Issuu on Google+

1 (1  2012 

   :        (5 .

" # $#  %&  (8 .

( ) *  ? (13 .

-  .       %)  (14 .

0      ) 2   (18 .

3

:   4    (20 .

5  )        (25 .

THE BEST:

24   (33 .


ВНИМАНИЕ!!! Литературное интернет – издание «Анклав пера» является свободно распространяемым журналом, как в электронной, так и в печатной версии. Авторские права на размещенные произведения принадлежат их авторам, и защищены Законами об авторском праве Украины и РФ, а так же международными законодательными актами о б авторском и смежном правах. Пунктуация и орфография авторов сохранена. Страница журнала «вКонтакте»: vk.com/anklavpera

2


О себе: Надежда Леонычева. Может показаться слишком самоуверенно и дерзко, но называю себя писательницей. Пишу прозу и стихи. В журнале "Анклав пера" веду рубрики "Поэзия" и "Литературный обзор".

Немного о самом журнале. Цель его создания – познакомить читателя с современной литературой. Дело в том, что когда произносишь слово «литература» все вспоминают классиков, никто не задумывается, что в современном мире жива литература. Большинство обывателей считают, что литература давно вытеснена кинематографом, анимацией и компьютерными играми. Это не так, и наша цель, задача доказать это. Теперь о разделах. «От авторов» - аналог колонки главного редактора. Здесь мы, авторы журнала, будем говорить вступительное слово. «Литературный обзор» краткий обзор литературных произведений. Как отечественных авторов, так и зарубежных. «Поэзия» шедевры современных поэтов. «Актуальная тема» - статьи и миниатюры на актуальные темы нашего мира. «Курс молодого менеджера» просто процитирую: это не пособие по менеджменту - это помощь менеджера справиться с реалиями жизни - быстро среагировать на внешние факторы. автору - РЕСПЕКТ!!!!! Кандидат экономических наук, доцент, докторант Акчурина Ю.М. «Детский мир» - помните «Хрестоматию»? Пожалуйста, современный вариант оной. «Аниме: обзорные статьи» аниме довольно новый и развивающийся вид искусства.

Мне 14 лет, мое имя так удачно и мелодично сложилось в Яну Янурову. Несмотря на возраст, я уже много чего написала, и хорошего, и не самого удачного. Стать настоящим писателем для меня уже не просто мечта, это цель, звезда, освещающая мой путь. Принять участие в журнале для меня - огромная честь. Писать наравне с уже состоявшимися людьми, это прекрасно, я очень рада! Здесь я представлю вам свой литературный сериал, и поговорю об актуальных и волнующих темах. Меня зовут Наташа К. В своем разделе я пишу для детей, в надежде, что это поможет им в будущим, будет толчком для роста, воспитает их хорошими друзьями, послушными детьми и просто хорошим людьми. И пускай я только начинающий автор, надеюсь, что мои произведения понравятся читателям, и они своими отзывами, помогут мне расти как автору. Дорогой читатель! Я, пока что, единственный парень в этой женской компании. Надеюсь, что наш маленький коллектив со временем разрастется и станет обширным. Но это в планах. 3


Поэтому знакомство с ними будет полезно. «Литературный сериал» - а Вы думали что сериал может быть только телевизионный? «Лучшие произведения номера» - кладезь номера. То, что мы,

редакция, считаем наилучшим, рекомендуем к прочтению. Вот, пожалуй, и все, вкратце. С уважением, Александр Маяков

4


В последнее время все большую популярность стал набирать жанр фантастики. На западе сейчас лидируют книги Сьюзан Коллинз «Голодные Игры» и Скотт Вестерфельд серия «Мятежная» (Уродина. Красавица. Особенная. Экстра). Все эти книги объединяет тема постапокалипсиса. Не стоит воспринимать сюжеты слишком серьезно, это всего лишь разные сценарии событий будущего. Но и не стоит относится слишком легкомысленно, так как в книгах есть над чем задуматься и сделать свой выбор: сохранить наш мир или же подвести его к одному из вариантов гибели и жестокому выживанию.

лишь бы, что купить почитать и заодно с новым автором познакомиться. И надо сказать «Сойка» меня захватила, я не могла оторваться от книги, чувства и эмоции переполняли, впервые (после романов Энн Райс) я переживала за героев, как за родных. Прочитав «Сойку» сразу же взялась за «Голодные игры» и «И вспыхнет пламя». Тема постапокалиптического мира не новая, но Коллинз удалось сделать ее интересной, необычно обычной и понятной. По сути, человечество вернулось к давно забытому феодальному строю, понятное дело не полностью идентичное средневековому. Оставшиеся после природной катастрофы земли образуют государство Панем, во главе которого город Капитолий. Что примечательно, в Капитолии и ближайших к нему дистриктах распространены древнегреческие имена (Плутарх, Сенека и т.д), а само слово «Панем» можно перевести как «хлеб». Собственно это хлеб и есть, но только для Капитолия. Дистрикты полностью обеспечивают столицу всем необходимым. А столица в свою очередь держит свои земли в постоянном страхе. Для напоминания о предыдущем восстании против системы, в результате которого был стерт с лица земли Дистрикт тринадцать, и предупреждении будущих мятежей каждый год проводятся так называемые Голодные

С трилогией Сьюзан Коллинз «Голодные игры» я познакомилась случайно. Все началось с того, что я купила книгу «Сойка-пересмешница» 5


игры. Из каждого дистрикта выбираются юноша и девушка, в возрасте от двенадцати до восемнадцати лет, и выпускаются на арену убивать друг друга. Вот такое вот зрелище для жителей благополучного Капитолия и боль, и страдание для нищих и голодающих жителей дистриктов. Дети Капитолия в Играх не участвуют, они полностью защищены. Голодные игры любимое реалити-шоу и оно всегда должно быть зрелищным и непредсказуемым. Для правительства и президента Панема человеческие жизни ничто, им нет дела до того, что в дистриктах люди умирают от голода и пустяковых болезней. Дистрикты обеспечивают столицу всем необходимым, но ничего не получают взамен. Главные герои трилогии бросают вызов мощи Капитолия, сами не подозревая об этом. Никто из участников игр (трибутов) не пылает любовью к Капитолию, но никто не идет против правил. Все играют по одному правилу – убей ближнего, чтобы стать победителем. Но Китнисс и Пит еще вначале начали игру в любовь (хотя со стороны Пита игры не было), и правила меняют победителей может быть двое. Когда же герои остаются вдвоем на арене изменение в правилах отменяют. Кто кого убьет? Кто будет победителем? Но происходит, то чего происходить не должно, Китнисс и Пит решают умереть вместе, съев отравленные ягоды – победителя не будет, а так не должно быть. Капитолий сдается и коронует обоих. Но уже никогда не простит победителям столь дерзкую выходку. В Панеме вспыхивают мятежи, а Тринадцатый дистрикт выходит из-под земли. Власть Капитолия свергнута. И что дальше? Президент тринадцатого, желая

запугать жителей Капитолия, хочет устроить Голодные игры для них. История повторяется? Нет. Как и положено все заканчивается хэппиэндом. Герои романа его заслужили, после тяжелейших и страшнейших испытаний. Книга не только о борьбе против гнетущей системы, там есть любовь, дружба, самопожертвование, сострадание. Герои яркие, живые, настоящие. Их чувства не наиграны, не натянуты, им веришь, за них переживаешь. У каждого из персонажей есть свои достоинства и недостатки, Коллинз никого не сделала полностью идеальным. За это ей тоже большой плюс, ибо идеальных людей нет. Еще в произведении Сьюзан я увидела большое преимущество повествования от первого лица, сохранение интриги, возможность более детально передать чувства и эмоции героини, ее отношение к себе, подробное восприятие ситуации с позиции одного человека, а не десяти. Может быть, это с одной стороны проще, но с другой опять же заставляет читателя находиться в напряжении, гадать, а что думают все остальные, читать по улыбкам, фразам, ухмылкам и другим действиям их отношение ко всему происходящему. Трилогия Сьюзан Коллинз сейчас находиться на пике популярности и многие готовы сравнить ее с не менее популярными «Сумерками» Стефани Майер, главным образом из-за существования похожего любовного треугольника, в Китнисс влюблены два парня. Но «Голодные игры» не о выборе бойфренда и любовных переживаниях, это более глубокая и проблемная книга.

6


Эта книга, прежде всего о борьбе, не только с системой и за справедливость, а также о внутренней борьбе человека, о выборе и смелости. Она заставляет о многом задуматься. Например, о том, на сколько высоко мы ценим человеческую жизнь, что для нас важнее красочное шоу смерти или стабильный и безопасный мир вокруг, просто ли убить, легко ли идти на смерть ради близких и любимых людей, какое будущее нас ждет. И это уже относиться к нашему реальному миру, а не книжному. Кто бы что ни говорил, а писатель в своем произведении, так или иначе, отображает наш мир и его проблемы. А в нашем обществе сейчас утрачивают свое значение такие ценности как жизнь, дружба, семья, любовь, как ни прискорбно для нас важнее яркое и жестокое шоу, пока оно не касается нас самих.

Серия книг «Древний» Сергея Тармашева выделяется особо, так как писатель показывает действительно страшную трагедию и полное уничтожение Земли, ядерная война не выбирает между бедными и богатыми. Остатки человечества укрываются в бункере и пытаются выжить. И если первые две книги можно охарактеризовать, как постапокалипсис, то следующие это уже космический боевик, война миров. Книга дает возможность увидеть, какие последствия могут принести войны, что может случиться с нашим миром, если мы не прекратим его разрушение и саморазрушение. И для этого ее нужно прочитать, чтобы задуматься. Серию стоит прочесть еще и потому, что написано мастерски, интересно и захватывающе.

У нас из писателей-фантастов можно выделить Глуховского и Тармашева. Всех этих авторов объединяет тема постапокалиптического мира.

7


Зинаида Охтинская (г. Санкт-Петербург) *** Я ловлю твои тени, ловлю твои взгляды, По ту сторону мысли, по ту сторону ряда, Где опять, повторяясь и прячась устало, Я смотрю то, что знаю, уже наперёд... Вроде ты не злодей, да и я не плохая, Просто книга...Тебе же не важно, какая, И какими словами наполнить до края, Если знаю, что книгу никто не прочтёт... Знаешь, брат мой, я здесь, но пока обесточен, Перепутаны дни, переделаны ночи, В рамку белую...Время не спать и не мыслить, Только тени ловить...Как бы тут не повиснуть, Мертвой куклой в межвременье - с сердцем живым, Как бы не перепутать, где пламя, где дым... Ты же знаешь, что будет все...будет, но поздно... И растают с утра перезревшие звезды, Только я, только он на последнем ряду, Где, кого-то ища, лишь собой пропаду, Пропаду я не пропадом...Нет, не пропажей, Буду рядом...И что-то писать тебе даже... Что-то петь...Чем-то тлеть...Допивать...Говорить... Только как бы не вышло-себя-повторить, Как игрушка, которою вновь завели, И сказав ей-твори-затворив дверь-ушли 19 марта в 1:20

*** Ночь выдохлась на старте, цвет сменив, Читая чёрным, словно наизнанку, Казалось бы-что вырвался прилив, Слепым нарывом...Выйти спозаранку, И улетать-но после...Поутру, Когда осколки звёзд растают в лужах, Но-не уйду...поскриптум-не умру, 8


Пока ещё кому-то где-то нужен, Пока ещё не время-так, игра, Расчёт на первый и второй-в пролёте, И снова стих меняет звон пера, Зарифмовав на самой звонкой ноте... *** Ночь напролёт, словно пуля навылет, Белою раной зияет луна, След на снегу, словно выплеск вина, Чья же вина, в том, что скоро покинет Нас эта небыль несбывшихся снов, И снова утро застелет постели, В землю лицом-просто в небо хотели, Те, кто прошёл семь кругов честных слов. Быль...лазареты...кровать...коридор, Снова мест нету в дарённой палате, Время, возникшее в чистом халате, Кто-то сбежал...Что ж не пойман-не вор. Знаете, милый, вы будете жить, Как-ваше дело, но будете точно, Ваше лекарство...Моё многоточье, Крылья подрезать...Потом-отпустить... *** Нарисую красным цветом, Перелью "кровавой Мэри" Через мутные границы Многогранности -ура! И потом-ещё добавлю, Непохоже-как не злиться, Здесь когда-то были лица, А теперь-в холсте дыра, Нарисую цветом чёрным, Чтобы выспаться помягче, Чтобы ночь не проходила От отсутствия чернил, Ходит-бродит кот учёный, Не варёный,не мочёный, Пересказанною былью, Что когда-то позабыл, И добавлю золотого, Луч поймав на дне зеркальном, По карманам-верным звоном, Что пора гулять на все, Недоеденное слово, 9


Было ближним-стало дальним, Свист последнего патрона, Танец белки в колесе, А ещё-по всплеску белой, До весны-по ложке снега, Запевайте...всё знакомо, Непохоже-но с душой, Эй ты как там?вроде-целый, Горстью-соль вдогонку смеху, К оправданью"не все дома" Повод-вечный выходной, А потом-опять смешаю Семь цветов в одном стакане, Вкус-не важно,только градус И какой сложился цвет, Вот теперь похож...я знаю, До последней битой грани, Всё готово...Получайте Забирайте ваш портрет. Юлия Ли (г. Москва) *** Мама, Не плачь… Ведь смерть - не Конец. Она неизбежна, поверь. И какое же благо, Что время потерь Определяет человек, Но не день. Бог не всесилен, Он не властен над многим… И,думаю, первое… Это – любовь! Что ж, помянем мы Судьбы тех многих, От страданий которых Вскипает так кровь!

10


Откровение Сколько времени прошло - три года или день? Ведь сердце и душа еще огнем пылают. Крик прошлого в рабов нас обращает, Отчаянно желая забрать и поглотить. Я не могу сопротивляться, мой разум болен – он погиб. Под гнетом страха и проблем мирских Я словно птица бьюсь в колючих тернях, Пою и снова камнем падаю на шип. И чрез туман сомнений пытаюсь я пройти, Разрушить всю печаль своим безумным танцем Под звуки скрипки обращаюсь к вам воздушным реверансом, Вдыхаю сладкий привкус вашей нескрываемой любви. Бога я благодарю, что дал мне место в Мире, Унес с забытых уголков и дал мне волю, силу. Но я Его отнюдь не возношу – не думайте об этом! Но может быть потом я помолюсь перед рассветом. Все знают, что медали сторона есть мрачная – другая, Где красота, изящество бесследно пропадают. Где правда – ложь, слова – уловки, А друзья выступают в качестве массовки. Но все-таки как жизнь непостижима и трудна, И в то же время интересна…Бога нет! Есть только человек, есть доброта, Скрытая за семью замками в тайниках его души и воля. И все что я сказала – мои лишь убежденья Я человек - не Райское творенье, Хочу такого же простого человеческого счастья, Как быть любимой и любить! Но я устала и для себя я давно пропала, Танцую в темноте, смеюсь и радуюсь пред вами. А дома я пишу стихи и будто бы во сне желаю Быть ближе в свету, ближе к тишине.

11


Надежда Леонычева (г. Москва) Чувства Черные розы сухие, звуки фортепиано... Пьяное доброе утро уснуло на дне стакана. Мысли клубки-котёнки Добры, мягки и тихи, Я снова стала ребенком Наивным, только с глазами психа. Я растворяюсь снова в звуках фортепиано, И не боюсь сорваться... Все далеко. Все рано. Рана закрылась шрамом. Это не так уж больно. В звуках фортепиано Я ускользаю в полночь... Вечер в городе Кофе и сигаретыромантика тусклого вечера. Возврат идеалов из вечности в дом на окраине города. Закат, раскрашенный в белое, выцвели краски от времени... В городе сумрака вечного романтика тусклого вечера. *** Одна недокуренная сигарета; Про шесть утра уже многими спето, написано…. Переписываем мыслителей Древнего Рима дворовым сленгом, Думая, что новое что-то открыли.

12


Опустив глаза на мольберт, она заметила, что ей не дали белого мелка. Каких цветов только не было! Желтый, розовый, зеленый, синий, даже фиолетовый! Но никак не белый. Таня возвела глаза к потолку, устало подняла руку. - Простите, вы не дали мне белого мелка! раздраженно сказала учительнице Таня. На что та улыбнулась, встала за спиной девочки и ласково проговорила: - Дорогая, где же ты видишь, что этот мрамор белый? Ты только ЗНАЕШЬ что он белый. Присмотрись. Вот золотистые блики солнца на нем, синий отсвет от штор, зеленый цвет от стоящей рядом вазы. Таня присмотрелась и наконец поняла. Белый мелок ей был не нужен

Таня первый раз пришла в художественную школу. С явным недоумением на лице она увидела перед собой кусок мрамора. Она зло тряхнула волосами. Рисовать мрамор? Таня и так хорошо рисовала, зачем ей была эта художка? Но родители... .

13


профессионализм – это импровизация, с которой они играют. У них маленькие команды, подразделения. Это своего рода труппы, где менеджеры занимают главные роли. Рядовые служащие, работники цехов, те, кто производят продукцию. Игра менеджера – организация эффективного производства.

«Менеджер. Гамлет или бедный Йорик» Для начала, давайте определим, кто же такой менеджер? Если этот вопрос задать простому прохожему то, скорее всего, мы услышим в ответ то, что это молодой подтянутый человек с бейджиком на груди, продающий утюги в магазине бытовой техники. Как это ни печально, но на просторах стран СНГ понятие «менеджер» применяется практически везде. Разве что дворников не называем менеджерами по работе с метлой. Прежде всего менеджер – это руководитель, управленец. Но не просто назначенный на должность специалист в своей области, понятие менеджера более расширенное. Менеджер – это специалист в своей области вооруженный знаниями о передовых технологиях, организатор, психолог, конфликтолог, творчески развитая личность с нестандартными взглядом на ситуацию. Да, это в идеале. На практике найти такого человека очень тяжело. Это то, к чему должен стремиться рядовой менеджер. По сути, работу менеджера можно сравнить с театром. Ведь не зря говорят, что наша жизнь театр, а мы в нем актеры. Менеджер сочетает в себе качества актера, режиссера и сценариста. Менеджеры младшего звена больше актеры, виртуозно играющие свои роли. Их

Среднее звено – это не просто актеры, виртуозно играющие расписанные им роли, но и режиссеры, способные корректировать игру маленьких трупп, младшего состава. Это следующая ступень развития: вы уже не марионетка выполняющая волю кукловода и действующая в ограниченном пространстве, вы нечто большее. Вы корректируете работу рядовых подразделений, контролируете её. Разделяете общую стратегию на более конкретные, промежуточные цели и доносите её до простого рабочего, помогаете её реализовать. 14


Высшее звено – сценаристы. Они не задумываются об импровизации, о режиссуре, для этого есть другие. Они прошли эти этапы. Они разрабатывают общую стратегию предприятия, пишут сценарий пьесы под названием «Успешная компания». Для них главное овации зала, выражаемые в спросе на продукцию и прибыли от её продажи. Кстати, о пьесах. Можно провести комплексное исследование персонала. Дайте им задание в течение двух часов написать минипьесу по производству, на котором они работают, распределить роли и сыграть её. Самим себе. И пронаблюдайте за этим процессом. Задайте условие, что все участники равны перед собой. Либо привлеките к участию сотрудников равных по рангу. Данное задание призвано показать сплоченность коллектива, умение каждого сотрудника работать в условиях нехватки ресурсов и времени, их личностные качества, творческий потенциал. Обратите внимание на то, кто какую роль занимал при выполнении задания. Кто был лидером и организатором, кто генератором идей, а кто простым исполнителем. Возможно, что найдутся и те, кто вообще не участвовал и никак себя не проявил. Надеюсь, объяснять, что целесообразней проводить данный эксперимент среди управленческого персонала, то есть менеджеров, а не среди простых работяг не стоит? Цель работы менеджера, я сейчас говорю о работе над собой, самосовершенствовании, достичь таких высот, в сравнении с которыми вершина актерской карьеры – играть Гамлета. И береги вас Бог от участи Йорика.

«Коллектив. Условия выживания» Работа менеджера это в первую очередь работу с людьми, персоналом, коллективом. Правильно подобранный и организованный персонал – половина успеха предприятия. Для начала все-таки определим, что такое коллектив. Определений понятия «коллектив» достаточно много, но их можно свести к краткому и лаконичному. Коллектив – группа людей, объединившая свою деятельность для достижения определенных целей. Именно целей, а не цели одной. Так как цели подразделяются на самые различные: начиная от простых и жизненно необходимых для каждого работника в виде получения заработной платы, до верховной цели всего предприятия. Так вот, у нас есть группа людей называемая коллективом. Что же с ним делать? Данный вопрос не риторический, речь идет об организации работы коллектива. Организация работы коллектива зависит от стиля руководства, который выбрал руководитель. В свою очередь, выбор стиля зависит от многих факторов. Это и личностные качества самого руководителя, и личностные особенности самих подчиненных, их количество, половой и возрастной состав, и, конечно же, тип производства. Лично я выделяю некий шаблон построения коллектива, как единого целого, который можно корректировать в зависимости от ситуации. Итак, данный шаблон, схема подразделяется на несколько этапов. Этап первый. «Железный кулак». Есть одно телевизионное шоу называющееся «Адская кухня». Суть в 15


том, что две команды кулинаров борются за денежный приз, но не это главное. Руководит командами синих и красных так называемый шеф. Руководит он довольно таки жестко: кулинары ходят навытяжку, хором отвечают на вопросы, все как в армии. В случае провинности, блюдо летит в мусорную корзину, а сам кулинар получает довольно таки строгий выговор в присутствии других. Похвала же наоборот, маленькая и сдержанная. Зачем все это? Ведь это не армия и беспрекословного подчинения никто не требует. Но! Ведь работает шеф с несформированными, только что созданными коллективами. А коллектив заслуживает на лояльность только в одном случае: если каждому работнику коллектива известно, что такое дисциплина и субординация. Я считаю, что такое должно быть на каждом предприятии, в каждом новом коллективе. Никаких поблажек, никаких послаблений первых 2 - 3 месяца. Строгость, строгость и еще раз строгость. Надо дать понять подчиненным, что вы руководитель, главный. Минимум похвалы за заслуги, никаких выделений любимчиков. Но и не переусердствовать тоже. Строгий тон это не крик на все предприятие. Проверяйте работу при всех, хвалите подчиненных при всех, но провинившихся вызывайте для личной беседы тет-а-тет. Один малейший неверный шаг и вы будете в глазах подчиненных не без принципиальным и строгим руководителем, а зверем, которого спустили с цепи и который всем внушает страх. Ваша задача на данном этапе заслужить уважение как человека, который уважает дисциплину и субординацию, построить строгие рамки

производственных отношений, а не внушить подчиненным страх. Этап второй. «Оттепель». На завершении первого этапа дайте некоторым, не всем (!), работникам определенное задание. Задание может быть важным, а может и нет. Лично я бы не рисковал давать задание повышенной важности, лучше просто преподнести его как задание очень важное для развития предприятия. По завершению задания щедро отблагодарить исполнителей: при всех похвалить их, не скупится на слова, официально объявить о выплате им премии. С этого момента начать вводить небольшие льготы для коллектива: если раньше работник и помыслить не мог, что б отпросится у вас по каким-то делам, то сейчас можно ему предоставить такую возможность. И опять же, ввод льгот не должен происходить волнообразно: вчера на предприятии был тотальный контроль каждого шага, а сегодня что хочу то и делаю. Не ругайте работников вышедших покурить на крыльцо, это мы прошли, поставьте им там пепельницу и веник с совком, что б они могли убрать за собой. И так, на данном этапе вы даете понять, что вы не армейский сержант, гоняющий духов, а вы способны хорошо отблагодарить за блистательно выполненную работу, пойти на какие-то уступки. Этап третий. «Товарищ, друг и брат». Вот и последний этап в формировании коллектива. Теперь мы начинаем больше прислушиваться к подчиненным, хвалить их за рацпредложения, поздравлять их с различными праздниками, проводить тренинги и так далее и тому подобное. Все этапы основаны на построении личности руководителя. Это потому, что весь коллектив идет 16


руководство держится стальной хваткой, а потом постепенно эта хватка ослабевает и тоталитарный режим превращается в демократию. На мой взгляд, только так можно достигнуть эффективности от коллектива. Кто-то может не согласится с этим. Я буду только рад. Главная цель менеджера при формировании коллектива: создать из сборища одиночек единый организм, функционирующий как часы. Это задача не из легких. Заставить человека выполнять приказы легко, для этого требуются только полномочия, но чтоб выполнение этих приказов приносило максимальную пользу, одних полномочий мало. Это и есть задача менеджера.

за лидером, нет коллективов, где все равны, должен быть ведущий. Это один из главных аспектов формирования коллектива. В практике есть случаи, когда коллектив небольшого предприятия формируется из родственников, друзей, знакомых. В таких случаях первый этап всегда намного сложней, чем при работе с незнакомыми людьми. Руководителю следует обладать высокой силой воли, что б преодолеть панибратские и дружеские отношения и установить дисциплину и субординацию. Первый этап самый сложный, но преодолев его, дальше все пойдет намного легче. Главное расставить все точки над i. Да, начло жесткое, а иногда даже жестокое. Все

17


Наталья Колесник «Мама» Маму за руку держа Ни на миг не отпуская Ты идешь с ней не спеша Ни на шаг не отставая Да ты маленький еще И всего не понимаешь Кто бы чтоб не говорил Одно ты точно знаешь Мама – самый близкий человек, Мама – лучший друг на свете. Маму любят больше всех Дети на планете. Ручку ты не отпускаешь Маму крепко прижимаешь Говоря ей от себя Мама, я люблю тебя! Сначала он играл в солдатики, но понял, что это не интересно, потому как он играл против себя же, после перешел на игры с машинками. Но через какое – то время Миша понял, что единственное, во что он может поиграть чтоб ему было интересно без Толика - это в мяч. Взяв его и выйдя за ворота своего дома, Миша принялся набивать мяч. Он так заигрался, что и не заметил как попал мечом по клумбе своей соседки бабушки Оли. Ольга Николаевна, была самая старенькая женщина в деревни, ее все уважали и прислушивались к советам. Каждый знал, что цветы это ее слабость. Она очень любила их и

«Нужно признавать свои ошибки» На улице светило солнце, веял теплый ветерок, шевеля луговую траву. На ветвях деревьев, которые только начинали покрываться листьями, садились, прилетевшие с теплых стран, птицы и начинали петь песни. Все это было признаками начала весны. На пороге дома, что уже был убран от остатков снега и где были приготовлены клумбы для посадки цветов, игрался маленький мальчик Миша. Ему было не очень весело, так как его лучший друг и сосед Толик уехал на эти выходные к своей бабушке в гости. 18


именно у нее они начинали появляться и цвести первыми. Вот и в этот раз на клумбе как раз появлялись подснежники. Они были еще настолько малы, что нельзя было сказать, какого были бы цветом. Удар был не сильный, но так как цветы были еще очень слабы, они сломились. Не зная, что ему делать Миша сразу же забрал мяч и убежал к себе во двор. Только через несколько минут он понял, что случилось, но не придал этому большого значения. На следующий день за завтраком, мама Миши сказала, что кто-то совершил плохое дело и поломал цветы на клумбе бабушки Оли. Она спросила, не видел ли он кого – то вчера возле ее двора, на что Миша ответил, что нет. Через пару дней приехал Толик и сразу отправился к Мише, чтобы поделиться с ним своими новостями, о том как он провел время у бабушки. Он рассказал, что бабушка кормила его любимыми пирожками, что там он приобрел новых знакомых, после чего спросил, что было нового у Миши. Миша не знал, говорить ли ему о клумбе бабушки Оли или нет, но вскоре подумав о том, что Толик его лучший друг и у них нет друг от друга секретов, решил рассказать. «Толик, я должен тебе признаться.» - начал Миша. «В чем? Что случилось?» «Дело в том, что это я случайно сломал цветы бабушки Оли, когда играл в мяч на улице.» -от чего его лицо немного покраснело. «А ты сказал ей об этом? Попросил прощение?» «Она не спрашивала. А я немного испугался.»

«Ты должен признать свою ошибку и исправить ее.» - строго сказал Толик другу. «Зачем? Она же будет ругаться? А на месте тех цветов она посадит новые.» «Миша, ты мой друг и я не знал, что ты боишься признаваться в том, что виноват. Цветы для бабушки Оли – это как я для тебя. Они ее друзья. Если бы кто-то сделал мне больно, тебе было бы приятно? » «Нет. Я не хочу, чтобы кто-то делал тебе больно.» - после этих слов, на лице Мише появилось удивление и грусть. «Так вот, ты должен пойти, извиниться и посадить на месте сломанных цветов новые. А если ты боишься, то я пойду с тобой. Ты мой друг и я всегда буду тебе помогать.» Ребята попросили у Мишиной мамы пару новых сажанцов цветов и отправились к бабушке Оли. Краснея и сгорая со стыда Миша попросил прощение, сказав, что понимает, что причинил боль ее друзьям. Бабушка Оля была очень рада, что у Миши хватило смелости признать свою ошибку и что у него есть такой друг как Толик. К вечеру на клумбе были высажены новые цветы. Через какое – то время клумба была покрыта цветами и приносила радость окружающим, в том числе и Толику с Мишей. «Толик, спасибо, что подсказал, мне, чтобы я попросил прощение и за то, что пошел со мной.» - сказал Миша, рассматривая вместе с ним цветы. «Я рад, что смог тебе помочь.» С тех пор цветы бабушки Оли напоминали ребятам о их дружбе. О том, что друг всегда поддержит и поможет.

19


некоторые её манеры могут показаться грубыми, мужскими. А что, собственно, можно ожидать от девушки, которая руководит подобной организацией в одиночку? Строгая, волевая, мужественная, но при этом женственная и очень ранимая. Зритель не раз будет переживать за её жизнь и самочувствие. Нет, она не жертва, просто молодая женщина вынужденная положить на алтарь борьбы всю себя. Алукард. Вампир на службе организации Хеллсинг. Заточенный в темнице замка Хелсингов еще отцом Интегры, он вынужден служить своим хозяевам – людям. Хотя по его виду и не скажешь что служба своей хозяйке, леди Интегре, ему в тяжесть. Персонаж не однозначный: вроде и кровосос, и плохой, кровь пьет, но при этом добрый, истребляет всякого рода уродов, беспрепятственно пьющих кровь на просторах Великой Британии. Виктория Серас. Бывшая полицейская, по ряду причин перешедшая работать в Хеллсинг. Обязана Алукарду жизней, если можно так сказать, по его вине она умерла и воскресла как вампир. Хотя могла просто умереть, укус она выбрала сама. Добрая, жизнерадостная девушка в традиционном стиле аниме: белокурая красавица с шестым размером груди. Её желание остаться человеком заставляет гордиться этой хрупкой девушкой. Сколько она пакетов донорской крови вылила в унитаз не

«Хеллсинг. Война с нечистью» Именно с этого сериала началось мое знакомство с аниме. Итак, начнем. Сам сериал повествует нам о тайной организации, Королевском Ордене Протестантских рыцарей или Хеллсинге. События разворачиваются в наше время, в Лондоне. Коротко об основных персонажах.

Глава ордена, леди Интегра. Мой любимый персонаж сериала. Строгая, сдержанная, элегантная. Всегда ходит в костюме напоминающем мужской. Немного грубый голос и нечеткий перевод: зрителю может показаться, что леди Интегра на самом деле не леди. К тому же, если смотреть фильм без дублированного перевода, а с субтитрами, то можно встретить такое обращение к ней, как Интеграл. Нет, это ошибка, леди Интегра все-таки леди и в одной из серий нас это наглядно продемонстрируют. Хотя, 20


счесть. Даже когда Алукард предлагает ей выпить его крови, что б помочь восстановиться после тяжелого ранения, она отказывается. Эти терзания по поводу пить или не пить составляют большую часть первых серий сериала. В конечном итоге, Виктория сдается и чтоб не ослабеть окончательно начинает пить донорскую кровь. Уолтер. Дворецкий в доме Хеллсингов и, как выясняется впоследствии, бывший оперативный сотрудник ордена. Классический британский дворецкий, чем-то напоминающий Бэримора из Собаки Баскервилей. Фергюсон. Полевой командир организации Хеллсинг. Старый вояка, умело командующий вышколенными подчиненными. Не раз за сериал был на грани жизни и смерти, рисковал стать упырем или вампиром, но погиб от руки тех, кого защищал: гражданина Великой Британии, снайпера регулярной армии. О сюжете в двух словах не скажешь. Сериал хоть и небольшой (13 серий в среднем по 20 минут), но насыщен событиями. Просмотр проходит на одном дыхании, а не однозначность персонажей и динамичность развития события не позволят выключить просмотр и перевести дух. Основная сюжетная линия: противостояние неизвестной организации, создающей вампиров по средствам внедрения в людей электронных чипов. Ко всему этому добавляем противостояние внутрецерковных организаций: Хеллсинга и Искариота. Кровь, кровь и еще раз кровь! Сериал прямо пропитан её. Каждая конфронтация в сериале заканчивается реками крови и оторванными частями тела. Сериал не

для слабонервных и людей, страдающих расстройствами психики. Подведем небольшой итог: если вы не боитесь крови и разчлененки, тогда смотрите смело. В общем, сериал замечателен. Саму мангу не читал, что возможно, и к лучшем: часто литературное произведение и экранизация довольно таки сильно разняться. Не жалею что посмотрел сериал и с нетерпением ожидаю пока торрент докачает OV’у. Мое почтение читателям.

«Хеллсинг. OVA» Посмотрев и оценив сериал, мы перешли к расширенной версии экранизации манги. Первое что бросается в глаза – динамическое развитие событий. Теперь Алукард не сидит тихонько на диванчике, поджидая вампиршу – проститутку, он бросается в деревню, где отряды полиции терпят одно поражение за другим в бою с упырями. Теперь за дело берется «Хеллсинг». Виктория Серас, спасаясь от упырей, попадает в руки к их главарю – вампиру – священнику, который не прочь, не только выпить девичьий крови, но и поразвлечься. О чем открыто заявляет Виктории. «Мол, я сначала тебя изнасилую, - говорит он ей, нагло лапая за все выдающиеся места, - а потом кровь твою выпью». В этот самый момент пред нами является Алукард. В OV-е его появление более эффектное, нежели в сериале. В телевизионной версии он спокойным шагом входит в церковь. Весь в стиле денди, без малейшего намека на вампиризм. Здесь же появление Алукарда представлено как полоса тьмы средь опушки леса, где разворачиваются душераздирающие события, с множеством глаз – фирменным отличием Алукарда от 21


Вообще, в эпизод с деревней добавлено больше экшена. Плюс ко всему вставки из детства Интегры: как она, спасаясь от дяди, освободила слугу своего отца – Алукарда. Нам, как бы для сравнения, показывают маленькую, напуганную девчонку в подвале родового замка и взрослую женщину, холодным голосом объясняющую полицейским с каким противником они столкнулись в деревне. Впечатление производит сильнейшее. Вернемся к Виктории. Она просыпается в своих апартаментах в подвале замка Хеллсингов. Но теперь это не комната три на четыре метра с гробом вместо кровати, а довольно таки внушительное помещение. Там её уже ждут Алукард, Уолтер и Интегра. По первым же репликам видно, что отношение Интегры к Виктории немного мягче, чем в телевизионной версии. Нет надменного тона, пренебрежения. Она общается с Викторией как руководитель с подчиненным, а не как хозяйка Алукарда с молодой протеже своего слуги. События развиваются не просто стремительно, они несутся кавалерийским галопом. Помните парочку молодых вампиров, что совокуплялись на месте кровавой расправы? Да, они так же жестоко убивают людей и оставляют порочащие церковь надписи. Буквально в пять минут Алукард и Серас с ними расправляются. Алукард искренне удивлен с кем он воюет. «Как? Ты не можешь превратиться в летучую мышь или туман? Ты не в силах исцелить свои раны? Да вампир ли ты?!» - говорит он молодому кровососу за пару мгновений до того как превратить его в пыль. Не забыли еще братьев Валентайн? Да, слащавого блондина

других кровососущих. Попытку убить Алукарда упырями и то, как он прикончил их, описывать не стану, от сериала не отличается нечем. А вот ситуация с превращением Виктории в вампира немного иная. Алукард больше не распинается перед ней, объясняя, что она должна выбрать: смерть или жизнь вампира. Он задает только один вопрос: девственница ли она? И получив утвердительный ответ, нажимает на курок. Пока она захлебывается кровью, он рассказывает ей лекцию о своих разрывных пулях, о том, что не м��г иначе убить вампира и… кусает девушку. Перед глазами Виктории круги и сцена гибели родителей. Крики «мама, папа», мелькающие эпизоды кровавой расправы…

22


Люка и гопника в спортивном костюме Яна. Они все так же, при поддержке упырей, штурмуют штабквартиру «Хеллсинга». Бойцы ушли на корм упырям, в строю остались только Алукард, Уолтер, Серас и леди Интегра с рыцарями круглого стола. Старшего из братьев убивает Алукард, а вот Яна Серас и Уолтер берут в плен. На вопрос Интегры, кто их послал, кровосос отвечает: «Вы и так знаете, как мы сделаны. Мои хозяева и сейчас за нами наблюдают через чип». И сгорая в объятьях голубого пламени, произносит лишь одно слово – Миллениум. «Миллениум» - новый враг «Хеллсинга». Последний батальон нацистов, состоящий сплошь из вампиров. На этом с сюжетом покончим, иначе, зачем будет смотреть OV-у? Немного о персонажах «Миллениума» Майор Макс Монтана – глава организации. Маленький, пухленький, все время ходит в гражданской одежде. Он мало чем напоминает командующего каким-либо подразделением. Но его талант руководителя и ораторские способности не оставляют никого равнодушным. После его пламенной речи, воодушевленные солдаты последнего батальона идут на штурм Лондона. Доктор, Док – создатель всех вампиров «Миллениума». Худощавый, вечно ходит в медицинском халате, который иногда весь запачкан кровью, и странных очках с множеством линз. Маньяк, но по сравнению с майором, ангел во плоти. Шрёдингер или, как его как называют, прапорщик – мальчик-кот, посыльный майора. «Я везде и нигде» - его девиз. После того, как Алукард

его застрелил во время переговоров в Лондоне, он мгновенно «воскрес» на дирижабле «Миллениума». При этом упрекая майора в том, что пока тот шел к рубке, он успел смотаться в Лондон, получить пулю в лоб и вернуться назад. Кстати, пулю он будет ловить не однократно: Интегра, подымаясь на борт фашистского дирижабля в сопровождении Серас, пристрелит его еще раз. Ганс Гюнше – оборотень, полевой командир батальона. Молчалив, ходит в шинели. Вот, в принципе, и все, что о нем можно сказать. Рип ван Винкль – стрелок с мушкетом, лейтенант «Миллениума». Довольно таки милая и симпатичная девушка (но Интегра все равно лучше). Многие противники недооценивают её оружие. Мол, мушкет не такое уж и грозное оружие. И это напрасно стреляет она метко и её пуля, летя по непредсказуемой траектории, поражает все цели. Рип ван Винкль единственный персонаж «Миллениума», которого мне было жалко. По сути, майор использовал её как отвлекающий маневр для Алукарда. Она, вместе с группой вампиров, захватывает британский авианосец. И пока Алукард расправляется с ней, «Миллениум» штурмует Лондон. При виде короля нечестии, она превращается в маленькую запуганную девчонку. Даже любимая песня о волшебном стрелке её не радует. Ведь там зловещее предсказанье, предсказанье её смерти. Зорин Блиц – это… девушка. Во всяком случае, если судить по зоне декольте. Внешность Зорин Блиц очень своеобразна. Очень развитая мускулатура (не каждый мужчина может такой похвастаться), короткая стрижка. Правая часть её тела 23


татуирована различного рода символами. Как и Рип ван Винкль лейтенант СС. Но в отличии от стрелка таскает с собой громадную косу. Персонаж, кроме вопроса: «Дура, зачем свое тело изуродовала?!», ничего не вызывает. Кстати, благодаря ей, Виктория превратилась в истинного вампира. Тубалкайн Альхамбра – бразильский картежник, вампир. Известен еще как Денди. Зачем майор отдал его на растерзание Алукарду, не понятно. Хоть его карты и остры (не даром же Алукард, истекая кровью на крыше гостиницы, усмехался: «Из чего же сделаны эти карты?! Кровь не останавливается! Мне это нравится!), Алукард все равно отправляет его в пекло. Кстати, «Миллениум», со своим разношерстным контингентом, и отсутствие Инкогнито не единственное отличие OV-ы от сериала. Вообще, если судить, то это сериал очень сильно отличается от OV-ы и, в первую очередь, от манги. Помните Фергюсона? Бравого вояку, полевого командира «Хеллсинга». Так вот, в OV-е его нет. Его обязанности выполняет Уолтер, а после того бардака, что учинили братья Валентайн – командир отряда наемников «Дикие гуси», капитан Пип Бернадотте. Персонаж колоритный: высокий, статный, коса до пояса, левый глаз скрыт повязкой. Харизматичный, истинный командир. Испытывает большую симпатию к Серас. По началу это проявляется в общении, легком флирте. Но… когда Зорин была готова добить Викторию одним ударом, он, тяжелораненый, с простреленным животом, вступается за возлюбленную. Та отвага, с которой Пип идет в неравный бой,

заставляет гордиться солдатом такой капризной леди как Фортуна. Вот и поцелуй, и признания в любви, и… умирающий Бернадотте. Вся в слезах, Виктория выпивает его кровь, превращаясь в истинного вампира, размазывает по стенке Зорина и мчится на помощь своему хозяину Алукарду. Касаемо самого Алукарда: добавлено немало вставок из его прошлого. Это и его чуть не убил сер Ван Хеллинг, и тяжелое детство (намек на то, что граф был жертвой педофилии), и поля сражений, и казнь… Вообще, подобные вставки есть и у других персонажей. Разговор маленького Пипа с дедушкой о тяжелой судьбе наемников. Сцена убийства родителей Виктории. Как один из ублюдков изнасиловал уже мертвую её маму, и чуть не убил саму маленькую Викторию. Даже первая встреча мальчика Энрико с учителем Андерсоном. Да, потом епископ Энрико Максвелл возглавит крестовый поход против еретиков, а Александр Андерсон будет мотаться по объятому пламенем Лондону в поисках Интегры, но сейчас это маленький мальчик и его учитель. Что можно сказать в заключение? Перед просмотром OVы, либо посмотрите сериал, либо прочтите мангу. Второе предпочтительней. Кстати, как человек начавший свое знакомство с мангой, скажу: в манге Интегра намного красивей и симпатичней чем в аниме, прям нашка. С нетерпением жду выхода десятой части, прогнозируемо последней. Смотрите, вам понравится! Всего наилучшего.

24


Я встала и открыла окно нараспашку, осенний воздух охладил пылающую кожу. Я смахнула бисеринки пота со лба и шеи, вышла из комнаты - пусть проветрится. Осторожным шагом прошла мимо спальни родителей в душ. Надо отвлечься, совсем скоро сон заблудится. Я быстро залезла душ, на меня хлынула чуть теплая вода. Так, нам нужно похолоднее... Я крутила ручку крана то влево, то вправо, вода сменялась от теплой к прохладной. Дышать становилось легче, но вот сон все никак не забывался. Я обмоталась полотенцев и прошла на кухню. Надо же, в душе я провела целых сорок минут! Я налила холодного молока. Выпила, съела печенья. А сон не забывался. Он висел в памяти, словно реально произошедшее событие... Я постаралась задвинуть его подальше, на задворки памяти, и не думать больше о нем. * * * Что-то явно было не так. Время уже близилось к половине восьмого, а сон забыть я не могла. Я одела темные джинсы и голубую водолазку, обулась в теплые сапоги, надела пуховик, схватила сумку и выскочила на лестничную площадку. Лифт все никак не доезжал до моего, девятого этажа, и холод стал

«Дежавю» Я рывком села в кровати, порывисто дыша. Было темно и душно. Вспомнив происходящий со мной секунду назад ужас, выдох застрял в грудной клетке. Я закашлялась. Снова! Снова мне снился этот кошмар. Пора бы уже привыкнуть. Сколько себя помню, мне снился этот сон. Не только он, конечно, были и другие, гораздо более радужные, чем этот. Но все они были неясные, смытые. Я их забывала, только успев проснуться. Но этот сон... Он мне снился всегда. Из раза в раз. Сначала он был совсем нечетким, и почти не страшным. Я убегала, но чувства притуплялись. А сейчас.. Сейчас это ужасно. И самое ужасное, я не могу его запомнить. Я помню кошмар лишь первые минуты после пробуждения. И уже днем не могу вспомнить. Ничего, как будто и нет. И каждый раз реалистичный и пугающий, как первый. Каждый раз я не могу понять, что это сон. Каждый раз, каждую ночь. Я устало кинулавзгляд на часы. Пол-седьмого утра. Ну что ж, все равно не заснуть... Я опустила ноги на холодный пол. Приятные мурашки разбежались по телу. 25


до меня добираться. Я обхватила себя руками. Наконец-то! Двери лифта разъехались, и я шагнула в болееменее теплую кабину. Затем я долго шла до школьной остановки, увязая по колено в снегу. В школьном автобусе я заснула, и чуть не проспала свою школу. И опоздала на урок. Миссис Бёрнс сказала отстаться после уроков, и отбыть наказание за опоздание на 15 минут. На уроках то мои глаза слипались, то я не могла сосредоточиться на уроке, прокручивая в голове сон. Жуткий день. После моего наказания - мытья женских туалетов - на улице уже светило солнце, и мои одноклассники гуляли вокруг школы, осыпая друг друга сверкающим на солнце снегом. Я тихо порадовалась, что снежки им не слепить - по крайней мере, не зарядят в голову с диким воплем "эй, Чокнутая". Да-да, мое эпичное прозвище. По правде говоря, я даже им благодарна. Чокнутая - даже как то льстит, ты не такая как все. Конечно, они считают совсем не так радужно, но это получше всяких Пучеглазов, Кучеряшек и Губошлепов. Это прозвище было у меня всегда, с первого по восьмой класс. В первую очередь, из-за внешности. Мои волосы слишком яркие для натуральной блондинки, будто я крашеная. И на концах мои волосы плавно переходят в темный цвет, примерно такой же, как кофе. Мы их состригали, перекрашивали - ничего не выходит. Волосы отрастают, становясь такими же темными, и краска их не берет. Хотя бы я оригинальна. Еще меня называют Чокнутой из-за больших синих глаз, которые по словам одноклассников, пугают чуть ли не до смерти.

Во-вторых, из-за имени Юна. Довольно странное имя. Но оно мне нравится. Редкое, мелодичное... В-третьих, самое главное - из-за характера в целом. Я ни с кем не дружила, общалась по надобности, помогала если просили. Меня в классе словно и не было. Я тихо сижу одна на неизменной последней парте третьего ряда. Учусь я нормально, легко. По всем предметам кроме физики, черчения и химии - пятерки. Лишь эти три предмета с седьмого класса исправно портят аттестат четверками. И как назло, наш классный руководитель - миссис Бёрнс, учительница черчения. Не любила меня еще с того времени, как преподовала ИЗО. А как только началось черчение, там уж совсем... Считает меня невнимательной, необязательной, летающей в облаках. Но разве я виновата, что меня не привлекают эти бездушные, скучные карандашные стрелки? Я исправно сдаю ей все работы, выполняя их хорошо, на пять, но та чисто из неприязни ставит четверку. А я откровенно скучаю на ее уроках. Вдруг я остановилась. Голова закружилась, и я схватилась за ближайшую машину - я пересекала школьную стоянку. Стоянка куда-то уплыла, все вокруг заполонил туман. Меня замутило. В ту же секунду все прояснилось - та же стоянка, я на том же месте, но все вокруг...чуть блеклое, размытое. Я услышала визг шин, скользящих по льду. Я обернулась передо мной развернулась страшная картина - Марк Политс стоял спиной к потерявшему управление джипу в наушниках. Джим летел на мальчика. Картина резко сменилась - я была на кладбище, и все такое же блеклое. В ужасе я смотрела на гроб, в котором лежало тело... Я не смогла 26


заглянуть в лицо мертвого. Но я знала кто там. Марк... Внезапно меня словно выкинуло из блеклого "мира". Я была на стоянке. Марк был в наушниках, искал что-то в сумке. Джипа не было Прошла какая то доля минуты, как я, не думая, бросила свои вещи, и скинула пуховик. И помчалась к Марку. До него оставалось около десяти прыжков, как я услышала уже знакомый визг. Я ускорилась, мне словно впрыснули в кровь адреналин. Я пересекла разделяющее нас расстояние за пару секунд, и изо всех сил прыгнула на Марка, стараясь отбросить себя и его как можно дальше. Джип просвистел прямо у нас над ухом, промчавшись мимо. Водитель ударил по тормозам, и машина, наконец, остановилась. Вокруг нас собралась вся школа. Марк очумленно посмотрел на меня - Что же ты, Чокнутая, совсем чокнулась?... - восхищенно прошептал он. Я, до сих пор плохо понимая, ЧТО произошло, медленно поднялась. Затем наклонилась, подобрала с земли белые наушники Марка, и как ни в чем не бывало, протянула их ему. - Кажется, это твое, Марк.

Так и сейчас. Мне страшно. А снаружи пустота, ничего. Как будто я не слышу маминых однообразных восклицаний и крики журналистов за дверью. Стоп... Журналисты? Я подбежала к двери. Распахнула. Безумное количество вспышек фотоаппаратов лишило меня зрения. - Юна, скажи, каково в миг стать национальной звездой? - Юна, что ты чувствовала, когда оттолкнула мальчика от машины? - Юна, как ты так быстро подбежала к мальчику? Вот этого вопроса я боялась больше всего. Я сама не знала на него ответ. Что это было? Видение? Я что, увидела будущее? Затем я отвлеклась, мой слух зацепился за словосочетание "национальная звезда". - Я что... - ко мне обратились, наверное, полсотни микрофонов. Журналисты затаили дыхание. Я изумленно подняла брови. - ... уже национальная звезда? - Ну конечно! - выкрикнул ктото. - Такого еще не было! продолжили другие. - Девочка, которая знала про джип до того, как он чуть не сбил ее одноклассника, и которая бесстрашно бросилась его собрать, рискуя своей жизнью! - подытожил первый. Ах, вот как обо мне красиво говорят. Я захлопнула дверь. В своей комнате я сидела, обняв подушку. Я ведь не такая, как они говорят. Я толком ничего не сделала. Я просто спасла одноклассника. Меня гораздо больше волновало видение. Что это было? Необычный выброс адреналина? И я просто

* * *

- Моя дочь - достояние города! мама пересекала комнату большими шагами, то и дело всплескивая руками. С детства у меня наблюдалась еще одна странная особенность, хотя о ней никто, кроме меня, не знал. Я не показываю сильные эмоции. Если мне больно, например кто-то очень толстый, как наш одноклассник Ник, наступит на ногу, я с легкостью улыбнусь и скажу "Да нет, ничего" хотя мне ногу от боли сводит. 27


увидела реальную картину, а от ужаса все вокруг повлекло? Но в видении джип был совсем близко к Марку, как же я успела снять пуховик и бросить сумку, добежать до него и прыгнуть? А кладбище? Плод воображения? Вдруг у меня сильно зачесались глаза, я их потерла. Потом они стали слезиться, и из-за пелены слез я абсолютно ничего не видела. Потом они заболели, так, словно, мне под веки вогнали иглы, сотни мелких жгучих игл... Я подбежала к зеркалу. Глаза все покраснели, опухли, едва открывались. Но одно я заметила точно - неяркой, тонкой ленточкой, огибала зрачок серебристая полоска... Которой точно раньше не было. И тут - вспышка, все снова блеклое и даже мутное, словно я смотрю сквозь белую шелковую повязку, тогда я не видела так плохо... Все вокруг нечетко, расплывчато. Но голова уже не кружилась. Я стояла на своей улице, но она была не такая как сейчас - она вся была увешена шариками, скамейки, бордюры раскрашены, все чисто, ни одной бумажки, деревья уже цветут, растут цветы, которых сроду не было. И едет огромный черный, обтекаемой

формы лимузин. За ним несколько полицейских машин, и еще четыре черных внедорожника - впереди лимузина. На этом видение закончилось. Глаза не болели. Я все еще стояла возле зеркала, и вгляделась в свои глаза. Серебристая ленточка потухла, и была заметна лишь при пристальном разглядывании и ярком свете. Это радовало. Может быть, она насовсем исчезнет. Я легла спать пораньше - мое тело и разум было совершенно измотано. Когда я уже засыпала, ко мне пришла мама, и сказала, что кто то подсадил утку про то, что я спустилась по пожарной лестнице к Марку, и мы пошли в ресторан. Сначала я разозлилась, но потом поняла журналисты ведь уехали, а это очень хорошо. Потом мама передала мне букет цветов и коробку конфет - от Марка. Он принес ее сразу же после того, как журналисты уехали. И вскоре я уснула. Тогда мне впервые не снился кошмар, хоть я его до сих пор не забыла.

Цикл «Летописи межмирья» «BLOOD: Путь инквизитора. Новобранец ордена. Глава 1. Завещание отца»

ничего страшного. Если б я знал что эта самая организация, в один момент изменит всю мою жизнь, никогда не поверил. Да в это и поверить тяжело, но мне пришлось… С момента исчезновения отца прошло уже больше полугода. Я просматривал вещи в его кабинете и наткнулся на одно письмо, адресованное мне. На конверте было написано рукой отца: «Алексею, моему сыну». Текст гласил следующее:

Меня зовут Алексей Соловьев. Вся эта история началась с того момента как пропал мой отец. Он был историком, изучал средневековье. Особое внимание уделял инквизиции. Говорил, что это организация важна для человечества до сих пор. Тогда я не предавал его словам большого значения. Думал, ну бредит фанатик, 28


«Мой сын, если ты читаешь это письмо, значит меня уже нет в живых. Передай маме, что я люблю её. Надеюсь, она стойко перенесет мою потерю. О том, как я отношусь к тебе, ты сам прекрасно знаешь, но все же: ты моя единственная надежда. Бог дал мне одного единственного сына, и я не успел тебе всего передать. Ты не знаешь о том, кем я был на самом деле и кем суждено стать тебе. Я не могу сейчас сказать тебе всего, так как это письмо может найти твоя мать. Просто приди в четверг в 18.00 в городской парк, на третью скамейку справа от часов. Тебя буду ждать. Что б тебя узнали, принеси с собой три цветка: желтую хризантему, алую розу и ромашку. Дальше начнется твой путь. Прости, что не смог быть хорошим отцом. Если ты придешь на встречу, ты поймешь меня. Твой отец» Завершал все размашистый росчерк отца. Заинтригованный, я отправился к цветочному магазину. Сегодня как раз четверг. Продавец немного удивился заказу, но собрал букет. В письме нечего не было сказано об оформление, поэтому я просто доверился опыту продавца. Букет выглядел немного нелепым: разноцветные цветы в темно-синей обертке с желтой ленточкой. В принципе, это всего лишь сигнал. Да и вообще, вряд ли кто-то придет. Кем на самом деле был мой отец? Историком! Профессором! Вот и все. А вот его исчезновение действительно странно. И письмо это. Если читаю, значит, нет в живых. Да, мама его уже похоронила и оплакивает, но… В назначенное время я был в парке и сидел на третьей скамейке справа от часов. Старые часы городского парка пробили шесть часов вечера. Никого не было. Для надежности я решил подождать минут

двадцать и пойти восвояси. Каратая время, я стал наблюдать за часами. Говорят, если долго смотреть на часы, то можно заметить движение минутной, а иногда и часовой стрелок. Движения минутной стрелки я наблюдал не однократно. А вот как движется часовая, не приходилось. Если все три стрелки движутся по одному принципу, то она должна двигаться каждую секунду, не большими рывками. Но учитывая то, что за час секундная стрелка (на этих старых часах еще восемнадцатого века, была и секундная стрелка) делает шестьдесят оборотов, а минутная всего один, то для часовой стрелки рывок интервалом в одну секунду должен быть всего пару миллиметров. Это, учитывая то, что часы над входом в парк довольно внушительного размера. Пытаться проделать подобное на обычных наручных часах, не имеет никакого смысла, просто невозможно будет заметить движение. - Когда смотришь на часы, задумываешься о вечном, - пока я любовался часами, на скамейку подсел мужчина лет пятидесяти, немного седеющий. - Вы правы, - непроизвольно согласился с ним я. - Алексей, если не ошибаюсь, поинтересовался незнакомец. Сердце забилось быстрее, неужели отец не лгал? - Да, - ответил я, внимательно глядя на собеседника. - Я Вас узнал, - добродушно улыбнулся незнакомец и перевел взгляд на часы, - Вы точная копия отца. Можно было и не нести букет. - В письме было сказано про букет… - Я знаю. Понимаете, я никогда Вас не видел, и Ваш отец боялся, что я не узнаю Вас. Но его опасения были 29


напрасны. Прошу простить меня за мое опоздание. Я приходил сюда каждый четверг с момента гибели Вашего отца. - Мой отец погиб? – Не контролирую эмоции, закричал я. Прохожие стали оборачиваться на нас. - Тише, мой друг, тише, озираясь, проговорил незнакомец, давайте все по порядку. И для надежности, пройдемте в кафе. Тут недалеко есть уютное кафе, там я Вам и расскажу все, что Вы должны знать. Я молча кивнул. По пути в кафе, оно действительно было не так уж и далеко, я узнал, что незнакомца зовут Евгений, он, можно сказать, был боевым товарищем отца. - Виктор что-то рассказывал тебе о нашей работе? – сидя на веранде уютного летнего кафе, за чашкой кофе, поинтересовался Евгений. - Нет, - отрицательно помахал головой я, - я про Вас нечего не слышал. - Ясно, - почесав подбородок, задумчиво сказал Евгений. – Тогда начну с самого начала. Что ты видишь вокруг? Людей, дома, парк, автомобили, оглянувшись, перечислил я. - Мир, одним словом, - подвел итог собеседник, я же молча кивнул. – Так вот, таких миров очень много и попасть в них можно через так называемое Межмирье1. Межмирье – это пространство между так называемыми параллельными мирами. Хотя они не параллельны. Были бы параллельными, не было б межмирья. Я был удивлен и не скрывал этого. Евгений тем временем продолжал: - В межмирье выходят порталы из всех обитаемых и не обитаемых миров. К сожалению, человечество

поздно научилось ими пользоваться. Да и знания о межмирье было достоянием избранных. Одним из избранных был твой отец… Но это лирика. Итак, через межмирье можно попасть в любой другой мир, надо только знать где находится портал в него. Первыми путешествие по межмирью освоили вампиры.

Моему удивлению не было предела. - Их мир – это царство тьмы. Там нет солнца, чистое звездное небо… В след за ними, межмирье стали осваивать оборотни. В своих родных лесах они пересытились дичью. Поэтому, наш мир стал лакомым кусочком, как для вампиров, так и для оборотней. Поначалу все шло им на руку. Да, вампир не мог вынести света солнца, он сгорал в момент. Но все равно люди не могли противостоять их силе. Вот тогда всем этим и занялась инквизиция. Были разработаны методы борьбы с ними. Против вампиров эффективным оказалось дерево, особенно осина, против оборотней – серебро. Но не все люди хотели войны с ними. Группа 30


Группа магов, наших и эльфийских, смогли телепортировать столицу эльфов, город Долан, на один из островов в межмирье. Вот уже более пятисот лет мир эльфов лежит в руинах. Уцелевшие представители этой цивилизации живут в Долане и на близ летающих островах. Долан является нашей штаб-квартирой, штаб квартирой Анклава Сопротивления4, так мы назвали себя. Там располагается гарнизон ордена и палаты Магистров магов, второй после Ордена боеспособной организации. Инквизиция превратилась в одну из этих палат. Твой отец был инквизитором и боролся с силами Союза. Но полгода назад он погиб. Мы вели переговоры с гномами. Что б они перестали поставлять тетий Союзу. У них недавно сменилась правящая династия. Предшественники просто отдавали тетий в обмен на мир с Союзом. Теперешний правитель согласен поддержать нас. Но гномы ужасно подозрительная раса. Во всем ищут подвох, любят консерватизм… Твой отец должен был вести переговоры, но у портала в мир гномов делегацию ждала засада. Рыцари ордена отличные бойцы: на месте трагедии мы нашли несколько сотен трупов вампиров и оборотней. Гарнизон охраны составлял не более двадцати солдат, больше гномы б не пустили, плюс с десяток магов… среди них был Виктор. В целях безопасности, мы сожгли тела. Легенды не врут: укушенный оборотнем либо вампиром, превращается в своего убийцу. В этом их сила. Нас мало, очень мало… Эльфы практически разбиты у них только маги и форесты5… мы можем противопоставить Орден и нашу не так уж и сильную инквизицию… Алексей, - он посмотрел мне в глаза, -

людей, назвав себя Союзом несокрушимых2 пошла на сговор с оборотнями и вампирами. - Как? – мда, чего только не узнаешь. - Вот так. – Спокойно ответил Евгений. - Но… это ж против человека… - Я был откровенно шокирован. - Да, но оборотни и вампиры знали что предложить. Еще один мир, куда можно попасть не далеко от нас, это мир гномов. А у них есть один редкий материал – тетий. Достаточно добавить в тонну тетия один грамм любого метала, и он принимает все свойства этого метала. Все! Понимаешь? Да, можно сделать неограниченно количество золота и разбогатеть за считанные минуты. - Правильно, - подтвердил Евгений, - взамен, Союз поставляет им людей. В качестве пищи. Кровь для вампиров, плоть для оборотней. - Кошмар… - меня пробил холод. – А что делает инквизиция, она препятствует этому? - Да, мы стараемся с этим бороться. Но… все не так просто как кажется… мы были одни, до определенного момента. В один прекрасный день к нам пришел посол эльфов, с призывом помощи. Союз, оборотни и вампиры тогда уже вошли в него, захватывал их мир. К тому времени у нас уже была поддержка Ордена рыцарей Ночных волков3. Этот орден основал полукровка, сын оборотня и человеческой женщины, великий рыцарь Атоний I. Оборотни не приняли его, так как он был не чистокровным оборотнем, и он поддержал нас. В те годы, таких как он, было много, и Орден быстро развивался. С помощью сил Ордена и наших магистров, мы оказали помощь эльфам… но бой был не равный. 31


в тебе течет кровь инквизитора, и ты должен решить: ты с нами или ты в стороне. Что я мог ответить? Еще вчера я не подозревал об этой борьбе. Еще вчера я думал, что мой отец всего лишь ученый. А сегодня? Отец возлагал на меня надежды, иначе б не писал письма. Я не могу его подвести.

- То что предначертано не изменить, так говорил отец, - Евгений кивнул, подтверждая мои слова, значит мне суждено стать инквизитором. Я с вами. - Я знал, ты копия отца и ты пойдешь по его стопам. А теперь давай спокойно допьем кофе и пойдем к порталу, пора показать тебе Долан.

32


В этот момент обернулась стоящая передо мной девушка. -Не нравится фильм, уходи. Кто-то мечтает об этом, сидя дома и жуя булочки, а ты…ты… Ишь, привереда! Я скорчила гримасу, как маленькая девочка. Джена возмущенно толкнула меня локтем.

«Игра в маски» Яна Янурова, Надежда Леонычева Авторами этой книги являются Янурова Яна и Надежда Леонычева. Каждая глава будет писаться два раза - от имени Рейчел и от имени Брайана. Так одни и те же события можно будет увидеть с разных сторон, понять чувства обоих героев. Надежда Леонычева взялась писать от имени Брайана Лоуренса, Яна Янурова, соответственно, Рейчел Хоу. * * * Глава первая. Рейчел

- Рейчел, заткнись. Твое нытье уже достало. – тихо, но строго сказала моя подруга Джена, и по совместительству мой агент. Именно она притащила меня на этот дурацкий кастинг. Мы стояли в длиннющей очереди. Будь моя воля – пробежала бы шустро, как я умею, и дело с концами. Но Джена все нудит про свою этику: «Тебя после такого никуда не примут, дурашка!!!» - Нет, не заткнусь! – прошипела я. – Это очередной бессмысленный вампирский фильм! Таких море сейчас. Это уже истерто. Неактуально. Ты головой думаешь? - Это Энн Райс, дурочка! «Королева Проклятых» - это идеально для перспективной 18-летней актрисы. Я простонала, закатив глаза. Бесполезно спорить.

Очередь казалась нескончаемой, и я стала озираться по сторонам. Интересная киностудия, спросом пользуется…скорее всего и будет пользоваться. Может, эта Королева кого-то там не так уж и плоха. Я почувствовала на себе изучающий взгляд. На меня смотрел парень лет 23, может больше. Высокий, видный. Я поэтому его и заметила – его голова высоко возвышалась над другими. Он шевелил губами, говоря что-то, и подбородком указывал на меня. Я опустила глаза. Когда парень отвернулся, и с таким же скучающим и недовольным 33


видом, как у меня, принялся разглядывать стены, я потрясла руку Джены. - Кто этот жираф, там? - Где? Где? - Ну, с дикой апатией в глазах, с темными волосами. Подруга встрепенулась. - О! Это Брайа�� Лоуренс. Его семья – владельцы этой киностудии. Не вздумай ему грубить и перечить! Я недовольно фыркнула. Наконец очередь закончилась, и я пробралась к павильону. Меня встретил невысокий мужчина. - Здравствуйте. Я совладелец этой киностудии. Она была основана 50 лет назад семьей Лоуренс, и продолжает расширять свои границы по сей день, - нудно, без интереса, словно не понравившейся стишок, говорил мужчина. Я сразу мысленно окрестила его «нудный». Я престала слушать Нудного, и стала озираться, расценивая обстановку. Милый, уютный павильончик, декораций минимум. Немного навевает тоску. Надеюсь, съемки будут проходить не в таких условиях, иначе я задушу Джену! Правда, если я брошу съемки, уже получив роль, меня действительно могут никуда не взять…и, как это не прискорбно, мне придется уехать в Нью-Йорк. Я дернулась при мысли о возвращении. Нудный понял, что мыслями я уже далеко не с ним, и разочарованно пробурчал себе под нос что-то типа: «несмышленая молодежь». Я стала нетерпеливо постукивать ногой, когда в моем поле зрения снова появился тот парень, Лоуренс. Он оглядел меня с головы до ног (пока я стояла в очереди, он не удосужился такой возможности).

Видимо, результатом остался доволен. Я гордо вскинула подбородок. Лоуренс дернул уголком губ. - Ну-с… Начнем, господа присяжные? – весело произнес еще один мужчина, явно режиссер. Начнем! – уверенно отозвалась я, отворачиваясь от Нудного и Брайана. Ну или как там его зовут… Мне дали текст, отвели в центр павильона. Текст мне сразу не понравился. Ох уж эти вампиры, сколько можно! Видимо раздражение просочилось в мою игру, потому что режиссер, да и вообще, все в павильоне с интересом уставились на меня. А я нарочно не смотрела на них. Я не такая, как те смазливые дурочки, которые пялятся на режиссера и пощенячьи округляют глазки. Закончив читать текст, я, подняв голову и не удостоив взглядом всех присутствующих, удалилась из павильона. * * * Глава первая. Брайан

- Уже кастинг? - удивлено спросил я, глядя на толпу актрис собравшихся в холле перед дверью в павилион. Многие из девушек нарядились, как на парад, и держались очень самоуверенно, некоторые наоборот стояли скромно опустив глаза в пол. Последним сразу было понятно, что ничего не светит, только если массовка. - Да, - ответил мне Джек Дуайт, совладелец студии. - Начался. И тебе не мешало бы там поприсутствовать! - Зачем? Папа никогда не присутствовал на кастингах. Когда только начинал управлять компанией, присутствовал и внимательно за всем следил. Тебе 34


надо учится работать, иначе студия опуститься до низкопробных фильмов и приличного режисера сюда никакими деньгами не заманишь. Ты привык к жизни богатого мальчика, но теперь придется самому зарабатывать, так что крутись. - Хм! - недовольно умехнулся я, оглядывая толпу девушек. Джек действовал мне на нервы, считая меня богатым бездельником, который пришел на все готовое.- Мнение мое на кастинге будет кого-то волновать? - Должно волновать всех! Кто хозяин этой студии? - Вооон там,что за актриса? лицо знакомое, - я кивнул в сторону слегка загорелой светловолой девушки. Она что-то сердито говорила стоящей рядом подруге. Хотя кто знает, подруги ли они? Это же Голливуд. Это Рейчел Хоу. Фильмография пока небольшая, но она успела прославится. Перспективная актриса! - доложил Дуайт, с таким видом будто сам открыл ее публике. - Пусть ей отдадут одну из ролей! Она красивая! - сказал я, мне понравилась эта девушка, так почему же не помочь? Заодно покажу всем кто здесь босс. - Лучше иди в павилион и скажи это режиссеру, но только после ее игры, - снова начал занудствовать Дуайт. Что совсем мне тупым считает? Про себя я уже решил, что буду настаивать, чтобы роль досталась Рейчел. Кастинг навевал на меня тоску. Девушки читали куски сценария и строили глазки то режиссеру, то мне. Я сидел в стороне от режиссера, наблюдая за процессом и пытаясь понять, что же на самом деле хотели получить здесь все эти девушки. По настоящему талантливых было мало,

и они резко выделялись среди остальных. Актрисы играли роль, и почти не смотрели в нашу сторону. Режиссер (имя позже придумаем) чтото записывал в своем блокноте и, кому-то говорил, ждать звонка из студии, а кого-то придти на прослушивание завтра и на другую роль. Это он говорил актрисам, а не стороящим глазки девицам. Интересно, кого они сегодня выбирают в фильм? Я мельком просмотрел сценарий и идею, но не стал вдаваться в подробности процесса. "Учись работать!" прозвучал в голове голос Дуайта. - Извините, - обратился я к помощнику режиссера. - Я забыл кого мы сегодня выбираем? Хреново забыть то, чего даже не знаешь! - Сегодня у нас кастинг на роль Джесс Ривз, мистер Лоуренс, вежливо ответила помощник режиссера, на бейджике которой стояло имя - Донна. - Спасибо, Донна! - улыбнулся я. - Это главная роль? - Нет главный в фильме все же вампир Лестат, а из женских персонажей трудно выделить главного, они там все важны. Извините, я тоже должна следить за игрой. Донна деловито отвернулась и уставилась на экран. В это время режиссер попросил пригласить следущую актрису, и в павилион вошла Рейчел Хоу. К ней подошел Дуайт и стал что-то рассказывать, судю по лицу Рейчел что-то занудное. Бедняжка, усмехнулся про себя я. Раз уж ты попала к Дуайну тебя можно только пожалеть. Чтобы общаться с ним и не бесится нужны долгие годы. А эта Рейчел и правда ничего. Высокая стройная, и что особо радует 35


не очередная анорексичка. Надеюсь, что и играть будет также хорошо, как хороша собой. Мне плевать, что будут все думать, но роль Джесс она получит. Рейчел начала играть, ни разу не посмотрев на режиссера. Сильно. - По моему великолепно! воскликнул я, когда Рейчел вышла из павилиона. - А вы так не считаете? Она играла лучше всех, я даже проснулся! - Да, она несомненно очень талантлива, - начал режиссер. - Но, только вот. - Что "но"? - перебил его я. Они, что здесь все отупели? Или уже когото утвердили? - Брайан, Джесс по книге 35 лет, а Рейчел 18. И.. - У нас нет гримеров? продолжил я. В павилионе раздались смешки. Режиссер улыбнулся. - К тому же, насколько я знаю, эта героиня за фильм показывается в разных возрастах, так почему бы восемнадцатилетнюю Джесс не сделать с помощью грима тридцатилетней? - Я подумаю, - ответил он. - Да, подумайте, и если результат будет положительным, я обещаю, что сделаю все, чтобы фильм получился очень хорошим. * * * Глава вторая. Рейчел

- Только не начинай. Сотни девушек мечтали об этой роли! Это прорыв, Рейч! - Первое: я тебе уже говорила, не называй меня Рейч! У меня красивое имя. Рейчел. По слогам: Рейчел. Никаких Рейч! - Уф. А второе? – она высунула язык. И этот человек учит меня манерам? - А второе – пусть те сотни девушек играют эту глупую роль детской страшилки. - Рейчел Хоу! – взорвалась Джена. Назвала полным именем – не к добру. Я приготовилась к потоку гневных слов. – Сначала прочти эту «страшилку», потом высказывай свое мнение, ты же даже не знаешь, о чем там! - Мне сценария достаточно. - Нет! Мало того, будешь носить книгу на съемки. - Ну а это к чему? - Произведешь впечатление серьезной актрисы. - К чему? – устало повторила я. Мне надоело спорить. - Я сказала… - Все, хватит, хватит! – я закрыла руками уши. Джена просияла. - Ну и умница. – проворковала она. – А сейчас я позвоню твоим родителям, порадую твоим успехом. Я вскочила, со сдавленным хрипом опрокинула стул, и понеслась за Дженой, которая уже поднесла трубку к уху. - Что?! Ты звонишь в НьюЙорк? Это их не касается, Джена. Это моя жизнь! Моя!!! – завопила я. Я убежала из комнаты, на ходу вытирая позорные слезы, которые успели провести соленые дорожки на моих щеках. * * *

Джена подошла ко мне, решительным движением положила мне на стол толстенную книгу. - Что это? – скривила губы я. - «Королева Проклятых», неуч! - Зачем?! – взбесилась я. - Затем, что ты получила роль Джесс, мне звонили из студии! Ура?! – радовалась Джена. - Ура… - мрачно отозвалась я.

36


Глава вторая. Брайан

все наладится, я займусь личной жизнью. - Брайан, - тихо сказала Мария, я хорошо знал этот ее тон, хочет о чем-то попросить или же раскрыть страшную тайну. - Что? Мария немного замялась. - Мой тебе совет, можешь не принимать, твое дело. Расстанься с Глэдис сейчас. Ты сам понимаешь, что она пустышка. И то, что ты с ней встречаешься, не очень то хорошо может сказаться на твоей репутации в студии. А пересуды про Рейчел Хоу забудь, не обращай внимания. - Мария, я приму твой совет, если ты мне все объяснишь. Я чувствую, что тут не все чисто. Обычно тебе наплевать с кем я сплю и что вообще делаю. Не надо прикрываться студией и нашей ролью в ее управлении. Я пристально смотрел в глаза сестре, Мария не отвернулась и не опустила глаза. За это я уважаю ее, даже если ей есть, что скрывать, она никто не отведет глаз. - Отец не просто так пинком отправил тебя заниматься делами студии, - начала Мария. – Он очень болен, но от всех это скрывает. Я узнала обо всем случайно, подслушала разговор с врачом. Я поняла, что он может умереть в любую минуту, так что мы должны быть ко всему готовы. Мама не сможет быстро оправиться от горя, к тому же она ничего не понимает в кинобизнесе. Ты должен быть готов встать у руля, иначе мы можем потерять студию. Ты понимаешь, о чем я говорю. Я кивн��л. Конечно же я отлично понимал.

- А ты что хотел? Все время изображаешь из себя придурка и вдруг хочешь, чтобы солидные дяденьки и тетеньки стали тебя уважать! - Но ты же знаешь, что я не такой. - Знаю, - Мария погрустнела. Мы никогда не были нормальными детьми и никогда не были сами собой. Здесь все жизнь как кино! - Это единственное место, где постоянное притворство в цене. Хочется закрыться и никуда не выходить, плакать, когда грустно и смеяться, когда весело. Но мы так не можем, мы с тобой, Мария, дети Голливуда. Мы родились и выросли в роскоши, у нас все есть. Большинство хочет оказаться на нашем месте, только вот никто не знает, а если и знает, то не попытается понять обратную сторону красивой жизни. Никто не должен знать твоих настоящих чувств, никто не будет пытаться тебя понять, даже собственные родители. Им всегда было легче сделать шикарный подарок, чем просто поговорить по душам. Все наши беды и горести решались с помощью денег и свободы, но никто не хотел понять, что это все не помогает. Нас считают избалованными идиотами. Все без исключения. Вот поэтому и тяжело нам придется. Готова доказать всем, что ты не тупая куколка с Голливудских холмов? - А ты готов доказать, что ты не вечно веселый раздолбай с кучей подружек? - Да. И с чего начнешь? Расстанешься с Глэдис? - Пока нет. Сейчас для меня важнее всего студия, как только там 37


Врач Лёня, который все время пил и трахался и его невозможно было увидеть – единственный специалист после мединститута. Стасик – санитар со сложной судьбой. Сидел в тюрьме долго. Употреблял все виды химических препаратов и смешивал из них коктейли. Тётя Вера – пожилая толстая добрая женщина – санитарка и уборщица. Миша бас-гитарист, назовем его так. И ваш покорный слуга. Пили мы все время понемножку иногда экспериментируя с химикатами. В первый день нужно было пройти присягу. Экзамен – страшилка. Привезли мертвую старуху. Бесхозный бледно-жёлтый труп. Она умерла и никто не отреагировал. Значит в морг. А через какое-то время в крематорий. И вот труп старухи с пластырем на ноге передо мной. На пластыре надпись. Пономаренко Нина Петровна. Давай, спускай ёё в холодильник сказали мне. Холодильник в подвале. Грузовой лифт. Носилки на колёсиках. Мёртвая старуха смотрит на меня - я застрял с носилками на колёсиках в грузовом лифте. Погас свет. Я решил закурить. Я понимал, что это экзамен. Я был молод, весел и слегка пьян. Я щёлкнул зажигалкой, чтоб прикурить и увидел, что старуха улыбается. Это было настолько страшно, что когда свет и лифте включили у меня не было сил положить старуху на стол

«Мне было лет 16, носил я брюки клёш» Борис Бергер «Мне было лет 16, носил я брюки клёш» А друг мой бас-гитарист из львовской рок-группы Проспект работал в морге санитаром. Там и случилась эта страшная, но поучительная история. Мы встречались и пили кофе на «Армянке». Это было такое типа культовое кафе в Львове на улице Армянской, как Сайгон в Питере. Там пили кофе Миша СапалаевЛейзерман басист и просто классный чел и его красавица жена Галя Лозянко, похожая на звезду того времени Анну Веске. Вот в те далекие времена мы встречались там. Это была такая альтернативная жизнь, хиповая тусовка итд. Внезапно у Миши появились деньги, и он стал закатывать пиры. Секрет денег скрывали от дочери. Миша устроился санитаром в морг в больницу скорой помощи. Там в актовом зале больницы случился первый и последний рок концерт группы и звучал хит «Карлсон, милый мой Карлсон». Туда устроился и я в погоне за длинным рублём. Огромное здание больницы на окраине города. Рядом пристроечка одноэтажная патоанатомия и в подвале морг. Несколько персонажей потрясающих. Огромный санитар Миша У. каратист. Он все время тренировался. В одной из комнат подвала висела груша и стояли тренажоры. 38


в холодильнике и с криком перевернул носилки. Старуха упала ткнувшись головой в угол батареями-рефрежераторами, которые создают мороз. Я выскочил и побежал пить с ребятами. Все смеялись. А через три дня вдруг появились родственники из закарпатья. Где наша бабушка Пономаренко Нина Петровна? – спросили они. Я спустился в холодильник. Старуха лежала как буд-то так же как я ее тогда оставил. На животе. Лицом в батарею. Я перевернул её и ахуел от ужаса. Очевидно от удара об батарею лицо её исказилось перекорёжилось и было страшно кривым с ужасающей мёртвой улыбкой. Челюсть перекосило. Ну Квазимодо или что-то такое. Я в шоке. Всё. Пиздец. Сейчас меня посадят за глумление над трупом. Я бегу к врачу и его как всегда нет. Миша басист пьян и не знает что делать. Миша каратист на соревнованиях. Стасик спит в наркотическом дурмане. Разбудили Стасика. Он опытный. Он выслушал и приказал не бздеть. Дальше было невероятное. Стасик достал огромный деревянный молоток и раздробил старухе челюсти и кости лица. Затем быстро придал лицу благообразный вид – вылепил новое нормальное лицо, в рот засунул ватные тампоны и обколол формалином для формы и сохранности.

В этом и был весь заработок морга – незаконное бальзамирование формалином. В селах было принято, чтоб покойник 3 дня лежал в хате. Стасик накрасил старуху французской косметикой, и она стала красавицей. Мы одели ёё и выкатили родственникам. Родственники напряженно молчали, а потом тихо сказали: это не наша бабушка. Как же не ваша? Удивились мы. Вот пластырь Понамаренко Нина Петровна номер 74. Да говорят, все правильно, Нина Петровна, только наша-то всю жизнь кривая была, вот такая и тут они скорчили такие страшные рожи как ночью мертвая старуха в лифте. Сознание моё дрогнуло. Мне показалось, что семья вурдалаков пришла за мной отмстить за свою бабушку. Эта какая-то не такая! Эта какая-то нормальная! А наша такая была! – твердили они наступая на меня. Мне стало страшно и я промямлил – хотели как лучше. Так в 1983 году в городе Львове была опровергнута народная мудрость «Горбатого могила исправит».

"Флэм" Гелена Соловьева ФЛЭМ Я бы могла написать стих… Я бы могла веселей всех! Это не сложно - лететь вниз, Хоть предпочтительней, все же, вверх. Остановись, погоди, стой!!! Я ведь дышу, не дави пульс, 39


Мне не впервой забывать всех. Мне не понятен лишь свист

бежала сама не зная куда. Руководствуясь только одним - чем дальше, тем лучше! Обрыв стал для нее сюрпризом. Внизу на поляне стоял человек. Он рисовал закат. Она повернулась к истекавшим слюной псам, надеясь дорого продать свою жизнь. Собачьи челюсти щелкнули у самого уха. Она попятилась, оступилась и кубарем покатилась вниз. От человека не пахло ни собаками, ни порохом. Не охотник! Она из последних сил подползла и прижалась к его ногам. Собаки окружили, заливаясь радостным лаем победы. Всадники протрубили в рог и ждали поодаль. Холодная рука дотронулась до ее пылающего бока. Инстинктивно она впилась в тонкие пальцы острыми зубами. Понимая, что совершила роковую ошибку, зажмурилась, ожидая пинка тяжелой сандалией… Он поднял ее на руки и завернул в кусок материи. Обменялся чем-то с подошедшим охотником и унес ее прочь. Она долго не решалась открыть глаза. Даже когда оказалась на холодном каменном полу, таила дыхание, не шевелилась. Так и уснула. Проснувшись, обнаружила миску с водой и кусок мяса. Огляделась. Запах свежей человеческой крови защекотал ноздри. Ее спаситель сидел в кресле. Белая повязка на распухшей руке – ее вина. Он встал. Подошел. Наклонился. Она вся съежилась. Закрыла глаза. Звук человеческой речи заставил еще крепче зажмуриться и вдавится в пол. Он провел по ее шкуре ладонью, причиняя острую боль, но она стерпела. Дальше были бесконечные дни и ночи. Она жила в его доме. Ела его

пуль. За поворотом собак лай… Я не прошу обвинять Мир. Все так мечтают попасть в Рай, Предпочитая игру в тир. Я бы могла быть счастливей всех… Но почему-то стою здесь, На перекрестке семи троп И остается лишь – падать вверх. Погоня преследовала ее третьи сутки. Жаркое лето давало о себе знать. Выжженная земля. Высохшие речки. Она уже не замечала звуков рога и собачьего лая. Не пыталась запутывать следы, просто бежала по острым камням вперед и вперед, уводя охоту из своего леса, где остались ее дом и те, кто ей дорог.

Бок болел, потому что одна резвая сука схватила зубами. Пришлось отчаянно царапаться и кусаться, пока расплатившись клоком шкуры, она не оказалась на свободе. Теперь о ее пути рассказывал кровавый след, кропивший камни. Местность была абсолютно не знакомой. Жизнь по капле покидала рыжее тело, так заметное на серых камнях. Уже ни на что не надеясь, она 40


еду. Просыпалась от резких звуков, ждала. Закрывала глаза, когда он подходил и гладил ее. Она привыкла к его речи и запаху и даже поняла, что он дал ей имя - Флэм. Наконец, боль отступила, и она могла спокойно передвигаться по хижине. Радовалась уже тому, что из нее не собираются шить шапку. Осмелела, больше не закрывала глаза при его приближении. Был солнечный жаркий день, когда Флэм, улучшив момент, выскочила на улицу. Художник вышел следом. Остановился на пороге. Почему она тогда осталась с ним? Флэм так никогда и не призналась себе. А ведь до зеленых кустов была всего пара прыжков. В хижине было уютно и безопасно. Вкусная пища и свежая вода. Но не это тогда остановило ее. Любоп��тство. Вот то слово, что не дало ей, сломя голову, бросится наутек от этого тихого, странного человека. Такого, на ее взгляд, одинокого, что у нее щемило сердце. *** Для того, чтобы остаться с ним, предстояло стать домашней. Она сделала этот выбор и забывая звериную суть, стала превращаться в домашнюю любимицу. Привыкла отзываться по имени. Позже Флем начала различать человеческую речь. Распробовала вкус приготовленной еды. Перестала бояться огня в камине. Поняла, что он лишь источник тепла. Любила подойти совсем близко и любоваться огненными языками. Художник объяснил ей, что ее имя в переводе с чужого языка означает Пламя. Получалось, что она и огонь тезки! Ей это нравилось. Флэм полюбила гулять с художником по лесу. Он писал картины, стоя на обрыве, а она щурясь

от полуденного солнца слушала его рассуждения об искусстве. Ну и пусть, что она не понимала большинства слов! Звуки его бархатного голоса грели ее звериную душу. Да и потом, если он считал, что она все понимает, значит, так оно и было. В жизни художника стали происходить перемены. Его картины стали продаваться все лучше и лучше. Сначала он посчитал это результатом раны на руке: из-за повязки он работал иначе. Потом к долгим прогулкам с Флэм по лесу. Считал, что благодаря общению с ней, стал острее чувствовать краски и запахи. Но когда столичные критики отнесли его картину к шедеврам, заплатив при этом огромный гонорар, он перестал искать объяснения. - Ты мой талисман! – объявил он Флэм, повязывая на шею серебряный ошейник с огромным блестящим камнем, втиснутым в букву «Ф». Теперь Флэм и художник не разлучались никогда. Он брал ее в город на выставки. Представлял друзьям. Слушая разговор с владельцем галереи, Флэм поняла, что зовут спасителя Диксон. По началу общество посторонних людей пугало Флэм, но очень скоро она осознала, что пока она на руках у художника она в безопасности. Все разговоры о том, что большинство лис больны бешенством, вызывали у Диксона улыбку. Он отшучивался, говорил, что Флэм заразила его талантом. Стали поступать предложения - продать лисицу. Он смеялся, отвечая, что не сделает этого, ни за какие деньги. Флэм нравилась ее новая жизнь. Она научилась улыбаться. Ее переполняла гордость, когда она слышала, что люди говорят о ней. Больше всего она радовалась, когда Диксон произносил - "Моя Флэм". 41


Она любила из своего угла наблюдать за художником. Как он рисует. Как спорит с друзьями. Как подолгу сосредоточившись, смотрит в одну точку. Флэм научилась различать его настроения по его походке и по тому, как он молчал. Знала когда можно уснуть у него на коленях, а когда надо держаться подальше, на подстилке в углу, не нарушая установленную им однажды границу. Постепенно она поняла, что его привычки становятся ее привычками. Его вкусы полностью совпадают с ее. Она копировала его поведение и манеры. Флэм поняла: мало быть просто домашним зверьком. Захотелось стать другом, компаньоном. Осень пришла холодными дождями. И чем пасмурнее становилось на улице, тем мрачнее становился Диксон. Казалось, что погода отражается в настроении художника. Он стал раздражительным, злился из-за малейшего пустяка. Все реже стал разводить огонь в камине, несмотря на то, что дома было холодно. Все чаще стал оставлять Флэм одну, ведь она была всего лишь лисица. Когда к Диксону приезжали гости, он запирал Флэм в чулане. Хорошо, что случалось это крайне редко. Картины Диксона становились все темнее и темнее, но... дороже и дороже. Газеты пестрили – «Художник, который рисует ночь». Флэм посмотрела на мечущегося по комнате хозяина и не узнала его. Он быстро собрал кисти в сумку, взял мольберт и направился к двери. - Сиди дома! – приказал он Флэм, - я работать. Флэм подбежала к окну. Долго смотрела, как силуэт художника растворяется в ночи.

Дальше было много выставок, на которые Диксон ходил один. Все чаще говорили о том, какой он гениальный, как необычно видит лес и ночь, как шикарно рисует луну. Деньги. Вкусная еда. Флэм все это не радовало. Она перестала понимать, что она делает в этой хижине. Не понимала, что она делает не так и почему он стал прятать ее от людей. И однажды она решила уйти. Убежать тайком она считала неправильным. Целый час она наблюдала за спящим художником, прежде чем объявить ему о своем решении. Он не отпустил ее. Запер дверь. Пообещал, что все будет, как раньше! Они будут подолгу гулять по лесу и болтать сидя на обрыве. Ведь им никто не нужен!!! Все будет именно так, как только он закончит свою новую картину! И Флэм осталась. Отчасти Диксон сдержал свое слово. Он больше не ходил на выставки. День они проводили вместе. Но каждый раз в сумерки он уходил. Работать. В лес. Над последней картиной. *** Флэм снился кошмар. Она бежит знакомыми тропами. Лапы содраны в кровь, а собаки все ближе и ближе. Раньше ей никогда не снились сны. Или она их просто не помнила. Да сказать, по правде, что было в ее жизни, до этой хижины – она тоже не помнила. Теперь же она все чаще просыпалась в липком холодном поту. Как и в этот раз. Ее разбудил собачий лай. Она села на кровати и прислушалась. Где то далеко протрубил рог «К охоте». Флэм всю передернуло. Камин был потушен. В хижине было холодно. Вылезать из под теплого одеяла, не хотелось. Диксона не было – он писал свой шедевр! Сигнал рога повторился,

42


но теперь он объявлял о погоне. Собаки взяли след. Она выскользнула на крыльцо. Теперь отчетливее был слышен собачий лай. Собаки гнали молодого неопытного лиса. Флэм хватило пары секунд, чтобы оценить обстановку и понять, чем эта ситуация закончится. Она попыталась заставить себя вернуться в дом, но не смогла. Огромную, полную луну то и дело закрывали тучи. Ветер усилился. Быть буре – поняла Флэм. Решение пришло само. Бежать к Диксону, просить, чтобы он спас ее собрата, как когда то спас ее. Тем более, что он там в лесу. Увлекшись работой, он может не заметить надвигающуюся непогоду. Флэм спрыгнула с крыльца. Выбрала самый короткий путь. Она долго не верила своим глазам. Кисти и мольберт лежали на снегу. Диксона не было. Может быть, он сам решил спасти лиса? Тогда планы менялись. Она должна бежать наперерез охоте. Отвлечь собак на себя. Запутать следы. Это даст спасение уставшему зверю. Ну а потом… потом, или к Диксону, или в хижину. Все просто. Уже сделав шаг в сторону, Флэм вернулась к мольберту. Взглянула на новую работу Диксона. С холста на нее смотрел рыжий молодой лис. Странно. Более чем! Она как то просила художника нарисовать ЕЁ портрет. Он отказал. Сказал, что не рисует животных. Что его тема – НОЧЬ и лес. Она попятилась от картины в сторону. И пошла прочь. Флэм прислушалась. Погода портилась, а загнанный зверь выбился из сил. У нее было совсем мало времени. Она побежала. Выбрала место у реки. Луна светила из-за спины и Флэм отчетливо видела молодого лиса, того с картины.

А в метре за его хвостом горящие глаза псов. Лис тоже заметил ее. Взглядом она показала бедолаге на расщелину в берегу, куда не смогут забраться собаки. Приготовилась к прыжку, чтобы увлечь за собой погоню. То, что произошло в следующий момент, заставило ее сжаться от ужаса.. Флэм услышала за спиной раздается свирепое рычание псов. Их окружили!!! Будь она дикой лисой, а не домашней меховой игрушкой, она бы не допустила такой оплошности. Огромная туча закрыла луну. Сильный порыв ветра пригнул деревья до самой земли, но Флэм устояла. Холодная стена дождя и снега окатила и обожгла огнем. *** Собаки обступили их плотным кольцом, но подойти не решались. Всадники, едва сдерживая коней, осеняли себя знамениями. А у ее босых ног сидел молодой лис. С такой знакомой серебряной цепочкой на шее. Только теперь до Флэм дошли слова старой лисицы. Ее род был особенным. В полнолуние они могли превращаться в того, кем больше всего мечтали быть. За что создатель наградил их таким свойством, никто не помнил. А насколько, это заразно – никто не знал… Она посмотрела на Диксона, вернее на того, в кого он себя превратил. Посетовала на себя – она так растворилась в художнике, так тщательно перенимала его привычки, что не заметила, когда сама стала девушкой! И он не заметил перемены, увлекшись целью превратить себя в лиса, все ночи посвятив своей картине. И вот теперь они стояли посреди ночной поляны – Девушка и 43


Лис. Флэм провела коченеющими пальцами по рыжей морде лиса. С благодарностью поцеловала в холодный черный нос. Очередная туча закрыла собой луну. Кто-то из охотников бросил факел. Огонь жадно затрещал по стволу сухого дерева. Собаки с визгом расступились, спасая промокшие шкуры. Порыв холодного ветра заставил ее забыть о лирике и вернуться в звериный облик. Она посмотрела на разрастающийся огонь, пожирающий сухие заросли камыша, поняла, что это и есть ее шанс. Флэм нырнула сквозь языки пламени, бросилась на зазевавшегося пса, открывая путь Диксону к спасительной расщелине в берегу реки. Увлекая за собой горланящих собак, она хромала, изображая легкую добычу. Петляла. Чтобы выжить в этой погоне ей предстояло вновь стать дикой лисой. С каждым шагом она таковой и становилась. Забывая диванные подушки, вкус человеческой пищи, тепло очага… и имя, данное тихим одиноким человеком, который любил рисовать ночь.

всем, и в первую очередь в искусстве боя. Второй боец, прозванный Джейком, валялся в пыли изрядно побитый. Толпа заволновалась, загудела, но никто не двинулся с места. - Разве тебе его не жалко? – спросил Волк у девушки. Она молчала, только пристально посмотрела ему в глаза. Победитель и побежденный. Один упивается победой, второй валяется в пыли. Женская жалость должна выбрать побежденного, тщеславие победителя. Но по классическим канонам должна девушка должна подойти к побежденному. Чушь. Романтическая сказка… - Тебе его жалко? – спросил Волк еще раз. Девушка перевела взгляд на Джейка. Его взгляд был тяжелый, холодный, с нотками грусти и последней надежды. - Нет! – ответила она. Волк от неожиданности такого ответа едва заметно подпрыгнул. Джейк закрыл глаза, сдерживая в горле крик. - Выбираешь победителя? А ты тщеславная… - осклабился Волк. -Нет! – перебила его девушка. – Ты был не прав в своей теории. - Ты ведь любишь его? – Волк дернул подбородком в сторону, уже вставшего на ноги, противника. Девушка сделала шаг вперед, посмотрела сначала на Волка, затем на Джейка. - Любви нет. Ее не существует. Есть только ненависть, привязанность, нежность, страсть, уважение. Любви нет. Она развернулась и пошла прочь от места драки.

"Лучший друг" Надежда Леонычева Они дрались на небольшой освещенной фонарями площадке. Жестоко, не давая друг другу шансов, не жалея сил. Настоящий уличный бой. За боем наблюдала толпа: друзья обоих бойцов. И девушка. Если же толпа выражала, хоть какие- то, примитивные эмоции, то девушка стояла молча и неподвижно, как статуэтка. Боец по прозвищу Волк превосходил своего противника во 44


- Одиночка! – крикнул Волк. – Ты относишься к нему с нежностью и страстью? - Волк, не слишком ли много вопросов ты задаешь? – улыбнулась она. – Я ухожу. Волк, поздравляю с победой! Джейк, - ее лицо стало грустным. – О тебе я была более высокого мнения. И она пошла в сторону реки, почти побежала. На площадке остались только Волк, Джейк и толпа. - Расходимся, ребята, на сегодня хватит, - сказал Волк. Толпа стала послушно расходиться. Ты неплохо дрался, обратился он к Джейку. – Только вот за что? Почему ты дал так себя побить? Думал, что она подбежит к тебе и покроет твои раны поцелуями? – рассмеялся Волк. – Хотя, я ожидал этого. А ты? - Я ничего не ожидал, - ответил Джейк. Он врал, на самом деле он очень ждал этого и был разочарован поведением девушки. - Не строй из себя того, кем ты не являешься, - усмехнулся Волк. – Она любит тебя, но ты недостоин ее любви. - Если любит, почему не остановила драку? Хотела меня убить? Да и к черту ее с этой любовью, мне плевать на нее. - Она говорит тоже самое, улыбнулся Волк. – Сегодня она меня удивила, даже порадовала. - Если она с тобой, то почему любит меня? – с вызовом спросил Джейк. - Дурак! – процедил сквозь зубы Волк. – Она не со мной. Она одиночка. - Если же любит, то, что не скажет? – он сделал шаг навстречу Волку.

- Она уже сказала тебе это, сказала и получила плевок. Больше она это не скажет тебе никогда. Могу тебя успокоить, она больше не скажет это никому. Ты единственный, гордись. Волк усмехнулся и пошел с площадки. Джейк тоже ушел. Площадка опустела, но над ней чувствовалась атмосфера зла и агрессии, только что закончившейся битвы. Алина пришла на берег реки. В темных тяжелых водах отражалась полная луна. Девушка подошла к реке и провела рукой по водной глади. «Волк все очень хорошо спланировал, - подумала она. – Хороший цирк устроил! Его так волнует его теории? Нет. Он просто проверял меня. И выбрал Джейка специально…- она сжала пальцы в кулак и ударила по воде, всплеск разбил хрустальную тишину ночи. – Как же было велико желание помочь ему… как трудно было сдерживать себя…. Спасибо Волку, он не дал мне еще раз пасть перед ним на колени. Волк и во время боя следил за мной, за моим лицом, глазами, даже за положением тела…. Он все предусмотрел…. Как же было трудно не выдать себя…» - она засмеялась, тихо и нервно. В воду закапали крупные слезы. – Я же чуть не убила его…. Я, нет, нет, нет… люблю его…тихонько произнесла она. Девушка небрежно размазала слезы по щекам, и набрала его номер с новой симки. «Услышу его голос, и будет лучше. Буду знать, что он жив». - Да, я слушаю, - ответил он. Этого достаточно. Она выключила телефон. Убедившись, что с ним все в порядке, она решила пойти домой и немного отдохнуть. 45


Как только девушка ушла, из тени деревьев вышел Волк, и подошел к тому месту, где минуту назад стояла Одиночка. Просто Шекспировские страсти, - угрюмо подумал он. – Одиночка сильная, сильнее, чем я предполагал…. Может продолжить трагическую линию сюжета и убить Джейка, ради Одиночки… Утро предвещало хороший теплый день. Сиамская кошка играла с развевающейся, от ветра из открытой форточки, шторой. Кошка играла. Лениво ловила лапами ткань, прищуривая от удовольствия глаза, а через секунду резко прыгала вверх и рвала ткань когтями, а затем снова принимала мирный вид. - Вот это искусство войны, подумала Одиночка. – Кошка его знает очень хорошо. Девушка подошла к окну так, чтобы не мешать кошке играть, и посмотрела на улицу. - Здорово, просто идиллия! – сказала она. – А ночью Этот Город другой…. Совершенно другой. Другой мир, восприятие, даже люди меняются. Ночью другая жизнь, ритм, другая сторона. Она оделась и вышла из дома. Каждый день ей нужно куда- то идти. Неважно куда. Это день, а ночью можно жить по-другому, это ночь. Она включила плеер. «Город твой двуликий зверь, для тебя он днем откроет дверь, а вот в полночь он объявит тебе…», - запел солист группы «Ария». «Да, уж, объявит, в этом ты не сомневайся», - подумала она. Волк сидел в кресле и задумчиво смотрел перед собой. Он не ложился спать вообще. Ему никуда не надо было идти. Он думал об Одиночке и Джейке.

- Как они вообще могли сойтись? – он взял бокал с коньяком и посмотрел сквозь темно янтарную жидкость. – Одиночка, это понятно, влюбилась, а он что? Он очень скрытный, прячет свои чувства и эмоции. Одиночка такая же. Есть одна общая черта, - он сделал глоток из бокала. – Почему же он ее выбрал? И почему дал уйти? А это уже интересно! Хм…. А вот и причина их встреч. Интерес. Как же я раньше не догадался. Интерес! Как все просто и банально, даже спать охота, усмехнулся он. – Со стороны Джейка только интерес и умение играть на нужных струнах наивной женской души. Одиночка совершила ошибку, только не ту, которую она признает, а ту которую считает подарком судьбы…. Милая, наивная Одиночка…. Твоя ошибка не в том, что ты рассталась с Джейком, а в том, что стала с ним встречаться. Вчера она была просто великолепна… - Волк допил коньяк. – Неприступная, холодная, не прощающая … богиня войны. Как спокойно и хладнокровно она наблюдала за поединком, ни один мускул на лице не дрогнул, ни одно чувство, ни одна эмоция не отразилась в глазах…. Быстро обучается, налету все схватывает. Джейк лежал на кровати и смотрел в потолок. Тело страшно болело. Волк умеет наносить болезненные удары. - Кто такой этот Волк? И чего он связался с Алиной? Что ему нужно? Не могу понять его интересы. Алина… она оказалась не слабенькой. Я ошибся, как же трудно это признать…. Как же спокойна и холодна она была, а ведь любит меня… - он громко рассмеялся. – Любовь – это зависимость, оковы. Она 46


с ними справилась. Волк меня чуть не убил, а она даже глазом не моргнула. Не ожидал. Ах, Одиночка, неужели ты думаешь, что я, когда-нибудь полюблю тебя? Что я вообще могу любить таких, как ты? Серая мышь. Хотя нет, на поверку ты оказалась кошкой, а как было приятно видеть, как ты бесишься, когда я называл тебя кроликом, - он снова засмеялся. Он ничего не знал о планах Волка. «Доброе утро последний герой…» - заиграл телефон Алины. Это звонил Волк. - Привет, - бархатно заговорил он. – Я вот знаешь, что подумал. Может замочить Джейка, а? Всем сразу легче станет. - Волк, ты что совсем? – с едва заметной ноткой испуга спросила она. – Это лишнее, ни к чему это! - Ну, ладно-ладно. Шучу я. Ты ж меня знаешь. - Вот именно, что нет. Я не знаю, что от тебя ожидать. Что ты задумал? - Да так, ничего! – отмахнулся он. – Я сегодня еще спать не ложился. У меня бессонница опять…. Блин, ну как так жить можно? Сутками могу не спать…. «Разговор перевел в другую сторону, - отметила Одиночка. – Мне уже страшно за Джейка, вмешаться я не могу, вернее предупредить его, вопервых, выдам себя ему, а во вторых предам Волка. А предать его я не хочу». - Волк? - Да! - Что сказал тебе Джейк? – спросила девушка. - Ничего. Только задал пару тупых вопросов…, - Он замолчал и через три секунды добавил. – Все еще надеешься быть с ним? Зачем тебе это, Одиночка?

- А если я … если и правда… если я люб… люблю его? – заикаясь, спросила она. - Зачем? Ты вчера так красиво сказала, и что самое главное это была правда. Любовь это иллюзия, самообман. Ты не нужна ему. Никогда не была нужна. Открой глаза. Найдется тот, кто будет достоин тебя и будет тебя уважать. - Не будет. Его нет. Я знаю. Я ведь одиночка, а значит я всегда одна. Сама выбрала этот путь. «Вот упрямое противоречивое создание, - подумал Волк. – Тяжелый случай. Она не верит больше красивым словам, улыбкам и нежным прикосновениям. И в то же время хочет любить. Джейк…. Да, убить его будет слишком гуманно». - Ты противоречишь сама себе! – сказал Волк. – Хочешь любить и быть любимой, но тут же говоришь, что одиночка и должна быть одна, это твой путь. Противоречие. Нельзя идти вразрез с собой. - У меня нет больше сил, бороться с собой. Я все потратила на эту проклятую любовь к нему, - к горлу подступил душащий комок слез, она чувствовала, что сейчас заплачет. А плакать нельзя. Потом будет можно, сейчас нельзя. - Я что нибудь придумаю, пообещал он. – Пока! – и не дождавшись ответа, отключился. «Ну, не сволочь, а? И что Одиночка в нем нашла? – Волк, сдвинул брови, стараясь воспроизвести в памяти хотя бы внешность Джейка. – Я симпатичней, - сделал вывод он. – Одиночка попалась на красивые слова, и на внешность. А то, что ей просто пользовались как ковриком…. Она нашла в себе силы расстаться с ним, и то чтобы доказать, что она не слабенькая. Надо спасать девочку. 47


Она на грани самоубийства. Как там Цой сказал «Ты хотел быть один, но это быстро прошло, ты хотел быть один, но не смог быть один…» Вот и она не может без него. С другими ведет себя, как волчица…. Ха, круто. Волк и волчица», - он засмеялся. Просмеявшись, он взял телефон и набрал номер. «Сейчас позвоним одному интересному персонажу, - усмехнулся он. – Извини, Алина. Так получилось». - Привет, Джейк! Ну как, отошел от боя? – ласковым голосом садиста, спросил он. - Тебе мой номер Одиночка дала? – невозмутимо спросил Джейк. - У Одиночки я не смог получить твой номер, хотя поверь, пытался, - Волку нравилось начало разговора. «Молодец парень, держится, прекрасно знает, с кем говорит, но, никаких эмоций не показывает», - отметил он про себя. – Она очень хорошо воспитана. У меня есть свои источники информации, о которых я не распространяюсь. - Бой был с ее подачи? – задал вопрос Джейк. Его очень волновали изменения произошедшие с девушкой. Она стала другой: скрытной, неприступной с холодным волчьим взглядом. Не той Одиночкой, с которой он когда- то играл. - Ты уверен, что хочешь слышать ответ? – наслаждался игрой Волк. - Да. - Алина до последней секунды не знала, куда и зачем идет. Все организовал я. Умная девочка сдала экзамен. Если бы я сообщил ей раньше, она бы не пришла, что наиболее плачевно, на мой взгляд, попыталась бы обезопасить тебя.

- Зачем ты позвонил? – Джейк спрятал эмоции по поводу Одиночки, он потом подумает над этим. - У меня скромная просьба, ангельским голосом начал Волк. – Измени свое отношение к ней. Перестань насмехаться и отпусти ее, не играй. Всего-то. - Ты сам понял, что сказал? – все таким же ровным тоном ответил Джейк. - Я-то понял! Тебя, я погляжу, мозгов не хватает, - низким голосом ответил Волк. - Я нормально отношусь к ней. - Нормально – это средней паршивости, - твердым голосом сказал Волк. – Выполни то, что я тебе сказал. Будет легче и тебе и ей. - И не подумаю! - Не изображай из себя Игрока, жалкое недоразумение, - зло произнес Волк. Джейк выключил телефон Волк довольно улыбнулся. После разговора с Волком, Алина не стала сдерживать слезы. Она уже вернулась домой и была этому очень рада. Теперь можно плакать. «Так легко, когда плачешь…. Так легко…. Что дальше…. Мне не забыть его. Память очень сильна. Я помню все и хорошее, и плохое. Это все сплелось в один клубок. Если он придет и попросит вернуться, что я сделаю? Что почувствую? Все будет так: засмеюсь, наговорю гадостей, а потом буду жалеть, что не вернулась…. Я не верю себе…. Не смогу верить и ему… Джейк толкнул меня во тьму, а Волк протянул руку. Он случайно оказался в моей жизни. А может и не случайно? Он открыл мне глаза, сделал меня другой, только не может убить во мне любовь к Джейку, я ведь люблю его, несмотря на то, что отрицаю это и буду отрицать. 48


«Я тебя люблю» - это самые страшные слова. Они ставят на колени и дают власть тому, для кого предназначены. Чувство «любовь» умерло, и сейчас этим словом называют все, что угодно, но это не любовь. Это суррогат. Может у меня к нему тоже суррогат? – она засмеялась. – Суррогат не причинил бы такую боль. Волк, спаси меня! Пожалуйста….» Волк появился в нее жизни, как раз в тот момент, когда она нала в себе силы расстаться с Джейком. Ей надоело быть его куклой. Самое странное было то, что Алина не помнила где и как познакомилась с Волком, будто ей стерли память. Она несколько раз просила Волка напомнить, как же они познакомились, но он умело уходил от ответа. И еще он ни разу не назвал свое настоящее имя. Волк – и все! Не получив ответы на свои вопросы, девушка перестала их задавать. Если не отвечает, значит так нужно. Для нее Волк стал другом. Волк сидел на кухне и неторопливо пил кофе. - Девочка и правда сильно изменилась, - сказал он сам себе. – Только любит одного человека, не может выбросить его из головы гдето год, а может и дольше. Она готова спасти его, не дает разбить его идеал…. Он же ничего не сделает для нее. Не подаст руку в беде, а просто пройдет мимо. Не вспомнит ее имя и лицо, даже если она вдруг умрет. Когда я встретил Одиночку, наивной дурочкой, с широко открытыми глазами, - продолжал размышлять он. – Она верила в какието свои идеалы, больше похожие на иллюзию, и сильно страдала от любви и разбитого сердца, но от этого и сейчас страдает. Я очень красиво

открыл ей реальность, уродливую и беспощадную. Для «слабенькой» девочки она не испугалась…. Джейк сильно ошибся, она не слабая и не слабенькая, ей просто не хватает смелости быть собой. Он думал, что нашел слабую, безвольную игрушку, которую можно дрессировать. «Ласково» называл ее кроликом. Убожество, кролики не дрессируются, а Одиночка почти дрессировалась, но гордость и тщеславие взяли верх. Она умеет надевать маски на подсознательном уровне. Я открыл ее. Она станет совершенством. Наверняка Джейку интересно, кто я такой. Будем говорить красиво и пафосно, как того требует ситуация: Я ее ангел – хранитель. И я увезти ее в Другой Город, она не может здесь жить. А там она сможет обрести свободу и избавиться от противоречий. Станет счастливой. Пять часов утра. Ночь прошла спокойно. Очень спокойно. Алина всю ночь сидела в старом кресле на кухне, и читала. Она уже почти засыпала в обнимку с книгой, когда кто- то резко позвонил в дверь. Девушка резко вскочила с кресла и подошла к двери. «Кто это может быть, так рано? – подумала она. Где- то внутри шевельнулось предательское чувство «А вдруг он?» - Кто? – спросила она. - Волк. - Волк? – переспросила она, открывая дверь. – Что- то случилось? Волк никогда не приходил внезапно, особенно рано утром. - Да, - сказал он, проходя в квартиру. – Ты хочешь поехать в Другой Город? - Он такой же как этот? – спросила девушка, не понимая, что хочет он ей сказать. 49


- Ты меня слушаешь? Я же сказал, Другой Город. Он не похож на этот - Да, я поеду, - согласилась она. – Только как…. - Я пришел тебе помочь. Ты сама хотела, чтобы я помог тебе. Ты думаешь о Джейке? Можешь не отвечать, знаю, что о нем. В Другом Городе его нет. «Можно от него и в Этом Городе избавится, но это не поможет», - подумал он про себя. – Ты не встретишь его, ты даже думать о нем не будешь. Ты готова к Другому Городу, ты изменилась. Спрашиваю еще раз, ты поедешь? - Да, когда едем? - Сейчас! - Дай мне только собрать вещи! Они вышли на улицу и сели в машину. Девушка взяла с собой кошку и маленький рюкзачок с необходимыми вещами. Волк сел за руль, Алина села на заднее сиденье, кошка уютно устроилась у нее на коленях. Волк ехал очень быстро, она не успевала понять, по какой улице они проехали, и в какую сторону свернули. - Ехать долго. Тебе лучше поспать пока, - посоветовал ей Волк. - Я не смогу уснуть пока мы не приедем. Волк, почему с тобой я не боюсь быть собой? С тобой я не играю, не надеваю маску, я настоящая, не строю из себя непонятно кого. - Я не боюсь тебя настоящую, не боюсь ни твоей силы, ни твоей слабости. Ты мне нравишься настоящей, и я не насмехаюсь над тобой, - ответил Волк. – И я сам очень сильный и уверенный в себе человек, и мне не нужно тебя принижать и видеть свои слезы, чтоб чувствовать себя крутым. По настоящему сильные личности так не поступают, не

стебуться над другими. Извини за скромность, - улыбнулся Волк, дружелюбной и светлой улыбкой, какую знали только самые близкие друзья. – Я давно понял, что тебе не нужен спортивный интерес. Я разбил зеркала твоих ложных идеалов. Осталось только избавиться от любви к Джейку это не любовь, а мыльная опера с привкусом потребительского права. Не бойся обижать людей и не обидишь их. Не бойся быть собой. Не бойся жить. Если тебе протягивают руку, не бей по ней. В поисках тепла не гаси последний огонь, и забудь его, – он снова улыбнулся доброй улыбкой. – Это правила Другого Города. - Я забуду его, постараюсь забыть. Я помню ваш бой…. И его взгляд.… Ты не поверишь, как мне хотелось подойти к нему, обнять… - Я тоже видел его взгляд. Ты сдержалась, но потом плакала. Ты добрая, Одиночка. Ты не стала бы счастливой с ним, вы слишком разные. Говорят, что противоположенности сходятся. Нет, это не так. Должно быть что- то их связывающее. Ты будешь спорить, но твоя ошибка в том, что ты стала с ним встречаться, а не в том, что рассталась. Не стоило даже думать о том, как переступить черту. Он не стоит этого. Одиночка внимательно выслушала его. «Волк прав, - согласилась с его речью девушка. – Что делать с чувством? Может…. Я знаю, как ему было больно от ударов Волка, я нанесла еще один удар. Я устала бороться с собой, и, похоже, устала любить его. Он для меня был нечто высшее, прекрасное и любимое. Я для него никто. Больно от этого…. Резать вены тоже больно, но это физическая 50


боль…. Может ли смерть убить душевную боль? Нет. Душа ведь бессмертна. Другой Город ничего не изменит, только избавит меня от Джейка. Это уже хорошо. Я начну оживать. Жить, а не существовать. Шекспир сказал, что жизнь театр. Нет, жизнь бойцовский клуб. Я должна была подойти к побежденному, но я нарушила правила, я ушла одна. Я выиграла эту битву». « Я чувствую себя Пигмалионом, вырезающим из глыбы статуэтку, - думал Волк. – Одиночка добрая. У многих сейчас утрачено это качество. Я научил ее скрывать доброту и быть жестче, чтоб никто не мог воспользоваться ее добротой. Она способная ученица, она больше никому не позволит играть струнами своей души. Она мой любимый проект. Я обучил ее основам игры с людьми. Ну, разве я не гений? – довольно улыбнулся Волк. – Сделал из наивной влюбленной дурочки, романтичного циника, умело владеющего своими чувствами и эмоциями. Я сделал ее гордой. Она больше не падет на колени ни перед кем. А с ее любимым я разберусь посвоему. Прости Алина. Он больше не ответит тебе на звонок. Любовь, доброта, верность – люди забыли эти слова, точнее их настоящее значение и силу, заменив все суррогатом. Зло, предательство и ненависть – три главные стихии, которым поклоняется большинство людей. Одиночка… я сделал из тебя почти совершенство. Еще предстоит работа». - Скоро приедем! – обратился он к девушке. - Расскажи мне о городе. Какой он? Какие там люди? – попросила она.

- Город роскошный и мрачный. Тебе понравиться. Сама увидишь. А люди? Хм… немного другие, чем в том городе. Есть и такие, как он, но ты уже никогда не посмотришь на такого человека. Будь уверена, - довольно улыбнулся Волк. - Это замечательно, - отозвалась девушка. – Знаешь, я больше не боюсь быть одна. - Не надо бояться. Страх сам по себе плохое чувство, а страх одиночества тем более. Сколько бед оно принесло. И тебе тоже. Ты боялась остаться одна, это одна из причин почему ты стала встречаться с таким гнилым человеком, как Джейк и по той же причине хотела вернуть его Одиночка улыбнулась. - Мы приехали! – объявил Волк. – Пошли, до дома дойдем пешком. Одиночка, взяв на руки кошку, вышла из машины. Они с Волком пошли по улице к дому. Другой Город прекрасен. И воздух в городе другой. Холодный, колючий с брызгами теплого солнца. Город показался ей родным. Она вернулась домой. - Здесь так здорово, у меня даже голова кружиться… - Это от того, что ты больше суток не спала, - ответил Волк. – Тебе нужно отдохнуть. По городу погуляешь ночью. Они подошли к высокому дому. Их комната была на самом верху, под крышей. Окно смотрело в небо, через него можно было вылезти на крышу. - Мне здесь нравиться! Очень нравиться! – засмеялась девушка, звонким хрустальным смехом. - Я все это знал. Ты потерявшаяся часть Другого Города, бархатно заговорил Волк. – Можешь выбросить осколки своего разбитого сердца, у тебя появится новое сердце, 51


оно не разобьется и не превратится в лед. - Я выброшу прямо сейчас! – она открыла окно, достала из кармана яркие рубиновые осколки и бросила их из окна. Осколки сердца сверкнули на солнце и исчезли. Одиночка спала в кресле, свернувшись по-кошачьи в клубок. Волк сидел на полу и гладил ее сиамскую кошку, которая после долгой дороги утратила черты агрессора и тихонько мурлыкала. Он смотрел на спящую девушку. « Какая она, все-таки милая, думал он. – И как все-таки опасна, Волк усмехнулся. – У нее уникальная память, она помнит все, все зло и обиды, когда-либо причиненные ей, помнит людей. Не важно, сколько лет прошло с тех пор, и не важно, кто именно нанес обиду. Память сиамской кошки – долгая, острая, злая. Здесь ей некого ненавидеть, она станет выше этого. Здесь нет тех людей, они умрут для нее. Кто- то уже, и в прямом смысле, - он вспомнил про Джейка. – Многие люди способны создавать зеркала идеалов, и бить их тоже способны. Создают красивый образ, вселяют его в тело совершенно непригодного человека и начинают страдать. Джейк и Алина из разных миров. Он не так уж и плох для, такой же «звезды», как он сам. Для Одиночки же он хуже смерти. Когда они были вместе, она не умела еще играть с людьми, а то здорово бы повеселилась, он тихонько засмеялся, чтоб не разбудить девушку. – Джейку нужна была девушка попроще. Одиночка не будет одна. В этом я просто уверен». Когда Алина проснулась, был уже вечер. - Ты готова к переменам? Готова идти гулять по ночному городу? – сразу задал вопрос Волк.

- Да, пошли скорее! Они медленно шли по освещенным улицам города, наслаждаясь тишиной и спокойствием ночи. - Благодаря тебе, Волк, я чувствую себя счастливой, улыбнулась Алина. - А ты вернула мне веру в добро, любовь и верность. Это есть в тебе. Ты станешь другом, для тех, кого любишь. - Ты мой самый лучший друг, по щекам девушки текли слезы любви и благодарности. - Взаимно, - Волк чувствовал исходящую от нее волну тепла. – Будь счастлива, Алина. Если, что я всегда рядом с тобой! Волк сделал два шага назад и исчез в темноте. Алина стояла на площади Другого Города. Ей было легко и свободно, это напоминало полет, легкий, невесомый. Пошел сильный дождь, капли смешались со слезами девушки. Вода стекала с нее волос и одежды. Вода уносила ее страхи, лишала тяжелых чувств и бесполезной любви.

52


№1 (апрель 2012)