Page 1


Р УС СК А Я ЦЕРКОВЬ ВЕК Д В А Д Ц АТ ЫЙ

История Русской Церкви Х Х века в свидетельствах современнников


Р УС СК А Я ЦЕРКОВЬ ВЕК Д В А Д Ц АТ ЫЙ Ис т о р и я Р ус с к о й Це р к в и Х Х в е к а в с в и де т е л ь с т в а х с ов ре м е н н н и к ов ТОМ 1

19 0 0 – 1917 К о н е ц с и н ода л ьн ог о п е р и ода

К

Н И Г А

МОСК ВА * 2 014

1


УДК 281.93 ББК 86.372 Р 88

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви ИС 13-314-2126 Р 88 Русская Церковь. Век двадцатый : история Русской Церкви ХХ века в свидетельствах современнников. Т. 1, кн. 1. Конец синодального периода, 1900–1917 / авт. вст. статьи С.Л. Фирсов. – Москва : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет : Эксмо, 2014. – 856 с. : ил. ISBN 978-5-7429-0800-5 (ПСТГУ) ISBN 978-5-7429-ХХХХ-Х (Эксмо) Двухтомник «История Русской Церкви XX века в свидетельствах современников» открывает многотомный проект «Русская Церковь. Век ХХ» и охватывает собой начало века (с 1900 г. до Февральской революции 1917 г.). Материалы личного происхождения – дневники, частная переписка, воспоминания – всегда вызывали особый интерес, будучи важнейшим источником исторической науки, в том числе и истории Русской Православной Церкви. Они необыкновенно живо и ярко отражают атмосферу эпохи, мысли и чувства непосредственных участников событий своего времени, дополняя официальный корпус документов. Предлагаемая антология выдержек из мемуаров, писем и дневников – первый проект, посвященный российской церковной истории, и уже поэтому она уникальна. Более сотни авторов, несколько сотен фрагментов текстов (некоторые публикуются впервые) предлагают читателю необычайно широкую панораму российской церковной жизни начала века. В дальнейших выпусках проекта перед читателем предстанет вся история Русской Церкви ХХ века, включая историю Русской Церкви за рубежом. Надеемся, что издание будет незаменимым помощником для всех интересующихся историей России и Русской Церкви. УДК 271.2-475 ББК 86.372-43

ISBN 978-5-7429-0800-5 (ПСТГУ) ISBN 978-5-7429-ХХХХ-Х (Эксмо)

© Фирсов С.Л., вст. статья, 2014 © Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, составление, редакция, оформление, 2014 © ООО «Издательство «Эксмо», 2014


Р УС С К А Я Ц Е РКОВЬ Н А З А РЕ X X ВЕ К А

ОТ РЕДАКЦИИ

Предлагаемый на суд читателей двухтомник является первой частью проекта «История Русской Церкви XX века в свидетельствах современников» и охватывает финальную часть Синодального периода (с 1900 г. до Февральской революции 1917 г.). Документы личного происхождения - дневники, частная переписка, мемуары (воспоминания) – всегда представляли большой интерес для исторической науки, в том числе для истории Русской Православной Церкви. Они отражают мысли, чувства, действия непосредственных участников событий своего времени, дополняя официальный корпус документов. Своеобразие документов личного происхождения как исторических источников заключается, прежде всего, в том, что явления и факты реальной жизни того или иного исторического периода отражены в них через личностное восприятие конкретных людей – современников этих событий, несут отпечаток личностей авторов. В то же время, учитывая субъективность документов личного происхождения, их нельзя воспринимать некритически. Большинство включенных в издание текстов ранее публиковалось, однако в комплексе информация, содержащаяся в них, уникальна и содержит не только субъективную оценку тех или иных отдельных исторических событий, но и позволяет получить, с привлечением и других документальных источников, довольно объективное представление о ходе исторического процесса в рассматриваемый период в целом. В двухтомник включены фрагменты дневников, мемуаров и частных писем, опубликованных в вышедших как до 1917 г., так и в последующий период отдельных изданиях и сборниках, а также в периодической печати. Ряд документов публикуется впервые: из фондов ГАРФ (Ф. 550, 1463, 6343) и НИОР РГБ (Ф. 126). В сборник вошли воспоминания, дневники и письма практически всех слоев населения Российской империи: представителей духовенства, —

5


О Т РЕ Д А К Ц И И

общественно-политических деятелей, членов Царской семьи, военачальников, творческой и научной интеллигенции, крестьян. При отборе материалов использовался фундаментальный труд доктора исторических наук, профессора П.А. Зайончковского «История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях. Аннотированный указатель книг и публикаций в журналах», «Россия и российская эмиграция в воспоминаниях и дневниках: аннотированный указатель книг, журналов и газетных публикаций, изданных за рубежом в 1917–1991 гг.», «Воспоминания и дневники XVIII–XX вв. Указатель рукописей», каталоги РГБ, ГПИБ, библиотеки Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Решая вопрос о включении того или иного материала составители стремились к тому, чтобы среди авторов как можно шире были бы представлены различные социальные группы населения дореволюционной России, отдавая предпочтение наиболее информированным и активным участникам событий дореволюционного периода истории Русской Церкви. Структурно материалы сборника сгруппированы по разделам, соответствующим наиболее важным событиям истории Русской Церкви периода 1900 – 1917 гг. (до февраля) и их участникам. Как правило, документы публикуются в извлечениях; редакторские купюры обозначаются точками в угловых скобках. Для удобства читателя авторские сокращения в текстах большей частью раскрыты нами и не оговариваются. Слова, добавленные в авторские тексты редакцией, заключены в квадратные скобки. Написание имен собственных, а также строчных и прописных букв сохранены. В большинстве случаев примечания сделаны редакцией и помещены в конце томов. Оговоренные авторские примечания размещаются подстрочно (как и переводы иноязычных выражений). Все даты до 14.02.1918 г. даны по старому стилю. Издание снабжено именным указателем, хронологией событий, списком использованных источников. Открывается издание предисловием доктора исторических наук, профессора С.Л. Фирсова. Краткие биографические сведения об авторах даны перед включенными в издание текстами их воспоминаний, дневников или переписки. Отбор и обработка материалов осуществлены В.А. Гончаровым при участии Н.Ю. Бутиной, И.А. Воронцовой, Е.Ю. Агафонова, Н.Д. Егорова, П.Г. Проценко, А.А. Кострюкова, Н.В. Сомина. В подготовке списка использованных источников, сведений об авторах и именного указателя принимали участие Н.Ю. Бутина, Е.Ю. Агафонов, В.А. Гончаров, Н.Д. Егоров. Хронология событий подготовлена В.А. Гончаровым.

6


Р УС С К А Я Ц Е РКОВЬ Н А З А РЕ X X ВЕ К А

С. Л. ФИРСОВ, д. и. н., Санкт-Петербург

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ НА ЗАРЕ XX ВЕКА: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТИ

Ставший достоянием истории XX век был для Православной Церкви в России, пожалуй, наиболее трагическим периодом ее тысячелетнего бытия. Небывалые гонения, насилия, стремление полностью уничтожить саму веру в Бога, искоренить церковные традиции — вот, пожалуй, как можно охарактеризовать политику безбожных властей, в течение более чем 70 лет строивших на территории бывшей Российской империи «самое справедливое» общество. Разумеется, в разные периоды этого 70-летия репрессивная государственная машина действовала по-разному: разгул насилия 1920-х — 1930-х сменялся весьма двусмысленным «перемирием» сталинского псевдоцерковного «ренессанса», на смену которому приходили гонения «либерального» Н.С. Хрущева и «научная» борьба с религией его «многозвездного» преемника. Однако стратегия оставалась неизменной: полное вытеснение религии и Церкви из всех сфер жизни общества, низведение ее на уровень маргинального института, не имеющего влияния на советского человека. Последствия данной политики, к сожалению, сказываются и поныне, несмотря на то, что государственный атеизм стал достоянием прошлого. Соответственно, возрастает значение опыта существования Церкви в предшествующий период — период монархической государственности, когда власть подчеркивала свою конфессиональную пристрастность и когда православие признавалось привилегированным вероисповеданием. Насколько опыт прошлого, особенно опыт начала XX века, необходим сегодня, как мы можем оценить положение Церкви —

7


С . Л. Ф ИРСО В

в то время, насколько церковно-государственные отношения были «симфоническими» (разумеется, не по названию, а по сути), переживала ли Церковь кризис и если переживала, то в чем он выражался? На все эти вопросы необходимо искать ответ, не пытаясь отделаться конструированием какой-либо схемы, поскольку далеко не всегда возможно просто говорить о сложном. Представляемую вниманию заинтересованного читателя антологию, полагаю, можно назвать путеводителем по истории Церкви начала прошлого столетия, путеводителя, который помогает найти ответы на поставленные выше (а также на многие иные) вопросы. Однако для лучшего понимания проблем, стоявших тогда, накануне революционных пертурбаций 1917-го, перед Церковью, следует кратко охарактеризовать основные этапы церковной истории начала XX века — те события, которые стали важными вехами на ее пути, позволили поставить в качестве принципиальных вопросы отношения с государством и обществом. В начале XX века, согласно Основным законам империи, первенствующей и господствующей верой была «христианская, православная, кафолического восточного исповедания», император Всероссийский не мог исповедовать никакой другой религии, кроме православной. Он же, по закону, считался Верховным защитником и хранителем догматов господствовавшей веры, а также блюстителем правоверия и благочиния, в церковном управлении действовавшим посредством Святейшего Правительствующего Синода. Исключительно велико в начале XX столетия было влияние на церковные дела обер-прокурора Св. Синода, что не в последнюю очередь явилось итогом многолетнего руководства Ведомством православного исповедания Константина Петровича Победоносцева (1827–1907). Глубоко верующий христианин, умный человек и тонкий политик, считавший петровские преобразования исключительно полезными для Церкви, К.П. Победоносцев полностью использовал рычаги государственного контроля за церковной деятельностью, являя собой пример идейного смотрителя «за исполнением законных постановлений по духовному ведомству». Сфера компетенции обер-прокурора Св. Синода в то время была исключительно широка: именно он представлял доклады Св. Синода государю, информировал членов «духовного правительства» о царских повелениях и имел также полномочие объявлять словесно Высочайшие указы. —

8


Р УС С К А Я Ц Е РКОВЬ Н А З А РЕ X X ВЕ К А

Таким образом, формально не имея голоса в Св. Синоде, оберпрокурор при желании мог полностью парализовать его деятельность, добившись через императора смены неугодных ему членов. Управление Православной Российской Церковью было строго централизовано — наверху стояло «духовное правительство» — Святейший Правительствующий Синод. На местах жизнью Церкви руководство осуществляло епархиальное управление, состоявшее из местного архиерея — руководителя епархии (церковного округа, территориально совпадавшего с губернией)1 и консистории (учреждения, занимавшегося судом и управлением епархией). При этом существовала должность секретаря консистории, напрямую подотчетного обер-прокурору Св. Синода и имевшего возможность опосредованного влияния на ход дел в епархии. Примечательно также и то, что дела должны были решаться только единогласно, в случае же разногласия инициатива «объяснения сути» изучавшейся проблемы целиком переходила в руки секретаря. Для удобства управления епархией в Православной Церкви существовала должность благочинных — помощников епископов «в надзоре за духовенством вверенных им епархий». Фундаментом всего здания Церкви являлся приход — «общество верующих православных христиан, имеющих свой храм и своих священнослужителей». Однако, являясь низшей церковно-административной единицей, приход в большинстве случаев не оказывал решающего влияния на жизнь верующих, формально к нему приписанных. Приходский священник в большинстве случаев ограничивал свою деятельность совершением богослужений и исполнением треб для верующих, за что прихожане содержали его и остальной причт своими подаяниями. Со времени царствования императора Николая I правительство стало назначать духовенству жалованье из общегосударственных средств, применив этот порядок первоначально в юго-западных епархиях страны. Затем подобная практика была распространена и на другие епархии. Однако размер жалованья был минимален и не мог 1

В начале XX века православные епархии в пространственном отношении не совпадали с губерниями только в нескольких случаях. Епархий же было 63 (исключая Грузинский Экзархат и Северо-Американскую архиерейскую кафедру). Общая численность русского епископата (считая епархиальных архиереев, и викариев, а также епископов – настоятелей монастырей и находившихся на покое) составляла на 1916 г. более 150 человек. —

9


С . Л. Ф ИРСО В

обеспечить духовенство, являясь лишь вспомогательным средством его существования. Несмотря на все старания властей, в начале XX века многие православные иереи не получали от казны даже мизерного «вспомоществования», оставаясь, с одной стороны, материально зависимыми от прихожан, а с другой — находясь в полном и всестороннем подчинении у государства — в лице консисторского начальства и, во многом зависимого от него, — начальства епархиального. Впрочем, осознавая ненормальность сложившегося положения, правительство из года в год увеличивало число церквей (приходов), причты которых получали жалованье. Так, если на 1907 г. таких причтов было 27 925, то на 1917-й — уже 35 516. При этом общее число самостоятельных приходов в епархиях империи на 1917 г. достигло цифры 42 713, а число священнои церковнослужителей, получавших «средне-нормальные» оклады содержания, составило 54 951 человек (соответственно: 25 822 протоиерея и священника, 4987 диаконов, 24 142 псаломщика). Стоит заметить, что накануне 1917-го эти «средне-нормальные оклады содержания» составляли для протоиереев и священников — 294 рубля в год, для диаконов — 147 рублей, и для псаломщиков — 98 рублей! И хотя 15 075 священников, диаконов и псаломщиков получали из казны финансирование, превышавшее установленную норму, значительное число клириков (13 225 человек) имели оклад менее «средне-нормального», а 25 992 священно- и церковнослужителей вообще ничего не получали. При этом для доведения до «средне-нормального оклада» содержания священно- и церковнослужителей, получавших менее установленной нормы и не получавших ничего, накануне Февраля 1917-го требовалось 6 021 812 рублей 13 копеек2. Такой суммы у Св. Синода не было. Но даже в случае нахождения необходимых средств говорить о решении проблемы материального обеспечения духовенства не приходилось: оно оставалось преимущественно неудовлетворительным. Большинство православных причтов в России — как получавших мизерное содержание, так и лишенных его — помимо платы за требы, существовали на так называемые местные средства, получаемые от продажи свечей, икон, от кружечных 2

См. подробнее: Смета доходов и расходов Святейшего Правительствующего Синода на 1917 год. Пг., 1916. С. 65, 78, 79. —

10


Р УС С К А Я Ц Е РКОВЬ Н А З А РЕ X X ВЕ К А

и других сборов и т.п. Земля, как правило, не приносила особого дохода духовенству, представители которого, не являясь земледельцами (как крестьяне), в то же самое время не были и помещиками-землевладельцами. Как правило, церковные земли они сдавали за определенное вознаграждение в аренду крестьянам. Духовенство занимало достаточно неопределенное положение среди сословий и групп русского общества. Во многом поэтому духовенство не имело достаточного авторитета в народной среде. Разумеется, существовала некоторая (иногда весьма существенная) разница между материальным положением городского (особенно столичного) и сельского духовенства, однако тот факт, что большинство православных клириков проживало в сельской местности, делает это несущественным. В тот период число православных подданных российской короны было весьма значительным и из года в год увеличивалось (прежде всего в связи с общим ростом населения страны). Так, если в самом начале XX века жителей православного исповедания в России числилось более 83 миллионов человек (немногим более 42 миллионов мужчин и почти 42 миллиона женщин)3, то в роковом для страны 1914-м — уже 98 миллионов (причем без данных Варшавской епархии и материалов протопресвитера военного и морского духовенства)4. Соответственно, росло и число православных клириков: в 1900 г. представителей белого духовенства и церковнослужителей (протоиереев, священников, диаконов и псаломщиков) было почти 105 000 человек (2230 протоиереев, 34 784 священников, 14 945 диаконов и 43 857 псаломщиков), а в 1914 г. — уже 112 6295. Эти цифры не должны завораживать: один представитель белого духовенства приходился на 820 человек! Даже принимая во внимание, что далеко не все православные регулярно исполняли свой религиозный долг, необходимо признать недостаточную для нормального окормления десятков миллионов православных численность клириков. Следовательно, вопрос о подготовке церковных кадров был одним из наиболее актуальных и требовал от властей серьезного внимания к системе духовного образования. 3 4 5

Всеподданнейшие отчеты обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1903–1904 годы. Приложения. СПб., 1909. С. 37. Всеподданнейший отчет… за 1914 год. Приложения. Пг., 1916. С. 27. Там же. С. 25. —

11


С . Л. Ф ИРСО В

Нельзя сказать, что обер-прокуратура и Святейший Синод недооценивали это требование. Почти в каждой епархии существовали духовные семинарии (на 1900 г. — 58), практически во всех — духовные училища (на 1900 г. — 187)6, а в четырех епархиях — духовные академии (Санкт-Петербургская, Московская, Киевская и Казанская). Так как государство было конфессионально ориентированным (православным), то вполне естественно было бы предположить, что расходы на обучение в духовных учебных заведениях оно полностью брало на себя. Это предположение, однако, не находит фактического подтверждения: лишь в академиях большинство студентов было «казеннокоштными» (то есть жили за счет казны), в семинариях же и в училищах большинство составляли «своекоштные» учащиеся. У государства, всячески подчеркивавшего приверженность идее церковно-государственного союза, не хватало средств для того, чтобы обеспечить жизнь будущих пастырей Церкви. Епархии как могли помогали своим клирикам, но и их средства были весьма ограничены. Была и еще одна серьезная проблема, с которой столкнулись духовные школы в начале XX века: многие выпускники духовных школ отказывались принимать сан, предпочитая «штатскую» (т.е. гражданскую) службу служению в священном сане. Митрополит Евлогий (Георгиевский) много лет спустя вспоминал, что в то время «духовные семинарии не давали достаточного числа кандидатов-священников. Во многих епархиях отмечался их недостаток, многие семинаристы, особенно в Сибири, не хотели принимать священнического сана. Благовещенская семинария за 10 лет не выпустила ни одного священника; религиозный энтузиазм в семинарии потух, молодежь устремлялась на гражданскую службу, на прииски, в промышленные предприятия»7. Ослаблению религиозного энтузиазма не в последнюю очередь способствовало и незавидное материальное положение православных пастырей. Сложность ситуации заключалась в том, что внешнее положение Православной Церкви резко диссонировало с ее внутренним состоянием. В самом деле: при ежегодном росте числа храмов и монастырей проблемы православных клириков не выглядели слишком 6

7

Семинарии отсутствовали в епархиях Владивостокской, Гродненской, Екатеринбургской, Забайкальской, Омской, Туркестанской и Финляндской; училища — в епархиях Владивостокской, Туркестанской и Финляндской. Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни. М., 1994. С. 415. —

12


Р УС С К А Я Ц Е РКОВЬ Н А З А РЕ X X ВЕ К А

удручающими и для посторонних, мало знакомых с внутрицерковной жизнью людей свидетельствовали скорее об укреплении позиций главной конфессии империи, об ее непререкаемом первенстве. Автор статистической справки о состоянии Православной Церкви за период царствований императоров Николая I, Александра II, Александра III и первого десятилетия правления императора Николая II утверждал, что время с 1881 по 1903 гг. было для Церкви эпохой «всестороннего процветания» и указывал на подъем религиозности паствы, отмечая обильные материальные пожертвования8. Действительно, православных храмов год от года становилось все больше. Так, если в 1903 г. церквей и часовен было соответственно: 50 355 и 19 890, то к началу Первой мировой войны — уже 54 229 и 23 5939. За год строилось в среднем более 500 храмов. При этом большинство православных крестьян оставались, как и в средние века, неграмотными, не могли прочитать даже общеупотребительные молитвы и, по словам обер-прокурора К.П. Победоносцева, не понимали их смысла, равно как не понимали значения церковных священнодействий и обрядов. «Всестороннее процветание», под которым понималось прежде всего бурное «церковное строительство» (статистические показатели), можно иллюстрировать и на материалах из истории роста монастырей. Годы победоносцевского управления ведомством православного исповедания — действительно «золотой век» русского иночества. Цифры выглядят более чем красноречиво: если в год смерти императора Николая I (1855) в стране было 19 941 монахов, монахинь, послушников и послушниц, а спустя четверть века, на год смерти его сына, императора Александра II, — 28 526, то на 1902 г. — уже 58 138. Рост монашествующей братии пришелся на период правления императора Александра III — к концу его царствования численность монашествующих обоего пола почти удвоилась (44 594 человека). В среднем ежегодно в монастырь уходило по 1234 человека, в то время как в царствование 8

9

См.: Преображенский И. Иллюстрация к нашим статьям: «Что говорят цифры о состоянии Церкви в царствовании императоров Николая I, Александра II, Александра III, и в настоящее время по 1903-й год» (Статистическая справка для соображений по вопросу о церковной реформе) // Прибавления к Церковным ведомостям. 1906. № 51–52. Стлб. 3166. См.: Всеподданнейшие отчеты… за 1903–1904 годы. С. 19; Всеподданнейший отчет… за 1914 год. С. 11. —

13


С . Л. Ф ИРСО В

Александра II — только по 330 человек. Разумеется, росло и число монастырей: с 1881 по 1890 гг. возникло 160 новых обителей. Это десятилетие стало рекордным за всю историю христианства на Руси — ни в какой другой период не было основано столько монастырей. Тогда же выяснилось, что численность монахинь (послушниц) постепенно превышает численность монахов (послушников) и растет значительно быстрее. На одну мужскую обитель в 1902 г. приходилось в среднем около 30 монахов и послушников, а на одну женскую — около 118 монахинь и послушниц. И хотя мужских обителей было значительно больше, чем женских, наметившаяся тенденция свидетельствовала о постепенном увеличении количества именно женских монастырей. С 1885 по 1902 гг. появилось только 37 новых мужских обителей, в то время как женских — 233. А за три последующих года (с 1903 по 1906) женских монастырей появилось еще 26, в то время как мужских — только 810. Причину увеличения численности женского монашества исследователи обычно ищут с учетом Великих реформ, когда начался процесс «окрестьянивания монашества». Разрушение старого уклада (не только и, быть может, не столько социально-экономического, сколько психологического) в первую очередь затронуло женщин, склонных искать утешения и стабильности в системе знакомых и с детства родных религиозных ценностей. Идеальным местом, где эти ценности сохранялись и приумножались, был, разумеется, монастырь. Кроме того, в монастырь бедные крестьяне отправляли своих детей — девушек-«перестарков», которых не могли выдать замуж. В монастырь часто уходили и бездетные вдовы. Так, с 1914 по 1917 гг. женские монастыри вновь численно выросли за счет «осиротелых невест и бездетных вдов» — с 71,2 до 84,3 тысяч насельниц. В монастыре бывшие крестьяне сочетали иночество с традиционным крестьянским трудом — ведь многие монастыри представляли собой настоящие хозяйства, требовавшие рабочих рук. Удивления это вызывать не может: монастыри никогда не могли совершенно обособиться от народной жизни, они всегда были тесно связаны с хозяйственной и политической жизнью государства. «Монастыри — это самое драгоценное сокровище нашей жизни, наша гордость, с каким бы высокомерным презрением не относились 10

См. подробнее: Богатство и доходы духовенства / Сост. В. Кильчевский. СПб., 1908. С. 4–5. —

14


Р УС С К А Я Ц Е РКОВЬ Н А З А РЕ X X ВЕ К А

к ним те, кто не знает духовной жизни, кто не хочет даже подумать о том, ради чего столь многие люди избирают этот жертвенный путь. Можно, конечно, говорить и о распущенности нравов в некоторых монастырях, и о лености, о бездельничанье монахов, и об их пороках, — нигде контраст между идеалом и жизнью не был так велик, как в монастырях, хотя и нигде больше он не переживался так глубоко и мучительно, — писал известный русский мыслитель князь С.Н. Трубецкой. — Мы ценим монастыри, как учреждение, в котором учение Церкви выразилось в самой жизни... Мы ценим монастыри, не взирая на их недостатки, ради тех святых жемчужин, которые сияют из-за их стен. Они были местом духовного и нравственного воспитания народа»11. Однако для многих далеких от Церкви современников начала XX века монастыри были преимущественно «эксплуататорами» и «землевладельцами». Расхожее мнение о монастырских «богатствах», как показало дальнейшее развитие событий, было чрезвычайно преувеличенным. Далеко не все монастыри владели значительными земельными богатствами. Большинство обителей (368) владели участками от 100 до 200 десятин12 (133 монастыря) и от 200 до 500 десятин (235 монастырей). Лишь шесть монастырей в России владели более чем 10 000 десятин каждый13. Важнейшие источники общемонастырских доходов, помимо доходов от угодий и оброчных статей (земли, лесов, лугов, озер, мельниц и т.п.), составляли доход от продажи свеч и икон, кружечный доход, доход от кладбищ и погребения, доходы от гостиниц, от сдачи в аренду помещений, площадей под ярмарки и лавок, типографский доход, доход от продажи деревянного масла. Но, несмотря на многочисленность этих статей, далеко не все монастыри могли похвастаться блестящим финансовым положением. Кстати сказать, и государственная помощь была незначительной: так, в 1910 г. на содержание монастырей правительство выделило около 400 000 рублей14. Женские монастыри были, как правило, беднее мужских. Настоятели, в силу различных причин, не были заинтересованы в разглашении сведений о состоянии дел в своих обителях, предпочитая 11 12 13 14

Цит. по: Смолич И.К. Русское монашество 988–1917. Жизнь и учение старцев. М., 1999. С. 367–368. Единица площади в России до 1918 года, равная 1,0925 га. Богатство и доходы… С. 9. См.: Государственная роспись доходов и расходов на 1910 год. Приложения. [СПб., 1910]. С. 49–53. —

15


С . Л. Ф ИРСО В

не выносить материальные вопросы на всеобщее обозрение. В результате не только среди нецерковных людей, но и в правительственной среде сложились явно преувеличенные представления о колоссальных богатствах, «под спудом» хранящихся в монастырях. Лишь после того, как большевики решили воспользоваться «сокровищами монахов», выяснилось, что слухи об их размере сильно преувеличены. Анализ документов Политбюро ЦК РКП (б) позволил установить общую денежную оценку всего изъятого у Церкви в 1922 г.: 4 650 810 руб. (в золоте). Если исходить из заявленной В.И. Лениным в письме от 19 марта 1918 г. надежды получить церковных сокровищ на многие сотни миллионов или даже миллиардов золотых рублей, то ошибку следует признать исключительной: дотла разорив Церковь, Советское государство экспроприировало лишь тысячную долю ожидаемого15. Разумеется, у Церкви отобрали земли — 740 тысяч десятин земли монастырской и 1,9 миллиона десятин церковной (всего — 2,6 миллиона на начало 1917-го)16, но в предреволюционные десятилетия абсолютное большинство обителей не могли считаться настоящими землевладельцами, получавшими прибыль от эксплуатации земельных богатств. В самом деле: 2,6 миллиона десятин выглядят не слишком весомо на фоне 79 миллионов десятин, принадлежавших в Европейской России помещикам, и 124 миллионов десятин, принадлежавших крестьянам. Заявления о всестороннем процветании вводили в заблуждение не только недругов Церкви, но и ее государственных покровителей, завороженных магией цифр. Однако не прекращавшееся строительство храмов, рост новых монастырей и увеличение числа их насельников требовали все больших средств. Решение старых проблем усложнялось непрерывным ростом новых. Смета Св. Синода постоянно увеличивалась за счет государства, но не могла покрыть все церковные нужды. При этом нельзя сказать, что Церковь полностью решала с помощью государства свои финансовые проблемы. Министерство народного просвещения, с которым, очевидно, сравнивать духовное ведомство корректнее всего, получало от государства в три раза больше средств! 15 16

Покровский Н. Предисловие // Архивы Кремля. Политбюро и Церковь. 1922– 1925 гг. М.; Новосибирск, 1997. Кн. 1. С. 79. См.: Религия и Церковь в истории России. М., 1975. С. 183. —

16


19 0 0 – 1917 Книга 1


«Â ÌÎËÈÒÂÅÍÍÎÌ ÅÄÈÍÅÍÈÈ Ñ ÌÎÈÌ ÍÀÐÎÄÎÌ…» Ïðîëîã


На развороте Cлева сверху вниз: Освящение Морского Никольского собора. Кронштадт. 1913 г. Император Николай II и императрица Александра в костюмах русских царей XVII века. 1903 г. Закладка нового здания лейб-гвардии Конного полка. Санкт-Петербург. 1914 г. Справа: Шествие по окончании коронации императора Николая II в Успенском соборе Кремля. 14 мая 1896 г.


ПР ОЛОГ

Император Николай II Император Всероссийский, Царь Польский и Великий Князь Финляндский страстотерпец Николай II Александрович родился 6 мая 1868 г. в Царском Селе. Полковник (1892). Вступил на престол 21 октября 1894 г. В его царствование было совершено беспрецедентно большое (для синодального периода) число канонизаций новых святых, причем на канонизации наиболее известного — Серафима Саровского — император настоял вопреки мнению оберпрокурора Синода Победоносцева. После отречения находился вместе с семьей под домашним арестом в царскосельском дворце. Летом 1917 г. по решению Временного правительства был вместе с семьей отправлен в ссылку в Тобольск, а весной 1918 г. перемещен большевиками в Екатеринбург, где был расстрелян 17 июля 1918 г. вместе с семьей и приближенными. Канонизирован с супругой и детьми Русской Зарубежной Церковью заграницей в 1981 г., Русской Православной Церковью — на Архиерейском Юбилейном Соборе 2000 г. C девяти лет вел дневник, подлинник которого хранится в ГА РФ (50 объемистых тетрадей). В настоящее издание включены выдержки из дневниковых записей императора 1900 г., опубликованных в 2009 г. в сборнике «Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.)».

Из дневников 1 апреля 1900 г. Приехали в Москву в 10¼ час. с сырой холодной погодой; утром даже шел снег. На станции встретили дядя Сергей1 и Элла2 и несколько старших начальников. Заехав к Иверской, приехали в Большой Дворец, где и поселились в комнатах Папа и Мама; с детьми в наших прежних помещениях. Завтракали впятером с Костей3. Занимался один. В 7 час. поехал ко всенощной к дяде Сергею в его симпатичной маленькой церкви. Обедали тоже впятером. Ночью Костя уехал в Питер. Вернулись домой в 11½. 2 апреля 1900 г. Воскресенье. Утро было сырое, боялись дождя во время выхода на Красное Крыльцо; но, к счастью, этого не —

55


« В М ОЛИТ В Е ННОМ Е ДИНЕ НИИ С МОИМ НАРОДОМ...»

случилось. Странно было идти вчетвером по этим громадным залам с дядей Сергеем и Эллой. Минута поклона, как всегда произвела на меня глубоко трогательное и душу возвышающее впечатление! Совсем не было холодно. Обедня была архиерейская с дивным пением синодального хора. Приложились ко всем мощам и в Чудовом монастыре также и вернулись к часу к себе. Завтракали вчетвером. В 3 часа поехали в Нескучное. Погода поправилась, вышло солнце и все подогрело. Гуляли в саду, по грязным дорогам, но наслаждались воздухом. К удивлению нашему, нашли голубые цветы на солнечном склоне оврага. Вернулись домой к 5 ч. Читал до 8 ч. Обедали вчетвером и просидели вместе до 11 час. 3 апреля 1900 г. Отличный ясный день. В 9½ прошли разными ходами в синодальное помещение, где присутствовали на мироварении, которое делал сам митрополит. Благовоние было удивительное. В 11½ пошли к преждеосвященной обедне в церковь Рождества Богородицы. Завтракали одни. От 2½ осматривали разные маленькие церкви около теремов и Благовещенский собор с ризницей. Потом прогуливались по верхней террасе. В 7 ч. пошли к вечерней службе в крошечной церкви Воздвижения Креста; все образы в ней сшиты царевнами. Прелестно! Обедали и провели вечер вчетвером. 4 апреля 1900 г. День простоял хороший, теплый. Принял Саблера4. В 11½ пошли к обедне в церковь Словущаго Воскресения, рядом с церковью Воздвижения, но этажом ниже. После завтрака осмотрели последнюю церковь, внутри дворца, Воскресения Лазаря. Отсюда прошли двором в Оружейную палату, которую подробно осмотрели и затем отправились на кремлевскую стену и вошли в церковь Благовещения («Нечаянная радость») как раз под нашими окнами. К вечерней службе ходили в ту же маленькую церковь как вчера и обедали вчетвером.

56


ПР ОЛОГ

Письмо вел. кнг. Ксении Александровне 5 апреля 1900 г. Дорогая моя Ксения, Сердечно благодарю тебя за милое письмо из Севастополя, которое меня очень обрадовало. Приятно слышать, как вы все наслаждаетесь в Крыму и разогреваете ваши застывшие от Питера косточки! И мы оттуда, слава Богу, убрались и приехали сюда в день рождения Сандро5. Я не могу тебе описать те чувства, которые я испытываю здесь с началом Страстной, но могу тебя уверить, что теперь только я понял, что значит говеть. Аликс вполне разделяет мои чувства, это меня глубоко радует. Мы ходим и утром и вечером в разные церкви внутри теремов; службы в этих старых храмах производят чарующее впечатление. В особенности нам понравилась одна крошечная — Воздвижения Креста, любимая царя Алексея Михайловича; все образа ее под стеклом, потому что они шиты шелком дочерьми его. Сюда мы ходим каждый вечер одни, с дядей Сергеем и Эллой, больше ни для кого места нет; певчие стоят снаружи. Вчера мы ходили по стене Кремля и зашли в старинную церковь Благовещения («Нечаянной радости») в башне напротив наших окон. Мы приложились поочередно к чудотворной иконе, окруженной массой лампадок, и, пока Элла прикладывалась — верхушка ее шляпы зацепилась за одну из лампадок. Она выделывала всевозможные повороты головой — ничего не получилось. Она краснела, нас разбирал смех, а помочь мы не могли, так как священник стоял между нами и ею и забалтывал нас объяснениями о церкви. После долгих усилий наконец Трепову6 удалось освободить ее, а главное, удержать лампадку, которая грозила вылиться на нее. Элла вся красная, с растрепанными волосами вышла с нами из церкви. Все стоявшие там улыбались и низко кланялись. Такое происшествие могло бы только случиться с тетей Катей7. В понедельник мы присутствовали при начале обряда мироварения — сам митрополит8 совершал его в мироварной палате. —

57


« В М ОЛИТ В Е ННОМ Е ДИНЕ НИИ С МОИМ НАРОДОМ...»

Крайне любопытное зрелище и благоухание уму непостижимое. Три дня и три ночи варится миро, а в Великий Четверток оно переносится в Успенский собор в красивых серебряных сосудах и там освящается вместе со Святыми Дарами во время обедни. Мы этого не увидим, так как завтра утром мы сами приобщаемся у себя раньше. Зато мы рассчитываем пойти в 4 часа утра с пятницы на субботу на вынос плащаницы с крестным ходом вокруг Успенского собора. Вообще, тут в Москве столько своеобразных обычаев и преданий, что их и не перечесть, а надобно самому проделать все. Два раза удалось нам погулять в Нескучном. Погода теперь стоит хорошая, днем совсем тепло и снег быстро тает. Москву-реку сильно вздуло, и она почти вышла из берегов, так что, пожалуй, будет наводнение в Замоскворечье. Очень нехорошие известия о состоянии здоровья тети Саши9 тревожат нас, я очень боюсь, что она, бедная, долго не проживет! Я на днях узнал, что она действительно приняла иночество в 1886 году под именем Анастасии! Аликс и я надеемся, что вы хорошо встретите Светлый Праздник! Хотелось бы быть вместе в эти дни. Мама остается в Дании и возвращается только на Фоминой10. Как жаль, что Миши11 и Ольги12 нет с нами! Теперь прощай, моя дорогая Ксения. Крепко обнимаю тебя, Сандро и милых деток. Христос Воскресе! Сердечно тебя любящий старый брат Ники. Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.). СПб., 2009.

58


ПР ОЛОГ

Императрица Александра Феодоровна Императрица Всероссийская Александра Феодоровна (урожд. Алиса Виктория Елена Бригитта Луиза Беатриса) родилась в Дармштадте 25 мая 1872 года в семье великого герцога Гессенского Людвига IV и великой герцогини Алисы, урожд. принцессы Великобритании и Ирландии. Потеряв мать, с 6 лет жила у бабушки, королевы Виктории. При английском дворе получила воспитание и разностороннее образование, свободно говорила и писала на нескольких языках. Посещала лекции на философском факультете Гейдельбергского университета, где получила диплом бакалавра философии. 21 октября 1894 года была принята в лоно Православной Церкви через Миропомазание и наречена Александрой Феодоровной. 8 апреля 1894 года состоялась помолвка принцессы Алисы и цесаревича Николая, а 14 ноября — их бракосочетание. В семье родились 4 дочери и наследник престола — цесаревич Алексий Николаевич, которому передалась наследственная болезнь потомков королевы Виктории — гемофилия. Постоянное беспокойство за жизнь Алексия стало одной из причин появления при императорском дворе Г.Е. Распутина, обладавшего способностью останавливать кровотечение. В июле 1903 г. участвовала в торжестве прославления и открытия мощей прп. Серафима Саровского. Под ее покровительством находилось множество благотворительных организаций: Дом трудолюбия с учебными мастерскими кройки и шитья и детским интернатом, Общество трудовой помощи образованным лицам и др. В период Русско-японской войны лично подготовила санитарные поезда и склады медикаментов для отправки на театр военных действий. С началом Первой мировой войны императрица и ее старшие дочери прошли курсы ухода за ранеными в Царскосельской общине, посещали раненых воинов. 1 августа 1917 г. вместе с императором и детьми направлена в ссылку в Тобольск. С 30 апреля отбывала заключение в Екатеринбурге, в доме, принадлежавшем ранее инженеру Н.К. Ипатьеву. Расстреляна вместе с семьей в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. В 1981 г. канонизирована РПЦЗ. В России канонизация семьи царственных страстотерпцев состоялась на Архиерейском Соборе 2000 года.

59


« В М ОЛИТ В Е ННОМ Е ДИНЕ НИИ С МОИМ НАРОДОМ...»

Запись в дневнике Николая II 5 апреля 1900 г. Сладкий мой, снова я пишу тебе здесь, чтобы умолять тебя простить твою Женушку за все, чем она могла огорчить тебя, словом или делом. Такое счастье — идти вместе с тобой и нашими маленькими девочками к святому Причастию именно здесь, в Москве, где тебя короновали и где столько воспоминаний связывает нас с тобой. Благослови Бог и защити тебя, ангел мой, да ведет Он тебя непреткновенно по жизни, помогая и утешая тебя всегда и во всем. Нежнейшие поцелуи. Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.). СПб., 2009.

60


ПР ОЛОГ

Вел. кн. Сергей Александрович Великий князь Сергей Александрович родился 29 апреля 1857 г. в Царском Селе. Пятый сын Александра II. Супруг великой княгини Елисаветы Феодоровны. С февраля 1887 г. командир лейбгвардейского Преображенского полка. С 26 февраля 1891 г. московский военный генерал-губернатор. С 1896 г. командующий Московским военным округом, генерал-лейтенант. 1 января 1905 г. покинул пост генерал-губернатора, но остался во главе войск округа, став главнокомандующим войсками МВО. Член-учредитель, а с апреля 1889 г. — председатель Императорского Православного палестинского общества. Погиб от бомбы террориста Каляева 4 февраля 1905 г. Переписка великого князя Сергея Александровича и отрывки из дневника опубликованы в 2009 г. вАрхиерейскомсборнике «Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.)».

Из писем вел. кн. Павлу Александровичу 4 апреля 1900 г. Вчера в ½ 10 ч. мы с царями пошли в мироварную палату — были встречены митрополитом, и началась служба мироварения; очень было хорошо и интересно. Цари остались очень довольны. Смотрели, как все выливают и выкладывают в котлы. К обедне мы вернулись домой <…> К ½ 3 ч. снова в Кремль — ходили по всем внутренним церквам и теремам, влезали на крышу! Засим смотрели Благовещенский собор и в куполах были. К вечерней службе были мы с царями — по желанию Alix13 — в маленькой церкви над Спас с золотой решеткой — она крохотная, но было очень уютно и симпатично; обедали вместе и также вечер. Они оба видимо довольны быть здесь, и подъем духовный большой.

61


« В М ОЛИТ В Е ННОМ Е ДИНЕ НИИ С МОИМ НАРОДОМ...»

8 апреля 1900 г. Великая Суббота Сегодня ночью в 3 ч. мы пошли с царями в Успенский собор на вынос и хождение за плащаницей! Это было что-то удивительное — никто их не ждал — фурор громадный — общий народный восторг, ибо они стояли с народом в соборе и с народом же ходили вокруг собора! Утро было холодное, но светлое, ясное, солнечное. Они сами остались в восторге. Стояли мы службу более часу; прикладывались к плащанице. В ¼ 5 ч. мы вернулись внутренним ходом и пили чай en quatre*. Удалось поспать до обедни в ½ 12 ч. — были причастники. Днем ездили с царями в Вознесенский женский монастырь, где прикладывались к мощам и все осмотрели. В ½ 5 ч. цари приехали к нам с Ольгой14 и Татьяной15 и красили яйца, пили чай; были все наши и Данилов16. Цари в нашей церкви прикладывались к плащанице. Ники занимался и читал бумаги у меня в кабинете, пока красили яйца, уехали они около 7 ч. Тогда мне вдруг докладывают: министр внутренних дел17 — я его сейчас принимаю — и вообрази себе, он мне приносит чудный рескрипт и… портрет Государя — я так и обомлел!! Чувствую полное мое недостоинство получить столь великую награду!! Право, друг мой, я не могу прийти в себя — я уничтожен и невообразимо тронут. С места излил письменно мои чувства к Ники, а в 8 ч. мы у них обедали; они нам дали всякие прелести, и мы им подарочки <…> К москвичам государь обратился через великого князя со следующим рескриптом: Высочайший Рескрипт, данный на имя Его Императорского Высочества Московского Генерал-Губернатора Великого Князя Сергея Александровича Ваше Императорское Высочество! Горячее желание Мое и Государыни Императрицы Александры Феодоровны провести с Детьми Нашими дни Страстной *

Вчетвером (франц.). —

62


ПР ОЛОГ

недели, удостоиться приобщения Святых Таин и встретить Праздников Праздник в Москве, среди величайших народных Святынь, под сенью многовекового Кремля, милостью Божией осуществилось. Здесь, где нетленно почивают угодившие Богу Святители, среди гробниц венценосных собирателей и строителей Земли Русской, в колыбели Самодержавия, усиленно возносятся молитвы к Царю царствующих и тихая радость наполняет душу в общении с притекающими в храмы верными чадами нашей возлюбленной Церкви. Да услышит Господь эти молитвы; да подкрепит верующих, да удержит колеблющихся, да воссоединит отторгнувшихся и благословит Российскую державу, прочно покоящуюся на незыблемой истине Православия, свято хранящего вселенскую правду любви и мира. В молитвенном единении с моим народом Я почерпаю новые силы на служение России для ее блага и славы, и Мне отрадно именно сегодня выразить Вашему Императорскому Высочеству и через Вас дорогой Мне Москве одушевляющие Меня чувства. Христос Воскресе. 10 апреля 1900 г. Заутреня и весь выход были идеально красивы! У Спаса за Золотой решеткой было вполне поместительно; во время службы все дамы стояли на галереях в русских платьях. Во время христосования Ники поздравил Трепова18 генералом, он в полном восторге — а я рад. Alix était superbe — traîne blanche et or et le grand diadème en perles de I’Impératrice Catherine sur a tête*. <…> Разгавливались в верхних парадных комнатах, и в 3 ч. все было кончено <…> Первый рескрипт Ники производит здесь фурор: на улицах ему кричали в ответ «воистину вокресе!», Он получает депеши *

Alix была великолепна — белый с золотом шлейф и большая жемчужная корона императрицы Екатерины (франц.). —

63


« В М ОЛИТ В Е ННОМ Е ДИНЕ НИИ С МОИМ НАРОДОМ...»

в том же смысле, а я письма от крестьян, студентов etc. Подъем духа громадный и хороший. Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.). СПб., 2009.

64


ПР ОЛОГ

С.Д. Шереметев Государственный деятель, историк, граф Сергей Дмитриевич Шереметев родился 14 ноября 1844 г. в Петербурге. С 1882 г. членучредитель и действительный член Православного палестинского общества. С 1885 г. второй помощник председателя совета Православного миссионерского общества. В 1900–1917 гг. член Государственного совета. В 1900–1901 гг. председатель Комиссии по разбору и описанию архива Св. Синода. С 1901 г. председатель Комитета попечительства о русской иконописи. С 1908 г. председатель Николаевского православного братства в память цесаревича Николая Александровича. Скончался 17 декабря 1918 г. Вел дневник, отрывки из которого опубликованы в сборниках «Шереметевы в судьбе России: Воспоминания. Дневники. Письма» (М., 2001) и «Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.)» (СПб., 2009).

Из дневников 9 апреля 1900 г. Пасха. Появился знаменательный рескрипт, в котором все выражено прекрасно, кроме «возлюбленной» Церкви, что неправильно. Это событие — это исповедание — urbi et orbi* — «иже чтет, да разумеет». В добрый час. Давно пора. Сипягин прислал мне по почте экземпляр рескрипта <…> От Дмитрия19 и Иры20 была телеграмма, что впечатление заутрени в Великий Пяток — неизгладимое. Царь среди народа за Плащаницей. Слава Богу за все! 11 апреля 1900 г. Москва. <…> Все, что пришлось слышать о пребывании, радует и оживляет, особенно ночь в Кремле в Великий Пяток. Государь с народом, зажженная у крестьянина свеча, шествие и служба, дивное пение, колокольный звон. Императрица, говорят, в полном восторге и не могла сесть от волнения. Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.). СПб., 2009. *

«Граду и миру» (лат.). —

65


« В М ОЛИТ В Е ННОМ Е ДИНЕ НИИ С МОИМ НАРОДОМ...»

С.К. Буксгевден Баронесса, фрейлина императрицы Александры Феодоровны София Карловна Буксгевден родилась 6 сентября 1883 г. в Петербурге. Сопровождала царскую семью в ссылку. Ей довелось стать одной из немногих, кто видел императора и императрицу незадолго до их мученической кончины, и она бережно сохранила записки — на английском языке, — которые Александра Феодоровна посылала ей. Эмигрировала. Жила в Копенгагене, а затем в Лондоне. Скончалась 26 ноября 1956 г. Написала три книги воспоминаний на английском языке: «Оставленные» (1929), «Перед бурей» (1938) и «Жизнь и трагедия Александры Феодоровны» (1928). Последняя книга — в русском переводе «Венценосная мученица: Жизнь и трагедия Александры Феодоровны, императрицы всероссийской» — вышла в 2006 году.

Из воспоминаний Императрице нравилось исследовать каждую церковь и каждый уголок Кремля. Великий князь Сергей Александрович стал ее гидом в этих экскурсиях. Он прекрасно знал историю древнего города и все его памятники искусства. В Москве императрица всегда попадала под обаяние Древней Руси. И хотя в других странах она могла быть вполне современной, чувствуя себя совершенно естественно в новых условиях, здесь, в Москве, все пробуждало в ней тягу к старине. Ей казалось, что на Пасху в Москве царит истинно русская атмосфера, и ее сознание невольно настраивалось на эту волну. Она говорила, что чувствовала себя древнерусской царицей, сидя в своих покоях в Кремле вместе с сестрой и фрейлинами и вышивая бархатные драпировки для здешней церкви… В течение всей недели накануне Пасхи императрица вместе с императором присутствовали на всех богослужениях в кремлевской церкви. А в Страстную пятницу они смешались с толпой людей при погребении плащаницы в Успенском соборе. Здесь российский император и императрица стояли позади своих беднейших подданных, держа в руках зажженные свечи. —

66


ПР ОЛОГ

Пятничная ночная процессия в Кремле являла собой незабываемую картину: море людей, медленно движущихся вокруг собора, сосредоточенные и исполненные благоговения лица в освещении пылающих свечей. Этот церковный чин, как и вся атмосфера древнего города, просто завораживали императрицу. Здесь она чувствовала себя единым целым со Святой Русью, единой с российским народом в его простой и истовой вере. Буксгевден С., баронесса. Венценосная мученица: Жизнь и трагедия Александры Феодоровны, императрицы всероссийской. М., 2007.

67


«ÍÀÑÒÀÍÅÒ ËÈ ÊÎÃÄÀ ÏÐÎÑÂÅÒ?..» Äóõîâíî-íðàâñòâåííîå ñîñòîÿíèå îáùåñòâà â íà÷àëå ÕÕ âåêà


На развороте Слева сверху вниз: Чудотворная икона. Черниговская губ. 1900-е гг. Перенесение иконы Спасителя из домика Петра I в Исаакиевский собор в день празднования 200-летия Санкт-Петербурга. 16 мая 1903 г. «Биржа труда» на Хитровом рынке. Москва. [1900 г.] Справа: Освящение куличей на Пасху. 1912 г.


Д У ХО В Н О - Н Р А В С Т В ЕННОЕ СОСТ ОЯНИЕ ОБЩЕ СТ В А В НАЧАЛЕ X X ВЕКА

Еп. Арсений (Жадановский) Епископ Арсений (Жадановский Александр Иванович) родился 6 марта 1874 г. в слободе Писаревка Волчанского уезда Харьковской губернии в семье протоиерея. В 1899 г. принял иночество и поступил в МДА. В 1902 г. рукоположен во иеромонаха. Во время учебы часто посещал Гефсиманский скит лавры, где общался со старцами Алексием (Соловьевым), Варнавой (Меркуловым) и Германом (Гомзиным). По окончании в 1903 г. академии со степенью кандидата богословия был назначен казначеем Чудова монастыря в Москве, а в следующем году возведен в сан архимандрита. Его стараниями Чудов монастырь стал одним из центров духовного просвещения в Москве. В 1914 г. был хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии. После закрытия монастыря в августе 1918 г. уехал в подмосковный Серафимо-Знаменский скит. В конце декабря 1919 г. переехал в Серпухов, где нес епископское служение. В 1923 г. был уволен по болезни от управления Серпуховским викариатством. В 1926–1928 гг. находился в ссылке в Арзамасе Нижегородской губернии. Освободившись, жил в Серпухове и в пос. Котельники. Расстрелян 27 сентября 1937 г. Автор «Духовного дневника», который публиковался в 1912– 1917 гг. в журнале «Голос Церкви» (переиздан в 1999 г.), и мемуаров, впервые опубликованных Православным Свято-Тихоновским богословским институтом в 1995 г. по машинописным копиям. Место нахождения подлинников неизвестно.

Из воспоминаний Москву я мало знал, а потому пожелал прежде всего познакомиться с нею. Я должен сказать — первое впечатление от нее получил весьма отрадное, особенно после моего родного Харькова, где давно уже я не был. Больше всего поразил нас Кремль со своими святынями. На всех четырех воротах неугасимо горели свечи в больших фонарях, что вечером и ночью, когда кругом замирала жизнь, придавало ему какой-то таинственный, священный вид. И не только здесь, но и по всей Москве на улицах, в учреждениях, в торговых помещениях и частных домах были развешаны иконы и теплились лампады. —

71


«НАСТ АНЕ Т ЛИ К ОГ ДА ПР ОС ВЕТ?..»

Многочисленные храмы по воскресным и праздничным дням переполнялись народом, особенно же за ранними литургиями. Однажды нам пришлось проезжать утром и видеть, как по окончании обедни то из одной, то из другой церкви толпой выходил народ. А наступал Великий пост — народ, ища истовой, полной службы, устремлялся в Кремль и монастыри, чтобы исполнить священный долг говения и Святого Причащения. Отрадно было смотреть на густые массы людей, теснившихся в обителях и ожидавших своей очереди к исповеди. Чтимые часовни также привлекали к себе молящихся. Идущий мимо них считал своей обязанностью зайти приложиться к святыне и поставить свечку. Особенно в этом отношении выделялась Иверская: ее целые сутки окружали москвичи. В девять часов вечера она запиралась, но и это не отвлекало внимания богомольцев, продолжавших стоять в ожидании ночного бдения. То же нужно сказать и о Пантелеимоновской часовне. Насколько процветала набожность в Москве, свидетельствовало празднование образу Боголюбивой (Боголюбской. — Ред.) Божией Матери 17–19 июня, когда в продолжение трех суток беспрерывно стояла очередь на Варварской площади, чтобы приложиться к чтимой иконе, которая в эти дни спускалась с проездных ворот. Святыня, во множестве находившаяся в соборах, часовнях, монастырях и приходских храмах, к тому же еще развозилась по домам. Помню, я шел по Никольской улице. На углу против Казанского собора повстречался возок с Иверской, сделавший поворот на указанную улицу. Увидя приближение Небесной Покровительницы, толпа как бы застыла на месте. Все почли долгом обнажить головы; кто пал на колени, кто усиленно крестился, а кто, вперив свои глаза, долго смотрел вслед отъезжавшего дорогого духовного сокровища. Следует вспомнить и о крестных ходах, всегда выходивших из Большого Кремлевского Успенского собора и направлявшихся иногда через всю Москву, например, в Новодевичий и Донской монастыри. Их бывало в течение года десять; последний, самый большой — в октябре, вокруг Кремля, в память —

72


Д У ХО В Н О - Н Р А В С Т В ЕННОЕ СОСТ ОЯНИЕ ОБЩЕ СТ В А В НАЧАЛЕ X X ВЕКА

избавления Москвы от нашествия галлов. Впереди шли хоругвеносцы со знаменами из десяти соборов: Успенского, Чудова, Вознесенского, Спаса на Бору, Благовещенского, Архангельского, Двенадцати Апостолов, Василия Блаженного, Казанского и храма Христа Спасителя. Поражал еще в Москве благочестивого русского человека звон ее сорока сороков церквей, и особенно кремлевский, с первым четырехтысячепудовым колоколом на колокольне Ивана Великого. Особенно восхитителен и ясен он был в зимнее время, так как тогда всякий треск от мостовых на улицах прекращался и в воздухе водворялась тишина. Зазвонят, например, в шесть часов ко всенощной, и пойдет перелив по всему необъятному пространству Москвы. Исключительным моментом в этом отношении была полночь Светлого Христова Воскресения, когда все с трепетом ожидали первого удара колокола в священном Кремле. Привожу внешнюю картину московского церковного благолепия. Священный Кремль с колокольней Ивана Великого, соборами, монастырями, дворцовыми церквами, бесприходными храмами и часовнями. Китай-город с соборами, монастырями, часовнями, подворьями и церквами. Сама Москва с собором Христа Спасителя, монастырями мужскими и женскими, часовнями, подворьями, приходскими и домовыми церквами в больницах, богадельнях, приютах, учебных заведениях и частных домах. А если в счет поставить не одни только храмы, но и все приделы, то и получатся как раз те «сорок сороков» престолов, о которых говорится в истории Москвы. Арсений (Жадановский), еп. Воспоминания. М., 1995.

73


«НАСТ АНЕ Т ЛИ К ОГ ДА ПР ОС ВЕТ?..»

Архиеп. Николай (Касаткин) Святой равноапостольный архиепископ Николай Японский (Касаткин Иван Дмитриевич) родился 1 августа 1836 г. в селе Береза Вельского района Смоленской губернии в семье сельского диакона. В 1856 г., после окончания Смоленской ДС, был на казенный счет отправлен в СПбДА. В 1860 г., узнав о вакансии на должность настоятеля церкви при недавно открытом русском консульстве в г. Хакодатэ (Япония), подал заявку и был послан на это служение. Тогда же принял постриг и был рукоположен во иеромонаха. Самостоятельно изучил японский язык, культуру, религии и быт японцев. В 1870 г. по его ходатайству была открыта русская духовная миссия с центром в Токио в ведении Камчатской епархии. В 1880 г. хиротонисан в титулярного епископа Ревельского. В процессе миссионерской деятельности перевел на японский язык Священное Писание, другие богослужебные книги, создал духовную семинарию, начальные школы для девочек и мальчиков, библиотеку, приют и другие учреждения. Издавал православный журнал «Церковный вестник» на японском языке. Во время Русско-японской войны остался со своей паствой в Японии. Организовал попечение о русских военнопленных. В 1906 г. возведен в сан архиепископа Токийского и всей Японии. Скончался 3 февраля 1912 г. Давно почитаемый в Японии, в 1970 г. причислен к лику святых Русской Православной Церкви как равноапостольный святитель. С 1870 г. по 1912 г. вел дневники, в полном объеме впервые опубликованные в 2004 г.

Из дневников 18 июня 1904 г. Бьют нас японцы, ненавидят все народы. Господь Бог, по-видимому, гнев Свой изливает на нас. Да и как иначе? За что бы нас любить и жаловать? Дворянство наше веками развращалось крепостным правом и сделалось развратным до мозга костей. Простой народ веками угнетался тем же крепостным состоянием и сделался невежественен и груб до последней степени; служилый класс и чиновничество жили взяточничеством и казнокрадством, и ныне во всех степенях служения — поголовное самое беспросветное казнокрадство везде, где только можно украсть. Верхний класс — коллекция обезьян — подражателей и обожателей то Франции, то Англии, то Германии —

74


Д У ХО В Н О - Н Р А В С Т В ЕННОЕ СОСТ ОЯНИЕ ОБЩЕ СТ В А В НАЧАЛЕ X X ВЕКА

и всего прочего заграничного; духовенство, гнетомое бедностью, еле содержит катехизис — до развития ли ему христианских идеалов и освящения ими себя и других?.. И при всем том мы — самого высокого мнения о себе: мы только истинные христиане, у нас только настоящее просвещение, а там — мрак и гнилость; а сильны мы так, что шапками всех забросаем… Нет, недаром нынешние бедствия обрушиваются на Россию — сама она привлекла их на себя. Только сотвори, Господи Боже, чтобы это было наказующим жезлом Любви Твоей! Не дай, Господи, вконец расстроиться моему бедному Отечеству! Пощади и сохрани его! 19 октября 1904 г. Тоска давит! Ходишь, говоришь, делаешь свое дело, а червь беспрерывно гложет там, в глубине сердца: война тому виною, кровавая, беспрерывно неудачная для России, так что приходит на мысль, не бросил ли Господь Россию, как бросил иудейский народ, когда он впал в идолопоклонство? Да и заслуживает ли Россия в самом деле милости Божьей? Много ли найдется в ней боголюбезного? Высший и интеллигентный классы поголовно растленены безверьем и крамолой. Духовенство — много ль в нем ценного в очах Божьих? Хоть в микроскопическом виде, и я имею опыт сего: 35 лет жду миссионера сюда, прошу, ищу его и — нет! Четыре Академии в 35 лет не могут дать одного миссионера! Чудовищно! Дальше что?.. Да что! Не смотрел бы на свет Божий! Перо падает из руки. 3 июля 1905 г. Наказывает Бог Россию, то есть отступил от нее, потому что она отступила от Него. Что за дикое неистовство атеизма, злейшей вражды на Православие и всякой умственной и нравственной мерзости теперь в русской литературе и в русской жизни! Адский мрак окутал Россию, и отчаяние берет, настанет ли когда просвет? Способны ли мы к исторической жизни? Без Бога, без нравственности, без патриотизма народ не может самостоятельно существовать. А в России, судя по ее мерзкой — не только светской, но и духовной — литературе, совсем гаснет вера в личного Бога, в бессмертие души; гнилой труп она по нравственности, в грязного скота почти вся превратилась, не —

75


«НАСТ АНЕ Т ЛИ К ОГ ДА ПР ОС ВЕТ?..»

только над патриотизмом, но над всяким напоминанием о нем издевается. Мерзкая, проклятая, оскотинившаяся, озверевшая интеллигенция в ад тянет и простой, грубый и невежественный народ. Бичуется ныне Россия. Опозорена, обесславлена, ограблена, но разве же это отрезвляет ее? Сатанинский хохот радости этому из конца в конец раздается по ней. Коли собственному позору и гибели смеется, то уже не в когтях ли злого демона она вся? Неистовое безумие обуяло ее, и нет помогающего ей, потому что самое злое неистовство ее — против Бога, самое Имя Которого она топчет в грязь, богохульством дышат уста ее. Конечно, есть малый остаток добра, но он, видно, до того мал, что не о нем сказано: «Семя свято стояние ее». Душа стонет, сердце разорваться готово. Единственное утешение, что смерть не за горами, недолго еще мытарится видом всех мерзостей, неистового безбожия и падения в пропасть: проклятие Божие навлекаемо на себя моим отечеством. Дневники святого Николая Японского. Т. 5. СПб., 2004.

76


СОДЕ Р ЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ «В МОЛИТВЕННОМ ЕДИНЕНИИ С МОИМ НАРОДОМ…» ПРОЛОГ

Император Николай II Из дневников Письмо вел. кнг. Ксении Александровне Императрица Александра Феодоровна Запись в дневнике Николая II Вел. кн. Сергей Александрович Из писем вел. кн. Павлу Александровичу С.Д. Шереметев Из дневников С.К. Буксгевден Из воспоминаний

55 57 60 61 65 66

«НАСТАНЕТ ЛИ КОГДА ПРОСВЕТ?..» ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ОБЩЕСТВА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Еп. Арсений (Жадановский) Из воспоминаний Архиеп. Николай (Касаткин) Из дневников Архиеп. Никон (Рождественский) Из писем К.П. Победоносцев Из писем графу С.Д. Шереметеву Свящ. Сергий Дурылин В своем углу —

847

71 74 77

79 81 —


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Митр. Серафим (Чичагов) Из писем графине С. С. Игнатьевой С.А. Нилус На Берегу Божьей Реки Архиеп. Никон (Рождественский) Из дневников М.М. Пришвин Из дневников Еп. Арсений (Жадановский) Из «Духовного дневника» А.Д. Беляев «Печально что-то и страшно» Митр. Вениамин (Федченков) На рубеже двух эпох Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией В.И. Гурко Черты и силуэты прошлого

83 86 88 92 93 96 97 100 106

«ПРИМАТ СВЕТСКОЙ ВЛАСТИ...» ОБЕР-ПРОКУРОРЫ И СИНОД

С.Ю. Витте Из воспоминаний А.А. Киреев Из дневников 1900–1903 гг. А.В. Богданович Из дневников В.Н. Воейков С царем и без царя Е.А. Чернышева-Самарина Александр Дмитриевич Самарин Н.Н. Глубоковский За тридцать лет (1884–1914 гг.) Митр. Евлогий (Георгиевский) Путь моей жизни —

848

111 118 120 121 123 126 128 —


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Н.Д. Жевахов Из воспоминаний Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией Из воспоминаний В школе и на службе

131 137 153 169

«ИНИЦИАТИВА ЦЕРКОВНОЙ РЕФОРМЫ...» НА ПУТИ К СОБОРУ

С.М. Волконский Из воспоминаний Митр. Арсений (Стадницкий) Из дневников К.П. Победоносцев Из переписки Из писем К.П. Победоносцева к Николаю II С.Ю. Витте Работы во исполнение Указа 12 декабря Митр. Евлогий (Георгиевский) Викарный епископ (1903–1905) А.В. Богданович Из дневников А.А. Киреев Из дневника Митр. Антоний (Храповицкий) Из писем митр. Флавиану (Городецкому) Митр. Евлогий (Георгиевский) Из писем митр. Флавиану (Городецкому) Прот. Александр Устьинский Письмо В.В. Розанову Прот. Дмитрий Якшич Из письма генералу А.А. Кирееву Вел. кнг. Елисавета Феодоровна Из письма Николаю II (май 1909 г.) П.Н. Милюков Из воспоминаний —

849

175 180 182 184 191 196 205 206 212 214 216 219 220 222


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Протопр. Георгий Шавельский Из воспоминаний Митр. Антоний (Вадковский) Из письма генералу А.А. Кирееву

226 238

«НА АРХИЕРЕЙСКИХ КАФЕДРАХ…» ПОРТРЕТЫ ИЕРАРХОВ

Еп. Арсений (Жадановский) Из воспоминаний: митр. Макарий (Невский) Митр. Арсений (Стадницкий) Из дневников А.В. Богданович Из дневников М.В. Вадковский Мои воспоминания о митр. Антонии Митр. Вениамин (Федченков) Еп. Иннокентий Херсонский Владыка. Записки об архиеп. Феофане (Быстрове) Н.Н. Глубоковский За тридцать лет (1884–1914 гг.) Из письма В.В. Розанову А.И. Деникин Путь русского офицера Б.В. Никольский Из дневника Л.А. Тихомиров Из дневников Свящ. Александр Ельчанинов Епископ-старец (Воспоминания о еп. Антонии Флоренсове) Н.Д. Жевахов Из воспоминаний В.А. Керенский Митр. Антоний В.О. Ключевский Из дневников —

850

243 249 250 252 268 277 280 284 286 288 290 292 298 305 312


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Прот. Николай Князев Из воспоминаний А.Н. Наумов Из уцелевших воспоминаний Архиеп. Никон (Рождественский) Из письма К.П. Победоносцеву Митр. Серафим (Чичагов) Из письма графине С. С. Игнатьевой Е.Л. Четверухина Друзья и сподвижники Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией Из воспоминаний В школе и на службе Н.П. Розанов Второе сословие. Мои воспоминания о жизни московского духовенства в последнее пятидесятилетие перед революцией П.П. Стремоухов Моя борьба с еп. Гермогеном и Илиодором Свящ. Евгений Елховский Из воспоминаний Прот. Михаил Чельцов В чем причина церковной разрухи в 1920–1930-х гг. Вел. кн. Андрей Владимирович Из дневников

314 321 324 325 326 328 333 352

354 364 378 386 394

«НАРОДНЫЙ СВЯЩЕННИК…» ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ

Еп. Арсений (Жадановский) Из воспоминаний: Отец Иоанн Кронштадтский В.Т. Верховцева Из воспоминаний об отце Иоанне Кронштадтском В.Ф. Джунковский 1908 год. Кончина отца Иоанна Кронштадтского —

851

399 417 421


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Митр. Евлогий (Георгиевский) Из воспоминаний Из письма митр. Киевскому и Галицкому Флавиану (Городецкому) Свящ. Иоанн Ильигорский Из воспоминаний об отце Иоанне Кронштадтском и бывшем свящ. Гр. Петрове В.С. Макаров Как была излечена болезнь адмирала Макарова А.А. Киреев Из дневников Митр. Нестор (Анисимов) Из воспоминаний: Юность Архиеп. Никон (Рождественский) Письмо о. Иоанну Кронштадтскому Прот. Иоанн Кронштадтский Письмо еп. Никону (Рождественскому) Архиеп. Евдоким (Мещерский) Два дня в Кронштадте. Из дневника студента И.Л. Щеглов У отца Иоанна Кронштадтского Митр. Вениамин (Федченков) Отец Иоанн Митр. Серафим (Чичагов) Слово перед панихидою в сороковой день кончины отца Иоанна Кронштадтского И.К. Сурский Мученичество отца Иоанна: Сообщение инокини Евфросинии Туликовой Прот. Василий Шустин Запись об о. Иоанне Кронштадтском С.Ю. Витте Из воспоминаний Протопр. Георгий Шавельский В школе и на службе

852

424 426

427 431 434 435 441 444 446 448 453

456

461 463 467 469


СОДЕ Р ЖАНИЕ

«В ТОЛЩЕ НАРОДНОЙ…» БЕЛОЕ ДУХОВЕНСТВО

Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией Из жизнеописания прот. Валентина Амфитеатрова А.М. Воронец Воспоминания об отце Алексее Мечеве Еп. Арсений (Жадановский) Из воспоминаний Н.П. Розанов Второе сословие. Мои воспоминания о жизни московского духовенства в последнее пятидесятилетие перед революцией С.И. Фудель Из воспоминаний С.А. Нилус Отец Егор Чекряковский Е.А. Дюшен-Крашенинникова Путешествие к отцу Георгию Коссову Из летописи жизни села Царевщина Самарской губернии Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией Из воспоминаний В школе и на службе

473 481 484 489

511 518 529 536 542 546 551 557

«ПРИВЛЕЧЕНИЕ МИРСКИХ СИЛ К ЦЕРКОВНОЙ РАБОТЕ…» ПРАВОСЛАВНЫЕ БРАТСТВА

Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией А.А. Киреев Из дневников Аббат Альбер Грасье Доброе дело в России: Крестовоздвиженское трудовое братство, основанное Н.Н. Неплюевым —

853

563 565

566


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Я.И. Жидков Немного о себе. Автобиография

584

«СЛУЖЕНИЕ БОГУ И БЛИЖНЕМУ…» МАРФО-МАРИИНСКАЯ ОБИТЕЛЬ МИЛОСЕРДИЯ

В.Ф. Джунковский 1910 год. Посвящение великой княгини Елисаветы Феодоровны и 18 сестер Марфо-Мариинской обители служения Богу и ближнему 589 Монахиня Надежда (Бреннер) Из воспоминаний 592 Н.С. Балуева-Арсеньева Великая княгиня Елисавета Феодоровна (из личных воспоминаний) 606 Вел. кнг. Елисавета Феодоровна Из письма Николаю II от января 1912 г. 610 «РАДОСТЬ КРОТКОГО, ЛЮБЯЩЕГО ДУХА…» МОНАСТЫРИ В ЦЕРКОВНОЙ, ГОСУДАРСТВЕННОЙ И НАРОДНОЙ ЖИЗНИ

Свящ. Владимир Быков Тихие приюты для отдыха страдающей души Митр. Вениамин (Федченков) Святой старец отец Нектарий (Тихонов) Свящ. Сергий Дурылин Из воспоминаний И.М. Концевич Оптина Пустынь и ее время В.Ф. Марцинковский Записки верующего Иером. Никон (Беляев) Из дневника С.А. Нилус Из записок —

854

615 622 625 627 631 633 635


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Елена Шамонина Воспоминания о Батюшке Свящ. Василий Тигров Святой уголок Г.Н. Трубецкой Поездка в Оптину Пустынь Прот. Василий Шустин Из записей об оптинских старцах Мария Азачевская Воспоминания об оптинском старце Варсонофии (Плиханкове) Еп. Арсений (Жадановский) Из воспоминаний Митр. Вениамин (Федченков) Зосимова пустынь В.Ф. Марцинковский Записки верующего Е.Л. Четверухина Из воспоминаний Старец Алексий Зосимовой Пустыни Н.А. Бердяев Из воспоминаний С.И. Фудель Из воспоминаний Л.А. Тихомиров Из дневников Вел. кнг. Елисавета Феодоровна Из писем Николаю II К.Д. Бендеров Соловецкий монастырь И.С. Карпов По волнам житейского моря Митр. Евлогий (Георгиевский) Из воспоминаний С.А. Нилус Голос веры из мира торжествующего неверия. Поездка в Саровскую пустынь —

855

639 658 660 665 670 686 692 695 697 699 705 708 711 713 718 720 733

734


СОДЕ Р ЖАНИЕ

Свящ. Петр Поляков Из путевых набросков и впечатлений паломника В.В. Розанов По тихим обителям Митр. Евлогий (Георгиевский) Из воспоминаний А.С. Глинка-Волжский В обители преподобного Серафима Свящ. Николай Кузьмин Поездка в Саров Н.Н. Лендер (Путник) Поездка в Саровскую пустынь Митр. Евлогий (Георгиевский) [Леснинский монастырь] [Почаевская лавра] В.Ф. Марцинковский Записки верующего Свящ. Павел Флоренский Из письма В.В. Розанову Игумен Филимон (Никитин) Что вспомнилось о Валааме Е.Л. Четверухина Из воспоминаний С.И. Фудель Из воспоминаний Свящ. Владимир Быков Тихие приюты для отдыха страдающей души Еп. Арсений (Жадановский) Схиигумения Фамарь (Марджанова) Архиеп. Никон (Рождественский) Из дневников Протопр. Георгий Шавельский Русская Церковь пред революцией Митр. Арсений (Стадницкий) Из дневников

856

737 744 750 752 756 760 762 765 768 771 774 780 787 789 793 797 801 812

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ. ВЕК ХХ. Свидетельства современников. Т. 1-1  

Проект "Русская Церковь. Век ХХ. Свидетельства современников" представляет из себя масштабную антологию выдержек из мемуаров, дневников, пи...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you