Page 1


УДК 271.2 ББК 86.372 П 57 Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р16-617-0627

П 57

Проценко П.Г.

К незакатному Свету : Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик / П.Г. Проценко. — М. : Православный СвятоТихонов­ский гума­нитар­ный университет; ООО "Издательство "Эксмо", 2017. — 781 с., 24 ил. : ил.

ISBN 978-5-7429-0486-1 (ПСТГУ)

Книга посвящена жизнеописанию одного из самых замечательных пастырей Русской Церкви начала ХХ века. Киевский мыслитель, поэт, священник Анатолий Жураковский (1897–1937) — плоть от плоти российского Серебряного века, развивавший и внедрявший его идеалы как в личной жизни и творчестве, так и в церковно-общественной борьбе 1920-х годов. В этом смысле он важный свидетель времени светлых надежд и видений русской культуры. Организатор уникальной церковной общины, стойкий и последовательный противник обновленчества, о. Анатолий до конца испил уготованную тысячам российских новомучеников чашу страданий. Автор книги, историк гонимой Русской Церкви, на основе огромного корпуса материалов воссоздает жизнь киевского пастыря на широком историческом фоне эпохи. В приложении публикуются стихи о.Анатолия, многие из них — впервые.

УДК 271.2 ББК 86.372 ISBN 978-5-7429-0486-1 (ПСТГУ) ©Проценко П.Г., 2017. © Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, редакция, оформление, 2017. © ООО "Издательство "Э", 2017.


«М

ир существует, по-моему, ради нас всех. По молитвам же людей, сверкающих в нашей серой жизни, как золото, проливается Божья милость к нам, недостойным, и смягчаются страдания, неизбежные для каждого из нас. Хорошо, что такие люди были, есть и будут. Которые „будут”, я не увижу, которые есть” я не вижу, которые „были” — о них мои мысли и память и любовь .

»

С.М. Орлов. Письмо из Сиблага к сестрам общины. 1954 г.


Автор приносит сердечную благодарность за помощь в работе над книгой: жене Ирине Дьяковой, историкам РПЦ и сотрудникам ПСТГУ свящ. Александру Мазырину и О.В. Косик, старшему редактору издательства ПСТГУ Е.Ю. Агафонову, Е.М. Насыровой (издательство «Варто», Киев), а также Н.Д. Солженицыной, президенту Русского общественного фонда Александра Солженицына, — за многолетнюю поддержку. Автор также с благодарностью вспоминает М.А. Пальян-Глаголеву (мон. Магдалину), Н.Г. Артоболевскую (1928–2009) и ее сына, Г.В. Артоболевского (1954– 2016), за содействие в доступе к домашнему архиву А.Д. Артоболевской.


н ача л о п у ти

К читателям

Священник Анатолий Жураковский, чья жизнь и судьба стали предметом этой книги, — фигура одновременно исключительная и типичная. Типичная — потому что он разделил участь тысяч своих собратьев по вере, расстрелянных и сброшенных в безвестные рвы; исключительная — по своим человеческим качествам, по влиянию на церковно-общественную жизнь, на свое близкое и дальнее окружение. Имя о. Анатолия сегодня не на слуху — его скромность сказалась на умалении его посмертной славы, которую он, несомненно, заслужил. Долгое время только единицы из его ближайшего круга (правда, рассеянные по всему миру) знали и помнили о нем, хотя многие из друзей, учителей, учеников и духовных детей, а то и просто знакомых этого киевского священника стали известными историческими персонажами. Прочитав эту книгу, читатель поймет, почему так случилось. Еще детским сознанием он сумел различить мир горний и дольний и принял решение пребывать в мире, подчиненном лучам сердечного чувства. Он любил родных, друзей, скромный подмосковный дачный пейзаж своих ранних лет, а затем чарующие линии ирпенских и ворзельских перелесков своей второй, украинской родины. Все вокруг с ранних лет было озарено для него «незаходимым светом». Источник этого сияния находился рядом: огромное солнце вечности в любой миг могло взойти над горизонтом его будней и принять — мальчика, гимназиста, юношу — в свое живительное тепло. Еще на школьной скамье он обрел ее — невесту, жену. Нина Богоявленская, чья фамилия словно бы символизировала провиденциальность их встречи, первая и единственная возлюбленная, действительно стала для Анатолия даром свыше. Его близкими и друзьями были люди

7


к читате л я м

разносторонне одаренные, блестяще образованные, совестливые, с тонкой духовной организацией, любящие его и искренне ему преданные, подтвердившие свою преданность в годы тяжких испытаний. Поколение, к которому принадлежали супруги Жураковские, их почти ровесник и земляк М.А. Булгаков назвал «беспечальным». Родившись в конце XIX — начале XX столетия, оно, казалось, пришло в мир, чтобы превратить Россию в страну творчества, материального изобилия и душевной радости. Серебряный век, ставший для многих из них одновременно и детской, и университетом, привил им мироощущение граждан вселенной, которым открыты все дороги. Универсальная философия символизма, вдруг расцветшая в русской аскетической и сумрачной культуре, кажется, чуть ли не стихийно ваяла из поколения «беспечальных» личности большой цельности и дарований. Уже в поздние годы общественной деградации студенческий приятель Жураковского, впоследствии видный советский философ В.Ф. Асмус, так объяснит главную цель символизма, в юности поманившего их всех захватывающей возможностью преображения родины: «Русский символизм возник как течение, поставившее своей задачей разрешение… в первую очередь практических — философско-исторических, этических, общественно-политических — задач»1. Этот взлет надежд оборвала мировая война, затем наступил вселенский обвал, вызванный большевистским переворотом. Поколение, призванное преобразовывать «энергии высших сфер духа» в дела созидания, столкнулось с энергией тотального разрушения. В невероятно короткий исторический срок всем представителям молодой символистской культуры стало ясно, что в дом пришли убийцы. Стало ясно, что предстоит отречься от жизни во имя исповедуемых идеалов или от идеалов во имя жизни под страхом ради призрачного покоя. Как и многим, Нине и Анатолию Жураковским предстояло сделать этот выбор. В их судьбе преломился и опыт идеалистически ориентированного поколения, раздавленного прессом идеологии государства нового типа, и опыт верных, принявших и перенесших первые, самые кровавые волны преследования Церкви. 1 Асмус В. Эстетика русского символизма // Асмус В. Вопросы тео-

рии и истории эстетики. М., 1968. С. 534.

8


к читате л я м

Иерей Анатолий после долгих семи лет тюремных и лагерных унижений был казнен. Была перемолота и вся большая церковная община Киева, частью которой являлись сестричество Св. Марии Магдалины и братство Свт. Иоанна Златоуста, созданные при содействии Жураковских. Есть ли сходство между мучениками древности и мучениками XX века, принявшими смерть от палачей? Историку, в руках которого оказываются материалы следствия, проводившегося в недрах ОГПУ—НКВД, приходится разгадывать послания если не самого ада, то адской машины, втягивавшей человека в состояние расчеловечивания. Расшифровать их, исходя из документов конкретного «Дела», как правило, почти невозможно. Исследователь, изучающий биографии узников совести, вынужден касаться вещей запредельных, «последних» для нормального человеческого сознания, трудно поддающихся рациональному осмыслению. Знание того, как вели себя заключенные христиане в тяжких условиях тюрьмы и концлагеря, какой нравственный выбор совершали они перед лицом смерти и пыток, является не только материалом для истории Церкви, но — шире — и опорой общечеловеческой культуры. Ибо это знание раскрывает истоки свободы личности и ее ответственности за жизнь — как свою, так и всех, близких и дальних. Благодаря архивным и мемуарным находкам последнего десятилетия удалось прояснить стратегию поведения, борьбы и выживания православных деятелей Киева 1920-х годов. В результате работы архивистов Отдела новейшей церковной истории Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета были найдены важнейшие документы, свидетельствующие о существенной роли отца Анатолия в попытках Церкви отразить «девятый вал» антихристианских гонений в СССР. В дополнение к уже известным фактам читатель найдет в книге неизвестные мемуарные и архивные свидетельства, фотоматериалы, обнаруженные автором в последние годы, что позволяет по-новому взглянуть на личность о. Анатолия Жураковского, священника, поэта, мыслителя и проповедника. Отец Анатолий — плоть от плоти Серебряного века, развивавший и внедрявший его идеалы как в личной жизни и творчестве, так и в церковно-общественной борьбе 1920-х годов. В этом смысле он — важный свидетель времени светлых надежд

9


П ав е л Пр оце нко. К незак атно м у с в е т у

и видений­ русской культуры. Но является ли его личный опыт свидетельством мученика, которому открывалась правда о России и человеке? Автор надеется, что в написанной им книге читатель найдет ответ на этот вопрос. По большому счету, судить о святости подвига о. Анатолия можно лишь на основании соборного решения Церкви. Земную же судьбу отважного пастыря, стремившегося послужить Православию, должна осмыслить и широкая общественность — в той мере, в какой она заинтересована в духовном возрождении страны.

От редакции Ввиду чрезвычайно большого количества цитируемых в книге не публиковавшихся ранее документов для облегчения восприятия ссылок на них мы применили комбинированную систему сносок. Ссылки на печатные издания даются в пристраничных сносках, а ссылки на не публиковавшиеся ранее материалы (и, в виде исключения, на одну книгу) о семье и общине о. Анатолия даются в квад­ратных скобках непосредственно после цитаты, в сокращенном виде. Развернутые описания этих источников даются в конце книги, в разделе «Список библиографических сокращений».

10


Павел Проценко К незакатному Свету


н ача л о п у ти

Нача ло пу ти Происхождение отца. Конфликт в семье. Знакомство будущих родителей священника. Переезд в Москву. Рождение детей. Обстановка их раннего детства.

Анатолий Евгеньевич Жураковский родился в Москве, в семье студента Московского университета, будущего учителя и литератора, 4 марта 1897 года1. Он был вторым ребенком, старше его на два с половиной года был брат Геннадий (родился 4 сентября 1894 года). После него, с интервалами в два года, появились еще брат Аркадий (1899) и сестра Евгения (1901). Отец, Евгений Дмитриевич (1871; Петербург)2, гуманитарий широкого профиля, с 1899 года преподавал в средних и высших учебных заведениях русский язык и литературу, эстетику, теорию искусства (а для подработок и французский язык). Мать, Ольга Васильевна, до замужества — гимназическая учительница, была сердечной, идейной и совершенно непрактичной женщиной. С юных лет она страдала распространенной тогда болезнью — туберкулезом, что вынуждало семью неоднократно переезжать в поисках подходящего климата. 1 До 31.01.1918 даты приводятся (кроме оговоренных случаев) по старому стилю. 2 В нескольких литературоведческих монографиях год рождения Евгения Дмитриевича Жу­раковского приводится ошибочный. Для настоящей работы год и дата рождения Е.Д. выверены по его паспорту.

13


П ав е л Пр оце нко. К незак атно м у с в е т у

Московская география семьи Жураковских обширна: отец семейства часто менял работу, соответственно и место жительства. (При этом ради заработка он всегда состоял одновременно на нескольких службах.) Сюда нужно также добавить и адреса дач, снимаемых на лето, квартир родственников-москвичей по отцовской линии (и, конечно, бабушки-генеральши, Ольги Ивановны). В 1905 году, особенно тяжелом для семьи (потерявшей тогда младшего сына), бабушка снимала комфортабельные апартаменты в доме Лебедевой по улице Долгоруковской — московской окраинной новостройке, недалеко от Бутырской заставы и знаменитого тюремного замка. Почти через 20 лет Анатолий, узник Бутырок, вспоминал: «Здесь, в этих местах… бродил я давно, давно, маленький мальчик, гимназистик 3-го класса» [Материалы. С. 72]. В общинных материалах, посвященных пастырю, московский период его жизни почти не освещен. Главное в тех самых первых воспоминаниях, связанных с родительской семьей будущего священника, — история его раннего духовного переворота. В год начала Первой русской революции младшего из детей Жураковских, шестилетнего Аркадия, поражает тяжелая форма туберкулеза. Малодушие отца, почти переставшего бывать дома, чтобы не видеть мучений ребенка, бессилие изможденной болезнями и отчаявшейся от горя матери… Один с виду неброский факт подчеркивает трагедию, переживаемую семьей: Евгений Дмитриевич, отец троих детей, съезжает в другую квартиру и так, по-видимому и внутренне и пространственно отделенный от близких, существует на протяжении нескольких лет. Все эти травмирующие впечатления, но главное — со­ страдание к малышу заставляют Анатолия часами, мо­л ясь­, сидеть у его кроватки. Он дает обет «простаивать все цер­­ ковные службы на коленях до выздоровления брата». Регу­­­­ лярно посещая ближайший храм, он своей недетской со­ средоточенностью обращает на себя внимание прихожан и клира, местный диакон становится его первым взрослым другом и церковным наставником. От него Толя впервые

14


н ача л о п у ти

узнал «слова Великого Утешения и Обеты Грядущей Радости» [Материалы. С. 13, 14], как впоследствии передаст его переживание от встречи с христианским благовестием Нина Сергеевна Жураковская. Так мальчик входит в мир взрослых и ответственных решений. Еще несколько лет он проучится в московской гимназии. В четвертом классе Анатолий уже «решил, что будет священником» [АА. Тетрадь III. 16.06.1922], и в это же время теряет интерес к когда-то любимому театру, меняя круг своего чтения. Здоровье матери потребовало переезда на юг… Таким образом, в поздних мемуарах жены подчеркивается главная мысль о предназначении ее мужа — с юных лет следовать в своих действиях за зовом свыше. Несколько иначе расставлены акценты в показаниях Жураковской на следствии 1930 года. Оказывается, в 1905 году — «после жандармского обыска и ареста» [ Дело 1930. Т. 8. Л. 139]1 — ее свекор пострадал за выступление в защиту «освободительного движения», из-за чего резко ухудшилось материальное положение семьи. Эта деталь из материалов чекистского расследования 1930 года и умолчание о ней в мемуарном свидетельстве о муже согласуются в одном: в снисходительном отношении к старшему Жураковскому. Да, в момент следствия, когда требовалось подчеркнуть революционные корни, этот факт упомянут. А вот когда нужно показать несуразность отца, разрыв Анатолия с семейным прошлым, независимость от него, то тогда неудобное обстоятельство опускают. Остается — «рудинство» в характере Евгения Дмитриевича, подчеркивающее его внутреннюю слабость. За скупыми строками «канонического» повествования о будущем священнике мелькает несколько симпатичных подробностей из его жизни в родительской семье, но лишь затем, чтобы больше никогда не затрагивать обстоятельств его возрастания в отчем доме: рисунок углем с идущим по дороге 1 Дата обыска и связанные с ним обстоятельства изложены Н.С. Жура­ ковской неточно. См. гл. «Столкновение с государством».

15


П ав е л Пр оце нко. К незак атно м у с в е т у

Дмитрий Андреевич Жураковский, дедушка будущего священника. Участник Севастопольской битвы и герой Балканской войны, генерал, начальник инженерного корпуса Московского военного округа. Снимок конца XIX в. (?) .Фотоателье Бродовского в Москве. (Коллекция ОР РГБ.)

Христом, висевший над кроватью гимназиста… Путь, теряющийся в туманной дали. Так он и предстает перед нами в свидетельствах, оставленных его вдовой и уцелевшими членами его общины, как человек, рано порвавший с наследием «отцов», ушедший из родного дома навсегда и бесповоротно. Новые подробности его детства открывают несколько иную картину. Отец будущего священника, Евгений Дмитриевич, происходил из мелкопоместных дворян Смоленской губернии. Все материальное благополучие семьи Дмитрия Андреевича Жураковского было завоевано его собственным талантом и трудо­ любием. В соединении с твердым характером эти качества помогли ему сделать блестящую карьеру. Дмитрий Андреевич родился в 1822 году в офицерской семье; окончив знаменитое Санкт-Петербургское (Николаевское) инженерное училище

16


Священник Анатолий Жураковский. Киев. Конец 1920-х гг. (?)


З/к Анатолий Жураковский. Соловки. 1933 г.


Учетно-статистическая карточка 2-го отделения Белбалтлага на з/к А.Е. Жураковского. Октябрь 1931 г.

Обложка последнего, лагерного, «Дела № 7393» з/к А.Е. Жураковского. «Белбалткомбинат». Ноябрь-декабрь 1937 г.


После приговора «Тройки» он уже знал о предстоящей казни. З/к А.Е. Жураковский. 26 ноября 1937 г. Изолятор 13 отделения 2 п/п Урокса ББК НКВД


«Выписка из Акта», составленного 3 отделом «Управления Беломоро-Балтийского канала НКВД», об исполнении приговора в отношении А.Е. Жураковского. 3 декабря 1937 г.


Анатолий Жураковский «МНЕ НИЧЕГО НЕ НУЖНо, КРОМЕ БОГА ...»

Стихи


н ача л о п у ти

С писок публикаций автора, посвященных свящ. Анатолию Жураковскому и его общине

1. Священник Анатолий Жура­ков­ский : Материалы к жи­тию / [сост., пред., коммент. П.Г. Проценко]. Париж : ИМКА-Пресс, 1984. 2. Священник Анатолий Жураковский [Отрывок из Ма­териалов к житию] / [Публ., пред., коммент. П.Г. Про­ценко] // Надежда. Вып. 10. [Франкфурт-наМайне], 1984. С. 19–83. 3. Жураковский А., свящ. Солнце Невечереющее : Образ Христа в творениях св. Иоанна Златоуста / [Публ. П.Г. Проценко] // Вестник РХД. Париж, 1983. №1391. 4. Проценко П.Г. Письмо к Н.А. Струве // Вестник РХД. № 159. Париж, 1990. С. 311–312. Письмо, в частности, является ответом на обращение в ре­дакцию журнала Г. Кривошеина (Вест­ник РХД. № 141. 1984. С. 264), который указывал на то, что текст очерка о. А. Жураковского о свт. Иоанне Злато­усте (см. выше под № 3) ранее издавался в эмиграции под именем прот. Александра Глаголева. В своем ответе я впервые открыто называю фамилии Михеевой и Опац­кой.

5. Солнце здесь не вечереющее. Оно не знает заката : Лагерные письма иерея А. Жураковского / публ., пред., коммент. П.Г. Проценко // Северные просторы. М., 1992. № 1–2. С. 28–31; № 3–4. С. 28–33. 1 Уже в последние годы публикатор этого же текста, директор киевского Музея М.А. Булгакова Людмила Губианури, приписала его В.И. Экземплярскому. См.: Христианская мысль. [Вып.] IV. 2007–2008. С. 285–300. Однако еще в 1968 г. на обложке этой же работы, изданной в Монреале РПЦЗ — «Братством преп. Иова Почаевского», стояло имя прот. Александра Глаголева. (См. выше в тексте.) Так что вопрос об авторстве не может считаться закрытым.

743


н ача л о п у ти

[Кто мне ответит?]1* Кто мне ответит на мучительный вопрос? Кто разрешит загадку вечной жизни? Кто здесь, средь долгих бурь, волнений, гроз Укажет путь к немеркнущей отчизне? Кто осушит потоки жгучих слез? Кто умирит души бунтующий хаос? — Христос. Когда я на святом пути устану, Когда собьюсь я с истинной дороги, Кто исцелит тогда мою зияющую рану? Кто пропоет мне сладкий гимн о Боге? Кто довершит со мной мою «осанну»? Кто воскресит мои мечты святые? — Мария. Когда в неравной битве с неземным врагом Я, побежденный и разбитый, упаду, Где я спасения источники найду? Каким желанием, каким огнем Зажжется у меня в груди отравленная кровь, Кто мне вернет мою святыню вновь? — Нетленная любовь. 1914

*1 Публикация подготовлена П.Г. Проценко. Стихотворения печатаются по машинописям из архива публикатора. Названия стихотворений, данные им, приводятся в квадратных скобках.

721


Ана толи й Ж У РАКОВС К ИЙ. Ст и хи

[Новые одежды, белые одежды] Новые одежды, белые одежды Облекут томящуюся плоть, Все, кого открыты вежды, Все, кого от века возлюбил Господь, Все оденут новые одежды, Белые, как лилии долин, С пальмами они придут к чертогу, Принесут горящий, как рубин, Светлый гимн нетлеющему Богу. Новые непетые псалмы Воспоют пречистые уста, Все, пришедшие из бесконечной тьмы, Все, обретшие Предвечный Лик Христа.

[И душа моя исполнена печали] И душа моя исполнена печали, И душа моя задумчива, мрачна. Смолкли песни, гимны отзвучали, Промелькнули грезы, пронеслась весна. И остались только смутные виденья, Ими сердце до краев полно... Больно мне. Душа моя в томленьи. Грустно мне, тоскливо, хмуро и темно. Как у мира солнце похищают тучи, Так из сердца моего похитили тебя, И оно полно тоскою жгучей, И оно страдает, о тебе скорбя. Но пройдут мгновенья, и сквозь мрак пробьется, Рассекая тучи, победитель-луч, 722

1914


«МН Е Н ИЧЕГО НЕ НУ ЖНо, К Р ОМ Е БО ГА . . . »

И в сияньи солнца вспыхнет мир, проснется, Полон ликованья, светел и могуч. День пройдет — мечта осуществится, Я тебя увижу, дорогая, вновь, И весенним светом сердце озарится, Засияет снова радость и любовь. 4.8.1914

[Тени ночные плывут над уснувшей землею] Тени ночные плывут над уснувшей землею, Сонмы прозрачных, таинственных, чудных видений Мир покрывают воздушной своей пеленою, Мир наполняют волною живых откровений, Тени ночные плывут над уснувшей землею. Грезы неясные в сердце усталое просятся, Сердце исполнено жгучих страданий и муки. Звуки далекие в воздухе теплом разносятся, Скорбно-прекрасные, нежно-печальные звуки, Грезы неясные в сердце усталое просятся. В звуках рыдает и стонет тоска необъятная, В душу вливается бурной, могучей волной. Ты предо мною встаешь, вся как сказка, как жизнь непонятная, С светлой загадкой своей чистоты неземной. В звуках рыдает и стонет тоска необъятная. Богом избранная, Богом венчанная, чистая, Полная вечно-нетленной, живой красоты, Ты мне явила виденье, как солнце лучистое, Новую веру и новое царство мечты. Богом избранная, Богом венчанная, чистая. 723


Ана толи й Ж У РАКОВС К ИЙ. Ст и хи

Сердце в любовном горении хочет к тебе устремиться, Бедное сердце мое недостойно Тебя. Пасть пред Тобою, в восторге немом преклониться, След твоих ног целовать, благоговея, любя. Сердце в любовном горении хочет к тебе устремиться. Господи, Боже, Владыка живой и Всесильный, Сделай достойным меня этой нездешней любви, Полной святыни, любовью великой обильной, Сердце больное мое десницей Своей обнови. Господи, Боже, Владыка Живой и Всесильный. Тени ночные плывут над уснувшей землею, Сонмы прозрачных, таинственных, чудных видений Мир покрывают воздушной своей пеленою, Мир наполняют волною живых откровений. Тени ночные плывут над уснувшей землею.

31.8.1914

Сонет Посвящается Н.Б. Как в небесах далекие светила Влекут к себе созвездия планет, Так ты меня к себе приворожила И мне от сладостных цепей спасенья нет. Твоей любви недремлющая сила Мне в душу снизошла сиянием комет. Ты сердце трепетным восторгом озарила, Как солнечный восход, как утренний рассвет. Мы — две звезды в просторах мирозданья, От первых встреч, от первого свиданья Мы неразрывной тайной скреплены. Нас Бог связал Десницей Всеблагой, Как месяца лучи и волн морских прибой, Как солнца блеск и нежный свет луны. 1914

724


н ача л о п у ти

С писок публикаций автора, посвященных свящ. Анатолию Жураковскому и его общине

1. Священник Анатолий Жура­ков­ский : Материалы к жи­тию / [сост., пред., коммент. П.Г. Проценко]. Париж : ИМКА-Пресс, 1984. 2. Священник Анатолий Жураковский [Отрывок из Ма­териалов к житию] / [Публ., пред., коммент. П.Г. Про­ценко] // Надежда. Вып. 10. [Франкфурт-наМайне], 1984. С. 19–83. 3. Жураковский А., свящ. Солнце Невечереющее : Образ Христа в творениях св. Иоанна Златоуста / [Публ. П.Г. Проценко] // Вестник РХД. Париж, 1983. №1391. 4. Проценко П.Г. Письмо к Н.А. Струве // Вестник РХД. № 159. Париж, 1990. С. 311–312. Письмо, в частности, является ответом на обращение в ре­дакцию журнала Г. Кривошеина (Вест­ник РХД. № 141. 1984. С. 264), который указывал на то, что текст очерка о. А. Жураковского о свт. Иоанне Злато­усте (см. выше под № 3) ранее издавался в эмиграции под именем прот. Александра Глаголева. В своем ответе я впервые открыто называю фамилии Михеевой и Опац­кой.

5. Солнце здесь не вечереющее. Оно не знает заката : Лагерные письма иерея А. Жураковского / публ., пред., коммент. П.Г. Проценко // Северные просторы. М., 1992. № 1–2. С. 28–31; № 3–4. С. 28–33. 1 Уже в последние годы публикатор этого же текста, директор киевского Музея М.А. Булгакова Людмила Губианури, приписала его В.И. Экземплярскому. См.: Христианская мысль. [Вып.] IV. 2007–2008. С. 285–300. Однако еще в 1968 г. на обложке этой же работы, изданной в Монреале РПЦЗ — «Братством преп. Иова Почаевского», стояло имя прот. Александра Глаголева. (См. выше в тексте.) Так что вопрос об авторстве не может считаться закрытым.

743


н ача л о п у ти

О сновные даты жизни cвящ. Анатолия Жураковского

Значком * помечены даты, которые могут быть наз­ваны пред­положительно.

1897, 4 (17) марта — в семье Евгения Дмитриевича Жу­­ра­ковского, студента историко-филологического факультета Московского университета, и его жены, бывшей учительницы, Ольги Васильевны Жураковской (Вейсман), родился второй сын, Анатолий. (Стар­ший брат Геннадий р. 1894.) 1905, октябрь* — братья Геннадий и Анатолий наблюдают волнения на Пресне. 1905–1906* — младший брат Аркадий (р. 1899) заболевает туберкулезом и умирает. Религиозный обет Анатолия. В московской церкви знакомится с дьяконом. 1907* — Анатолий поступает в первый класс 6-й мужской гимназии. 1910, май–июнь* — отъезд семьи в Тифлис в результате доноса на Е.Д. Жураковского и последовавшего затем обыска. 1910–1911 — Анатолий в 4-м классе армянской гимназии в Тифлисе создает кружок по изучению Евангелия. Решает, что станет священником. 1911, август* — семья Жураковских переезжает в Киев. осень — Анатолий поступает в VII казенную гимназию. Посещает заседания Киевского религиозного философского общества. 1912, июль — Е.Д. Жураковский знакомит Анатолия с при­ват-доцентом Киевского университета В.В. Зень­

745


П ав е л Пр оце нко. К незак атно м у с в е т у

С писок библиографических сокращений

1. Автобиография — Жураковская П.И. Автобиография. 1973–1978. Автограф // ОР РГБ. Ф. 447. Картон 52. Ед. хр. 6. 2. Беседа-1992 — Проценко П.Г. Запись беседы с М.А. Паль­ян-Глаголевой. 1992. (Архив автора.) 3. Биография Г.Е. Жураковского — Жураков­ская П.И. Биография Г.Е. Жураковского. 1961–1978. Автограф // ОР РГБ. Фонд 447. Картон 52. Ед. хр. 2. 4. Воспоминания об Асе Карышевой — Орлов С.М. Воспоминания об Асе Карышевой // Воспоминания о церкви. 5. Воспоминания о церкви — Воспоминания о церкви святой равноапостольной Марии Магдалины. Сост. Михеева О.В. (Составлен сб. в 1960–1970-е гг.) Руко­ писный список. В 2-х тетрадях. (Архив автора.) 6. Гимназические сочинения — Жураковский Г.Е. Ги­ мна­зические сочинения, заметки, очерки, рассказы и др. заметки гимназического периода. Авто­граф. Моск­­ва, Тифлис, Киев. 1907–1912 // ОР РГБ. Ф. 447. Кар­тон 37. Ед. хр. 2. 7. Дело 1930 — Архивно-следственное дело «Все­союз­ ной контрреволюционной монархической орга­ни­ зации церковников “Истинно-Православная Цер­ ковь”» в ЦА ФСБ РФ. (Дело № 7377.) 8. Дело 1937 — Архивно-следственное дело П-13738 (з/к А.Е. Жураковского) // Архив УФСБ Респуб­лики Карелия. В изложении М.Б. Годяевой (23.07.2008), ра­бо­тавшей с этим делом.

756


н ача л о п у ти

О сновные источники

В книге впервые вводится большое число материалов, связанных с биографией священника А.Е. Жура­ков­ ского и его окружением. Прежде всего это: 1) Воспоминания, иконография и документы из фонда проф. Г.Е. Жураковского в ОР РГБ; 2) Протоколы следственного производства по делу «Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников “Истинно-Православная Церковь”», хранящегося в ЦА ФСБ РФ. (Копии предоставлены научно-исследовательским отделом новейшей истории РПЦ ПСТГУ, за что выражаю его сотрудникам глубокую благодарность.) 3) Материалы из архива духовной дочери о. Анатолия А.Д. Артоболевской (Карпеки). Он до сих пор не упорядочен и не описан. Некоторые тексты из него были переданы автору Н.Г. Ар­то­­болевской (покойной дочерью А.Д.) в машино­писных копиях, а другие — в электронных — ее сыном Г.В. Арто­­ болевским (1954–16.06.2016), за что я вспоминаю их с ис­кренней благодарностью. Некоторые рукописи мемуарного и эпистолярного характера из этого архива, имеющиеся у меня в отсканированном виде, были мною расшифрованы. При атрибутировании текстов, входящих в АА, автор использовал надписи на титульных листах ру­ко­писей, сделанные А.Д. Ар­ то­­­болевской.

759


н ача л о п у ти

Указатель имен*1

Абрамов 649 Аггеев Константин Маркович, свящ. 197, 266 Агранов Яков Саулович 627 Алабовский Михаил Петрович, прот., сщмч. 118 Александр II, российский император 36 Александра Федоровна, императрица 515 Александрович Василий 346–348, 448, 475, 750 Алексий (Буй), еп. Козловский (Уразовский), сщмч. 629 Алексий (Готовцев), еп. Рыльский 319, 365, 369 Алмазов Борис Николаевич 323 Анатолий Никейский, муч. 374 Андреев Леонид Николаевич 31, 348, 427 Андреев Федор (Феодор) Константинович, прот. 524, 539, 548, 554, 578, 579, 617 Андреева Наталья Николаевна 533, 554, 579, 583 Андреевский (Андриевский) Иван Михайлович 578, 611, 618 Антоний (Абашидзе), архиеп. Таврический и Симфе­ро­­польский 682, 683 Антоний (Вадковский), митр. Санкт-Петербургский и Ла­­дож­­ский 516 Антоний (Храповицкий), митр. Киевский и Галицкий, первоиерарх РПЦЗ 93, 95, 96, 98, 108, 186, 194, 195, 199, 218, 222, 225, *1 В указатель включены все собственные имена основного текста и хронологического указателя, за исключением входящих в названия географических объектов, организаций и храмов, а также авторов упоминаемой в тексте литературы. Не включено в указатель и имя самого о. Анатолия.

761


н ача л о п у ти

Содержание

К читателям Начало пути

7 13

Метания отца

29

Столкновение с государством

35

Тифлис

37

Православный Сион над Днепром

41

Свидетельство ученицы Евгения Жураковского

51

Двойственность отца и сердечность матери

54

Мальчики Жураковские

56

Ожидание встречи

66

Духовные искания и соловьевцы

72

Василий Экземплярский: богослов света

85

Расплата за искренность

92

Юность и любовь

104

Университет и война

110

Пути церковной проповеди

117

Эвакуация

122

Фронт

127

Три опоры посреди хаоса

137

Свобода на киевских холмах

146

«Поздно вы пришли!»

166

Революция в Киеве и христиане

175

779


сод ержание

Борьба на Всеукраинском соборе

183

Днепровский берег надежд

191

«Христианская коммуна»

201

Правдоискатель из крестьян, архимандрит Спиридон

205

Братство Иисуса Сладчайшего

212

Умирающие миры

236

Жураковский на грани смерти

247

Сестры Карпеки

257

В бывшем помещичьем саду

272

Приход Святой Марии Магдалины

285

Проповеди Жураковского — ответ духам революции

294

Настроения интеллигенции

300

Возврат к подпольным кружкам

304

Пастырская работа

314

«Светлый Ворзель»

321

Борьба за духовное рождение

330

Рост общины

336

Молодые общинники

344

Гонения

355

Приговор… и лорд Керзон

368

В ссылке

387

Одиночество преследуемых

403

«Белый монастырь»

411

«Белый старец»

417

Окончание ссылки

425

Во имя беспечальной жизни

438

Глухая пора

462

«Время, которое хотелось любить»

471

«Правда мира поколебалась»

497

В защиту «Божественной правды»

515

За свободу в несвободном обществе

536

Конец истории

573

Испытание следствием

586

В неравной борьбе

607

К пристаням Незакатного света

633

780


с оде ржание

Возрождение души

654

В лабиринтах смерти

667

Опустевший город

676

Приложение

Вокруг о. Анатолия Жураковского и его имени

699

Анатолий жураковский «мне ничего не надо, кроме бога...» стихи 719 Список публикаций автора, посвященных свящ. Анатолию Жураковскому и его общине

743

Основные даты жизни свящ. Анатолия Жураковского

745

Список условных сокращений

754

Список библиографических сокращений

756

Основные источники

759

Указатель имен

761

781


Проценко Павел Григорьевич К незак атному Свету А н атол и й Ж у ра ковс к и й : п ас т ы рь , поэт, м у ч е н и к

Научный редактор свящ. Александр Мазырин Редакторы И.В. Мамаладзе, М.И. Крапивин Корректор Е.А. Дорман Верстка Е.Ю. Агафонов Обработка иллюстраций Я.И. Хорева Оформление С.А. Хидоятов

Издательство Православного Свято-Тихонов­ского гума­нитар­ого университета Москва, Новокузнецкая ул., 23б, izdat@pstgu.ru

Павел Проценко. К незакатному Свету. Анатолий Жураковский - пастырь, поэт, мученик  

М. : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; ООО "Издательство "Эксмо", 2017. 784 с., илл. ISBN 978-5-7429-0486-1 Книга по...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you