов, но  и, фактически, гражданской войной среди самого местного населения (прим. перев.). ** Так называемая «Вторая», или «Титовская», Югославия оформилась после провозглашения в  1945  г. Федеративной Народной Республики Югославия и  перехода всей полноты власти в  ней к  коммунистической партии Югославии во  главе с И. Броз Тито. С 1963 г. обновленная Юго­сла­вия, в которой были запущены масштабные преобразования в  духе «строительства ­социализма», стала официально именоваться Социалистической Федеративной Республикой Югославия (СФРЮ) (прим. перев.). *** Имеется в  виду противостояние между албанским и  неалбанским населением автономного края Косово и Метохия, на территории которого действовала Рашско-Призренская епархия Сербской Православной Церкви (прим. перев.). **** Имеются в  виду события 1990-х гг., связанные с  распадом СФРЮ, включая полномасштабные межэтнические войны в  Хорватии (1991–1995) и  в  Боснии и  Герцеговине (1992–1995), эскалацию конфликта в  Косово и  Метохии (1998–1999) и  агрессию НАТО (1999) против так называемой «Третьей», или «Малой», Югославии (Союзная Республика Югославия в  составе Сербии и  Черногории). Одним из следствий этой агрессии стало фактическое отторжение Косово и Метохии от Сербии (прим. перев.).


302

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

Святость свою он стяжал среди народа. Был одним из нас. Ни в чем не хотел отличаться от других, за исключением разве что одного — величия служения. Он определил для себя, что служит Богу и людям. Всегда имея перед глазами лик Господа, следовал серб Павел и примеру святых Его, особенно — того, именем которого был назван — апостола Павла, неутомимого миссионера, величайшего проповедника христианства. Равнялся он, разумеется, и  на  тех, кто был ему ближе всего — святителей из рода сербского. Прежде всего речь идет о святом Савве, «который всегда пекся, чтобы истиной Христовой просветить весь род свой»2 . Укреплялся он и примером святого князя Лазаря*, который «боролся и завоевал в той страшной и славной духовной битве Царствие Небесное»3 . Учился он  и  на  примерах подвижничества святого Василия, Острожского чудотворца**, духовной доблести святого Петра Цетиньского***, непреклонной духовной и жизненной стойкости святого владыки Николая, чей миссионерский путь он  продолжил — и именно из той (Жичской) епархии, что некогда принадлежала Николаю Сербскому****. Указывал он *

Имеется в виду князь Лазарь Хребелянович (1371–1389), выступивший в 1389 г. во главе сербского войска против османского султана ­Мурада I Худавендигяра (1362–1389) и погибший в битве на Косовом поле, после которой Сербское княжество попало в вассальную зависимость от Османского государства (прим. перев.). ** Святой Василий Острожский (1610–1671) — выдающийся православный подвижник и  церковный деятель периода османского владычества, митрополит Требинье, особо почитаемый в  Черногории (прим. перев.). *** Святой Петр I Негош (1748–1830) — митрополит Цетиньский и владыка Черногории в 1782–1830 гг. В  его правление и под его руководством черногорцы, разбив в битве при Крусах в 1796 г. войско правителя Скадарской области Махмуда-паши Бушати (1776– 1796), добились фак­тической независимости от Османской импе­ рии (прим. перев.). **** Святой Николай Сербский (Велимирович) (1881–1956) — выдающийся сербский православный церковный деятель и духовный писатель, долгие годы возглавлявший Жичскую епархию Сербской Православной Церкви (с кафедрой в монастыре Жича). В июле


«Будем слушаmь Бога!»

303

часто, как на пример, и на других святых и достойных предков наших, «которые», как он говорил, «когда требовалось, умели и жизнью пожертвовать за душу свою»4 . Учился он и у своих современников, у тех «обычных» богобоязненных, заботливых и смиренных людей, среди которых рос и вместе с которыми жил. Напитался патриарх Павел животворными соками святости предков своих (наших), и  сам стал источником духовной премудрости. Учился он  у  наилучших из предков наших, а  мы учимся у него. Свой духовный опыт он  соединил с  опытом жизненным. Отсюда и практичность, простота его поучений и наставлений на самые разные случаи жизни. В виду он имел всех людей, но обращался к каждому по отдельности. Подчеркивал, что Бог — Творец и  Промыслитель мира, а человек — «венец творения Божьего», и что каждый из нас представляет собой «единственную и неповторимую личность». Поэтому, говорил он, каждый человек, как таковой, «призван в общении с Богом и с ближними до бесконечности совершенствовать свою уникальность». Напоминал, что требуется от  нас и  то, чтобы мы  были «соработниками у Бога» (1 Кор. 3:9), и чтобы, как христиане, «излагали эти вечные истины, когда того потребует время, при помощи современных слов и примеров». Его Святейшество по-родитель­ски дает советы, относящиеся как  ко всей жизни человеческой, так 1941 г. был интернирован немецкими оккупационными властями и  содержался в  разных монастырях на  территории оккупированной Сербии. В сентябре 1944 г. был заключен в концентрационный лагерь Дахау. После освобождения из лагеря весной 1945 г. эмигрировал в США, где и скончался. Был канонизирован Архиерейским Собором Сербской Православной Церкви под председательством патриарха­ Павла в  2003  г. Сам будущий патриарх в  1948  г. принял монашество в одном из монастырей именно Жичской епархии (прим. перев.).


304

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

и к  одной какой-нибудь, отдельно взятой характерной ситуации. Каждого он напутствует узнать смысл и цель своей жизни, чтобы понять, в чем состоит его долг, и тогда стремиться его исполнить. А  цель и  смысл жизни человеческой, говорит он, составляет «спасение души, вхождение в  непреходящее блаженство Царствия Небесного». И так да «приобретем блаженство уже здесь, на этом свете, и продолжим пребывать в нем на том свете непреходящем, в Царствии Небесном». Он побуждает людей понять, какова их  миссия на земле, чтобы «знать, для чего посланы в этот мир», и  чтобы каждый работал над этим по своим возможностям. Одним из самых частых его настав­лений было, чтобы каждый из нас сделал столько, сколько в его силах. А то, что мы, люди, не можем, сделает Он — Всемогущий Бог. При этом не отступается он и от тех, кто не готов к подобному труду, и призывает их : «Если мы не в состоянии сделать больше, тогда сделаем хотя бы то, что обязаны». Советует нам действовать так, чтобы наше дело шло в  трех направлениях: ввысь, вширь и  вглубь. Во  славу Богу, на пользу роду и себе во спасение. Для него всякое время — время спасения. Ибо, в сущности, все зависит от нас самих. «И в лучшие времена можем потерять и достоинство, и душу, а и в худшее время и  в  самых тяжелых обстоятельствах можем сохранить и достоинство, и душу». Напутствует он, чтобы каждый начинал с себя, вел непрестанную борьбу с самим собой. Его рецепт преодоления собственных слабостей таков: «одолевать один грех за другим и порок за пороком». Преподает науку, и как возрастать в добродетелях. Смирение обозначает как  основу добродетелей и  потому призывает, чтобы каждый старался прежде построить мир в самом себе, а после созидать его и вокруг


«Будем слушаmь Бога!»

305

себя. Предостерегает людей, чтобы не возгордились, ибо именно гордость есть «тот грех, который ангела обратил в дьявола». Также предостерегает, чтобы избегали мы суеты, а были бы «возвышенны в милосердии», возрастали бы в любви, в этой величайшей добродетели христианской. Напоминает при  этом, что «человек не  может сразу достигнуть добродетели любви, он должен возрастать, пока не дойдет до этой величайшей добродетели». А  дела любви непреходящи, они, по словам сербского первоиерарха, «остаются и  превосходят время, в  которое мы призваны свидетельствовать, каждый по своему призванию». Более того, из любви исходит новая, преумноженная любовь. Или, как часто подчеркивает патриарх Павел, на этом свете все, что разделяется, уменьшается, и только любовь, когда разделяется, все возрастает! Его Святейшество особо подчеркивает дар свободы, которую Бог дал людям, без которой человек и не был бы личностью. Однако указывает, что свобода подразумевает и ответственность. Говорит так: «Человек — существо свободное, может так, как  Бог хочет (для чего Он  нас и создал), а может и наоборот». И как кто будет поступать, используя этот дар, зависит от него самого. В мире, в котором мы живем, ведется вечная борьба, величайшая и важнейшая из всех. Борьба между добром и злом, между Богом и дьяволом, Христом и Антихристом. Борьба эта не минует никого, в ней каждый должен оказаться на той или иной стороне. Патриарх Павел разъясняет суть этой борьбы и громогласно призывает встать на сторону добра, на сторону Христа. Он требует занять активную позицию в борьбе добра со злом, так, чтобы победить зло добром. Провозглашает, что человек не может быть пассивным, когда речь идет о защите истины, правды и свободы. Говорит, что «нужно бороться, но в борьбе этой нельзя забывать о чести и достоинстве». Недопустимо преступлением отвечать на преступление.


306

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

От человека требуется, ­чтобы он  работал не  только над своим спасением, но  и над спасением всех других людей. А спасение, по словам этого великого духовного отца, дается «только тем, кто признает достижимость Бога и  Его правды». Достигается это тем, говорит он, чтобы в совершении добрых дел, в прощении и в молитве быть упорными, а во всех бедствиях, что нас постигают, претерпеть до конца. Патриарх Павел требует, чтобы мы не только знали, для чего посланы в этот мир, но и почему нас «на пути спасения ждут нас муки и  тяготы». Объясняет он,  что «Господь попускает искушения и  бедствия, но  и дает силы их  превозмочь». Поэтому и  призывает достойно переносить все тяготы. «Ибо претерпевший до  конца спасется» (Мф. 10:22 и 24:13; Мк. 13:13). Ни  один другой человек ни  в  его, ни  в  наше время не напоминал, не призывал и не просил столько же, сколько он: «Будем людьми!» Столько, что эти два слова стали его вторым, неофициальным именем. Два простых слова, но исполненных таким содержанием! Будем людьми — по образу и подобию Божию. Богоподобными существами. Он  призывал: «Будем людьми, всегда и  везде», — чтобы нас, на что он часто обращал внимание, «признал Своими Бог, посчитали своими предки и узнали современники». Но  и подчеркивал, что «у человека нет таких обязательств ни перед собой, ни перед ближними, ни пред Богом, которые могли бы освободить его от обязанности быть человеком и  дать ему право поступать не по-людски». От  этой обязанности, говорит он, не  освобождается никто: от  всех требуется и  все призваны поступать «всегда как  люди и  никогда — как  нелюди». Из этогото и исходит его предостережение, что «лучше мертвый человек, чем живой нелюдь». Ибо, согласно Евангелию,


«Будем слушаmь Бога!»

307

мучитель и невинный мученик за  правду, за  истину, за Христа, суть антиподы, так что «мученик возносится к  свету Царствия Небесного, а  мучитель осуждается — точнее, сам себя осуждает — на муки вечные в аду». Отсюда и следующее его предельно ясное и краткое наставление: «Или будем как люди, или пусть нас не будет!» Он  требует, чтобы с  людьми поступали мы  полюдски, напоминая, что «не можем мы искать для себя мира, правды и  свободы, которых не  предполагали бы и для других». Говорит, что если не можем жить совершенно как братья, тогда — хотя бы с братским терпением. А «земля Божья достаточно широка и протяженна, и, если будем людьми, на ней для всех хватит места». В  центр этого земного мира патриарх Павел помещает человека. В  этом контексте он  часто цитирует известного сербского философа Божу Кнежевича*, который говорил, что человек есть существо, которому и Бог может возрадоваться, но «которого и дьявол может постыдиться». Все идет от  человека. Отсюда и  слова, что «причина всех зол лежит в нас самих». Причиняем зло другим, а  тем самым в действительности наносим величайший вред самим себе. Причиняя зло другим, совершаем преступление над собственной душой! Патриарх Павел ободряет человека, чтобы тот прямо шел по жизни, чтобы никого и ничего не боялся. «Бояться лишь греха, лишь того, что отдаляет нас от  Бога и от Царствия Небесного», — так говорит он. Не нужно бояться какого бы то  ни было унижения, потому что, как он утверждает, «могут нас унижать, но унизить не могут». Унизить себя можем только мы сами. Унижает нас грех, а  потому он  и  предостерегает, что «всегда нужно помнить, что стыд — в  совершении *

Божидар (Божа) Кнежевич (1862–1905) — известный сербский философ, философ истории и переводчик (прим. перев.).


308

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

греха, а не в исповеди и исправлении жизни». А кроме того, нужно иметь в виду, что «болезни и остальные несчастья», что нас постигают, «суть последствия греха». Презирай грех, но  не  грешника. А  чтобы человек был упорнее в  том, чтобы избегнуть греха, патриарх Павел советует особенно остерегаться ненависти, ибо  «от  ненависти дичает у  людей совесть и  помрачается ум». Призывает к прощению, «ибо и Христос простил». Но предупреждает, что не следует быть пассивными перед злом и перед преступниками. Бороться нужно, но — по-людски. В борьбе этой не исключено и страдание: «Если должно нам погибнуть, погибнем как люди. Как  нелюдям, не  должно нам ни  жить, ни  существовать!» При  этом он  часто ссылается на  примеры предков, которые гибли за  свою веру, за  правду и  свободу, защищая своих ближних. Говорит так: «Наши предки веками знали, что лучше головы лишиться, нежели взять грех на  душу, ибо приняли и  сердцем, и  умом слово Христово: „Какая польза человеку, если он  приобретет весь мир, а душе своей повредит?” (Мф. 16:26)». Патриарх Павел признает реальность смерти, он прямо указывает на нее, опять-таки обращая внимание на  то, чтобы человек думал, какой след после себя оставит. И  с  таким объяснением: «Человек рождается, чтобы на  земле умереть, но  когда он  уже совсем умирает, лучше ему умереть за правду и по правде Бога, нежели причиняя неправду другим и оставляя злые следы за собой». Но и смерть человек превосходит, если твердо верит в  воскресение, что Господь Иисус Христос Своим воскресением обеспечил «достоинство бессмертия и  душам нашим». Его Святейшество печется о всяком человеке и обращается к  каждому по отдельности, но  предостерегает и весь народ. Потому что каждый из нас — это осо-


«Будем слушаmь Бога!»

309

бенный тон в голосе всего народа, а  коль скоро никто не стоит вне этого мира, то и судьба народа, к которому мы  принадлежим, оказывает влияние на  наши личные судьбы. Поэтому говорит он: «Будущее нашего народа зависит от того, будем мы или не будем держаться всего того, что свято и порядочно, человечно и по-евангельски. И настоящее, и будущее могут строиться только на истине, правде и свободе. А истина — это Живой Бог и живой Богоподобный человек, две величайшие ценности и этого, и того света и века». Жизнь патриарха Павла прохо­дит под знаком молитвы. Молитва, говорит он, «благочестивое устремление души человеческой к Богу», «ею человек воспаряет к  ангелам и  становится участником их  блаженства». «Молитва — ладан, самый приятный Богу, надежнейший мост для  перехода через искушения волн житейских». Потому и  молится он  за  всех людей, но  просит, чтобы и другие за него молились. Так, будучи уже патриархом Сербским, он  приезжает в  Призрен (где перед тем как  епископ Раш­ско-При­зрен­ский провел больше трех десятков лет), чтобы уверить свою прежнюю паству в том, что, хотя он и переходит к новым обязанностям, они останутся вместе — в молитвах и во всем другом, как одна семья, как «одно стадо и один пастырь»*. Он служит Святую Литургию в соборной церкви Святого Георгия, а затем в проповеди, обращаясь к верующим, наряду с прочим, просит их  о следующем: «Прошу вас, да имеете и меня в молитве пред Богом. Когда молитесь за себя, за своих домашних и своих ближних, не забудьте меня и помолитесь Господу: “Господи, помяни служителя Своего Павла”»5 . Для него молитва — это и совершение добрых дел, следование за­поведям Божьим. Так можно было бы *

Ин. 10:16. (здесь и далее прим. перев.)


310

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

объяснить и его обращение к  верующим Сербской Православной Церкви в  конце 2005 года в  связи с  попытками албанских сепаратистов и некоторых могущественных государств мира во  главе с  США отторгнуть Косово и  Метохию от  Сербии. Святой Архиерейский Собор СПЦ под председательством патриарха Павла направил призыв ко всем, кто принимал участие в  решении вопроса о статусе этой окраинной сербской области, чтобы они «приняли во внимание интересы всех граждан», проживающих на  этой территории. А  от Скупщины Сербии собор потребовал, чтобы в  случае принятия навязанного силой решения она «оповестила весь народ о том, что осуществлена нелегитимная и беззаконная оккупация одной из частей нашей национальной территории»6. К  общественности по этому случаю обратился и лично патриарх Павел. В конце своего обращения он особо призвал своих духовных чад, верующих Сербской Православной Церкви: «Будьте верны, храбры и едины! Да сбережем свою душу и совесть! Так сохранена будет и святая, мученическая земля наших честных предков». Многократно патриарх призывал верный народ и  к  внеочередным постам, чтобы избежать бедствий, которые ему угрожают, или, если они уже наступили, смягчить их  последствия. Были то  слова человеческой и  пастырской заботы, слова небесного отзвука на земле. Слово патриарха Павла возвращало к  жизни, придавало силы, руководило. Творило. Йован Янич


«Будем слушаmь Бога!»

311

К ИТАТЕЛЮ Эта книга создавалась параллельно с книгой «“Будем людьми!”: Жизнь и слово патриарха Павла»7. Так что она вполне логично могла бы рассматриваться как продолжение первой. Ибо, как  известно и  как отмечено в первой моей книге, сам патриарх Павел как жил, так и говорил: из его жизни, жизни по Евангелию, и «проистекают» те поучения и наставления, которыми он с родительской любовью нас напутствовал. При подготовке этой книги я перечитал все, что патриарх Павел говорил и писал. За это время я укрепился в  том, что нужно собрать вместе и  еще раз опубликовать мудрые слова и советы Его Святейшества. Особенно потому, что слова и  мысли эти представляют собой своеобразные духовные ориентиры. Они помогают нам устранить многие трудности, сомнения и неясности. Я собирал его поучения и  наставления, «рассеянные» по разным газетам и журналам, по книгам, для которых он  писал предисловия, а  также сохранившиеся в воспоминаниях современников, которые имели счастливую возможность лично слышать и воспринимать эти мудрые слова. Особое внимание я  уделял его «живому слову», тому, что он  говорил, прямо общаясь с  собеседниками. Перечитал все его интервью в  средствах массовой информации, к  которым мне после упорных поисков


312

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ

удалось получить доступ, заявления, которые он делал по разным поводам, открытые письма к  общественности, беседы, состоявшиеся в разных ситуациях... Мне не хотелось «растаскивать на  части» его книги, извлекая из них отдельные мысли, коль скоро, в силу самого присутствия в этих книгах, эти мысли уже стали доступными для читателя. Таким же образом подошел я и к тем его беседам, которые еще раньше, до появле­­ния первой книги, были восстановлены по магнитофонным записям и опубликованы в его собственных книгах под названием «Жизнь по Евангелию». Также здесь не  будут цитироваться и  тексты посланий, написанных в  связи с празднованием Рождества Христова, Пасхи и по другим случаям, поскольку они носят соборный характер и, кроме самого патриарха, были подписаны и другими архиереями Сербской Православной Церкви. Тем не менее я надеюсь, что в этой книге собраны самые главные из поучений и наставлений патриарха Павла, воспроизводится сама суть его мысли. Особенно это относится к  тем словам, которые он  обращал непосредственно к конкретным людям и потом часто повторял в разных ситуациях. Разумеется, не без причины. Ибо  это как  раз те слова, которые и  стоит запомнить. Й. Я.


«Будем слушаmь Бога!»

313

ЖИТ ПО ЕВАHГЕЛИЮ СВЕТ И СИЛА СЛОВА ЕВАНГЕЛИЯ

С первых дней христианства слово Евангелия подобно неугасимому пламени, которое светит во тьме зла. Свет этого пламени озаряет будущую жизнь, в нем — надежда, что дает человеку силы на пути к Царствию Божьему. Поэтому святой апостол Павел и восклицает в ви=дении восхитившей его красоты будущего века: «Горе мне, если не благовествую!»* 8 КАЖДЫЙ ИЗ НАС — ЕДИНСТВЕННАЯ, НЕПОВТОРИМАЯ ЛИЧНОСТЬ

Все сотворенное Господом создано не для того, чтобы погибнуть и  ис­чезнуть, то  есть быть уничтоженным, и  особенно — человек, венец творения Божьего. Каждый из нас  — единственная, неповторимая личность, и каждый призван в общении с Богом и с ближними до бесконечности совершенствовать свою уникальность. Любая ­попытка  — даже и  в  нашей религиозной жизни — низвести человека до номера в общей массе таких же номеров и, тем самым, прямо пренебречь им, есть грех против Воскресения и желания Божьего всем нам в общении друг с другом — но как разным личностям — пребывать в вечности.9 *

1 Кор. 9:16.


314

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ ЖИЗНЬЮ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ОБ ИСТИНЕ

Обязанность наша в том, чтобы не только с миром и верой говорить об  истине евангельской, но  и свидетельствовать о ней евангельской жизнью.10 ЖИЗНЬ В ТРЕХ НАПРАВЛЕНИЯХ

Наш материальный мир существует в трех координатах, которые суть высота, ширина и глубина. И наш духовный мир — тоже. Здесь точно так же развитие идет в трех направлениях: ввысь, вширь и вглубь. Один законник спросил Господа Иисуса Христа, какая наибольшая заповедь в законе. Господь ответил ему: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем своим и всею душою твоею и всем разумением твоим... а  ближнего твоего, как  самого себя»*. Вот и выходит, наибольшая заповедь — любовь к Богу, любовь к ближним и подлинная любовь к самому себе. В этих трех направлениях развивалась духовная жизнь святых, истинных христиан — и развивается до нынешнего дня.11 ВО СЛАВУ БОГУ, НА ПОЛЬЗУ БЛИЖНИМ, СОБСТВЕННОГО РАДИ СПАСЕНИЯ

Этим же и мы, братья и  сестры, с  се­годняшнего дня должны руководствоваться: все, что ни делаем, да делаем всегда во славу Божью, всегда с желанием о своем спасении. А это все, одно и другое, сделает затем так, что станем мы воистину ­полезны и своим ближним, да и всему человечеству. Не  может тот, кто истинно работает над своим спасением, не  любить Бога всем сердцем своим и всей душой своей, всем своим разумением**. И не может он не любить ближних своих и не быть полезным и им, и их спасению.12 * **

Мф. 22:36–39. Ср.: Мф. 22:37; Мк. 12:30; Лк. 10:27.


«Будем слушаmь Бога!»

315

СЛУЖЕНИЕ, ЧТО ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ ВЕЛИКИМИ ПРЕД БОГОМ

Служение Богу и ближним делает людей великими и пред Богом, и пред Его святыми. Тратить силы и время на  тленное, преходящее, спорить о политическом прошлом и разделениях — не стоит! От этого только ссоры, распри и смятение.13 НАША ПРОГРАММА — ХРИСТОВО ЕВАНГЕЛИЕ

Вступая в качестве сорок четвертого сербского патриарха на  престол святого Саввы, мы  не  имеем никакой своей отдельной программы патриаршей деятельности. Программа наша есть Евангелие Христово, Благая Весть о Боге среди нас и Царствии Божьем внутри нас — ­насколько мы его, с верой и любовью, приемлем.14 ПЕРВЫЕ В СЛУЖЕНИИ

Первенство среди равных вижу я так, как его установил Спаситель — в величии смирения. Пред Ним тот велик, кто неутомим в служении Богу и ближним, а первый — тот, кто готов быть слугой всем.15 ПРОГРАММА НАШЕЙ ЖИЗНИ

Отвечу словами одного человека, которые, как я думаю, всегда имели, имеют и  сегодня значение. Он  говорил: «Когда ты родился, все радовались, а  ты плакал. Потрудись прожить свою жизнь так, чтобы, когда придет ее конец, ты радовался бы, а все плакали. Плакали, что ­такой человек уходит». Вот это и есть программа нашей жизни, программа для  каждого, кто серьезно думает о жизни. Будем жить так, чтобы в конце жизни не раскаяться, что растратили ее впустую и за­губили.16


316

ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ ПЕРВАЯ МЫСЛЬ И ПЕРВОЕ СЛОВО

Первой мыслью нашей в начале каждого нового дня и в начале всякого нашего делания да будет мысль о Боге. И первое слово наше в начале каждого нового дня и всякого нашего делания да будет во славу и хвалу Его, Единого в Троице Бога — Отца, Сына и Святого Духа.17 ПОСЛЕДНЯЯ МЫСЛЬ И ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Пусть и последняя мысль наша в  конце каждого дня и в конце всякого делания да будет о Боге. И последнее наше слово, братья и сестры, в конце каждого дня, всякого делания и всей жизни нашей да будет: Господи, слава Тебе и хвала за все!18 ПЕРВАЯ ПОТРЕБНОСТЬ

Благодатная помощь Божья и есть первая потребность народа Божьего, созванного и собранного во святое богочеловеческое единство Церкви как Тела Христова.19 ЖИТЬ ПО ЗАПОВЕДЯМ БОЖЬИМ, БЫТЬ БЛИЖЕ К БОГУ

Чем более по заповедям Божьим будем мы жить и исполнять предписания евангельские, тем больше живы мы будем, тем больше иметь будем бытия и сущности, т. е. тем ближе к Богу будем. Бог будет в нас, и мы в Нем. К этому следует прилагать усилия.20

Йован Янич. ПАВЕЛ, ПАТРИАРХ СЕРБСКИЙ. "Будем людьми!" Жизнь и слово патриарха Сербского Павла  

Совместное издание ПСТГУ / ЭКСМО. Жизнеописание праведника наших дней, Патриарха Сербского Павла с приложением большого раздела его афорис...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you