Page 1


< БЫЛО/БУДЕТ > «Живая типографика»

В.Д.Р.Х. 2007 Традиционно

в

сентябре

в

Санкт-

Петербурге проходит специализированРадетель отечественной графической культуры ная Выставка Достижений Рекламного компания «ИндексМаркет» вскоре обещает порадовать Хозяйства — событие, которое открывает новый «рекламный сезон», площадка еще одной книжной новинкой. Автор Александра для знакомства с новыми коллекциями, технологиями, услугами. Ведущие компаКоролькова не только написала книжку, но и сделала нии готовят специальные предложения макет собственноручно спроектированными шрифтами — для заказчиков, демонстрируя новинки в рамках выставки, задают тенденнастоящий комплексный подход! «Живая типографика» ции предстоящего сезона. В 2007 году в выставке принимают участие более предназначена для тех, кто еще не очень много знает 130 компаний, которые представляют такие направления, как фотоуслуги, о шрифте и типографике, но кому предстоит работать рекламная полиграфия, мобильные выс оформлением текста, для тех, кому это интересно, — ставочные стенды, сувенирная продукорганизация событий, изготовлеглавным образом для студентов-дизайнеров. Это описание ция, ние наружной рекламы, продукция для промомероприятий, оборудование для и попытка объяснения некоторых закономерностей, рекламы и полиграфии. Первая половисоветов и правил, принятых в русскоязычной типографике. на сентября. Михайловский манеж. Это не научное исследование, не средство избавиться Частная Индия от всех проблем, не абсолютная истина. Во второй половине сентября Здесь собрана информация на первое время — в надежде, в выставочном зале Петербургского союза дизайнеров на Мойке, 8, что у читателя появится желание обратиться к более пройдет выставка Екатерины серьезным, полным и сложным источникам. В книгу Петровой «Частная Индия». Автор запечатлела повседневную вложена схема-плакат с напоминаниями о том, что стоит больших и малых индийи чего не стоит делать в процессе верстки, с изображениями жизнь ских городов, их улицы и кварта«правильных» кавычек и тире и кое-чем еще. лы, а затем систематизировала

EULDA (European logo design annual) 2007

Длинные истории Екатеринбурга — 5

В начале сентября станут известны победители конкурса 2007 года. Так что на момент сдачи номера в печать можно только гадать, куда отправятся призы этого престижного логомэйкерского конкурса. Не успели в этом году — готовим работы на 2008 год. Особенность системы жюрения на EULDA в том, что конкурсные работы оцениваются тремя разными референтными группами: профессиональными дизайнерами, представителями известных компаний и людьми, далекими от мира дизайна — представителями потенциальных целевых аудиторий. Таким образом, оценка, полученная в этом конкурсе, может по праву считаться объективной, ведь она составлена из мнений коллег, заказчиков и конечных потребителей. Помимо призов итогом конкурса становится мощный альбом с работами конкурсантов, который расходится по всему миру. www.eulda.com

В первой половине августа в Екатеринбурге состоялся фестиваль «Длинные истории Екатеринбурга». Организаторы называют свой проект срочной реанимацией городской среды. По традиции фестиваль разворачивается в формате живописи, графики и граффити на бетонных заборах, огораживающих строительные площадки города. Так же, традиционно, фестиваль продолжает менять свои рамки, внедряясь в новые городские пространства, на новые носители — с прошлого года еще одним традиционным форматом фестиваля стали городские рекламные билборды, расположенные в разных частях города. Вот такое правильное проникновение дизайна и визуального искусства в городскую среду.

6 > 7 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

фотографии таким образом, что получилась своего рода коллекция артефактов. Кроме фотографий также представлены: рукодельная бумага, индийские газеты и визитные карточки как образцы местного полиграфического дизайна, карта Южного побережья Индии, выполненная Екатериной в декоративной индийской технике аппликации из мелко нарезанной шерстяной пряжи, и ранголи — по древней традиции этот узор-молитва наносится у порога каждого южноиндийского дома на восходе солнца.


Уединение Юрия Молодковца Недавно фотограф Государственного Эрмитажа Юрий Молодковец сделал невероятной красоты выставку. На ней были представлены его черно-белые фотографии ночного Эрмитажа. Проект снимался в течение девяти месяцев. Съемки происходили в залах музея ночью, когда в нем нет не только людей, но и света. Таким музей показывается лишь немногим. И Юрий из числа этих избранных. Стоит ли говорить, что выставка проходила также в залах знаменитого музея. Но и это еще не все — буквально за три дня до сдачи номера Юра принес в редакцию свою книгу, напечатанную в Лондоне издательством Fontanka. В черной-черной суперобложке, с черными-черными фронтисписами, авантитулами и титулами, книжка производит удивительно светлое и волнующее впечатление. Невероятные фотографии, запечатлевшие залы музея в лунном свете, как будто сами мерцают изнутри. Ничто не шелохнется в ночных залах, но при внешнем спокойствии эти фотографии полны такой силы и экспрессии, что впору делать перерывы при просмотре этого альбома! А Юра, как всегда жизнерадостный и полный сил, подписал книжку черным фломастером на черном фронтисписе и улетел куда-то на очередные съемки, оставив редакцию в трепете наедине с удивительной книгой.

Троянкеру — ура!

24 августа исполнилось 70 лет выдающемуся отечественному дизайнеру Аркадию Товьевичу Троянкеру. Наш авторитет, член редакционного совета журнала «Проектор» Сергей Серов написал о нем: «Для меня Троянкер олицетворяет отечественный авангард шестидесятых. Так называемый «второй авангард». Во всяком случае — ту модернистскую революцию, которую молодые дизайнеры, вчерашние студенты Полиграфа и Архитектурного, устроили в книжножурнальном дизайне. Они внедряли современные шрифты, модульную сетку, флаговый набор, швейцарский абзац, минимализм, конструктивность, функциональность, принципы серийного проектирования. <…> В прошлом году Троянкер набрал авторскую творческую мастерскую в Высшей академической школе графического дизайна — сроком на шесть лет. Педагогический дебют проходит успешно. Аркадий Товьевич щедро делится со студентами своим опытом, учит их жизнестойкости, передает им свои представления о достоинстве профессии и свою неистощимую любовь к графическому дизайну». Журнал «Проектор» с радостью присоединяется к многочисленным поздравлениям. С днем рождения, Аркадий Товьевич!

Книги художника В июне — августе сего года безмерно нами уважаемый музей «Царскосельская коллекция» показывал большую выставку Григория Кацнельсона. Girsh — под этим псевдонимом выступает Григорий, представляет собой независимое частное издательство «Асф-АльтЪ Издат». Независимость очевидна, так как издательство состоит из одного человека! Выставка была очень плотная, сочная и яркая. Концентрация неземной красоты в виде графики, живописи и авторских книжек на квадратный метр экспозиционных площадей превосходила все мыслимые нормы. А в этом номере «Проектора», в проекте № 9 «Книги», читайте и смотрите подробнее о журнале «Ухо Ван Гога», который вот уже много лет выпускает «Асф-АльтЪ Издат».

Модулор’2007 Единственное масштабное питерское мероприятие в сфере дизайна — биеннале «Модулор» пройдет в этом году уже в шестой раз. Несмотря на двенадцатилетнюю историю, сайта у биеннале так и не появилось. Но информацию о программе мероприятия, правилах участия и составе жюри можно найти на сайте Петербургского союза дизайнеров: www.designspb.ru. Кстати, в этом году Петербургскому союзу исполняется 20 лет. Так что биеннале получается еще и праздничным мероприятием. Помимо выставки-конкурса по десяти различным номинациям от промышленного дизайна до дизайн-педагогики биеннале сопутствуют научная конференция «Время дизайна», мастер-классы ведущих дизайнеров и ряд других творческих акций. Экспозиция развернется в Выставочном центре Санкт-Петербургского союза художников.

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 6 < 7


Стрелка

Роддом/Bornhouse

В начале октября в Нижнем Новгороде пройдет второй фестиваль дизайна «Стрелка» — крупнейшее дизайнерское событие в Поволжском регионе. В рамках фестиваля организованы конкурсы графического дизайна и дизайна интерьеров. Также в программу «Стрелки» включены: выставки промышленного дизайна, плакатов, интерьерной керамики, мастер-классы членов жюри и соревнования среди участников по стрельбе из лука «Лучший стрелочник». «Проектор» собирает чемоданы, чтобы в первых числах октября отправиться посмотреть на это своими глазами. Сайт фестиваля: www.strelka-design.ru

Летом из Москвы в Питер, в Иоанновский равелин Петропавловской крепости, приехала выставка «РодДом» — спецпроект Московской международной биеннале. В экспозицию вошли 23 арт-объекта актуальных российских и зарубежных архитекторов. По словам куратора выставки Юрия Аввакумова, концепцию экспозиции можно описать метафорой «формы для рождения новой формы». Архитектор«бумажник», оставаясь верным себе, не требовал от участников спроектировать реальный родильный дом, они были вправе представить на выставку любой художественный объект, соответствующий названиютропу выставки. Арт-объекты выставки «РодДом» сопоставимы с ростом и весом новорожденных младенцев.

Солнечный удар Игоря Брякилева И снова «Царскосельская коллекция»! Благодаря невероятной осведомленности и чутью коллектива музея, а в особенности — руководителя отдела новейших течений Александра Флоренского, «Царскосельской коллекции» последнее время удается показывать все самое интересное и острое из мира петербургской фотографии и изобразительного искусства. В один день с выставкой «Книга художника» в залах музея открылась еще одна экспозиция. Игорь Брякилев редко делает выставки (его творчество, правда, неплохо представлено на сайте альтернативной фотографии www.pinhole.ru), каждая же выставка становится безусловным событием в художественной и фотографической жизни Петербурга. Работы Брякилева позволяют зрителям поразиться изначальному чуду фотографии — собственно светописи, способности света создавать изображение на плоскости. Подробнее об Игоре Брякилеве, его волшебных камерах и удивительных фотографиях смотрите Проект № 7 «Фотографирование» — с этой публикации начинается совместная выставочно-издательская затея Государственного музея «Царскосельская коллекция» и журнала «Проектор». 8 > 9 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Новые дизайнерские книги Московский издатель Ирина Коваленко предоставила карт-бланш двум едва ли не самым ярким фигурам дизайнерского мира — Михаилу Аниксту и Сергею Серову. В рамках их авторского издательского проекта планируется издание сразу нескольких серий профессиональной литературы по графическому дизайну. «Теория и история» будет посвящена узловым моментам истории графического дизайна и главным теоретическим проблемам профессии. «100 лучших» представят коллекции из произведений графического дизайна разных жанров, тщательно отобранных с целью зафиксировать вклад, который внес отечественный дизайн в историю графического дизайна ХХ века. «Звезды графического дизайна» познакомят с лучшими работами лучших отечественных и зарубежных дизайнеров-графиков. Альбомы «Шоу-плакат», «Музейный плакат», «Социальный плакат» из серии «Хит-парад мирового дизайна» представят лучшие работы из фондов Московской международной биеннале графического дизайна «Золотая пчела». Журнал «Проектор», как и все профессиональное сообщество, от всей души желает успеха новому начинанию, сил и бодрости его движителям, а нам всем — скорейшего выхода новых ослепительных книжек!

Устюгов Издательство «Тихая Книга» представляет вторую из трех книг ретроспективной подборки поэтических текстов 1959— 1990 годов (второй том: 1980—1983 годы) выдающегося петербургского художника Геннадия Устюгова, участника «газоневских» выставок, одного из самых ярких представителей ленинградского андеграунда, прозванного Русским Матиссом. Сборник представляет два параллельных текста — литературный и графический, оба взяты из рукописей Устюгова — обыкновенных школьных тетрадей в клеточку, одни из которых предназначались только для стихов, другие для набросков, зарисовок, рисунков. Большинство стихов и вся графика публикуются впервые. 9 сентября в Центральном выставочном зале «Манеж» в рамках выставочного проекта «Крупным планом» состоится презентация сборника. А издателем книги выступил наш добрый знакомый, член редакционного совета «Проектора» Юрий Молодковец.


на страницах с 10 по 20 Публикация

Автор

Цитата

Байер и Шмидт

Харлампий Митич

Хорошим примером того, как складывалась частная практика Мастеров Баухауса в США, может служить Герберт Байер. Среди его заказчиков были крупнейшие производители, такие как General Electric и Container corporation of America, журналы Harper‘s Bazaar, Vogue и Fortune. Он даже получал госзаказ (что-то совсем невероятное в США) на агитационные плакаты!

Фалдины

Митя Харшак

С середины восьмидесятых годов в их плакатах отражались все значимые социальные темы и изменения, происходившие в стране. «Сказал, как отрезал» — это про них. Плакаты у Фалдиных получаются острые, точные, сочные и при простоте формы очень глубокие по содержанию.


3

1

4

2

5


Хорошим примером того, как складывалась частная практика мастеров Баухауса в США, может служить Герберт Байер. Среди его заказчиков были крупнейшие производители, такие как General Electric и Container corporation of America, журналы Harper`s Bazaar, Vogue и Fortune. Он даже получал госзаказ (что-то совсем невероятное в США) на агитационные плакаты! Но, несмотря на несопоставимую степень известности, Герберта Байера и Юста Шмидта можно поставить в один ряд по той причине, что они оба внесли огромный вклад в становление нового языка европейского графического дизайна первой половины ХХ века. Еще одно сходство между Шмидтом и Байером в том, что они оба были не только успешными педагогами, но и весьма востребованными на рынке дизайнерами. И тот и другой много работали в рекламе, полиграфии и выставочном дизайне, занимались разработкой шрифтов. Баухаус был не только образовательным учреждением, не только организатором множества выставок, не только издательством, но еще и успешно функционирующей коммерческой организацией. Отец-основатель школы Вальтер Гропиус с самого начала, еще в Веймаре, отстаивал полную независимость школы, в том числе и в финансовых вопросах. Поэтому мастерские Баухауса ориентировались не только на учебный процесс и создание единичных образцов предметов, но на внедрение своих проектов в массовое производство. Продажа прав на производство мебели, текстиля, светильников, посуды по проектам дизайнеров Баухауса приносила неплохие доходы. Естественно, продвижение товаров, обладающих столь яркими новыми конструктивными и эстетическими характеристиками, требовало нового графического языка. Как к архитектурным проектам Баухауса, так и к графике не совсем применимо слово «стиль». Это был в первую очередь декларируемый принцип функционализма. Если говорить, к примеру, о шрифте, то это моноширинный гротеск, построенный на чистой геометрии. И Байер,

12 > 13 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

и Шмидт в этой сфере заметно отличились. После закрытия Баухауса в 1933 году судьба Юста Шмидта складывалась тяжело. Последовавшие в тридцатых годах запреты для мастеров Баухауса заниматься преподавательской деятельностью напрямую коснулись и его. Тринадцатилетний опыт работы в Баухаусе стал непреодолимым препятствием для любой профессиональной деятельности при Третьем рейхе. Тем не менее Шмидт продолжал искать возможности работы в Берлине. Началась война. В 1943 году во время бомбежки была полностью разрушена его мастерская. Все работы и рукописи погибли. После войны Шмидт получает приглашение занять профессорскую должность в Берлинской высшей школе изобразительного искусства. В первые послевоенные годы он считает, что решение остаться в Германии, а не эмигрировать, как многие его коллеги, было правильным. Казалось, что жизнь начинает налаживаться — после тринадцатилетнего перерыва вновь была и любимая работа, и признание. Но это продолжалось недолго. В 1948 году Юста Шмидта не стало. Герберт Байер покинул Германию в 1938 году и обосновался в Штатах. Одним из важных шагов к успеху в США стала выставка «Bauhaus 1919—1928», проходившая в Музее современного искусства в 1938 году, сразу после переезда Байера в Новый Свет. Названию выставки можно удивиться — почему показанный на выставке период заканчивается 1928 годом? Непонимание рассеивается, если заглянуть в историю школы. Вальтер Гропиус, Ласло Мохоли-Надь, Марсель Бройер и Герберт Байер покинули Баухаус именно в этом году. Они же были основными организаторами данной выставки. И вполне вероятно, что никто из них не считал историю Баухауса после 1928-го достойной упоминания. Альфред Барр (Alfred H. Barr), директор Музея современного искусства, во вступительной статье к каталогу выставки писал: «Чему сегодняшняя Америка может научиться у Баухауса? Времена меняются, и с ними меняются идеи, лежащие в основе современного искусства, архитектуры и образования. Многие из проектов Баухауса, которые в момент создания казались опережавшими свое время лет на пять, сейчас, по прошествии десятилетия, становятся вневременными эпохальными произведениями. Одновременно другие идеи Баухауса уже не кажутся столь актуальными, как раньше. Но такой процесс эволюции и смены одних идей другими был еще более активным в самом Баухаусе во время его существования. Как неоднократно


6

7

9

10

8

11


ПРОЕКТ № 1. ПЕРСОНИФИКАЦИЯ. ИМЯ. ФАЛДИНЫ >

ФАЛДИНЫ Текст: Митя Харшак

До недавнего времени множественное число «Фалдины» могло означать только дизайнерский дуэт Светланы и Александра. Одна из самых ярких творческих семей Питера давно не нуждается в представлении. Но последние два года приносят новые приятные расширения значений этого множественного числа. И сейчас порой на выставках уже можно услышать: «Фалдины? Это сестры или родители?» Стремительное вхождение младшего поколения дизайнерского семейства — сестер Александры и Анастасии — в активную профессиональную жизнь происходило без каких-либо поблажек знаменитой фамилии от коллег (дождешься от них!), и без доли протекционизма со стороны родителей. Александр Фалдин известен еще и бескомпромиссной справедливостью — если жюрит выставку или конкурс, то получить от него какие-либо бонусы за доброе знакомство невозможно по определению. Скорее наоборот — он понизит оценку, мотивируя свое решение примерно так: «Ну, все же знают, что мы дружим. Вот про вас потом и будут говорить, что Фалдин по знакомству поставил высокий балл». Заявляю это со всей ответственностью, так как проходил эту историю не раз на собственном опыте. Могу только предполагать, что к дочкам отец был еще более строг, чем к друзьям. Но плясать принято от печки, а в роли печки в нашем случае будет выступать глава дизайнерского семейства — Александр Фалдин. Если придерживаться хронологии, то сперва он стал известен как плакатист, а с середины девяностых еще и как один из самых острых и ярких дизайнеров в сфере проектирования фирменных знаков. Плакат начал терять былую социально-коммуникационную значимость в девяностых годах

16 > 17 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

ХХ века. И если плакатные выставки конца восьмидесятых — начала девяностых привлекали огромное количество зрителей своей социальной и политической остротой, то экономические и политические изменения в стране середины девяностых привели к всеобщей коммерциализации жанра. В этом процессе Александр и Светлана Фалдины не растеряли очень важные качества — неравнодушие к окружающей действительности и, по большому счету, чувство собственной ответственности перед профессией. К сожалению, не так много дизайнеров делают что-то для себя и для зрителей, не руководствуясь техническим заданием очередного заказа. И даже среди этой лучшей и самой активной части профессионального сообщества, не мыслящей себя без творческого процесса, мало тех, кто всерьез высказывается на общественно значимые темы. А визуальные высказывания Фалдиных всегда в точку. С середины восьмидесятых годов в их плакатах отражались все значимые социальные темы и изменения, происходившие в стране. «Сказал, как отрезал» — это про них. Плакаты у Фалдиных получаются острые, точные, сочные и при простоте формы очень глубокие по содержанию. Их всегда выделяет идейная и графическая ясность, отточенность до звона. При желании почти каждый из них можно описать одной фразой: «На весь лист рот, а вместо зубов — окурки»,


1

2

3

4


5

6

7

18 > 19 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

«На белом листе пять таблеток, как олимпийские кольца, а внизу подпись: «citius… altius… fortius…» Ни одной лишней или незначащей детали — ни убавить ни прибавить. Александра и Анастасия пошли по стопам родителей. Самые первые их работы, вышедшие в профессиональное информационное поле, заставили даже самых суровых критиков с уважением отзываться о молодых авторах. Подтверждением высокой пробы идейного наполнения и графического мастерства стали награды, полученные на различных международных выставках и конкурсах. И раньше-то Светлана и Александр Фалдины не жаловались на невнимание профессионального сообщества к своим работам — они являются, пожалуй, самым титулованным творческим тандемом Петербурга. А с выходом Александры и Анастасии во взрослую дизайнерскую жизнь мощности семьи по сбору престижных международных наград сразу же резко увеличились. Предположу, что все же существует некое подобие строгого внутрисемейного худсовета, который решает, какие работы достойны представлять фамилию, а какие пусть лучше полежат в мастерской. Продолжение традиций семьи в профессии — это еще и огромная ответственность. Известность родителей повышает не только внимание к первым профессиональным шагам детей, но и строгость оценок этих самых первых шагов. К знакам Александра Фалдина в полной мере также применимо все то, что выше было написано о плакатах, — предельная идейная выразительность при внешней сдержанности и простоте формообразования. При снайперской точности графического выстрела знаки Фалдина, кажется, сделаны в одно касание. Но это впечатление порой обманчиво. Некоторые знаки действительно рождаются быстро: вспыхнула яркая идея — и сразу получилось! Но за многими работами стоят долгие и скрупулезные поиски наибольшей выразительности. Фалдин — перфекционист. И в тех случаях, когда другие уже успокоились бы на достигнутом, он продолжает борьбу отличного с еще более выдающимся. Самое удивительное в том, что эту борьбу он всегда доводит до конца. Кажется, будто Александр Фалдин обладает каким-то секретом, позволяющим ему видеть перспективу дальнейшего улучшения работы там, где существует явный видимый всем остальным предел. В рамках журнальной публикации мы можем показать только незначительную часть работ, а перечисление профессиональных достижений и наград семейства Фалдиных и вовсе не представляется возможным по причине их многочисленности. Поэтому для более подробного знакомства с работами Светланы, Александра, Анастасии и Александры Фалдиных «Проектор» настоятельно рекомендует сайт: www.faldin.ru.


8

9

10

11


ПЛАКАТЫ: 1

«СССР...» Александр Фалдин, 1991

2. «Преступление/наказание» 12

13

14

Александр Фалдин, 2004

3. «Забвение прошлого грозит его повторением!» Александр Фалдин, 1987

4. «...базар фильтруй...» Александр Фалдин, 2004

5. Плакат против курения Светлана и Александр Фалдины, 1999

6. «...citius...altius...fortius...» Светлана и Александр Фалдины, 2002 15

16

17

7. «Санкт-Петербург 300» Анастасия и Александра Фалдины, 2003

8. «Меню пенсионера» 1 Анастасия и Александра Фалдины, 2005

9. Плакат против наркомании Александр Фалдин, 1987

10. «Государство и я...» Светлана и Александр Фалдины, 1997

11. «Меню пенсионера» 2 Анастасия и Александра Фалдины, 2005

ЗНАКИ: 18

19

20

12. «Ангэм» Александр Фалдин, 2003

13. «Транскон» Александр Фалдин, 2001

14. «Мосэнерго» Александр Фалдин, 2001

15. «Сестры Фалдины» Анастасия и Александра Фалдины 2003

16. «Инвест-менеджмент» Александр Фалдин, 2006

17. «Аэроскан» Александр Фалдин, 2005

18. «Приладожский» 21

22

23

Александр Фалдин, 1990

19. Фонд «Петербургское наследие и перспектива» Александр Фалдин, 2001 20. «Система» Александр Фалдин, 2003

21. «Инжтрансстрой» Александр Фалдин, 2007

22. Landl Александр Фалдин, 2002

23. «Объединение Карелнеруд» Александр Фалдин, 2002 24

25

26

24. «Ассорт» Александр Фалдин, 2000

25. «Галерея дизайна» Александр Фалдин, 2000

26. Nord West Media Александр Фалдин, 2005

27. «Комсвязьэнерго» Александр Фалдин, 2001

28. Модный дом «Елена Цветкова» Александр Фалдин, 2001

29. «Теплоэнергосистемы» 27

28

29

Александр Фалдин, 2006


на страницах с 32 по 44 Публикация

Автор

Цитата

Книга букв

Анна Чайковская и Максим Гурбатов

В них все не случайно и логично. Силуэт буквы, ширина штриха, изгиб засечки диктуются законами типографики, а плотность дерева, объем, толщина — требованиями производственного процесса.

Знак рубля

Юрий Гордон

В английском описании знака рубля, которое придется читать многим его зарубежным пользователям, должно быть сказано, что «сей есть произведен от наивной аборигено-кириллической буквы, означающей на варварском диалекте R, то есть “Rouble”» — и проблем станет поменьше.

Комментарий: Владимир Ефимов

Goethe text. Опыт адаптации кириллицы

Владимир Ефимов

В гарнитуре были разработаны минускульные цифры, поскольку дизайнер считал их более удобочитаемыми, и капительные знаки для прямых начертаний. Упрощенные формы засечек позволили адекватно воспроизводить их в растровом виде. Жирное начертание было сделано гораздо более насыщенным, чем светлое, для лучшего выделения в тексте. Буквы и цифры с идентичными элементами Вайдеман выполнял с помощью полиграмм, используя один и тот же рисунок и убирая лишние детали.


ПРОЕКТ № 3. БУКВЫ. ПРОЕКТ. КНИГА БУКВ >

КНИГА БУКВ Первый литерный проект Анны Чайковской и Максима Гурбатова Текст: Анна Чайковская и Максим Гурбатов

Типографские литеры, уже не используемые в печати, освобождаются от технологической функциональности и возвращаются к исходной роли. Это буквы — первоэлементы письменности. Слово «буквы» даже для дизайнера имеет слишком широкое поле значений. Но нам важна не графема, фиксирующая фонетику, а по-каббалистически единица речи.

На той странице:

Композиция «Ремонт букв 1»

32 > 33 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Буквы без типографии Типографские литеры попали к нам в руки как раз тогда, когда век их внезапно и грубо закончился, в конце девяностых. Пятьсот лет всем нужны были — и вот вдруг большая часть старых литер ушла на свалку, в костер, в пункт приема цветных металлов. Нам достались лишь остатки. Все, кто видел их в нашем доме, непременно задавали вопрос: это вы сами вырезали? Никто не узнавал в них элементы производственного процесса, все думали — скульптура. Даже зная, для чего и как используются литеры, трудно отказать им в звании произведения искусства. В них все не случайно и логично. Силуэт буквы, ширина штриха, изгиб засечки диктуются законами типографики, а плотность дерева, объем, толщина — требованиями производственного процесса. И когда держишь литеру в руках, понимаешь, насколько это ясная, строгая, умная вещь. Редкость в нашем мире. Ими можно просто любоваться, но поскольку эти деревяшки — составляющие элементы письменности, их необходимо читать: привычка. Так в отпуске, в Крыму через два дня по-гружения в солнце и море начинаешь тосковать по тексту и читать все подряд: надписи на заборах, обрывки газет и этикетки про «шкарпетки чоловичи». Литера к литере — начали складываться слова и афоризмы, вроде «Береги интерлиньяж смолоду». Стали понятны их монументальность


ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 32 < 33


34 > 35 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007


Композиция «Памятник неизвестному бухгалтеру»

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 34 < 35


и способность порождать неожиданные эффекты из сочетаний разных шрифтов, фактур и размеров. Возник новый жанр, где литеры оказались носителями сразу и вербального послания, и визуальности. Так началась «Книга букв».

Справа налево Типографские литеры зеркальны. Набранный текст нужно читать справа налево. Возможно, именно необходимость делать изображение буквы зеркальным в те времена, когда и самито зеркала были редкостью, задерживало появление типографской печати до XV века, ведь все элементы технологии были открыты еще до Гутенберга. В зеркальном виде буква утрачивает свой смысл, становится абракадаброй. Все в детстве писали наизнанку буквы И или Я — и получали, сами того не зная, знаки другого языка, N и R. При наборе религиозных текстов — а именно таковые и печатал Гутенберг — ситуация становится еще более критичной. Оборотничество, предпочтение левого правому, как и вывернутая наизнанку одежда, суть привычки и свойства дьявола. Слово «GOD», набранное наоборот, не оборачивается ли богохульством? И если печатник из Майнца не побоялся перевернуть буквы Священного Писания, то почему бы канонику из Фрауэнбурга не попробовать поменять местами Землю и Солнце? Чтение «наоборот» превращается в привычку, а по-новому выглядящие слова подталкивают к сочинению историй о литерах, живущих вне типографии.

Моем, красим, золотим Типографские литеры сначала нужно хорошенько отмыть. Они попадают к нам старыми, пыльными, с остатками краски. Их, как видно, не слишком тщательно почистили после афишки «Все на выборы», а уж отпечатав в последний раз какое-нибудь «Объявление», и вовсе бросили на полку как есть, с наглухо забитыми краской уголками. Вымачиваем, отмываем с порошком, прочищаем скальпелем. Если литера вырезана, как положено, из бука, из красного дерева или венге, то от старости и полиграфических трудов она только хорошеет. Синяя и красная краска проникают в волокна, смешиваются и придают буквенной плоти разнообразные по цвету и тону оттенки. Черная краска затемняет все внутренние поля, подчеркивая рельеф. Поэтому не всегда хочется отмывать литеру до первозданной чистоты. Хочется, наоборот, покрасить, покрыть золотом. Или морилкой. Или пошкурить. Или отбелить, а потом морилкой, цветом, потом под кран, затем снова


покрасить красным и синим, покрыть золотом, полюбоваться и половину его снова соскоблить. Буква, как «вещь в себе», проходит по ведомству графики, а литера — скорее скульптура. И она же, ставшая частью художественного объекта, впитавшая цвет, покрашенная и расписанная, — это и графика, и скульптура, и живопись сразу. Ну и литература, конечно.

Литеры и тексты Типографские литеры, собранные в композиции, в нашем случае имеют параллельные и не очень истории в виде текстов. Тексты разные по степени серьезности и по стилистике. Есть анекдоты, пародии, посвящения, эссе. Какие-то тексты появились сразу из ниоткуда. Другие до сих пор лежат в черновиках и вариантах. Ждут издания «Книги букв». То ли они зреют, то ли мы слишком легкомысленны. А сколько было подступов к тексту для «Тетраграмматона»: со стилизацией под каббалистические трактаты, с цитатами из Борхеса, ссылками на «Сефер Йецира» и Умберто Эко. И все равно окончательного варианта нет до сих пор, и каждому пришедшему в гости снова объясняем на словах: «Тетраграмматон — это «четверобуквие», четырехбуквенное сочетание, в древности существовавшее только на письме и обозначавшее то скрытое ото всех имя Бога, которое было известно одному Моисею. Считается, что узнавший это тайное имя получает власть над всем порядком вещей. Вот четыре пустых ячейки для четырех букв — угадывайте».

Вверху на этой странице:

Композиция «Тетраграмматон» На другой странице:

Композиция «Ремонт букв 2» Внизу на этой странице:

Композиция «МЖ»

Через год складывания букв ловишь себя на затруднении при виде нового текста: как читать его — справа или слева? ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 36 < 37


ществующими шрифтами. Оказалось, что при одинаковом макете Biblica имеет емкость выше, чем Times Roman, примерно на 200 знаков на страницу. Это очень серьезный показатель качества нового шрифта и мастерства дизайнера. В 1983 году американская шрифтовая фирма ITC (International Typeface Corporation) приобрела права на гарнитуру Biblica и выпустила ее под новым названием — ITC Weidemann — в честь ее создателя. Один из основателей ITC Аарон Бернс (Aaron Burns) сказал профессору Вайдеману: «Если вы назовете этот шрифт Biblica, каждый будет думать, что он годится только для набора Священного Писания». Для ITC рисунок шрифта был несколько переработан, дорисованы маюскульные цифры, недостающие капительные и дополнительные знаки. Кроме того, в соответствии со стандартами ITC в гарнитуре было разработано 5 дополнительных начертаний. Теперь шрифт насчитывает 4 прямых (нормальное, среднее, жирное и черное) и 4 соответствующих им курсивных начертания, причем в двух (прямом нормальном и прямом среднем) разработаны капители. В таком объеме шрифт ITC Weidemann до сих пор входит в библиотеку шрифтов ITC.

Реальность, данная нам в ощущение В дальнейшем на основе гарнитуры Biblica для Гете-института (Goethe Institut) был разработан фирменный шрифт в трех начертаниях под названием Goethe Text. Институт имени Гете, или Гете-институт, — немецкий культурный центр, работающий при посольствах Германии в различных странах, в том числе в России. В каждой стране Гете-институт осуществляет большую культурную программу, включающую издание различной литературы на языке страны пребывания. Поэтому в России Гете-институту необходим был кириллический шрифт для набора текстов на русском языке. Естественно, это должна была быть кириллическая версия их фирменного шрифта Goethe Text. Для этого в рамках гарнитуры Goethe Text во всех трех начертаниях были созданы знаки русского алфавита, или кириллица. Имя ее дизайнера остается неизвестным, но можно предположить, что это был человек, не слишком знакомый с нашими шрифтовыми традициями. При внимательном рассмотрении этого шрифта оказывается, что почти все характерные знаки русского алфавита выглядят довольно странно, не соответствуют кириллической традиции и не подходят к строгому стилю латиницы. Особенно бросается в глаза форма букв д, и, к, л, ч, э, Д, И, Л, Ф, Ч, Э, № в прямых начертаниях, а также г, д, ж, л, ц, ъ, э, я, Д, Ж, З, И, Л, Ф, № в курсиве.

Понятно, что этим шрифтом нельзя набирать тексты для наших читателей, привыкших к гораздо более профессиональным кириллическим шрифтам. Но самым сложным делом оказалось обратить внимание руководства Гете-института на неприемлемо низкое качество кириллической версии шрифта. Понадобилась официальная профессиональная шрифтоведческая экспертиза. Экспертное заключение было выслано в московское отделение Гете-института и оттуда добралось до его штаб-квартиры в Германии. На рассмотрение всей истории понадобилось несколько месяцев, но в конце концов Гетеинститут заказал нам корректировку кириллической части гарнитуры Goethe Text.

Эскиз шрифта Biblica в прямом светлом начертании с полиграммами. Курт Вайдеман, 1982

Счастливый финал В начале 2005 года работа была выполнена и сдана заказчику. Таким образом, история кириллицы в шрифте Goethe Text закончилась благополучно. Это первый известный мне пример корректировки непрофессионально сделанной на Западе кириллицы, вернее, ее адаптации к кириллической традиции. Остается пожелать, чтобы некоторые другие кириллические шрифты аналогичного качества подверглись такой же адаптации.

Полиграммы цифр шрифта Biblica. Курт Вайдеман, 1982

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 42 < 43


Некоторые особо выдающиеся знаки и комментарии к ним

Гарнитура Goethe Text Cyrillic до корректировки. Красным цветом отмечены грубые ошибки, синим — знаки, неправильность которых менее очевидна, но тоже нуждающиеся в корректировке.

Гарнитура Goethe Text Cyrillic после корректировки. Дизайнер Владимир Ефимов, ПараТайп, 2005.

Хочу еще раз поблагодарить дизайнеров Андрея Кузькина и Наталью Шамфарову, обративших внимание на непрофессиональную кириллицу в фирменном шрифте Гете-института. Особое спасибо сотрудникам и руководству института за здравомыслие и доверие мнению профессионалов.

44 > 45 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Прямые д, Д. В исходной кириллице левый штрих этих знаков имеет странную, слишком прогнутую форму и очень большую толщину, особенно в верхней части. Его толщина сравнима с толщиной основного вертикального штриха, что совершенно не соответствует кириллической традиции для антиквы. (Тут не рассматривается треугольная форма Д). Свисающие элементы как будто пририсованы к нижним засечкам, из-за чего они бессильно свисают вниз. На самом деле они должны прикрепляться к нижнему горизонтальному штриху. Это относится также к свисающим элементам у ц, Ц, щ, Щ. Прямая к. Тут дурную службу сыграло кажущееся сходство латинской k и кириллической к. Опустили верхний выносной элемент латинского знака на уровень роста строчных и вроде все. В результате на вертикальном штрихе получилась верхняя односторонняя засечка, абсолютно нехарактерная для кириллицы. Это очень грубая, бросающаяся в глаза ошибка, к сожалению, достаточно распространенная. Ну а если сделать на этом месте правильную двустороннюю засечку, то неминуемо придется изменять верхнюю диагональ, иначе они будут мешать друг другу. (Тут не рассматривается так называемая кириллическая форма К с изогнутыми ветвями и каплей сверху.) Прямые ч, Ч. Чашка этих знаков в исходной кириллице слишком велика и имеет форму, напоминающую шрифты стиля модерн. Я сделал ее поменьше и более привычной формы для большей устойчивости. Курсивная ф. Такая форма выносных элементов с каплями, напоминающая латинскую курсивную f, встречается в кириллических антиквах. Однако в этом строгом шрифте такая буква выглядит развязной и слишком наклонной. Поэтому я заменил выносные элементы более строгими формами, аналогичными латинским l и q. Курсивная ъ. В исходной кириллице верхний левый элемент у этого знака имеет неоправданно барочную форму. Я заменил его горизонтальным элементом с засечкой на левом конце, более соответствующим общему строгому стилю шрифта. Наклон основного штриха увеличен, чтобы уравновесить разнонаправленную динамику знака. Курсивная я. В исходной кириллице нога слишком активна и препятствует движению глаза по строке. Я сделал ее более спокойной, заодно уточнил форму полуовала в правом верхнем углу, аналогично форме латинского q.


на страницах с 46 по 47 Публикация

Песочные часы

Автор Нина Филюта Комментарий: Владимир Самойлов

Цитата В 2006 году появилась концептуальная модель наручных часов Sand+Time Watch, созданная российским дизайнером Павлом Балыкиным. В тот момент, когда все озадачены поиском исключительных футуристических форм, Павел использовал интерфейс «старых добрых» песочных часов, соединяя современные технологии и почти забытый способ отсчета времени кварцевыми песчинками. Расчет был верным: Sand+Time Watch получили престижную премию Red Dot Design Award 2006.


48 > 49 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007


на страницах с 50 по 53 Публикация

Грузинские надписи

Автор Ольга Флоренская

Цитата Грузинский шрифт таков, что рука пишущего, как бы малообразован он ни был, просто обречена на творчество. Отсюда логически вытекает вторая особенность — грузинские бытовые надписи, как правило, щедро снабжены всевозможными изображениями.


Грузинский шрифт таков, что рука пишущего, как бы малообразован он ни был, просто обречена на творчество. Отсюда логически вытекает вторая особенность — грузинские бытовые надписи, как правило, щедро снабжены всевозможными изображениями.

Хочу поблагодарить моих тбилисских друзей — замечательных художников Котэ Джинчарадзе, Вахо Бугадзе и Мишу Шенгелия, принявших самое живое и терпеливое участие в моих шрифтовых изысканиях.

из «Витязя в тигровой шкуре», чем прозаическое «Гиви — дурак» или «Свалка мусора запрещена». Пожалуй, нигде в мире не встретишь такого многообразия и пылкой фантазии в изображениях, скажем, женской туфли, человеческого зуба или автомобильной свечи. Их количество и качество поражает по сравнению с весьма робкими и скудными российскими примерами. То ли северные люди более ленивы, то ли больше запуганы, то ли уповают на всеобщую грамотность, но у нас редкий альтруист снабдит нынче свою вывеску или объявление хоть каким-нибудь рисунком. Возможно, дело в том, что на южных окраинах советской империи мелкое частное предпринимательство подвергалось чуть меньшим гонениям, чем в центре. В Грузии не прерывалась традиция тотального стихийного творчества, присущего энергичному талантливому народу, любящему и умеющему торговать и активно (если не сказать агрессивно) заманивать покупателя. Эта почтенная традиция известна нам в первую очередь по вывескам работы Нико Пиросманишвили, однако не стоит забывать, что параллельно с Пиросмани работали десятки не менее одаренных безвестных мастеров — просто на них не нашлось своего Зданевича. С какого-то момента богатые, многодельные и долговечные «копченые сиги и златокудрые брюквы», так восхищавшие молодого Маяковского, были повсеместно и безжалостно упразднены большевиками. Любые художественные излишества в сфере торговли и частного предпринимательства стали нежелательны, даже опасны. Стиль изобра-

52 > 53 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

жений резко посуровел, да так и пребывает в этом состоянии до сих пор. Впрочем, в Грузии довольно сложно определить возраст тех или иных бытовых надписей — южная беспечность, некачественные художественные материалы и яркое солнце быстро уравнивают в правах вывеску 1950-х и 2000-х годов. Современные грузинские надписи с изображениями можно разбить на три условные группы.

«Наивная архаика» Эти образцы присущи самому мелкому частному предпринимательству. Встречаются в основном в сельской местности, хотя могут обнаружиться и на городской доске объявлений. Буквы и рисунки здесь выполнены в основном одной краской и напоминают древние сакральные символы.

«Суровый, или казенный, стиль» Эти образцы встречаются повсеместно, но чаще в городах. Они более «профессиональны» и упорядочены. В них проглядывают черты аскетичной конструктивистской графики 1920-х и ее бледного извода — экономичной графики 1960-х.

«Стихийное творчество» Самое отрадное явление в мире современных грузинских бытовых надписей. Очень щедрые, бесхитростные, снабженные массой подробностей вывески-картины, представляющие самый прозаический товар или услугу как удивительный кунштюк или чудесную игрушку. Прослеживается здесь и старинное желание подстраховаться — а вдруг клиент неграмотен! Они бескорыстно и наскоро намалеваны на фанере или прямо на штукатурке. Олицетворяют собой ту самую национальную страсть к творчеству, которую не смогли изничтожить ни советская власть с ее насильственной русификацией, ни сегодняшний капитализм с его не менее насильственной американизацией. Стоит лишь взглянуть на местную версию популярного логотипа Coca-Cola — и понимаешь — грузин голыми руками не возьмешь! В Грузии, как и везде в мире, цивилизация сокрушительно ударила по народному искусству, по большей части низведя его до уровня безвкусных поделок для туристов. К счастью, этот процесс абсолютно не затронул сферу грузинского БШ (видимо, таков местный феномен). Особая прелесть моих грузинских трофеев состоит в том, что большинство из них так и не были переведены на русский. Что там написано — бог весть, особенно если рядом нет картинки. Зато можно наслаждаться их красотой в чистом виде.


на страницах с 56 по 63 Публикация

Автор

Цитата

Немного неловкая грация

Михель Шуленин

Портфолио элегантно и лаконично, в лучших традициях Swedish Grace; будь это журнальный разворот, можно было бы считать представление верхом совершенства. К сожалению, интерактивность отчасти принесена в жертву элегантности, но об этом ниже.

Обучаться!

Михель Шуленин

У Линды описано более 35 программных инструментов, работе с которыми посвящены более чем 4300 видеоклипов. Надо сказать, что описаны не только непосредственно графические, 3D- или верстальные пакеты, но и «сопутствующий» софт — менеджеры хранения изображений, серверы контроля версий при работе в команде и даже офисный софт.


Это просто поразительно, до чего в нашем интерактивном деле сапожник всегда без сапог… У самого лучшего дизайнера интернет-версия портфолио, как правило, настолько слабо сделана, что самые лучшие работы подчас бывает трудно не то что рассмотреть, а просто найти. Однако те, о ком речь пойдет сегодня, — в общем-то из лучших. Знакомьтесь, «Стокгольмская лаборатория дизайна» (www.stockholmdesignlab.se), работает с 1998 года. Портфолио элегантно и лаконично, в лучших традициях Swedish Grace; будь это журнальный разворот, можно было бы считать представление верхом совершенства. К сожалению, интерактивность отчасти принесена в жертву элегантности, но об этом ниже. Главное партнерское агентство у лаборатории — архитектурная мастерская Thomas Eriksson Architects, TEArk, (www.teark.se), там

тоже очень даже есть на что посмотреть. Кстати, сайты обеих компаний подозрительно похожи, что, впрочем, не удивляет — среди отцов-основателей лаборатории значится Томас Эрикссон (Thomas Eriksson), выпускник архитектурного факультета Стокгольмского королевского технологического института — он же старший партнер и идейный вдохновитель TEArk. Вместе с ним лабораторию основывали Бьорн Кусоффски (Björn Kusoffsky) и Геран Лагерстрем (Göran Lagerström). В принципах работы стокгольмчан, заявленных на сайте, все сформулировано настолько правильно, гладко и округло, что первое возникающее желание — закрыть браузер. «Рассматривать бренд только в его сложности и неразрывности… не рассматривать айдентику только как размещение логотипа в двумерном пространстве… не циклиться на глобальных задачах и не пренебрегать мелкими…».

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 56 < 57


Если рассматривать работы в исторической последовательности, то взлет Стокгольмской лаборатории дизайна был реактивным. Во многом благодаря тому, что в числе первых заказчиков оказалась компания «Скандинавские авиалинии», входящая в холдинг SAS. Сделано было все, то есть абсолютно все — от дизайна расписаний авиарейсов и конвертов для билетов до интерьеров залов ожидания и униформы персонала. Было разработано более 2700 различных объектов! За эту поистине гигантскую работу лаборанты получили несколько престижных премий, как шведских, так и международных. 58 > 59 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Словом, ничего такого, что не написал бы средней руки московский копирайтер за 500 условных единиц. Именно поэтому и стоит сразу перейти к работам. А они действительно впечатляют. Четкой специализации нет: вопреки ожидаемому шведские дизайнеры действительно делают все то, о чем сказали: работают в области дизайна интерьеров, упаковки, типографики, фирменного стиля, презентационного видео — и все это удивительно органично сочетается в контексте бренда. Многое получается просто отлично, правда, есть шанс, что в процессе ознакомления с работами своеобразное информационное проектирование сайта и, как следствие, неудобная навигация могут довести случайного посетителя до бешенства. В процессе же просмотра будем утешаться тем, что темой статьи не является сайт архитекторов Thomas Eriksson Architects, — с точки зрения удобства пользования он и вовсе ужасен, хотя с виду один в один повторяет сетку страниц сайта лаборатории. Еще одной важной работой студии стал профиль Музея современного искусства. Кардинальная перестройка в 2004 году не ограничилась лишь помещениями, музей полностью обновил и свой фирменный стиль. Стокгольмская лаборатория дизайна разработала новую айдентику, правила оформления публикаций, товарных выкладок и упаковку. Из более новых работ — потрясающее решение для самого большого розничного поставщика спорттоваров в Скандинавии, Stadium. Тщательно проработанное — без внимания не осталось ни одной детали, от айдентики до дизайна торговых помещений. Лаборанты популярны и в Японии, так, например, они выполнили масштабный заказ для крупной японской компании Askul, разработав для нее корпоративный стиль, дизайн ряда продуктов и упаковку. Кроме того, стокгольмские дизайнеры немало поработали для популярного японского арт-проекта Shift. В интервью, данном Shift, Бьорн Кусоффски и Геран Лагерстрем говорят: «Япония вдохновляет нас. Клиенты, с которыми мы работаем, полностью разделяют наш образ мыслей, между Японией и Швецией вообще много общего. (Кто бы мог подумать! — М. Ш.) Кажется, что они знают нас лучше, чем многие европейские клиенты». Семь лет назад лаборатория получила от Шведского телевидения задание на изготовление проморолика для конкурса Евровидения, который в 2000 году проводился в Стокгольме. В брифе значилось буквально следующее: «Сделать яркое, впечатляющее шоу, придать


событию новый, более современный образ и одновременно использовать эту уникальную возможность для того, чтобы показать сотням миллионов телезрителей образ современной Швеции и Стокгольма». Шведская команда решила задачу, разработав специальный шрифт, динамический логотип, особую цветовую гамму и собственно ролик. А в мае текущего (sic!) года этот ролик Стокгольмской лаборатории открывал европейскую церемонию вручения наград в области дизайна, что состоялась в Афинах. Видео «долженствовало символизировать одно из самых сильных качеств европейского дизайна — креативность». Впрочем, если у вас на компьютере установлена не последняя версия флэш-плеера, то ничего-то у вас не получится и всего вышеописанного великолепия вы не увидите — либо обновляйте плеер, либо уходите, поскольку альтернативной версии сайта не предусмотрено.

Честно сказать, вообще непонятно, зачем шведским ребятам понадобилось делать сайт на флэше, там нет ничего такого, что нельзя было бы сделать гораздо более простыми средствами, но мы же вас честно предупреждали в начале статьи…

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 58 < 59


ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 60 < 61


в своей области преподаватели (сегодня в компании их более 70). Так, например, про Adobe Photoshop все расскажет и покажет сам Дек МакКлелланд (Deke McClelland) — чего еще желать! У Линды описано более 35 программных инструментов, работе с которыми посвящены более чем 4300 видеоклипов. Надо сказать, что описаны не только непосредственно графические, 3D- или верстальные пакеты, но и «сопутствующий» софт — менеджеры хранения изображений, серверы контроля версий при работе в команде и даже офисный софт. В общем, на материалах сайта можно обучить полный штат любой дизайн-студии, включая секретарей и курьеров. Сервис, однако, не ограничивается одними лишь инструкциями по эксплуатации. Многие известные представители индустрии делятся своим опытом ведения проектов, обучая всех желающих не только хорошему

Вейнман работала консультантом компаний Macromedia, Adobe и Microsoft, проводила мастерклассы в Disney, в 2000 году была одним из учредителей крупнейшего в мире фестиваля флэш-анимации Flashforward Conference and Film Festival, а в 2005 году ее компания выкупила фестиваль полностью. 62 > 63 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

владению рабочими инструментами, но и основам управления, планирования, бюджетирования и всех прочих премудростей, которые не позволяют проекту стать убыточным, а заказчику — остаться недовольным. Так, например, курс веб-редизайна (Web ReDesign: Strategies for Success) от небезызвестной Келли Гото (www.gotomedia.com) если не откроет глаза на дивный новый мир, то уж точно заставит по-иному взглянуть на некоторые аспекты работы с веб-сайтами. Будучи настоящим дизайнером, работающим с динамическим медиа, каким является Интернет, Линда не могла не учесть ряд его специфических особенностей. С недавних пор наиболее важные курсы оснащены субтитрами, которые пользователь может по желанию включать. Такая инициатива оказалась еще более ценной, чем предполагалось изначально: помимо того, что субтитры облегчили восприятие информации людям с дефектами

слуха, практика показала, что у всех учеников повысилось качество усвоения материала. Тем удивительнее бывает иногда встречать в обучающих роликах титры вроде: «Для просмотра этого курса вам необходимо будет скачать браузер Firefox, ссылка там-то…», такие предупреждения — вещь в нашем деле абсолютно недопустимая, фактически это переводится на человеческий язык как: «Мы не умеем делать презентации, совместимые со всеми современными браузерами, поэтому установите на своем компьютере тот, с которым у нас лучше всего получается». Слава богу, встречается такое чрезвычайно редко, иначе бы Линдина компания не продержалась на рынке добрых 12 лет. А мы желаем ей еще столько же, и еще, и еще…


на страницах с 64 по 70 Публикация

Автор

Цитата

25 уроков фотографии

Юрий Молодковец

В этом номере член нашего редсовета и добрый друг журнала «Проектор» Юрий Молодковец анонсирует: «Об искусстве, которым занимается подавляющая часть человечества. О нашей памяти, наших чувствах и «чем сердце успокоится». Об этом и еще тысяче удивительных вещей моя книга...»

Игорь Брякилев

Ксения Чувиляева

Правильной экспозиции не существует. Правильной композиции не существует. Фотошоп нужен для того, чтобы подчеркнуть недостатки фотографии. Продажа снимка не является целью его создания.

Комментарий: Игорь Брякилев


Камера Rosa Этот агрегат из спичечного коробка, черной изоленты и двух стандартных кассет для фотопленки сделан по рецепту, подсмотренному мной в Интернете. Несмотря на то, что эта конструкция предполагает перемотку пленки, она отвечает моим представлениям о фотографической камере: она примитивна и ее можно быстро соорудить.

Анаморф–камера Origami Свои камеры я стараюсь приблизить к образу идеального технического устройства — функции, для которых оно создано, продолжают исполняться, но само оно, в привычном смысле, не существует. Такая камера может быть сделана быстро, а все, что составляет конструкцию фотоаппарата в привычном смысле — механизм перемотки пленки, механический или электронный затвор, объектив, видоискатель, — представляется мне деталями, не имеющими отношения к фотографированию. Большинство моих камер приспособлено для съемки на небольшой отрезок фотопленки, и это имеет преимущества — получается отдельный негатив, который можно подвергнуть индивидуальной обработке (пуш-, пулл-процессу** и т. п.). Кроме того, мне нравится знать, что в данный момент я могу сделать только один снимок, и это делает работу более интеллектуальной и размеренной. К тому же мои камеры очень легкие, не приходится таскать с собой тяжелое оборудование.

Камера Emmy Конструкция этой камеры максимально проста: отверстие в стенке круглой жестяной коробки и отрезок фотопленки, концы которой вставляются в пару картонных кармашков внутри камеры. Emmy была сделана буквально за несколько минут под влиянием сиюминутного настроения. Под этим же влиянием было придумано имя — в честь героини мультсериала. Игорь Брякилев Примечания: *пинхол — англ. pinhole; фр. stenope — фотографический аппарат без объектива, роль которого выполняет малое отверстие. **(пуш-, пулл-процесс) — проявка с измененным режимом. Пуш-процесс — перепроявление пленки, увеличение времени проявки или повышение температуры. При пуш-процессе контраст негатива получается выше нормального. Пулл-процесс — понижение чувствительности пленки в процессе проявки. То есть недопроявление пленки или снижение температуры. При пулл-процессе контраст негатива получается ниже нормального.

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 66 < 67


на страницах с 72 по 80 Автор

Публикация

Цитата

Детский дизайн-центр

Алексей Бойко

Во-первых, необходим лидер: «идееносец», одержимый, верящий, что все трудности будут преодолены не зря, интенсивно накапливающий и обновляющий свою харизму, творческий до предела — а пределом служат лишь необходимость и умение работать с другими людьми, делать их единомышленниками. Сергей Анатольевич Таланкин, основатель и руководитель Детского дизайн-центра, таков.

Музей кино

М

Отдельная радость во всей этой проектной истории — фотографии кинопленки во всех видах. Юлия щедро использует свое мастерство фотографа. Весь материал, за исключением архивных кадров, использованных в каталоге, отснят ею самостоятельно. И даже в отрыве от практического применения ее авторские фотографии представляют собой самостоятельную художественную ценность.

Х


ПРОЕКТ № 8. ШКОЛА. ЗАВЕДЕНИЕ. ДЕТСКИЙ ДИЗАЙН-ЦЕНТР >

ДЕТСКИЙ ДИЗАЙН-ЦЕНТР Текст: Алексей Бойко. Иллюстрации: работы учеников Детского дизайн-центра

В 2006 году отпраздновав двадцатилетие и получив при этом заслуженно яркие и высокоценные признания своих успехов, Детский дизайн-центр Санкт-Петербургского городского дворца творчества юных, не греша снобизмом и нарциссизмом, спокойно и вместе с тем неравнодушно продолжил наполненную непрестанным творчеством работу. Двадцать лет спустя после первых триумфов персонажи Дюма, как мы помним, сохранили былой кураж и сдобренное авантюризмом благородство помыслов — как и герои этого очерка. В обоих случаях тому способствовала История, не позволившая скучать или почивать на лаврах тем, кто уж вступил с ней в схватку, подобную борьбе Иакова с ангелом.

Сергей Анатольевич Таланкин основатель и руководитель Детского дизайн-центра

72 > 73 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Детский дизайн-центр родился в тот краткий миг истории нашего отечества, когда «из-под земли» на дневную поверхность общества весело, настойчиво пробивались ростки всего нового и неординарного. Самым неожиданным полем инноваций стала педагогика. Во второй половине 80-х годов прошлого столетия «вдруг» оказалось, что востребован опыт ярких одиночек, педагогов стали узнавать, как артистов или политиков (Амонашвили, Зайцев, Ильин, Никитины… — помните?); появились необычные по целям и деятельности учреждения образования (школадетский сад при Русском музее в Петербурге или школа при Музее древнерусского искусства в Москве); «место под солнцем» заняли оригинальные чудо-методики. Нахлесту этой волны поддалась даже бюрократия: в кабинеты педагогических начальников пришли люди, со страхом, но все же разрешавшие практикам поступать по совести и опыту, без оглядки на, так сказать, документооборот; среди руководящих кадров в министерствах и комитетах увеличилось число образованных, самостоятельно думающих чиновников.

Детский дизайн-центр родом из этого времени, из плеяды тех славных и продуктивных оригиналов. Он и развивался по законам жанра тех лет. Они просты — правда, трудноисполнимы. Во-первых, необходим лидер — «идееносец», одержимый, верящий, что все трудности будут преодолены не зря, интенсивно накапливающий и обновляющий свою харизму, творческий до предела — а пределом служат лишь необходимость и умение работать с другими людьми, делать их единомышленниками. Сергей Анатольевич Таланкин, основатель и руководитель Детского дизайн-центра, таков. Во-вторых, нужны те самые единомышленники, но не на подхват, не в качестве помоганцев, а в роли созидателей, внутренних оппонентов, борцов за осуществление личного видения дела. С. А. Таланкину повезло: он нашел их, и в их непростом педагогическом концерте каждый оказался виртуозом, держащим общий строй. Множество благодарных учеников разных выпусков вспоминают Светлану Владиславовну Ленцкую, Ирину Владимировну Егорову, Галину Михайловну Корневу. Третье условие успеха —


умение не стареть, чудесным средством Макропулоса оживляя сделанное, и, жертвуя чемто периферийным из состоявшегося, поддерживать режим развития. То есть всегда быть впереди других и, как сказал бы М. М. Бахтин, на границе с самим собой. Удалось! Удается благодаря творческой воле и силе основателей и влившихся в педагогический коллектив прежних учеников — ситуация «общее кредо, вариативная деятельность» воспроизводится в новых условиях, с новым поколением сотрудников и детей. Наконец, нужна была «грибница» — поддерживающая порождение всего нового матрица. Санкт-Петербургский городской дворец творчества юных присмотрелся к дерзким, сделал на них ставку, обеспечил витальные потребности педагогического процесса, но о роскоши или даже благодушии рантье мечтать не позволил. Обстановка креатива по-русски оказалась весьма плодотворной. В юбилейном приветствии директор Дворца В. Н. Киселев в один ряд поставил открытие Дизайн-центра с организацией таких культовых среди петербуржцев своих подразделений, как Юношеский клуб космонавтики и Центр компьютерных технологий. Детский дизайн-центр был действительно первопроходцем: его восхождение началось, когда еще не существовали региональный и национальный Союзы дизайнеров, лишь только предчувствовались новшества педагогики художественного музея. Названные законы развития создавались не для Дизайнцентра, а им самим, его коллективом, и становились ориентиром для тех, кто примеривался к энергичному шагу обновления эстетического отношения к действительности. Читаем Таланкина и его коллег: «Дизайн — преобразующая творческая деятельность, интегрирующая достижения архитектуры, искусств, ремесел, науки, техники, экономики, гуманитарной культуры и синтезирующая их в качественно новую культуру, направленную на духовное развитие, жизнеобеспечение и организацию деятельности человека». Вот так, ни больше ни меньше — люди занимаются созиданием качественно новой культуры. Далее, «методы дизайн-педагогики эффективны для становления и воспитания гармоничной, свободной и творческой личности, адаптированной к быстро изменяющимся условиям современного мира». Итак, дизайн-педагогика эффективно решает ту проблему, над которой веками безуспешно билось человечество. Цитировать и иронизировать можно долго, материалов более чем достаточно. Однако нигилистический скепсис здесь не только неуместен; главное, он безоснователен и потому бессмыс-

лен: совершенно иррационально, если исходить из тривиальных представлений, в Детском дизайн-центре по-настоящему творят новую культуру и взаправду ваяют гармоничную личность. Утопический дискурс, так ярко проявившийся в истории дизайна, именно в образовательной практике обрел ресурсы для успешной и безопасной (то есть без обмана и разочарований) реализации. Вся деятельность коллектива как будто направлена на разработку высокотехнологического и тончайшего педагогического инструментария для осуществления идеалов. Педагогическая система Детского дизайн-центра отличается синтезом тех двух качеств, которые были гениально сформулированы в кодексе медицинской сестры в одной из наших городских больниц — неизвестный автор высказался императивно: «Будь чистой нравственно и ясной умственно». С лапидарностью очерков Власа Дорошевича и внутренней ответственностью подлинных российских интеллигентов авторы описывают приближение (шаг за шагом) учащихся к идеалу. Система так проста и ясна, что кажется непридуманной и безальтернативной. Она представляет собой «Комплексную дизайн-программу», состоящую из 29 авторских программ. Обучение включает в себя три этапа: начальный (8—11 лет), основной (11—14 лет), специализированный (14—17 лет).

Год возникновения Детского дизайн-центра — едва ли не последний рубеж в многовековой истории российских социально-эстетических утопий. Вскоре само понятие утопии будет произноситься исключительно с осуждением; пытливый ум педагога из российской глубинки зафиксирует в известинской статье отмирание интеллигенции как особого слоя в российском обществе и замену его на традиционных для Европы интеллектуалов; со всей жесткой требовательностью в мире искусства установятся менталитет и этикет сугубого прагматизма. «Смена вех» произойдет стремительно и, казалось, тотально. Но Детский дизайн-центр успел впритирку с последним ударом курантов внести поэтику мечты и высоких упований в новый мир. ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 74 < 75


Для каждой программы разработаны вариативные пропедевтические и творческие задания, формирующие мастерство в процессе воплощения уникального замысла художника. Начальный курс состоит из трех учебных программ: «Азбука творчества», «Геометрические фигуры и формы», «Природные формы и формообразование». Весь курс являет собой процесс творческой инициации ребенка, что предполагает приобщение к творчеству, возможность проявить способности, обретение веры в себя. Основной курс включает в себя учебные программы о выразительных пластических свойствах бумаги, керамики, композиции, а также программы «Организация пространства», «Графические преобразования», «Фотографика», «Графика на объеме» «Основы рисунка и графики», «Выразительные элементы живописи», «Фигуративная композиция». Основной курс направлен на постижение законов формообразования и их творческое применение, развитие объемнопространственного, визуального, ассоциативнообразного и проектного видов мышления. Специализированный курс направлен на профессиональную ориентацию учащихся, выбор ими пути и направления в дизайне. На этом этапе изучаются основы графического дизайна, типографики, проектной и компьютерной графики, цветоведения и проектирования. Специализированный курс включает в себя учебные программы «Фигуративная композиция», «Практическое цветоведение», «Основы рисунка и графики», «Основы компьютерной графики», «Шрифт как элемент композиции», «Компьютерная типографика», «Выразительные элементы живописи», «Композиция печатных изданий», «Компьютерные технологии в проектировании печатных изданий», «Конструктивный рисунок», «Проектная графика».

У всех методических публикаций центра есть редкое качество: жестко структурированные, продуманные и выверенные с научной точки зрения, они ведут к ожидаемым результатам, только если основанная на них педагогическая практика осуществляется человечно, ситуативно, рефлексивно, в атмосфере сотворчества и доверия. Догматическое следование этим программам сродни эффекту «итальянской забастовки»: все верно — и губительно. Сама методика сроднилась с артпрактикой, переняв от нее таинственную непредсказуемость духовной жизни. Извечная борьба утопического и прагматического начал дизайна, внутри него проходящий раскол на обслуживание цивилизации и порождение предметно-семиотического универсума снимаются в работе Дизайн-центра благодаря основополагающей для него культуре детства. Гуманистическая педагогика оказывается способной обнаружить в точках внутреннего развития ребенка те живые нравственные и эстетические смыслы, которые во взрослом мире цинично умерщвлены, а дизайнерская проработка этих смыслов объективирует (опредмечивает) их так, что дети и учителя оказываются внутри побуждающей к творчеству среды. Своего рода perpetuum mobile! Такой круг понимания и самореализации определяет целостность и высокий статус Детского дизайн-центра как явления в пространстве петербургского дизайна и образования. И здесь же и обнаруживается воистину «Фетидино горе» — та самая Ахиллесова пята, которая известна нам благодаря заботе Фетиды, окунувшей сына в воды Стикса, не смочив водой бессмертия лишь его пятку. Детский дизайн-центр столь притягателен для детей, в нем все столь продумано методически, уровень его педагогов столь высок, что вольноневольно он начинает претендовать на роль «естественной среды обитания» ребенка, места свершения подлинной жизни и обретения истины, высшей инстанции профессионализма. А основное течение жизни оттуда смотрится тускловатым, другие взгляды на мир и дизайн — чужеродными.

Впрочем, Сергей Таланкин и его команда знают, как им кажется, за какую ниточку потянуть, чтобы избежать парникового эффекта от созданного ими детища. Сквозь все программы просматриваются формирование и развитие у обучающихся проектного мышления, владение которым в современном мире повышает жизненную устойчивость человека и его социальную адаптацию. 76 > 77 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007


ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 76 < 77


Черно-белый каталог, вобравший в себя полную информацию о деятельности Музея кино за пять лет, не допускает и мысли о том, что это может быть студенческая работа. Создается полное ощущение, что держишь в руках высококачественное издание, спроектированное опытным профессионалом. На этой станице примеры верстки каталога — распашные шмуцтитулы разделов и типовые внутренние развороты. Выразительные авторские черно-белые фотографии гармонично сочетаются с тщательно отобранными архивными иллюстрациями.

80 > 81 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007


на страницах с 82 по 92 Публикация

Автор

Рассуждение о перспективе

Нина Филюта

«Цель сего разсуждения о Проспективе состоит в том, чтобы простым и общим способом уничтожить все трудности сего художества разсыпать мрак, которым наука сия учащимся покрыта кажется…»

Girsh. Ухо Ван Гога

Текст написан общими силами редакции при значительном участии Ивана Чувиляева

Каждая страница — готовый коллаж: то проклюнется кусочек бланка из ЖЭКа, то газетная бумажка, то буковки вырезаны из тех же газет, то накарябаны, словно детской рукой. А порой текст вообще представляет собой вырезки из книжек, вроде списка использованной литературы. Информационно-книготорговая компания «ИндексМаркет» представляет четыре книги на свой выбор.

Ex Libris Чистое золото

Цитата

Митя Харшак

Книга не для однократного пролистывания, а для многих часов внимательного изучения, размечания закладками, показывания товарищам по оружию. Настольная книга!


оное достаточную ясность доказательств к достижению познания Проспективы без геометрических трудностей, то некто Гольтие нашед средство достать скорописный подлинник напечатал оной в Парме. Те же самые причины были и мне поводом выдать сочинение сие на трех языках, в пользу художества для всех почти протчих художеств необходимого…» Книга получилась незаменимым руководством для художников и дизайнеров того времени, когда одним из основных постулатов изобразительного искусства считалось достоверное воспроизведение реальности. В «Разсуждении» сказано: «Проспектива есть художество изображать на картине предметы точно так, как они глазам нашим представляются. Картина есть поверхность, на которой предмет очерчивают…» На авантитуле Н. А. Львов поместил изображение пышного театрального занавеса с кистями, будто подчеркивая торжественность момента: не простую книгу открываете, а постигаете неведомую доселе науку!.. У занавеса гордо восседает муза, удерживающая в одной руке горящий факел — «священный огонь искусств» и символ просвещения, а в другой — прямоугольник прозрачного стекла, являющийся не чем иным, как прибором для воспроизведения перспективы, изобретенным в XVI веке Якобом Козером. Между этим стеклом и словно случайно оказавшейся рядом призмой проведены тонкие пунктирные линии. Парящий над музой амур кокетливо приоткрывает помпезный занавес, за которым скрывается классическая архитектурная постройка. Гравюра на авантитуле указывает начинающему художнику единственно верный путь: от «пунктиров» простых «проспектив» — к большой архитектуре. Иллюстрации выполнены в офорте с проработкой тоновых плоскостей акватинтой. Акватинта была изобретена в середине ХVIII века французским мастером Жаном Батистом Ле Пренсом (1734—1781). Эта техника представляет собой травление доски через расплавленную канифольную пыль и при печати позволяет добиваться эффекта тонового рисунка. Эта техника была передовой для второй половины XVIII века, и весьма возможно, что данная книга является одним из первых примеров применения акватинты в России. Рассуждая об изучении «Проспективы», автор жестко критикует существовавшее в его времена художественное образование. Он говорит о нем как об учении без пользы и особенно подчеркивает никчемность исправлений, сделанных в ученических работах рукой учителя: «…Поправки сии часто на щет

Отдельного упоминания заслуживает и оригинальная композиция страницы. Так как текст издания отпечатан на трех языках — русском, итальянском (языке первоисточника) и французском, каждая из страниц разделена на три части. При этом русский текст располагается по горизонтали в верхней части листа, а итальянский и французский варианты занимают два расположенных ниже вертикальных столбца. красоты сочинения делающиеся, в чужем деле столько же приметны, сколько неоспоримо то, что творение не может быть совершенно, естли оное не одним умом произведено и не его рукою исполнено…» «Разсуждение о проспективе» имеет как чисто теоретическое, так и практическое применение. В нем встречаются главы, посвященные альфрейно-живописным работам и театральной декорации. Глава «О потолоках» объясняет, «как тем же самым простым средством на потолоках Проспективныя виды изображать надобно», а в главе о «театральной Проспективе» есть любопытная рекомендация «определить точку зрения в некотором пристойном разстоянии, как на примере из средней ложи Государя или Первенствующего при зрелище». Практические советы подкреплены чертежами, наглядно демонстрирующими историю с «потолоками», тонкостями «театральной Проспективы», расчетами в определении высоты лепных барельефов и др. «Цель сего разсуждения о Проспективе состоит в том, чтобы простым и общим способом уничтожить все трудности сего художества разсыпать мрак, которым наука сия учащимся покрыта кажется…» Непривычные по стилю изложения истины в сочетании с гравюрами, на одной из которых «художник выбрал такую точку зрения, откуда бы статуя более разметанною казалась», оказывают почти магическое воздействие. Вооружившись данной книгой, линейкой и «цыркулем», действительно можно научиться перспективному построению. Эта наука только на первый взгляд непостижимо сложна, а на самом деле «…кто в состоянии поставить Проспективную точку в том месте, где оная быть должна, то тем же самым способом будет уметь поставить и другую, следовательно протянуть черту, поелику черта кончится двумя точками. Из сего заключается, что кто одну черту протянуть в состоянии, тот может протянуть оных сколько похочет…»

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 82 < 83


84 > 85 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007


ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 84 < 85


то накарябаны словно детской рукой. А порой текст вообще представляет собой вырезки из книжек, вроде списка использованной литературы. Иллюстрации — главное в «Ухе» после дизайна. Простодушные изображения художников и поэтов чередуются с такими же коллажами — например, на тетрадный лист в клеточку наклеены вырезки из альбомов, типа «Шедевры мировой живописи». Радость от просмотра «Уха Ван Гога» не только в правильном эмоциональном настрое графики, но и в самих темах номеров. Например, на обложке одного из них написано: «Кровожадность». А внутри добродушная расчлененка великих: череп Аполлинера, зрачок Сутина, тень Кафки, и все это вполне в рамках какойнибудь детской страшилки.

В 2007 году полный комплект журналов обзавелся коробкой, что окончательно перенесло эту Вещь в разряд коллекционных редкостей. Ведь полных комплектов в упаковке выпущено всего семь штук! Журнал «Проектор» гордится тем, что один из этих семи комплектов теперь находится в нашем собрании. Коробка для полного комплекта журналов картон, ручная раскраска акрилом

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 86 < 87


Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 1

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 5 88 > 89 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 2

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 6

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 3

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 7


Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 4, 2005

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 8

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 4, 2006

Обложка журнала «Ухо Ван Гога», № 9

«Нос Ван Гоголя», приложение к журналу

«Ноги Гогена», приложение к журналу

ПРОЕКТОР № 0(1). 2007 | 88 < 89


ПРОЕКТ № 9. КНИГИ. ПРОЕКТОР РЕКОМЕНДУЕТ >

ПРОЕКТОР РЕКОМЕНДУЕТ: ЧИСТОЕ ЗОЛОТО! Текст: Митя Харшак Solid Gold: 40 Years of Award-Winning Magazine Design from the Society of Publication Designers Издательство: RockPort, 2006 г. Объем: 416 стр. Формат: 165 x 230 мм ISBN: 1592532500

Приобрести эту книгу, а также другую литературу по дизайну, архитектуре, визуальному искусству и фотографии можно в специализированном интернет-магазине www.indexmarket.ru

92 > 93 | ПРОЕКТОР № 0(1). 2007

Волшебная книга пришла в редакцию заказной бандеролью. Увесистая, как золотой слиток, и ничуть не менее ценная. В ней густо сконцентрирован лучший журнальный дизайн с 1965-го по 2005 год. Правда, нельзя не отметить, что выборка в полной мере субъективная. Но в том и ценность книги, что составители не пытаются объять необъятное, а представляют лучшие, по их мнению, работы. И к этому мнению стоит прислушаться, так как исходит оно от авторитетнейшей нью-йоркской Ассоциации журнальных дизайнеров (Society of publication designers, SPD). Книга представляет собой срез эволюции американской периодики за прошедшие четыре десятилетия: Time, GQ, New York Times Magazine, Life, Rolling Stone, Esquire, Fortune и многие другие — эти издания традиционно аккумулировали в себе лучшие творческие силы и зачастую предопределяли развитие журнального дизайна во всем мире. Не вижу большой беды в том, что в книге нашлась лишь одна страница для журна-

ла Colors Тибора Кальмана (Tibor Kalman), а Дэвид Карсон (David Carson) представлен всего одной обложкой Beach Culture. Зато невиданных до сей поры красот и чудес в книжке хоть отбавляй. Помимо трехсот с лишним страниц, насыщенных одними лишь иллюстрациями, книга ценна еще и тем, что в индексном указателе перечислены все арт-директора, дизайнеры, фото-редакторы и фотографы, работавшие над тем или иным проектом. А вход в книгу представляет самые громкие имена — лауреатов премии имени Герба Любалина (Herb Lubalin), присуждаемой SPD за выдающиеся достижения в журнальном дизайне. Здесь и Брэдбери Томпсон (Bradbury Thompson), и Генри Вольф (Henry Wolf), и Мильтон Глейзер (Milton Glaser), и Лео Лионни (Leo Lionni), и многие другие арт-директора знаменитых журналов. Книга не для однократного пролистывания, а для многих часов внимательного изучения, размечания закладками, показывания товарищам по оружию. Настольная книга!


на страницах с 94 по 96 Подписка Распространение

Как? Где?

Если хотите получать каждый номер регулярно и к себе домой — вам сюда. А если еще не подписались, но журнал нужен срочно, то тут список заведений и мероприятий, где его можно купить.


Projector 0(1) 2007  

Projector. Subjective illumination of design questions. It's a magazine focused on different aspects of design, architecture, photography, t...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you