Page 43

но теперь он объявлял о погоне. Собаки взяли след. Она выскользнула на крыльцо. Теперь отчетливее был слышен собачий лай. Собаки гнали молодого неопытного лиса. Флэм хватило пары секунд, чтобы оценить обстановку и понять, чем эта ситуация закончится. Она попыталась заставить себя вернуться в дом, но не смогла. Огромную, полную луну то и дело закрывали тучи. Ветер усилился. Быть буре – поняла Флэм. Решение пришло само. Бежать к Диксону, просить, чтобы он спас ее собрата, как когда то спас ее. Тем более, что он там в лесу. Увлекшись работой, он может не заметить надвигающуюся непогоду. Флэм спрыгнула с крыльца. Выбрала самый короткий путь. Она долго не верила своим глазам. Кисти и мольберт лежали на снегу. Диксона не было. Может быть, он сам решил спасти лиса? Тогда планы менялись. Она должна бежать наперерез охоте. Отвлечь собак на себя. Запутать следы. Это даст спасение уставшему зверю. Ну а потом… потом, или к Диксону, или в хижину. Все просто. Уже сделав шаг в сторону, Флэм вернулась к мольберту. Взглянула на новую работу Диксона. С холста на нее смотрел рыжий молодой лис. Странно. Более чем! Она как то просила художника нарисовать ЕЁ портрет. Он отказал. Сказал, что не рисует животных. Что его тема – НОЧЬ и лес. Она попятилась от картины в сторону. И пошла прочь. Флэм прислушалась. Погода портилась, а загнанный зверь выбился из сил. У нее было совсем мало времени. Она побежала. Выбрала место у реки. Луна светила из-за спины и Флэм отчетливо видела молодого лиса, того с картины.

А в метре за его хвостом горящие глаза псов. Лис тоже заметил ее. Взглядом она показала бедолаге на расщелину в берегу, куда не смогут забраться собаки. Приготовилась к прыжку, чтобы увлечь за собой погоню. То, что произошло в следующий момент, заставило ее сжаться от ужаса.. Флэм услышала за спиной раздается свирепое рычание псов. Их окружили!!! Будь она дикой лисой, а не домашней меховой игрушкой, она бы не допустила такой оплошности. Огромная туча закрыла луну. Сильный порыв ветра пригнул деревья до самой земли, но Флэм устояла. Холодная стена дождя и снега окатила и обожгла огнем. *** Собаки обступили их плотным кольцом, но подойти не решались. Всадники, едва сдерживая коней, осеняли себя знамениями. А у ее босых ног сидел молодой лис. С такой знакомой серебряной цепочкой на шее. Только теперь до Флэм дошли слова старой лисицы. Ее род был особенным. В полнолуние они могли превращаться в того, кем больше всего мечтали быть. За что создатель наградил их таким свойством, никто не помнил. А насколько, это заразно – никто не знал… Она посмотрела на Диксона, вернее на того, в кого он себя превратил. Посетовала на себя – она так растворилась в художнике, так тщательно перенимала его привычки, что не заметила, когда сама стала девушкой! И он не заметил перемены, увлекшись целью превратить себя в лиса, все ночи посвятив своей картине. И вот теперь они стояли посреди ночной поляны – Девушка и 43

№1 (апрель 2012)