Военно-духовные ордена

Page 1

Санкт-Петербург 2010


УДК 271.024 ББК 63.3(0)-37 В63

Сердечная благодарность Вере Викторовне Никитиной за огромную помощь в реализации проекта

Художник Е. О. Дьячук

Военно-духовные ордена / [И. А. Дьячук, В. Н. Богатырев, М. В. Пензиев]. — В63 СПб. : Реноме, 2010. — 304 с. : ил., [16] c. цв. ил.

ISBN 978-5-904045-91-3 Собирая материал, касающийся истории и деятельности военных, духовных, королевских и дворянских орденов в истории, авторы пришли к выводу, что информации об этом в нашей стране крайне мало или она абсолютно фантастична и фальсифицирована. Имеются научные работы относительно некоторых военно-духовных институтов, таких, например, как орден иоаннитов или Тевтонский, написанные скучным, «суконным» языком и не получившие широкого распространения. В то же время есть книги о приключениях и сокровищах тамплиеров, прочитав которые, начинаешь сомневаться вообще в существовании Средних веков. Работа над материалом натолкнула авторов на создание книги, в которой в доступной и достоверной форме можно было бы донести до читателей информацию по данной проблематике. Надеемся, что книга (первая из трех) будет интересна как учащимся, так и людям старшего возраста, ибо убеждены, что знание ведет к толерантности. УДК 271.024 ББК 63.3(0)-37

ISBN 978-5-904045-91-3

© И. А. Дьячук, 2010 © В. Н. Богатырев, 2010 © М. В. Пензиев, 2010 © Е. О. Дьячук, иллюстрации, 2010 © Издательство «Реноме», 2010


3

Ирине Михайловне посвящается

ВСТУПЛЕНИЕ Разрабатывая концепцию данной книги, мы не ставили перед собой никаких глобальных задач. Было огромное желание разобраться со столь интересной и, к сожалению, малоизученной в нашей стране темой, как военные ордена. Большинство живущих на территории бывшего Советского Союза людей нашего поколения окончили среднюю школу, где пусть не подробно, но все же изучали курс истории Средних веков и знают о Крестовых походах, крестоносцах и Ледовом побоище. В наших учебниках часто упоминались злые тевтонские «псы-рыцари», которые, претворяя в жизнь агрессивную политику «Драхт нахт Остен» (путь на Восток), были остановлены дружинниками Александра Невского, а потом и вовсе окончательно разбиты в Грюнвальдском сражении несколькими смоленскими полками при помощи поляков и литовцев. Вскользь говорилось о Мальтийском ордене, и то скорее в связи с избранием российского императора Павла I Гроссмейстером рыцарей. Особо «продвинутые» знали о тамплиерах и испанских орденах. Вот, собственно, и все. Да что там говорить, ведь для многих из нас «рыцарь ордена» и «крестоносец» означало одно и то же. Это неудивительно. При очень высоком уровне среднего школьного образования, энтузиазме преподавателей истории и усидчивости и дотошности учеников информации о средневековой Европе было, без сомнения, недостаточно для того, чтобы иметь хоть какое-то объективное представление об орденах. Выходили, конечно, монографии, научные работы, но тема эта входила в круг интересов исключительно узкоспециализированного круга историков-медиевистов (от Middle — Средневековье). Основная часть населения черпала сведения о военно-рыцарских структурах исключительно из художественной литературы и развлекательного кинематографа. «Талисман» и «Айвенго» Вальтера Скотта, «Стрелы Робин Гуда», «Крестоносцы» Г. Сенкевича, «Имя Розы» У. Эко были бестселлерами в Советском Союзе. Люди заполняли информационный вакуум, обращаясь к фантазии литераторов и кинорежиссеров, а их произведения далеко не всегда соответствовали исторической действительности. С распадом СССР ситуация в корне изменилась. На нас хлынул информационный поток, теперь можно было найти и узнать все, что душе угодно. И опять пошел перекос в сознании. Вместо того чтобы получать объективную и взвешенную информацию об истории, СМИ ударились в мистику. Самым известным, «пропиаренным» и «раскрученным» был орденом тамплиеров. Слово «тамплиер» стало очень популярным и широко использовалось в средствах массовой информации. При этом почему-то «рыцарь Храма» употреблялся как синоним слова «масон». А масоны стали той «страшилкой», которая заменила в умах наших соотечественников угрозу ядерной войны. Все неприятности, трудности и проблемы связывались


Вступление

4

отныне с этой «злокозненной» организацией, в состав которой входили все важные для нашей страны исторические персонажи, начиная от Керенского и Ленина и заканчивая Кириенко и Чубайсом. Итогом информационной истерии стало то, что литературы, в которой простым и доступным языком излагались бы исторические события, почти нет. Любой интересующийся человек, для того чтобы получить крупицу достоверной исторической информации, должен был прочитать массу статей и книг, преподносящих сенсационные открытия, зачастую абсурдные по своей сути, связанные с рыцарскими орденами. Потому-то мы и решили, по мере своих скромных возможностей, восполнить этот пробел и изложить результаты наших исследований на бумаге. При этом сразу же оговоримся, что данная книга является в некотором роде разъяснительной и справочной, и надеемся, что она позволит составить хоть какое-то представление о рассматриваемой теме. Работая над материалами, мы пришли к выводу о том, что даже в кратком изложении повествование надо разделить, как минимум, на две, а то и более части. Всевозможных орденов, братств, духовных объединений было великое множество, и рассматривать их все в одной книге было бы нецелесообразно, да и неправильно, поэтому свою первую книгу мы решили посвятить только одному направлению рыцарских и религиозных организаций — военно-монашеским орденам католической церкви. При этом мы не претендуем на историческую правду и истину в последней инстанции. Наша работа является сугубо исследовательской, содержит много частных суждений, не всегда соответствующих сложившимся представлениям, и не охватывает всю историю военно-монашеских орденов. Впрочем, зачастую мы сознательно вскользь упоминаем о дальнейшем развитии орденов после XV–XVI веков. Это, если можно так выразиться, краткий курс, с помощью которого мы надеемся зажечь в ваших сердцах интерес к Средневековью. Вторая (рыцарские, королевские и феодальные ордена Европы и Востока) и, возможно, третья (духовные ордена мира) книги выйдут в том случае, если наш скромный труд получит отклик в ваших сердцах.

TU

UU


5

T U T U T U T U T U T U T U T ОБЩИЕ

ПОЛОЖЕНИЯ

Начнем с самого простого и самого главного. Попробуем определить, что же такое орден. Это оказывается очень непростым делом, поскольку понятие «орден» весьма расплывчато. Возьмем, например, книгу известного в широких кругах Й. Хёйзинги «Осень Средневековья». Вот что он пишет в ней относительно определения понятия «орден»: «Слово “ordre” сочетало в себе нераздельное множество значений: от понятия высочайшей святыни — до весьма трезвых представлений о принадлежности к той или иной группе. Этим словом обозначалось общественное состояние, духовное посвящение и, наконец, монашеский и рыцарский орден. То, что в понятии “ordre” (в значении “рыцарский орден”) действительно видели некий духовный смысл, явствует из того факта, что в этом самом значении употребляли также слово “religio”, которое, очевидно, должно было относиться исключительно к духовному ордену». Если не углубляться в философские дебри, первоначально орден — это некая группа людей, объединенная между собой какой-либо целью или общим интересом. В Средние века в подобную группу могли входить представители дворянского сословия и ду-

ховенства, то есть она представляла собой или духовное образование, или дворянский (рыцарский) клуб «по интересам». Вообще же бытует мнение, что прототип ордена — это Христос со своими учениками. Не будем оспаривать или подтверждать подобную точку зрения, а просто с учетом собранных материалов и полученных знаний предложим вам собственную систему квалификации орденов, которую считаем наиболее подходящей. Мы классифицируем все подобные структуры на следующие группы: 1. Религиозные ордена. 2. Монархические ордена. 3. Светские ордена. 4. Военно-духовные ордена. 1. Религиозные ордена — это постоянные, утвержденные главой церкви (например, Римским Папой) сообщества мужчин или женщин, члены которого приносят торжественные обеты и ими обязывают себя к совершенной жизни во исполнение общего устава. Торжественно приносимые по окончании периода послушничества обеты подразумевают полную отдачу себя делу религии и церкви, а через них Богу. Религиозные ордена лишают или ограничивают своих


6

членов от прав обладания и распоряжения имуществом, заключения брака и освобождают их от всех мирских обязательств. Наиболее часто встречается понятие религиозного ордена в Римскокатолической церкви. Хотя и в православии, и в протестантизме, и в исламе подобные структуры тоже существуют. Мы разделяем религиозные ордена на следующие подгруппы: а) собственно духовные ордена. Например: — цистерцианский; — бенедиктинский; — августинский; — доминиканский;* б) госпитально-благотворительные: — мерсидарианский орден; в) понтификационные, или, по-иному, конгрегации, подчиненные лично Римскому Папе и созданные для его нужд: — орден святого Петра; — орден святого Павла; — орден Девы Марии Лореттской; — орден Святого Духа. 2. Монархические ордена — это объединения, которые созданы или подчинены непосредственно правящему монарху или династии и используются для определенных нужд и требований. Зачастую духовно-военные ордена на поздних этапах своего развития превращались в монархические, попадая под патронат того или иного короля. Наиболее широко распространены были в Европе. Примерами могут служить: — орден Подвязки в Англии; — орден Меча на Кипре; — орден святого Георгия в Венгрии; * Здесь и далее список, естественно, неполный.

Общие положения

— орден святого Антония в Баварии; — орден Бани в Англии; — орден Чертополоха в Англии; — орден Золотого руна в Испании; — орден Звезды в Швеции, Франции, Пьемонте, Дании; — орден святого Михаила во Франции; — орден Святого Духа во Франции; — орден Аннунциаты в Пьемонте; — орден Даненборг в Дании; — орден Дракона в Сербии. 3. Светские ордена — образоваия, созданные крупнейшими феодалами на принципах равноподчиненности и ставшие прообразом закрытых клубов. Это: — орден святого Иоанна и святого Фомы в Палестине; — орден святой Катерины в Тоскане; — орден Амаранта в Швеции; — орден Черного орла в Пруссии; — орден Белого орла в Польше; — орден святого Дженаро на Сицилии; — орден Северной звезды в Швеции; — орден Хубертса в Германии; — орден Саламандры в Австрии. 4. Военно-духовные ордена, которые были присущи исключительно Римско-католической церкви. Мы подразделили все известные ордена этого вида на три категории: а) великие духовные ордена: — орден иоаннитов; — орден Храма; — Тевтонский орден (с некоторыми оговорками); б) госпитально-приимные ордена: — орден Сантьяго; — орден святого Якова с мечами;


Общие положения

7

— орден Монжуа; — орден святого Лазаря; — ордена святого Томаса Акрского; в) военные ордена, которые в свою очередь можно подразделить на морские и сухопутные.

5. Крепкий экономических тыл, обеспечивающий деятельность орденов и достижение их уставных целей. 6. Невозможность возвращения к светской жизни, за исключением личного разрешения Папы. 7. Наличие сразу двух, казалось бы, диаметрально противоположных начал — духовного и военного. С этой проблемой столкнулся еще Бернар Клервоский. Он объяснил, почему монах, человек духовный, может убивать и калечить прочие «божьи твари». Ведь официально действовал запрет для монахов на ношение оружия. В своем трактате «Хвала новому рыцарству» (De laude novae militae), посвященном созданию ордена тамплиеров, он внес различие между войной светской и духовной: «убивать или умирать за Христа не есть грех, а есть, напротив, могучее притязание на славу. Рыцарь Христов, скажу я, может наносить удар с уверенностью и умирать с уверенностью еще большей, ибо, нанося удар, служит Христу, а погибая — служит себе. Он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое и в похвалу добрым». Таким образом, он поощрил и, можно сказать, благословил создание новых военно-монашеских орденов, ибо многие из тех, кто желал туда попасть, были приспособлены только для одного — для войны. Теперь они могли быть уверены — они убивают за святую идею. Не будем в нашем XXI веке как-то комментировать или анализировать слова великого каноника — просто примем их как факт. Авторитет иерарха церкви сделал свое дело — интерес к новому военно-духовному образованию возрос и не спадал вплоть до Реформации. Итак, наличие семи вышеперечисленных признаков позволяет назвать

Морские: — орден святого Стефана; — орден Санта-Мария-де-Эспанья. Сухопутные: — ордена Калатрава; — орден Алькантара; — орден Авис; — орден Монтеса; — орден Христа; — орден Сан Хорхе; — орден меченосцев; — Добжиньский орден; — орден Рыцарей Креста и красной Звезды; — орден Гроба Господня. Повторим еще раз, что подобное разделение условно, так как каждый орден создавался под определенные задачи и выполнял различные функции в зависимости от времени и места пребывания таких орденов. И все же есть несколько признаков, по которым мы четко можно отделить военно-монашеские ордена от всех остальных. По нашему мнению, это следующее: 1. Благословение, подтверждение полномочий и принятие под свой патронат Римским Папой. 2. Наличие устава того или иного монашеского ордена (бенедиктинский или августинский). 3. Стабильный состав, состоящий, как минимум, из двух видов братьев — клириков и дворян-рыцарей. 4. Наличие признанных церковью и светскими властями регалий и инсигний, а также иных знаков отличия.


8

Общие положения

то или иное образование именно военно-монашеским орденом Римскокатолической церкви — так, наверное, будет правильней их называть. Однако далеко не всегда в истории ордена получали этот статус. Достаточно вспомнить орден мерсердариев, который планировался как военно-монашеский, но никогда его братья не поднимали оружия. Или кипрский орден Страстей Христовых, чей устав не был одобрен Папой. Некоторые ордена живут исключительно в преданиях, никаких документальных подтверждений их существования найти историкам не удалось. Среди них кастильский «Крыло святого Михаила», «Орден аргонавтов святого Николауса», якобы учрежденный неаполитанским королем в 1382 году, или «Орден корабля», созданный Людовиком Святым Французским в 1270 году. Еще несколько орденов были распущены сразу же после создания. Ярким примером тут может послужить орден Девы Вифлеемской. Его утвердил Папа Пий II в 1459 году с целью защиты греческого острова Лемнос. Пока шел процесс ратификации устава, остров был окончательно и безвозвратно утерян. Однако существует еще одна группа орденов — так называемые ложные ордена. Это объединения, которые или никогда не существовали и были придуманы различными авантюристами в корыстных целях, или же те, члены которых считали себя правопреемниками более древних орденов.

К первой группе относятся: орден святого Антония Эфиопского, созданный еще в 100 году н. э., орден Звезды и Девы Марии, орден Белого облака и орден Благой смерти, чьим знаком якобы был белый череп, который наносился на одежду и доспехи, и еще многиемногие другие. Вторая группа состоит из людей, которые, повторимся, считают себя правопреемниками древних и заслуженных орденов. Только разновидностей ордена иоаннитов мы насчитали более двадцати, в том числе и российское православное приорство. Люди, которые учреждают в наше время подобные образования, зачастую преследуют благие и правильные цели — благотворительность, заботу о неимущих и больных, но все же никакого отношения к военно-монашеским орденам не имеют априори. До сих пор существуют и действуют некоторые ордена, например Мальтийский или святого Стефана. Но они имеют непрерывную историю и официальную резиденцию. Штаб-квартира Мальтийского ордена вот уже более 200 лет находится в Риме. И именно эта ветвь, а не торонтская, нью-йоркская или даже иерусалимская, является продолжателем славной истории ордена святого Иоанна. Мы корректно промолчим о знаменитом ордене Храма, распущенном в 1312 году. К сожалению, для нынешних «новотамплиеров» эт о не аргумент. Разобравшись с классификацией, мы можем перейти непосредственно к конкретным орденам.

TU

UU


Орден тамплиеров

9

T U T U T U T U T U T U T U T ВЕЛИКИЕ

ОРДЕНА

ОРДЕН ТАМПЛИЕРОВ Наиболее интересным и спорным из всех духовно-военных орденов, без сомнения, предстает орден Храма. По поводу его основания, кратковременной истории (менее 200 лет) и разгрома написаны горы книг, монографий и научных работ. Везде, где только чудится какая-то загадка, немедленно всплывают воспоминания об ордене Тампля и его рыцарях. Как метко заметил один из современных писателей, на Западе слово «тамплиер» уже сродни ругательству. И, видимо, это действительно так. Только за последнее время о тамплиерах писали Линкольн, Бейджент, М. Дрюон, Ли, Д. Браун и многие другие. Работы переведены на множество языков, исследователи и поклонники имеются во всех странах мира от Тувалу до Гренландии. Однако никто из ученых серьезно орденом заниматься не хочет, так как клеймо «мистика» и «фантазера», которым обязательно наградят его коллеги, не будет способствовать дальнейшей плодотворной деятельности. Мы не будем вдаваться в гностическомонофизические споры и постараемся использовать официальные источники для того, чтобы как можно более кратко


10

Великие ордена

и сжато рассказать об ордене. Хотя без слов «загадка», «неизвестность», «тайна» обойтись никак не удастся — слишком многое было переписано в истории, слишком много непонятного там присутствует и по сей день. НАИМЕНОВАНИЕ Эта духовно-военная организация известна на русском языке под несколькими названиями: «Орден бедных рыцарей Иисуса из храма Соломона», «Орден бедных братьев Иерусалимского Храма», «Орден тамплиеров» (от фр. Tample — храм), «Орден храмовников». На французском языке также есть несколько названий ордена: «De Templiers», «Chevaliers du Temple», «L’Ordre des Tampliers», «L’Ordre du Temple». На английском: «Knights Templas». На итальянском: «Les Gardines du Temple». На немецком: «Der Templer», «Des Templeherrenordens», «Des Ordens der Tempelherren». На португальском: «Order Crato». Официальное же наименование этого ордена на латинском языке, которое ему было дано при учреждении, — «Pauperurum Commilitonum Christi Templiqne Solamoniaci». ВОЗНИКНОВЕНИЕ Итак, если исходить из официальных источников, таких, например, как работа Вильгельма Тирского «Historia rerum transmarinum», общество или братство рыцарей было создано в 1118 году рыцарем из Шампани (по другим сведениям, из южных Арденн) Гуго де Пайеном (Пейном) и его восемью соратниками: Андре де Монбаром, Жофруа де Сент-Оменом, Гундомаром, Годфруа,

Отцы-основатели ордена. Надгробие XIII века, Испания

Гораллем, Жоффруа Битолем, Ниваром де Мондезиром и Аршамбо де СенЭньяном. Несмотря на преклонный возраст (Пайену, например, было 48 лет), бедность и неродовитость, рыцари решили, что им по силам взвалить на свои плечи столь трудную и опасную задачу, как охрана пилигримов в Святой земле. Для этого и было учреждено братство, а сами рыцари назвали себя «бедными рыцарями Христа» Как поэтично пишет другой средневековый хронист, Гиойм Тирский, «чтобы отвести угрозу, нависшую над паломниками, чтобы уберечь честь безгрешных дев и матрон и защитить седины почтенных старцев, девять благородных рыцарей основали святое братство по оружию и торжественно поклялись помогать друг другу в очистке дорог от неверных и от грабителей и в защите паломников на дорогах и в горах на пути в Иерусалим.


Орден тамплиеров

11 1 — Резиденция госпитальеров 2 — Птичий рынок 3 — Монетный рынок 4 — Соломонов храм (мечеть Омара) 5 — Королевский дворец

Карта-схема Иерусалима

Воспламененные религиозной страстью и воинственным пылом тех дней и воодушевленные сознанием того, что мечи их служат святому делу, они назвали себя “бедными рыцарями Иисуса Христа”». Братство было основано где-то во Франции, где точно, сказать трудно, но, скорее всего, в землях графа Шампанского, так как, во-первых, Гуго де Пайен был его вассалом, а во-вторых, в дальнейшем Гуго Шампанский, один из богатейших людей Европы, будет всячески опекать тамплиеров и помогать им. После учреждения братства рыцари отправились прямиком в Святую землю к королю иерусалимскому Балдуину II. Там их (вот еще одна загадка) тепло встретили, обласкали, и им сразу же, без промедления, была выделена для проживания и деятельности земля на горе Мориа с фундаментом знаменитого храма Соломонова. Точнее сказать,

им был передан так называемый бывший храм Богородицы, воздвигнутый римским императором Юстинианом, а позднее, после взятия Иерусалима арабами, переименованный в мечеть Джаме аль-Аска. Так вот, по преданию, этот храм (или храмы) стоял на фундаменте сооружения, воздвигнутого Соломоном. Во всяком случае, Гийом Тирский называет это место «дворцом», или «королевским домом к югу от храма Господня (современная мечеть АльАкса), обычно называемым храмом Соломона». От этого названия произошло и другое, официальное наименование будущего ордена — орден рыцарей храма Соломона. Конечно, то, что рыцари были приняты королем, еще может иметь разумное объяснение — Гуго де Пайен и Жофруа де Сент-Омер сражались за освобождение Иерусалима, были на хорошем счету и теоретически могли быть


12

знакомы с королем лично и к тому же наверняка имели с собой рекомендательные письма от Гуго Шампанского. Но вот те милости, которые на них посыпались, не поддаются логическому осмыслению. Кроме того, что им был передан не самый плохой участок земли в городе с имеющимся на нем культовым сооружением, сам иерусалимский патриарх (что являлось большой редкостью для рядовых рыцарей) признал их духовно-военным братством. Они приняли три обета — целомудрия, смиренности и бедности, были одарены деньгами на развитие братства и осыпаны иными милостями. После этого они на 10 лет фактически запираются на пожалованных им территориях и занимаются непонятно чем. При этом во многих хрониках упоминается, что все эти 10 лет число рыцарей не увеличивается — их по-прежнему девять. Хотя тот же Вильгельм Тирский пишет, что уже в 1120 году в братство на правах обыкновенного мирского брата вступает Фульк Анжуйский, а в 1123 году Гуго Шампанский — отнюдь не последние люди в Европе. Опять загадка. То ли кто-то из братьев-создателей к этому времени умер, то ли имела место неточность самого автора, но факт остается фактом. Да и вообще, не очень понятна любовь двух крупных европейских магнатов к недавно образованному и не имеющему никакого авторитета братству. Иерусалимский монарх вовсе не заставляет братьев осуществлять заявленную ими цель — защиту паломников Святой земли — и вообще старается их лишний раз не беспокоить. Или вот еще одна странность. Рядом с резиденцией братства «бедных рыцарей Христа» проживает королевский капеллан и официальный историк Иерусалимского королевства Фуше Шартрский. Так вот, в своих работах

Великие ордена

Святой Бернар из Клерво

он вообще не упоминает ни об ордене Храма, ни о Гуго де Пайене, ни о какомлибо другом брате-рыцаре вплоть до 1128 года, как будто их нет и в помине. Проще говоря, до 1128 года, то есть все первые 10 лет официального существования нового братства, возникает больше вопросов, нежели ответов. Что же происходит в 1128 году? В этом году Гуго де Пайен обращается к королю иерусалимскому с просьбой походатайствовать перед одним из ярких деятелей церкви святым Бернаром из Клерво о придании братству статуса ордена, и король с радостью соглашается. И не просто соглашается, а составляет письмо примерно в следующей редакции: «Балдуин, милостью Господа Иисуса Христа король Иерусалима и князь Антиохийский, достопочтенному отцу Бернару, аббату Клервоскому шлет привет и пожелания здоровья. Братство Храма, которому Господь позволил возникнуть и кому своим особым провидением Он препоручил защиту этого королевства, желает


Орден тамплиеров

13 1 — Кастилия 2 — Наварра 3 — Арагон 4 — Каталония 5 — Папская область 6 — Нормандия

Первый крестовый поход

получить от Святого престола благословение их ордена и особый устав, и потому решили мы послать к тебе двух рыцарей, Андре и Гондемара, мужей, известных как своей воинской доблестью, так и благородством происхождения, дабы они склонили Его Святейшество утвердить их орден и оказать нам помощь и поддержку в борьбе против врагов веры, кои объединились в своем желании уничтожить нас и захватить наши христианские земли. Зная хорошо, сколь весомо твое посредничество в сношениях с Господом и его наместником на земле, а также с владыками Европы, мы сочли нужным доверить тебе эти два важных дела, успешный исход которых будет весьма приятен для нас. Устав, которого мы у тебя просим, должен быть так устроен и составлен, чтобы требования его можно было примирить с суетой военной жизни; он должен быть приемлем для христианских властителей и мил их сердцу. Сделай же так, чтобы нам через твое посредство

посчастливилось увидеть это важное дело приведенным к успешному завершению, и вознеси молитвы за нас». Это письмо вместе с двумя рыцарями — Андре де Монбаром и Гондемаром — было отправлено к Бернару Клервоскому, который с оптимизмом и уважением принял его, потому что слава «бедных рыцарей Христовых» якобы уже достигла Европы. То, что обратились именно к Бернару, было понятно. Тогда, наверное, не было более яркого светила среди апологетов католической церкви, да к тому же святой Бернар был родственником (племянником или двоюродным братом) одного из основателей ордена — Андре де Монбара, так что поддержка этого титана христианской мысли была обеспечена. Но вот откуда возникла слава братства в Европе, если учитывать что все 10 лет братья ничем не занимались, совсем непонятно. В этом же году Гуго де Пайен в сопровождении соратников отправляется в Рим, где встречается с Папой Гонорием, который всецело одобряет дей-


14

Великие ордена

ствия и цели будущего ордена, а после направляется в Труа, владения графа Шампанского, где святой Бернар из Клерво созывает большой церковный собор. На этом соборе братство превращается в орден монахов-солдат, Гуго де Пайен избирается его первым руководителем со званием Великого магистра. Наконец, святой Бернар разрабатывает и утверждает устав и правила нового ордена, простые и строгие, похожие на устав и правила цистерцианцев. УСТАВ И СТРУКТУРА Начиная разговор об уставе ордена, надо сразу же отметить, что уставов было два. Первый, так называемый латинский, был разработан непосредственно Бернаром Клервоским и принят на Соборе в Труа. Но орден быстро разрастался, и большинство его неофитов попросту не понимали латинского языка. Поэтому в середине XII века устав был переведен на французский язык и несколько изменен, точнее, существенно разработан и дополнен. Если латинский устав сам по себе просто документ, состоящий из 72 статей, то французский — это уже структурированный кодекс, состоящий из семи частей и 687 статей. Понятно, что с принятием нового устава основы, заложенные в ранней редакции, безусловно, не поменялись. Тамплиеры должны были быть привержены послушанию, бедности и целомудрию. На тот период времени существовало три типа обета бедности — самый строгий (altissima), средней строгости (media) и легкий. Строгий обет запрещал обладать какой бы то ни было собственностью. Легкий позволял собственность на такие вещи, как одежда, еда, книги. Средний (избранный тамплиерами) запрещал право частной собственности, но

Витраж тамплиерской церкви Богоматери в Провансе

позволял иметь некоторое имущество, если им владело все братство в целом. Таким образом, можно сказать, что в отношении имущества правила все-таки были не совсем драконовскими. Другой вопрос — целомудрие. Если в латинском уставе в статье 72 говорится о недопустимости поцелуев с женщиной, даже матерью, то во французском уставе в статье 236 говорится об изгнании из ордена и даже заключении в железные оковы того брата, который имел отношения с грешной женщиной. Вообще же тамплиер должен был любить только одну женщину — Деву Марию. Культ Богоматери был очень развит в ордене и фактически, как это ни кощунственно звучит, ставился в один ряд с культом Христа. Устав, например, гласил, что «утренние часы Богоматери


Орден тамплиеров

15

должны в Доме (ордене) читаться первыми… поскольку Матерь Божья положила начало нашему ордену, и в ней и в Ее чести, если Богу угодно, пребудет конец наших жизней и конец нашего ордена, когда Богу будет угодно, чтобы таковой конец настал». Кроме основных обетов были еще и всяческие ограничения в еде, одежде и распоряжении своим личным временем. Мясо можно было есть три раза в неделю, за исключением тех дней, когда были установленные посты. Основной пищей были бобы и овощи. Некоторые ученые ошибочно полагали, что братья вообще не ели мяса, но это, извините, полный бред — на одних бобах много не навоюешь, что понимал и Бернар Клервоский. Братьям предстояло очень много молиться (не менее семи раз в сутки). Они жили в орденских общежитиях (конвентах). Всю ночь в дортуаре (общей спальне) должен был гореть огонь. Братья были обязаны отдавать десятую часть хлеба беднякам, в случае смерти рыцаря бедняки могли бесплатно кормиться определенное время. Самовольные поступки строго наказывались. Братьям запрещалось играть в кости, шахматы, охотиться на всех животных, кроме львов, неумеренно улыбаться. Особо оговаривались одежда и внешний вид тамплиеров. Одежда должна быть «без всяких украшений и без следа тщеславия. И мы приказываем, чтобы никто из братьев не имел ни кусочка меха на своих одеждах, и ничего иного, что может служить привычкой». То же касалось обуви — она не должна быть «модной» или сильно отличающейся от обуви остальных братьев. Рыцарям предписывалось следить за собой, соблюдать аккуратность, ухаживать за волосами и бородой. Некоторые историки говорят, что борода яв-

лялась отличительной чертой именно тамплиеров, так как другие рыцари бороду брили. Может быть, это и так, однако нигде в документах ордена, в том числе и в уставе, об этом нет отдельного упоминания. Особо следует отметить процедуру выхода брата из ордена. Это было возможно только в том случае, если тамплиер уходил из ордена Храма в более строгие ордена, которыми считались цистерцианский, бенедиктинский, картезианский. Примером такого выхода из ордена тамплиеров может послужить факт из жизни одного из Великих магистров Эврара де Бара. Он добровольно отправился в монастырь Клерво, где принял постриг и сложил с себя полномочия и сан Великого магистра ордена Храма. Умер он в цистерцианском монастыре Сито. Обряд принятия неофита и инициации

Принятию в орден во французском уставе посвящена целая глава. В статьях с 657-й по 686-ю достаточно подробно расписывается порядок проведения всех процедур. Вот главное и первое требование, которое сформулировано еще в латинском уставе, — братом ордена не может быть маленький мальчик, ибо, как сказано в статье 72, братом не может стать тот, кто «с оружием в руке подобно мужу не сможет стирать с лица Святой земли врагов Христа». Вполне понятно, что неофит должен быть только мужского пола и исключительно христианского вероисповедания. Испытательный срок мог назначаться или не назначаться в зависимости от «распоряжения и разумения магистра, согласно достоинству жизни просящего». Процедура принятия


16

Принятие обета христианским рыцарем. Икона

нового члена в целом стандартна для многих орденов, не только военно-религиозных, но и просто монашеских. Сначала претендента предупреждали о трудностях и опасностях и как бы давали время подумать, оценить свои возможности и убедиться в желании стать монахом-воином. После этого задавалось пять вопросов: 1) о жене или невесте, 2) о том, состоял ли неофит в другом ордене, 3) нет ли долгов, 4) нет ли болезней и хворей, 4) не обещал ли взяток за вступление в орден. На все эти вопросы желающий стать тамплиером должен был ответить уверенным «нет». После давались клятвы и обеты. Не лишним будет привести клятву в полном объеме. Желаешь ли ты отречься от мира? — Да, желаю. Желаешь ли ты исповедовать послушание по каноническим установлениям и по наставлениям Папы? — Я желаю. Желаешь ли ты принять жизнь наших братьев? — Желаю. Затем тот, кто обращается к нему, должен сказать: «Да поможет нам Господь наш и да благословит нас», и следует прочесть целый псалом.

Великие ордена

Затем он должен произнести клятву: «Я, ... , желаю и клянусь служить уставу рыцарей Христа и его рыцарству с Божьей помощью, во имя вечной жизни, и с этого дня мне не будет дозволено избавить жизнь свою от бремени устава. И клятва моя о вступлении в орден будет строго храниться. Я передаю этот документ в присутствии братьев и своей рукой кладу его к подножию алтаря, что воздвигнут в честь всемогущего Господа и благословенной Девы Марии и всех святых. Отныне я приношу обет послушания Господу и этому Дому, и обет жить без имущества и хранить целомудрие согласно наставлениям папы, и строго придерживаться жизни братьев Дома рыцарей Христа». Затем он должен возлечь поперек алтаря и, распростершись, сказать: «Прими меня, Господи, по слову твоему, и дай мне жизнь». А прочие братья должны сказать: «И да не сокрушишь ты меня в моей надежде». Затем он должен сказать: «Господь есть свет мой, Господь есть защитник моей жизни». Затем: «Господь, смилуйся над нами. — Христос, смилуйся над нами. — Господь, смилуйся над нами. — Отче наш». А затем священник должен сказать: «И не введи нас…» Псалмы Возвожу очи мои к горам. — Откройся нам, Господи. — Храни меня, Боже. — Когда я взываю, услышь меня. — Я как заблудшая овца. — Как хорошо и как приятно. — Благословенно будет имя Господа. — Господь, услышь молитву. Молитва Помолимся, [братья]. Прими, мы ищем Тебя, о Господи, то Твой слуга


Орден тамплиеров

17

бежит от бурь мира сего и западней дьявола, дабы быть принятым Тобою и получить защиту в этом мире и награду в мире грядущем через Христа...

1. Изгнание из обители или исключение из ордена. 2. Лишение духовного звания. 3. Временное лишение духовного звания. 4. Два дня епитимьи в неделю, в первую неделю — три дня. 5. Двухдневная епитимья. 6. Однодневная епитимья. 7. Пятничная епитимья. 8. Епитимья на усмотрение капеллана. 9. Отсрочка или передача дела в вышестоящую инстанцию.

Молитва Господь, Тебя, кто чрез святых отцов наших установил власть ордена, Тебя мы просим о милости, дабы в упокоении заступничества всех Твоих святых Ты мог взглянуть милостиво на Твоего слугу, что отрекся от мира, и мог Ты направить сердце его от мирского тщеславия к любви к его вечному призванию, и излить на него милость, что есть в Тебе, так, чтобы с Твоей защитой мог он исполнить то, в чем, по воле Твоей, принес он обет, и, завершив службу свою, мог он заслужить все то, что создал Ты и обещал тем, кто верует в Тебя. Потом, согласно статье 678 французского устава, происходило следующее: «А затем тот, кто возглавляет капитул, должен взять плащ и возложить ему на плечи и завязать. И брат капеллан должен прочесть псалом, который гласит: “Ecce quam bonum” и молитву, и каждый из братьев должен прочесть “Отче наш”. И тот, кто принимает его в братья, должен поднять его с колен и поцеловать его в уста, и обычно брат капеллан тоже целует его». С этого момента неофит считается официально принятым в члены ордена. Система наказаний

Очень подробно описываются проступки и следующие за ними суровые наказания. Всего санкций за серьезный проступок было девять, и выглядели они следующим образом:

Тамплиер. Средневековая мозаика

Какая санкция налагалась в качестве наказания, зависело от самого деяния, его глубины и осмысленности. Кстати, наказание не являлось неотвратимым, и нередко между сторонами действовал порядок примирения и прощения. Особо тяжких проступков, как и санкций, во французском уставе названо тоже девять. Это: — симония; — нарушение тайн капитула; — убийство христиан; — содомия; — трусость;


18

Великие ордена

— мятеж; — ересь; — переход на сторону сарацин; — воровство. Следует объяснить, что такое симония — преступление, которое несколько раз называется в уставе и, по всей видимости, является одним из наиболее тяжких. Проще говоря, это подкуп или даже обещание подкупа для вступления в братство. Тот, кто принял такого неофита, терял плащ тамплиера. Менее строгие нарушения подразделялись: — умолчание о серьезном препятствии (брак, духовное звание, тяжелая болезнь) при поступлении в орден; — выход ночью из обители иным путем, нежели через ворота; — утаивание вещей и предметов в ходе инспекции; — отсутствие в обители более двух ночей без получения на то разрешения; — уход из обители по злобе или в дурном настроении, если уносится с собой что-либо сверх обычной одежды, и отсутствие в течение более двух ночей; — сокрытие каких-либо чужих вещей в своей переметной сумке или в сундуке (ларе). Вообще система наказаний подробно изложена во французском уставе ордена. Целые главы посвящены этому, и перечислять все виды правонарушений и наказаний не представляется целесообразным. Это тема отдельной книги или монографии. Остается только добавить, что в качестве судьи на Востоке выступал Великий магистр со своим капитулом. В остальных местах высшей инстанцией являлся провинциальный магистр, которому подчинялось то командорство, где разбирали дело.

Структура ордена

В ордене первоначально было три категории братьев: 1) рыцари; 2) священники (или капелланы); 3) братья-служители (fratres servientes). Рыцарями становились люди благородного происхождения, которые должны были показать себя и в миру, и в бою. Первоначально в орден принимали только дворян франков (или французов, хотя Франция как государство на тот период времени еще не существовала), а позднее — феодалов из Англии, Испании, Италии, Фландрии и других стран. Капелланами ордена могли стать священники католической церкви, и тогда епископы, прелаты и даже сам Папа теряли над ними власть. Такие капелланы подчинялись только магистру ордена и генеральному капитулу. Член ордена мог исповедоваться, причащаться и отправлять иные религиозные обязанности только перед капелланами ордена. Братья-служители принимались в орден в качестве помощников первых двух видов братьев и формально подразделялись на две категории — военных помощников (сержантов) и помощников мирного времени (ремесленников, мастеровых и т. д.). Сержанты наравне с рыцарями участвовали в походах и сражениях. У них была особая одежда, они достаточно хорошо были вооружены и зачастую имели возможность выходить не только в пешем, но и в конном строю. Основной задачей сержантов была поддержка конного рыцарского войска. Братьями-служителями ордена могли стать как зажиточные жители городов, так и бедное крестьянство. Главный принцип один — христианская вера.


Орден тамплиеров

Отбытие крестоносцев в Святую землю. Французская миниатюра XIV века

Кроме трех перечисленных разрядов братьев при ордене всегда состояли люди, которые, хоть и не были тамплиерами, находились в некоторых отношениях с ним. В разное время и на разных территориях подобные люди назывались по-разному — familiares, conversus, confratres и consorores, donati и donatae. Familiares, или друзья ордена, — это обычно богатые горожане или дворяне, которые хотели бы вступить в орден, но по тем или иным причинам этого не делали. Чаще всего из-за нежелания жить монашеской жизнью. Нередко они дарили ордену земельные владения, сохраняя доходы с них для своего проживания, и завещали похоронить себя на орденском кладбище. В обмен орден гарантировал им долю в своих духовных и мирских правах и привилегиях, а также оказывал финансовоую помощь в случае необходимости. Conversus — это уже люди другой категории, а именно те, которые жили духовной монашеской жизнью, приноси-

19

ли обеты, но не все три, необходимые для того, чтобы стать тамплиером, а один или два. Не совсем ясно, что представляли собой сonfratres и consorores (со-братья и со-сестры), а также donati и donatae (мужчины и женщины, вручившие свою жизнь ордену). Первые жили мирской жизнью, часто привязанные к местному командорству, и давали деньги для того, чтобы орден заботился о них в старости. Донаты же вообще имели вполне определенное желание вступить в орден. Если эти люди жили в домах ордена, они носили специальную одежду, отличающуюся от одежды полноправных членов ордена. Статус их до конца не ясен. Кроме того при ордене было много рабов, бедноты и наемников. Из последних обычно набирались так называемые туркополы, то есть вспомогательная легкая конница из местного населения. Всю полноту власти в ордене несли Великий магистр и Великий капитул. Великий магистр осуществлял верховное управление орденом. Правда, его волеизъявления были серьезно ограничены решениями капитула, а права и обязанности достаточно четко и скрупулезно определялись французским уставом. Так, например, магистр мог иметь четыре лошади, а не три, как все остальные братья. Ему как руководителю ордена дополнительно предоставлялась красивая породистая лошадь, лучшая в ордене, служащая для представительских интересов. Он держал свиту, состоящую из секретаря, переводчика, служителя (что-то типа камердинера), повара, конюха, двух советников, капеллана, оруженосца и двух скороходов. Фактически без одобрения капитула он мог назначать командоров и бальи (сенешалей) на местном уровне,


20

Герб Великого магистра Робера де Краона

имел право контроля над замками, командориями и владениями ордена, распределял по командорствам припасы, оружие и личный состав. Даже в расходовании денежных средств или принятии подарков он был ограничен решением капитула. Статья 98 французского устава вводит еще одно обязательное требование к магистру, видимо, чтобы не заносился. Звучит оно так: где бы магистр ни находился в Великий четверг, он должен омыть ноги тринадцати нищим, дать каждому из них рубашку и штаны, два хлеба, два денье и пару башмаков. А если он пребывает там, где у него нет возможности выполнить это требование устава, он должен одарить нищих, как только вернется в Дом Храма, во имя любви Господней. В общем, резюмируя все вышесказанное о Великом магистре, можно привести 98 статью устава: «Все братья Храма должны повиноваться магистру, а магистр должен повиноваться своему Дому, то есть братьям и ордену». Великий капитул фактически был верховной властью в ордене, без него не обходилось ни одно решение, будь то назначение высших должностных лиц,

Великие ордена

внешняя и внутренняя политика, экономические вопросы. Обычно он разделялся на Малый капитул (который был постоянно действующим органом управления и принимал большинство повседневных решений) и Большой капитул. В Малый капитул входили помимо Великого магистра еще следующие лица: — Великий сенешаль; — Великий маршал; — Великий командор Иерусалимского королевства; — Великий командор Иерусалима. В Большом капитуле также дополнительно принимали участие: — туркополье; — подмаршал; — гонфалоньер; — знаменосец; — каштелян; — настоятель молельни; — Великий командор Антиохии; — Великий командор Триполи. Иногда также в Большой капитул входили некоторые из представителей Великих командорств Запада (Европы) и даже некоторые особо отличившиеся рядовые рыцари. Чуть позже в ордене ввели должность Великого визитатора (надсмотрщика), который являлся представителем Великого магистра в Европе и отвечал за координацию действий Востока и Запада. Он участвовал в деятельности как Малого, так и Большого капитула. Великий сенешаль был первым заместителем магистра, он заменял его во время отсутствия оного. Круг его обязанностей был достаточно широк — от судейских до внешнеполитических. Сенешаль был хранителем печати ордена. Перед ним, как и перед магистром, несли знамя тамплиеров, знаменитый «Боссеан». Он имел право на многочис-


Орден тамплиеров

21

ленную свиту, состоявшую из рыцаря, двух оруженосцев, капеллана, камердинера, конюха и переводчика. Великий маршал являлся главнокомандующим ордена. Он отвечал за вооруженные силы и непосредственно в бою командовал рыцарскими отрядами, в его ведении была также закупка лошадей, военного снаряжения и оружия. В случае отсутствия магистра и сенешаля Великий маршал возглавлял орден. Он же был главой ордена после смерти Великого магистра до назначения нового. Ему были подчинены и непосредственно помогали, но не могли заменить, туркополье, подмаршал и гонфалоньер. Эти должностные лица набирались из числа братьев-служителей. В его свиту входили два оруженосца, конюх и камердинер. Великий командор Иерусалимского королевства осуществлял функции казначея ордена. Он ведал всеми экономическими операциями, сбором пожертвований, доходов со всех провинций, трофеев в войнах (но не военных, а денежных). Кроме того, под его непосредственным контролем находился флот ордена. Ему были подчинены

каштелян и командоры портов ордена. В свиту Великого командора Иерусалимского королевства входили два оруженосца, переводчик, составитель бумаг, камердинер, конюх и два скорохода. Великий командор Иерусалима заботился о паломниках. Кроме того, во время военных действий он с отрядом из 10 отборнейших рыцарей охранял знамя ордена «Боссеан» и являлся представителем от ордена для защиты Святого Креста (так как тамплиеры наряду с госпитальерами считались защитниками этой реликвии и выделяли для этого специальные отряды из своих рядов). Балканифье (знаменосец) нес знаменитый воинский стяг Боссеан в сражениях. Туркополье управлял туркополами (бойцами вспомогательных отрядов, набираемых из местных жителей), а также в военное время братьями-служителями (сержантами). То есть фактически во время боевых действий рыцарской конницей командовал Великий маршал, а пехотой и вспомогательными войсками управлял туркополье. Именно управлял, а не командовал, исполняя волю Великого маршала, так как не мог Заседание Генерального капитула от 22 апреля 1147 года. Ж. Гране. Версаль


22

Великие ордена

наступать, атаковать или преследовать врага по собственной инициативе. Подмаршал был начальником братьев-служащих, которые отвечали за кузнечные и оружейные работы. Ведал ремонтом, починкой и содержанием в должном состоянии оружия и конской сбруи. Гонфалоньер, судя по всему, ведал отрядами наемников, оруженосцев и иных лиц, которые не служили в ордене. Кастелян управлял портными и отвечал за одежду, внешний вид, постель членов ордена, тщательно контролировал все поставки тканей, качество и количество товара. Кроме того, следил за внешним обликом братьев. Настоятель молельни отвечал за переносную молельню и украшения алтаря, который тамплиеры всегда брали с собой в поход. Эта переносная молельня представляла собой круглую палатку, которая устанавливалась в центре лагеря; палатки братьев размещались вокруг нее, так что они могли подобающим образом слушать мессу и исполнять религиозные предписания устава. Таково было структурное разделение ордена. Но возникает вопрос: кто занимался духовным управлением в ордене? Кто руководил братьями-капелланами? Судя по сохранившимся документам, скорее всего эти обязанности брали на себя Великие командоры.

защищенные крепости, такие как, например, Атлит, или по-другому замок Паломника (Сhateau Pelerin). А вот на Западе (в Европе) основой было всетаки командорство. Причем командорство это вопреки многим частным мнениям, отнюдь не всегда являлось крепостью. Несмотря на высокие стены с караульными башнями, командорство не могло вынести длительной осады. Против шайки грабителей, диких зверей, крестьянского выступления они служили хорошей защитой, но против профессиональных солдат — вряд ли. Вообще все европейские командорства можно разделить на несколько групп: сельское командорство, укрепленное командорство, командорство в городах. Основной и наиболее распространенной системой командорств были сельские. В центре командорства находился так называемый Большой дом — это некий прообраз конвента для братьев ордена и для командора. Рядом обычно располагались часовня или церковь командорства, странноприимный дом с лечебницей, оружейные цеха. Большой дом отделялся от других построек стеной, за ней стояли другие постройки — хижины крестьян, ремесленные и торговые ряды, фермерские помещения, в которых жили люди, обеспечивающие экономическое положение территориальной единицы. Укрепленное командорство отличалось от сельского тем, что обычно находилось недалеко от стратегически важных дорог и было лучше укреплено. Городские командорства — это определенные дома или целые кварталы внутри городских стен, они принадлежали ордену и использовались для различных целей. Примерами подобного командорства являются ЛаРошель или Тулон. Несколько командорств образуют бальяж, или сенешаль-

Территориальная система деления ордена

Основой ордена храмовников, как и всех остальных духовно-военных организаций Римско-католической церкви, являлось командорство, хотя это правило действовало не на всех территориях. На Востоке, в Святой земле, основу составляли не командории, а замки — хорошо


Орден тамплиеров

23

Замок тамплиеров Альмуроль (Almourol) в Португалии

ство (округ). В таких округах заседали региональные капитулы и проводились наиболее значимые для жизнедеятельности ордена решения. Более крупным образованием по сравнению с бальяжем является «региональный дом». А несколько «домов» составляли провинцию или Великое командорство. Провинции подразделялись на одинарные и двойные. К ординарным относились Португалия, Арагон и Мальорка. К двойным — Кастилия и Леон, Франция и Овернь, Англия и Ирландия, Германия и Венгрия, Верхняя и Нижняя Италия, Апулия и Сицилия. Португалия состояла из четырех «региональных домов», разделившихся на 32 командорства, наиболее интересными из них по сей день считаются Tomar и Almourol. Возглавлял эту провинцию Великий командор Португалии, который по крови должен был быть португальцем, впрочем, так же, как и все остальные члены ордена, за исключением капелланов. Это было единственное Великое командорство, носившее ярко выраженный национальный характер.

Мальорка не разделялась на бальяжи и составлялась из командорств, коих было не менее двенадцати. В Арагоне также нет разделения на командорства и бальяжи, а братья живут, как и на Востоке, в замках. Замков этих было не меньше пятидесяти. Славные названия Miravet, Monzon, Peniscola и Tortosa до сих пор на слуху у любителей истории и приключений. Кастилия и Леон состояли из 24 бальяжа, которые включали в себя более 150 командорств. Самыми известными среди них являются Cantavieja Alconchel, Fregenal de la Sierra, Jerez de Los Caballeros, Montalban и Villalcazar de Sirga. Англия и Ирландия имели не менее семи бальяжей, в состав которых входило 56 командорств, наиболее известными и интересными являются Вruer и Cressing London Temple. Германия и Венгрия — шесть бальяжей, 23 командорства, например Iben, Braunschweig, Mucheln. Верхняя и Нижняя Италия — пять бальяжей, 24 командорства, крупнейшими из которых были Genoa и Albenga.


24

Завоевание Саладдина перед Третьим крестовым походом. По материалам сайта www.rulers.narod.ru

Апулия и Сицилия — семь бальяжей, 45 командорств. Например, такие как Alberona, Trani, Barletta, Brindisi и Torino. Франция и Овернь — здесь даже приблизительное число бальяжей и командорств назвать трудно. Их было очень и очень много. Во Франции тамплиеры имели два крупнейших центра — Восточный бор между бальяжами Пейнс и Тор в междуречье Сены и Оба, а также крупный атлантический порт Ла-Рошель. В первом из них кладоискатели до сих пор пытаются отыскать сокровища храмовников, хотя не только материальные ценности влекут авантюристов. Известно, что Восточный бор пользовался дурной славой у местных жителей и ревностно охранялся рыцарями. Один из псевдоученых, например, утверждал, что там находятся остатки кораблей пришельцев, с которыми якобы контактировали хра-

Великие ордена

мовники. Комментарии, как говорится, излишни. Несколько другое положение дел было на Востоке. Там не существовало бальяжей и региональных домов. Основой жизни ордена на Святой земле, как мы уже говорили выше, являлся замок. Все замки были разделены между тремя Великими командорствами — Триполитанским, Антиохским и Иерусалимским. Командовали этими областями Великие командоры, которые входили в Великое командорство и имели существенную власть. Командирами замков были шателены — они управляли замком и всеми хозяйственными постройками внутри. Всего известно 28 замков тамплиеров в Святой земле, если считать также замки в Анатолии и за Мертвым морем. Это Деструа (Le Destroit); Рош Рюссель (La Roche de Roussel) (Скала Рюссель); Рош Гийом (La Roche de Guillaume) (Скала Гийом); Дарбезак (Darbsak); Баграс (Baghras) (еще известна под названием Гастен); Порт Бонель (Port Bonnel); Крак (La Colee); фортеция острова Руад (island Ruad); Тортоза (Tortosa); Сафита (другое название: Кастель Блан (ChastelBlanc)); Ареймех (al-Arimah); Сидон (Sidon); Бофор (Beaufort); Шатле (Chastellet)

Схема замка Атлит. По материалам сайта www.Beauseant.ru


Орден тамплиеров

25

(другое название: Шатонеф); Сафет (Safad); Саффан (Saffran); Атлит (Atlit) (другое название: Замок Паломника (Chateau Pelerin)); Какун (Caco); Фев (Le Feve); Мерла (Merle); Ла Пти Герен (Le Petit Gerin); Кастел Арналд (Castel Arnald); Карантин (Quarantene); Казаль де Плейн (Casal des Plains); Малдоим; Торон де Шевалье (Toron des Chevaliers) (другое название: Торон); Газа (Gaza); Ахамант (Ahamant) (другое название: Амман (Amman)).

держании». На белую котту нашивался крест. Сначала он был красный или розовый, различной формы. Форма его первоначально была различной, это мог быть и фузили, и помме, и патонс патте, и айгуизее, и потент, и крест Голгофы, и даже восьмиконечный, названный в дальнейшем мальтийским. Однако подобная ситуация вскоре перестала устраивать руководство тамплиеров, которое стремилось к единообразию и унификации, и 27 апреля 1147 года Римский Папа Евгений III на Генеральном капитуле ордена Храма в Париже, в присутствии короля Франции Людовика VII Капета, архиепископа Реймсского, ста тридцати рыцарей ордена Храма во главе с магистром Франции Эвраром де Баром, даровал тамплиерам право носить на левой стороне плаща, под сердцем, изображение алого креста, «с тем чтобы сей победоносный знак служил им щитом, и дабы никогда не повернули они назад пред каким-нибудь неверным». Алый цвет обозначал цвет крови и страданий Христа. Папа не оговорил формы креста, но наиболее распространенным с того времени и практически всегда ассоциирующимся именно с тамплиерами стал так называемый якорный крест. Это один из самых древних христианских символов, он использовался христианами со II века. Якорь — это символ безопасности, надежды. Одновременно это и сочетание Креста, как символа Христа и полумесяца, как знака Богородицы. Учитывая особое расположение тамплиеров к Деве Марии, данный знак смотрится весьма органично. Однако повторимся, якорный крест не был официально утвержден — использовались и иные формы креста. Даже расположение креста со временем поменялось — в конце своей истории все братья, в том числе и братья-рыцари,

ФОРМА И СИМВОЛЫ У ордена было несколько символов, с помощью которых его можно было легко идентифицировать. Это одежда, крест, знамя, герб и клич. Одежда братьев четко прописана в латинском и во французском уставах. Устав рекомендует, чтобы вся одежда братьев была одного цвета — белого, черного или бурого (коричневого). Причем братья-рыцари обязаны были иметь белую одежду. Обычно рыцари надевали белую котту (нижнее платье, имевшее сложный покрой, характерной особенностью которого являлись цельнокроеные рукава типа «летучая мышь») и непременно белый плащ. Плащ имел не только сугубо практическое, но и идеологическое, если можно так выразиться, значение для брата-рыцаря. При посвящении в орден неофиту набрасывали на плечи подобную накидку, что было сродни подпоясыванию молодого дворянина мечом при посвящении его в рыцари. Белый цвет обозначал целомудрие воина и чистоту его помыслов. Особо следили, чтобы никто, кроме братьев рыцарей, не носил белый плащ, «чтобы репутация членов ордена не страдала из-за проступков или ошибок мирян, находившихся у них на со-


26

Летописец Гийом Тирский. Византийская фреска (Гийом Тирский рассматривает руки Балдуина). Миниатюра

носили крест на груди и на плаще сзади. Другим интересным элементом одежды братьев-рыцарей был так называемый куаф (фр. coif — чепчик). Этот предмет не упоминается в уставе, однако стал традиционным в одежде рыцаря. Под него надевалась небольшая хлопковая шапочка, типа еврейской кипы. Без куафа нельзя было появляться нигде, за исключением капитула, а если рыцарь был лишен растительности на голове, то разрешалось носить его и во время капитула. Особо оговаривалось, что ночью братья должны были его снимать. Братья-сержанты отличались от рыцарей цветом одежды. Они носили сюрко — длинный просторный плащ, похожий по покрою на пончо. Обычно сюрко был чуть ниже колена, с разрезами спереди и сзади, без рукавов. Сюрко братасержанта черного цвета, а плащ — черного либо бурого (коричневого). Крест на плаще располагался на плече, на сюрко — на груди и спине. Одежда братьев-капелланов не отличалась от одежды обыкновенных монахов-бенедиктинцев.

Великие ордена

Еще одним символом братьев, давших обет, был простой шнурок, который они носили на шее или на груди, ближе к сердцу. Он также являлся символом целомудрия. Также надо отметить, что храмовники в командорствах обычно метили своим крестом все принадлежащие ордену здания, орудия труда и скот, и даже на одежду сервов нашивался красный крест. Гербом ордена был знак двух рыцарей, скачущих на одном коне. Точные причины принятия подобного герба установить не удается, но некоторые исследователи связывают эти фигуры с намеками на бедность Христовых братьев. Кличем тамплиеров, который узнавали и враги и союзники, был: «Боссеан!!!» Знамя имело такое же название. Судя по всему, оно произошло от французского слова Bauçant — пегая лошадь. Это было черно-белое или белочерное полотнище, иногда с красным крестом посредине и с вышитым на нем (знамени) девизом на латыни: Non Nobis Domine Non Nobis Sed Nomini Tuo Da Gloriam... (113 псалом: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу...»). Толкование цветов было различным — от обозначения боевого порядка в виде рыцарей в белых мантиях и сержантов в черных плащах до единства и борьбы противоположностей (света и тьмы, добра и зла), находящихся как в постоянном противодействии, так и во взаимодействии. Сохранились рисунки разных знамен. На некоторых изображен стяг, цвета которого были поделены поровну (черно-белое и бело-черное); встречались полотнища, где верхняя треть была черная, две трети внизу — белые. Иногда встречалось знамя, где на верхней белой половине располагался


Орден тамплиеров

27

нихейство — религиозное течение, близкое к учению гностиков, в основе его лежит дуалистическое учение о борьбе добра и зла, света и тьмы как изначальных и равноправных принципов бытия. Манихейство подвергалось гонениям со стороны римского язычества, христианства и ислама.) ЭКОНОМИКА

«Под развевающимся Боссеаном». Тамплиеры в бою

красный крест, а нижняя половина была черной. Это говорит только о том, что вид знамени не было постоянным, возможно, оно менялось и переделывалось со временем. Важно было лишь его наличие — под ним собирались рыцари, оно служило во время боя знаком для перегруппировки и направления атак. Серьезным проступком считалось, если брат бросал знамя и бежал с поля боя. За это могли изгнать из ордена согласно статье 232 французского устава. По уставу право носить знамя, как в военное, так и в мирное время, имели: сенешаль, командор Иерусалима, командоры областей Антиохии и Триполи, командор рыцарей при туркополье, сам туркополье, командор рыцарей при маршале. Впоследствии именно эта двухцветная хоругвь позволит противникам ордена Храма обвинить Христовых братьев в манихейской ереси. (Ма-

Этот вопрос, несомненно, волнует умы современников. Из года в год появляются работы, в том числе и серьезных ученых, где рассказывается о несметных богатствах тамплиеров, о том, что это был самый сильный и могущественный орден в Европе, а спрятанные сокровища позволяют ему до сих пор управлять европейской и мировой политикой из тени. Простите, но в это очень трудно поверить. Давайте рассмотрим, из каких статей мог складываться доход любого военнодуховного ордена, в том числе и «бедных рыцарей Христа». Это: 1) дары и пожалования; 2) военные трофеи и контрибуции; 3) доходы от владений; 4) экономическая деятельность; 5) иные поступления. Орден тамплиеров, безусловно, пользовался особой любовью среди мирян и духовенства. Большую роль сыграло и то, что он был первым (или одним из первых) в своем роде. Среди его патронов и создателей были богатейшие люди Европы того времени Гуго Шампанский и Фульк Анжуйский. Многие монархи выказывали ему свое благорасположение. Первоначально деньги, земли, орудия труда и иные материальные ценности шли непрекращающимся потоком. Люди жертвовали постоянно, иногда очень существенные суммы. Но


28

Великие ордена

с каждым годом благотворительный порыв ослабевал. Это связано как с тем, что возникали другие духовно-военные ордена, например иоанниты — соперники во всем, в том числе и в перехвате денежных потоков, так и с тем, что, скажем, короли и сеньоры Иберийского полуострова, сначала оказывающие значительную материальную поддержку ордену, постепенно свернули ее вовсе — они перенаправили все деньги на развитие собственных местных орденов, таких как Алькантара или Сантьяго. Так что существовать исключительно на пожертвования частных лиц, пусть это были даже и монаршие особы, не представлялось возможным. Военные трофеи и контрибуции сыграли, конечно, свою роль, особенно на территории Иберийского полуострова и в Святой земле. Но зависимость тут была прямой: есть завоевательный поход, удачные сражения и взятие пленников — есть доход. Мирное время — дохода нет. Например, на первом этапе проведения Реконкисты братья получали очень и очень приличные поступления, а с ее ослабеванием — практически ничего. Для того чтобы жить, надо было постоянно воевать, перемирия и спокойные соседи в принципе не нужны были бы при подобной системе самофинансирования. Но война — это траты, и траты огромные. Опять-таки военные действия вовсе не гарантируют победу и прибыль, а зачастую как раз наоборот — даже выиграв войну, потратишь гораздо больше, чем приобретешь. Это уже не говоря о тех ситуациях, когда терпишь поражения. Невозможно было выжить, используя исключительно два вышеперечисленных способа получения материальных ценностей, что привело к вполне обоснованной мысли о том, что надо за-

ниматься развитием и получением прибыли от своих многочисленных земельных наделов. В течение 20 лет после основания ордена сложилась некая система, которую условно можно было бы назвать Восток—Запад, в которой Восток занимался уставными целями, то есть защитой пилигримов, Христовой веры и распространением христианства с оружием в руках, а Запад являлся «экономической житницей» и кормильцем ордена. Причем речь идет не только о земельных наделах. Братьям принадлежали целые кварталы в крупных городах. Только в Париже они владели кварталом Марэ, а также Бельвилем, Монмартром и предместьем Сен-Жак. Все эти многочисленные объекты недвижимости приносили доход — они сдавались в аренду заинтересованным лицам. Некоторые исследователи называют цифру 9000 командорств, принадлежащих ордену. Это, несомненно, полная ерунда, и речь идет, скорее всего, о 900 объектах владения ордена, будь то крестьянская изба или роскошная церковь. Но можно ли назвать, используя эти цифры, храмовников самым сильным и экономически развитым орденом? Нет! Даже иоанниты имели намного больше подобных объектов недвижимости, не говоря уже о таких богатых духовных орденах, как цистерцианцы, которые в разы были экономически и финансово могущественнее. Тут мы подошли к еще одной интересной и щекотливой теме — банковской деятельности ордена. В Европе в то время было кому заниматься подобными делами — это и еврейские финансисты, и ломбардские банкиры. Однако орден, используя разветвленную сеть своих командорий и активно внедряя относительно новые инструменты платежа, такие как вексель и заемное письмо, смог


Орден тамплиеров

29

Реконструкция сельского командорства ордена тамплиеров. Из материалов сайта www.templarhistory.ru

найти и занять свою нишу на рынке. Не в последнюю очередь это связано и с демпингом. Тамплиеры давали кредиты под 10 % годовых, что было на 5 % меньше обычных ставок, и в два раза меньше, чем проценты еврейских ростовщиков. Поначалу деятельность ордена распространялась только на пилигримов, отправляющихся поклониться Святым местам, и зачастую была убыточна, но впоследствии тамплиеры научились считать деньги и стали настоящими банкирами. На каждого обратившегося открывался счет, который действовал в любом командорстве ордена. Положив на счет деньги в Иерусалиме, хозяин счета мог легко получить свои золотые в Париже, предоставив специально зашифрованное заемное письмо. Братья занимались конвертацией валюты, делали свои котировки, проводили и безналичные платежи. Однако в данной деятельности был один существенный изъян: ростовщичество было запрещено канонами. Поэтому братья ордена придумали несколько способов, чтобы избежать ответственности за подобное серьезное пре-

ступление в глазах Церкви. Например, они пользовались системой скрытых даров милосердия, когда за определенные вещи, такие как драгоценности, выдавали тайный кредит. Причем драгоценности выступали обеспечением и гарантом успешного проведения сделки, хотя все оформлялось как безвозмездное дарение. Однако со временем активность ордена в банковской сфере пошла на убыль. Связано это прежде всего с общим негативным отношением в обществе к ордену и потерей доверия в связи с отступлением из Святой земли. Да и ломбардцы не сидели сложа руки и пытались вытеснить неугодного конкурента. Так что подобная деятельность в разные периоды времени тоже приносила существенный доход, поддерживала братьев, однако вряд ли тамплиеры смогли скопить большие запасы золота в замках. Еще одним существенным поступлением в орденскую казну следует считать особое расположение Папы Римского и всей курии к храмовникам. Им создавались условия наибольшего благоприятствования.


30

Великие ордена

гат, что позволяло ему уверенно осуществлять свою политику за всю свою недолгую историю существования. Однако к концу деятельности силы ордена были серьезно подорваны, и, на чем категорически настаивают некоторые исследователи, храмовники оказались полными банкротами. Поэтому все легенды о спрятанных и сокрытых сокровищах представляются нам выдумкой и блефом. ДАЛЬНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ОРДЕНА

Папа Римский Иннокентий III (в миру Лотарио Конти, граф Сеньи, граф Лаваньи), главный покровитель ордена Храма. Византийская фреска

Своими буллами, такими как, например, Omne Datum Optimum (29 марта 1139 г.), Militia Dei (7 апреля 1145 г.), Dilecti filii, Milites Templi и многими иными, они даровали большие привилегии: освобождение от десятины, право на возведение часовен, на бóльшую часть состояния погребаемых на кладбищах ордена, преданных анафеме и отлучению. Все это приносило очень большие доходы и давало реальную независимость от церковных и светских феодалов. Плюс к этому у ордена в некоторых регионах было монопольное право на какую-либо деятельность, например на транспортировку Анжуйского вина из Ла-Рошели или винограда из Тулона. Подобное преимущество получали тоже при помощи властителей церкви. Какой же вывод можно сделать из всего вышеперечисленного? Орден был богат, в иные времена даже очень бо-

Вернемся к дальнейшей истории ордена. После такой, не побоимся этого слова, религиозно-рекламной кампании орден стал расти как на дрожжах. Тысячи молодых дворян и даже членов королевских семей Европы мечтали получить плащ тамплиера. Многие люди, как бедные, так и очень богатые, жертвовали ордену гигантские суммы. Распоряжаясь ими, капитул ордена действовал разумно — средства направлялись на приобретение новых земельных наделов и основание новых командорств, развитие инфраструктуры, закладку новых замков. Земли орден имел на Иберийском полуострове, во Франции, Англии, Германии, Польше, Венгрии, Сицилии, Тоскане, Апулии, Лигурии, Ирландии и еще ряде стран Европы и Ближнего Востока. Кроме денег в пожертвования входили земли, одежда, оружие, рабы, целые города и даже королевства. В 1133 году король Арагона Алонсо I завещает свое государство орденам тамплиеров и госпитальеров, и только активное противодействие местных феодалов и крупные суммы откупа воспрепятствовали созданию первого орденского государства. Репутация храмовников и интерес к ним в этот период


Орден тамплиеров

времени были чрезвычайно велики. Не последнюю роль сыграл в этом и папский престол. 29 марта 1139 года Папа издал буллу Omne Datum Optimum, которая является основой большинства привилегий ордена. По этой булле тамплиеры освобождались от любой церковной власти, кроме папской. То есть де-юре и де-факто они подчинялись только Папе и могли быть распущены исключительно решением Папы. Тамплиеры получали право на сохранение у себя любой взятой у неверных добычи, а также право на сбор десятины. Этой же буллой ордену официально было разрешено набирать собственных священников. В 1145 году новой буллой Militia Dei храмовникам дано право возводить собственные часовни. Следующими буллами все эти привилегии подтверждались и давались новые. Папство всегда особо опекало этот орден. Повышенной любовью он пользовался у Папы Иннокентия III, который за 18 лет своего понтификата (с 1198 по 1216 год) издал 57 булл и установлений в пользу тамплиеров. Постепенно орден разделился, не юридически, конечно, на две части — Восток (Святая земля) и Запад (Европа). Если Запад представлялся экономическим придатком ордена, крепким тылом, где ковалось могущество ордена, то Восток был тем железным кулаком, с помощью которого орден завоевывал славу и могущество. В Святой земле тамплиеры были в эпицентре всех событий, иногда их роль была очень велика, а иногда ничтожна мала. Однако исторически принято приписывать все ошибки и неприятности христианских королевств злокозненным действиям храмовников. Давайте постараемся разобраться, что было на самом деле, а чего, скорее всего, не было и в помине.

31

I. Иерусалимский период деятельности ордена (1118–1187)

В результате Первого крестового похода, как известно, на Востоке образовалось несколько христианских государств. Иерусалимское королевство, графства Эдесса и Триполи, а также княжество Антиохия под сюзеренитетом Византии. Мусульманские силы были значительно подорваны — по большому счету правители Востока были не готовы к нашествию европейцев и выступили разобщенным фронтом. Также разобщены они были и в первые 30 лет владычества франков в Иерусалиме. Христианские короли и графы укрепляли свое присутствие, строили замки, развивали инфраструктуру. Конфликты и тем более войны присутствовали, но они были локальными и незначительными: так, например, около 10 лет длилось противостояние между Иерусалимом и Дамаском. Но все-таки это противостояние никак не могло повлиять на безопасность христианских государств Святой земли. Все изменилось, после того как атабеком* Мосула стал Имад ад-Дин Зенги (в европейской историографии известный как Зенги). Первые 10 лет он потратил на укрепление своей власти, а потом постепенно и плодотворно начал подходить к задуманному плану — завоеванию территорий с целью объединения всех мусульманских земель для противодействия франкам. Сначала он разбивает в нескольких сражениях войска Дамаска, а в * Атабек, атабег (от тюрк. ата — отец и бек, бег — знатный, князь) — воспитатель наследников сельджукских султанов, становившийся регентом при воцарении своего воспитанника.


32

Король Людовик VII

1138 году наносит поражение христианам в битве у Тукуа. Видя возникшую опасность, власти Дамаска и Иерусалима прерывают вялотекущую войну и заключают союз против Мосула. Однако это не решает проблемы, к 1143 году Зенги захватывает больше половины Сирии, а к 23 декабря 1144 года в результате решительного штурма занимает практически все Эдесское графство и его столицу — город Эдессу. От дальнейшего продвижения на Иерусалим, Триполи и Антиохию христиан спасает смерть Зенги. Более того, граф Эдесский Жосселен II Куртене отбивает свою столицу. Но уже 15 сентября 1147 года эмир Алеппо и сын Зенги Нурад-Дин (в Европе звался Нуреддином) снова занимает Эдессу и разрушает ее до основания. Эти события очень беспокоят Святой престол. Папа Евгений III обратился к св. Бернару, и тот начинает свои знаменитые проповеди, в которых призывает к новому крестовому походу, впоследствии получившему название Второго крестового, французского короля Лю-

Великие ордена

довика VII, императора Священной Римской империи Конрада III и норманнского графа Апулии и Сицилии Рожера II. Однако поход начался сразу же не так, как хотелось бы его идейным вдохновителям, — руководителями были личности не того масштаба, да к тому же допустившие ряд серьезных просчетов. Как бы там ни было, с большими приключениями, а Конрад потеряв еще и большую часть войска, к лету 1148 года христианские монархи прибыли в пределы Святой земли, где и решили разработать план дальнейших действий. 24 июня 1148 года в Аккре произошло собрание, в котором участвовали Людовик VII, Конрад III, король Иерусалимский Балдуин III, князь Антиохский Раймунд I де Пуатье, граф Триполитанский Раймунд II, магистр ордена госпитальеров и магистр ордена Храма Робер де Краон, сильный и умный политик. Достоверно до сих пор не ясно, что происходило на этом собрании. Мы твердо уверены в одном — у каждого был свой план действий. Людовик был настроен на освобождение Эдессы, иерусалимский король предполагал захватить Аскалон; князь Антиохский считал, что решением многих проблем будет взятие Алеппо. К общему знаменателю государи не пришли, сильно рассорились и приняли совсем уж непонятное решение — идти брать Дамаск. Решение было вдвойне глупым и потому, что Дамаск являлся союзником христиан в борьбе с Нуреддином. План не удался, и 8 июля 1148 года христиане сняли осаду, настроив против себя властителей Дамаска. После этого военные действия не велись, Второй крестовый поход можно было считать законченным, и немецкий и французский короли пусть не сразу, но вернулись в Европу. Какое участие во всем этом принимали тамплиеры?


Орден тамплиеров

33

Некоторые особо дотошные историки поступают очень непоследовательно. Сначала они обвиняют магистра ордена в том, что именно под его воздействием был принят план осады Дамаска, а потом напрямую говорят о предательстве (в первый, но отнюдь не в последний раз) христианских интересов и якобы подкупе мусульманами именно тамплиеров. Позвольте в этом сильно усомниться. Нам кажется, никакого подкупа, и уж тем более одних только тамплиеров, не было, а было совсем иное. Была партия местных князей, которые видели свои стратегические выгоды и интересы, и были пришлые крестоносцы, которые ставили перед собой совершенно иные задачи. На военном совете возобладала позиция франко-немецких крестоносцев (уж позвольте нам так их называть), но в осаде местные князья действовали так, как им было нужно, а именно: не очень сильно старались досадить соседям, с которыми еще предстояло жить и уж точно совсем не были заинтересованы в оккупации Дамаска. Вот к этой «миролюбивой» партии и принадлежали тамплиеры. Так что обвинять

рыцарей в предательстве дела Христа не стоит. Более того, именно во время Второго крестового похода приходит к тамплиерам первая слава как опытных и искусных бойцов. В январе 1148 года, при переходе крестоносцев под управлением французского короля на Святую землю, в районе Кадмской горы возникла серьезная угроза поражения и уничтожения всего христианского войска. Только благодаря четким и слаженным действиям рыцарей Храма под руководства Эврара де Бара (будущего магистра), имеющим опыт сражения в Пиренейских горах, катастрофы удалось избежать. Героизм и профессионализм храмовников признали все — даже те, кто не питал к ним благоговения. Еще одним серьезным обвинением следует считать тесные взаимоотношения с сектой исмаилитов, более известной как асассины (ассасины, ассассины или хашашины — от слова «гашиш»). Трудно сказать, что является правдой, а что нет, но, скорее всего, близкие контакты действительно имели место. Хотя начиналось гипотетическое сотрудничество не то чтобы очень дружески. 1 — Португалия 2 — Леон 3 — Кастилия 4 — Наварра 5 — Арагон 6 — Киликийское армянское государство 7 — Государства крестоносцев 8 — Византийская империя

Второй крестовый поход


34

Великие ордена

Горная цитадель асассинов Аламут

В 1145 году в Антиохии был убит сын графа Триполитанского Раймунда II. Тот при содействии тамплиеров осадил крепость Аламут — опору Горнего старца — главы секты исмаилитов. Асассины откупились и, более того, договорились, что будут платить тамплиерам дань, что и делали в течение достаточно долгого времени. Мы далеки от мысли, что рыцари Храма были настолько морально чисты, чтобы отказаться от выплаты дани не денежными средствами, а, скажем, устранением какого-либо неугодного лица. При плодотворном сотрудничестве не все было безоблачно во взаимных отношениях. В 1173 году отряд тамплиеров под руководством Готье дю Мениля перебил посольство асассинов, несмотря на гарантии безопасности, данные королем Иерусалимским Амори I, что привело в гнев Горнего старца. Однако конфликт, судя по всему, был быстро погашен, так как последовавшая в 1174 году смерть Амори I, желающего распустить орден Храма, некоторыми исследователями трактуется однозначно как насильственная. Не от тифа, как гласит официальная историография, а от руки наемного убийцы-асассина.

Со времени окончания Второго крестового похода война с Нуреддином не прекращалась, и велась она с переменным успехом. Король Иерусалимский Балдуин III совершил в 1157 году набег на крепость Баниас и взял ее, но был разбит на обратном пути в районе брода Иакова и только чудом спасся. В плен попали Великий магистр Бертран де Бланшфор и еще 80 тамплиеров, в том числе и будущий магистр Одон де СентАман (единственный магистр, который впоследствии умрет в плену, отказавшись от того, чтобы его обменяли на одного из знатных мусульман, когда его во второй раз возьмут в плен). Они провели в темнице полтора года, пока не были выкуплены византийским императором. В июле 1164 года новый король Иерусалимский Амори I решил завоевать Египет, рассчитывая на относительно легкую победу. В ответ на это Нуреддин вторгся в пределы христианских земель, разбил в нескольких сражениях оставленные королем войска, захватил Харим, Бениас и взял в осаду Антиохию. Король был вынужден заключить скорый мир в Египте и возвра-


Орден тамплиеров

35

Руины замка Крак (Карак), владения Рене де Шатильона

титься в пределы своего королевства, где с трудом отразил нападение. Однако спустя некоторое время, пренебрегая мудрыми советами Бертрана де Бланшфора, он потерял политическое и силовое влияние в Египте — эта страна также стала противницей крестоносцев. Надо отметить, что первые шесть Великих магистров ордена (Гуго де Пайен, Робер де Краон, Эврар де Бар, Бернар де Трембле, Андре де Монбар, Бертран де Бланшфор) действовали разумно и грамотно, соблюдая интересы Иерусалимского государства, поддерживая баланс сил и всячески помогая королям в проведении внутренней и внешней политики. Однако после смерти последнего из перечисленных Великих магистров начались проблемы во взаимоотношениях с королем, а также с другим могущественным орденом — с иоаннитами. Амори I после убийства асассинских послов и отказа магистра Одона де СентОмана от выдачи преступников атаковал замок ордена в Сидоне и захватил виновных силой, после чего заключил их в тюрьму в Тире. Через полгода он пошел еще дальше и поставил вопрос о роспуске ордена, но ему помешала

смерть. С госпитальерами же трения были постоянно, сказывалась взаимная ревность, но до поры до времени серьезные противоречия удавалось сглаживать именно в связи с правильной политикой магистров обоих орденов. Но уже в 1177 году произошла первая и отнюдь не последняя военная стычка по поводу разделения сфер влияния в регионе. Все это очень пагубно влияло на мощь христианских государств, что в конце концов привело к падению Иерусалима. Сказались следующие факторы: во-первых, новым мусульманским лидером стал великий воин Салах-ад-Дин (или Саладин), последовательный, умный и сильный противник франков на Востоке; во-вторых, после смерти Амори I власть перешла к его сыну Балдуину IV, несчастному юноше, больному проказой. В 1177 году при непосредственном участии ордена он одержит блистательную победу при Рамле, где обратит в бегство самого Саладдина, однако состояние его здоровья не позволит ему управлять государством, а ставка, сделанная им на Ги де Лузиньяна как на преемника и будущего короля, была совершенно ошибочной. Ну и третьим,


36

одним из самых главных факторов станет, как считают, деятельность тамплиеров, а точнее, бывшего князя Антиохии Рене де Шатийона и Великого магистра Жерара де Ридфора. Первого, кстати, совершенно не понятно почему, многие историки считают тамплиером. Светский барон, имеющий жену и трех любовниц, бывший некогда князем Антиохийским и владельцем замка Крак в Трансиордании, фактически начал войну с Саладдином, захватив в одном из караванов его родную сестру и отказавшись выдать ее брату. Прегрешения же второго были существеннее. Он сделал все, чтобы после смерти Балдуина V (племянника Балдуина IV Прокаженного) власть получил Ги де Лузиньян, вплоть до того, что пытался физически воздействовать на магистра ордена иоаннитов. Это, в свою очередь, привело к гражданской войне с графом Триполитанским Раймундом III и существенно ослабило христиан. Коекак все противоречия удается сгладить. Но 1 мая 1187 года де Ридфор совершает новый необдуманный поступок. Во главе небольшого отряда ордена и еще десяти рыцарей-госпитальеров он ввязывается в бой с заметно превосходящими силами мусульман под командованием сына Саладдина Малека-ал-Афдала, который сначала заманивает рыцарский отряд в засаду, а потом полностью его уничтожает. В живых осталось только трое рыцарей, в том числе раненый де Ридфор. Сильные воины и руководители ордена, такие как маршал Жак де Милли, а также глава иоаннитов Роже де Мулен, чьи опыт, сила и смелость, несомненно, пригодились бы христианским королевствам, пусть со славой, но всетаки глупо гибнут на поле брани. Причем вина Жерара де Ридфора очевидна — именно по его приказу, игнорируя

Великие ордена

Король Иерусалимский Ги де Лузиньян

мнение магистра иоаннитов, рыцари начали наступление и преследование небольшого и слабого мусульманского отряда, что привело их в западню. После де Ридфор делает третью глупость — он открывает королю казну, переданную в сокровищницу тамплиеров Генрихом II для оплаты английского крестового похода. То есть мало того, что он нарушает все статусы и устав ордена, он передает еще и деньги, которыми распоряжаться просто не имеет права. Но и это еще не все. Силы Саладдина осадили Тивериаду — город, который защищала жена Раймунда III. Она попросила помощи. Однако даже ее муж Раймунд посчитал, что выступать в поход будет ошибкой, лучше потерять один город, чем поставить на грань краха все королевство. Но по неизвестной причине де Ридфор переубедил короля и заставил того выступить. Великий магистр ордена Храма обирает все силы ордена, в том числе и охрану Иерусалима, и во главе большого войска выступает в поход. Впереди войска под охраной особых отрядов тамплиеров и госпитальеров архиепископ Акры нес Истинный Крест (по преда-


Орден тамплиеров

37

нию, на нем был распят Иисус Христос). Гарнизоны тамплиеров остаются только в трех крепостях — Сафете, Тортозе и Газе. Общее число воинов франкского войска достигало 30 тысяч. У Саладдина же было, как минимум, 60 тысяч, он контролировал ситуацию и навязывал франкам свою волю в сражении. Громадное войско франков шло днем, без воды и фуража, под губительными лучами ближневосточного солнца, пока не наткнулось на передовые отряды султана у деревушки Хотин. 4 июля 1187 года началось сражение, которое поставило крест на владычестве христиан в Святой земле. Оно длилось весь день и закончилось полным и катастрофическим разгромом крестоносцев. Практически все рыцари и братья военно-духовных орденов были либо истреблены, либо попали в плен. Король Ги де Лузиньян, его брат Амори, другие сановники были захвачены в плен. Саладдин лично казнил Рене Шатионского, прямо на поле боя перебили всех пленных туркополов, а чуть позднее, 6 июня, он приказал убить всех попавших в плен рыцарей Храма и госпитальеров. Только одному рыцарю удалось избежать смерти — имя его Жерар де Ридфор. Мы считаем, что тут имело дело предательство, а де Ридфор сознательно и планомерно (не знаем точно, какие у него были мотивы) пытался уничтожить владычество христиан в Иерусалиме. Более того, Великий магистр в обмен на свободу приказал открыть ворота Газы, хотя эта крепость была хорошо укреплена и имела полный штат защитников. Скептики могут возразить, что в 1189 году Саладдин все-таки казнил попавшего в плен де Ридфора, чего не случилось бы, будь тот предателем. Но нам кажется, его казнили не потому, что тот в очередной раз попал в неволю, а за конкретное и серьезное по меркам того

времени преступление — за клятвопреступление. Саладдин наверняка заставил поклясться честью де Ридфора, что тот больше не будет сражаться с мусульманами. Де Ридфор клятву нарушил, и посему — расправа скорая. Но это произойдет только два года спустя. А летом 1187 года мусульманское воинство берет Тивериаду, Яффу, Мирабель, Сарепту, Сидон, Бейрут, Ботрон. Акра и Аскалон открывают ворота по приказу своих сеньоров. 2 октября 1187 года султан торжественно въезжает в Иерусалим. Иерусалимское государство фактически уничтожено — все покорены и завоеваны, за исключением нескольких городов и крепостей, среди которых выделяется Тир под руководством храбрейшего Конрада Монферратского. Первый и наиболее славный период деятельности ордена закончился. II. Акрский период деятельности ордена (1187–1291)

Весть о падении Иерусалима всколыхнула Европу. Папа Урбан, по легенде, умер от огорчения на месте, получив известие об этом событии. Новый Папа Климент III объявил Божий мир до того времени, пока не будет освобожден Святой град. Государи всей Европы принимали крест и готовились к походу. Пока шел сбор денег и воинов, на развалинах бывшего Иерусалимского королевства бились остатки христианских войск. Тамплиеры и иоанниты сражались как львы. Местных орденских рыцарей практически не осталось, но прибыло большое подкрепление из Европы. Новым братьям было стыдно и больно за потерю Иерусалима и Тампля. Они готовы были сделать все, чтобы вернуть их обратно. Король Иерусалимский в изгна-


38

нии Ги де Лузиньян и Конрад де Монферрат стали идейными вдохновителями сопротивления. Было решено для начала взять важную базу — крепость Акру. Под Акру направлялись новые войска крестоносцев. Там решалась судьба новой войны. Для того чтобы деблокировать город, подошли войска Саладдина, и 4 октября 1189 года разыгралось важное сражение. Сначала христианские войска теснили войска султана по всем фронтам, но потом часть их отвлеклась на разграбление лагеря, что позволило Саладдину подтянуть резервы и разбить крестоносцев. Среди всеобщей паники только два ордена стояли намертво. Истребив множество врагов, ценной собственной жизни они позволили избежать полного разгрома христианских войск. Саладдин не смог уничтожить франков, а те не смогли взять Акру. Временно установился паритет. До 1191 года, пока не прибыли основные силы Третьего крестового похода, предпринять новую попытку взятия Акры христиане не могли — не хватало сил. Летом 1191 года французский король Филипп II Август и английский король Ричард I Львиное Сердце пытались выступить совместно. Последний месяцем ранее взял приступом остров Кипр, который продал ордену тамплиеров за 100 000 базантов. На этом древнем острове орден разместил свой Тампль — временную резиденцию. 12 июля 1191 года Акра была взята и христианские воины с помпой въехали в город. К сожалению для крестоносцев, Ричард и Филипп Август окончательно рассорились. Скорее всего, это связано со скверным характером английского короля, который был прекрасным воином, но абсолютно никчемным дипломатом и очень невыдержанным человеком. Французский король в гневе вернулся на родину, оставив,

Великие ордена

Ричард I во время Айядиехской резни Гравюра Г. Доре.

правда, очень большое войско под руководством герцога Бургундского. Однако осторожности и опыта королю французов не хватало, да и сами его рыцари были не в восторге от командования Ричарда Львиное Сердце. Тот еще успел поссориться и с немцами, растоптав их флаг, который они установили на взятой ими башне города. Эрцгерцог Австрийский Леопольд не забыл этого унижения и сполна отомстил англичанину позднее. И все же каким бы плохим политиком ни был Ричард, воином он был отменным, и войска верили ему. На марше госпитальеры всегда шли в арьергарде, а тамплиеры в авангарде и сражались лучше всех. Были взяты Хайфа, Карфарнфон, Ле Мерль, Цезарея, Маен, Казаль де Плейн, Рамла, Лидды, Торон де Шевалье, Бейт Наблус и Аскелон. Но штурмовать Иерусалим Ричард так и не решился. Рыцари Храма вели себя в этих


Орден тамплиеров

39

походах изумительно храбро и мудро. Они были, наряду с госпитальерами и тевтонцами, истинным примером для всего крестоносного войска. Однако и тут их, и именно их, обвинили в двух смертных грехах. Сперва посчитали, что они были инициаторами и непосредственными участниками омерзительной бойни, получившей название Айядиехской резни. 20 августа 1191 года Ричард I приказал перебить 2700 пленных мусульман, взятых в плен при осаде Акры, поскольку у них не нашлось денег для выкупа. В отместку Саладдин казнил христианских пленников. Нет никаких сведений не только о совершении тамплиерами этого отвратительного действа, но даже и о какомлибо участии их в этом. Резня целиком и полностью на совести Ричарда I. Второе, чем попрекают тамплиеров, — то, что они отговорили короля идти на Иерусалим, посоветовав сначала укрепить Аскалон. Это тоже достаточно спорное и глупое обвинение. Во-первых, военный совет, на котором решался этот важный вопрос, состоял не только из представителей тамплиеров, но и госпитальеров и светских рыцарей. А вовторых, оба магистра и светские феодалы, видимо, реально оценивали свои силы. Было желание создать базу и закрепиться в Святой земле снова, а не геройски умереть в бою, окруженными многочисленными противниками. В начале сентября 1192 года Ричард I заключил мирный договор с Саладдином и вынужден был отправиться на родину. Поставленной цели он не добился, но все-таки помог христианским войскам закрепиться на Иерусалимском побережье. Другого столь же активного и авторитетного руководителя в Святой земле больше не было. Конрад Монферратский, который мог бы претен-

довать на эту непростую роль и даже хотел короноваться как король Иерусалима, был убит асассином в Тире еще 28 апреля. Казалось, мусульмане сейчас соберутся с силами и сметут франков, но в 1193 году внезапно умирает великий султан Салах ад-Дин, оставивший после себя 18 сыновей, которые сразу же начали делить власть. На долгое время наступает затишье, давшее столь необходимую передышку всем. В этом же году орден тамплиеров провернул странную операцию. После взятия Акры Тампль и штаб-квартира Востока были перенесены с Кипра в эту крепость. А сам остров был продан семейству Лузиньянов. Причем денег у последних не было, и остров фактически был им подарен. Взамен тамплиеры оставили за собой право владения замками. Мир и относительное спокойствие, как это ни удивительно, не пошли на пользу тамплиерам. Они постоянно вносили раздоры в и так не очень крепкую христианскую диаспору. В 1198 году началась война с госпитальерами из-за владения Вилания, которая продлилась три года, принесла большие жертвы с обеих сторон и с трудом была прервана Папой Иннокентием III. Вообще за всю историю ордена и Церкви не один из понтификов не проявлял столь явной благосклонности к ордену, как Папа Иннокентий. Я вообще считаю, что только благодаря поддержке Папы орден смог выстоять и не развалился в этот период времени — благо поводов было предостаточно. Кое-как уладив дела с госпитальерами относительно владения Вилания, тамплиеры снова вступили с ними в вооруженные стычки. Так как большинство замков в Иерусалимском королевстве было ими утеряно, важную роль стали играть основанные ими замки в


40

Великие ордена

Pазвалины замка Рош Гийом

Армении, коих было ровно пять — Дарбезак, Бонель, Баграс на Оронте, Рош Руссель, Рош Гийом. Первые три замка захватил правитель Армении Левон II (Лев II), который не считал нужным возвратить их тамплиерам. Переговоры ничего не дали, и тамплиеры начали войну, которая продлилась до 1213 года и окончилась победой рыцарей ордена Храма. Король Армении отдал все захваченные им тамплиерские замки. За время войны с Армянским королевством госпитальеры не раз и не два становились союзниками армян и соответственно соперниками тамплиеров. Все вышеперечисленные события сильно охладили и так далеко не теплые отношения между двумя основными католическими орденами. Непосредственного участия в печально известном и попросту позорном Четвертом крестовом походе (1202–1204) орден Храма Соломонова не принимал. Помогали деньгами, логистикой, собиранием пилигримов — но в военных действиях, к своей чести, орден не участвовал. Так же, кстати, не участвовали и члены других военно-духовных орденов. И госпитальеры, и тевтонцы, и тамплиеры считали крестовыми похо-

дами только экспедиции против неверных, а не против своих братьев во Христе, пускай имеющих несколько иные представления о развитии Церкви. Так что взятие христианского Константинополя и полное его разграбление не лежит позорным пятном на истории ордена. Тамплиеры получили несколько замков на территории бывшей Византийской империи в качестве платы за долги поиздержавшихся в походе светских разбойников. Зато очень активное участие они приняли в главных сражениях Реконкисты при Лас Навас де Толоса (в 1212 году), взятии Альказара (в 1217 году) и Пятом крестовом походе, а магистр ордена Гийом Шартрский умер под стенами Дамьетты, египетской крепости. Завоевание Египта стало главной задачей нового Крестового похода. Египет был основным соперником христианских государств, прежде всего экономическим, перебивал цену и вел усиленную морскую торговлю. Так что в новом Крестовом походе совпали два момента — экономический и духовный, так как Каир стал центром мусульманской империи Эйюбидов (рода Саладдина). Тем более что с другими княжествами и владения-


Орден тамплиеров

ми мусульман на Востоке христиане научились ладить и взаимовыгодно торговать, а Дамаск вообще стал союзником. Так что обладание Египтом, ключом к чему стала мощнейшая крепость Дамиетта, могло открыть новую страницу в истории христианского Востока. Крестоносцы грамотно и профессионально повели осаду и уже к лету 1220 года заставили султана Египта и Сирии Аль-Камила просить перемирия. Он предлагал в обмен на снятие осады и неприкосновенность границ Египта восстановить Иерусалимское королевство в границах 1187 года, то есть до потери Святого града и Хоттинской катастрофы. За собой султан оставлял лишь замки Крак и Монреаль. Но столь заманчивое предложение не было, к сожалению, принято. Крестоносцы разделились на два лагеря. Первые во главе с иерусалимским королем Иоанном де Бриеном, госпитальерами, тамплиерами и местными баронами выступали за снятие осады и принятие предложения султана. Другие, такие как папский легат Пелагий, формально возглавляющий Крестовый поход, были за войну до победного конца. Победили последние, и Иоанн де Бриен в гневе покинул лагерь христиан. Тамплиеры, хоть и не согласны были с Пелагием, продолжали и дальше четко и беспрекословно нести свою службу. Дамиетта пала 5 октября 1219 года, но никаких особых дивидендов крестоносцам это не принесло. Слишком много времени было потеряно и слишком медленно все происходило впоследствии. Сначала христиане ждали подкреплений со стороны войск немецкого императора Фридриха, потом выжидали хорошей погоды для похода на Каир. Все это позволило султану собрать новые войска и фактически вынудить крестоносцев подписать мирный договор и уйти из

41

Взятие Дамиетты. Французская монография XV в.

Египта 20 августа 1221 года. Поход, так славно начавшийся, закончился ничем. Прибытие долгожданного императора Священной Римской империи, короля Германии и Сицилийского короля Фридриха II внесло большую сумятицу, и до сих пор историки всего мира спорят, что это было — благо или зло. С одной стороны, он без единого сражения занял Иерусалим, то есть сделал то, что не удавалась ни одному из его предшественников с 1187 года, а с другой стороны, его коронация, противостояние Папе и неоднозначные договоренности с султаном внесли раздор в ряды христиан. Помощи от Европы больше ждать не приходилось — там разгоралась борьба между гвельфами и гиббелинами, а фактически между императором и Папой за власть над Европой, поэтому приходилось рассчитывать на свои силы. В Святой земле настали смутные времена. И причем вовсе не мусульмане были тому причиной, сами христиане выбирали свой путь. Одна партия, к которой принадлежали госпитальеры и тевтонцы, придерживалась мнения, что естественным союзником и помощником в деятельности христианских государств мог


42

Великие ордена

Эмир Бейбарс. Картина неизвестного автора

выступать султан Египта. Другие, к которым примкнули и тамплиеры, выступали за упрочение связей с Дамаском. Холодная война между орденами переросла в горячую, вспомнилось все — и спор за владение Вилания, и война с армянами, и имущественные споры. Кровь полилась рекой. С тех пор и до самого конца война между госпитальерами и тамплиерами не прекращалась никогда — были только периоды краткого затишья, но ненависть захлестывала рыцарей. Как всегда случается в драке, пока двое дрались, пострадали третьи — тевтонцы. Их было мало, и тамплиеры отчасти перебили, отчасти выдавили их из Акры. У немцев остался в Святой земле только один опорный пункт — замок Монфор. Общую же победу праздновали тамплиеры, их магистр Арман Перигорский стал фактически руководителем Иерусалима. Видимо, этот успех вскружил ему голову, и он начал очень агрессивную политику по отношению к Египту. Преемник султана аль Камила Эйюб призвал на помощь вытесненное из Средней Азии монголами хорезмийское войско, которое без всяких помех и со-

противления прошло по Святой земле и взяло Иерусалим. Христиане покидали город, чтобы больше никогда не вернуться в него. Общий враг на время заставил прекратить все распри и объединить свои силы. В одном строю стояли иоанниты, тамплиеры, тевтонцы, войска Дамаска и Хомса. 17 октября 1244 года под Газой произошло решительное сражение между силами орденов, подкрепленных союзниками, и египетско-хорезмийским войском под командованием эмира Бейбарса. Христиане потерпели сокрушительное поражение. Катастрофа была сродни Хаттинской и практически ставила крест на возрождение христианских государств на Востоке. Сам магистр Арман Пригорский с 200 тамплиерами и 300 иоаннитами пал на поле боя. Главу ордена иоаннитов взяли в плен. В живых остались только 36 тамплиеров, три тевтонца и 26 братьев св. Иоанна. Остатки войск отошли в Акру. У христиан в руках остались Яффа, Цезарея, Сидон, Тир и несколько замков. На некоторое время духовно-военные ордена на Ближнем Востоке прекратили свое существование.


Орден тамплиеров

В дальнейшем ни походы Людовика IX Святого, ни помощь со стороны Папы, ни раскол в мусульманском лагере не могли возродить надежду на восстановление Иерусалимского королевства. Да ее, видимо, никто и не питал — все были заняты войнами и междоусобицами. Все духовно-военные ордена, и тамплиеры в первых рядах, активно участвовали, например, в так называемой войне Святого Саввы, противостоянии венецианцев с одной стороны, и пизанцев с генуэзцами — с другой за монастырь в Акре, находящийся на границе венецианского и генуэзского кварталов. Надежда промелькнула только в 1265 году, когда монгольский хан Хулагу, внук Чингисхана, двинулся на мусульманские государства Ближнего Востока. Побеждая их одно за другим, он предложил союз акрским христианам, но те отказались, более того — убили послов, что по монгольской Яссе является одним из тягчайших преступлений. Вполне понятно, что впоследствии это злодеяние приписали тамплиерам, как будто иных виновников и быть не могло. Ни о каком союзе с монголами речь больше не шла — христиане оставались один на один со своими мусульманскими противниками. Бейбарс, ставший к этому времени султаном, не мог не воспользоваться таким положением. 27 февраля 1265 года он взял Цезарею, 26 апреля — Арсуф, потом Кесарию. В 1266 году захватил крепость Сафет, а в 1268 году пали Яффа и Антиохия. Антиохийское княжество, возникшее в 1099 году, перестало существовать. Территория, контролируемая христианами, сжалась до минимума. Христиане контролировали Акру, Триполи, Берофу и Тортозу, а также несколько замков: Атлит и Сайтой, принадлежавшие тамплиерам, Маргат — госпиталье-

43

Взятие Акры сарацинами

рам и Монфор — тевтонским рыцарям. Смерть султана Бейбарса никаким образом не сказалась на перспективах христиан. Новый султан Калаун со своим будущим преемником аль-Ашраф Халилем в 1291 году взяли Триполи, а потом вплотную подошли к Акре. Осада последнего оплота христиан началась 5 апреля 1291 года и продлилась до 18 мая. Рыцари всех орденов сражались мужественно. Тамплиеры же вообще остались в своем Тампле, прикрывая отход галер с последними жителями Акры. Их укрепление держалось еще 10 дней с момента входа сарацин в город. Великий магистр Гийом де Боже был смертельно ранен и умер в Тампле. Последние защитники во главе с маршалом Пьером де Севри приняли мученическую смерть, когда под башню подвели подкоп и обрушили ее. Оставшиеся замки тамплиеры или покинули, или сдали сарацинам. С падением Акры кончилась история христианских государств на Ближнем Востоке. Окинув беглым взглядом первые два этапа деятельности ордена, не перестаешь удивляться тому, что вектор политики менялся несколько раз, и очень


44

Великие ордена

резко. Орден или же покрывал себя славой и успехом, или позором и несчастьями. Деятельность его была, как говорится, без полутонов — или черная, или белая, что целиком и полностью зависело от его магистров. При магистрах Роберте де Сабле, Роберте де Сент-Краоне и Гиойме де Шартре, не говоря уже о первых шести магистрах, орден был в зените славы, а, например, при Жераре де Ридфоре опускался дальше некуда. Непродуманная политика многих великих магистров отчасти и стала причиной ненависти к ордену и в конце концов привела к его роспуску.

если не откровенно враждебно, то уж точно косо. И тамплиеры и госпитальеры воспринимались как рыцари, которые существовали ради Святой земли и защиты Гроба Господня. Без этого деятельность ордена теряла всякий смысл. Если к госпитальерам отношение в целом все еще оставалось очень хорошим, все-таки госпитали и лечебницы по всей Европе хорошо «пиарили» этот орден, то храмовников откровенно не любили. Именно в те годы появились народные поговорки типа «пьешь, как храмовник» или «ругаешься, как тамплиер». Скорее всего, и это понимал даже Папа, наличие двух орденов в Европе было нецелесообразно. Рано или поздно один должен быть уйти с исторической сцены. Отнюдь не случайно в этот период появляется работа некоего юриста из Нормандии Пьера Дюбуа «О возвращении утраченной Святой земли». В этом трактате излагается позиция, в которой для отвоевания Леванта и окрестностей следует объединить все ордена, продать их активы и имущество и на эти деньги организовать силами объединенного суперордена новый поход на Иерусалим, создав там папское государство. При всей абсурдности и невозможности подобного развития событий Дюбуа открыто выражал точку зрения определенных слоев общества, в том числе и клерикальных. В 1306 году новый Папа Климент V созывает обоих Великих магистров орденов тамплиеров и госпитальеров Жака де Моле и Фулька де Вилларе с целью проведения консультаций об объединении двух великих орденов. Заявленная цель весьма сомнительна — даже примасу Италии (епископ Рима, викарий Христа, преемник князя апостолов, верховный первосвященник Вселенской Церкви, Великий понтифик [Патриарх Запада], архи-

III. Разгром (1291–1312)

После акрской катастрофы тамплиеры, так же как и представители других военно-духовных орденов, были вынуждены бежать на Кипр, благо им принадлежало тут немало замков и иных объектов недвижимости. Сюда же из Акры была перенесена штаб-квартира, а также казна. Силы ордена были существенно подорваны, численный состав заметно сократился, а казна оскудела. Тамплиеры всегда воспринимали Европу как экономическую житницу, а центром и, если можно так выразиться, смыслом их деятельности являлась Святая земля. Видимо, существенное замешательство и вышеуказанные кадровые трудности не способствовали избранию нового магистра. Это событие произошло только в 1293 году. Капитул выбирал из Жака де Моле и Жофруа де Шарне, и победа досталась первому. Как показала практика, выбор был не из лучших. Новый магистр рьяно взялся за дело, он пытался организовать новый Крестовый поход, не понимая того, что это не только невозможно, но и по большому счету никому не нужно. На орден смотрели


Орден тамплиеров

епископ и митрополит Римской провинции, суверен государства-города Ватикан, раб рабов Божьих — официальные титулы Римского Папы) незачем было создавать подобную структуру. Такой орден или же быстро развалится под гнетом внутренней борьбы за власть и влияние между разными группами рыцарей, или же сможет подавить все выступления, окрепнет и, используя мощнейшую экономическую базу, выдвинет на политическое поле такого лидера, который будет претендовать на главенство, как минимум, в Европе, не считаясь с мнением государей и даже самого Папы. Поэтому цель подобных консультаций нам видится в ином — викарий Христа решил, что один из орденов должен кануть в небытие, но еще не знал, какой из них, выбирал, сомневался. Климент V вообще был человеком нерешительным, даже робким, что доказал в дальнейшем при проведении процесса над рыцарями Храма. Но Великий магистр госпитальеров уклонился от встречи, обосновывая это сильной занятостью при подготовке захвата острова Родос. Жак де Моле прибыл и в категорической и даже несколько надменной форме дал Великому понтифику полный отказ в объединении орденов, а формально показал свою некомпетентность и недальновидность в политических вопросах. Дилеммы, какой орден должен остаться, а какой уйти, больше для Папы не существовало. Ну, на самом деле, разве трудно было выбрать? Вот орден, который не особо запятнал себя в скандалах и склоках, занимающийся помимо военной деятельности и сугубо практической — медицинской, старавшийся найти себя и новые цели в стремительно меняющемся мире и для этого готовящийся к созданию базы на Средиземноморье. И при всем этом лояльный

45

Папа Римский Климент V, в миру французский дворянин Бертран де Го

папскому престолу. А вот орден без определенных целей, живущий фантазиями, за счет былых заслуг и условий наибольшего благоприятствования, оторванный от исторических реалий духовно-военный институт, с руководителя которого даже полный разгром не согнал спесь и высокомерие. Как нам кажется, ответ очевиден. Мы не станем настаивать на том, что еще в 1306 году Папа Климент продумал план уничтожения ордена тамплиеров, который и осуществил в сговоре с французским королем Филиппом IV, но то, что ему стало ясно, какие силы следует поддерживать, а какие нет, нам кажется явным. Во всяком случае, без его пусть и молчаливого согласия никто не стал бы преследовать тамплиеров, ведь их орден занимал особое положение, имел свой статус и был неподсуден никому, кроме папского престола. В июне 1307 года де Моле приезжает в парижский Тампль и начинает новую агитационную кампанию за Крестовый поход. То, что происходило следующие полгода, является большой тайной. Что-то, несомненно, произошло между королем Франции и магистром


46

ордена тамплиеров. Фактически орден был ликвидирован при самом активном участии монарха. Но в этом нет просто жажды наживы и желания таким способом решить свои финансовые дела. Тут что-то иное, тут братья ордена выступают как враги, личные враги, которых надо уничтожить без остатка и без жалости. Король начинает действовать. Он был умным и сильным политиком, не зря в народе его прозвали «железным королем». Поэтому он готовится, проводит переговоры и консультации, в том числе и с епископом Римским. В ходе этих переговоров он понимает, что поддерживать орден никто не будет и можно начинать активные действия. Еще 12 октября Великий магистр ордена по просьбе французского короля участвовал в похоронах супруги Карла де Валуа (брата короля), где, по словам современников, трогательно держал шнурок траурного балдахина над телом умершей. Но уже ранним утром в пятницу 13 октября 1307 года (кстати, не отсюда ли пошло поверье о «пятнице 13»?) прошли аресты как верхушки ордена, так и рядовых рыцарей. Жака де Моле взяли прямо из постели, еще не пришедшего в себя после беспокойного сна. Операция, надо сказать, была проведена отлично — никакой утечки информации не произошло, никто в ордене даже не подозревал о готовящейся облаве. В тот же день сам король Филипп IV лично занял французский Тампль. По словам его приближенных, закрома Тампля были пусты — рыцари каким-то образом успели вывезти все орденские сокровища. Тут же нашлись свидетели, которые «собственными глазами видели, что за пару часов до облавы много подвод в сопровождении сильного отряда рыцарей Храма направились в сторону

Великие ордена

Последний Великий магистр ордена Жак де Моле

Ла-Рошели». Вот так и рождаются легенды о якобы спрятанном тайном богатстве храмовников, будоражащие умы современных искателей приключений. У нас есть на это своя точка зрения. Во-первых, как нам кажется, король несколько лукавил, говоря, что в парижском Тампле ничего не было. Было конечно, пусть и не так много. Эти деньги и золото были прикарманены королем, а в народ был пущен слух о том, что, мол, ничего нет — все спрятали. А потом, в Тампле не могло храниться много ценностей — казна-то была на Кипре, а не в Париже, и король не мог этого не знать. Плюс ко всему орден был эффективным кредитным учреждением — операции осуществлялись очень активно, и мы вообще не уверены, что рыцари просто держали большие кучи золота, которые лежали «мертвым грузом» и возбуждали алчность венценосных особ. Могущество и материальный достаток общества складывались из большого количества командорств, ростовщических операций и всевозможных связей, а не из баналь-


Орден тамплиеров

47

ного количества золотых кружочков. Повторимся, король всего этого не мог не знать. Поэтому несколько по-другому смотрится его приход в Тампль. Да, деньги были важны, но важнее какие-то документы, бумаги, которые король не мог доверить никому, даже своему любимцу Ногаре, поэтому присутствовал при обыске Тампля лично. А дальше началось расследование прегрешений ордена, основную роль в котором сыграли Гийом де Ногаре, доверенное лицо короля, канцлер и хранитель печати, Рено де Руа, королевский казначей, Гийом де Плезиан и Филипп де Мариньи. Через три дня, 16 октября, король Филипп IV Красивый отправил европейским монархам письма с объяснениями своей позиции и просьбой поддержать его. Братьям ордена инкриминировались следующие преступления: 1) при вступлении в орден надо было дважды отречься от Христа и плюнуть на распятие (то есть отречение от христианской веры); 2) троекратные поцелуи в уста, пупок и зад при принятии в орден (латентная содомия); 3) символ целомудрия, тонкий шнур, который носили все братья, освящался на статуе некоего идола (то есть идолопоклонничество); 4) при богослужении священники не освящали Святые дары (нарушение устава церкви). Инкриминируемые преступления смехотворны с точки зрения нынешнего Уголовного кодекса, но действенны с точки зрения существующей на тот период христианской морали. Времени у обвинителей было мало, и они обязаны были действовать очень быстро в связи с тем, что производить подобные вещи они просто не имели права — орден был под покровительством и защитой Папы,

точнее сказать, самого института папства, а подставлять Понтифика им совсем не хотелось. Сам Климент V узнал о событиях во Франции достаточно поздно — не раньше 20 октября, и мы не думаем, что очень этому удивился. Однако, видимо, и он не ожидал, что это произойдет так быстро, и начал несколько колебаться. С одной стороны, его вряд ли устраивали столь беспардонные и необоснованные обвинения относительно храмовников, а с другой — слишком многим он был обязан французскому королю, чтобы обвинить последнего во лжи. Папа колебался четыре дня, после чего произошел непонятный инцидент. Великий магистр Жак де Моле сделал письменное признание относительно выдвинутых обвинений. Он признал факт отречения от Христа и плевков на распятия. Кроме того, по поводу остальных двух пунктов обвинения он высказался также неопределенно и туманно: «Что касается меня, то я давал плащ малому числу вступающих; но в этом случае я приказывал некоторым братьям отдельно руководить ими и поступать с ними так, как должно, и посредством этого я хотел показать, что мне [положено] и предписано делать». Зачем он фактически признал вину ордена? Почему, отчего? Это неясно до сих пор. Наперсники французского короля 10 дней по всей Франции пытали рядовых братьев-служителей, капелланов и даже рыцарей, только в Париже от пыток, по сведениям хронистов ордена, погибло 32 тамплиера, однако нужного материала, подтверждающего обвинения, было катастрофически мало. А к верхушке ордена, во всяком случае к ее магистру, пытки не применялись совершенно однозначно. Давление, конечно, оказывалось, но не более того. Де Моле по собственной инициативе


48

написал это признание, а потом повторил его еще раз прилюдно — при стечении парижских каноников. Признание магистра, а также взятие на себя вины за гомосексуальные ритуалы командора Нормандии Жоффруа де Шарне и раскаяние в идолопоклонничестве генерального смотрителя Гуго де Перо сыграли свою важную роль. После этих признаний оставшиеся сомнения Папы практически рассеялись. 27 октября он признает право открытия следствия инквизиторами во всех странах, где есть командории тамплиеров, а 22 ноября издает буллу Pastoralis praeeminentiem, в которой официально объявлялось о начале следствия по обвинению ордена в целом. Имущество ордена арестовывалось и отдавалось на хранение властям. Понятно, что мало кто мог противиться искушению и не попытаться присвоить это имущество себе, огульно обвинив орден Храма во всех грехах. Папа послал двух кардиналов — Этьена де Сюизи и Беранже Фредоля, французских дворян, известных своей «прокоролевской» позицией, для того чтобы те допросили верхушку ордена. При встрече с кардиналами де Моле и де Шарне категорически отказались от своих первоначальных показаний. Это спутало карты французскому королю и Папе (он снова стал сомневаться в правильности и своевременности таких преследований), но вдохновило братьев ордена. Давшие ранее показания против себя и ордена начали один за другим отказываться от них. Всего отказалось от своих показаний более 150 человек. Папа распорядился приостановить процесс на некоторое время. Казалось, в деле наступил перелом. Однако это было ложное представление. В июле 1308 года Климент и Филипп Красивый встречаются в Пуатье, и в результате встречи король

Великие ордена

«Злой гений» тамплиеров король Франции Филипп IV Красивый

убеждает Папу продолжить процесс, доказывая очевидную виновность ордена. Папа не сопротивляется, тем более, получив сведения, что верхушка храмовников вновь возвратилась к своим первоначальным показаниям, а значит, его совесть чиста. Примас, правда, дает шанс тамплиерам для публичного оправдания, разрешая и даже настаивая на том, чтобы защитники ордена были выбраны из состава братьев, и назначает созыв в 1310 году Собора в Вьене, который публично должен был осудить или оправдать тамплиеров. Все тщательно и кропотливо готовятся к Собору. Более 600 братьев выразило готовность защищать тамплиеров до конца. Было выбрано два защитника — блистательные юристы и ораторы братья Пьер де Болонья и Рено де Провен. Храмовники был готовы к своему последнему бою. Однако тут король нанес ответный удар. Сначала бесследно пропал Пьер де Болонья. Потом пожизненно был осужден и надежно упрятан за решетку


Орден тамплиеров

Рено де Провен. Позднее на первый план выступил архиепископ Сансский Филипп де Мариньи, родной брат фаворита короля Ангеррана де Мариньи. Он осудил 54 тамплиера как «людей, упорствующих в ереси». Основанием послужило то, что они сначала дали показания, порочащие орден, а потом отказались от этих показаний и упорствовали в своих заблуждениях. 12 мая 1310 года близ крепости Сен-Антуан на костер отправили 54 тамплиера. Спустя два дня еще девятерых, в том числе и бывшего духовника короля Жака де Таверни, сожгли в Париже по обвинениям архиепископа Рейнского. Это был не просто разгром — это была акция устрашения, чтобы все знали, что будет с теми, кто не примет официальную версию. Сам Вьенский собор перенесли на год — на лето 1311 года, для того чтобы исключить возможность защиты. Одновременно велось расследование во всех остальных частях Европы, но не очень активно — доказательств вины тамплиеров было маловато. Можно сказать, что все ждали решения Вьенского собора. Он начался в октябре 1311 года и продлился до весны 1312-го. Инквизиторам при поддержке сановников французского короля удалось выдвинуть обвинение, состоявшее более чем из 150 пунктов, в числе которых были и уже вышеперечисленные, а также постыдные действия, предательство на Святой земле, тайные соглашения с мусульманами, контакты с нечистой силой, колдовство. Особо пикантными выглядели обвинения в связях с идолом Бафометом, поскольку во время следствия обвинители не смогли четко идентифицировать этого демона — то он представлялся с туловищем змеи, то свиньи, то козла, то просто бородатого мужчины с козлиными рогами. В общем, несмотря

49

Тамплиерский идол Бафомет

на все старания и подготовку к процессу, слишком много было «белых пятен» в деле, вина ордена была отнюдь не очевидна. К сожалению, по утверждению Ватикана, практически все бумаги по процессу были утеряны во время Французской революции, и говорить о всех спорах нельзя, так как не на что опереться, но тем не менее споры были, и существенные. Однако тут Папа взял инициативу на себя. Он ликвидирует орден своей буллой Vox in excelso от 22 марта 1312 года. Хотя ликвидация связана не с доказанной виной членов ордена, а с тем, что орден, по словам Климента, «запятнал себя неблаговидными делами, стал отвратительным и никто не пожелает теперь вступать в него». Итак, орден следовало распустить. Смирившихся и тех, кто ни в чем не сознался, должны были поместить либо в старые командорства ордена Храма, либо в другие монастыри. Еретиков предполагалось наказать по каноническим законам, беглецов — перечислить,


50

дабы они предстали перед судом. Имущество ордена переходило госпитальерам, за исключением Иберийского полуострова, так как тут тамплиеры были полностью оправданы и для разрешения возникших коллизий требовалось дополнительное решение Папы. Госпитальеры, к своей чести, не запятнали своего доброго имени и не участвовали в травле тамплиеров. То, что имущество было передано им, следует из того, что это был второй великий орден, да к тому же он пользовался расположением Ангеррана де Мариньи и Карла де Валуа, которые оказали серьезное давление на Папу, видимо, ожидая больших взяток со стороны магистра иоаннитов. Оставался еще один важный и нерешенный вопрос: что делать с верхушкой ордена? Папа Климент оставил за собой право судить магистра, генерального смотрителя, командоров Нормандии, Аквитании и Кипра и камергера магистра Оливье де Ла Пена. 18 марта 1314 года архиепископ Сансский и трое кардиналов-заседателей вынесли свой приговор Жаку де Моле, Жофруа де Шарне, Гуго де Перо и Жофруа де Гонвилю на эшафоте, воздвигнутом напротив собора Парижской Богоматери. Они все, как раскаявшиеся еретики, приговаривались к вечному заточению. Первые двое повернулись к толпе и объявили, что все возведенные против ордена обвинения являются ложью. Они успели крикнуть, что орден невиновен, а его устав свят и справедлив. Им быстро закрыли рот и как нераскаявшихся еретиков послали на костер. Этим действием Жак де Моле и Жофруа де Шарне хотя бы отчасти снимают с себя ответственность за все то, что произошло с их орденом. Если бы они проявили такую поразительную

Великие ордена

Сожжение тамплиеров на Камышовом острове

храбрость раньше, если бы они не давали показаний против себя и против своей духовной организации, все могло обернуться по-другому. Однако хотя бы за это последнее проявление смелости они достойны уважения. А Гуго де Перо и Жофруа де Гонвиль промолчали и сгинули навсегда в темницах. Последнего Великого магистра и командора Аквитании сожгли в тот же вечер на Камышовом острове посреди Сены напротив Нового моста. По легенде, перед смертью де Моле призвал на Божий суд короля Франции, Папу Римского, Гийома де Ногаре, Ангеррана Мариньи, а королевский род проклял. Действительно, в течение года все они отправились в мир иной, а потомки Филиппа Красивого получили в народе прозвание «проклятые короли». Однако у нас есть большие сомнения в том, что проклятие было произнесено, тем более что в официальных хрониках ничего не говорится об этом, а последними словами де Моле были: «Наши тела принадлежат королю, но души — Богу!» С этого времени официальная история ордена считается законченной, начинается неофициальная и иногда че-


Орден тамплиеров

ресчур фантастическая, с которой вы можете ознакомиться в целом ряде талантливых и не очень литературных произведений. Что же касается возобновления деятельности ордена, то нам хочется привести слова Папы Климента: «Впредь под страхом отлучения название ордена тамплиеров не будет больше упоминаться, никто больше не станет в его ряды, никто больше не станет носить его одежду». СПИСОК ВЕЛИКИХ МАГИСТРОВ ОРДЕНА ТАМПЛИЕРОВ Гуго де Пайен . . . . . . (Gugo de Payens) Робер де Краон . . . . . Эврар де Бар . . . . . . . Бернар де Тремеле . . . (de Tramelay) Андре де Монбар . . . . Бертран де Бланфор . . Филипп де Милли . . . Одон де Сант-Аман . . . (Eude de Saint-Amand) Арно де Ла Тур . . . . . Жерар де Ридфор . . . . Роберт де Сабле . . . . . Жильбер Эраль . . . . . Филипп де Плессье . . . Гийом Шартский . . . . Пере де Монтегаудо . . Арман Перигорский . . Гийом де Соннак . . . . Рено де Вишье . . . . . . Тома Беро . . . . . . . . Гийом де Боже . . . . . (Guichard de Beaujeu) Тибо Години . . . . . . . (Thobaut Gaudini) Жак де Моле . . . . . . .

. . . 1119–1136 . . . 1136–1149 . . . 1149–1150 . . . 1151–1153 . . . .

. . . .

. . . .

1153–1156 1156–1169 1169–1170 1170–1180

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

1180–1184 1184–1189 1189–1193 1193–1201 1201–1209 1209–1219 1219–1232 1232–1244 1244–1250 1250–1256 1256–1273 1273–1291

. . . 1291–1298 . . . 1298–1312

51

МАЛЬТИЙСКИЙ ОРДЕН Одним из самых древних, известных и легендарных военно-монашеских орденов является, без сомнения, Мальтийский орден, образование которого во многом уникально. У него обширнейшая и интереснейшая история. Католическое монашеское мужское братство смогло преобразиться в организацию, объединяющую адептов трех главных направлений христианства (католицизм, православие и протестантизм) обоего пола. Уникален орден также и обилием наименований. Их у него действительно много. В разные годы на русском языке орден именовался как: «Странноприимный дом Иерусалимского госпиталя», «Орден св. Иоанна Александрийского», «Орден св. Иоанна Крестителя», «Орден св. Иоанна Иерусалимского», «Орден св. Иоанна», «Мальтийский орден», «Орден госпитальеров», «Орден иоаннитов». На французском языке известно название: «Alliance de Chevalerie des Hospitaliers de Saint Jean de Jerusalem» — Рыцарский госпитальный союз святого Жана Иерусалимского. На английском языке существовали следующие названия: «Religious Military Order of the Roman Catholic Church» — Религиозный военный орден Римскокатолической церкви; «Order of Saint John» — орден святого Джона; «Sovereign Military Hospitaller Order of Malta» — Суверенный военный госпитальный Мальтийский орден; «Sovereign Military Hospitaller Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes and of Malta» — Независимый военный госпитальный орден святого Иоанна Иеру-


52

Великие ордена

салимского, Родосский и Мальтийский; «The Chivalric Alliance of Hospitallers of Saint John of Jerusalem» — Рыцарский госпитальный союз св. Джона Иерусалимского; «The Order of St. John of Jerusalem» — орден св. Джона Иерусалимского; «The Order of the Knights of Malta» — орден мальтийских рыцарей; «Sovereign Military Order» — Суверенный военный орден. Известна также аббревиатура S. M. H. O. M. — Sovereign Military Hospitaller Order of Malta. Название «Sovereign Military Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes and Malta» (Суверенный орден святого Джона Иерусалимского, Родосский и Мальтийский) было включено в наименование ордена в 1936 году. Слово «Hospitaller» (госпитальный) было принято в XIX веке и добавлено к ранее существовавшему наименованию. Слово «Sovereign» (суверенный) было добавлено после потери Мальты в 1800 году, чтобы отразить автономный экстратерриториальный принцип; слова «Military» (военный) и «of Malta» (Мальтийский) отражают его исторические и рыцарские традиции.

большие гостеприимные дома (прообраз будущих гостиниц экономкласса), а то и вовсе на частный сектор христианских кварталов городов Палестины. Надо отметить, что арабы, владеющие на тот момент данной территорией, относились к христианам благожелательно — никаких особых притеснений уж точно не было. Проблемы начались гораздо позже, после завоевания Святой земли турками-сельджуками. А пока благоприятной ситуацией не мог не воспользоваться папский престол. Римский Папа Григорий Великий послал в Иерусалим аббата Проба с проверкой деятельности христианских монастырей. Одной из главных целей аббата было восстановление старых и постройка новых странноприимных домов для паломников — на это были выделены существенные денежные средства. Кроме прямого вмешательства в палестинские дела Папа всемерно поощрял и частную инициативу по созданию инфрастуктуры и условий проживания для странников. В середине XI века, по разным источникам в 1048 или 1070 году, группа купцов из Амальфи* во главе с Панталеоном Мауро договорилась с египетским халифом Боменсором об открытии в Иерусалиме, недалеко от Гроба Господня, крупного центра, состоявшего из часовни, небольшого монастыря, приимного дома для паломников и больницы. Этот центр был назван госпиталем (от лат. gospitalis — гость). Основанная часовня, с разрешения римского первосвященника, была посвящена патриарху Александрийскому святому Иоанну Элеймону. Очень быстро добрая слава о госпитале разнеслась по всем городам

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ С древних времен христиане стремились посетить Святые места — Палестину и, конечно же, Иерусалим. Примерно с IV века началось массовое паломничество. Дорога была неблизкой и достаточно опасной, в пути паломников подстерегали морские пираты и разбойники. Большинство пилигримов были люди степенные, немолодые, поэтому многие паломники прибывали на Святую землю или ранеными, или тяжело больными. Централизованной системы помощи больным не было, и основной груз заботы ложился на монастыри, не-

* Амальфи — республика, расположенная на территории нынешней Италии в районе Неаполитанской Ривьеры.


Мальтийский орден

53

Иерусалим, священный город трех религий

и весям христианского мира — там работали действительно высокопрофессиональные и искусные врачеватели, широко использовавшие методы самой передовой на тот момент арабской медицины. Они помогали не только богатым путешественникам, но и бедным пилигримам, причем не только христианского вероисповедания. Паломники называли этот центр госпиталем Иоанна Милостивого. Летописец Гийом Тирский, не без некоторой горечи, отмечал, что «греческое имя святого Иоанна Элеймона латиняне переиначили на Иоанн Лемонье (“Милостивый”)». От имени этого святого произошло и первое название будущего рыцарского ордена — «иоанниты», а от названия центра — госпиталя и второе — «госпитальеры». Таким образом, еще до завоевания крестоносцами Святой земли и основания Иерусалимского королевства на территории Палестины действовала организованная и авторитетная система, на которую могли уверенно опираться европейские рыцари.

Первым известным в истории настоятелем странноприимного дома стал провансальский монах фра Жерар (Герард) де Торн. Он был избран в 1099 году, и его кандидатура была поддержана как Папой Пасхалием II, так и первым королем Иерусалимским Балдуином I. Под непосредственным руководством настоятеля Герарда были выстроены новая церковь во имя святого Иоанна Крестителя и новая большая больница, состоящая из двух отдельных зданий — для мужчин и для женщин. В церкви святого Иоанна служили монахи-бенедиктинцы. Это было вызвано несколькими обстоятельствами. Во-первых, монастырь именно этого монашеского ордена, находившийся неподалеку, оказывал наибольшую помощь при создании и развитии госпиталя. А во-вторых, устав бенедиктинцев отвечал тем задачам, которые поставили перед собой создатели госпиталя. День рождения Иоанна Крестителя у членов нового братства становится особо почитаемым праздником. Таким образом,


54

Великие ордена

Блаженный Герард де Торн

Раймонд де Пюи

постепенно иоанниты получили более могущественного небесного покровителя, не изменив своего наименования. В госпиталь Иоанна хлынули богатые подношения деньгами, драгоценностями и недвижимостью; в различных землях Европы возникли филиалы госпиталя — так называемые орденские дома, и многие благочестивые люди, между прочим и очень знатные, под управлением Герарда посвящали себя смиренному уходу за больным. Да что там говорить, если до сих пор название «госпиталь» носят лечебные заведения по уходу за больными и их реабилитации. А главное, Герард пошел дальше — он решил получить официальный статус. Был составлен первый устав, который послали на одобрение к королю Иерусалимскому и к Святому престолу. В 1107 году король Иерусалима Балдуин I официально утвердил монашеское братство (Brotherhood) и закрепил за ним землю, на которой располагался госпиталь, и кроме того, подарил деревню Сальсола, расположенную вблизи Иерусалима. Четверо рыцарей-кресто-

носцев из свиты короля — Раймонд де Пюи (будущий Великий магистр), Дюдон де Компс, Конон де Монтегю и Гастон — добровольно остались у Герарда, приняв монашеские обеты. В 1113 году устав братства госпитальеров был официально утвержден буллой Папы Пасхалия II. Эта булла гласила: «Нашему Почтенному Сыну Герарду, основателю и Директору Иерусалимского Госпиталя (His Venerable Son Gerard, Founder and Director of the Hospital of Jerusalem) и его всем законным Последователям и продолжателям. Ты просил нас, чтобы Госпиталь, который Ты основал в городе Иерусалиме, около церкви Святого Джона Баптиста, должен быть укреплен по полномочию Папского престола и усилен защитой Апостола Святого Петра (Apostle Saint Peter). Мы соглашаемся с твоими просьбами с отеческим милосердием, и мы подтверждаем по полномочию этого существующего декрета, этот Храм (House of God), этот Госпиталь (Hospital), повинуется Апостольскому Глазу, и защищен Святым Петром,


Мальтийский орден

55

что ты — действительный администратор и директор этого госпиталя, и мы желаем, чтобы, в случае вашей смерти, никто не мог быть помещен во главе его уловкой или интригой и что уважаемые братья могут избирать по воле Бога, мы подтверждаем навсегда, и для вас и ваших наследников все преимущества, привилегии и имущество, которое теперь имеется в Азии и Европе и которое может быть приобретено в будущем, освобождаются от любых налогов».

Неофиты при поступлении в орден давали три обета: безбрачия, нестяжания и послушания (обычные монашеские обеты того времени. — Прим. авт.). Кроме того, они давали клятву «бедных братьев госпиталя святого Иоанна»: «Служить рабами и слугами своим господам и повелителям, каковыми являются все слабые и больные». К сожалению, после смерти Герарда благотворительная деятельность отошла на второй план. Новые руководители братства поставили новые задачи — с оружием в руках бороться с магометанством и язычеством. С одной стороны, возможно, это было оправданно, так как противодействие исламских сил многократно возросло, но, с другой стороны, если бы братство оставалось исключительно благотворительным, это, как нам кажется, пошло бы ему только на пользу. При этом особой надобности в такой борьбе не было, так как охранять пилигримов было кому и помимо иоаннитов. Видимо, причиной перехода на военную систему была прибыль, которую могли бы получать и получали члены ордена. Нажива взяла верх над милосердием. Теперь братья занимались, как сейчас говорят, предпринимательской деятельностью в ущерб духовной работе, хотя не в таких, конечно, масштабах, как тамплиеры. Важную роль в братстве помимо духовных и военных лидеров начали играть те, кто смог привлечь бóльшее количество «конфратрес» и «консорорес» («братья» и «сестры») — спонсоров, которые существенно помогали ордену в финансовом плане. Наступление новой эры зачастую связывается с кавалером Раймондом де Пюи из рода Дофинеи. Этот французский рыцарь, принявший монашеский постриг, стал во главе ордена в 1120 году.

УСТАВ И СТРУКТУРА ОРДЕНА Устав братства, а затем и ордена постоянно менялся и совершенствовался. Он был подтвержден понтификами Иннокентием II, Евгением III и Луцием III. Окончательный вид устав приобрел лишь к началу XIV века. Основной задачей, которая ставилась перед орденом во всех редакциях устава, всегда было оказание помощи страждущим. В главном госпитале в Иерусалиме размещалось около двух тысяч коек. Иоанниты оказывали безвозмездную помощь беднякам, устраивали для них три раза в неделю бесплатные обеды. Госпитальеры располагали приютом для подкидышей и грудных младенцев. Были открыты гинекологическое и акушерское отделения, родителям новорожденных выдавалось приданое для младенцев. Кроме ухода за больными и ранеными братья проводили еще и реабилитацию, которая включала физический и умственный труд, гимнастику, обязательную молитву (семь раз в сутки) для христиан. В случае смерти больных и увечных все расходы по погребению брали на себя госпитальеры. Для покрытия расходов братья пользовались пожертвованиями.


56

Великие ордена

после создания «Ордена бедных братьев Иерусалимского Храма» и обретения ими устава, составленного св. Бернаром из Клерво. Но если брать фактическую деятельность, то иоаннитское братство существовало задолго до 1128 года. Структура ордена

Фасад церкви Сан Джованеиелло во Флоренции с крестом ордена

Интересно, что одним из руководителей Первого крестового похода является архиепископ Адемар де Пюи, знаменитый священник-воин, управляющийся с палицей не хуже, чем с крестом. Нет точных сведений, являются ли эти лица родственниками. Известен только один человек, состоящий в родстве с Адемаром и обосновавшийся в Леванте, — некий Роман де Пюи. Если же между Раймундом де Пюи и архиепископом существовала кровная связь, то история ордена может раскрыться с новой стороны. Именно Раймунд де Пюи стал первым Великим магистром и издал первые статуты, которые определили не только структуру ордена, но и его политику на столетия. Тогда же наименование организации «братство» (Brotherhood) заменяется на «Орден» (Ordo (Order)), по принципу военно-религиозного сообщества «бедных рыцарей Храма», чьими соперниками и одновременно помощниками иоанниты станут на долгие годы. Вообще, вопрос, какой орден возник раньше, до сих пор не потерял своей актуальности. С юридической точки зрения первыми были именно тамплиеры. Само понятие «военно-религиозный орден» появилось

В ордене были три категории братьев: рыцари, капелланы (священники) и служащая братия (сержанты). Рыцари делились на два разряда: рыцари по праву рождения (cavalieri di giustizzia) и по милости (cavalieri di grazzia). Рыцарями по милости были лица, принятые в этот ранг в виде исключения, за военные подвиги, без доказательств своего дворянского происхождения или же рожденные от отцов-дворян и матерей-горожанок. Немного позднее появилась еще одна категория рыцарей — «рыцари благочестия», или «донаты», которые не принимали монашеских обетов и фактически были во многом независимы от руководства ордена. С 1262 года в ряды кавалеров принимались только люди, имеющие благородное происхождение. Рыцари несли определенные обязанности перед орденом — они не могли покинуть казармы без особого разрешения Великого магистра, проводили в общей сложности пять лет в конвенте (казарме рыцарей), питаясь за общим столом. На первом этапе развития организации обычный обед рыцаря состоял из 400 граммов мяса, кружки вина и шести хлебных лепешек. После перебазирования ордена на Мальту и развития военно-морской деятельности в устав были внесены статьи, которые обязывали рыцарей провести в морских походах на кораблях ордена не менее 2,5 лет — эта обязанность называлась «караван».


Мальтийский орден

Братья-священники — капелланы — заведовали духовными и религиозными делами ордена, причем капелланами могли стать лишь те, кто доказал свою верность христианству на деле. Деюре они были на одной социальной ступени с рыцарями, а де-факто, конечно же, занимали более скромное положение в ордене. Орденские служащие делились на оруженосцев, неслужилых братьев и служащих по хозяйству. Служащие по хозяйству выполняли всю работу в больницах и приимных домах. Оруженосцы же использовались в качестве солдат, так как по уставу каждый из рыцарей имел право, как минимум, на двух солдат. Статус неслужилых братьев не совсем понятен. Они не участвовали в битвах, но, скорее всего, помогали капелланам и начальствовали над служащими по хозяйству. Интересно еще то, что в первые годы деятельности иоаннитов любое должностное лицо могло принять дворянина в орден. Но с 1270 года подобная практика была пресечена, и посвящение происходило только по решению Великого магистра, хотя командоры и капитулы в таких замках, как Акра, Крак де Шевалье и Маргат в порядке исключения могли набирать братьев-рыцарей по собственному усмотрению, без предварительного согласия магистра. Сержантов же в орден набирали только по воле магистра или специально выбранного для этой цели верховного чиновника. В XV веке сложился четвертый класс — класс сестер (Sisters). Он был разделен на полноправных сестер (Sisters of Justice) и сестер льготных (Sisters of Grace), которые жили в женских монастырях с собственной игуменьей (Superior), но были под властью своих национальных приорств (командорств).

57

Приор Мальтийского ордена Б. де Витте. Художник К. Шкрета. Картина из собрания Дрезденской галереи

Верховное руководство орденом осуществлялось Великим магистром и Священным капитулом. Надо особо отметить, что наименование руководителя претерпело за 900 лет многочисленные пертурбации. Руководители ордена именовались: — до лета 1099 года — ректор (Rector); — с лета 1099 года и до 1489 года — основатель и директор (Founder and Director). Этот титул имел только Герард, а его последующие правопреемники приняли титул магистра (Magistery); — с 1489 года до 1805-го — Гранд магистр (Grand Magistery); — с 1805 года до 28.3.1879 года — лейтенант магистра (Lieutenant Magistery); — с 28.3.1879 по настоящее время — Великий магистр, или Гроссмейстер (Grand Magistery). Для удобства будем называть руководителя ордена Великим магистром или просто магистром. Великий магистр — полноценный и суверенный сюзерен ордена. Символами


58

Великие ордена

его власти являлись корона, «кинжал веры» — меч и печать. Титул Великого магистра был «Преимущественнейший», некоторые называли его «Высокопреподобнейшим», а подданные ордена — «Светлостью», полностью же он именовался «Гостиницы святого Иоанна Иерусалимского смиренный магистр и страж нищих Господа нашего Иисуса Христа». Магистру полагалась гвардия в составе 150 человек, кроме того, при нем состоял обслуживающий штат. Великий магистр имел также право чеканить монету, то есть выпускать собственные деньги. На одной стороне такой монеты изображалась глава Иоанна Крестителя, на другой — герб и имя Великого магистра с надписью: «non als, fed fides» — «не деньги, но вера». Магистр имел право решающего голоса во всех орденских делах, осуществлял все назначения на должности и присваивал почетные звания. Избирался Великий магистр пожизненно. Порядок избрания в более поздний период деятельности ордена был следующий. После смерти предыдущего Великого магистра и торжественного погребения назначали Ординарный совет, состоявший из 16 избирателей (по два от каждого языка). Ординарный совет запирался в церкви и после отправления религиозных таинств приступал к рассмотрению кандидатов. Кандидат на должность Великого магистра обязан быть рыцарем по рождению, в возрасте от 18 лет, иметь не менее четырех походов в море и без больших долгов перед орденским казначейством. После тщательного обсуждения кандидатуры каждого претендента выбирали нескольких — обычно трех. Доставали ящики, обтянутые черным сукном, на каждом писали имя претендента. Затем ящики ставили в темный угол, чтобы голосо-

вание было тайным. После этого брали 16 белых шаров (по числу выборщиков), и каждый бросал шар в нужный ящик. Побеждал тот, кто получал большинство шаров. Один из выборщиков громко называл имя кандидата в Великие магистры и спрашивал, признают ли его магистром. Если собрание подтверждало его кандидатуру, то новоизбранный занимал магистерское место под балдахином и после облачения в драгоценное одеяние пред алтарем, при настоятеле церкви святого Иоанна, положа руку на книгу орденских законов, зачитывал торжественную присягу. После этого все находившиеся кавалеры по достоинствам и старшинству подходили к нему и поздравляли его с избранием, целовали у него руку с коленопреклонением. В период между смертью одного Великого магистра и выборами другого его обязанности выполнял Лейтенант магистра (Lieutenant Magistery). Священный капитул первоначально созывался раз в пять лет (впоследствии через 10 и 100 лет) и состоял из Великого магистра и так называемых восьми «столпов нации», которые выбирались из монастырских бальи и были главными помощниками Великого магистра. Членами Священного капитула были также провинциальные приоры и капитульские бальи. Обычно от каждого языка выбирали по два человека, поэтому капитул проводился в составе из 17 особ. Постоянными действующими органами были орденские советы, подчинявшиеся Священному капитулу. Всего в ордене находились четыре совета — ординарный, полный, тайный и уголовный. Ординарный совет утверждал прием в кавалеры, распределял раздачу командорств и пенсионов и решал прочие


Мальтийский орден

важнейшие дела, кроме того, выбирал Великого магистра. Полный совет отличался от ординарного более расширенным составом: присутствовали по два старших кавалера от каждого языка и некоторые особо отличившиеся рыцари. В полный совет поступали на рассмотрение дела, решенные в ординарном и уголовном совете. То есть можно сказать, что это была своего рода апелляционная инстанция ордена. В тайном совете рассматривались дела политические, требовавшие скорого решения. В уголовном совете производились дела уголовные о преступлениях кавалеров и прочих чинов ордена. В вышеуказанные орденские советы входили: 1. Великий магистр. 2. Великий командор (казначей) — столп Прованса, первый заместитель Великого магистра, заведовал респонсиями, пошлинами при принятии в орден, выморочными и пустопорожними. Он был в орденских советах первым присутствующим. Под его началом находились церковь святого Иоанна, больница и арсенал. 3. Великий госпитальер (или гостеприимник) — столп Франции, ответственный за госпитали, врачей, ухаживающим персоналом и медикаментами. 4. Великий консерватор (или драпиер) — столп Арагона, по сути, интендант. 5. Великий канцлер — столп Кастилии, министр иностранных дел, готовил все декреты и решения Священного капитула ордена и вместе с Великим магистром подписывал их. Кроме того, в его функции входило руководство государственным архивом. 6. Великий адмирал — столп Италии, осуществлявший командование

59

Сестры-иоаннитки

всеми морскими судами ордена, офицерами и рядовым составом экипажей, а также наемниками, служащими на кораблях. Снабжение вооруженных сил находилось в совместной компетенции адмирала и Великого командора. 7. Великий маршал — столп Оверни, который командовал пехотой ордена и был председателем третейского суда, разрешавшим разногласия между рыцарями. Во время войны он вверял орденское знамя одному из кавалеров, кого считал достойным этой почести. Когда же находился на море, то начальствовал не только над галерным генералом, но и Великим орденским адмиралом. Вообще с 1206 года ему подчинялись все вооруженные братья. 8. Туркопольер — столп Англии, командующий кавалерией, караульными войсками и вспомогательными силами ордена. 9. Великий бальи — столп Германии, отвечавший за сохранность оборонительных сооружений, обеспечение боеприпасами и продовольствием.


60

Великие ордена

прислужники или надзиратели больницы, аудиторы при счетах, контролеры, юрисконсульты или адвокаты прав и прочие. Порядок вступления рыцаря в орден и инициация

Портрет рыцаря Антонио Мартелли. Художник Микеланджело да Караваджо

Позднее, в XV веке, в ордене была введена еще одна должность — Главного санитара — инфермерария. Она считалась одной из важнейших, хотя инфермерарий занимал промежуточную позицию между «столпами наций» и провинциальными бальи. Интересно, что Великий командор (казначей) и Великий маршал (сенешаль) не имели права голоса в ординарном совете. Великий магистр (или его помощник — так называемый лейтенант) непременно должен был присутствовать на всех советах. Он излагал совету существо дела и имел два голоса, в случае же равенства оных своим голосом утверждал решение. Помимо вышеуказанных орденских чинов существовали следующие: приор монастыря, старший клирик ордена, орденский вице-канцлер, генерал-прокурор, генерал-командор галер, прокуроры языков, комиссары над строениями укреплений, губернаторы, коннетабль, брат-глашатай, подмаршал, командор хранилища, знаменосец, мэтр сержантов, капитаны, комиссары военные,

Порядок вступления в орден госпитальеров менялся достаточно существенно. Собственно говоря, было два обряда инициации. Первый имел неформальное название «Родосский обряд», а второй — «Мальтийский». «Родосский обряд» выглядел следующим образом. Рыцарь, которого принимали в орден, приходил в церковь в широкой неподпоясанной одежде, символизировавшей прежнюю полную свободу. Он становился на колени, и ему давали зажженную белую свечу, означавшую веру в Иисуса Христа и смирение. На вопрос «Обещает ли он иметь особое попечение о вдовах, сиротах, беспомощных и обо всех бедных и скорбящих?» предполагался утвердительный ответ, тогда будущему члену ордена вручали обнаженный меч, коим он должен был защищать бедных и сирот и поражать врагов веры. Затем брат, который принимал в орден, трижды плашмя ударял посвящаемого по плечу своим обнаженным мечом. После этого обряда служилась торжественная обедня, но и после нее церемония продолжалась. Вступающий в орден отвечал на вопросы: «Хочет ли он повиноваться тому, кто будет поставлен над ним от имени Великого магистра? Не сочетался ли он браком с какой-либо женщиной? Не состоит ли поручителем по какому-нибудь долгу и не имеет ли сам долгов?» Ответив на все вопросы, посвящаемый клал правую руку на молитвенник и клялся свято


Мальтийский орден

61

блюсти верность ордену. В знак послушания по приказу того, кто принимал в орден, будущий орденский рыцарь относил молитвенник к алтарю и приносил обратно. Затем он должен был прочитать вслух 150 раз подряд «Отче наш». После этого рыцарю показывали ярмо, бич, копье, гвоздь, столб и крест; при этом принимающий говорил о том, какое значение эти предметы имели при страданиях Христа и что об этих предметах надлежит вспоминать как можно чаще. На шею надевали ярмо как знак полной неволи, который он должен носить с покорностью. И наконец, орденские братья помогали новичку надеть орденское одеяние, и каждый троекратно целовал его, признавая как своего нового брата.

мерении, объясняя ему притом, коль полезно есть посвящать себя на защищение веры и служение нищим; напоминал ему строгие постановления ордена и внушал послушание к начальнику оного и любовь к собратии. После сего приемлющий спрашивал: в силах ли он все то выполнять? и когда в ответе сказывал, что он чувствует себя на таковые подвиги готовым, вопрошал его еще, не сотворил ли он обета в другом каком ордене? Не раб ли чей? И ежели он объявлял себя во всем от вышесказанного свободным, тогда приемлющий его брат приносил ему служебник, и посвящаемый, положа на оный обе руки, совершал обет таковой: “Я, такой-то, творю обет и обещаюсь Всемогущему Богу и Пречистой и Присноблаженной Деве Марии, Матери Божией, и святому Иоанну Крестителю соблюдать всегда с Божиею помощию истинное послушание пред каждым начальником, каковой мне дан

А вот как описывает «Мальтийский обряд» в своей книге «История державного ордена святого Иоанна Иерусалимского» известный русский историк И. Черенков: «Посвятивший себя на службу ордена святого Иоанна Иерусалимского должен был приуготовляться к тому следующим образом: исповедовавшись в содеянных во время мирского жития его грехах, приводился он в церковь, где, по выслушивании Божественной Литургии, приобщался Святых Тайн; потом, будучи облачен в длинное одеяние и не подпоясан, в знак свободы, подходил к алтарю, имея в руках возженный светильник, означавший пламенеющую любовь его к Богу, и, представ униженно пред воспринимавшим его братом, просил принять его в сословие братии ордена святого Иоанна Иерусалимского. Принимавший брат, внимая просьбе, делал ему многие нравоучительные наставления, утверждая его смиренно в душеспасительном на-

Заседание Ординарного совета. Гравюра XVI века


62

Великие ордена

будет от Бога и от нашего ордена, сверх сего жить в отречении от собственности и соблюдать целомудрие”. По окончании сего снимал новоприемлемый со служебника руки, а принимавший его брат говорил: “Мы тебя исповедуем слугою братии нищих, недугующих и посвященных к защищению католической веры”; он же отвечал: “И я себя таковым исповедую”. Потом, приложившись к служебнику, относил его к престолу, клал на оный и поцеловавши престол, приносил опять служебник в знак послушания к принимавшему его брату, который, взяв мантию и показывая ему белый крест, говорил: “Веруешь ли, брате, что сие есть знамение Животворящего Креста, на нем же пригвожден и умре Иисус Христос, быв распят во искупление нас грешников?”, а он отвечал: “Верую”. Приемлющий продолжал: “Сие есть знамение, которое повелеваем носить тебе всегда на твоем одеянии”. По сем совершивший обет, целовал крест, а приемлющий возлагал на него мантию и с левой стороны крест и, целуя, произносил сии слова: “Приими сие знамение во имя Пресвятой Троицы, преблагословенных и присноблаженных Девы Марии и святого Иоанна Крестителя, в возвращение веры, в защищение христианского имени и в служение нищим, сего ради, брате, по таковому предмету на тя возлагаем крест, да возлюбиши ты его всем сердцем твоим, да поразиши десницею твоею защищая оный и сохраниши его безвредна, понеже, если ты, сражаясь за Христа против врагов веры, обратишися вспять, оставиши знамение святого креста и от толикой праведной братии бежиши, то по правилу уставов и обрядов нашего ордена должно яко нарушитель обеща-

ния, будеши лишен священнейшего знамения креста, и яко смрадный член узриши себя изгнанным из сообщества нашего”. Потом принимавший брат, завязавши на шее его повязки, говорил: “Приими иго Господне, яко сладкое и легкое, под сим обрящеши покой души твоей; мы тебе не обещаем сластолюбий, но единый хлеб и воду и смиренную одежду, и приобщаем душу твою, твоих родителей и ближних к благим деяниям ордена нашего и братии нашей, тако творящей за весь мир ныне и присно и во веки веков”. И новоприемный брат гласил: “Аминь”. По окончании сей церемонии целовал он как принимавшего его брата, так и всю предстоявшую братию, обнимая их в знак мира, любви и братства. После сего читаны были, совершавшими литургию, установленные на сей раз молитвы, и несколько стихов псалтири из псалмов 47 и 32; чем и оканчивался обряд принимания в орден». Осталось только добавить, что при вступлении в орден герб кандидата фиксировался в первоначальном виде, без каких-либо кавалерских знаков. С принесением обетов и получением членства в ордене кавалер приобретал право помещать соответствующие атрибуты в своем гербе. Территориальная система деления ордена

Постепенно начала складываться и территориальная система разделения ордена. Формировалась она на протяжении более чем 700 лет и к началу XVIII века приняла свой окончательный вид. В связи с тем, что орден постоянно расширялся за счет пожертвований как частных лиц, так и властителей крупных христианских государств, были об-


Мальтийский орден

разованы крупные земельные наделы, получившие названия комтурств или командорств. Эти командорства отчисляли в общую орденскую казну часть своих доходов (величина ее зависела от многих факторов и была индивидуальной для каждого из комтурств). Налоги за пользование землей назывались респонсии. Рыцари, которые возглавляли эти образования, назывались соответственно комтурами или командорами. Командорства по способам получения подразделялись на три категории: по праву, по милости и родовые. Командорствами по праву они назывались тогда, когда приобретались по правилам, предписанным в орденских постановлениях. Для получения подобного командорства братья должны были иметь некоторые заслуги перед орденом, например, произвести не меньше четырех морских походов, прожить пять лет в орденской казарме и т. д. Командорства по милости потому так именовались, что были пожалованы по решению Великого магистра и Великих приоров по праву, принадлежавшему их достоинствам. Также Великий магистр имел право один раз в пять лет давать тем кавалерам, кому пожелал, одно командорство милости в каждом приорстве. По-другому такое командорство называлось магистральным, респонсии с него шли непосредственно Великому магистру. Великие приоры имели такое же право давать одно командорство кому-либо из братии в своих приорствах. Родовые командорства установлялись из своего имения потомственно в род, и первые установители такого комтурства, а по смерти их старшие сыновья именовались командорами. Командоры подчинялись приорам, Великим приорам и руководителям провинций. Более крупные территори-

63

Командорство Рунан в Бретани

альные образования, в которые входило несколько командорств, назывались судебные округа или бальяжи, иногда, хотя гораздо реже, — «Великие командорства». Во главе бальяжа стоял судья или «бальи» (Balè-Cavaliere). Судьи — бальи — делились на конвентуальных, капитульских и бальи по милости, или почетных. Конвентуальные бальи назывались так потому, что постоянно пребывали в конвенте, то есть общежитии и казарме госпитальеров, — на месте всегда должно было находиться не менее половины состава бальи, а остальные должны были испрашивать разрешения Великого магистра, чтобы покинуть конвент. Они, будучи вождями или начальниками восьми языков, в советах занимали первые места. Позднее в состав конвентуальных бальи включили епископа Мальтийского и настоятеля церкви святого Иоанна. Капитулярные бальи — основная масса всех бальи. Бальи по милости жаловались за оказанные ордену услуги от Папы или Генерального капитула. Несколько бальяжей составляли соответственно приорства и Великие приорства, а приорства были объединены


64

Великие ордена

в «Языки» (или «Нации»), что отразилось и на символике ордена: знаменитый мальтийский крест обозначает восемь наций — Прованс, Овернь, Францию, Арагон, Кастилию, Италию, Германию, Англию, впоследствии замененную на Баварию. Прованский язык имел два Великих приорства — Сент-Жильское и Тулузское, в первом находилось 54, а в последнем 35 командорств и бальяжство Маносское. Овернский язык заключал в себе Великое приорство Овернское и бальяж Лионский. В приорстве было 48 командорств. Во Французском языке находились три Великих приорства: Французское, Аквитанское и Шампанское. В первом было 45, во втором 65 и в последнем 24 командорства, а сверх того два бальяжа. Итальянский язык включал Великое приорство Римское, приорства Ломбардское, Венецианское, Барлеттское, Капуанское, Мессинское и Пизанское. В Великом приорстве Римском насчитывалось 19 командорств, в приорстве Ломбардском — 45, Венецианском — 27, Барлеттском и Капуанском — 25, Мессинском — 12 и Пизанском — 26. К этой нации причислялись бальяжи святой Евфимии, святого Стефана Монопольского, Роселлы, Иоанна Неаполитанского, Святой Троицы Венозской, Кремонское и еще бальи святого Себастьяна. Арагонский язык состоял из Великих приорств Арагонского, Каталонского и Наваррского. Великий приор Арагонский имел в ведомстве своем 29 командорств, каталонский — 28 и Наваррский — 27. К языку сему принадлежали три бальяжа — Мальоркское, Негропонтское и Капское. Титул бальи Негропонтского был общим для наций Кастилии и Арагона. В Германском языке находилось пять Великих приорств: Германское, Богемское, Венгер-

ское, Датское и Польское и два бальяжа — Бранденбургское и святого Иосифа в Доктиции. Великий приор Германский имел в своем ведомстве 67 командорств. Кастильский язык имел два Великих приорства: Кастильское и Португальское, в первом было 27 командорств, а во втором 31 и пять бальяжей: Акрское, Лангонское и Лезское, Нововиланское, Лорское и Святого Гроба в Тори. Англо-баварский язык заключал в себе Великое приорство Баварское, Бальяж действительное трех достоинств Великого приора Английского, бальи Эгльского и Армянского. Таким образом, в ордене находилось более 600 командорств, не считая приорств и бальяжей. К концу XIV века у госпитальеров были обширные земельные владения в Палестине, Франции, Испании, Италии, Англии, Чехии, Португалии, Ирландии, Венгрии и Польше. Но это все касалось европейских дел, на Востоке же в Святой земле у госпитальеров, как и у других военно-духовных орденов, основой присутствия были не командорства, а укрепленные замки. Подсчитано, что на Востоке в распоряжении иоаннитов было около пятидесяти крепостей. Наиболее известными являлись Крак де Шевалье, Бельвуар, Бет Джибелин и Маргат. Знаменитый замок Крак де Шевалье, находившийся на склоне Ливанских гор, в 1144 году была передан иоаннитам графом Раймундом II Триполийским. Впечатляли построенные рыцарями мощные двойные стены с высокими башнями и рвом, пробитым в скалах. Внутри крепости (общей площадью около трех гектаров) находились жилые здания, казармы, палата Великого магистра, амбары для зерна, мельница, пекарня, маслобойня, конюшни. В крепость был проложен акведук, по кото-


Мальтийский орден

65

Замок госпитальеров Крак де Шевалье в Сирии

рому постоянно поступала питьевая вода, достаточная для двухтысячного гарнизона. А крепость Маргат с двойными стенами и большими башнями была построена из скального базальта. Внутри находилось большое подземное водохранилище. Запасы крепости позволяли тысячному гарнизону выдержать пятилетнюю осаду. Долгое время крепость Маргат была одной из главных резиденцией ордена. ФОРМА И СИМВОЛЫ Цвета, символы и одеяния кавалеров менялись по мере развития самого ордена. При Герарде де Торне система знаков еще не была разработана должным образом. На черную длинную и мешковатую одежду, напоминающую монашескую рясу, нашивался белый крест. Более внимательно к символике отнесся Раймон де Пюи. Сначала он перенес крест со спины на левое плечо, потом продумал символ, ставший одним из самых знаменитых, — восьмиконечный крест, который был назван мальтийским. Это один из наиболее узнаваемых

и удачных символов в мировой истории. Он наверняка не был лично придуман магистром де Пюи, поскольку подобное изображение можно найти в глубокой древности. Еще древние египтяне и ассирийцы использовали что-то похожее на восьмиконечный крест. Де Пюи его немного переделал и дополнил. В отличие от креста, известного под названием «ласточкин хвост», мальтийский аналог сужался к центру, получалось как бы острие, острый угол. Одно из толкований мальтийского креста гласит, что четыре луча креста обозначают наконечники копий четырех создателей ордена. В это же время разрабатывается иная символика: черная суконная одежда рыцарей была сделана по подобию одежды Иоанна Крестителя из верблюжьей шерсти, узкие рукава которой символизировали отречение от светской жизни, а белый восьмиконечный крест на груди (он был перенесен с плеча плаща на более позднем этапе развития ордена) — их целомудрие. Четыре направления креста говорили о главных христианских добродетелях — благоразумии, справедливости, силе духа и воздержании,


66

Герб ордена госпитальеров

а восемь концов означали восемь благ, которые были обещаны Христом всем праведникам в раю в Нагорной проповеди. Впоследствии восемь концов, или как их еще называли «языков», стали обозначать и восемь наций ордена. В 1130 году Папа Иннокентий II даровал ордену знамя, на котором был вышит белый восьмиконечный крест на красном фоне. Дальнейшее развитие форма и символы ордена получили при Папе Александре. Его булла повелевала всем рыцарям, в отличие от прочих членов ордена, носить красную военную рясу с белым полотняным крестом и черный орденский плащ. Немного позже орденская одежда, надеваемая рыцарями перед сражением, представляла собой уже не красную, а малиновую бархатную накидку с белым шелковым крестом на груди. Братья и служащие носили в мирное время черную рясу, а во время войны — черный плащ. Кроме того, со времени основания ордена рыцари кроме белого креста на одежде носили не белый, а серебряный крест той же формы сначала на четках, а затем и на груди. Ношение се-

Великие ордена

ребряных крестов было официально установлено орденским Капитулом в 1631 году. Позже серебряные кресты стали заменяться крестами белой эмали с украшениями по углам, преимущественно лилиями. Высшие сановники ордена носили большие золотые кресты на черной ленте или на золотой же цепи. Рядовые рыцари облачались в так называемую кирасу рыцарей с крестом. Или же вместо кирасы надевался малиновый супервест (суконный жилет) с крестом. Такая особая группа орденских служащих, как донаты, носила на плащах полукрест, у которого недоставало двух верхних углов. Был еще и рыцарский знак, который впоследствии стал называться орденом (наградой) Мальтийского креста. Вот как описывает историк И. Черенков этот знак: «Внешним отличием кавалеров святого Иоанна Иерусалимского кроме двух полотняных крестов был золотой восьмиконечный, покрытый белой эмалью крест на черной муаровой ленте, или на золотой цепи; над крестом, носимым на шее, была золотая корона, а над ней, уже на ленте, золотое же изображение военной арматуры». Официальным гербом ордена стал серебряный восьмиконечный крест на красном поле с герцогской короной, из которой исходил венок роз, обрамлявший щит. Внизу располагался небольшой иоаннитский крест и девиз: «Pro fide» (лат. Ради веры). На орденской печати был изображен лежащий больной с крестом в изголовье и со свечой в ногах. ЭКОНОМИКА Говоря об экономике, мы не откроем для себя ничего нового. Основой благосостояния ордена являлись пожертво-


Мальтийский орден

вания и доходы от владений. По количеству объектов владения (земля, дома, скот) иоанниты были первыми среди всех военно-духовных орденов, а после ликвидации ордена тамплиеров в 1312 году и перехода большинства активов на их баланс объемы имеющегося имущества были сравнимы даже с каким-нибудь из религиозных орденов. До цистерцианцев им было, конечно, далеко, но экономическая безопасность и независимость была вполне гарантирована. После ухода со Святой земли со статусом островного орденского государства вполне понятно, что еще одной существенной статьей доходов стала морская торговля. Да и не только торговля. Кавалеры ордена не брезговали, чего греха таить, и пиратством тоже. Однако и расходы возрастали. Строительство и поддержание в боеспособном состоянии флота, вербовка наемников и приобретение новых видов вооружений — на все нужны были деньги. Да и вообще жизнь на острове требовала серьезных материальных вложений. Опять-таки ведение постоянных войн с мусульманами и с христианскими соседями-соперниками, такими как Венецианская республика и Генуя, не давало ордену спокойно дремать на сундуках с золотом. Хотя, конечно, активы госпитальеров были очень велики. Это одно из тех обстоятельств, которое позволило ордену дожить до настоящего времени. ИСТОРИЯ ОРДЕНА I. Иерусалимский период (1099–1291)

Второй руководитель ордена Раймонд де Пюи правил более 30 лет. За это время госпитальеры твердо стали на ноги и показали себя выдающимися бойцами.

67

Крест Мальтийского ордена

Их влияние повсеместно ширилось. Уже в 1124 году с помощью иоаннитских рыцарей была снята осада арабов с главного порта Иерусалимского королевства — Яффы и взят Тир. Госпитальеры наряду с тамплиерами становятся основным форпостом и поддержкой христианских государей Палестины. Раймонд де Пюи ставит задачу расширить территорию влияния ордена. К 1142 году рыцари приобрели пять владений в Триполитанском княжестве, были направлены большие средства на строительство замковкрепостей. Как уже отмечалось выше, в период наибольшего могущества ордена в Палестине рыцарям принадлежало около 50 укрепленных замков. Некоторые приобретались за деньги, другие даровались христианскими владыками Палестины (например, Бет Джибелин


68

Великие ордена

Завоевания Саладдина

около Аскалона), третьи отстраивались с самого начала, а четвертые завоевывались силой оружия. Помимо военных, орден накапливал материальные и духовные ресурсы. Так, например, в 1143 году Папа Иннокентий II издал специальную буллу, по которой иоанниты не подчинялись ни духовным, ни светским властям — только непосредственно самому Римскому понтифику. Священники ордена были подотчетны только его верховной власти, они не подчинялись местным священникам. Церковную десятину они собирали в свою пользу. Дошло даже до того, что под свои цели рыцари начали захватывать действующие христианские монастыри и церкви. Например, в 1140 году было оккупировано аббатство Санты Марии Латинской в Иерусалиме. Военная и экономическая мощь в иеруса-

лимский период своего развития достигла апогея в 1153 году, когда при непосредственном участии иоаннитов был взят город Аскалон — как считалось на тот момент, ключ к Каиру. Казалось, еще чуть-чуть и Каир падет. А после этого со всем арабским миром можно было бы уже говорить если не с позиций силы, то, как минимум, на равных. Взятие Каира, как мы полагаем, обеспечило бы предпосылки для дальнейшего развития христианских государств на Ближнем Востоке. Но этого не произошло. В 1171 году власть в Египте захватил египетский визирь Юсуф Салах-ад-дин (Салах-ад-Дин или Саладдин) — Юсуф ибн Айюб (1138–4.03.1193). Курд по происхождению, Саладдин был сыном Айюба ибн Шади — одного из военачальников сирийского султана Нур-ад-Дина, успешно боровшегося с крестоносцами.


Мальтийский орден

Саладдин стал самым сильным, самым непримиримым борцом с крестоносцами на Ближнем Востоке. Первоначально этот прославленный полководец не очень активно воевал с христианским рыцарством, и даже более того, в 1185 году король Иерусалима и Саладдин подписали договор о мире на четыре года. Но в начале 1187 года хозяин двух крепостей — Керак и Крак де Монреал — рыцарь Рене Шатильонский напал на караван Саладдина, шедший из Каира в Дамаск. Среди захваченных пленных была сестра правителя Египта. Султан потребовал объяснений, но Рене ответил, что договор он не подписывал, а потому не соблюдает. Это, как оказалось, было началом конца государства крестоносцев. Саладдин объявил христианам священную войну «джихад» и объединил под своим знаменем всех мусульманских воинов региона. В 1187 году Саладдин вторгся в Иерусалимское королевство и захватил город Тивериаду. С помощью военной хитрости Саладдин перехватывает в районе Тивериадского озера рыцарское войско и 3–4 июля 1187 года в сражении под Хитином наголову разбивает его. В этом сражении в плен попал государь Иерусалимский Гвидо де Лузиньян и была потеряна одна из главных христианских святынь — Истинный Крест, на котором, по преданию, был распят Христос. Многие иоаннитские рыцари или пали в битве, или же были пленены объединенным мусульманским воинством. Защищать королевство было некому — в течение нескольких недель большинство крепостей королевства пали. А затем наступила очередь и самого Иерусалима. 2 октября 1187 года Саладдин торжественно въехал в Иерусалим. Во владении крестоносцев оставались только Бельфор, Крак де Шевалье, Маргат, Тир, Триполи и Антиохия

69

Памятник Саладдину в Дамаске (Сирия). По материалам сайта www.tbg-brand.ru

(первые три крепости, заметим, были иоаннитскими). Впоследствии было организовано еще четыре Крестовых похода, добились и некоторых успехов, например, отвоевали Акру (которая стала новой столицей Иерусалимского королевства и резиденцией иоаннитов), христианские рыцари даже смогли на некоторое время занять Иерусалим (это сделал Фридрих II в 1199 году), но выиграть войну и сохранить христианские государства не удалось. Подробно о перипетиях того периода мы писали в главе, посвященной рыцарям Храма, и повторяться не имеет особого смысла. Год за годом присутствие духовно-рыцарских орденов на Святой земле уменьшалось. К чести ордена госпитальеров надо отметить, что они не опускают рук и являются наряду с тамплиерами и тевтонцами основной


70

военной силой христиан в Палестине. Они постоянно участвуют в битвах, стараются отвоевать территории, правда, не всегда успешно. В 1244 году объединенное войско Иерусалимского королевства было разбито при Газе войсками египетского султана Бейбарса. Из 7000 рыцарей в живых осталось только 33 тамплиера, 3 тевтонца и 27 иоаннитов; около 800 рыцарей были взяты в плен. В 1247 году египтяне захватили также часть Галилеи и город Аскалон. В 1265 году султан Бейбарс взял Кесарию и Арсуф, в 1268 году — Яффу, Антиохию. В 1271 году была взята крепость Крак де Шевалье в Сирии. В 1285 году войска султана Бейбарса захватили Маргат, в 1287 — Латакию и замок Бет Джибелин, в 1289 — Бельвер и Триполи. В 1291 году, несмотря на яростную и героическую защиту, пала последняя крепость крестоносцев — Акра. Иоанниты прикрывали эвакуацию горожан и посадку их на корабли. Раненый магистр ордена Жан де Вилье взошел на борт корабля. Его галера была последним кораблем, которому удалось покинуть бухту Акры. Иерусалимское королевство прекратило свое существование, а иоанниты лишились последних владений в Палестине. II. Кипрский период (1291–1310)

В 1189 году английский король Ричард Львиное Сердце отправился в Третий крестовый поход. По дороге в Иерусалим он захватил Кипр. Остров был дарован бывшему королю Иерусалимскому Гвидо де Лузиньяну, который основал там королевство и династию, правившую более 400 лет. После изгнания из Иерусалима рыцари обрели пристанище именно на Кипре. Это связано как с тем, что Лузиньяны очень хорошо отно-

Великие ордена

Карта Средиземноморья

сились к иоаннитам, так и с тем, что Великий магистр Жан де Вилье дальновидно прикупил несколько замков на Кипре. Орден стал вассалом короля Кипра и получил от него феодальное владение Лимассол (Лимиссо) в качестве лена. Изгнанный из Иерусалима орден святого Самсона слился с орденом госпитальеров, и этот союз стал именоваться «рыцари Кипра». В 1291 году король Кипра Анри II Лузиньян подарил рыцарям город Лимиссо, что было утверждено Римским Папой Климентом V. Здесь в течение восемнадцати лет находилась официальная резиденция ордена. Были построены большой госпиталь, дом для пилигримов и несколько монастырей. Двадцать лет пребывания на Кипре позволили ордену восстановить силы. Казна пополнилась многочисленными поступлениями из Европы, а также добычей от морских побед над корсарами и турками. Увеличился приток новых


Мальтийский орден

71

В 1307 году, воспользовавшись незначительным предлогом, что якобы женский монастырь госпитальеров, расположенный на Родосе, подвергается опасности захвата, рыцари высадились на острове. В течение нескольких лет шла упорная борьба за остров, и в 1310 году орден окончательно закрепился там. Так началась новая страница в истории иоаннитов. III. Родосский период (1310–1522) Великая каракка Мальтийского ордена «Санта Анна»

рыцарей из Европы, иоанниты вновь обрели былое могущество. Надо сказать, что на Кипре руководство ордена нашло принципиально новый способ борьбы с неверными и защиты христиан. Иоанниты превратились в морской военно-монашеский орден. Продолжая оказывать помощь пилигримам, теперь на море, совершенствуя мореходные навыки и сражаясь с пиратами, рыцари в кратчайшие сроки стали очень сильными морскими воинами. Однако статус вассалов кипрской короны не очень устраивал госпитальеров. Более того, стали возникать трения (чаще финансового характера) с кипрским королем. Великий магистр Гийом де Вилларе решил подыскать ордену новое пристанище. Его взгляд был устремлен на большой остров Родос, расположенный в Эгейском море. Формально остров принадлежал Византии, хотя де-факто там правил некий Леон Галл, бывший византийский наместник, пришедший к власти при помощи генуэзцев. Руководство ордена официально обратилось с просьбой к Византии, но их прошение было отклонено.

Итак, рыцари закрепились на Родосе. Это дало независимость, возможность развития и еще кое-что, а именно создание суверенного государства. В 1310 году иоанниты стали называться «сувереном Родоса», что было утверждено Папой Климентом V. На острове был открыт большой странноприимный домгоспиталь, построены новые укрепления, великолепный дворец, склады, школы, расширен флот. Орден создавал государственную основу своего военного могущества и в то же время центр образования и культуры. Иоаннитов стали называть родосскими рыцарями. Находясь на Родосе, руководители ордена продолжили то, что начали на Кипре, а именно укрепление и развитие

Галера ордена святого Иоанна. Гравюра XVII века


72

Великие ордена

своего флота. Основной единицей флота на долгие годы стали большие галеры на 50 и более гребцов. Галеры были сильно укреплены и зачастую даже бронированы стальными листами. Экипаж обычно состоял из капитана-командора (старшего и наиболее уважаемого рыцаря госпитальера), 3–5 рыцарей, 30 матросов и более 50 солдат. Как и на берберских и турецких галерах, у иоаннитов не было свободных гребцов. Основную силу составляли галерные рабы. Их положение было ужасно. Вот как описывает один из венецианцев участь галерного раба на берберской галере: «Галерные рабы прикованы по шесть к лавке; ширина последней — около 4 футов, и они покрыты шерстью, на которую положены выделанные бараньи шкуры, опускающиеся до палубы. Офицер, отвечающий за галерных рабов, стоит рядом с капитаном, от которого получает приказы. Ему помогают два надсмотрщика. Один из них стоит в центре корабля, а второй — на носу. В руках у обоих кнуты, которыми они хлещут обнаженных рабов. Когда капитан отдает приказ грести, офицер свистит в серебряный свисток, висящий у него на шее; сигнал этот повторяется надсмотрщиками, и сразу же все 50 весел одновременно опускаются в воду. Представьте себе обнаженных мужчин, прикованных к скамьям. Одна нога каждого из них находится на подставке, другая упирается в стоящую впереди скамью. Взявшись руками за тяжелое весло, они одновременно отклоняются назад, увлекая за собой весло. Иногда галерные рабы гребут по 10–12, даже по 20 часов в сутки без малейшего отдыха или даже перерыва. В таких случаях офицер обходит измученных, находящихся в предобморочном состоянии гребцов, вкладывая им в

рот куски хлеба, смоченные в вине. Когда капитан приказывает ускорить ход, случается, что один или несколько рабов в изнеможении падают на лавку. Их секут плетью до тех пор, пока они не перестают подавать признаки жизни, а затем без церемоний выкидывают за борт». Поверьте, участь рабов на христианских судах была такой же незавидной. Кроме маневренных и скоростных галер флот ордена имел маленькие парусные и парусно-весельные суда — шнеки, бертони, галеоты, тартаны. Были и более крупные корабли — несколько галеасов и четыре очень крупных корабля, так называемые каракки. Они использовались для транспортировки грузов, которые по габаритам и весу не могли быть перевезены галерами и галеасами. Все четыре корабля («Санта Анна», «Санта Катарина», «Сан Джованни», «Санта Мария») были настолько велики, что их называли не просто каракки, а великие каракки. Флагманом всего флота, образцом для подражания была «Санта Анна». На этом судне находился штандарт Великого адмирала. Длина корабля составляла 40 метров, ширина — 12, а надпалубные надстройки возвышались на 23 метра. Экипаж насчитывал 300 человек плюс столько же солдат корабль брал на борт для десанта. Вооружение состояло из 50 крупнокалиберных бронзовых орудий и большого количества более мелких. Борта были укреплены стальными листами. Ядра неприятеля не могли их пробить. Корабли «Санта Анна» и «Санта Катарина» орден построил собственными силами, «Сан Джованни» был куплен у генуэзцев, а «Санта Мария» была захвачена у мусульман. Столь бурное и активное развитие флота не могло не принести своих результатов — вскоре были


Мальтийский орден

73

Иоаннитская цитадель на острове Родос

завоеваны еще семь островов недалеко от Родоса. Рыцари в первое время довольно легко справлялись с египетским и турецким флотом, юркими судами берберских пиратов. В 1310 году у острова Аморгоса, в 1318 году у острова Хиос, в 1320 году у острова Родоса рыцари сильно потрепали османский флот. С 1332 по 1360 год родосские рыцари в союзе с венецианцами и Кипром нанесли пять крупных поражений туркам, а в 1344 году даже взяли штурмом город-крепость Смирну. Доставалось и мамелюкскому Египту. В 1365 году иоанниты приняли участие в локальном крестовом походе кипрского короля Пьера де Лузиньяна против Египта, 10 октября их флот участвовал в разгроме египетского флота и во взятии Александрии. Однако обязательно следует отметить, что госпитальеры действовали не только в интересах католической церкви и Папы Римского, но и в собственных интересах. В 1403 году родосские рыцари заключили договор с мамелюкским Египтом против Тимурлена. Еще лет сто назад такой союз был бы

невозможен. Мир, к слову, продлился целых 20 лет, что позволило рыцарям вновь открыть госпиталь в Иерусалиме. Родосский этап развития ордена достиг своей вершины. Орден был богат, силен, с ним считались. После ликвидации тамплиеров значительная часть их земель и имущества была передана госпитальерам папской буллой от 2 мая 1312 года, что существенно увеличило их владения. Теперь только в Европе орден иоаннитов имел 656 командорств, в каждом из которых обязательно был госпиталь. Орден продолжал свою экспансию и в 1386 году купил за 20 тысяч флоринов Ахейское княжество на Пелопоннесском полуострове, часть разваливающейся Византийской империи. Но, повторимся, это был апогей влияния ордена. Постепенно силы начали иссякать. Уже в 1405 году рыцари были вытеснены из Ахейского княжества. Кончился мир с Египтом — в 1426 году мамелюки взяли Кипр, а спустя 14 лет появились у стен Родоса. Вот что пишут современники об этом: «Султан под видом, что будто бы Родос в древние


74

времена зависел от Египта, положил твердое намерение напасть на оный, для чего, вооружив флот, состоящий из восемнадцати галер и под командой египетского адмирала, послал его для завоевания Родоса. Адмирал начал войну сию нападением на принадлежащий ордену остров Шатору, которым и овладел. А затем обратился к Родосу, куда и прибыл 25 сентября 1440 года. Кавалеры, возбуждаемые примером Великого магистра, вооружась, сопротивлялись высадке неверных. Маршал же ордена, командовавший флотом, вышел из гавани, и хотя орденский флот был гораздо в меньшем количестве, нежели неприятельский, но маршал решился вступить в сражение с неверными, кои принуждены были отступить. Маршал, приблизившись к неверным, сразился с ними. Сражение сие продолжалось целый день, пока ночная темнота принудила всех разделиться. Победоносные кавалеры, потеряв не более 70 человек, возвратились в Родос, неверных же потеря простиралась до 700 человек». В 1444 году рыцари снова отбились от египтян после сорокадневной осады — восемнадцатитысячная армия мамелюков подошла к столице Родоса, а флот блокировал гавани, но неоднократные штурмы удачи египтянам не принесли, и спустя четыре года был подписан новый мирный договор. Но это были, как говорится, цветочки, ягодки пошли потом. В 1453 году в результате длительной осады и штурма войска турецкого султана Мехмета II взяли Константинополь. Великая тысячелетняя Византийская империя перестала существовать. Через год Мехмет II потребовал от иоаннитов уплаты ежегодной дани — 2000 дукатов. Ему было отказано, и с тех пор пошла непримиримая

Великие ордена

Султан Мехмет II

война не на жизнь, а на смерть. Мехмет объявил войну ордену, клялся разорить Родос и немедленно послал к острову 30 галер, кои опустошили берега многих орденских островов — нападение было отбито, но с тех пор иоанниты столкнулись с самым последовательным и мощным врагом из всех, с которыми им приходилось сражаться до этого, — с Оттоманской Портой. Родосские рыцари хорошо подготовились к войне, укрепили остров Родос, и вплоть до 1480 года войну они если не выигрывали, то уж бились с турками на равных. Великий магистр Пьер д’Обюссон делал все правильно и этим обессмертил свое имя в веках. 23 мая 1480 года семидесятитысячная турецкая армия во главе с греческим вероотступником Мануилом Палеологом (которого именовали Меши-паша) попыталась захватить Родос. Более 600 рыцарей всех восьми «Наций» прибыли защищать резиденцию ордена. Решающий штурм турок, во время которого Великий магистр полу-


Мальтийский орден

75

чил в бою пять ран, был отбит иоаннитами 27 июля. В самый разгар боя, когда взяли городской вал, Великий магистр приказал развернуть большое орденское знамя и, обращаясь к кавалерам, сказал: «Изыдем, собратия, на сражение за веру и в защищение Родоса или погибнем в развалинах оного!» и пошел впереди всех. Все атаки были отбиты, и 17 августа турки ушли, превратив Родос в груду камней, но не покорив его. На следующий год уже сам султан Мехмет во главе трехтысячного войска хотел взять штурмом Родос. Христиан спасла лишь его смерть во время похода. Султаны были достойными и благородными соперниками — отдавали должное воинской доблести противника. Оценив беспримерную храбрость и личное мужество Пьера д’Обюссона, новый турецкий султан Баязид II в 1484 году предложил заключить мир и передал в дар магистру правую длань Иоанна Крестителя, покровителя ордена, одну из главных христианских святынь. Новые военные действия начались только более чем через 30 лет. В апреле 1517 года войска турецкого султана Селима I взяли Каир. Над Родосом нависла угроза новой осады. В 1520 году на Родос прибыл из Италии по приглашению Великого магистра Фабрицио дель Каретто, знаменитый фортификатор Б. делла Скала. Он обновил все укрепления на острове. На Родос было завезено большое количество продовольствия и оружия из Сицилии. Гарнизон острова состоял из 300 рыцарей и 7500 итальянских моряков, критских лучников и родосцев. В 1521 году после смерти Великого магистра дель Каретто новым Великим магистром рыцари выбирают Филиппа де Вилье де л’Илль-Адана (de l’Isle Adan). Еще два года рыцари сражаются на море и на суше с турками. Но

уже в 1523 году великий турецкий султан Сулейман I Великолепный (Кануни) принял решение оккупировать остров. Был собран огромный флот в составе 300 парусных судов, армия в 200 тысяч человек, а возглавлял поход лично султан. Целых полгода, несмотря на огромную разницу в силах, рыцари защищали свой остров. И только 20 декабря 1523 года ценой потери почти половины армии Сулейман дождался капитуляции. Она была очень почетной. Кануни уважал достойных противников. Орден сохранил знамена, пушки и все регалии. В условиях сдачи Родоса, полученных и принятых турецким султаном, говорилось, «чтоб позволено было кавалерам пробыть на острове 12 дней, пока перенесут они на суда мощи Святых, священные сосуды из церкви святого Иоанна, всякие орденские редкости и их собственное имущество; чтоб находившиеся на острове церкви не были поруганы, а орденские пушки отданы кавалерам на вооружение галер; жителям, желающим удалиться с острова, султан дал бы позволение, а оставшихся на острове освободил бы на пять лет от всякой подати и позволил бы свободно отправлять по их вере богослужение; за что кавалеры, со своей стороны, уступают Порте как Родос, так и принадлежавшие ему острова». Испанский король и император Священной Римской империи Карл V, узнав об этих условиях, скажет: «Ни одна битва не была проиграна так достойно, как битва за Родос». Впоследствии на могиле Великого магистра Виллье де л’Илль Адана высекли надпись: «Здесь покоится Доблесть — победительница счастья». Более чем двухсотлетняя орденская история острова закончилась.


76

Великие ордена

IV. Безвременье (1523–1530)

1 января 1523 года 180 рыцарей и почти 5000 родосцев на тридцати пяти судах уплыли с Родоса и в марте прибыли на остров Кандию, принадлежавший Венеции, где два месяца приводили свой флот в порядок. В мае рыцари направились в город Мессину (Сицилия), но не остались там, так как в городе свирепствовала эпидемия чумы. Им пришлось плыть в Неаполь. После смерти Римского Папы Адриана VI новым понтификом был избран бывший родосский рыцарь Великий приор Капуи и кардинал Джулио Медичи. Он принял имя Климент VII. Рыцари сразу же почувствовали деятельную опеку — орденский флот нашел свое пристанище в Ницце, а само управление госпитальеров разместилось в Витербо, владении Папы. Великий магистр иоаннитов Виллье де л’Илль Адан активно рассматривает предложения христианских государств по размещению ордена. Он ведет переговоры с испанцами, французами, португальцами, англичанами, но они не приносят результата. Ордену нужен дом, но Адан тяготится сильной опекой со стороны верховной власти. Наиболее продуктивно, с помощью Римского Папы, проходят переговоры с императором Священной Римской империи Карлом V. Первоначально планируется передать иоаннитам острова Минорку или Эльбу. Но этот проект отклоняется Карлом. Наконец в 1530 году был найден вариант, устраивающий всех. Карл V даровал ордену постоянную резиденцию на острове Мальта. В «Жалованной грамоте императора Карла V ордену святого Иоанна Иерусалимского на владение островом Мальтой», подписанной 24 марта 1530 года, говорилось о том, что острова Мальта, Комино и

Мальтийский сокол

Гоццо, а также город и крепость Триполи в Ливии передаются иоаннитам на вечные времена в виде дворянского свободного лена — feudum perpetuum, nobile, liberum, francum. Лен условно подчинялся вице-королю Сицилии. Мальта, конечно, не цветущий Родос, но тем не менее место достойное и удобное. В качестве символической платы за остров орден должен был ежегодно поставлять Карлу V одного охотничьего сокола в знак вечной признательности за щедрость (это условие выполнялось аккуратно вплоть до 1798 года). Начинался новый этап развития ордена — мальтийский. V. Мальта (1530–1798)

Для начала орден вновь изменил свое название на The Sovereign Military Hospitaller Order Of Malta — суверенный военный госпитальный Мальтийский орден. Чуть пообвыкнув на острове, орден стал заниматься тем же, чем и раньше, — борьбой с пиратами и турками.


Мальтийский орден

В 1535 году флот иоаннитов совместно с испанскими кораблями совершил один из первых рейдов на алжирских пиратов Хайруддина Барбароссы. Начав поход из Сардинии и города ПортоФарино, испанцы и рыцари осадили и взяли турецкую крепость Гулетту — арсенал Барбароссы, освободив около 10 тысяч христианских пленников и захватив 300 пушек и 87 галер. Штурмом был взят и разграблен город Тунис. Османы нанесли ответный удар: в 1551 году турецкое войско напало и разграбило плохо укрепленные районы островов Мальта и Гоццо, забрав в рабство при этом около 7000 жителей. В ответ рыцари стали тщательно укреплять свой остров, превращая его в настоящую неприступную цитадель. Было основано четыре города, реконструировано и построено около 20 фортов (например, такие, как Сент-Эльмо и Сант-Анжело). Орден готовился к противодействию и осаде. И они не заставили себя долго ждать — уже в 1551 году турецкое войско на 112 галерах, двух галеасах, трех транспортных судах и бригантине с 12 тысячами солдат во главе с Синам-пашой попыталось высадиться на Мальте. Этот набег Оттоманской Порты был неудачным — противник был отброшен от острова. Но, не взяв Мальту, турки, несмотря на мужественное и ожесточенное сопротивление, захватили Триполи. В плен попал комендант крепости маршал ордена Гаспар де Валлье. В 1565 году мальтийцев ждало самое трудное испытание. 18 мая тридцатитысячная турецкая армия, состоящая только из янычар под командованием сераскера Мустафы-паши, прибыла к Мальте на двухстах кораблях. Высадка произошла 19 мая 1565 года на юговосточной части острова. В распоряже-

77

Великий магистр ордена госпитальеров Жан Паризо де Ла Валетт

нии Великого магистра Жана Паризо де Ла Валетта было 600 орденских рыцарей и 7000 солдат. Позднее из Сицилии удалось перебросить на Мальту тысячу испанских аркебузиров и около сорока орденских рыцарей. Военные действия турки начали с обстрела форта СанЭльмо, который защищали 120 рыцарей и рота испанцев. Защитники отстаивали форт до 21 июня, до последнего солдата. В боях за форт погибло около 10 000 турок. Началась осада Бирги, которая 15 июля выдержала ожесточенный штурм. После этой неудачи 1000 янычар на десяти кораблях попробовала обойти Биргу через южную сторону форта Сант-Анджело, но нарвалась на засадную батарею ордена, первый же залп которой отправил на дно 9 судов и 800 янычар. До 7 августа продолжался непрерывный обстрел крепости, и штурм, произошедший в этот день, увенчался бы успехом, если бы отряд, направленный Ла Валеттом, не разгромил лагерь турок, отступивших на его


78

Великие ордена турецкий флот флот союзников

Сражение у Лепанто

защиту. 18 августа еще один турецкий штурм был отбит благодаря мужеству рыцарей и Великого магистра Жана де Ла Валетта, раненного в ногу. 6 сентября 1565 года, за день до окончания осады, на восточном побережье Мальты высадился отряд солдат, посланный испанским королем Филиппом II из Сицилии. Турки, потеряв 25 тысяч человек, покинули Мальту. Потери ордена составили 260 рыцарей и 7000 солдат. Когда Мустафа-паша узнал, что сицилийцев было всего 6000 человек, он попробовал вернуться на остров, но был отброшен и ушел в Турцию. После отступления турок на всем острове осталось под оружием едва 600 человек, из которых большинство было ранено. В 1566 году Великий магистр Жан Паризо де ла Валетт, выдержавший турецкую осаду, заложил на юго-западе от форта Сен-Эльмо на горе Сцеберрас новый город, позже названный в его честь Ла Валетта. Рыцари с честью выдержали испытание и почти положили конец владычеству мусульманского флота в Средиземном море. Еще раз в крупном морском сражении орденский флот сошелся с ту-

рецким при Лепанто (Lepanto) в 1571 году. Мощь турецкого государства была подорвана, и больше турецкий флот не мог угрожать Европе. В начале XVII века флот Мальтийского ордена по праву считался лучшим флотом в Средиземноморье. Орден иоаннитов участвовал в военных действиях испанцев в Северной Африке против Алжира, помогал Франции в колонизации Канады. Только за первую половину века рыцари одержали 18 больших побед на море над флотами Туниса и Алжира. В 1602 году мальтийские рыцари захватили на западном побережье Пелопоннесского полуострова города Лепанто и Патры, в 1611 году — город Коринф, в 1606 году одержали морскую победу у Сан-Маро. Развитие воинского искусства госпитальеров продолжалось. Помимо орденского флота удобными бухтами Мальты и Гозо пользовалось и большинство христианских корсаров Средиземноморья. Госпитальеры давали им не только укрытие, но и покровительство — помогали оснащать флот, набирать команды и даже создали особую структуру — Оружейную палату, которая занималась контролем за


Мальтийский орден

79

буканьерами и разрешением споров. Взамен пираты отдавали большую часть своей добычи. Это было время прекрасных флотоводцев мальтийцев. Буабодрант, Винчигуэрра, Броккиеро, Гамарра, Гравье и, конечно же, Матюрин де Лескот Ромегас — эти имена гремели по всей Европе и мусульманскому миру! В 1631 году Мальтийский орден купил у французской короны острова в Карибском море: Сент-Кристофер, СентКиттс, Сен-Бартельми, Сен-Мартен и Санта-Крус. Рыцари успешно управляли этими островами, превратив их в цветущий рай. В то же время сама Мальта становилась все более процветающим островом. В городах были воздвигнуты новые великолепные здания, открыты госпитали, академия, публичная библиотека. Все военные успехи имели, к сожалению, не только положительный результат. С ослаблением Турции и уничтожением большинства берберских пиратов значение ордена и его влияние начали постепенно ослабевать. Финансовое положение стало ухудшаться. Многие рыцари не брезговали заниматься контрабандой (особенно перевозкой черных рабов) и откровенным пиратством. Плюс ко всему еще некоторые магистры, такие, например, как Жан де ла Кассиер, правили не очень дальновидно и ставили орден в прямую зависимость от властителей Европы. Все больше увеличивалась власть Папы. В 1582 году Григорий XIII стал добиваться права назначать Гроссмейстеров ордена. Это требование удалось отклонить, но в 1620 году Папа Урбан VIII добивается контроля над итальянским командорством с тем, чтобы назначение должностных лиц в это командорство производилось не орденом, а Папой. В 1628 году римский первосвященник принимает декрет, в

котором говорится, что в период между смертью одного Гроссмейстера и выборами другого орденом управляет непосредственно понтифик. Это давало возможность Ватикану кардинально влиять на выборы нового Гроссмейстера. И наконец, буллой от 21 октября 1634 года Урбан VIII закрепляет свое право назначать Гроссмейстера при определенных обстоятельствах. Таким образом, к 1635 году орден попадает в полную зависимость от папского престола и теперь ограничивается правом решения только внутренних текущих вопросов, хотя мальтийцы продолжали сохранять суверенитет. Резкое усиление роли Римской курии произошло не в самый подходящий момент — в Европе разгорался костер протестантизма. Под влиянием Реформации семь германских командорств заявили об отказе от католицизма и образовали свой орден св. Иоанна во главе с выходцем из Восточной Пруссии Баиливиком Бранденбургским. Подавляющее большинство голландских рыцарей вышли из состава католического ордена. В Англии королевским указом Главное Приорство ордена было просто запрещено, а его имущество конфисковано. В 1665 году суперинтендант Кольбер вынудил орден уступить острова Карибского бассейна, на которые орден рассчитывал, французской Вест-Индской компании. В 1676 году на Мальту обрушилась эпидемия чумы, унесшая около девяти тысяч человеческих жизней. Несмотря на все удары судьбы и значительное финансовое ослабление, орден оставался серьезной военной силой. В 1643 году по приказу Римского Папы Мальтийский орден участвовал в военных действиях против герцогства Пармы и Пьяченцы, в венецианско-турецкой войне 1645–1669 годов, в частности, в 1656 году в разгроме турецкого флота в


80

Собор Мальтийского ордена в городе Мдина

Эгейском море у выхода из пролива Дарданеллы. Крупным морским походом флота госпитальерского ордена святого Иоанна против Турции стала совместная итальяно-неаполитанско-мальтийская экспедиция к берегам Мореи, приведшая к завоеванию Наварина и Хиоса. Не только морские сражения принесли славу иоаннитам. Сухопутная армия ордена активно участвовала в Тридцатилетней войне (1618–1648), что позволило возвратить ряд командорств в германских княжествах. Сводный отряд рыцарей ордена находился в составе объединенного христианского войска под командованием польского короля Яна Собеского под Веной, где турки были разгромлены 13 сентября 1683 года. А военные успехи не могут быть не отмечены и властителями мира сего. В 1607 году император Священной Римской империи Рудольф II пожаловал Великому магистру титул князя Священной Римской империи, который был подтвержден в 1620 году Фердинан-

Великие ордена

дом II. В 1630 году Великий магистр получает статус, соответствующий рангу кардинала Римской церкви с титулом «Eminenza» (Высокопреосвященство). То есть можно сказать, что баланс сил более или менее поддерживался орденом. Члены ордена существовали и работали. Все изменилось после Французской революции. Декрет от 19 сентября 1792 года прекращал деятельность ордена на территории Франции, конфискации подлежало все его имущество. В 1797 году последовал новый удар. Власти Франции добились включения всех членов ордена в список предателей и врагов Республики, что автоматически лишало их любых прав на имущество, которое не было конфисковано ранее. Таким образом, Французская революция поставила окончательный крест на ордене как военно-монашеской организации. Кроме того, это послужило поводом для Директории осуществить план захвата Мальты, при этом всячески выставлялась якобы враждебность ордена к Республике. Девятого июня 1798 года французский флот вошел в бухту острова. Десятого июня 1798 года правление ордена госпитальеров Мальтой, продолжавшееся 268 лет, закончилось. Одиннадцатого июня был подписана Конвенция о сдаче Мальты, по которой орден терял свой государственный суверенитет, а территория острова Мальта переходила во владения Французской Республики. Великий магистр Гомпеш отказался подписать это соглашение и покинул остров. От имени ордена его подписали столпы ордена, и позже этот факт использовался как основание для возобновления требований возврата ордену островов. После этого разгрома орден перестал быть сколько-нибудь значащей политической организацией и военной силой, хотя продолжал существовать.


Мальтийский орден

VI. Российский период (1797–1802)

Бежавшие с острова рыцари собрались в Санкт-Петербурге, и в августе 1798 года был созван Великий Капитул, который принял решение о низложении фон Гомпеша и выборе нового главы ордена. Очередным, 72-м Великим магистром стал русский император Павел I. Это произошло не просто так. Еще 7 августа 1797 года Павел провозгласил себя Протектором ордена (Protector of the Order), хотя этот титул по уставу не мог иметь некатолический монарх, его должен был носить император Священной Римской империи и король Обеих Сицилий Франциск II (Holy Roman Emperor and the King of the Two Sicilies). Однако Франциск в тот момент очень нуждался в союзниках и никак не отреагировал на этот поступок русского императора. Рыцарям нужен был сильный покровитель, и в лице русского царя они его обрели. На территории Российской империи было организовано два великих приорства (для православных и для католиков), ордену предоставили дворец в Санкт-Петербурге (ныне здание Суворовского военного училища), а остров Мальта объявили провинцией Российской империи. Манифест «О восприятии Его Императорским Величеством звания Великого магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского» был опубликован 16 декабря 1798 года. Мы не будем рассматривать сейчас вопрос легитимности избрания Павла I Великим магистром (об этом говорится во многих исследованиях, советуем почитать книги и статьи В. И. Захарова). Вопрос этот многотрудный и запутанный. Мы просто отметим, что российский монарх старался максимально вникнуть во все проблемы ордена, развивать его

81

и стараться быть хорошим сюзереном. На территории России он предоставил членам ордена «все те отличия, преимущества и почести, коими знаменитый орден пользуется в других местах». Руководитель Главного приорства в России был введен в состав Государственного совета, в наградную систему империи был включен знак отличия ордена Святого Иоанна Иерусалимского, а сам мальтийский крест вошел в Государственный герб. Мальтийцы сразу же создают в Санкт-Петербурге военно-учебное привилегированное заведение — Пажеский корпус, в который принимаются дети высших сановников и который намного переживет в России сам орден. И хотя официальные лица ордена не признавали Павла официальным Гроссмейстером, интересно будет привести слова Римского Папы Пия VII, который называл императора Павла «другом человечества и бескорыстным защитником и покровителем гонимых и угнетенных». А вот еще одно высказывание. Оно принадлежит известному историку ордена графу Мишелю де Пьерредону. В своей книге «Политическая история суверенного ордена святого Иоанна Иерусалимского» он писал о Великом магистерстве русского царя следующее: «Мы должны от всего сердца воздать дань той роли, какую сыграл Император в то время, когда он держал под контролем большую часть ордена, не открыв кредита для его памяти, которая имеет точное определение. И хотя его избрание произошло не по всем правилам, статутам и законам ордена, оно было безоговорочно признано. С позиций самого ордена, следует сказать по правде, что, после падения Мальты, орден нашел пристанище в СанктПетербурге с уцелевшими членами


82

Великие ордена

в данную военно-религиозную организацию, сохранялись их орденские регалии и звания, полученные от ордена, но наследникам они не передавались. Более того, носить орден Святого Иоанна считается нецелесообразным. На этом деятельность ордена на территории Российской империи можно считать официально завершенной. VII. Римский период (1803 — по настоящее время)

Н. П. Шереметьев, шеф Пажеского корпуса

ордена, и, вне всякого сомнения, благодаря этому орден избежал полного уничтожения. И за это орден обязан ему благодарностью». После убийства Павла значение и развитие ордена в России пришло в упадок. Его сын Александр I отказался принять титул Великого магистра, а остался только Протектором ордена. А в 1802 году он предоставил Римскому Папе право назначить Гроссмейстера ордена из числа избранных приорствами кандидатов. Александр постепенно прекращает деятельность иоаннитов в России. Сначала убрали мальтийский крест из Государственного герба, затем были конфискованы в пользу казны денежные средства ордена и, наконец, в 1817 году был предписан запрет подданным вступать в орден. Лицам, ранее вступившим

Девятого февраля 1803 года Римский Папа назначает Гроссмейстером Джиованни Батиста Томасси (Giovanni-Battista Tommasi), который временно разместил резиденцию ордена сначала в Катании (Catania), затем в Мессине (Messina) на острове Сицилия. В 1826 году резиденция Мальтийского ордена была перенесена из Катаньи в Феррару, а в 1834 году госпитальеры окончательно обосновались в Риме, в резиденции мальтийского посла на виа Кондотти под крылом Римского Папы. Мальту оккупировали англичане, суверенных территорий в Европе и в мире у ордена не осталось. Правда, в 1806 году Швеция предложила ордену в вечное и суверенное владение остров Готланд в Балтийском море, но предложение Швеции было отклонено. С тех давних пор орден функционирует, но это, как говорится, уже совсем другая история. Современное положение ордена, его новый устав и конституция очень интересны, однако требует дополнительного рассмотрения не в рамках этой книги. Желающие могут ознакомиться с работами В. А. Захарова, в которых он четко отделяет самопровозглашенные структуры под сенью Мальтийского ордена от реально и легитимно действующей организации.


Мальтийский орден

83

Резиденция ордена в Риме

СПИСОК ВЕЛИКИХ МАГИСТРОВ ОРДЕНА ГОСПИТАЛЬЕРОВ Герард Благословенный . . 1070 (1080?, (Gerard Beatified) 1099?)–1120 Раймонд де Пюи . . . . . . 1120–1160 (Raymond du Puy) Гарен де Монтегю . . . . . ?-1217-? Фальк де Вилларэ . . . . . ?-1309-? (Fulk de Villaret) де Ластик . . . . . . . . . ?-1441-? (de Lastic) Гелион Вильнёв . . . . . . ?-1476-? (Helion Villeneuve) Пьер д’Обюссон . . . . . . ?–1481 (Pierre d’Aubusson) Филипп Вилье де Лиль Адан 1481–1534 (Philippe Villiers l’Isle Аdаn) Хуан де Хоменес . . . . . . 1534–? Жан Паризо де ла Валетт . . 1557–1568 (Jean Parisot de la Valette) Пьетро дель Монте . . . . . 1568–1572 Жан де Ла-Кассиер . . . . . 1572–1582 (Jean de la Cassiere) Алоф де Виньякур . . . . . ?–1603 Ласкарис . . . . . . . . . ?–1657 (Lascaris)

Мартин де Редин. . . . . . 1657–? (Martin de Redin) Карафа . . . . . . . . . . ?-1685-? Раймунд де Рокафуль . . . 1697–1720 Пинто де Фонсека . . . . . ? (Pinto de Fonseca) Эммануил де Роган. . . . . ?–1797 (Emmanuel de Rohan) Фердинанд фон Гомпеш . . 1797–1798 (Ferdinand von Hompesch) Павел Петрович Романов . . 1798–1801 (Голштейн-Готторпский) Джиованни Батист Томасси 1803–1805 (Giovanni-Battista Tommasi) Инницо-Мария Гевара-Сардо . . . . . . 15–17.6.1805 (Innico-Maria Guevara-Suardo) Джузеппе Карацциоло 17.6–5.12.1805 (Giuseppe Caracciolo) Инницо-Мария Гевара-Сардо 1805–1814 (Innico-Maria Guevara-Suardo) Андреа ди Джованни и Центеллес . . . . . . . . 1814–1821 (Andrea di Giovanni e Centelles) Антонио Буска а Миланезе 1821–1834 (Antonio Busca a Milanese)


Великие ордена

84

Карло Кандида . . . . . (Carlo Candida) Филипп фон Коллоредо . (Philip von Colloredo) Александр Борджиа . . . (Alessandro Borgia) Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче . . . . . . (Giovanni-Battista Ceschi a Santa Croce) Галеаццо фон Тун унд фон Гогенштейн . . . . . (Galeazzo von Thun und Hohenstein) Пио Франчи де’Кавальери (Pio Franchi de’ Cavalieri)

. 1834–1846 . 1846–1865 . 1865–1872

. 1872–1905

. 1905–1931

Людовик Чиги Албани делла Ровере . . . . . . . 1931–1951 (Ludovico Chigi Albani della Rovere) Антонио ГерчоланиФава-Симонетти . . . . . . 1951–1955 (Antonio HercolaniFava-Simonetti) Имел титул лейтенанта Гроссмейстера

(Эрнесто Патерно Кастелло ди Карачи . . . . . . . . . 1955–1962 (Ernesto Paterno Castello di Carcaci) Имел титул лейтенанта гроссмейстера

1907–1931

фактически из-за болезни Галеаццо орденом управлял лейтенант Гроссмейстера

TU

Ангело Моджана ди Колона 1962–1988 (Angelo Mojana di Cologna) Андреа Бертье . . . . . . 1988 — (Andrew Bertie) наст. время

UU


T U T U T U T U T U T U T U T ИЕРУСАЛИМСКИЕ

ОРДЕНА

Мы условно выделяем три ордена — Гроба Господнего, лазаритов и Монжуа — в отдельную группу, которую назвали Иерусалимской. Все эти организации, по нашему мнению, несколько отличаются от остальных. Во-первых, о них мало что известно. Наиболее широко освещается деятельность современных направлений движения лазаритов, но имеют ли они историческую связь с первоначальным орденом и являются ли они его правопреемником — вопрос более чем сложный. Во-вторых, их расцвет приходится на период деятельности христианских государств в Леванте с 1099 по 1291 год. Именно в это время они достигают наибольшего могущества. В-третьих, все три ордена являлись основой вооруженных сил Иерусалимского королевства, на других землях они или не прижились, как Монжуа, или слились с другими институтами католической церкви, как орден святого Лазаря, или же вообще на время прекратили свое существование, как орден Гроба Господня. Все эти факторы и подвигли нас особо выделить подобные образования, хотя, повторимся, подобное деление является сугубо условным.


Орден рыцарей Креста и красной звезды

T U T U T U T U T U T U T U T ПРИЛОЖЕНИЯ

219



T U T U T U T U T U T U T U T

УСТАВ ОРДЕНА ТАМПЛИЕРОВ REGULA Pauperurum Commilitonum Christi Templiqne Solamoniaci Составлен св. Бернаром. Утвержден на Церковном соборе в городе Труа (Франция) в 1128 году и подписан римским Папой Евгением III

I. О том, как следует слушать божественную службу Вы, отказавшиеся от собственных желаний, и те, кто до конца сражаются вместе с вами ради спасения душ своих в рядах Великого Царя на конях и с оружием, старайтесь всегда с чистым и благочестивым чувством слушать заутрени и всякое священное (integrum) богослужение, согласно каноническому установлению и обычаю учителей права (regularium doctorum) Святого Града. Поэтому вам, почтенные братья, весьма следует, презрев блеск настоящей жизни и страдания вашей плоти, навечно пренебречь сим бурным миром ради любви к Богу: итак, пусть никто после божественной службы не боится идти на битву, но готовится к венцу, приобщившись божественной трапезы и ею насытившись, научившись божественным правилам и в них укрепившись. II. О том, чтобы читали молитву Господню, если не могут слушать божественную службу Впрочем, если какой брат, удалившись от восточного христианства (negotio orientalis Christianitatis) (что, мы не сомневаемся, будет случаться все чаще), по причине оного отсутствия не услышит божественную службу, то пусть вместо заутрени он читает 13 молитв Господних и каждый час — по семь; вместо же вечерни мы предписываем девять и единодушно утверждаем свободным голосованием (libera voce). Ведь поскольку эти братья были направлены для спасительного труда, не могут они в назначенный час прибыть к божественной службе. Но, если только возможно, пусть они не пренебрегают назначенным часом. III. Что следует совершать об усопших братьях Когда же кто-нибудь из постоянных воинов ордена (militum remanentium) предстанет (что неизбежно) смерти, которая никого не щадит, то капелланам и клирикам вместе с вами мы повелеваем, с любовью совершая службу Высшему Первосвященнику (summo sacerdoti), вознести торжественно и в чистоте духа должную службу и мессу за его душу Христу. Братья же, стоящие там и проводящие ночи в молитвах за спасение умершего брата, пусть возносят за умершего брата по сто молитв Господних вплоть до


222

Приложения

седьмого дня; с того дня, в который была возвещена кончина брата, и до седьмого дня пусть сто человек братолюбиво соблюдают (habeat) совершенную чистоту (perfectionis integritatem). Еще же заклинаем божеским и человеческим милосердием и приказываем пасторскою властью, чтобы каждый день, все, что полагается распределять между братьями для удовлетворения потребностей этой жизни в еде и пище, уделялось каждому нищему до сорокового дня. Все же прочие приношения, которые добровольная нищета бедных воинов Христа привыкла давать Господу в честь успения брата, по случаю пасхального Празднества и прочих Праздников, мы вообще запрещаем. IV. О том, чтобы капелланы имели только средства к существованию и одежду Прочие же приношения и все виды милостыни, какого бы рода они ни были, мы предписываем приносить капелланам или лицам, замещающим их на время (aliis ad tempus manentibus), в общую казну ордена (unitati capituli communis). Итак, пусть церковные служители имеют только средства и плащ, соответствующие их власти, и пусть они не жаждут иметь ничего сверх того, если только магистры по своему усмотрению им этого не предоставят. V. Об усопших воинах, которые состояли на временной службе Есть в Божественном ордене (in domo Dei) Храма Соломона воины, по милосердию нашему временно (ad terminum) с нами пребывающие. Поэтому мы просим вас с несказанным состраданием, предписываем и, наконец, строго приказываем, чтобы, если какая ужасная сила в это время подведет кого-нибудь к последнему его дню, каждый бедный Христов воин из божественной любви и братского благочестия наложил на себя семидневное воздержание ради души его. VI. Чтобы ни один из постоянных братьев ордена не делал приношения Мы предписываем, как было сказано выше, чтобы никто из постоянных братьев не совершал иного приношения, кроме как денно и нощно с чистым сердцем следовать своему обету, дабы мог он в этом сравняться с мудрейшим из пророков: Чашу спасения приму и в смерти своей буду подражать смерти Господа: ибо как Христос за меня положил душу свою, так и я за братьев моих готов положить душу. Вот истинное приношение; вот жертва живая и Богу угодная. VII. О неумеренном бдении То же, что нашему слуху поведал вернейший свидетель, а именно, что вы слушаете божественную службу в неумеренном бдении и не соблюдая меры в стоянии, мы не только не предписываем, но даже порицаем: по окончании псалма придите, воскликнем Господеви c прокимном (invitatorio) и гимном, мы приказываем, чтобы сели все — как сильные, так и немощные, во избежание соблазна. Когда же вы сядете, то по окончании каждого псалма, при возглашении Слава Отцу... мы предписываем вам вставать для молитвы к алтарю из почтения к Святой Троице, а немощным — склонять главу. Также приказываем стоять при чтении Евангелия и «Тя, Господи, хвалим...» и на всех «Хвали тех (Laudes)», пока не кончится «Благословим Господа...» и следовать тому же правилу на утрени Святой Марии.


Устав ордена тамплиеров

223

VIII. О трапезе собрания (conventus) Мы полагаем, что вы будете вкушать пищу вместе, в одном дворце или, лучше сказать, столовой, a если потребуется что необходимое, то вместо невежественных жестов (pro signorum ignorantia) следует испрашивать это тихо, не возбуждая всеобщего внимания. Так, всякий раз (omni tempore) то, что вам необходимо за трапезой, просите со всяческим смирением и почтительной покорностью, как говорит апостол: «Вкушай хлеб твой в молчании», и псалмопевец должен вас вдохновить, когда он говорит: «Положил я печать на уста мои», т. е. я решил не согрешать языком, т. е. запечатал свои уста, дабы не сказать ничего дурного IX. О чтении Во время завтрака и обеда пусть читается Священное Писание. Если мы любим Господа, то должны внимательнейшим образом слушать Его спасительные слова и предписания. Чтец же Писания пусть требует от вас тишины. X. Об употреблении в пищу мяса В продолжение недели, если не случается Рождество Господне, или Пасха, или праздник Св. Марии, или Всех Святых, да будет вам достаточно трижды вкушать мясо, так как употребление мяса в пищу считается дозволенным способом (honorosa) развращения плоти. Если же в среду (die Martis) случится пост такой, что употребление мяса запрещено, то на следующий день пусть вам будет добавлено его столько же. В воскресенье же всем постоянным воинам, а также капелланам пусть будет добавлено по два блюда в честь Святого Воскресения, благого и полезного. Прочие же, т. е. оруженосцы и клиенты, сойдясь вместе, пусть пребывают в благодарении (cum gratiarum actione permaneant). XI. Как следует трапезовать воинам Воинам следует вообще трапезовать по двое (duos et duos), чтобы один всячески заботился о другом, дабы суровость жизни или тайное воздержание не примешивались (ne... intermisceatur) к общей трапезе. А также справедливо приказываем, чтобы каждый воин или брат имел для себя одну и ту же меру вина одной и той же крепости. XII. Чтобы в прочие дни подавалось два или три блюда пищи из бобов В прочие же дни, т. е. на второй и четвертый день недели (secunda et quarta feria), а также в субботу, мы полагаем, всем будет достаточно двух-трех блюд бобов или другой пищи, или, к примеру, печеных приправ; и приказываем вести дело так, чтобы тот, кто не может наесться одним, насытился бы другим. XIII. Какой пищей следует питаться в пятницу Мы полагаем, что в пятницу всей конгрегации будет достаточно одноразовой постной пищи в воспоминание Страстей Господних, за исключением больных, ради их немощи, от праздника Всех Святых до Пасхи, если только не случится Рождество Господне или праздник Св. Марии или апостолов. В прочее время, если только не случится Великий пост, пусть трапезуют дважды.


224

Приложения

XIV. О том, чтобы после трапезы всегда возносили благодарственные молитвы Строго предписываем всегда после завтрака и обеда в церкви, если она есть неподалеку, если же ее нет, то в том же месте, со смиренным сердцем, как положено, приносить благодарность нашему Высшему Правителю, который есть Христос. Мы приказываем, чтобы по братской любви между слугами и нищими были распределены остатки из нетронутых хлебов. XV. О том, чтобы десятая часть хлеба всегда уделялась в милостыню Нищета заслуживает награды, которая есть Царство Небесное, нищим оно, без сомнения, уготовано. Вам же, которым христианская вера о них истину возвестила, мы приказываем десятую часть всего хлеба ежедневно отдавать в качестве милостыни. XVI. О том, чтобы сбор был отдан на усмотрение магистра Когда же солнце покинет Восток и спустится к Иберии, вы должны, услышав условный знак, таков обычай той области, все прийти на всенощную (Completa), но до этого мы весьма советуем устроить общий сбор. Этот сбор мы поручаем распоряжению и усмотрению магистра, чтобы, когда он захочет, пили воду, а когда милостиво прикажет — некрепкое вино. Только это не должно приводить к излишнему пресыщению и совершаться с роскошеством, но достаточно умеренно. Так как мы видим, что насытившиеся становятся даже отступниками. XVII. О том, чтобы по окончании всенощной (Completa) соблюдалась тишина Итак, когда кончится всенощная, следует идти на улицу. Братьям же, идущим со всенощной, пусть не будет позволено обращаться ко всем, если только кто не будет вынужден необходимостью; то же, что он захочет сказать своему оруженосцу, пусть говорит тихо. Но так как возможно, что в то время, как вы идете со всенощной, возникнет величайшая необходимость обсудить военное дело или состояние нашего ордена (domus), и так как оказалось, что дня вам для этого не хватило, то надлежит говорить либо самому магистру с некой частью братьев, либо тому, кому временно дана магистерская власть. Так нам приказано поступать; к тому же сказано: «Во многословии не избежать греха» и в другом месте: «Жизнь и смерть зависят от языка». Во время же этого разговора мы вообще запрещаем балагурство, празднословие и шутки; а когда вы отходите ко сну, также приказываем со смирением и благоговением чистоты читать молитву Господню, если кто-нибудь скажет что-либо глупое. XVIII. О том, чтобы уставшие не вставали к утрени Уставшим же воинам мы предписываем вставать на утреню не так, как вам было объявлено, но пусть они отдыхают (acquiescere) с разрешения магистра или того, кому это будет поручено магистром, и 13 раз пропоют установленные молитвы так, чтобы разум был согласен с устами, согласно следующим словам Пророка: «Пойте Господеви разумно» и другим: «Пред очами ангелов воспою Тебе». Это мы вам единодушно предписываем. Сие же да будет всегда на усмотрение магистра.


Устав ордена тамплиеров

225

XIX. О том, чтобы среди братьев сохранялась общность имущества На богодухновенной странице читаем: «Уделялось каждому, сколько было надо». Поэтому мы настаиваем на том, чтобы не было личного имущества, но должно созерцать непостоянство всего. Если кто меньше нуждается, пусть возносит благодарность Богу и не омрачается, кто же нуждается, пусть смиряется ради свей немощи и не кичится своим уничижением; и так все члены пребудут в мире. Но мы запрещаем, чтобы кому-нибудь было позволено соблюдать неумеренное воздержание, но пусть все постоянно ведут совместную жизнь. XX. О качестве и виде одежды Мы приказываем, чтобы одежды всегда были одного цвета, например, белого, или черного, или, скажем, бурого (burella). Итак, всем воинам, давшим обет (professis), мы предписываем белые одежды и летом, и, если только можно, зимой, так как те, кто оставили темную жизнь позади, должны через чистую и светлую жизнь вернуться к своему Творцу. Ибо что есть белизна, как не тронутая чистота, спокойствие духа, здоровье тела. Если какой воин не сохранит чистоту, то не сможет он ни вечного покоя достигнуть, ни Бога увидеть, по свидетельству апостола Павла: «Мир имейте со всеми и чистоту, без которой никто не увидит Господа». Но так как одеяние такого рода не должно иметь излишней ценности, приводящей к надменности, то мы приказываем иметь всем такие одежды, чтобы каждый мог спокойно сам одеваться и раздеваться, обуваться и разуваться. И пусть ответственный за это распоряжение (ministerium) в неусыпной заботе старается избегать того, чтобы раздавать слишком длинные одеяния или слишком короткие, но пусть раздает соразмерные одеяния тем, кто будет ими пользоваться, в соответствии с размерами каждого. Итак, каждый, получив новое одеяние, пусть cразу (in praesenti) сдает старое, которое должно быть помещено в хранилище, или же, если постановит брат, которому это поручено, пусть отдает оруженосцам или клиентам, а иногда и в пользу нищих (pro pauperibus). XXI. О том, чтобы слуги не имели белых, т. е. светлых, одеяний Все, что происходило в Божественном ордене и среди принадлежащих к нему воинов Храма без распоряжения (sine discretione) и постановления Общего капитула, мы категорически запрещаем и вообще предписываем считать это как бы особым пороком. Ведь некогда имели слуги и оруженосцы белые одежды, отчего произошли великие несчастья. Ибо появились по ту сторону гор какие-то лжебратья, женатые (conjugati), и прочие, говорящие, что они от Храма, в то время как они от мира. Они такие бесчестия и столько ущерба причинили рыцарскому ордену, и бывшие там (remanentes) клиенты сделали так, что разразились многие скандалы из-за надменности. Так пусть постоянно носят они черное: но если таковые одеяния они не смогут найти, то пусть носят то, что можно найти в той провинции, где они проживают, или одноцветное, что сравнительно дешевле, а именно бурое (burella). XXII. О том, чтобы только постоянные воины имели белое Следовательно, никому не дозволено носить блестящие плащи или иметь белые камзолы, кроме признанных (nominati) воинами Христа.


226

Приложения

XXIII. О том, чтобы пользовались шерстью агнцев Предписываем общим указом (communi consilio), чтобы ни один постоянный брат (frater remanens) никогда не имел меховой одежды или одеял, сделанных не из овечьего или бараньего меха. XXIV. О том, чтобы старое распределялось между оруженосцами Пусть попечитель или распределитель тканей со всяческой заботой и внимательно относится к тому, чтобы честно и поровну раздавать оруженосцам, клиентам, а иногда и нищим старые вещи. XXV. О том, чтобы тот, кто желает лучшее, получал худшее Если какой постоянный брат в силу должности (ex debito) или из чувства гордыни возжелает красивого или лучшего, пусть за такое желание он непременно получит самое дешевое. XXVI. О том, чтобы сохранялись размер и качество одеяний Следует следить, чтобы размер одеяний соответствовал размерам и длине тела. Пусть за это будет ответственным распределитель тканей. XXVII. О том, чтобы распределитель тканей в первую очередь следил за одинаковой длиной одежды Пусть попечитель с братским вниманием смотрит за тем, чтобы длина одежды, как было сказано выше, была одинакова, да не усмотрит чего глаз клеветников и врагов. Пусть также во всем вышеупомянутом со смирением помнит о Божеском воздаянии. XXVIII. Об излишних волосах Всем братьям, и в первую очередь постоянным (remanentes), следует иметь волосы причесанные так, чтобы они всегда могли их правильно уложить и спереди и сзади. И пусть те же правила неукоснительно соблюдаются в отношении бороды и grenniоnibus, чтобы не было в этом излишества или повода для шуток. XXIX. Об украшениях (laqueis) и клювах (rostris) Об украшениях et rostris известно, что они — признак язычества. И коль скоро это всеми признается мерзким, мы запрещаем их и налагаем вето, так что кто их не имеет, пусть и впредь будет их лишен. Прочим же временно служащим мы не позволяем иметь rostra, украшения, излишние волосы и непомерную длину одежд, но совершенно запрещаем это. Ведь слугам Высшего Творца снаружи и изнутри необходима защита, как свидетельствует Тот, Кто сказал: «Будьте чисты, так как Я чист». XXX. О числе коней и оруженосцев Каждому из ваших воинов позволено иметь трех коней, так как великая бедность Божественного ордена Храма Соломона не позволяет сейчас иметь больше, если только не с позволения магистра.


Устав ордена тамплиеров

227

XXXI. О том, чтобы никто не бил верного оруженосца По той же причине каждому воину разрешаем иметь лишь одного оруженосца. Но если верен и почтителен будет этот оруженосец по отношению к воину, не позволено последнему бить его, даже если тот в чем-либо провинится. XXXII. О том, как должно принимать рыцарей на временную службу Всем воинам, желающим с чистым сердцем до определенного срока служить Иисусу Христу в том же ордене, мы приказываем честно покупать и коней, которые им необходимы в ежедневных трудах, и оружие, и то, что им вообще будет необходимо. Затем же, сохраняя интересы обеих сторон, мы приказали хорошо и по достоинствам (utile) оценивать коней. Итак, пусть цена значится в записи, чтобы ее не забыть; и то, что воину, или его коням, или его оруженосцу будет необходимо, включая и сбрую коней, пусть из братской любви будет оплачено из средств ордена, учитывая возможности ордена. Если между тем воин потеряет своих коней во время какого-нибудь события, связанного со службой, то магистр, учитывая возможности ордена, пусть даст других. Когда же подойдет срок возвращения на родину, пусть воин ради божественной любви половину пожертвует, другую же, если захочет, возьмет из братской общины. XXXIII. О том, чтобы никто не поступал (incedat) по собственному желанию Подобает тем рыцарям, которые считают, что для них нет ничего более драгоценного, чем Христос, беспрекословно соблюдать повиновение магистру ради своей службы, так как они принесли обет ради славы высшего блаженства или страха пред Геенной. Следует же так соблюдать его, чтобы когда что-либо будет приказано магистром, тут же это было исполнено без промедления тем, кому приказал магистр, а если Divinitus imperaretur, пусть они не знают промедления в исполнении. Ведь о таковых Сама Истина сказала: «От слуха ушей подчинился мне меня». XXXIV. О том, позволено ли идти через селение без приказа магистра Итак, временных (hospitales) воинов, оставивших собственную волю, и прочих, временно служащих, мы просим и строго им приказываем, чтобы без позволения магистра или того, кому это доверено, не осмеливались идти в селения, кроме как ночью на могилу и к стоянкам, которые находятся в стенах Святого Града. XXXV. О том, позволено ли кому ходить одному Путники пусть не дерзают начинать путь без охраны, то есть без воина или постоянного брата (remanente), ни днем, ни ночью. В войске же, после того как они приняты на временную службу, пусть ни один воин, или оруженосец, или кто другой не входит в чужую палатку ни для того, чтобы увидеть помещение других воинов, ни для того, чтобы с кем-нибудь поговорить, без приказа, как сказано было выше. Итак, мы подтверждаем решением, чтобы в этом ордене, учрежденном свыше, никто не воевал и не отдыхал по собственному желанию. Но, согласно воле магистра, пусть всегда поступает так, чтобы всегда подражать Господу, который говорит: «Я пришел исполнить не Мою волю, но Того, Кто Меня послал».


228

Приложения

XXXVI. О том, чтобы никто не требовал для себя того, что ему необходимо Это обычай мы особливо приказываем записать среди прочего и со всяческим благоразумием предписываем воздерживаться от греха попрошайничества (quaerendi). Итак, ни один постоянный брат не должен открытым или частным образом (assignanter et nominatim) требовать коня, или сбрую (equitaturam), или оружие. Но как же тогда? Если его немощь, или немощь его коней, или тяжесть его оружия действительно будет признана такой, что она наносит общий вред, то пусть он придет к магистру или к тому, кому вверено управление (ministerium) вместо магистра, и с истинным и чистым доверием представит это ему. И вот тогда-то, по разумению магистра или попечителя (procuratoris), пусть дело и решается. XXXVII. Об уздечках и шпорах Мы не хотим, чтобы хоть какое-либо золото или серебро, которое является частной собственностью, появлялось на уздечках и нагрудниках, ни на шпорах, ни на strevis, и да не будет сие позволено ни одному постоянному брату (remanenti). Если же из-за привязанности (caritative) будет сохранено старое снаряжение, золото и серебро следует закрасить так, чтобы блестящий цвет не казался другим проявлением надменности. Если же таким окажется новое снаряжение, пусть магистр делает с таковыми то, что посчитает нужным. XXXVIII. О том, чтобы не было покрова (tegimen) у копий у щитов Да не будет покрова (tegimen) на копьях и щитах и флюгеров (furelli) на пиках, так как мы считаем, что это не только не полезно, но даже и вредно. XXXIX. О позволении магистра Магистру позволено давать коней или оружие кому угодно, и вообще кому угодно какую угодно вещь. XL. О власянице и сумке Мешочек и власяница не сообразуются с латами (firmatura); пусть же будет предписано, чтобы воины не имели их без позволения магистра или того, кому будут поручены дела ордена вместо него. В настоящей статье не имеются в виду попечители и те, кто живут в различных провинциях, не подразумевается и сам магистр. XLI. О чтении писем Да не будет позволено никоим образом никакому брату от родителей своих, ни от кого другого, ни получать, ни, в свою очередь, посылать письма без позволения магистра или попечителя (procuratoris). После же того, как брат получит позволение, пусть письмо будет прочитано в присутствии магистра, если тому это будет угодно. Если же от родителей ему будет что-либо прислано, пусть не смеет брать это, прежде чем об этом будет сообщено магистру. Эта статья не касается магистра и попечителей ордена. XLII. О беседе о собственных грехах Так как всякое праздное слово признано рождающим грех, то что скажут грешники о собственных грехах, пав пред суровым судьей? Верно указывает пророк, что если от


Устав ордена тамплиеров

229

хороших речей следует воздерживаться ради молчания, то тем более следует избегать дурных слов из-за наказания за грех. Итак, мы проклинаем и с гневом запрещаем, чтобы какой-нибудь постоянный брат дерзнет вспоминать с братом своим или кем-либо другим те, лучше всего сказать, глупости, которые он в неумеренном количестве произносил в миру во время военной службы и услаждения плоти с ничтожнейшими женщинами; и если вдруг услышит, что кто-то говорит такое, то пусть заставит его замолчать, или же пусть как можно скорее послушной стопой идет оттуда и не отдает предателю драгоценный елей своего сердца. XLIII. О прошении (questu) и получении подарков Если какая-либо вещь без всякой просьбы (quaestu) будет подарена какому-нибудь брату, пусть он донесет об этом магистру или ответственному за трапезу (dapifero): если его друг или родитель не хочет давать иначе, как только для его личного пользования, то пусть он не берет это, пока не получит позволения от своего магистра. И тот, кому была дана вещь, пусть не досадует, если эта вещь будет передана другому: более того, пусть он точно знает, что он пойдет против Бога, если на это разгневается. Изложенное выше правило не касается служащих, которым эта служба (ministerium) специально была поручена и касается питания и запасов (conceditur de mala et sacco). XLIV. О кормушках для коней Полезно, чтобы всякий неотступно держался этого нашего предписания: ни один брат не должен обивать ясли льном или шерстью, как император. Никому это не позволено, кроме как profinello. XLV. О том, чтобы никто не дерзал обменивать или требовать Кроме того мы приказываем, чтобы никто не пытался обменивать свое, брат с братом, без позволения магистра и что-либо требовать, если только не брат у брата, да и то, если это вещь малая, дешевая, небольшая. XLVI. О том, чтобы никто не охотился на птиц с ловчей птицей и не приходил с ловчей птицей Мы единогласно приказываем, чтобы никто впредь не смел охотиться на птиц с ловчей птицей. Ибо не подобает благочестию (religioni) быть настолько привязанным к мирским удовольствиям, но подобает слушать предписания Господа, часто предаваться молитве, каждодневно исповедовать грехи свои в слезах и с рыданием в молитве к Богу. Итак, пусть с человеком, охотящимся с помощью ястреба или другой птицы, никакой постоянный брат не смеет общаться (ire) уже по одной этой причине (hac principali causa). XLVII. О том, чтобы никто не стрелял зверя луком или балистой Подобает шествовать со всяким благочестием, просто, без смеха, смиренно и говорить немногие, но разумные слова и не кричать. Особливо добавляем и предписываем каждому брату, давшему обет, чтобы он не осмеливался в лесу стрелять из лука или балисты; и пусть он не общается с тем, кто таковое совершает, разве что ради защиты его от неверных язычников. Также пусть не смеет кричать и вопить с собакой; и не бьет своего коня из желания поймать дикого зверя.


230

Приложения

XLVIII. О том, чтобы всегда убивать львов Определено, что вам специально вверено и вменено в обязанность полагать души за братьев ваших, а также неверных, которые всегда грозят Сыну Девы, стирать с лица земли. Обо льве же читаем, что он ходит кругами, выискивая, кого бы пожрать; и рука его против всех, и руки всех против него. XLIX. О том, чтобы вы выслушивали решение о всяком деле, которое касается вас Мы знаем, что преследователи святой церкви неисчислимы и что они постоянно и с жестоким усердием торопятся смутить тех, кто не любит судебного разбирательства (contentio). Итак, пусть в результате рассмотрения собором будет вынесено ясное решение о том, что, если кто-нибудь в странах Восточного региона или в каком-либо другом месте заведет дело на вас, мы предписываем вам выслушать решение верных и любящих истину судей; и предписываем неукоснительно исполнить то, что будет признано справедливым. L. О том, чтобы этот устав соблюдался во всем И мы приказываем, чтобы этот вот устав постоянно соблюдался во всех обстоятельствах, какие бы вам ни выпали. LI. О том, что всем воинам, принесшим обет, позволено иметь землю и людей Мы верим, что по божественному промыслу получил начало в святых землях этот новый род благочестия (religionis), чтобы воинство присоединилось к благочестию, и, таким образом, религия, вооруженная воинством, шла вперед и поражала врага, будучи невинной. Итак, мы законным порядком приказываем, хотя вы и называетесь воинами Христа, чтобы за выдающиеся успехи и особенную честность (probitatis) вы сами имели дом, землю, людей и владели крестьянами, правя ими по справедливости; но особенно должно вам посвящать себя установленным обязанностям LII. О том, чтобы о больных была постоянная забота Прежде всего, постоянная забота должна быть о больных братьях, чтобы им служили как Христу, чтобы евангельское: «Я был немощен, и вы навестили Меня» постоянно было в памяти. К ним надо относиться с любовью и терпением, так как за это, без сомнения, следует высшее вознаграждение. LIII. О том, чтобы больным всегда давать необходимое Попечителям же предписываем всяческое внимание и постоянную заботу о больных, чтобы они давали им все, что только необходимо для их питания, честно и любовно, согласно возможностям ордена, например мясо, дичь (volatilia) и прочее, пока те не станут здоровыми LIV. О том, чтобы никто не вызывал у другого гнев Весьма следует остерегаться того, чтобы кто-нибудь не попытался подвигнуть другого на гнев, так как высшее милосердие любви к ближнему и божественного братства одинаково охватывает как нищих, так и могущественных.


Устав ордена тамплиеров

231

LV. О том, как должно обходиться с женатыми братьями С женатыми братьями так предписываем вам себя держать, чтобы, если они просят благодеяния и участия вашего братства, то пусть завещают часть своего имущества и все, что приобретут после вступления в орден, после своей смерти казне ордена (unitati communis capituli), и тем временем пусть ведут жизнь честную, пусть стараются делать добро братьям, но пусть носят лишь светлую одежду, а не белый плащ. И если женатый брат умрет раньше жены, то пусть должная часть отойдет братьям, а другая часть супруге в обеспечение ее жизни. Ведь мы считаем несправедливым, чтобы такого рода братья оставались в одном ордене с теми, кто посвятил свою чистоту Богу. LVI. О том, чтобы не было слишком много сестер Принимать слишком много сестер опасно, так как с участием женщины древний враг многих сбил с праведной дороги в рай. Итак, дорогие братья, чтобы цветок невинности всегда был в вас, никоим образом не позволено злоупотреблять этим обычаем. LVII. О том, чтобы братья Храма не общались с отлученными (excommunicatis) Братья, следует остерегаться и опасаться, как бы кто из воинов Христа не захотел каким-либо образом связаться с отлученным человеком, частным образом или публично, или допустить его к своим делам, дабы не стал он подобно ему проклятым (anathema maranatha). Только если ему будет приказано войти с ним в общение и благосклонно участвовать в его делах, то в этом случае его поступки будут оправданы. LVIII. О том, как должно принимать мирских воинов Если какой воин из бездны погибели (massa perditionis) или другой мирянин, желающий отречься от мира, захочет выбрать ваше общество и вашу жизнь, пусть его просьбу удовлетворяют не сразу, но согласно словам Павла: «Испытывайте духов, от Бога ли они», и пусть его принятие происходит так. Пусть в его присутствии прочтут устав; и если он сам охотно подчинится предписаниям представленного устава, тогда, если магистру и братьям будет угодно, пусть он в чистоте души возвестит свое желание и просьбу всем, когда будут собраны братья. Затем пусть испытательный срок полностью зависит от распоряжения и разумения магистра, согласно достоинству жизни просящего. LIX. О том, чтобы не все братья призывались на тайный совет Мы приказываем, чтобы не всегда всех братьев призывали на совет, но тех, которых магистр сочтет подходящими и полезными совету. Когда же он захочет коснуться дел более важных (de maioribus), как, например (ut est), о раздаче общей земли, или о самом ордене (de ipso ordine), или о принятии брата, тогда, если магистру будет угодно, он может созвать все собрание; и после того, как будет выслушано мнение Общего капитула, пусть будет сделано то, что является лучшим и более полезным по мнению магистра. LX. О том, что молиться надо в тишине Мы приказываем, чтобы братья в согласии с нашим общим решением молились так, как того требует состояние их души и тела, стоя или сидя; но с великим благоговением, в простоте душевной и не громко, чтобы один не беспокоил другого.


232

Приложения

LXI. О том, чтобы получить от сержантов клятву в верности Мы узнали, что очень многие, как клиенты, так и оруженосцы из различных провинций ради спасения души горят желанием до конца остаться в нашем ордене. Полезно же, чтобы вы получили от них клятву в верности, дабы старинный враг во время их служения Богу не посеял в них чего-нибудь тайным и неподобающим способом или не отвратил бы их благого намерения. LXII. О том, чтобы мальчики, пока они еще маленькие, не принимались в число братьев Храма Хотя правила святых отцов и позволяют иметь мальчиков в конгрегации, мы совсем не желаем отягощать вас таковыми. Кто же хочет своего сына или родственника посвятить навечно рыцарскому благочестию, пусть воспитывает его до тех лет, пока он с оружием в руке, подобно мужу, не сможет стирать с лица Святой земли врагов Христа; затем, согласно уставу, пусть отец или родители поставят его среди братьев и всем возвестят свою просьбу. Ибо лучше в детстве не давать обета, нежели, после того как он станет мужем, исключать его, нарушая благочиние. LXIII. О том, чтобы стариков всегда почитали Стариков же, по благочестивому разумению, следует из-за их немощи поддерживать и любовно почитать; и пусть благой властью устава никоим образом не будут они сурово лишены того, что необходимо для их тела. LXIV. О братьях, которые путешествуют по разным провинциям Пусть братья, которые отправлены по разным провинциям, стараются соблюдать устав в отношении пищи, пития и прочего, насколько хватит сил, и пусть живут безупречно, чтобы прочие хорошо свидетельствовали о них: да не оскверняют они дело благочестия ни словом, ни делом, но подают пример мудрости и добрых деяний и отраду всем, с кем они будут связаны. Пусть тот, у которого они захотят остановиться, будет украшен доброй славой, и, если только можно, пусть этот дом не будет лишен света этой ночью, чтобы, не дай бог (quod absit), темный враг не учинил убийства. Когда же воины услышат о том, что где-то собираются не отлученные, мы советуем, чтобы они шли туда, заботясь не столько о временной пользе, сколько о вечном спасении своих душ. Тем же братьям в заморских областях, что так жаждут пополнения (spe subvectionis ita directis), тех, кто захочет навеки присоединиться к воинскому ордену, мы на этом соборе (hac conventione) приказываем принимать по следующему договору: пусть и тот, и другой придут к епископу той провинции, и пусть тот выслушает желание просящего. А когда это будет исполнено, пусть брат пошлет его к магистру и к братьям, которые находятся в Храме, который в Иерусалиме; и, если жизнь его честна и достойна такого жребия, пусть он милостиво будет принят, если магистру и братьям это будет угодно. Если же он в это время умрет от труда и усталости, то пусть по отношению к нему будет выказано все благодеяние (доброта) и братская любовь бедных воинов Христа, как одному из братьев. LXV. О том, чтобы средства одинаково распределялись между всеми Также мы считаем, что разумно и правильно было бы постановить (manutenendum), чтобы между всеми постоянными братьям (fratribus remanentibus) средства распреде-


Устав ордена тамплиеров

233

лялись поровну, согласно данным возможностям. Ведь частная собственность не полезна, и размышление над бренностью ее необходимо. LXVI. О том, чтобы воины Храма имели десятины Мы знаем, что, оставив преходящие богатства, вы подверглись добровольной бедности. И потому мы указали, что было бы справедливо, если бы вы, живущие совместной жизнью, имели десятину следующим образом. Если епископ церкви, которому по справедливости положена десятина, с любовью захочет вам ее дать, то с позволения Общего капитула он должен вам ее дать из тех десятин, которые на тот момент будут у церкви. Если же какой-нибудь мирянин до этого порочным путем владел такой десятиной как бы по наследству, но раскаялся в этом, пусть он оставит ее вам и только с распоряжения начальства. LXVII. О легких и тяжелых проступках Если какой-либо брат в разговоре или во время воинской службы, или как-нибудь иначе совершил какой-нибудь легкий проступок, пусть лучше он сам, нежели кто другой, расскажет о своем проступке магистру для извинения. За легкие проступки, если они не будут постоянными, пусть он получит легкое наказание. Если же при том, что он будет молчать, о его вине узнают через кого-нибудь другого, пусть он будет подвергнут большему и более серьезному наказанию и исправлению. Если же проступок будет серьезным, пусть будет он отлучен от братской близости и не ест с братьями за одним и тем же столом, но получает подкрепление в одиночестве. Лишь разумением и судом магистра определяется, будет ли он спасен в Судный день. LXVIII. За какую вину брат более не считается таковым Прежде всего, следует позаботиться о том, чтобы ни один брат, могущественный или не могущественный, слабый или сильный, возжелавший возвыситься и постепенно возгордившийся, оправдывающийся в своих проступках, не остался безнаказанным; но если он не захочет исправиться, пусть его постигнет более суровый приговор. Если же он не захочет исправиться, несмотря на благочестивые увещевания и возносимые за него молитвы, но будет все больше и больше возноситься в своей гордыне, то пусть он будет извергнут из благочестивого стада, согласно апостолу: «Изгоняйте злого из рядов ваших: необходимо, чтобы из общества верных братьев была удалена больная овца». Впрочем, пусть магистр, который должен держать в руке посох и жезл (посох, которым он поддерживал бы немощь чужих сил, а также жезл, которым он из ревности о праведности поражал бы пороки провинившихся), по совету патриарха и по духовном размышлении старается поступать так, чтобы не случилось, как говорит блаженный Максим, так, что либо излишнее попустительство в отношении наказания согрешившего, либо неумеренная суровость не смогли отвратить провинившегося от падения. LXIX. О том, что от Пасхального торжества до праздника Всех Святых можно носить одну льняную рубаху Между прочим, из-за слишком высокой температуры в краях Востока милостиво разрешаем, чтобы каждому от Пасхального празднества до праздника Всех Святых не в обязательном порядке (ex debito), а лишь по желанию (sola gratia) дается каждому по одной льняной рубашке, я имею в виду, тому, кто захочет ею пользоваться. В прочее же время пусть все носят шерстяные рубашки.


Приложения

234

LXX. Сколько и какие ткани необходимы для ложа Мы общим решением предписываем, чтобы каждый спал на отдельной кровати, и не иначе, если только не случится величайшая нужда или необходимость. Пусть каждый имеет постельные принадлежности, ограниченные распоряжением магистра; мы полагаем, что каждому, скорее всего, хватит рясы (saccum), подушки и одеяла. Кто же будет лишен одной из этих вещей, пусть имеет сarpitam, и ему будет позволено в любое время пользоваться льняным покровом, то есть покрывалом. Одетые же пусть спят в рубашках и пусть всегда спят в штанах. И пусть у спящих братьев до самого утра будет светильник. LXXI. О том, что следует избегать ропота Мы божественным увещеванием предписываем вам избегать соперничества, зависти, недоброжелательности, ропота, сплетней, злословия и бежать их как некой чумы. И пусть каждый старается в бодрствовании духа, как бы не обвинить или не осудить брата, и пусть обратит внимание на следующие слова апостола: «Не будь обвинителем и доносчиком в народе». Когда же кто узнает наверняка, что брат в чем-либо согрешил, пусть, согласно предписанию Господа, в мирном и братском благочестии он побранит его с глазу на глаз. Если же тот его не послушает, пусть он привлечет другого брата. Но если тот не обратит внимания на обоих, пусть в собрании он будет публично уличен на глазах у всех. Ведь велика слепота тех, кто порочит других, и весьма велико несчастье тех, которые не остерегаются недоброжелательности: оттого погружаются они в древнее ничтожество отвратившегося врага. LXXII. О том, чтобы избегали поцелуев всех женщин Мы считаем, что опасно для всякого благочестивого человека обращать слишком большое внимание на лицо женщины; и потому пусть никакой брат не возжелает поцелуя ни вдовы, ни девицы, ни матери, ни сестры, ни тетки, ни какой другой женщины. Итак, пусть Христово воинство избегает женских поцелуев, чрез которые часто люди подвергаются опасности, чтобы смогло оно идти пред очами Господа с чистой совестью и непорочною жизнью. Так кончается устав рыцарей храмовников, о которых см. наши рыцарские установления, изданные по-латыни и по-французски. Amen!

TU

UU


Французский устав ордена тамплиеров

T U T U T U T U T U T U T U T

235

ФРАНЦУЗСКИЙ УСТАВ ОРДЕНА ТАМПЛИЕРОВ

Вступление 1. Основной устав — (001–034) (035–076); 2. Иерархические статуты — (077–100) (101–124) (125–168) (169–223); 3. Наказания — (224–278); 4. Повседневная жизнь — (279–339) (340–385); 5. Проведение обычных капитулов — (386–415) (416–454) (455–490) (491–543); 6. Дальнейшие подробности о наказаниях — (544–586) (587–656); 7. Принятие в орден — (657–686). Примечания к тексту французского устава ордена рыцарей тамплиеров.

Предисловие к уставу Храма 1. Мы обращаемся в первую очередь ко всем тем, кто скрыто отвергает свою собственную волю и желает с чистым сердцем служить Царю Небесному как рыцарь, и желает с усердием нести вечно благородное оружие послушания. Этим мы увещеваем вас, кто доныне вел жизнь светских рыцарей, для которых закон Иисуса Христа не был основанием, последовать за теми, кого Господь избрал из народов, обреченных на вечные муки, и кому он повелел в великой милости своей защищать Святую Церковь, и спешить присоединиться к ним навеки. 2. Кроме того, кто бы ни был рыцарем Христа, принимая эти святые заповеди, в служении своем должен он объединять чистосердечное усердие и упорство, которое столь достойно и свято и, как известно, столь благородно, что если он его сохранит незапятнанным вовеки, то удостоится войти в круг мучеников, которые отдали души свои за Иисуса Христа. В сем духовном ордене возродился и расцвел орден рыцарства. Прежнее рыцарство презирало любовь к справедливости, которая составляет его обязанность, и не исполняло того, что должно было исполнять: защищать бедных, вдов, сирот и Церковь, оно склонилось к грабежам и убийствам. Но Господь Бог не оставляет нас и нашего спасителя Иисуса Христа. Он послал верных ему из Святого Города Иерусалима в марки Франции и Бургундии. Ради нашего спасения и распространения истинной веры они не перестают жертвовать Господу свои души, и их жертва принимается. 3. Затем мы собрались в Труа из различных земель из-за гор, во всей радости и во всем братстве, по просьбе магистра Гюго де Пэйнса, кем вышеупомянутое рыцарство


236

Приложения

милостью Святого Духа было основано, на праздник Св. Илария в год 1128 от воплощения Христа, на девятый год после основания сего рыцарства. И на общем Соборе мы слушали о началах и деяниях ордена рыцарей из уст магистра Гюго де Пэйнса и по мере нашего разумения восхваляли то, что казалось нам хорошим, и избегали того, что казалось нам неправильным. 4. И все, что происходило на том Соборе, не может быть рассказано либо изложено подробно, и нам не следует воспринимать это легкомысленно, но, рассмотрев с мудрым благоразумием, мы оставляем это на усмотрение чтимого нами Папы господина Гонория и благородного патриарха Иерусалимского Стефана, которые знают дела Востока и бедных рыцарей Христа, и по совету общего собрания мы единогласно одобрили это. Хотя великое число святых отцов, что собрались на совет, признали преимущество наших слов, тем не менее мы не должны молчанием обходить подлинные слова и суждения, которые они высказывали. 5. Таким образом, я, Жан Мишель, кому было поручено и доверено это избранное место, милостью Господа послужил скромным писцом настоящего документа по велению Собора и преподобного отца Бернара, аббата Клерво. Имена святых отцов, что присутствовали на Соборе: 6. Первым был Матфей, епископ Альбанский, милостью Господа легат Римской Церкви, Рено — архиепископ Реймский, Анри — архиепископ Санский и другие, имеющие право голоса: Гослен, епископ Суассонский, епископ Парижа, епископ Труа, епископ Орлеана, епископ Оксерра, епископ Мо, епископ Шалона, епископ Лаона, епископ Боэ, аббат Везеле, который позже был архиепископом Лиона и легатом Римской Церкви, аббат Сито, аббат Понтини, аббат Труа-Фонтен, аббат Сен-Дени-де-Реймс, аббат Сен-Этьен-де-Дижон, аббат Молезм, вышеназванный Бернар, аббат Клерво, чьи слова вышеупомянутые безмерно восхваляли. Также присутствовали магистр Обри де Реймс, магистр Фуше и некоторые другие, которых было бы долго записывать. А за остальных, кто не упомянут, было бы полезно поручиться, что они были привержены истине: это — граф Теобальд, граф Невер, Андре де Бодман. Они были на Соборе и поступали так, что при совершенной тщательной заботе они выбирали то, что прекрасно, и осуждали то, что казалось неверным. 7. А также присутствовал брат Гюго де Пэйнс, магистр ордена, с теми из братьев, кого он взял с собой. То были брат Роланд, брат Годфруа, и брат Жоффруа Бизо, брат Пэйн де Мондидье, брат Аршамбо де Сент-Аман. Магистр со своими последователями поведали вышеупомянутым святым отцам об обычаях и обрядах своих скромных начинаний и того, кто сказал: «Ego principium qui et locuor vobis», что значит: «Я, говорящий с вами, есть начало». 8. Общему Собору было угодно, чтобы размышления, которые высказывались там, и обсуждения Святого Писания, которые были тщательно проверены мудростью моего господина Гонория, Папы Святой Римской церкви и патриарха Иерусалимского, с одобрения и согласия Собора и бедных рыцарей Христа и Храма, что находится в Иерусалиме, должны были быть записаны и не забыты, и сохраняться, так, чтобы ведущий праведную жизнь мог прийти к своему Создателю, чье сострадание слаще меда, чья милость подобна елею и позволит нам приблизиться к Тому, кому мы желаем служить. Per infinita seculorum secula. Аминь.


Французский устав ордена тамплиеров

237

ЗДЕСЬ НАЧИНАЕТСЯ УСТАВ БЕДНЫХ РЫЦАРЕЙ ХРАМА 9. Вы, кто отвергает свою волю, и вы, другие, кто служит Царю Небесному конно и оружно установленный срок ради спасения своей души, старайтесь везде с чистым желанием служить заутрени и всю службу, согласно канону и обычаям законных правителей Святого города Иерусалима. О вы, преподобные братья, Бог также и с вами, если вы обещаете презреть этот бренный мир в вечной любви Господней и отринуть искушения вашего тела, утоляя голод свой божественной пищей, а жажду свою — заповедями Господа нашего; в конце избранной службы никто да не устрашится идти в битву, если он отныне носит тонзуру. 10. Но если кто-либо из братьев послан по делу Дома и христианства на Востоке, что, как мы считаем, будет случаться часто, и не может слушать божественную службу, он должен прочесть Paternoster тринадцать раз вместо заутрени, семь раз за каждый час и девять раз за вечерню. И все мы повелеваем ему делать так. Но те, кто послан по такому делу и не может прийти в часы, установленные, чтобы слушать божественную службу, не должен пропускать установленные часы, чтобы отдать дань Господу. Как следует принимать братьев 11. Если светский рыцарь или любой иной человек желает оставить путь к вечным мукам и проститься с мирской жизнью, и выбрать вашу жизнь общины, не принимайте его тотчас же. Ибо сказано моим господином святым Павлом: «Probate spiritus si ex Deo sunt», что значит: «Испытайте душу, дабы увидеть, от Господа ли она». Если же решено, что он должен быть принятым в общество братьев, пусть ему прочтут устав, и если он желает беспрекословно повиноваться заповедям устава, и магистру с братьями угодно принять его, пусть он откроет свое желание перед всеми братьями на капитуле, и пусть он просит с чистым сердцем. Об отлученных рыцарях 12. Туда, где, как вы знаете, должны собраться отлученные рыцари, мы повелеваем вам идти, и если кто-либо из-за моря желает вступить в орден рыцарей, вы должны взвесить не столько выгоду в этом бренном мире, сколько вечное спасение его души. Мы повелеваем, чтобы он был принят при условии, что он предстанет перед епископом этой провинции и сообщит ему о своем намерении. И когда епископ выслушает его и отпустит ему грехи, он должен послать его к магистру и братьям Храма, и если его жизнь была честной и достойной их общества, если он кажется достойным магистру и братьям, пусть он будет милосердно принят; а если он умрет в это время, из-за страданий и беспокойств, которые он претерпел, пусть ему воздадут все почести братства, положенные одному из бедных рыцарей Храма. 13. Ни при каких обстоятельствах не должны братья Храма делить общество с заведомо отлученным человеком, либо принимать его пожертвования, и это мы строго воспрещаем, ибо случилось бы страшное, если бы их отлучили, как и его. Но если ему только запрещено слушать божественную службу, [тогда], конечно, возможно делить с ним общество и брать его пожертвования с разрешения командора. О том, что не следует принимать детей 14. Хотя устав святых отцов позволяет принимать детей в духовную жизнь, мы не советуем вам делать этого. Ибо тот, кто желает отдать своего ребенка навсегда в орден рыцарей, должен воспитывать его до того времени, пока он не станет способным крепко


238

Приложения

держать оружие и очищать землю от врагов Иисуса Христа. Затем пусть отец и мать введут его в Дом и изложат его просьбу перед братьями, и лучше, если он не примет обет, будучи ребенком, но когда станет старше, и лучше, если он не пожалеет о нем, чем если пожалеет. Затем пусть он подвергнется испытанию по разумению магистра и братьев и по честности жизни того, кто просит о принятии в братство. О братьях, что слишком долго стоят в часовне 15. Стало известно нам, и слышали мы это от надежных свидетелей, что неумеренно и без ограничения слушаете вы божественную службу стоя. Мы не требуем, чтобы вы поступали так, напротив, мы не одобряем этого. Но мы повелеваем, что как сильные, так и слабые, дабы избежать беспорядка, должны петь псалом, называемый Venite с приглашением, и гимн сидя и произносить свои молитвы в тишине, шепотом и негромко, дабы молящийся не мешал молитвам других братьев. 16. Но в конце псалмов, когда поется Gloria Patri, из почтения к Святой Троице вы должны встать и поклониться алтарю, а слабые и больные — склонить свои головы. Так мы повелеваем. А когда читаются пояснения Евангелия и поется Te deum laudamus, и все хвалитны, и заутреня оканчивается, вы должны быть на ногах. Так же мы повелеваем вам стоять на заутренях и на всех службах Богоматери. Об одеждах братьев 17. Мы повелеваем, чтобы накидки всех братьев были одного цвета: белого, либо черного, либо коричневого. И мы даруем всем братьям рыцарям белые плащи, и никому, кто не принадлежит к упомянутым рыцарям Христа, не позволяется носить белые плащи, так, чтобы те, кто отвергли жизнь во тьме, узнавали друг друга, как связанных с Создателем знаком этих белых накидок, что означают чистоту и полное целомудрие. Целомудрие есть уверенность сердца и здоровье тела. Ибо если кто-то из братьев не принял обета целомудрия, не может он ни обрести вечного покоя, ни увидеть Господа, ибо сказано апостолом: «Pacem sectamini cum omnibus et castimoniam sine qua nemo Deum videbit», что значит: «Старайтесь нести мир всем, храните целомудрие, без которого никто не может увидеть Бога». 18. Но эти одежды должны быть без всяких украшений и без следа тщеславия. И мы приказываем, чтобы никто из братьев не имел ни кусочка меха на своих одеждах и ничего иного, что служит привычкам тела, ни даже одеяла, если оно не из шерсти ягнят либо овец. Мы повелеваем, чтобы все носили одинаковые одежды, так, чтобы каждый мог одеться и раздеться и одеть или снять свои башмаки легко. И хранитель одежд или иной на его месте должен тщательно обдумать и позаботиться об этих вещах, чтобы заслужить награду Господа, так, чтобы глаза завистливых и злословных не могли видеть, что одежды слишком длинны или слишком коротки, но должен он распределять их так, чтобы они подходили тем, кто их носит, согласно росту каждого. 19. А если кто-либо из братьев из тщеславия или заносчивости желает иметь, как положенную ему, лучшую и самую красивую накидку, пусть получит он худшую. И те, кто получают новые одеяния, должны немедленно вернуть старые, чтобы отдать их оруженосцам и сержантам, и часто — бедным, как то сочтет лучшим держатель этого места. О рубашках 20. Среди прочих вещей мы милосердно устанавливаем, что из-за сильной жары, что существует на Востоке, от Пасхи и до дня Всех Святых, из сострадания, а не как право, полотняная рубашка выдается всем братьям, кто пожелает носить ее.


Французский устав ордена тамплиеров

239

О постельном белье 21. Мы повелеваем со всеобщего согласия, что каждый человек должен иметь одежды и постельное белье по усмотрению магистра. Мы полагаем, что кроме тюфяка каждому будет достаточно одной подушки и одного одеяла, а тот, у кого нет одной из этих вещей, может иметь попону, и он может использовать в любое время льняное одеяло с мягкой подушкой. Спать же всем полагается всегда одетыми в рубашку и штаны, и башмаки, и пояса, и там, где спят братья, должен гореть свет до утра. И Хранитель одежд должен заботиться, чтобы у братьев была хорошо выбрита тонзура, так, чтобы их можно было узнавать спереди и сзади, и мы повелеваем строго придерживаться одинаковой манеры, что касается бород и усов, так, чтобы на ваших телах нельзя было заметить никаких излишеств. О башмаках с длинными носами и шнурках 22. Мы запрещаем башмаки с длинными носами и шнурки и воспрещаем любому брату носить их; мы также не разрешаем их тем, кто служит Дому установленный срок. Мы воспрещаем им носить башмаки с длинными носами или шнурки при любых обстоятельствах. Ибо очевидно и хорошо известно, что эти отвратительные вещи принадлежат язычникам. Также не должно носить слишком длинные волосы или накидки. Ибо те, кто служат Царю Небесному, должны и душой и телом следовать завету самого Господа, который изрек: «Estote mundi quia ego mundus sum», что значит: «Будьте в мире как я». Как следует вкушать пищу 23. Во дворце или в том, что скорее следует назвать трапезной, следует вкушать пищу вместе. Но если вы нуждаетесь в чем-либо, и вам незнакомы знаки, которыми пользуются другие братья, вам следует тихо, обращаясь к одному из братьев, попросить то, что вам нужно за столом, со всей покорностью и смирением. Ибо сказал апостол: «Manduca panem tuum cum silentio», что значит: «Вкушайте свой хлеб в молчании». И сказано в псалме: «Posui ori meo custodiam», что значит: «Я думал, мой язык предаст меня», что значит: «Я придержу свой язык, чтобы не говорить ничего плохого». О чтении правила 24. При обедах и ужинах братьев конвента всегда, если это возможно, следует читать Святое Писание. Если мы любим Бога и все Его святые слова, и Его святые заповеди, мы должны желать слушать внимательно; чтец же велит вам хранить молчание перед тем, как начнет читать. О блюдах и сосудах для питья 25. Из-за нехватки блюд братья должны есть в парах, так, чтобы каждый мог более близко наблюдать за другим, и чтобы в питании братьев не было ни излишней строгости, ни тайного воздержания. И нам кажется справедливым, что каждый брат должен иметь одинаковую порцию вина в своей чаше. О вкушении мяса 26. Должно быть достаточным для вас вкушать мясо три раза в неделю, за исключением Рождества, Всех Святых, Успения и праздника Двенадцати Апостолов. Ибо известно, что обычай поедать плоть развращает тело. Но если пост, когда мясо запрещено, приходится на вторник, то на следующий день следует давать его братьям в изобилии.


240

Приложения

По воскресеньям все братья Храма, капелланы и клирики должны получать две порции мяса в честь святого воскресения Иисуса Христа. Остальным же членам Дома, то есть оруженосцам и сержантам, следует довольствоваться одной порцией мяса и быть благодарным Господу за это. О пище в обычные дни 27. В остальные дни недели, то есть в понедельник, среду и даже субботу, братьям полагается два или блюда из овощей или других блюд с хлебом, и мы полагаем, что этого достаточно, и повелеваем, чтобы этого правила придерживались. Ибо тот, кто не ест одну пищу, должен есть другую. О пище по пятницам 28. По пятницам всем братьям следует выдавать постную пищу, из почитания страданий Иисуса Христа, и вам следует поститься со дня Всех Святых до Пасхи, за исключением Рождества, Успения и праздника Двенадцати Апостолов. Но слабым и больным братьям не следует придерживаться этого. С Пасхи до дня Всех Святых они могут есть дважды, если нет общего поста. О произнесении благодарения 29. Всегда после каждого обеда и ужина все братья должны [в церкви] возблагодарить Господа в молчании, если церковь находится близко к трапезной, а если нет — то в самой трапезной. Со смиренным сердцем должны возблагодарить они Иисуса Христа, пославшего им пищу. Оставшиеся куски хлеба следует раздать бедным, а целые хлеба оставить. Хотя награда бедным, чье царствие на небесах, должна без колебания им даваться, и христианская вера, несомненно, признает вас среди них, мы устанавливаем, что десятая часть хлеба должна выдаваться брату, ведающему раздачей милостыни. О легком ужине 30. Когда уходит дневной свет и наступает ночь, слушайте сигнал колокола либо призыв к молитве, согласно обычаям страны, и все идите на повечерие. Но мы повелеваем, чтобы вы прежде вкусили легкую пищу, хотя мы оставляем это на усмотрение магистра. Когда он желает воды и когда он из милости приказывает подать разведенного вина, пусть оно будет подано в разумном количестве. Воистину, его следует принимать не в излишестве, но умеренно. Ибо сказал Соломон: «Quia vinum facit apostatare sapientes», что значит: «Вино развращает мудрых». О молчании 31. Когда братья выходят с повечерия, им не разрешается говорить вслух, если нет необходимости. Но пусть каждый идет в свою постель тихо и молча, а если кому-то нужно сказать что-либо своему оруженосцу, ему следует сказать то, что он должен, вполголоса и тихо. Но если случится, что, когда они выходят с повечерия, у рыцарей или у Дома есть серьезное дело, которое должно быть решено до утра, мы настаиваем, чтобы магистр или старейшие братья, что управляют орденом под началом магистра, могли говорить соответственно случаю. По этой причине мы повелеваем, чтобы они делали это таким образом. 32. Ибо написано: «In multiloquio non effugies peccatum», что значит: «Говоря слишком много не избежишь греха». И еще: «Mors et vita in manibus lingue», что значит:


Французский устав ордена тамплиеров

241

«Жизнь и смерть во власти языка». И во время разговора мы воспрещаем праздные слова и нечестивый смех. И если было сказано во время разговора что-либо, чего не следует говорить, мы повелеваем, чтобы, ложась в постель, вы прочитали «Отче наш» со всем смирением и чистой набожностью. О больных братьях 33. Братьям, которые страдают от болезней, [полученных] на работе для Дома, может быть позволено не вставать на заутреню с согласия и разрешения магистра либо тех, кто ответствует за это. Но вместо заутрени следует прочесть тринадцать раз «Отче наш», как установлено выше, так, чтобы слова исходили из сердца. Ибо сказал Давид: «Psallite sapienter», что значит: «Пой мудро». И он же сказал: «In conspectu Angelorum psallam tibi», что значит: «Я буду петь тебе перед ангелами». И пусть это всегда остается на усмотрение магистра либо тех, кто ответствует за это. Об общем житии 34. В Святом Писании сказано: «Dividebatur singulis prout cuique opus erat», что значит: «Каждому дано по нуждам его». Посему мы говорим, что никто не может быть возвышен среди вас, но все должны заботиться о больных, и тот, кто менее болен, должен благодарить Господа и не огорчаться, и пусть тот, кто более болен, смирит себя через свою слабость и не возгордится через жалость. И таким образом все братья должны жить в мире, и мы воспрещаем кому-либо нести излишнее воздержание, но твердо придерживаться правил общего жития. СТАТУТЫ И УСТАНОВЛЕНИЯ ДОМА ХРАМА

Статуты магистра 77. Магистру следует держать четырех коней и одного брата капеллана, одного клирика с тремя лошадьми, одного брата сержанта с двумя лошадьми и одного слугу благородного происхождения, чтобы носил его щит и копье; а когда тот прослужит некоторое время, магистр может сделать его братом рыцарем, если пожелает; но он не должен совершать это слишком часто. Также он должен иметь кузнеца и сарацинского писца, туркопола и повара и может иметь двух пеших солдат и одного породистого скакуна, которого следует держать в караван-сарае. И когда магистр переезжает с одного места на другое, скакуна должен вести оруженосец с конем из каравана; когда же магистр возвращается, следует поместить [скакуна] в караван-сарай, а во время войны он может держать его вместе с другими своими конями. 78. А когда магистр переезжает с одного места на другое, он может взять двух вьючных животных. Когда он находится в лагере либо на пастбище, он может держать их вместе с остальными своими лошадьми. А когда он направляется туда, где идет война, он может взять четырех вьючных животных; либо когда он пересекает реку Иордан или Собачий Брод. А когда он возвращается в Дом, где располагается, вьючные животные должны вернуться в конюшни и работать на службе Дома. 79. Магистр должен иметь в компаньонах двух братьев рыцарей, которые должны быть столь достойными людьми, что их не исключали бы из любого совета пяти или шести братьев, и они должны получать такие же рационы ячменя, как и магистр. И когда братья конвента берут рационы на двенадцать лошадей, тем, кто при магистре, отсчитывают десять. А во время войны, когда братья выступают в поход, фураж дол-


242

Приложения

жен быть общим, и его [рацион] не должны увеличивать либо уменьшать, кроме как по повелению капитула. Так же с маслом и вином. Но магистр может уменьшать рационы ячменя во время пастьбы. Но когда трава скудеет, рацион должен стать прежним. 80. Если Господь призовет к себе кого-либо из компаньонов магистра, тот может взять себе что угодно из его снаряжения. А остальное он должен вернуть маршалу в караван-сарай. 81. Магистр не должен хранить замок либо ключ от казны. Но он может иметь в казне закрывающийся на замок сундук, в котором хранит свои ценности; а если что-либо подарено магистру, эти вещи следует поместить в крипту. 82. Магистр может давать взаймы имущество Дома [стоимостью] до тысячи безантов с согласия нескольких достойных людей Дома, а если магистр желает дать взаймы большую сумму, он может сделать это с согласия большого совета достойных людей Дома. Магистр может для пользы Дома подарить благородному другу Дома сотню безантов либо одного коня; а также золотой либо серебряный кубок, плащ на беличьем меху либо иные ценные вещи, стоящие сотню безантов или менее; и магистр должен делать это только с согласия своих компаньонов и достойных людей Дома, где он находится; и это должно делаться для пользы Дома. И он может дарить оружие, кроме меча, копья и кольчуги, их нельзя отдавать. 83. Когда ценности привозят из-за моря, их следует поместить в казну по приказу командора Королевства Иерусалимского, и никто не может брать или переносить чтолибо из них, прежде чем магистр не осмотрит их и не даст своего разрешения. 84. Когда из-за моря привозят лошадей, их следует поместить в караван-сарай маршала, и маршал не должен отдавать или переводить ни одну из них, пока магистр не осмотрит их; а если магистр пожелает взять какую-либо для себя, он может сделать это, и также он может оставить одну или две лошади в караван-сарае, чтобы отдать светским людям, которые друзья Дому. А если лошадей дарят ему, он может отдать их любому брату по своему выбору. магистр может попросить и взять любого коня, которого пожелает, у любого из братьев, чтобы дать богатому светскому человеку для пользы Дома, либо чтобы самому ездить [на нем], и брат должен согласиться. Магистр может дать брату сотню безантов, если пожелает, чтобы купить другого коня, если он хорошо заботился о нем, а если нет, магистр должен попросить маршала дать брату другого коня взамен: и маршал должен выполнить повеление, если у него есть [конь]. 85. Магистр не может отдавать либо продавать землю, либо брать замки в пограничных областях без разрешения капитула, и он не должен менять либо расширять рамки приказа, отданного им либо конвентом, кроме как с согласия своего и конвента. Также он не должен начинать войну либо заключать мир на земле или в замке, где Дом держит владение, без согласия конвента; но если случится, что договоры будут нарушены, магистр может продлить их по совету братьев той области. 86. Когда магистр возвращается после верховой езды, он может вкушать пищу в своей келье, так же как и если он ранен либо если он пригласил рыцарей или других светских людей. А когда он болен, он может лежать в своей келье, а его компаньоны — есть во дворце с другими братьями; когда же он поправится, он должен вкушать пищу за одним из столов лазарета, и должны есть лучше все братья в лазарете, во имя любви к магистру. 87. Магистр не может назначать командоров в Дома королевств без согласия капитула: таких как сенешаля, маршала, командора Королевства Иерусалимского, командора города Иерусалима; командора Акры, хранителя одежд, командоров областей Триполи и Антиохии, командоров Франции и Англии, Пуатье, Арагона, Португалии, Апулеи


Французский устав ордена тамплиеров

243

и Венгрии. И названные командоры Запада не должны приезжать на Восток, кроме как по повелению магистра и капитула. А назначение других командоров областей и бальяжеств остается на усмотрение магистра с согласия капитула либо, в отсутствие капитула, по совету нескольких достойных людей Дома; и, если он не может поставить их с согласия капитула, он может сместить их без капитула, [но] с советом из нескольких достойных людей Дома. 88. Если визитатор либо командор, назначенный Генеральным капитулом, отзывается магистром и конвентом, а он остается по какой-либо причине, его смещают, и он должен отослать печать и казну магистру и конвенту; и с этого времени визитатор не должен участвовать в визитировании, а командор — управлять бальяжем; и братья не должны подчиняться им, но должны поставить достойного брата на место командора и сообщить магистру и конвенту и ждать их распоряжений. И это должны знать бальи, которых назначают по совету магистра. 89. Когда магистр желает отправиться в область Триполи либо Антиохии, он может взять из казны три тысячи безантов или более, если необходимо, чтобы помочь Домам [в тех областях]. Но он не должен брать их без разрешения командора Королевства Иерусалимского, который является казначеем конвента и который должен держать и хранить ключи от казны; и тот должен выдать безанты магистру. Но если случится, что Дома могут обойтись без них, магистр должен вернуть безанты командору, а командор должен поместить их в казну. 90. Когда магистр переезжает с одного места на другое, он должен объезжать и осматривать замки и Дома; и если он пожелает, он может при необходимости приказать одному Дому помочь другому. И если он пожелает взять у командоров что-либо, что находится в их распоряжении, ему следует взять это у них; и так должно быть во всех бальяжах, от самых больших до самых маленьких. 91. Если магистр либо командоры просят подчиненных им командоров показать им вещи Дома, они должны показать им все; а если кто-либо солжет или утаит что-нибудь, и его признают виновным в этом, он может быть изгнан из Дома. Если какие-либо вещи жертвуются Дому и магистр получает их, он должен доставить их в руки командора Королевства Иерусалимского, а тот должен поместить их в общую казну. 92. Когда магистр уезжает из Королевства Иерусалимского, он может оставить на своем месте командора области либо другого брата, и тот, кто остается на его месте, не получает большей власти, кроме как подавать советы о чем-либо, что может произойти в области и ради чего магистр не имеет возможности приехать и возглавлять капитул и [отдавать приказ] вооружаться: ибо все [находятся] под его началом. Магистру не следует посылать кого-либо из братьев в области Триполи либо Антиохии вместо себя над командорами, кроме как из-за чего-либо, происходящего в той области, чтобы дать совет либо проверить гарнизоны замков; и они должны подчиняться ему в этом. Если магистр пожелает послать одного из достойных людей Дома за море вместо себя, чтобы выполнить поручение Дома, он должен сделать это с согласия капитула, и он может выводить [из капитула] всех бальи без исключения, кроме сенешаля. 93. Когда мы проводим Генеральный капитул, если магистр желает послать братьев за море из-за их болезни либо чтобы выполнять поручение Дома, он должен призвать маршала, командора области, хранителя одежд, командора Акры и трех или четырех достойных людей Дома, и должен сказать им: «Идите и навестите братьев, чтобы решить, кого следовало бы послать за море, и они должны пойти навестить братьев


244

Приложения

в лазарете или в ином месте». Они должны записать имена тех, кого кажется наиболее разумным послать за море, а затем вернуться к магистру и показать ему, что они записали; и если следует внести какие-либо изменения, их следует сделать по их совету. 94. А если какие-либо ценности дают Дому Храма как милостыню, магистр может взять их и отдать кому угодно по выбору либо положить их в свой сундук с прочими ценностями. Вино к повечерию находится на усмотрение магистра, давать его или нет; четвертая лошадь и второй оруженосец у братьев рыцарей, вторая лошадь у братьев сержантов, если им не дали их по решению капитула, также [остаются] на усмотрение магистра. Каждый день, когда магистр находится в Доме Храма, в его честь следует кормить в Доме пятерых нищих той же пищей, что вкушают братья. 95. Из тех братьев, которые были наказаны в присутствии магистра, никого нельзя поднимать с пола, кроме как если его поднимет он [сам]; и братья могут освободить их от ручного труда и поста, но не поднять их с пола или [освободить] от поста по пятницам. Никто не может дать разрешения пускать кровь либо гнать лошадей, купаться либо устраивать турнир там, где находится магистр, если он не даст его. Когда магистр выезжает верхом и кто-либо из братьев встречается ему либо догоняет его по дороге, он не должен покидать магистра без разрешения. Когда магистр вкушает пищу за столом конвента, он может делиться из своей миски с кем пожелает, и никто из братьев не может делать этого, кроме магистра. 96. После Пасхи, когда Домам приходится нести большие затраты и командоры говорят магистру, что у них мало мяса, магистр может сообщить [об этом] братьям и просить их совета, и если братья согласны воздерживаться от мяса по вторникам, они будут воздерживаться. Но когда жнут пшеницу, они должны убирать ее. Во всем, что магистр делает по совету конвента, он должен спрашивать общего совета братьев и делать то, что решит большинство братьев и магистр. Если кто-либо из светских людей либо братьев, здесь либо за морем, присылает подарок брату Храма, который умер, подарок следует передавать в руки магистра. 97. Магистр не должен принимать кого-либо в братья без согласия капитула, но если он отправляется туда, где нет капитула и достойный человек просит его принять его в братья во имя любви Господней, потому что он столь болен, что, как считают, ему не избежать смерти, тогда с согласия присутствующих братьев он может принять его в братья, если видит, что тот достоин быть братом; а если Господь поправит его здоровье, то, как только он будет в нашем Доме, он должен принести свои обеты перед всеми братьями и узнать, что должен делать брат [Храма]. Все одежды и постельное белье, которые магистр более не использует, следует отдавать прокаженным во имя любви Господней либо туда, куда он сочтет наилучшим. А если магистр даст что-либо из своих одежд брату, тот должен во имя любви Господней отдать свою прокаженным либо туда, куда сочтет наилучшим. 98. Где бы магистр ни находился в Великий Четверг, он должен омыть ноги тринадцати нищим и должен дать каждому из них рубашку и штаны, два хлеба, два денье и пару башмаков. А если он находится там, где у него их нет, он должен дать их, когда будет в первом же Доме Храма, где они есть, во имя любви Господней. Когда во время войны братья с оружием находятся в поле, магистр может взять шесть или восемь, или до десяти братьев рыцарей, чтобы они сопровождали его. Все братья Храма должны повиноваться магистру, а магистр должен повиноваться своему Дому.


Французский устав ордена тамплиеров

245

Статуты сенешаля 99. Сенешаль может держать четырех лошадей под седлом и вместо мула может иметь верховую лошадь; он должен иметь двух оруженосцев и одного брата рыцаря — компаньона, который также должен иметь четырех лошадей и двух оруженосцев; брата сержанта с двумя лошадьми, одного грамотного диакона, чтобы читать часы, одного туркопола с одним конем и сарацинского писца с одним конем; он может также иметь двух пеших солдат; и он может брать всех их с собой. Ему следует носить такую же печать, что и у магистра. Сенешаль носит черно-белое знамя и имеет круглый шатер, как и магистр, и везде, где магистра нет, он занимает его место. Когда он ездит верхом, его кони должны получать тот же рацион, что и у магистра. И везде, где нет магистра, все снаряжение в областях и Домах, и все Дома, и провиант — под началом у сенешаля. 100. Когда сенешаль находится в какой-либо области без магистра, он осматривает ее и берет с нее все, что ему понравится, и приказывает одному Дому помочь другому, а если он пожелает послать братьев из одной области в другую, он может приказать им, кроме как в область, где находится магистр. Сенешаль может подарить достойному другу Дома одну верховую лошадь, одного мула любого пола, боевое седло, красивый серебряный кубок, одежду на беличьем меху или из пурпурной ткани либо что-нибудь иное, меньшей ценности. Но все эти подарки должны делаться по совету братьев, которые находятся там, для пользы Дома. Все братья Храма должны повиноваться магистру, а магистр должен повиноваться своему Дому. ПРОСТУПКИ, ЗА КОТОРЫЕ БРАТ ДОМА ХРАМА МОЖЕТ БЫТЬ ИЗГНАН ИЗ ДОМА

О симонии 224. Первый проступок, за который брат Храма может быть изгнан из Дома, есть симония, ибо брат, который вступил в Дом через симонию, должен быть изгнан за это, ибо он не может спасти свою душу. Симония же совершается подкупом или обещанием брату Храма либо кому иному в обмен на помощь ему во вступлении в орден Храма. О раскрытии тайны капитула 225. Второй проступок — если кто-либо из братьев раскроет тайны своего капитула любому брату Храма, который не был там, либо иному человеку. О том, кто убивает или причиняет смерть христианину либо христианке 226. Третье — если кто-либо убьет или причинит смерть христианину либо христианке. О воровстве 227. Четвертое — воровство, которое понимается различным образом. О том, кто покидает замок либо крепость иным путем, кроме ворот 228. Пятое — если кто-либо покинет замок или крепость иным путем, кроме предписанных ворот.


246

Приложения

О сговоре 229. Шестой проступок есть сговор, ибо сговор совершается двумя или более братьями. О том, кто перебегает к сарацинам 230. Седьмое — если кто-либо покинет Дом и уйдет к сарацинам (он будет изгнан из Дома). О ереси 231. Восьмое — ересь, когда кто-либо идет против закона Господа нашего. О том, кто бросает знамя из страха перед сарацинами 232. Девятое — если кто-либо из братьев бросит свое знамя и побежит из страха перед сарацинами (он будет изгнан из Дома). ПРОСТУПКИ, ЗА КОТОРЫЕ БРАТ ХРАМА ЛИШАЕТСЯ СВОЕГО ПЛАЩА

О том, кто не выполняет заповеди Дома 233. Первый проступок — если кто-либо из братьев не подчиняется заповедям Дома и упорствует в безрассудстве своем, и не желает выполнять приказ, отданный ему, следует лишить его накидки, и его могут заковать в железо; если же он раскаялся до того, как с него сняли накидку, и не причинил Дому вреда, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. Ибо говорится в нашем Доме, что когда брату приказывают выполнить работу Дома, он должен сказать: «Именем Господа». А если он скажет: «Я не буду делать этого», командор должен тотчас собрать братьев и держать совет, и сказать старейшим братьям Дома, что с него может быть снята накидка, ибо он не подчиняется приказу, ибо первый обет, что даем мы, есть обет послушания. О брате, который ударит другого брата 234. Второй проступок — если кто-либо из братьев ударит другого в гневе или ярости, его следует лишить накидки, и если удар был сильный, его можно заковать в железо. И он не должен носить ни черно-белое знамя, ни серебряную печать и не должен участвовать в выборах магистра; и это делалось много раз. И до того, как рассматривать его вину, ему следует отпустить грехи, ибо он отлучен, и если он не получил отпущения грехов, он не должен ни есть с братьями, ни ходить в церковь. А если он ударил священника или клирика, ему следует отпустить грехи до того, как рассмотреть его вину. О брате, который ударит христианина или христианку 235. Третье — если кто-либо из братьев ударит христианина или христианку острым орудием, либо камнем, либо палкой, либо иным предметом, чем он может убить либо ранить одним ударом, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, которого заметят с женщиной 236. Четвертое — если кто-либо из братьев встретится с женщиной, ибо мы считаем виновным брата, который входит в дурное место или в дом порока с грешной женщиной один либо в плохой компании, его следует лишить накидки, и его могут заковать


Французский устав ордена тамплиеров

247

в железо. И он не должен носить ни черно-белого знамени, ни серебряную печать и не должен участвовать в выборах магистра; и это делалось несколько раз. О брате, который ложно обвинит другого брата в чем-либо, за что следует изгонять из Дома 237. Пятое — если кто-либо из братьев обвинит другого брата в проступке, за который тот может быть изгнан из Дома, если его признают виновным, и если обвиняющий не сможет это доказать, его следует лишить накидки, а после того как он попросит о милости на капитуле, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки, либо оставить ее ему; и пока он не придет на капитул, ему не следует возвращать его накидку, что бы он ни говорил, так как он раскаивается и не желает упорствовать в своей глупости. О брате, который возводит вину на себя 238. Шестое — если брат ложно обвиняет себя, чтобы ему разрешили покинуть Дом, и его вина обнаружена, его следует лишить накидки. О брате, который просит разрешения уйти из Дома 239. Седьмое — если кто-либо из братьев просит разрешения у капитула уйти и спасти свою душу в другом ордене, и если ему не желают его давать, и он говорит, что покинет Дом, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, который говорит, что уйдет к сарацинам 240. Восьмое — если брат говорит, что уйдет к сарацинам, даже если он говорит это из гнева либо ярости, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, который склонит знамя в битве 241. Девятое — если брат Храма, который несет знамя, склонит его, чтобы ударить, и от этого не произойдет вреда, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. Если же он ударит им, и от этого произойдет вред, его следует лишить накидки, и могут решить заковать его в железо, и он никогда более не может носить знамя либо командовать в битве. О брате, который несет знамя и атакует без разрешения 242. Десятое — если брат, который несет знамя, атакует без разрешения того, кто может дать его, и если он в тот момент не был окружен и не находился в таком месте, где не мог получить разрешения, как это дается в Статутах, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. И если от этого произойдет великий вред, его могут заковать в железо, и он никогда более не может носить знамя либо командовать в битве. О брате, который атакует без разрешения 243. Одиннадцатое — если кто-либо из братьев в бою атакует без разрешения и от этого произойдет вред, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. Но если он видит, что христианину грозит смерть, и его совесть говорит


248

Приложения

ему, что тому можно помочь, как это дается в Статутах, ему разрешается так поступить. Но ни при каких иных обстоятельствах брат Храма не должен атаковать без разрешения. О брате, который отказывает другому в пище Храма 244. Двенадцатое — если кто-либо из братьев откажет в хлебе и воде другому брату, пришедшему либо уходящему, и не позволяет ему вкушать с другими братьями, его следует лишить накидки за это: ибо когда человек становится братом, ему обещают хлеб и воду Дома, и никто не может отнять их у него за любые его дела, кроме как установлено в Доме. Или если кто-либо отказывается открыть ворота брату, так, что тот не может войти в них. О брате, который дает накидку человеку, которому он не должен ее давать 245. Тринадцатое — если кто-либо из братьев даст накидку Дома тому, кому он не должен ее давать, либо тому, кому он не имеет права ее давать, либо без согласия капитула, его следует лишить накидки. И тот, кто имеет право давать накидку, не может отнять ее без согласия капитула, и если он поступит так, его следует лишить накидки. О брате, который берет что-либо у человека, чтобы помочь тому стать братом 246. Четырнадцатое — если кто-либо из братьев возьмет что-нибудь у мирянина, за что он должен помочь тому стать братом Храма, его следует лишить накидки, ибо он совершает симонию. О брате, который сломает печать магистра либо кого иного 247. Пятнадцатое — если кто-либо из братьев сломает печать магистра или того, кто на его месте, без разрешения того, кто может его дать, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, который вскроет замок 248. Шестнадцатое — если кто-либо из братьев откроет замок без разрешения того, кто имеет на это право, и от этого не произойдет иного вреда, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, который отдает милостыню Дома мирянину 249. Семнадцатое — если кто-либо из братьев Храма отдаст милостыню Дома мирянину либо кому иному, кроме брата Храма, без разрешения того, кто может его дать, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. А если он отдает ценную вещь либо отчуждает землю, его следует лишить накидки, и из-за великого вреда Дому его могут заковать в железо. О брате, который без разрешения отдает взаймы что-либо, принадлежащее Дому 250. Восемнадцатое — если кто-либо из братьев отдаст что-либо, принадлежащее Дому, без разрешения того, кто может дать его, туда, где Дом может потерять это, он не может сохранить свою накидку, и ссуда может быть столь велика, что брата могут поместить в такое место, что его закуют в железо.


Французский устав ордена тамплиеров

249

О брате, который без разрешения одалживает свою лошадь другому брату 251. Девятнадцатое — если кто-либо из братьев одолжит свою лошадь другому брату туда, куда он [сам] не может пойти без разрешения, и лошадь потеряется либо умрет, либо получит раны, накидка остается на усмотрение братьев, которые будут решать, лишить ли его ее либо оставить ее ему. Но он может одалживать ее по своему выбору в городе, где он находится. О брате, который кладет вещи другого человека с вещами Дома 252. Двадцатое — если кто-либо из братьев положит вещи, принадлежащие другому человеку, с вещами Дома, из-за чего местные сеньоры могут потерять свои права на нее, [его] накидка остается на усмотрение братьев, которые будут решать, лишить ли его ее либо оставить ее ему. О брате, который намеренно говорит, что вещи другого человека принадлежат Дому 253. Двадцать первое — если кто-либо из братьев намеренно скажет, что вещи другого человека принадлежат Дому, а это не так, и докажут, что он сделал это из злобы либо алчности, его накидка остается на усмотрение братьев, которые будут решать, лишить ли его ее либо оставить ее ему. Но если это подсказывает ему его совесть, он может сказать так, либо поручиться, не нанося вреда. О брате, который убивает, либо ранит, либо теряет раба 254. Двадцать второе — если кто-либо из братьев убьет, либо ранит, либо потеряет раба по своей вине, его накидка остается на усмотрение братьев, которые будут решать, лишить ли его ее либо оставить ее ему. О брате, который убивает, либо ранит, либо теряет лошадь 255. Двадцать третье — если кто-либо из братьев убьет, либо ранит, либо потеряет лошадь по своей вине, его накидка остается на усмотрение братьев, которые будут решать, лишить ли его ее либо оставить ее ему. О брате, который охотится, и от этого происходит вред 256. Двадцать четвертое — если кто-либо из братьев охотится и от этого произойдет вред, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, который испытывает свое оружие 257. Двадцать пятое — если кто-либо из братьев испытывает свое оружие и снаряжение и от этого произойдет вред, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. О брате, который отдает какое-либо животное, кроме собаки или кошки 258. Двадцать шестое — если кто-либо из братьев, из овчарни либо конюшни, отдаст какое-либо животное, кроме собаки или кошки, без разрешения своего командора, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки, либо оставить ее ему.


250

Приложения

О брате, который строит новый дом без разрешения 259. Двадцать седьмое — если кто-либо из братьев построит новый дом из камня и извести без разрешения магистра либо командора области, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. Но иные разрушенные дома он может чинить без разрешения. О брате, который сознательно причиняет убыток Дому 260. Двадцать восьмое — если кто-либо из братьев сознательно или по своей вине причинит убыток Дому в четыре денье или более, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему; ибо нам запрещен любой убыток. И убыток может быть столь велик, что виновного могут заковать в железо. О брате, который проходит через ворота с намерением покинуть Дом 261. Двадцать девятое — если кто-либо из братьев пройдет через ворота с намерением покинуть Дом и затем раскается, он может поплатиться своей накидкой, а если он уйдет в госпиталь либо в иное место за пределами Дома, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. Но если он проведет там одну ночь, его следует лишить накидки. О брате, который покидает Дом и проводит две ночи вовне 262. Тридцатое — если кто-либо из братьев покинет Дом и проведет две ночи вовне, он лишится своей накидки за это и не может обрести ее вновь один год и один день. А если он удержит вещи, которые запрещены, более двух ночей, он будет изгнан из Дома. О брате, который по своему желанию возвращает свою накидку либо бросает ее в гневе 263. Тридцать первое — если кто-либо из братьев по своей воле вернет накидку либо бросит ее на землю в гневе и не пожелает поднять ее, несмотря на просьбы и увещевания, и другие братья подберут ее раньше его, он лишится своей накидки и не может обрести ее вновь один год и один день. Но если он по своей воле подберет накидку раньше других братьев, мы оставляем на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. 264. Если же он не пожелает подобрать свою накидку, а другой брат поднимет ее и возложит ему на плечи, тот брат также лишится своей накидки, ибо никто из братьев не должен возвращать накидку либо принимать в братья вне капитула. Тот же, кому вернули накидку, таким образом, остается на милость братьев, которые могут лишить его накидки либо позволить ему сохранить ее. 265. Во всех иных случаях, кроме последних двух, когда брат проводит две ночи вне Дома или по своей воле возвращает свою накидку, за которые он наказывается лишением ее на один год и один день, как сказано выше, иные прегрешения, за которые могут лишать накидки, мы оставляем на усмотрение братьев, которые могут лишить его накидки либо оставить ее ему, по вине и по поведению брата. 266. И когда вину брата рассудят, его лишают накидки; а если брат лишен накидки, его не подвергают другим наказаниям или епитимьям.


Французский устав ордена тамплиеров

251

А когда брат лишен накидки и закован в железо, он должен размещаться и питаться в доме брата, раздающего милостыню, и не обязан ходить в церковь, но он должен читать свои часы и работать с рабами. И если он умирает во время наказания, его следует отпеть как брата. И никто из братьев, что не имеют права принимать в братья, не властен лишать накидки [брата] без разрешения того, кто может дать его. ВИНОВНЫЕ ПРОСТУПКИ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ СУДИТЬ ДОМ ХРАМА

267. Первое — изгнание из Дома и прегрешения, за которые виновного [в них] могут заковать в железо и навеки заточить в тюрьму. Второе — что касается накидки и прегрешений, за которых виновного могут заковать в железо. Третье — когда кому-либо позволяют сохранить накидку во имя любви Господней, его наказывают на три дня, пока Господь и братья не освободят его; и ему следует исполнять наказание без промедления. Четвертое — два дня и третий на первой неделе. Пятое — только два дня. Шестое — только один день. Седьмое — пятницы и телесное наказание. Восьмое — когда приговор брату откладывают до прибытия магистра либо кого-то из достойных людей Дома, дабы они рассудили то, в чем братья не уверены. Девятое — когда брата посылают к капеллану. Десятое — когда брата оправдывают. СТАТУТЫ БРАТЬЕВ КАПЕЛЛАНОВ

268. Братья капелланы должны приносить те же обеты, что и другие братья, и вести себя, как другие братья, кроме того, что вместо «Отче наш» они должны читать службы. И они должны носить закрытые одеяния и брить свои бороды и могут носить перчатки. Находясь же при усопшем брате, они должны служить мессу и читать службу вместо ста «Отче наш». Братьев капелланов следует чтить и выдавать им лучшие одежды Дома, и они должны сидеть за столом рядом с магистром, и им следует подавать первым. 269. Братья капелланы должны выслушивать исповеди братьев, и никто из братьев не должен исповедоваться кому-либо, кроме них, потому что он может навещать брата капеллана без разрешения. Ибо они от имени Папы имеют больше власти отпускать грехи, нежели архиепископ. 270. Если кто-либо из братьев капелланов согрешит, он должен просить о милости перед своим капитулом, как и любой иной брат, [но] не преклоняя колена, и должен выполнять то, что решат братья. Если брат капеллан покинул Дом, а затем вернулся и просит о милости у ворот, он должен снять свои одежды перед дверью капитула и выйти перед братьями, и просить о милости, не преклоняя колена. И если он не совершил проступка, за который его следовало бы изгнать из Дома, ему следует получить свое наказание и лишиться накидки на один год и один день; и он должен есть без салфетки за столом для челяди, и должен соблюдать все посты, которые соблюдают другие братья,


252

Приложения

что несут наказание, пока братья не освободят его; и по воскресеньям он должен ходить на телесное наказание лично к брату капеллану, и он должен также принимать все наказания, что ему дают, и он может петь один без музыки в течение недели. А когда другие братья, что отбывают наказания, работают с рабами, брат капеллан вместо работы должен читать свой псалтырь. 271. Если какой-либо брат капеллан ведет порочную жизнь, либо вызывает раздоры между братьями, либо вызвал беспорядок, его следует передать в руки капитула скорее, нежели иного брата, ибо так повелел нам Папа, когда он даровал нам братьев капелланов. А если он отбывает наказание без лишения накидки, он должен есть без салфетки за столом с туркополами. И он может совершить что-либо, за что его закуют в железо или навечно заточат в тюрьму. ЗДЕСЬ ЗАПИСАНЫ ГРЕХИ, КОТОРЫЕ БРАТ КАПЕЛЛАН НЕ ИМЕЕТ ПРАВА ОТПУСКАТЬ

272. Здесь изложены грехи, которые брат капеллан не имеет права отпускать брату Храма. Например, если тот убьет христианина либо христианку. Либо если кто-либо из братьев поднимет руку на другого так, что из раны потечет кровь. Либо если брат Храма поднимет руку на человека из другого ордена, священника либо клирика, который служит Святой Церкви. Либо если брат состоял в другом ордене и отрицал это при вступлении в Дом, а затем признался, либо если он вступил в Дом через симонию. 273. Брат капеллан не должен отпускать братьям эти грехи, ибо Папа оставил их на усмотрение Римской церкви, и по этой причине следует, чтобы эти грехи отпускались патриархом либо архиепископом, либо епископом земли, где они находятся. КЛЯТВА ПРИ ПРИНЯТИИ В ОРДЕН

274. Желаешь ли ты отречься от мира? — Да, желаю. Желаешь ли ты исповедовать послушание по каноническим установлениям и по наставлениям Папы? — Я желаю. Желаешь ли ты принять жизнь наших братьев? — Желаю. Затем тот, кто обращается к нему, должен сказать: «Да поможет нам Господь наш и да благословит нас», и следует прочесть целый псалом. 275. Затем он должен произнести клятву: «Я, ... , желаю и клянусь служить уставу рыцарей Христа и его рыцарству с Божьей помощью, во имя вечной жизни, и с этого дня мне не будет дозволено избавить жизнь свою от бремени устава. И клятва моя о вступлении в орден будет строго храниться. Я передаю этот документ в присутствии братьев и своей рукой кладу его к подножию алтаря, что воздвигнут в честь всемогущего Господа и благословенной Девы Марии, и всех святых. Отныне я приношу обет послушания Господу и этому Дому, и обет жить без имущества и хранить целомудрие согласно наставлениям Папы, и строго придерживаться жизни братьев Дома рыцарей Христа». 276. Затем он должен возлечь поперек алтаря и, распростершись, сказать: «Прими меня, Господи, по слову твоему, и дай мне жизнь». А прочие братья должны сказать: «И да не сокрушишь ты меня в моей надежде». Затем он должен сказать: «Господь есть свет мой, Господь есть защитник моей жизни».


Французский устав ордена тамплиеров

253

Затем: «Господь, смилуйся над нами. — Христос, смилуйся над нами. — Господь, смилуйся над нами. — Отче наш». А затем священник должен сказать: «И не введи нас...» Псалмы Возвожу очи мои к горам. — Откройся нам, Господи. — Храни меня, Боже. — Когда я взываю, услышь меня. — Я как заблудшая овца. — Как хорошо и как приятно. — Благословенно будет имя Господа. — Господь, услышь молитву. Молитва 277. Помолимся, [братья]. Прими, мы ищем Тебя, о Господи, то Твой слуга бежит от бурь мира сего и западней дьявола, дабы быть принятым Тобою и получить защиту в этом мире и награду в мире грядущем через Христа... Молитва 278. Господь, Тебя, кто чрез святых отцов наших установил власть ордена, Тебя мы просим о милости, дабы в упокоении заступничества всех Твоих святых Ты мог взглянуть милостиво на Твоего слугу, что отрекся от мира, и мог Ты направить сердце его от мирского тщеславия к любви к его вечному призванию, и излить на него милость, что есть в Тебе, так, чтобы с Твоей защитой мог он исполнить то, в чем, по воле Твоей, принес он обет, и, завершив службу свою, мог он заслужить все то, что создал Ты и обещал тем, кто верует в Тебя. ПРОВЕДЕНИЕ ОБЫЧНЫХ КАПИТУЛОВ

386. Каждый брат, когда входит на капитул, должен перекреститься во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и должен снять свою полотняную шапочку и свой чепец, если он не лыс, а если он лыс, то может оставить чепец; и он должен стоя прочесть один раз «Отче наш» перед тем, как сесть, а затем он должен садиться, и каждый должен делать так. И когда все братья либо большинство собрались, тот, кто возглавляет капитул, должен сказать братьям, прежде чем начать церемонию: «Добрые братья Господни, встаньте и помолитесь Господу нашему, дабы Он послал сегодня нам Свою святую милость», а затем все братья должны встать на ноги, и каждый должен прочесть «Отче наш». 387. А брат капеллан, если он присутствует, должен также прочесть свою молитву, какую он сочтет нужной, то есть службу, прежде чем начнется капитул. И тогда они должны сесть, и да будет известно, что им следует позаботиться, чтобы ни один человек не из братьев Храма не мог подслушивать, когда они ведут свой капитул. 388. Когда прочли молитву, тот, кто возглавляет капитул, должен начать службу во имя Господа, и провести ее как можно лучше по своим способностям, и должен увещевать братьев и молиться, и велеть им исправлять [свои грехи]. После того как служба началась, никто из братьев не должен без разрешения вставать с места, чтобы уйти, но до этого они могут ходить без разрешения. 389. Когда тот, кто возглавляет капитул, закончил свою службу, каждый брат, который думает, что согрешил, должен подняться и сделать с шапочкой и чепцом то, что сказано выше, и должен встать перед тем, кто возглавляет капитул, и преклонить колена раз или два, или более, и должен быть смиренным, как тот, кто исповедуется, и должен сказать следующее: «Добрый господин, я прошу о милости у Господа и Богоматери,


254

Приложения

у вас и у братьев, ибо я согрешил», и должен рассказать о своей вине полно и правдиво, как все было, и он не должен лгать ни из стыда плоти, ни из страха перед правосудием Дома; ибо если он солжет, это не будет исповедью, и да будет известно, что для нашего капитула было установлено так, чтобы братья могли исповедоваться в своих грехах и исправлять их. 390. После того как брат рассказал все о проступке, который, как он думает, он совершил, и исповедовался в нем полностью, тот, кто возглавляет капитул, должен приказать ему выйти, и брат должен пойти туда, откуда он не может слышать, что говорят братья на капитуле; ибо никто из братьев, находящихся вне капитула из-за греха или из-за того, что он несет наказание, не должен слушать, что братья на капитуле делают, либо говорят, либо обсуждают. После того как он выйдет, тот, кто держит это место, должен пересказать вину брата перед всем капитулом и должен следить, чтобы не изменять ничего; а когда он рассказал им именно так, как в этом исповедовался брат, он должен спросить их общего совета и сделать то, что решит большинство. 391. И когда братья дали свой общий совет — как, считают они, следует поступить, и командор выслушал, что решило большинство, он должен приказать вернуть брата и должен ему назвать его вину, и рассказать, насколько она серьезна, и в чем, как сказали братья, он провинился; и он должен приказать ему выполнить то, что решили братья, и должен сообщить ему решение братьев; но он не должен говорить: «Такой-то брат решил так-то» или: «Он согласился с этим», ибо он раскрыл бы тайну своего капитула. 392. Когда кто-либо из братьев просит на капитуле о милости за какую-либо вину, все те, кто считают, что они запятнаны этим грехом, должны также просить милости вместе с ним; и каждый брат, когда просит о милости за какую-либо вину, должен делать это за все проступки, которые, как он считает, совершил; и за все проступки, что он совершил, сколь много бы их ни было, ему могут дать только одно наказание, так как он просил о милости за все их вместе. Когда брат просит о милости за какой-либо проступок, никто из братьев не должен вставать и просить о милости за свою вину, чтобы его рассудили, если он не запятнан той же виной, как сказано выше. Если брат просит о милости за десять прегрешений одновременно, и сочли, что его следует простить за одно из них, следует простить ему все их. 393. Когда братья [находятся] на капитуле, все должны быть против того, кто совершает или говорит что-либо неразумное, и каждый должен вести себя тихо и хранить молчание; и никто не должен говорить, если его не спросят о чем-либо, либо если ктонибудь не совершит или не скажет что-то неразумное. Каждый может обвинить его, не вставая с места, без разрешения; более того, он должен сделать это немедленно, как только тот сделал или сказал что-либо неразумное, и каждый обязан заставить его исправиться; и никогда иначе не может брат обвинять другого брата со своего места, кроме магистра. А магистр может и должен обвинять со своего места любого брата по своему желанию, не вставая. 394. Каждый брат, когда он приходит на капитул, должен приходить, размышляя, не оступился ли он в чем-либо и не нарушил ли он свою клятву и свой обет, и он должен думать об этом на самом капитуле: хорошо ли он слушал либо читал свои часы, и не разгневал ли своего брата чем-либо, и хранил ли заповеди Дома. И если он считает, что согрешил в чем-либо, он должен просить о милости за это и покаяться до того, как уйдет с капитула. Ибо когда служба на капитуле окончена, никто из братьев не должен говорить о своем проступке за пределами капитула, но ему следует исправляться, как он


Французский устав ордена тамплиеров

255

только может; а если он сознательно расскажет о своем проступке, это будет серьезнее — это будет непослушанием. 395. Более того, вы должны знать, что ни магистр, ни иной брат, который возглавляет капитул, не должен исполнять то, что он должен делать по совету капитула и по решению братьев, пока он не прочтет молитву и службу, как считает должным; ибо в начале всех капитулов, что мы проводим, мы должны просить о милости Господа нашего. 396. Никто из братьев не может отсутствовать на капитуле без разрешения, если он не болен в лазарете. Никто из братьев не может покидать капитул без разрешения, если только он не думает, что вернется немедленно на этот же капитул, прежде чем он разойдется. С той минуты, когда служба окончена, никто из братьев не может показывать что-либо другому брату без разрешения, так, что он заставляет его вставать со своего места либо встает сам; но когда кто-либо из братьев стоит перед тем, кто возглавляет капитул, каждый может встать со своего места без разрешения и обвинить стоящего брата в грехе, который, как он знает, тот совершил. 397. Когда кто-либо из братьев знает, что [его] брат сделал или сказал что-либо, что не должен был, он должен заставить его покаяться на первом же капитуле, где они оба присутствуют, и не должен позволить ему выйти с капитула, не заставив его покаяться; но лучше, когда брат, который знает, что его брат совершил это, особо напомнит об этом брату, который оступился, перед тем, как они войдут на капитул, и предупредит его перед одним или двумя братьями следующим образом: «Добрый брат, вспомни о таком-то поступке», и он должен поведать о прегрешении и должен сказать ему: «Покайся на первом же капитуле, на котором ты будешь». Достойные люди говорят, что брат скажет достаточно, когда скажет другому брату: «Вспомни о том-то», и тот, кому сказаны эти слова, должен считать себя обвиненным и должен покаяться на первом же капитуле, на котором будет, как сказано выше. 398. Никто из братьев не должен обвинять другого брата перед любым человеком, если это не брат Храма; и брат не может и не должен обвинять своего собрата ни на капитуле, ни за его пределами, ни предъявлять ему обвинения понаслышке; но в том, что видел или слышал, он может обвинить его и предъявить ему свои обвинения; а если он поступит иначе, он очень испорчен или его могут счесть участником сговора. 399. Когда кто-либо из братьев желает обвинить другого, он должен следить, чтобы не обвинять того в пустяках, но если он не обвинил его вовне, как сказано выше, или если он обвинил его, а брат не желает каяться, он должен сделать это так, когда они [находятся] на капитуле. Ибо перед тем как встать, он должен сказать тому, кто возглавляет капитул: «Командор, либо добрый господин, позвольте мне поговорить с братом», и он должен дать ему разрешение. 400. А когда он получил разрешение, он может встать и должен назвать по имени брата, кого он желает обвинить, а тот брат должен встать и снять свою шапочку и чепец, если его назвали, и должен выйти перед тем, кто возглавляет капитул. Затем обвинитель должен указать ему тихо и спокойно на то, в чем, как он знает, тот провинился, ибо никто не должен ложно обвинять своего брата. И он должен говорить следующим образом: «Добрый брат, проси о милости за такой-то поступок», и он должен рассказать об этом поступке либо вине, как это было сказано либо сделано. И тот, кого обвиняют, должен сказать: «Добрый господин, я прошу о милости у Господа и у Богоматери, и у вас, и у братьев за поступки, в которых меня обвиняют», и он должен преклонять колена каждый раз, когда его обвиняют.


256

Приложения

401. Если он знает, что то, в чем его обвиняют, истинно, брат, которого обвиняют, должен признать это перед всеми братьями, ибо никто не должен лгать на капитуле. Но если то, в чем его обвиняют, есть ложь, он должен говорить следующим образом: «Добрый господин, я прошу о милости у Господа и у Богоматери, и у вас, и у братьев за поступок, в котором этот брат обвиняет меня…», и он должен преклонить колена: «…но вы должны знать, что это не так». Или он может сказать: «Нет, сэр. Упаси Бог, если я когда-нибудь совершу такое». Или: «Сэр, это не так». И он должен рассказать подробно об этом деле; ибо, как сказано выше, он не должен лгать ни из стыда плоти, ни из страха перед правосудием Дома. 402. И тот, кто хочет защититься, не должен ни звать по имени того, кого он желает представить для защиты, ни называть его без разрешения, но он должен сказать тому, кто возглавляет капитул: «Сэр, есть брат, который знает об этом деле раз или два», а затем командор должен сказать: «Если есть здесь брат, который знает что-нибудь об этом, [пусть он] выйдет вперед». И если есть кто-либо, кто знает об этом [деле], он должен встать и предстать перед командором, и должен поручиться за то, что он видел и слышал, и он не должен говорить ничего, кроме правды, и ее он не должен ни скрывать, ни искажать, из любви либо злого умысла, в пользу одного либо другого, ибо это был бы великий грех и мог бы считаться сговором. 403. А если брат, который знает об этом деле, не желает встать, когда командор спросил раз или два указанным выше образом, командор должен сказать брату, который желает представить брата для своей защиты: «Добрый господин, пусть он выйдет вперед». И тогда он может назвать его по имени, и тот должен встать и сделать то, что сказано выше о поручительстве. И тот брат, который дает свидетельство, может и должен считаться виновным в серьезном проступке и получить суровое наказание, если он знает что-либо о поступке, из-за которого его вызвали для защиты, потому что он не встал тотчас же, как был отдан приказ. 404. А если обвиняемый брат желает предъявить обвинение тому, кто обвинил его, и он знает, что тот совершил какой-либо проступок, он может обвинить его, не спрашивая особого разрешения, пока он стоит; и он должен обвинить его и указать ему на его вину, как сказано выше. 405. Того, кого признают виновным в его прегрешении, командор должен послать вовне, или обоих, если они осуждены; но он не должен посылать вовне кого-либо из братьев на капитуле за то, в чем брата обвиняли, если его не признали виновным. И когда братья вышли, командор должен рассказать об [их] проступке либо вине, за которую они просили о милости и признаны виновными, так, как было поведано ему, а после этого он должен спросить у братьев, присутствующих на капитуле, их общего совета, и сделать то, что решит большинство. Когда же братья скажут при всех, что им кажется подобающим, он должен поступить с братьями, что [ждут] снаружи, так, как говорилось о брате, который добровольно просил о милости за свою вину. 406. И если братья решат, что на братьев, которые [ждут] снаружи, должно быть немедленно наложено наказание, командор должен тотчас же сделать это, как только сообщит им решение братьев; если же братья не решат, что на них должно быть немедленно наложено наказание, командор, который возглавляет капитул, сообщив им решение братьев, может сказать им: «Идите и снимите свои одежды», и он может дать им телесное наказание и немедленно исполнить его, если он считает это подобающим и братьям угодно, чтобы это осталось на его усмотрение.


Французский устав ордена тамплиеров

257

407. Один брат может обвинить другого брата, как это дано выше, либо двух, либо трех, либо двадцать; более того, один брат не может признать другого брата виновным, но два брата могут признать другого брата виновным, либо двух, либо сто, когда эти двое и эти сто видят, что это не так; пока они находятся на капитуле, ибо защита не принимается на нашем капитуле, если только его можно признать виновным иным способом. 408. Но если один либо два брата говорят на капитуле другому брату: «Добрый господин, ты совершил такой-то проступок в Шато Пелерин в воскресенье; проси о милости», и брат отвечает: «Нет, упаси Господи, я был в Бейруте в воскресенье» и может доказать, что это правда, сославшись на одного либо нескольких братьев, тот брат, которого обвиняли, должен быть оправдан, а братья, которые обвиняли его, признаются виновными в том, что солгали против него, и их могут обвинить в сговоре; так можно осуществлять защиту, и никак иначе. 409. А если случится, что два или более братьев обвиняют другого брата, либо двух, или более, и магистр либо тот, кто возглавляет капитул, заподозрит, что они возводят на него вину злонамеренно, он может и должен приказать одному брату покинуть капитул и заслушать другого о том, в чем он обвиняет собрата и откуда он знает о проступке, в котором обвиняет его, и видел ли он либо слышал это; а когда он расспросит об этом деле, он может и должен приказать ему выйти и вызвать другого и заслушать его так же, как и первого, что тот знает об этом деле. И если оба говорят одно, брат, которого обвинили, считается виновным, а если они говорят разное, брата, которого обвинили, оправдывают и считают невиновным в том проступке, в котором его обвиняли; а тех двоих могут обвинить в великом зле и великой порочности, и даже в сговоре. 410. И да будет известно, что никто из братьев Храма не может быть приговорен светским человеком либо человеком из другого ордена, либо двумя или более, кроме братьев Храма, так, как описано выше, к чему-либо, так, чтобы правосудие Дома свершилось над ним. 411. Но если какой-либо достойный светский человек либо духовное лицо, достойный настолько, чтобы ему верили, либо который confrere Дома, говорит магистру правду, что такой-то брат навлек на Дом позор, магистр, по поручительству тех достойных людей, может допросить этого брата и наказать его, и он должен сделать это, не разговаривая с братьями и без их решения. И да будет известно, что хороший магистр должен отделять и выводить испорченного брата из общества добрых, и так повелевает устав. 412. Когда тот, кто возглавляет капитул, просит братьев их совета о чем-либо на капитуле, он должен сначала спросить тех, кто должен знать больше других об этом деле и об обычаях Дома, а после — всех других вместе, по их достоинству и знаниям и по праведности жизни. Каждый брат, когда на капитуле спрашивают его совета, должен сказать, что кажется ему наилучшим, ибо не следует молчать о чем-либо из любви к одному либо ненависти к другому, или чтобы понравиться одному либо разгневать другого; но он должен видеть Господа перед своими глазами, и он должен делать и говорить то, что он говорит и делает, из любви к Господу. Никто из братьев не должен обвинять другого брата, кроме как из милосердия и с намерением спасти его душу. 413. Когда кого-либо из братьев обвиняют в проступке либо вине, что он совершил, он не должен гневаться, но, напротив, должен благодарить того, кто обвинил его; а если кто-либо из братьев обвиняет другого в мелочах, ему можно дать наказание.


258

Приложения

414. И все братья Храма должны знать, что когда кого-либо из братьев отсылают с капитула, потому что его обвиняют в каком-либо прегрешении либо потому, что он сам просит о милости, следует рассудить поведение и жизнь брата, и вид, и тяжесть [его] вины. И если он хорошего поведения и вина легкая, братья должны вынести легкий приговор, а если он дурного поведения и вина серьезная и злостная, братья должны дать ему суровое и тяжкое наказание, и часто достойному человеку дается легкое наказание за серьезную вину, а порочному человеку — тяжкое наказание за легкую вину; ибо как добрый человек должен получать награду и честь за свою добродетельность, так и дурной должен получать наказание и позор за свою порочность. И да будет известно, что за малейшую вину и непослушание, которыми брат нарушает заповедь Дома, следует осуждать на два полных дня во время первой недели, по поведению брата; но не следует давать более за какой-либо проступок, если это не касается накидки либо Дома, от чего упаси Господь всех братьев. 415. И вам следует знать, что после того, как тот, кто возглавляет капитул, отослал брата с капитула, чтобы рассудить его вину, тот брат не может без разрешения вернуться на капитул, чтобы обвинить другого брата; но он может и должен вернуться без разрешения, чтобы просить о милости за иную вину, о которой он забыл. Каждый брат должен охотно нести наказание, которое дается ему капитулом. ПРОСТУПКИ, ЗА КОТОРЫЕ БРАТА ИЗГОНЯЮТ ИЗ ДОМА НАВЕЧНО

544. Первый проступок, за который брата изгоняют из Дома навечно, есть симония, ибо брат, который вступил в Дом через симонию, не может спасти свою душу и потерян для Дома, а тот, кто принимал его, лишится своей накидки. Ибо симония совершается подарком либо обещанием братьям Храма, либо кому иному, кто может помочь вступить в Дом. 545. Случилось так, что во время магистра брата Армана де Перигора нашлись достойные братья, которые спросили свою совесть и мудрых людей и нашли, что они вступили [в Дом] через симонию Опечалились они в сердце своем, и предстали перед магистром братом Арманом де Перигором, и поведали ему об этом в слезах и с великой печалью сердечной, и открыли ему все свои деяния. И названный магистр был в великом огорчении, ибо были они достойными людьми, что вели жизнь порядочных, верных и чистых братьев. И магистр созвал совет старейших и мудрейших людей Дома и тех, кто знал больше других об этом, и он повелел им во имя послушания не рассказывать ничего другим, но дать ему совет в доброй вере и к пользе Дома. 546. И они держали совет и рассудили, что те достойные люди были столь мудрыми и вели столь добронравную жизнь, что их изгнание нанесло бы великий вред и серьезный урон славе Дома. Они не пожелали разбирать это дело далее и послали к Папе в Рим брата, который изложил тому все, и просили его дать полномочия архиепископу Цезарейскому, который был другом и советником Дома. Папа охотно сделал это и послал ему письма. 547. Когда же они были доставлены к магистру, он взял письма и послал их архиепископу Цезарейскому с братьями, которые были на личном совете у магистра, и с ними названных братьев; и поставил одного командором и дал ему право принимать братьев [в Дом] по их совету. И они пришли к архиепископу с братьями, которые вступили в Дом через симонию, и доставили ему письмо Папы, а оно гласило, что указан-


Французский устав ордена тамплиеров

259

ным братьям отпускается их грех в той форме, в какой он должен отпускаться, и братья посовещались вместе, и он сказал им, что им следует снять свои накидки. 548. И они вернули свои накидки тому, кто был их командором. Он взял их, а архиепископ отпустил им их грехи, и командор с другими братьями вошли в палату и вели капитул. Туда пришли те братья, что лишились своих накидок, и просили общества Дома ради любви Господней и Богоматери; и командор отослал их вовне и спросил совета у братьев, и они согласились с просьбой архиепископа, который просил их, и с просьбой братьев. И он принял их вновь братьями, как если бы они никогда не были ими. 549. Так было сделано потому, что они были братьями Дома долгое время, и были мудрыми и достойными людьми, и вели добрую и набожную жизнь, а один позднее стал магистром Храма. Об этом слышал я от достойных людей в свое время, ибо знаю я об этом только от них. Если бы эти братья были плохого поведения, такая милость не была бы проявлена к ним. И так же поступили позднее с одним достойным человеком Дома по его добродетели. 550. Второй проступок — если брат раскроет тайны своего капитула другому брату Храма либо иному человеку, который не был на том капитуле. Если капитул обсуждает проступок, он может рассказать об этом, но не должен называть никого из братьев, ибо если он назовет того, кто просил о милости, либо того, кто судил этот проступок, он будет изгнан из Дома; но если брат умер либо изгнан из Дома, он может рассказывать об этом и называть его без опасений. Так же, когда капитул назначает бальи, они не должны рассказывать о них, либо говорить о том, с чем соглашается один и с чем другой, ибо это было бы раскрытием тайны капитула, и от этого могла бы произойти великая ненависть. 551. А также, когда они находятся на совете у магистра, они должны быть осмотрительны, когда назначают бальи, но если [они] слышат, что достойный человек выносит установление на капитуле, его можно назвать, но не следует касаться проступка брата, который состоит в Доме. Но если капитулом сделано отступление от правил и магистр узнал об этом каким-либо образом, магистр не сказал на капитуле: «Я слышал, что сделано такое-то отступление от правил, и я приказываю, чтобы эти дела раскрыли». И так может быть сказано, но магистр не должен приказывать поведать вне капитула чеголибо, что было сделано капитулом, но на капитуле он может приказать это, и другие также могут рассказать об отступлении от правил, если оно было сделано. 552. Ибо случилось так в Шато Пелерин, что брат Пьер де Монтегю, кто был магистром, наказал братьев и отправился в Акру, а братья в замке подняли их с земли. И когда магистр узнал это, он вернулся, и созвал капитул, и обвинил всех братьев в том, что они согласились поднять братьев с земли, и присудил, что совершили они серьезный проступок, так как не имели права поднимать их, ибо они были наказаны магистром. 553. Третье — если брат убьет христианина или христианку, либо вызовет их смерть, он будет изгнан из Дома. 554. Ибо случилось в Антиохии, что брат по имени Парис и два других брата с ним убили нескольких христианских купцов; и это узнали другие, и их спросили, почему они совершили такое, а те ответили, что грех толкнул их на это. Командор заставил их просить о милости, и их приговор был отложен; проступок судили перед конвентом и приговорили их к изгнанию из Дома, и возили их по Антиохии, Триполи, Тиру и Акре, оглашая: «Смотрите, вот правосудие, свершаемое Домом над отступниками», и их заточили навсегда в Шато Пелерин, и они умерли там. А потом в Акре подобный случай произошел с другим братом.


260

Приложения

555. Четвертое есть кража, которая понимается по-разному: тот, кто крадет, является вором, либо тот, кто покидает замок либо укрепление, днем либо ночью, любым иным путем, кроме предписанных ворот, которые открыты, и не должен он уходить ни над, ни под ними. Либо тот, кто крадет ключи, либо подделывает их, чтобы открыть ворота: он тоже считается вором, ибо никто из братьев не должен открывать ворота иначе, кроме как заведено в Доме. Если же командор просит брата сержанта, который находится под его началом, показать все вещи, за которые тот отвечает, брат должен показать их или сказать, где они находятся, а если он не сделает этого и утаит сумму более четырех денье, он будет изгнан за это из Дома. 556. Ибо случилось в Шато Бланка, что брату, который отвечал за овчарню, приказал командор показать все вещи, которые находились в его ведении, и брат показал ему все, кроме кувшина с маслом, и сказал, что у него больше ничего нет. А командор знал о том кувшине и обвинил брата. И брат не мог отрицать того, и признался, и был изгнан из Дома. 557. Если кто-либо из братьев из гнева либо ярости покинет Дом и возьмет вещи, которые он не должен брать, он изгоняется из Дома, ибо он есть вор. И все братья Храма, которые покидают Дом, должны знать, что они не должны брать двух предметов одного рода. И они не должны брать ни золота, ни серебра, не уводить коня и не забирать оружия, то есть ни шлема, ни кольчуги, ни кольчужных чулок, ни арбалета, ни меча, ни кинжала, ни сюрко, ни гамбизона, ни палицы, ни копья, ни турецкого оружия, говоря кратко, любой, кто возьмет что-либо, что относится к оружию, будет за это изгнан из Дома. 558. Вещи, которые дозволено брать: туника и гарнаш с мехом, или туника и рубаха, и одна пара штанов, и одна пара чулок, и одна пара башмаков либо чулок без обуви, полотняная шапка, чепец, пояс, нож, которым режут хлеб, и все эти вещи должны включать то, что он надевает на первый час. Он может надеть плащ либо походный плащ, но должен вернуть, если ему скажут об этом, и если он не вернет их, то будет изгнан из Дома, а если ему не скажут, он должен вернуть их позже, ибо если он оставил их себе более чем на две ночи, просили ли его их вернуть или нет, он будет изгнан из Дома. Ибо те испорченные братья, что покидали Дом и брали свои накидки, и носили их по тавернам и притонам и в других злачных местах, и закладывали их и продавали их скверным людям, принесли Дому великий позор и бесчестье, и по этой причине конвент и достойные люди Дома установили, что плащи ценнее, чем башмаки либо кинжал, либо палица, потому что за каждую из этих вещей взявший ее будет изгнан из Дома. 559. Но из-за этого они никоим образом не нарушают первый закон, что, если ктолибо проводит две ночи за пределами [Дома], как сказано выше, он может вновь обрести свою накидку через один год и один день. Те, кто решают, что он изгоняется из Дома, если он пришел после первого часа или прислал свой плащ, идут против первого закона, который никто не может нарушать, если конвент не отменит его; а также те, кто принимает такое решение через один день либо после вечерни. Но, по нашему пониманию, после двух ночей и всего следующего дня до вечера, когда прошел час повечерия, если кто-либо возвращается, либо присылает свой плащ, он может быть приговорен к изгнанию из Дома, ибо тогда можно сказать, что он удерживал его две ночи и один полный день. И его совесть может быть спасена, и первый закон не нарушен; но так как этот проступок не разъясняется и никогда не был определен, каждый дает


Французский устав ордена тамплиеров

261

свое понимание его. И я не говорил о нашем, более того, я не берусь давать другое правило, ибо я никогда не слышал его ясно и точно сказанным; но я слышал, что старейшие в Доме рассказывали то, о чем я сказал выше; но каждый должен следовать своей совести. 560. Случилось однажды, что брат по имени Хью ушел из Дома в Акре и вернул все вещи, которые он должен был вернуть, кроме плаща, который он хранил у себя две ночи, и на следующий день вернул его; а вскоре после того он раскаялся и пришел просить о милости у ворот, как это заведено в Доме; и братья приговорили его к изгнанию. И некоторые из братьев вновь говорили, что не следует изгонять [его] из Дома из-за плаща, ибо он не хранил его долее, чем столько, сколько он хранил его. Но они не сказали определенно, сколь долго он мог хранить его. И он был признан виновным, ибо никто не знал определенно, когда он вернул его, и из-за этого большинство в конвенте согласились, что так как он хранил его долее, чем должен был, и прошло две ночи, и они не знали, когда он вернул его, он не может вновь быть принят в Дом. Да будет известно, что те, кто рассматривали такие случаи, часто сожалели о своих решениях. И если решение изменяется, то это не закон, которого следует придерживаться, и его придерживаться не следует, но если магистр и конвент установят что-либо, то этого следует придерживаться. 561. Случилось однажды, что один брат покинул Дом в Шато Пелерин и вернул все снаряжение, а после вернулся просить о милости у ворот, и магистр задал свой вопрос, и нашлись братья, которые сказали, что он взял кое-какие вещи, и что они знали об этом, и так как их не нашли, он был изгнан из Дома. И каждому брату верят, если он говорит против брата, который покинул Дом, когда он говорит, что потерял свое снаряжение по вине того, кто покинул Дом. 562. Случилось однажды, что один брат ушел из Дома в Альбе и отправился в Крак, и по дороге потерял свой лук, а один сержант нашел его и вернул своему командору; а тот брат говорил, что, когда уезжал, оставил меч на своем месте, но командор не нашел его; затем тот брат вернулся и просил о милости, и его приговор был рассмотрен перед магистром и конвентом, и он предстал перед Генеральным капитулом и просил о милости. И братья решили, что из-за того, что меч был потерян для Дома, и лук был потерян, ибо не он вернул его Дому; и за каждый из этих проступков он приговаривался к изгнанию из Дома. 563. Случилось однажды, что один капеллан отправился морем из Триполи и заболел, и умер, до того как прибыл в Бейрут, и когда командор узнал об этом, он отправился туда, чтобы найти его и захоронить. И командор взял старые одежды и одел его в них, а затем открыл сумки брата капеллана и взял некоторые одежды взамен; а после отправил магистру все вещи, кроме одного меча. Позже этому брату сказали, что он не мог так делать, и он был устыжен и молил магистра о милости. А так как он знал мало об обычаях Дома и совершил это не по злому умыслу, и от этого не произошло никакого вреда, магистр просил достойных людей, что были там, не судить его. Ибо, если бы этот проступок судили, тот брат был бы изгнан из Дома, ибо, когда брат капеллан умирает в землях по эту сторону моря, все его книги, одежды и драгоценности должны быть отправлены магистру, кроме его дневной одежды, ночной одежды и оружия, которые должны передаваться, куда полагается, а если он умирает за морем, они должны передаваться в руки командора, под чьим началом находился покойный. И если кто-либо из братьев возьмет что-нибудь из перечисленных вещей, его сочтут вором.


262

Приложения

564. Если кто-либо из братьев вскроет замок, который не находится в его распоряжении, и возьмет что-нибудь без разрешения того, кто за это отвечает, и его признают виновным в том, что он взял эти вещи, его могут счесть вором. 565. Если кто-либо из братьев польстится на вещи в суме другого, и брат, кому они принадлежат, заявит, что потерял то, что было в суме, и сможет обвинить того, кто взял вещи из сумы, и доказать, что потерянные вещи были в суме, того могут счесть вором. 566. Если кто-либо из братьев умрет и в его сумах либо в снаряжении найдут золото либо серебро, а он был братом конвента, либо он поместил их вне Дома, либо спрятал их без разрешения того, кто может его дать, и не признался в этом при смерти своему командору либо другому брату, его не похоронят на кладбище, но выкинут собакам, а если он уже похоронен, то его выкопают и выкинут, что совершалось с несколькими. 567. Пятое есть сговор; ибо сговор совершается двумя или более братьями. Если два брата сговорились и избили брата, либо обвинили его ложно, и их признали виновными в совершении этого по соглашению, это будет считаться сговором, и они будут изгнаны из Дома. 568. Шестое — если брат покинет Дом и уйдет к сарацинам, он будет изгнан из Дома. 569. Случилось однажды, что брат по имени Роджер Немец был взят в плен под Гадрой, и сарацины велели ему отречься, и заставили его поднять палец и произнести клятву, и поместили его в тюрьму с другими братьями, и он просил о милости перед братьями и говорил, что не знает, в чем его заставили дать клятву. И его приговор был отложен до решения магистра и конвента, и перед ними он просил о милости на Генеральном капитуле, и был изгнан из Дома за свой проступок. 570. Случилось однажды в Сафете, что брат, работавший в кузнице, ушел из замка со всем своим снаряжением, намереваясь покинуть Дом, и провел ночь в казале немцев, в котором было много сарацин, а на следующий день он раскаялся и пошел в Акру, и на следующий день после первого часа пришел прямо в Дом ордена, и на первом же капитуле просил о милости за совершенное. И братья приговорили его к лишению накидки, а некоторые достойные люди говорили о том, что он провел ночь с сарацинами, и если бы казаль не был бы под началом христиан и бальи не были бы христианами, его бы изгнали из Дома. 571. Седьмое — если кто-либо из братьев верует неправедно и не исповедует веру Иисуса Христа. 572. Восьмое — если кто-либо из братьев совершает что-либо против природы и против закона Господа нашего, он будет изгнан из Дома. 573. В Шато Пелерин были братья, которые занимались непристойным грехом и ласкали друг друга в своих кельях по ночам; так что те, кто знали об этом, и другие, кто пострадал от этого, сообщили магистру и нескольким достойным людям Дома. И магистр послушал совета, что это дело не должно выноситься на капитул, ибо то было слишком оскорбительное деяние, но тех братьев следует вызвать в Акру; и когда они прибыли, магистр поместил достойного человека в палату, а других вместе с собой в палату, где они были, и заставил тех снять свои накидки и заковал их в железо. А один брат по имени Лукас сбежал ночью и ушел к сарацинам. Другие же два были сосланы в Шато Пелерин, и один, как показалось, пытался бежать, так что он умер, а другой оставался в тюрьме долгое время. 574. Девятое — если брат оставляет свое знамя и бежит из страха перед сарацинами, его изгоняют из Дома. А наши старейшие также говорят, что если братьев посылают по службе Дому, и тот, кто посылает их, дает им командора рыцарей, который не несет


Французский устав ордена тамплиеров

263

знамени, и кто-либо из братьев бросает своего командора и бежит из страха перед сарацинами, его изгоняют из Дома за это. А другие братья говорят, что тот, кто бросает своего командора, хотя бы и без знамени, бросил бы и знамя, поэтому его можно приговорить к изгнанию из Дома. 575. Если братьев посылают по службе Дома без командора и они видят, что им могут угрожать сарацины, они могут избрать одного среди себя командором, и должны слушаться его, и держаться возле него в битве, как если бы тот был командором. 576. Ибо случилось однажды, когда в этой стране были татары, по совету достойных людей магистр послал двенадцать братьев в Иерусалим, а четверо из них покинули город и не остались там. Магистр узнал об опасности, в которой находились братья, и послал письмо командору и другим братьям, чтобы они отступили до Яффы, дабы не попасть в руки татар. Командор рыцарей не пожелал поступить так, тогда четверо братьев пришли к командору и сказали ему, чтобы он делал то, что повелел ему магистр в своем письме, а тот ответил, что он не уйдет без братьев госпиталя, которые присоединились к нему. И эти четыре брата просили командора, чтобы он приказал им остаться с ним, а командор сказал, что не сделает этого. Тогда брат, который был старшим среди них, сказал, что они могут ехать, так как магистр повелел им ехать, и что они не должны бояться суда Дома, ибо их нельзя судить за то, что они не выполнили этого [приказа]; эти четверо вернулись, и предстали перед магистром, и просили о милости за свой проступок. 577. И некоторые говорили, что их следует изгнать из Дома, потому что они оставили своего командора и знамя в опасности. А братья говорили, что письмо магистра приказывало командору и всем братьям, чтобы они вернулись, и командор не пожелал приказать им остаться, и по этой причине старший из них сказал, что они могут вернуться, не нанося вреда Дому, ибо, если бы письмо не было послано и это решение не было бы принято, их можно было бы изгнать из Дома. И один из четырех братьев сказал, что у него было разрешение вернуться, когда он пожелает, и магистр заступился за него, а других присудили лишить накидок, потому что они не дождались своего командора. А тот, кто принял то решение, был осужден на один день. 578. Если Господь призовет к себе одного из командоров провинций, тот, кто остается на его месте, должен взять все его имущество, посоветовавшись с достойными людьми Дома, что окружают его, и запечатать сумы печатями командоров, которые присутствуют. А печать умершего командора должна быть положена внутрь, ибо сумы следует послать магистру, а все прочие драгоценности, золото и серебро следует положить в сундук командора и запечатать, как и сумы, и он должен сообщить магистру, что выполняет его приказ, ибо все перечисленные вещи должны быть переданы в руки магистра без всякого изъятия. Но лошади, дневная одежда, ночная одежда и оружие остаются в распоряжении командора, и он распоряжается ими по-своему усмотрению; а если он оставит себе что-либо еще, его могут изгнать из Дома. 579. Если же он был визитатором от имени магистра и конвента, как это им полагалось делать, и Господь призвал его, когда он за морем, его сумы следует взять таким же образом и положить внутрь его печать и все его небольшие драгоценности, и их следует запечатать печатью командора и других командоров и отослать магистру. А все прочие вещи, золото и серебро, или то, что было в его походном алтаре, все это следует собрать вместе и отослать магистру в Левант, и даже лошадей. Ибо все эти вещи принадлежат магистру и конвенту, кроме дневной и ночной одежды, которую следует раздать ради любви Господней.


264

Приложения

580. Случилось однажды, что брат по имени Мартин Санчес был командором Португалии и умер, прежде чем попал в свой бальяж. Тот, кто был поставлен на его место, взял некоторые из вещей, которые он послал туда, и раздал их в пользу Храма; а тот брат был в нашем Доме недолгое время и не знал о запрете. Когда же магистр узнал об этом, он послал за тем братом и заставил его просить о милости, и так как тот не знал обычай Дома, магистр держал совет с многими достойными людьми Дома, и они не пожелали судить его, как могли бы, ибо он не знал хорошо законы Дома. 581. Когда же Господь призывает к себе одного из командоров провинций, тот не может поставить на свое место кого-либо из братьев, но может сделать это только при жизни. А когда Господь призовет его к себе, тот, кого он поставил на свое место, должен послать за командорами провинции и сообщить им о смерти их командора. И они должны приехать и избрать одного из своего круга, кто угоден им, когда они соберутся в подходящем месте, которое он им укажет, в определенный день. Тот же, кто находился на месте командора, должен подтвердить им желание старого командора, и тому, кто занимает место Великого командора, пока магистр не даст свое повеление; и он должен сообщить магистру о смерти своего командора и должен отослать его вещи, как сказано выше. 582. Ибо случилось однажды, что брат Гвильме Фуке был командором Испании и заболел; во время болезни он назначил брата Адама на свое место. А затем иные сказали ему, что он поступил неправильно, не оставив на своем месте брата Раймонда де Люнеля, и он сказал: «Именем Господа, я оставляю его на своем месте», после чего умер. А когда он умер, брат Адам сказал, что он занимает место командора, и брат Раймонд де Люнель сказал, что это место — его, и они спорили об этом; и братья Кастилии и Леона поддержали брата Адама, а братья Португалии — брата Раймонда де Люнеля, и каждая сторона созвала свой капитул, и назначили бальи, и каждый из них распоряжался так, как мог распоряжаться брат, находящийся на месте командора. 583. И они сообщили магистру о том, что произошло. Магистр же послал в Испанию командора и повелел этим двум братьям прибыть к нему; и они прибыли и просили о милости перед магистром и конвентом за свой проступок. А магистр и конвент решили, чтобы этих двух братьев изгнали из Дома, но их приговор был отложен, так как это были достойные люди, которые вели порядочную и набожную жизнь и так как ранее подобного не случалось. Затем произошла битва при Гадре между христианами и сарацинами, и наши люди были у Аскалона. И магистр созвал братьев после заутрени и просил их решить судьбу тех двух достойных людей, и они взяли это на себя охотно и простили тем их проступки. Но да будет известно, что они были изгнаны из Дома согласно нашим законам, потому что они распоряжались властью, как не должны были, согласно тому, что сказано выше. И достойные люди Дома сказали, что это могло считаться сговором всех тех, кто поддерживал их. 584. Десятое — если кто-либо из братьев, вступивший в Дом как мирянин, будет возведен в сан без разрешения того, кто может дать его, его могут изгнать из Дома. А если он был возведен в сан иподиакона или выше, и скрыл это, давая клятву, и был признан виновным в этом, он может быть изгнан из Дома. 585. Ибо случилось однажды так, что командор Франции послал по эту сторону моря брата, который был в его бальяже и был возведен в сан иподиакона, и тот прибыл на Генеральный капитул, что было в Цезарее. И были там брат Гвиро де Брайес, и брат Гюго де Монло, и многие другие старейшие, и его приговорили к изгнанию из Дома, потому что он был возведен в сан без разрешения.


Французский устав ордена тамплиеров

265

586. За все названные выше проступки брата могут изгнать из Дома, а есть также и другие. Случилось однажды, что у нас был брат-рыцарь, и нашлись братья из его страны, которые сказали, что он не был ни сыном рыцаря, ни из рыцарского рода, и эти слова были столь серьезны для Дома, что следовало рассудить их на капитуле. Те же братья сказали, что если бы он был здесь, его бы признали виновным, так что братья решили послать за ним, ибо он был в Антиохии. И магистр послал за ним, и когда он прибыл и пришел на первый капитул, на котором он присутствовал, то встал и сказал перед магистром, что слышал слова, что говорили о нем. Магистр приказал тем, кто говорил те слова, встать, и они встали, и его признали виновным в том, что его отец не был ни рыцарем, ни рыцарского рода. И с него сняли его белый плащ и дали ему коричневый плащ, и он стал братом капелланом. А тот, кто принял его в братья, был за морем, и когда он прибыл, он просил о милости за то, что сделал это, и сказал, что поступил так по приказу командора Пуату, который уже умер, и это было истинно. А если бы он не нашел свидетелей, что поступил так по приказу, его бы лишили накидки, хотя он был достойным человеком и хорошо показал себя в своем бальяже, ибо никто не должен давать накидку тому, кому не следует носить ее, и никто из сержантов не должен носить белый плащ. А если такое случится с магистром, с ним можно поступить так же, как это было сделано и сказано выше. КАК БРАТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОБРЕТЕН И ПРИНЯТ ВО ХРАМ

657. Добрые братья Господни, вы видите ясно, что большинство согласны обрести этого человека своим братом; если есть среди вас кто-либо, кто знает о нем что-то, из-за чего он не может стать [нашим] братом, тот должен сказать об этом, ибо лучше будет ему сказать об этом сразу, чем когда он предстанет перед нами. И если никто не скажет ничего против, следует послать за ним и поместить его в залу возле капитула, а затем следует послать двух достойных людей или двух старейших в Доме, кто лучше всех знает, как рассказать о том, что подобает ему делать. 658. И когда он предстанет перед ними, им следует спросить: «Брат, просишь ли ты общества Дома?» И если он скажет: «Да», им следует поведать ему о великих лишениях в Доме, и о заповедях благотворительности, и о всех страданиях, о которых они знают, как рассказать ему. И если он скажет, что перенесет все лишения во имя Господа и что желает он быть слугой и рабом Дома вовеки и до конца своей жизни, им следует спросить, есть ли у него женщина, либо жена, либо невеста, и давал ли он клятву либо обет другому ордену, и нет ли у него долгов какому-либо человеку, которые он не может выплатить, и здоров ли он телесно, и не имеет ли какой тайной болезни, и не является ли он слугой какого-либо человека. 659. Если он скажет: «Нет», и он действительно свободен от всего этого, братья должны войти в капитул и сказать магистру или человеку, который занимает его место: «Сир, мы говорили с этим достойным человеком, который ждет снаружи, и описали ему лишения Дома, по мере наших способностей и знаний. И говорит он, что желает быть слугой и рабом Дома, и он свободен от всего того, о чем мы спрашивали его, и нет препятствий тому, чтобы он мог стать братом, если это угодно Господу, и вам, и братьям». 660. И магистру следует сказать снова, что если кто-либо знает что-нибудь еще, тот должен это сказать, и лучше сейчас, чем позже. И если никто ничего не сказал, следует ему спросить: «Желаете ли вы, чтобы его привели именем Господа?» И достой-


266

Приложения

ные люди скажут: «Приведите его именем Господа», и затем те, кто говорил с ним, должны вернуться и спросить: «Ты по-прежнему желаешь [стать нашим братом]?» И если он скажет: «Да», им следует сказать ему и научить его, как он должен просить общества Дома. Должен он войти в капитул и преклонить колена перед тем, кто возглавляет его, соединив ладони, и должен сказать: «Сир, вот я пред Богом, и вами, и пред братьями, и прошу вас во имя любви Господней и Девы Марии ввести меня в ваше общество и под покровительство Дома, как человека, который желает быть слугой и рабом Дома вовеки». 661. И тот, кто возглавляет капитул, должен сказать: «Добрый брат, ты просишь о великом, ибо в нашем ордене ты видишь лишь внешнюю сторону. Ибо суть внешность то, что ты видишь у нас прекрасных коней и хорошее оружие, и хорошую пищу и питье, и красивые одежды, и кажется тебе, что легко тебе будет. Но ты не знаешь о суровых заповедях, что лежат в основе, ибо тяжело будет тебе, кто сейчас хозяин себе, стать слугой для других. Ибо вряд ли когда-нибудь еще ты будешь делать то, что хочешь: если захочешь ты пребывать в землях по эту сторону моря, пошлют тебя по другую; и если захочешь ты быть в Акре, пошлют тебя в земли Триполи или Антиохии, или Армении, либо пошлют тебя в Апулею, или на Сицилию, либо в Ломбардию или во Францию, либо в Бургундию или Англию, либо в другие земли, где есть наши Дома и владения; и если ты пожелаешь спать, тебя разбудят, а если ты пожелаешь бодрствовать, тебе прикажут лечь в постель. 662. И если этот брат — сержант, и он желает быть братом конвента, ему могут приказать выполнять одну из простейших работ, что у нас есть, возможно, у печи или на мельнице, или на кухне, или с верблюдами, или в свинарнике, или другую обязанность, и другие суровые повеления будут тебе давать; когда ты за столом и желаешь есть, ктото прикажет тебе идти, куда он пожелает, и ты не будешь знать куда. И многие жалобы, что ты услышишь не единожды, должен ты перенести. Теперь решай, добрый благородный брат, смог бы ты вынести все эти трудности?» 663. И если он скажет: «Да, я вытерплю их все ради Господа», магистр либо тот, кто на его месте, должен сказать: «Добрый брат, ты не должен просить общества Дома, чтобы иметь земли или богатства, ни чтобы иметь телесный отдых или честь. Но ты должен просить его по трем причинам: во-первых — отойти от грехов этого мира, вовторых — служить Господу нашему и, в-третьих, чтобы быть бедным и принимать наказания в этом мире, для спасения души. И с этой мыслью ты должен просить его». 664. Также следует спросить его: «Желаешь ли ты быть отныне все дни своей жизни слугой и рабом Дома?» И он должен сказать: «Да, если это угодно Богу, сир». — «Желаешь ли ты отречься от своей воли на всю оставшуюся жизнь и делать то, что приказывает твой командор?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». 665. И магистр должен сказать: «Сейчас выйди и помолись Господу нашему, чтобы Он наставил тебя». Затем, когда он выйдет, тот, кто возглавляет капитул, может сказать: «Добрые господа, вы видите, что этот достойный человек имеет великое желание быть в обществе Дома и говорит, что он желает быть все дни свои отныне слугой и рабом Дома, и я сказал ранее, что если есть кто-то среди вас, кто знает о нем что-либо, изза чего он не должен стать братом, он должен сказать об этом, ибо, после того как тот станет братом, ему не поверят». 666. И если никто не скажет ничего, магистр должен сказать: «Желаете ли вы, чтобы его привели во имя Господа?» А затем достойный человек скажет: «Приведите его во имя Господа».


Французский устав ордена тамплиеров

267

Затем один из достойных людей, кто говорил с ним до того, должен пойти и найти его и должен наставлять его снова, как он должен просить общество Дома, что он просил ранее. 667. И когда он войдет на капитул, он должен преклонить колена и соединить ладони и должен сказать: «Сир, вот я пред Богом и вами, и братьями, и прошу вас во имя любви к Господу и Богоматери ввести меня в ваше общество и под защиту Дома, духовную и мирскую, как того, кто желает быть слугой и рабом Дома всю оставшуюся жизнь». И тот, кто возглавляет капитул, должен спросить его: «Хорошо ли ты подумал, добрый брат, что ты хочешь быть слугой и рабом ордена и оставить свою волю, и исполнять волю других? Желаешь ли ты перенести все трудности, что установлены в Доме, и выполнять все приказы, которые тебе будут давать?» Он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». 668. Затем тот, кто возглавляет капитул, должен встать и должен сказать: «Добрые господа, встаньте и помолитесь Господу нашему и Деве Марии, чтобы он преуспел в этом». И каждый должен прочесть один раз «Отче наш», если это угодно им, а после брат капеллан должен прочитать молитву Святому Духу. Затем тот, кто возглавляет капитул, должен взять Евангелия и открыть их, и тот, кто готовится стать братом, должен взять их в обе руки и преклонить колена. А тот, кто возглавляет капитул, должен сказать ему: «Добрый брат, достойные люди, которые говорили с тобой, о многом спрашивали тебя, но что бы ты ни поведал им и нам, все то — праздные и незначительные слова, и ни ты, ни мы не могли бы пострадать от того, что ты сказал. Но, смотри, вот святые слова Господа нашего, и о чем мы спросим тебя, о том ты скажешь нам правду, ибо, если ты солжешь, ты будешь виновен в клятвопреступлении, и можешь быть изгнан из Дома, от чего упаси тебя Бог. 669. Но вначале мы спросим тебя, имеешь ли ты женщину как жену или невесту, кто может и должен потребовать тебя по праву Святой Церкви, ибо, если ты солжешь об этом, и случится завтра или позже, что она придет и сможет доказать, что ты ее муж, и она имеет право на тебя по закону Святой Церкви, с тебя снимут накидку и закуют тебя в железо, и ты будешь работать вместе с рабами. А когда ты в полной мере подвергнешься позору, тебя возьмут за руку и отдадут этой женщине, и тебя изгонят из Дома вовеки. 670. Во-вторых, состоял ли ты в другом ордене и приносил ли ты клятву или обет, ибо, если ты сделал это, будешь виновен в этом, и орден потребует тебя, как своего брата, с тебя снимут накидку и тебя вернут ордену, но до того ты подвергнешься великому позору и потеряешь общество Дома навсегда. 671. Третье — если ты имеешь долг какому-либо мирскому человеку, который ты не можешь оплатить, сам или твои друзья, не прибегая к помощи Дома, накидка будет снята с тебя, и тебя выдадут кредитору, и Дом не будет обязан ничем ни тебе, ни кредитору. 672. Четвертое — здоров ли ты телом, и нет ли в тебе тайной болезни, которой мы не видим снаружи; ибо, если ты окажешься виновен в том, что ты был болен до того, как стал нашим братом, тебя могут изгнать из Дома, от чего упаси тебя Бог. 673. Пятое — обещал ли ты, или давал светскому человеку или брату Храма, или кому иному, золото или серебро или что-либо еще, за что он мог бы помочь тебе вступить в орден, ибо это есть симония, и ты не сможешь спастись в нашем Доме, и если бы тебя признали виновным в этом, ты бы потерял общество Дома. Или если бы ты был слугой какого-либо человека и он потребовал бы тебя, тебя бы вернули ему и изгнали бы из Дома. А если он рыцарь, не задавайте ему этих вопросов,


268

Приложения

но его можно спрашивать об этом, если он сын рыцаря и благородной дамы, если его отец рыцарского происхождения и он родился в законном браке». 674. После этого его следует спросить, рыцарь ли он или сержант, священник, диакон или иподиакон, ибо, если бы он был одним из них и скрыл это, его могли бы изгнать из Дома. И если он сержант, его следует спросить, не рыцарь ли он. И следует спрашивать, не отлучен ли он, как братьев рыцарей, так и братьев сержантов. И затем тот, кто возглавляет капитул, может спросить старейших Дома, нет ли у них еще вопросов, и если они скажут: «Нет», тот, кто возглавляет капитул, должен сказать: «Добрый брат, остерегись сказать неправду на те вопросы, что мы тебе задали, ибо, если ты солгал в чем-то, ты можешь быть изгнан из Дома, от чего упаси тебя Бог. 675. Сейчас, добрый брат, внимательно выслушай, что мы тебе скажем: клянешься ли ты Господу и Божьей Матери, что отныне во все дни твоей жизни ты будешь послушным магистру Храма, или иному командору, что будет над тобой?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». «Клянешься ли ты Господу и Святой Деве Марии, что все оставшиеся дни своей жизни ты будешь хранить целомудрие?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». «Клянешься ли ты Господу и Деве Марии, что все оставшиеся дни своей свои ты будешь жить без собственности?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». «Клянешься ли ты Господу и Святой Деве Марии, что все оставшиеся дни своей жизни будешь хранить традиции и добрые обычаи нашего Дома, те, что есть, и те, что магистр и достойные люди этого Дома установят?» И он должен сказать: «Да, если это угодно Богу, сир». 676. «Клянешься ли ты Господу и Святой Деве Марии, что все оставшиеся дни своей жизни будешь помогать со всей силой и мощью, данной тебе Богом, в защите Святой Земли Иерусалима, и то, чем владеют христиане, ты будешь помогать хранить и беречь по мере своих сил?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». «Клянешься ли ты Господу и Святой Деве Марии, что ты никогда не оставишь орден в силе и в слабости, в радости или в горе, если не будет на то разрешения магистра и конвента, что имеют [на то] право?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». «Клянешься ли ты Господу и Святой Деве Марии, что ты не будешь находиться там, где христианина могут неправедно или без оснований лишить собственности твоей властью или по твоему совету?» И он должен сказать: «Да, сир, если это угодно Богу». 677. «Мы, именем Господа и Святой Девы Марии и именем своего господина святого Петра из Рима, и именем нашего святого отца, и всех братьев Храма, вводим тебя во все блага Дома, что были от начала и будут сотворяться до конца, и тебя, и твоего отца, и мать, и всех из твоего рода, кого ты хотел бы видеть в Доме. И ты также вводишь нас во все блага, что ты свершил и свершишь. И мы обещаем тебе хлеб и воду, и бедную одежду Дома, и много боли и страданий». 678. А затем тот, кто возглавляет капитул, должен взять плащ, и возложить ему на плечи, и завязать. И брат капеллан должен прочесть псалом, который гласит: «Ecce quam bonum», и молитву, и каждый из братьев должен прочесть «Отче наш». И тот, кто принимает его в братья, должен поднять его с колен и поцеловать его в уста, и обычно брат капеллан тоже целует его. И тот, кто принимает его в братья, должен посадить его перед собой и должен сказать ему: «Добрый брат, Господь наш привел тебя к тому, чего ты жаждал, и поместил тебя в такое прекрасное общество, как орден рыцарей Храма, и потому тебе придется


Французский устав ордена тамплиеров

269

приложить много усилий, чтобы никогда не совершить что-нибудь, за что тебя изгнали бы из ордена, от чего упаси тебя Бог. И мы расскажем тебе о некоторых из тех дел, о которых помним, как о поступках, за которые изгоняли из Дома и лишали накидки. 679. Теперь, добрый брат, ты услышал о делах, за которые тебя могут изгнать из Дома и лишить накидки, но не о всех, так что узнай о них и остерегись, если это угодно Богу, и ты должен спрашивать и вопрошать братьев о них. Вот те дела, за которые ты будешь наказан, если совершишь их: никогда не должен ты бить христианина либо касаться его в гневе или ярости кулаком своим или подошвой своей ноги, либо тянуть его за волосы, либо пинать его своей ногой. И если ты ударишь его камнем либо посохом, либо острым предметом, как я говорил тебе ранее, которым ты можешь убить или ранить его одним ударом, твои братья будут решать, лишить ли тебя накидки или позволить тебе носить ее далее. Также не должен ты клясться Богом либо Божьей Матерью, либо кем-либо из святых. Также не должен ты пользоваться услугами женщин, но только при болезни твоего тела или с разрешения того, кто может дать его, и никогда не должен целовать женщину, ни мать, ни сестру, ни другую родственницу либо иную женщину. Никогда не должен ты называть человека скрягой, смердящим, либо предателем, либо другими дурными словами, ибо все дурные слова запрещены нам, а все приятные разрешены и хороши. 680. Теперь мы скажем, как тебе следует спать: отныне ты должен всегда спать в рубашке и штанах, и в шерстяных чулках, и опоясанным малым поясом, и ты должен иметь на своей постели три куска полотна, а именно: мешок, куда класть солому, и две простыни, и вместо одной простыни ты можешь иметь легкое одеяло, если хранитель одежд пожелает дать его тебе, и одеяло как поощрение, если кто либо даст его тебе. Из одежды ты должен иметь лишь то, что хранитель одежд дает тебе, а если ты купишь что-либо еще, тебя сурово накажут. 681. Теперь мы расскажем тебе, как ты должен приходить к столу и как ты должен приходить на службы. Ты должен приходить каждый раз, услышав звук колокола; когда он звонит на трапезу, ты должен прийти к столу и ждать, пока священники и клирики не скажут благословений. И ты должен посмотреть, есть ли у тебя хлеб и вода или то, что ты должен пить, и, произнеся благословение, должен сесть и нарезать свой хлеб. А если ты находился там, куда может прийти священник, ты должен прочесть один «Отче наш» про себя, перед тем как сесть и нарезать свой хлеб, и ты должен вкушать тихо и молча свой хлеб и [то], что Бог послал тебе, и ты не должен просить ни о чем кроме хлеба и воды, ибо ничего иного тебе не обещано, и если братья едят что-либо еще, ты можешь попросить об этом брата. Но если ты вкушаешь мясо или рыбу, а они сырые либо плохие, либо без цвета, ты можешь попросить заменить это блюдо, но лучше, если это сделает тот, кто вкушает с тобой, чем ты, и если у него есть много, он заменит свое блюдо, а если нет, он выдаст тебе что-либо взамен из пищи слуг либо что-нибудь еще, что есть в изобилии, и ты должен хранить молчание и смиренно принимать это. 682. А когда ты поел, ты должен пойти в часовню за священниками и благодарить Господа нашего молча и не должен говорить, пока не прочтешь один раз «Отче наш», а священник — молитву. Если же священника нет, ты должен помолиться на этом же месте или в наиболее достойном месте поблизости, а затем ты можешь вернуться к своим обязанностям. Когда же ты услышишь колокол на девятый час, ты должен прийти сюда, и если здесь есть священники, ты должен внимать им, а если нет — ты должен прочесть четыр-


Приложения

270

надцать раз «Отче наш» — семь раз в честь Божьей Матери и семь — в честь дня. Также ты должен приходить на вечерни и слушать их, а если нет ни священника, ни церкви, ты должен прочесть восемнадцать раз «Отче наш» — девять раз в честь Божьей Матери, и девять — в честь дня. А затем ты должен идти на ужин, и когда ты услышишь колокол к повечерию, ты должен прийти на легкий ужин из того, что будет тебе принесено, и это оставлено на усмотрение магистра, что он пожелает — вино или воду, а затем, если тебе дается какое-либо повеление, ты должен выслушать его и делать то, что тебе приказали. Затем ты должен выслушать повечерие, если есть священник, а если его нет, ты должен прочесть четырнадцать раз «Отче наш» — семь раз в честь дня, и семь — в честь Божьей Матери, а затем идти и ложиться. И если ты желаешь отдать какое-либо распоряжение своим подчиненным, ты можешь приказать им лично, что ты желаешь. А когда ты ложишься, ты должен прочесть «Отче наш». 683. Когда же ты услышишь колокол к заутрени, ты должен встать. И если есть священник — внимать ему, а если священника нет, ты должен прочесть двадцать шесть раз «Отче наш», тринадцать раз — в честь Божьей Матери, а тринадцать — в честь дня. Затем ты должен прочесть тридцать раз «Отче наш» за усопших и тридцать раз — за живущих, перед тем как пить или вкушать что-либо, кроме воды. И ты не должен пропускать молитвы кроме как по болезни, ибо они установлены для наших confreres и для наших consoeurs, и для наших донатов, так, чтобы Господь наш мог привести их к доброй кончине и дать им истинное прощение. А когда ты выслушал заутреню — если есть священник, а когда нет священника, прочел «Отче наш», ты можешь идти и лечь. 684. Когда же ты слышишь колокола на первый час и третий, и шестой, все один за другим, если есть священник, ты должен внимать ему, а если священника нет, прочесть четырнадцать раз «Отче наш», семь раз в честь Божьей Матери, и семь раз в честь дня, и столько же в честь третьего часа, и столько же в честь шестого часа, и ты должен читать их один за другим, прежде чем вкусить пищи. 685. И все, о чем я рассказал тебе, ты должен прочесть, но ты должен читать службы Божьей Матери вначале, а дня — после, ибо мы были основаны в честь Божьей Матери, так что читай молитвы Божьей Матери стоя, а дня — сидя. И если ты спишь в Доме Храма, где умирает брат Храма, либо ты вкушаешь хлеб Дома, где умирает брат, ты должен прочесть сто раз «Отче наш» ради его души и во время семи последующих дней ты должен читать их, когда сможешь. А если Господь призывает к себе магистра, ты должен прочесть двести раз «Отче наш», где бы ты ни находился в течение семи дней. И ты никогда не должен пропускать чтение «Отче наш» ради усопших, кроме как из-за болезни, что тоже было сказано выше. 686. Сейчас мы рассказали тебе о том, что ты должен делать, и чего ты должен избегать, и что ведет к изгнанию из Дома, и что ведет к лишению накидки и другим наказаниям, и мы не сказали тебе всего, что должны были бы, но ты будешь спрашивать. И пусть Господь направляет тебя в добрых словах и делах».

TU

UU


T U T U T U T U T U T U T U T

ПРАВИЛА ОРДЕНА ВСАДНИКОВ ГОСПИТАЛЯ СВЯТОГО ИОАННА ИЕРУСАЛИМСКОГО установленные Великим магистром Раймондом де Пюи

Я, Раймонд де Пюи, слуга нищих Христовых и страж Странноприимницы Иерусалимской, с предварительно рассужденным согласием братьев моих и всего капитула утвердил следующие правила в странноприимном доме св. Иоанна Крестителя в Иерусалиме. I. Каждый брат, который приемлется и вписывается в сей орден, свято хранит три обета: обет целомудрия, послушания и добровольной нищеты без собственного стяжания. II. И да не приемлет он большего, чем требуется ему для существования; и да будут одежды его скромны, подобно скромности Господа нашего, слугами коего называем мы себя. Ибо недостойно слуги пребывать в роскоши и гордыне, когда Господин пребывает в скромности и смирении. III. И да будут его речи достойны; и пусть служат священники в церкви службы в белых одеждах, и да будет в церкви постоянно свет, как ночью, так и днем, и должно священникам посещать больных, неся им плоть Господню. IV. И ежели вынуждены братья по делам ехать в город или замок, то не должно им путешествовать в одиночестве, а только вдвоем или втроем, и не с теми, с кем они сами пожелают, но с теми, кого им назначат; и по прибытии должно оставаться им вместе. И пусть не творят они ничего, что смутит окружающих, а только то, что доказывает их святость. И когда они будут в церкви, или доме, или каком еще месте, где есть женщины, пусть они сохраняют скромность. И не должно женщинам омывать им головы, ноги или застилать постель. И пусть Господь хранит их от этого. V. И должно братьям, как духовным, так и военным, собирать пожертвования в пользу бедных. И будучи в поисках крова и пищи, должно им обратиться в церковь, а иначе приобретать ровно столько, сколько им требуется, и ничего боле. VI. И должно им в кратчайшие сроки передавать собранные пожертвования главе обители, коему вменяется в обязанность также взимать треть доходов с обителей, и все это вкупе передавать бедным. VII. И не должно братьям, к какой бы обители они не принадлежали, выступать с проповедями или собирать пожертвования, ежели не получили они на то прямого указания. Но пусть получают посланцы кров, и пищу, и свет в любой обители.


272

Приложения

VIII. И не должно братьям носить яркие одежды и меха животных. И не должно им потреблять пищу более двух раз в день, а по средам и субботам — вкушать мясо, кроме тех, кто слаб или болен. И не дозволяется им также спать обнаженными. IX. Но если один из братьев (да не случится такого никогда) впадет в греховное прелюбодейство, позже сохранив сие в секрете, то пусть это так и останется тайной; на него же должна быть наложена соответствующая епитимья. Однако если об этом станет известно и будут представлены неопровержимые доказательства, то в городе, где это свершилось, после воскресной мессы, когда люди будут покидать церковь, должно высечь виновного розгами или ремнями пред лицом других братьев. И должен он быть изгнан из нашего братства. И ежели затем Господь просветлит душу этого человека, и он вернется в Братство, признав себя виновным и раскаявшись во грехе, он должен быть принят обратно, но в течение последующего года с ним будут обращаться словно с чужаком и наблюдать за ним. X. И ежели один из братьев вступит в спор с другим, и до прокуратора обители дойдет жалоба по этому поводу, епитимья должна быть следующей: он должен поститься в течение недели, в среду и пятницу лишь на хлебе и воде, и есть без стола, прямо на земле. А ежели один брат ударит другого, то он должен поститься в течение сорока дней. Если же брат покинет обитель самовольно и после вернется, то он должен в течение сорока дней есть на голой земле и поститься по средам и пятницам, питаясь лишь хлебом и водой; и пусть в течение срока, равного времени его отсутствия, обращаются с ним равно как с чужаком. XI. И должно во время трапезы соблюдать тишину, и не дозволяется пить после повечерия. И также должно соблюдать тишину в постелях. XII. И ежели брат не будет вести себя должным образом, и будут ему сделаны два и более замечаний, а он, искушённый Дьяволом, не исправится, должно послать его пешком с письменным докладом о его прегрешении в магистрат, где он будет наставлен на путь истинный. И для этого должно выдать ему сумму денег, достаточную для того, чтобы он пришёл сюда. И также не дозволяется рыцарю бить оруженосцев за любые провинности, которые те могут совершить; но то должны решать все братья. И пусть правосудие всегда свершается в полной мере. XIII. И ежели один из братьев сокроет от главы обители деньги, а после они будут найдены, должно повязать ему этот кошель на шею и прогнать обнаженным через Иерусалимский госпиталь или то место, где он обитает. Затем должен он быть несильно побит одним из братьев и поститься в течение сорока дней, по средам и пятницам на хлебе и воде. XIV. И по всем братьям, умершим в обители, должно отслужить тридцать литургий за душу каждого. И на первой из них каждый из братьев должен поставить по свече. И если службу будет вести священник не из ордена, то должно предоставить ему кров и пищу. И пусть все одежды умершего будут отданы бедным. И пусть каждый из священников прочтет Псалтырь, а каждый из братьев — 150 раз «Отче наш». XV. И пусть все, сказанное выше, соблюдается с должной строгостью, во имя Господа нашего, и Девы Марии, и святого Иоанна. XVI. И пусть в обители, куда обратится больной, исповедуется он сперва в своих грехах священнику; после же пусть уложат его в кровать, и кормят так же, как и братьев ордена, и ухаживают за ним подобно лорду. XVII. И если кто-либо из братьев из другой обители будет уговаривать взбунтоваться против главы обители, да буден изгнан он из нашего братства.


Правила ордена всадников госпиталя святого Иоанна Иерусалимского

273

XVIII. И если окажутся вместе двое братьев, и один из них сойдет с пути истинного, предавшись злу и порокам, то другой не должен рассказывать об этом людям или приору; сперва следует дать грешнику шанс искупить свою вину; и ежели он этого не сделает, то должно наказать его. И только если и после этого грешник не исправится, должно записать его прегрешения и с этой бумагой отправить его к главе обители, коий и выберет должное наказание. XIX. И не следует одному брату обвинять другого, не будучи способным это доказать; и если один брат обвиняет другого бездоказательно, то он — лжец. XX. И пусть все братья всех обителей, служащие Госпиталю святого Иоанна Иерусалимского, отныне и впредь носят на своей груди и также на плащах своих крест в честь Господа нашего и Святого Распятия; и пусть преданностью, трудолюбием и послушанием, как душой, так и телом защищают правоверных христиан от сил дьявола. Аминь.

TU

UU


274

Приложения

T U T U T U T U T U T U T U T

УСТАВ СВЯТОГО БЕНЕДИКТА НУРСИЙСКОГО

Глава I. Роды жизни монашеской Известно, что монахи бывают четырех родов. Первый — киновиты, живущие в одном монастыре и воинствующие по общему уставу, под управлением одного аввы. Второй — анахореты, т. е. пустынники, которые удаляются в пустынь не в первоначальном жару по обращении, но по долговременном испытании себя в монастыре, научившись бороться с дьяволом при молитве и совете многих среди братского воинства, и будучи уверены, что с Божией помощью могут уже вступать в единоборство с врагом, низлагать его, отвергая его внушения в воле плоти и помышлений. Третий, весьма нехороший род монахов — сарабаиты, которые, не обучившись под руководством опытного наставника и не будучи искушены, подобно злату в горниле, еще рабствуя делами века и мягкие, как свинец, для приятия от впечатлений греховных принимают постриг, думая, что могут обмануть и Бога, а не одних людей… Четвертый род монахов — гироваги (шатайки), которые всю жизнь блуждают туда и сюда, по три и четыре дня, гостя по разным кельям; все шатаются и никогда не сидят на одном месте, — это самоугодливые рабы чрева; они гораздо хуже сарабаитов… Мы же… приступим к начертанию законов жизни киновитов — рода иночествования самого благонадежного. Глава II. Каков должен быть авва? Авва, достойный главенства в монастыре, всегда... должен… имя наибольшего оправдывать делами. Он в монастыре представляет... лицо Христа, почему ничего, кроме заповедей Господних… не должен он ни внушать, ни учреждать, ни повелевать... Да памятует авва, что как об его учении, так и о послушании учеников... на Страшном суде Божием будет произведено строгое рассмотрение, и да ведает, что на пастыря падает вина, если Домовладыка менее, чем должно, найдет пользы в овцах... Когда кто принимает имя (и бремя) аввы, то двояким руководством должен предшествовать ученикам своим, т. е. не словом только... но делом показывать все доброе и святое... Не должно ему иметь на лица зрения; ни одного любить более, чем другого, разве только найдет кого лучшим в добрых делах и послушании; не знатного предпочитать обращающемуся из рабства... Если по требованию справедливости найдет это нужным авва, пусть сделает, а если нет, пусть всякий держит свое место, потому что… все мы еди-


Устав святого Бенедикта Нурсийского

275

но во Христе... Итак, да будет у аввы одинаковая ко всем любовь, — и одинаковая ко всем дисциплина, смотря по делам их… Пусть не пропускает без внимания погрешностей и опущений, но... с корнем да отсекает их… Паче же всего да опасается он... более заботиться о вещах преходящих, земных и тленных, но всегда да помышляет о том, что он души взялся управить в царстве... Глава III. О том, что надобно братий приглашать на совещания Коль скоро надобно делать по монастырю что-либо особенное, авва пусть соберет все братство и скажет ему, в чем дело. Выслушав мнения братий, он обсудит все сам собою и сделает, что найдет полезным... Братия же пусть предлагает свои мнения со всякою смиренною подчиненностью, не дерзая с настойчивостью защищать, что им придумалось... В воле аввы состоит постановить, что почтет он более спасительным, и все должны ему повиноваться. Глава IV. Виды добрых дел 1. Во-первых, Господа Бога любить от всего сердца, всею душою и всею силою (Лк. 10). 2. Потом — ближнего, как самого себя. 3. Далее — не убивать (Мф. 5). 4. Не прелюбодействовать (Лев. 19). 5. Не красть (Исх. 20). 6. Не похотствовать (Втор. 5). 7. Не лжесвидетельствовать (2 Петр. 2). 8. Почитать всех людей (Лк. 9). 9. Чего себе не желаешь, не делать того и другому (Тов. 4). 10. Отвергаться себя самого, чтобы следовать Христу (Мф. 17). 11. Тело свое умерщвлять и порабощать (1 Кор. 9). 12. Не искать утех (2 Петр. 2). 13. Любить пост (Дан. 1). 14. Кормить бедных (Тов. 4). 15. Одевать нагих (Ис. 58). 16. Посещать больных (Мф. 25). 17. Погребать мертвых (Тов. 1). 18. Помогать в беде (Эккл. 6). 19. Утешать в скорби (Эккл. 7). 20. Быть чужду делам века (2 Тим. 2). 27. Не клясться, чтобы не нарушить клятвы (Мф. 5). 29. Не воздавать злом за зло (1 Сол. 5). 33. Переносить гонения за правду (Мф. 5). 42. Увидев какое в себе добро, Богу то приписывать, а не себе (Иак. 1). 43. Злое же почитать своим делом и себе то вменять (Ос. 13). 44. Бояться дня судного (Иов. 31). 47. Смерть каждодневно иметь пред очами своими (Втор. 4). 53. Не любить многословия (Прит. 10). 55. Не любить разражаться смехом (Эккл. 7). 59. Похотей плотских не совершать и волю свою ненавидеть (Гал. 5). 60. Заповедям аввы во всем повиноваться (Евр. 13), хотя бы сам он (чего да не будет) поступал иначе… 62. Заповеди Божьи каждодневно делом исполнять (Сир. 6). Глава VII. О смирении Первая степень смирения есть, когда кто, страх Божий всегда полагая себе пред очи, всячески бегает забвения; но всегда помнит все, что заповедал Бог, равно как и то, что презирающие Бога пойдут за грехи свои в геенну; …всякий час блюдет себя от грехов и прегрешений, мыслию, словом, очами, руками и ногами, отсекая свои хотения, наипаче же похотения плоти. Вторая степень смирения есть, если кто, не любя своей воли, не находит удовольствия в том, чтобы исполнять свои пожелания, но делами подражает Господу. Третья степень смирения есть — чтобы по любви к Богу, со всяким послушанием подчиняться набольшему... Четвертая степень смирения есть — чтобы в самом послушании на дела трудные и сердцу своему противные… хранить молчаливое, но благодушное... терпение и... не отступать назад...


Приложения

276

Пятая степень смирения есть — чтобы худых помышлений… или дел худых... не утаивать от аввы своего… Шестая степень смирения есть — чтобы монах довольствовался всякой скудостию… и при всем… считал себя худым и нестоящим работником... Седьмая степень смирения есть, когда кто считает себя низшим и худшим из всех… Восьмая степень смирения есть, когда монах ничего не делает, кроме того, к чему обязывает общий монастырский устав и к чему побуждают примеры набольших. Девятая степень смирения есть, когда монах удерживает язык свой от говорения и, храня молчание, не говорит, пока не спросят... Десятая степень смирения есть, если неохоч и не скор бывает на смех... Одиннадцатая степень смирения есть, если монах, когда говорит, говорит кротко и без смеха, смиренно, но с верностию, немного, но разумно, и не возвышая до громкости голоса своего... Двенадцатая степень смирения есть, когда монах… всегда и перед всеми показывает себя смиренным: то есть всюду, склонив голову, взор вперяет в землю... Глава VIII. О ночном богослужении Во время зимы, то есть от ноябрьских календ до Пасхи, вставать надобно в восьмом часу ночи... От Пасхи же до сказанных календ ноября время бдения определять по расчету такому, чтобы по окончании их... тотчас следовала утреня, которая обыкновенно начинается с рассветом. Глава XVI. Сколько каждый день совершать богослужений? Пророк говорит: «Седмерицею днем хвалих Тя» (Пс. 118, 164). Это священное седмеричное число мы исполним, совершая утреню, первый, третий, шестой и девятый часы, вечерню и повечерие. Глава XXI. О деканах монастырских Если братство велико, надо избрать из самих братий таких, которые имеют доброе свидетельство и живут свято, и поставить их деканами, чтобы они несли попечение о своем десятке во всем... Выбор надо делать по успехам в жизни и способности назидать словом учения. Глава XXII. Как спать монахам? Каждый пусть спит на особой кровати. Если можно — пусть все спят в одном месте… Лампада в спальне пусть горит до самого утра. Спать должны в одеждах своих, опоясанные поясами или вервями. Когда спят, ножичков своих... пусть не имеют... чтобы не поранить себя во время сна. Монахи всегда должны быть наготове, и как только дан знак, без промедления вставши, спешить... на дело Божие… Вставая на дело Божие, пусть друг друга братски поощряют, рассеивая извинения, придумываемые сонливыми. Глава XXIV. Какого рода должны быть эпитимии? Эпитимия должна быть соразмеряема с виной, и определение это зависит от суда аввы. Кто в легком в чем провинится, того лишать участия с братьями в столе… и в церкви не должен ни петь псалма, или антифона, ни совершать чтения, пока исполнит эпитимию. Пищу принимать ему одному, после стола братьев…


Устав святого Бенедикта Нурсийского

277

Глава XXV. О важных погрешностях Провинившийся в важном каком деле… вместе с отлучением от стола отлучается и от молитвы вместе с братиями. Никто из братий не должен входить с ним в... общение, даже в разговор... И приветствовать никто не должен его, проходя, ни давать ему что съестное. Глава XXVI. О тех, кто без повеления аввы вступает в общение с подэпитимийными Если какой брат позволит себе без разрешения аввы вступать в какое-либо общение с подэпитимийным братом, или говорить с ним, или приказать ему что, — пусть равное с ним разделит наказание. Глава XXXI. Каков должен быть монастырский келарь? В монастырские келари избирать надобно из братства человека мудрого, зрелых нравов, трезвого… не расточительного... О больных, о детях, о странниках и бедных пусть печется со всем усердием… На все монастырские вещи и на все имущество пусть смотрит как на священные церковные принадлежности. Ни к чему пусть небрежно не относится… Что положено выдавать братиям — пусть выдает без промедления... Глава XXXIII. Могут ли монахи иметь какую-либо собственность? Особенно надо с корнем исторгнуть из монастыря страсть любоимания, чтобы никто не смел ничего дать, ни взять без позволения аввы, ни иметь что собственное, никакой вещи, ни книги, ни доски, ни грифеля, совершенно ничего: так как никто из братий не имеет уже в своей власти ни тела своего, ни воли своей. Всего необходимого всякий пусть ожидает от аввы; и никому не позволительно иметь что-нибудь, кроме того, что даст или определит авва. Глава XXXVI. О больных братиях …Авве надобно всячески заботиться, чтобы о больных не была допускаема никакая небрежность: келью для них назначить особую, и для хождения за ними назначить брата… Бани для больных готовить сколько нужно; а для здоровых, особенно молодых, пореже дозволять ее. Разрешать больным и вкушение мяса… Но коль скоро оправятся — пусть по обычаю воздерживаются от мяса. Глава XXXIX. О количестве и мере яств Полагаю, что достаточно будет... предлагать два варева на всех трапезах, в шестом или девятом будут они часу... если достанутся откуда плоды или овощи, то прибавить и это третье кушание… От мяса же четвероногих решительно все должны воздерживаться, кроме… больных. Глава IL. О мере пития Так, относительно вина… полагаем, что для каждого достаточно будет на день стакана вина... Глава ILVIII. О каждодневном рукоделии Праздность — враг души. Потому в известные времена братья должны заниматься и рукоделием, в известные же опять часы — божественным чтением. Оба эти занятия…


Приложения

278

распределить так: от Пасхи до октябрьских календ братия… работают… от первого часа до четвертого; от четвертого же до шестого — занимаются чтением... В воскресенье пусть все занимаются чтением, исключая тех, которые отряжены на разные послушания. Если кто не хочет или не может читать и рассуждать, заставлять такого работать, чтобы не был в праздности... Глава LVIII. Об образе принятия братий в монастырь Если пришедший прибудет… и наносимые ему нарочно оскорбления, и намеренное недопущение внутрь обители в продолжение четырех или пяти дней вынесет терпеливо… то дозволить ему наконец войти… поместить его в кельи новоначальных, где пусть изучает, что прикажут: там ему принимать пищу и спать... Надобно рассказать ему все трудности... какие встречаются на пути к Богу. Если пообещает он твердость, то спустя два месяца прочитать ему настоящий Устав... Спустя шесть месяцев еще прочитать ему Устав, чтобы хорошо понял, к чему приступает. Если будет стоять в своем намерении, через четыре месяца еще прочитать ему тот же Устав... Принимать же должно в церкви в присутствии всех: причем он дает публично обещание не отступать от своего намерения, быть всегда исправну в поведении, нраве и в послушании... Обещание свое должен он изложить письменно... и написать его своею рукою... Если он имеет что, то или раздает это прежде бедным, или при всех жертвует в монастырь... Глава LXIII. О месте, какое каждый брат занимать должен, и о взаимных отношениях Места в монастыре братия пусть всегда держат те, какие им следуют по времени вступления в обитель и по достоинству жизни, и как определит авва... В том порядке, какой установил он, или какой имеют братия, пусть приступают они к целованию мира, и к причащению, держат череду в пении псалмов и стоят в хоре. …Младшие по иночеству должны почитать старших по нему, а старшие должны любить младших... старшие, обращаясь к младшим, пусть говорят «брат такой-то», а младшие к старшим «отец такой-то». А авву… звать «господин авва». Где бы ни встретились братья — младший у старшего просит благословения. Когда подходит старший, младший должен встать и дать ему место. Младший не должен садиться, пока не прикажет ему старец... Глава LXIV. О поставлении аввы …Поставлять того, кого изберет согласно все братство в страхе Божьем, по здравому совету. Во внимание при сем иметь достоинство жизни и степень умственного образования... Если братия... изберет... себе в аввы, который не чужд... пороков... но об этом узнает какой-нибудь епископ, в епархии которого находится тот монастырь, или аввы других монастырей, или соседние христиане, то пусть все позаботятся воспрепятствовать исполнению совета злых... Глава LXVI. О привратнике монастыря В привратники монастыря надо поставлять старца мудрого, который умел бы принимать и давать ответы... Этот привратник должен иметь келью вне монастыря, чтобы приходящие всегда находили его готовым дать ответ.


Устав святого Бенедикта Нурсийского

279

Монастырь же… надо устроить так, чтобы все нужное, как-то: вода, мельница, сад, хлебня, разные мастерские находились внутри монастыря, чтобы монахам не было необходимости выходить за ограду и блуждать, ибо это совсем не полезно для душ их. Глава LXIX. В монастыре никто другого защищать не должен Всячески надобно остерегаться, чтобы ни в каком случае один другого монаха не защищал в монастыре, хотя бы они связаны были узами родства. Ни под каким видом не должно дерзать на это монахам... Глава LXX. Чтобы никто не смел наказывать другого Воспрещается в монастыре всякое присвоение себе власти. Постановляем, чтобы никто не дерзал кого-нибудь из братий отлучать или наказывать, кроме тех, кому власть сия дана аввою. Согрешающие же пусть перед всеми обличаются, чтобы и прочие страх имели. Детей до пятнадцатилетнего возраста можно наказывать телесно, но и это с благоразумною мерою.

TU

UU


280

Приложения

T U T U T U T U T U T U T U T

КНИГА ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА

Пролог Как был основан немецкий орден 1. Во имя Святой Троицы мы доносим до всех заинтересованных лиц кем, когда и как орден Госпиталя Св. Марии Германской в Иерусалиме был основан. В год 1190 от Рождества Господа нашего, когда христиане осаждали Акру и, с Божьей помощью, вырвали ее из рук неверных, именно тогда объявилась в армии группа хороших людей из Бремена и из Любека, которые, через милость Господа нашего, сжалились над многими нуждами больных в армии и организовали вышеупомянутый госпиталь под парусом корабля, именуемого «когом», под коий парус они перенесли больных с большой преданностью и заботились о них с усердием. Это малое начинание затронуло сердца герцога Фридриха Швабского и других благородных лордов, чьи имена приведены далее: честного патриарха Иерусалимского и Генриха, короля Иерусалимского, и герцога Генриха Брабантского, который был главой армии там, и Мастера Госпиталя Св. Иоанна и Мастера Храма, архиепископа и великих людей того же королевства, по чьему совету вышеупомянутый герцог Швабии послал своих послов за море к брату своему королю Генриху, который был Священным Императором, дабы испросил тот у Папы Целестина утверждения вышеупомянутого госпиталя и предоставления больным Устава Госпиталя Св. Иоанна, а рыцарям — ордена тамплиеров. Так получилось, что оба эти пути жизни и их привилегии милостью Господа нашего и щедростью Папы были утверждены и даны госпиталю. Но этот образ жизни дан не только земными людьми, но и Господом, Отцом нашим небесным. 2. Прочли мы в Ветхом Завете, как лорд Авраам, великий патриарх, сражался, дабы освободить своего брата, лорда Лота, захваченного в плен, и битвой освободил его из темницы. По возвращении его Мельхизедек с дарами встретил его и там Святой Дух открыл, как высоко он, имеющий высшее Место в Церкви, должен ценить рыцарей и как должен он с благословениями принимать их протекцию над Церковью с особой благосклонностью и также предоставлять им индульгенции и подтверждения религиозных пожертвований, предложенных им праведными людьми. Так возник рыцарский орден верующих для борьбы с неверными. 3. Этот орден, включающий в себя и небесное и земное рыцарство, самый главный, так как он пообещал отмстить оскорбления Бога и Креста Его и сражаться, чтобы Святая земля, которую подчинили себе неверные, принадлежала христианам. Св. Иоанн также видел новое рыцарство, сходящее с небес. Это видение означает для нас, что


Книга Тевтонского ордена

281

теперь Церковь будет иметь рыцарей, поклявшихся изгнать врагов ее силой. В дополнение к этому есть также свидетельство, что во времена Моисея и Иисуса Навина, что были судьями среди евреев, были рыцари Божьи, которые сражались в битвах, угодных Богу, и которые, словно львы, покорили злые и языческие народы, захватившие Святую землю, и уничтожили их до последнего человека. Лорд Давид был королем, Самим Богом избранным для королевства Своего, а также великим пророком; и были в доме его люди, чьей обязанностью было хранить его и уничтожать всех, кто подстерегал Давида. Это есть знак, что Господь Бог наш, кто есть Глава Церкви, в наши дни тоже должен иметь охранников. Мы помним также борьбу, похвальную и Богу угодную, рыцарей, Маккавеями поименованных; как отважно за честь свою и за веру они сражались с язычниками, желавшими заставить их отречься от Бога, и с Его помощью победили и уничтожили их, так что снова очистили Святой Город, который был осквернен язычниками, и снова восстановили мир в земле своей. 4. Этим битвам святой рыцарский орден Госпиталя Св. Марии Германской ревностно подражал и заслужил быть украшенным многим почетными членами, ибо есть рыцари и избранные воины в ордене, которые из любви к чести и земле отцов уничтожали врагов веры рукой своей. Также они, от изобилия любви к ближним, принимают гостей и пилигримов и бедных. Также они по доброте своей ухаживают с усердием за больными в госпитале. 5. Среди членов есть также священники, играющие достойную и полезную роль, ибо в мирное время они сияют среди светских братьев, убеждая их строго следовать правилам, справляя для них божественные обряды и службы и давая им причастие. Но когда бедствия обрушиваются, они укрепляют собратьев для битвы и увещевают их помнить, как Бог страдал за них на кресте. Также они должны заботиться и защищать здоровых и больных, и выполнять свои обязанности с кротким духом. Поэтому многие Папы смотрели на этот особенный орден, который широко распространился на благо Святой Церкви, радостными глазами, и освятили, и наделили его многими вольностями и привилегиями.

УСТАВ

Это — Устав братьев, служащих Германскому Братству Св. Марии. Во славу всемогущей Троицы. Здесь начинается Устав братьев Госпиталя Св. Марии Германской в Иерусалиме, который разделен на три части. Первая часть рассказывает о целомудрии, послушании и житие в бедности, сиречь без имущества. Во второй говорится о госпиталях, о том, как и где они должны организовываться. В третьей говорится о правилах, кои должны соблюдать братия. 1. О целомудрии, послушании и бедности и их исполнении Есть три вещи, которые является основополагающими любой религиозной жизни, и они прописаны в этом правиле. Первое — пожизненное целомудрие, второе — отказ от собственной воли, т. е. послушание вплоть до смерти, третье — принятие бедности, т. е. житие без собственности после вступления в этот орден. Эти три вещи формируют и делают посвященных подобными Господу Нашему Иисусу Христу, который был и остается целомудренным телом и душой и который принял великую бедность при


282

Приложения

Своем рождении, когда обернули Его в истрепанные пеленки. Бедности следовал Он всю Свою жизнь, до того как нагим был Он распят на кресте за грехи наши. Он также дал нам пример послушания, ибо до самой смерти послушен был Отцу Своему. Таким образом Он освятил в Себе святое послушание, когда говорил Он: «Я пришел не по Своей воле, а по воле Отца Моего, Того, Кто послал Меня». Также св. Лука пишет, что Иисус, покидая Иерусалим с Марией и Иосифом, был послушен им. На эти три вещи — целомудрие, послушание, и житие без собственности — полностью опирается сила этого правила, и они должны оставаться неизменными, так чтобы Мастер ордена не имел власти освобождать кого-либо от этих трех вещей, ибо если нарушена одна из них — нарушено все правило. 2. О том, что дозволено владеть собственностью, наследством, землей и крепостными сообща Братья, по причинам больших затрат, возникающих от нужд столь многих людей и госпиталей, а также рыцарей, и больных, и бедных, могут владеть сообща и вместе во имя ордена и его отделений движимым имуществом и наследствами, землей и полями, винокурнями, мельницами, крепостями, деревнями, церковными приходами, часовнями и другими подобными вещами, которые дозволены их привилегиями. Они также могут владеть, с пожизненным правом, людьми, мужчинами и женщинами, и крепостными мужского и женского пола. 3. О свободе обвинять и отвечать на обвинения в законном порядке Так как любой религиозный орден, имеющий свободы и привилегии, дарованные ему папским престолом, неподсуден светским судам, так и этот святой орден братьев Госпиталя Св. Марии Германской в Иерусалиме должен сознавать, что он находится под особой защитой папского престола. Но чтобы подобная защита со стороны Церкви никоим образом не вступала в противоречие с законом, мы объявляем, что братия в своих исках кому бы то ни было сохраняют все свои свободы и привилегии при условии, что действуют они не злонамеренно, честно и незлобливо по отношению к тем, кого обвиняют, либо кому предъявляют иск. А если им предъявлено обвинение, они ни в коем случае не должны вести себя хитро и/или лживо по отношению к своим обвинителям. 4. Об основании госпиталей Так как этот орден имел госпиталь ранее, нежели рыцарей, что видно из его названия, ибо он называется Госпиталем, так мы объявляем, что в головной комтурии, либо же там, где порешит Мастер и Совет ордена, во все времена должен быть госпиталь; однако же где-либо еще, если кто-либо желает передать уже основанный госпиталь, комтур и совет мудрейших братьев могут принять либо отклонить это предложение. В других комтуриях этого ордена, где нет госпиталя, госпиталь не может быть основан без особого распоряжения Мастера и Совета мудрейших братьев. 5. О том, как должно принимать больных в госпиталь Больных должно принимать в госпиталь следующим образом. Когда больной прибывает, перед тем, как он будет помещен в госпиталь, он должен исповедаться, если он достаточно силен и если присутствует духовник, и он должен получить причастие, если духовник советует это. И если у него есть какая-либо собственность, брат, отвечающий


Книга Тевтонского ордена

283

за госпиталь, должен сохранить ее, выдав больному расписку в получении сего имущества. Также он должен предупредить больного, что он заботится о благополучии его души и что все распоряжения и решения больного относительно его собственности будут по возможности выполнены. 6. О том, как должно заботиться о больных в госпитале Затем, после размещения больного в госпитале, за ним должно, на усмотрение госпитальера, который должен решить, каковы нужды больного, ухаживать прилежно, с тем чтобы в головной комтурии, где глава ордена, было столько лекарей, сколько требуют нужды комтурии и сообразно количеству больных, и к больным должно относиться сострадательно и любовно заботиться о них, согласно суждению лекарей и обстоятельствам комтурии, и каждый день им должно давать пищу перед тем, как братия садятся за стол, и по воскресениям Послания и Евангелия должно читать им и окроплять их Святой Водой, и братии должно в шествии следовать к ним. В других комтуриях их милосердно должно кормить в надлежащее время. По воскресениям Послания и Евангелия должно читать им и окроплять их Святой Водой, но без шествия, ежели только комтур на свое усмотрение не прикажет иное. Также мы оставляем на его усмотрение, в совете с мудрейшими из братии, снабжение лекарей в поименованных госпиталях. Далее, внимательно следить должно, дабы во всех госпиталях у больных не было недостатка в свете ночью. Те же, кто умрет в госпитале в любое время до вечерни, должен быть похоронен сразу же, если это устраивает начальство. Умершие же после вечерни должны быть похоронены на следующий день после заутрени, если только глава госпиталя не примет другое решение. Мы также желаем, чтобы строго соблюдалось следующее правило: везде, где есть госпиталь, брат, которому Мастер или заместитель Мастера доверил заботу о больных, должен заботиться об их душах равно как о телах и стараться служить им смиренно и преданно. Комтуры также должны следить внимательно, дабы больные не испытывали недостатка в пище и других своих нуждах, насколько это может быть соблюдено. Однако если вопреки стараниям или из-за небрежения тех, кто заботится о нуждах больных, больными будет пренебрежено, тогда братья, служащие в госпитале, должны известить об этом Мастера либо начальство, кои должны наложить на провинившихся должное наказание согласно тяжести проступка. Тот, кому доверены больные, также должен, насколько возможно, держать в подчинении слуг, кои должны привносить преданность и покорность в задачу сострадательного и верного служения больным; и ежели очевидное пренебрежение со стороны тех, кто ухаживает за больными, будет им замечено, он не должен оставить это безнаказанным. Комтуры, равно как и остальные братья, должны всегда помнить, что, вступая в этот святой орден, они торжественно клялись служить больным точно так же, как поддерживать честь рыцарства. 7. О том, как должно высылать собирателей милостыни Так как забота о больных влечет за собой огромные траты, в соответствии с уступками в привилегиях ордена могут быть посвящены в духовный сан с особого разрешения Мастера или комтура и высланы сборщики милостыни для больных, кои должны быть религиозны, и выбраны для этой цели, и кои могут провозглашать папские индульгенции мирянам, а также напоминать людям приходить на помощь госпиталям, подавая милостыню. Они также должны быть примерного поведения, дабы, как это сделали сыновья Илии, не отвратить людей от пожертвований Богу и от подавания милостыни


284

Приложения

для больных. Также они не должны быть неумеренными в тратах своих, и, когда они путешествуют по стране и приходят в одну из комтурий ордена, должно им благодарно принимать предложенное им братьями и довольствоваться этим, не требуя большего. 8. О том, как братия должны приходить и выслушивать Божественные службы и обряды Братья, священники и светские, должны сообща и вместе днем и ночью посещать богослужения и почасовые молитвы, и священники должны петь и читать службы согласно требнику и сводам, положенным ордену; мирские братья, присутствуют ли они на службе или находятся где-либо еще, должны на заутреню прочесть «Отче наш» тринадцать раз, семь раз прочесть в любой другой канонический час, кроме вечерни, когда они должны прочесть «Отче наш» девять раз. В часы же Святой Девы они должны столько же раз прочесть «Отче наш», и когда мирские братья достаточно образованы так, что некоторые из них по своей воле либо с разрешения брата настоятеля желают читать псалмы и другое, имеющее отношение к службе священников, со священниками в канонические часы или же часы Девы Марии, то такие братья освобождаются от цитирований «Отче наш», установленных для мирских братьев. Братьям, занятым на постах, разрешено отсутствовать на богослужении и ужине, когда долг их не позволяет им посетить их. В заутреню, после приглашения и гимна, братия должны воссесть вместе, но когда читаются Евангелия и поются хвалебные гимны, а также в часы Святой Девы, все здоровые должны встать, и те, в своих часовнях и молельнях, должны подняться со своих мест, кладя поклоны на каждый «Слава Господу нашему» в почтении к Святой Троице. Но когда они стоят, они должны кланяться при «Слава Господу нашему» с заметным наклоном тела. Они должны также прилежно следить, дабы не потревожить других шепотом, громким говором либо не установленными молитвами, а также прилагать все усилия, дабы то, что произносят их губы, шло бы из их сердца, ибо любая молитва несет мало пользы, если возносится без участия сердца. 9. О том, как часто в году должны братия получать причастие Так как Господь наш сказал в Евангелии: «Евший Мою плоть и пивший кровь Мою, во Мне пребывает, а Я в нем» и «не увидит он смерти», то мы устанавливаем, чтобы все братия этого ордена принимали Святое Причастие семь раз в году. Первый раз — в четверг перед Пасхой, тот самый четверг, когда Господь наш Иисус Христос впервые установил причастие и дал Свое тело и кровь Свою Своим ученикам и приказал им начать обедню в память Его; второй раз — на Пасху; третий раз — на Троицын день; четвертый раз — во время Мессы Святой Девы в августе; пятый раз — во время мессы на День Всех Святых; шестой раз — на Рождество; седьмой раз — на Candlemas. Не должно принимать Святое Причастие меньшее количество раз, ибо другие ордена, где также есть мирские братья, приучены причащаться гораздо чаще. 10. О том, как должно возносить молитвы о живых и мертвых Для мертвых, кто уже предстал пред судом Господним и посему нуждается в скорой помощи, братия должны уделять внимание, дабы не задерживать ту помощь, коию обязаны предоставлять. Поэтому мы постановляем, чтобы каждый присутствующий священник отслужил заупокойную службу, изложенную в требнике ордена, за каждого


Книга Тевтонского ордена

285

брата своего ордена, недавно почившего, а каждый мирской брат должен прочесть сотню «Отче Наш» за упокой души брата своего. Братия там, где нет монастыря, должны прочесть столько же. Каждый брат должен каждый день читать пятнадцать раз «Отче Наш» за всех братьев, где бы они не расстались с этим миром. Более того, каждый брат, священник этого ордена, должен проводить ежегодно десять месс за грехи и во спасение всех братьев и слуг, жертвователей и друзей ордена, еще живущих, и десять месс за упокой душ умерших. Церковнослужители, не являющиеся священниками, должны прочесть три Псалма за живых и столько же за мертвых. Каждый мирской брат должен читать «Отче Наш» тридцать раз в день в предписанные часы за благодетелей, слуг и всех друзей ордена, еще живущих, и столько же за усопших. Однако они не должны возносить эти молитвы во время поста. Обязанностью братства, где скончался один из братьев, является отдавать лучшее одеяние почившего бедняку, а также в течение сорока дней еду и питье, обычное для одного брата, ибо милостыня освобождает от смерти и укорачивает наказание души, отошедшей в праведности. Никто из братьев не должен делать никаких других пожертвований в любое время года. 11. О том, как и что братья могут использовать в качестве одежды и постели Братьям этого ордена позволено носить и использовать холст для нижних рубах, подштанников и чулок, простыней и покрывал, а также для других вещей по необходимости. Верхняя одежда должна быть спокойных тонов. Братья рыцари должны носить белые плащи, как знак своего рыцарства, но другие их одежды не должны отличаться от одежд остальных братьев. Мы постановляем, чтобы каждый брат носил черный крест на плаще, на покрытиях шлема и брони, дабы показывать наружно принадлежность свою этому ордену. Меховые изделия, рясы и одеяла не должно изготавливать из меха иного, кроме меха овец и коз, однако никому не должно давать козлиный мех, если только он сам о том не попросит. Братья должны иметь обувь без шнурков, пряжек или колец. Также те братья, кто заведует одеждой и обувью, должны заботиться о том, чтобы снаряжать братьев таким тщательным и подобающим образом, чтобы каждый имел нужный размер, не слишком длинный, не слишком короткий, не слишком узкий, не слишком широкий и чтобы каждый мог без какой-либо помощи надеть и снять свои одежды и обувь. Что касается постельных принадлежностей, каждый брат должен довольствоваться спальным мешком, ковриком, простыней, покрывалом из холста или тонкого полотна и подушкой, если только брат, заведующий спальными принадлежностями, не выдает больше или меньше означенного. Также подобает при получении новых вещей возвращать старые, дабы тот, кому возвращаются вещи, мог раздавать их слугам и бедным. Но если случится, что запрещено Господом, что брат упорно настаивает на получении оружия или вещей лучших или более изящных, чем те, что ему выдали, то он заслуживает получения худших. Ибо это показывает, что тот, кто заботится в первую очередь о нуждах тела, не имеет крепости в сердце и внутренней добродетели. Так как духовные лица, в миру живущие, должны показывать свою веру своим одеянием, тем более подобает состоящим в ордене носить специальные одежды. 12. О бритье духовных и мирских братьев Все братья должны стричь свои волосы в монашеской и духовной манере, дабы и спереди и сзади их можно было опознать как людей, принадлежащих к религиозному ордену. Что касается бороды и усов, также необходимо следить, чтобы они были не


286

Приложения

слишком коротки и не слишком густы. Духовные братья должны иметь тонзуру не слишком малого размера, как то приличествует состоящим в ордене, и, поскольку они служат мессу, они должны брить свои бороды. 13. О том, как и что братья должны есть Когда братья собираются для принятия пищи, клирики должны прочесть благословение на свой выбор, мирские же братья — «Отче наш» и «Аве Мария», и все должны принять пищу, данную милостью Божьей и монастырем. Трижды в неделю, в воскресенье, вторник и четверг, братьям дозволено есть мясо; другие три дня им дозволено вкушать сыр и яйца, а в пятницу — рыбу; однако им дозволено вкушать мясо в любой день, на который приходится Рождество, даже если это — пятница, ибо все живое радуется в этот день. Одинаковую пищу должно давать всем братьям и распределять ее равно, соответственно статусу, месту и нужде брата, однако среди братьев большее внимание должно уделять нужде, нежели положению. Ничто нельзя забирать у одного ради нужды другого, но каждый должен получать долю согласно своей нужде. Также не должны они желать для себя всего, что они видят отданным другим, в большей нужде. Пусть тот, чья нужда меньше, благодарит Господа; пусть тот, чья нужда больше из-за болезни, смиряет себя и когда получает больше из-за слабости своей, пусть не возгордится проявленной к нему милостью; и так все братья будут жить в мире и согласии. Мы предупреждаем, что должно избегать специального воздержания, которое отличается заметно от общего. В своих монастырях братья едят по двое, кроме овощных блюд, и пьют раздельно. Далее, в тех комтуриях, где есть конвент братьев, состоящий из командира и двенадцати братьев, по числу апостолов Христовых, обычай читания за столом должен соблюдаться, и все вкушающие должны слушать в тишине. Так, чтобы не только рот вкушал пищу, но и уши, жаждущие слова Божия. Однако находящиеся за столом в случае нужды могут тихо и в нескольких словах разговаривать с теми, кто прислуживает, или с другими людьми, с которыми им необходимо решить какие-то мелкие дела. Прислуживающие и те, кто сидят за вторым, отдельным от конвента столом, и братья в маленьких комтуриях, где нет читания за столом, должны стремиться хранить молчание, насколько это позволяют дела комтурии, если только командующий, из-за гостей, не дает разрешение на разговоры. Братья не должны вставать из-за стола до того, как закончили прием пищи, если только это не неотложное дело, после чего они могут вернуться и закончить прием пищи. Когда прием пищи окончен, клирики должны прочесть молитву на свой выбор, мирские же братья — дважды «Отче наш» и дважды «Аве Мария», после чего они должны организованно отправиться в церковь либо туда, куда их направит начальник. Оставшиеся целые буханки хлеба должно сохранять, остальное же может быть роздано как милостыня. 14. О подаянии милостыни и десятины хлеба Полезным постановлением этого ордена, продиктованным благочестием, является то, что во всех комтуриях этого ордена, где есть церкви или часовни, десятина хлеба, испеченного в печах комтурии, раздается бедным, либо же вместо хлеба обычные подаяния раздаются трижды в неделю. 15. О соблюдении поста братьями С воскресенья перед днем св. Мартина до Рождества и семь недель перед Пасхой, кроме воскресений, кроме того на Двенадцатую Ночь и Вечер Очищения Богородицы,


Книга Тевтонского ордена

287

канун св. Матиаса, пятницы со Дня Всех Святых до Пасхи, день св. Марка, если только он не приходится на воскресенье, а также три дня, когда носится Крест Господень, и в канун Троицына дня, и в пост накануне св. Иоанна Крестителя, и св. Петра и св. Павла, и св. Джеймса и св. Лаврентия, и в пост накануне Дня Богородицы в августе, в день св. Варфоломея, и в вечер Рождества Богородицы, и на св. Матфея, св. Симона и св. Иуду, в канун Дня Всех Святых, на св. Андрея, св. Томаса, и на Двенадцать дней поста братья должны принимать лишь постную пищу, если только телесная немощь или какая другая нужда не требует иного; и если Сочельник выпадает на воскресенье, то им должно поститься вместо этого в субботу. По пятницам, с Пасхи до Дня Всех Святых, братьям должно потреблять постное дважды в день, если только, дабы миряне не возмутились, комтур с лучшими из братьев не посоветуют иного. 16. О вечернем питье Каждый постный день братья должны иметь полдник; в другие дни, когда они едят дважды, они не имеют его, если только не имеется специального предписания комтура. В дни полдника братьям, после вечерни, до повечерия должно собраться на полдник и, вознося благодарения Господу, принять предложенный им напиток; и так как в других орденах, где есть полдник, производятся чтения, коим внимают в тишине, мы советуем братьям хранит молчание во время полдника или говорить только на достойные темы, избегая простых сплетен. После того как они услышат сигнал, они должны идти на повечерие. 17. О том, как и где братия должны спать Все здоровые братья, если это легко организовать, должны спать вместе в одной комнате, если только начальствующий над ними приказывает некоторым братьям, изза исполнения ими обязанностей или по каким-либо другим причинам, устраиваться на ночь другим образом; и когда они спят, им должно спать в подпоясанных нижних рубахах, подштанниках и чулках, как принято истинно верующим. Им разрешается спать отдельно только в самых исключительных случаях. Там, где обычно спят братья, свет должен гореть всю ночь. 18. О том, как братия должны хранить молчание После повечерия братья должны хранить молчание до заутрени, если только в это время им нет необходимости поговорить со своими слугами или кем-либо еще, исполняющим свои обязанности, или заботящимся об их конях или их оружии, или выполняющими какие-либо еще данные им приказания; для этого они должны выбрать наиболее подходящее время и делать это как можно быстрее и тише. Однако есть исключения из этого правила, такие как нападение воров или пожар; и любой, открывший для подобных речей свои уста, должен прочесть перед сном «Отче наш» и «Аве Мария». 19. О том, что никто из братьев, кроме должностных лиц, не может иметь печать Мы также устанавливаем, чтобы никто из братьев, кроме тех, кому доверена канцелярия, не мог иметь печать или посылать письма или читать письма, посланные ему кем-либо, без разрешения настоятеля, пред кем, если ему будет угодно, полученное письмо или письмо посылаемое должно быть прочитано.


288

Приложения

20. О том, как братия могут получить разрешение на то, чтобы отдавать, получать и обмениваться вещами Братья могут обменивать или отдавать без разрешения то, что они изготовили из дерева, кроме вещей, доверенных брату для собственного использования настоятелем, которые он не должен обменивать или отдавать без разрешения хозяина; также ни один брат, кроме комтура, не может получать подарки для своего собственного использования без разрешения вышестоящего начальства, кто также властен решать, хочет ли он позволить брату оставить подарок себе или отдать кому-либо еще. 21. О том, что не могут они иметь личных замков и ключей Так как религиозные люди должны любыми способами избегать собственности, мы желаем, чтобы братья, которые живут в монастырях, обходились без ключей и замков для сумок и коробок и сундуков и всего другого, что может замыкаться. Исключением из этого правила являются братья, которые путешествуют, а также должностные лица, чьи должности требуют подобных вещей на благо всего монастыря. 22. О рыцарях Так как этот орден специально основан для рыцарей, сражающихся против врагов Креста и веры, и так как обычаи врагов в сражении и других вопросах очень разнятся в разных землях, и таким образом необходимо противостоять врагам разным оружием и разными способами, мы оставляем на усмотрение старшего меж братьями все вопросы, касающиеся рыцарей, лошадей, оружия, слуг и другие вещи, надлежащие и допустимые братьям в битве, чтобы он приказывал и решал все вышеупомянутые вопросы совместно с советом мудрейших братьев провинции, в которой идет война, или же с теми, кто рядом, если он не может отложить решение этих вопросов, не повредив остальным братьям. Однако необходимо строго соблюдать следующее правило: седла, и уздечки, и щиты не должны покрываться золотом и серебром неумеренно, равно как и другими мирскими цветами. Копья, щиты и седла не должны иметь чехлов, но тонкие пики могут покрываться ножнами, дабы оставались они острыми для нанесения ран врагам. Также если мастер или брат, облеченный такой властью Мастером, дает просто так или взаймы другим людям зверей и оружие, даденное ранее братьям временно для личного пользования, тогда братья, коим это было дадено, ни в коем случае не должны возражать, дабы не подумали, что хотят они удержать для себя навсегда то, что было дадено им лишь временно. Далее, мы постановляем, дабы ни один брат не желал иметь оружие либо животное, как свою личную собственность. Если же случится, что брату было дано что-либо, неподобающее к использованию, он должен смиренно и скромно известить об этом того, кто отвечает за данную службу, и оставить решение этого вопроса на его усмотрение. 23. Об охоте Братьям не должно участвовать в охоте, как она ныне проводится, с науськиванием, и гончими, и соколами, и приманками. Но если у них есть либо они приобретут в дальнейшем в некоторых провинциях густые леса, от которых могут получить они много дичи и шкур, тогда им дозволяется иметь охотников, коих братья могут сопровождать с оружием в руках для защиты от злых людей. Однако не должно им носиться по полям и лесам за дикими животными со стрелами и другим оружием. Далее, мы разрешаем им преследовать без гончих волков, рысей, медведей и львов и уничтожать их, но не как


Книга Тевтонского ордена

289

пустое времяпрепровождение, а для общего блага. Между тем братья могут также стрелять птиц, дабы упражняться в стрельбе и повышать свое мастерство. 24. Об уходе за больными братьями Так как больные имеют право на особый уход и внимание, мы желаем, дабы уход за больными доверялся бы тем, кто предусмотрительны и преданны, кто с усердием честно уделяли бы внимание каждой их нужде и удобствам и полностью следовали бы наставлениям врача, если таковой полностью надежен. 25. О старых и немощных братьях О старых и немощных братьях должно великодушно заботиться соответственно их немощи; относиться к ним должно с терпением и почитанием; никто ни в коей мере не должен быть строг к телесным нуждам тех, кто держит себя благородно и благочестиво. 26. О том, как должны братья жить в дружбе и братской любви Все братья должны вести себя друг с другом так, чтобы дружеское согласие во имя братства не обернулось жесткостью сердца, но должно им обратить внимание на то, чтобы жить вместе, в братской, любви, согласно и дружно в духе доброты, так чтобы могли сказать о них: как хорошо и приятно братьям проживать вместе в единстве, которое есть согласие. Пусть каждый, как только может, несет тяготы другого и в соответствии с советом апостолов будет прилежен в уважении другого. Никаких злых речей — ни перешептываний, ни клеветы, ни хвастовства о делах минувших, ни ложь, ни проклятий или оскорблений, ссор или праздных слов не должно исходить из братских уст. Но если кто-либо из братьев обидит другого словом или делом, пусть не замедлят они найти примирение и немедленными словами залечат раны в сердце другого, кои нанесли словом или делом. Так, апостол учит нас, что солнце не заходит над нашим гневом, что означает, что он не длится до заката; и как Господь наш Иисус Христос учит нас в Евангелии: «Ежели что принес ты пред алтарь и вспомнил, что брат твой имеет обиду на тебя, оставь подношение свое и поторопись примириться с братом своим и лишь потом соверши жертвоприношение». 27. О том, как все братья должны собираться на совет Мастер ордена или его заместители должны созывать всех братьев, когда они собираются решать вопросы, касающиеся всего ордена в целом, продолжать ли или изменить политику ордена, а также вопросы отчуждения земли или другой собственности ордена, для чего разрешение должно быть получено от Мастера и собрания, а также вопросы принятия в орден; затем то, что решат мудрейшие из братьев после обсуждения, Мастер или его заместители должны воплотить в жизнь. В случае разногласий Мастер или его заместители могут решить, кто из братьев мудрее; кроме того, благочестие и благоразумие, знания и хорошая репутация должны иметь вес больший, нежели простое большинство. Более мелкие вопросы могут быть решены без всеобщего сбора братьев. Самые мелкие вопросы они могут решать сами. Ежели случится, что какие-то важные вопросы, касающиеся комтурии или ордена в целом, необходимо будет обсудить после повечерия, это может быть сделано при условии, что братья будут избегать праздных слов и слов, к смеху приводящих. Присутствующие на подобном совете также должны прочесть «Отче наш» и «Аве Мария» перед отходом ко сну.


290

Приложения

28. О том, как братья должны подавать людям хороший пример Ежели братья путешествуют или идут на врага или по своим делам, так как они крестом своим показывают знак кротости и ордена, они должны стараться примерами дел хороших и слов полезных показывать людям, что Бог с ними и внутри них. Если ночь застанет их в дороге, они могут, после повечерия или до заутрени, говорить на темы нужные и честные, но не в гостинице после повечерия, исключая случаи вышеописанные. Должно им избегать гостиниц и мест с плохой репутацией; также должно иметь им свет в комнате своей всю ночь, дабы не случилось ничего плохого с их репутацией или же имуществом. Когда они в дороге, путешествуя с места на место, они могут посещать богослужения и молитвы где бы то ни было, а по возвращении, в случае усталости от оружия или дороги, могут быть они освобождены утром от заутрени; и не только с дороги уставшие, но и занятые нужными делами могут быть от того освобождены. Свадьбы и собрания рыцарей и другие собрания и пустые развлечения, которые дьяволу служат гордостью мирскою, братьям должно посещать редко, только лишь по делам ордена либо для спасения душ заблудших. Братья должны избегать разговоров с женщинами в подозрительных местах и в подозрительное время, а особо с девами, а также должны они избегать целовать женщин, ибо это есть прямое проявление невоздержанности и мирской любви, и потому запрещено целовать даже матерей и сестер своих. Никто из братьев не должен иметь дела с людьми, от церкви отлученными, либо с теми, кто публично анафеме предан, кроме специально разрешенных случаев. Также никто из братьев не может быть крестным отцом, кроме как в случае смертельной необходимости. 29. Об испытании тех, кто желает вступить в этот орден Тому, кто желает вступить в это честное братство, должно дать испытательный срок, достаточный, чтобы он понял и познал все тяготы, ожидающие его на службе ордену, а братья могли узнать характер его, если только не желает он избежать этого испытательного периода и поручитель его согласен, в каковом случае ему должно принести обет полного послушания. Затем комтур или священник должны дать ему плащ с крестом, освященный простым благословением и окропленный святой водой, ибо получает он одеяние ордена с крестом, и ничто более не отличает его от тех, кто пришел в орден ранее его. 30. О том, как следует принимать детей в орден Мы также желаем, чтобы ни один ребенок не получил одеяния ордена и не был принят в орден до достижения им своего четырнадцатилетия. Если же случится такое, что отцы, или матери, или опекуны приведут ребенка в орден до достижения им своего четырнадцатилетия, или же ребенок придет добровольно, и если братья желают принять его, то должно воспитывать его до четырнадцати лет, после чего, если он и братья согласны, его должно принять в орден обычным образом. 31. О том, как должно принимать женщин на службу ордену Далее заявляем мы, что ни одна женщина не может быть принята в полное служение и братство в этом ордене, ибо часто храбрость мужей сильно смягчается от близкого общения с женщинами. Тем не менее, поскольку есть некоторая помощь больным в госпиталях, равно как и обращение со скотом, с коими женщины справляются лучше


Книга Тевтонского ордена

291

мужчин, разрешено держать женщин для такого рода вещей. Однако их можно принять лишь с разрешения комтура, и когда они приняты, их следует размещать отдельно от братьев, ибо целомудрие братьев, живущих вместе с женщинами, хотя бы и постоянно при свете, все равно в опасности, и также это не может долго продолжаться без скандала. 32. О приеме тех, кто женат, в качестве прислуги ордена Так как орден может нуждаться в людях, мы позволяем принимать в качестве прислуги в орден мирских людей, женатых и одиноких, кто предает тело свое и собственность братьям; более того, их жизнь, как и подобает, должна быть честной, и не только должны они избегать явных грехов, но не должны также гнаться за незаконными прибылями и торговлей. Они должны носить одежды религиозных оттенков, но не с полным крестом. И если женаты они и один из супругов умирает, половина имущества почившего отходит ордену, а вторая половина — супругу до скончания жизни его; а по смерти второго супруга все имущество отходит ордену. Также все приобретенное ими после принятия в орден отходит ордену. Заявляем также, что по желанию и усмотрению комтура некоторые лица могут быть приняты в орден и на других условиях, если только комтур находит это полезным. 33. О том, как следует принимать тех, кто служит из милосердия или за деньги Если кто-либо желает служить ордену из милосердия или за деньги, так как трудно принять специальное правило, годное для всех подобных случаев, мы заявляем, что это мы оставляем на усмотрение должностного лица, ответственного за принятие претендентов; далее, никто из братьев не имеет права бить служащих из милосердия или за деньги, кроме должностных лиц, которые, дабы исправить плохое поведение своих подчиненных, могут подвергать их телесному наказанию, как это принято. Ежели случится, что рыцарь либо человек, достойный этого звания, присоединится к ордену, чтобы служить из милосердия с оружием в руках, и затем погибнет, каждый из братьев, присутствующих при этом, должен прочесть тридцать раз «Отче наш» во спасение его души, и также должно в течение семи дней отдавать бедным такое количество пищи, которое обычно потребляет один брат. 34. О заботе Мастера о братии В Ковчег Завета были положены розга и манна небесная, что означает для нас, что судьям должно применять и то и другое: одно кротко призывает к милосердию, другое справедливо требует строгости. Поэтому Мастер, который поставлен над всеми и должен сам подавать всем братьям хороший пример, должен и порицать непокорных и принимать больных, и должен ободрять павших духом и быть мягким и терпеливым со всеми, и должен нести в руках своих розгу и посох, согласно словам пророка; розгу бдительности, с помощью которой, денно и нощно следя за вверенным ему стадом, он милостиво освобождает ленивых от смертельного сна лености и пренебрежения священными ритуалами, усердно и справедливо пресекает любое неповиновение; посох же олицетворяет отеческую заботу и сострадание, коим должен он поддерживать морально неустойчивых и укреплять малодушных и разбитых печалью, дабы они, неободренные, не были побеждены отчаянием.


Приложения

292

35. О том, как должны они убеждать, советовать и обвинять друг друга Если случится, что один из братьев узнает о скрытых грехах другого, он должен мягко и истинно по-братски убедить его раскаяться и сознаться в своих прегрешениях. Но если тот что-то совершил открыто противу души своей или же противу чести комтурии или ордена, это не должно игнорировать и должно убедить его предстать перед Мастером и братьями и смиренно просить прощения. Но также если он не согласится признать свою вину и будет приведен к сознанию вины пред Мастером и братьями, то пусть понесет он строжайшее наказание. 36. О том, как братьям должно исправлять свои проступки Если брат словом или делом совершит пустячный проступок, он должен раскрыть это перед начальником своим и исполнить указанное тем во исправление проступка. За мелкий проступок и наказание должно быть соответствующим, если только эти мелкие проступки не повторяются столь часто, что не остается ничего, кроме как ужесточить наказание. Если же случится, что будет кем-либо открыт проступок, коий брат собирался скрыть, должно наказать его более сурово, нежели обычно наказывают за подобный проступок. Если же проступок велик, его должно отделить от общества братьев, и не дозволять ему вкушать пищу совместно с братьями, и садить его должно отдельно ото всех. Он же должен быть полностью покорен воле и приказам Мастера и братьев, дабы и он мог спастись в Последний День. 37. О внимательности Мастера в своей свободе действий Мастер имеет право освободить от любого из обязательств, изложенных в данном Уставе, кроме трех — целомудрия, бедности и послушания — и с должным вниманием ко времени, месту, человеку и нуждам дела давать подобные освобождения, но делать это таким образом, чтобы в каждом отдельном случае действовать во славу Божию, с должным вниманием к благочестию и практическим соображениям. Аминь. Конец устава.

TU

UU


Регула святого Августина

T U T U T U T U T U T U T U T

293

РЕГУЛА СВЯТОГО АВГУСТИНА

Глава I. О любви к Богу и к ближнему, о единстве сердец и общем имуществе 1. Прежде всего, дорогие братья, любите Бога и любите ближнего своего, потому что это первые заповеди, данные нам. Вот правила, которые приказываем соблюдать в монастыре. 2. Прежде всего, причина, по которой вы собрались вместе в общину, — это жить в доме совершенной гармонии (Пс. 67, 7), имея один разум и одно сердце в стремлении к Богу. 3. Не называй ничего своим, но содержите все вместе. Распределение пищи и одежды (1 Тим. 6, 8) должно производиться вашим настоятелем, не всем одинаково, потому что не все имеют одинаковое здоровье, но каждому по его нужде. Потому что так можно прочесть в книге Деяний Апостолов: «Все храните сообща и разделяйте каждому по нужде его» (Деян. 4, 32–35). 4. Когда те, кто имел что-либо в миру, приходят в монастырь, пусть они отдадут чтонибудь добровольно в общее владение. Когда те, кто не имел ничего, приходят в монастырь, пусть не ищут того, чего они не имели бы вне его! Вы должны тем не менее обеспечить их по необходимости тем, в чем они нуждаются, даже если их прежнее состояние не могло обеспечить даже их необходимые потребности; но они не должны радоваться тому, что нашли пищу и одежду, которых не могли иметь вне монастыря. Глава II. О смирении 1. И пусть они не гордятся тем, что живут с теми, к которым не смогли бы приблизиться в миру. Наоборот, они должны возносить свои сердца к высшим вещам (Кол. 3, 1–2), а не полагать их на суету земного, чтобы монастырь не стал полезным для богатых и не полезным для бедных, местом, где богатые становятся смиренными, но бедные становятся гордыми. 2. Далее, те, кто хвалился определенным положением в мире, пусть не будут высокомерны по отношению к своим братьям, которые пришли в эту святую общину из более скромных условий. Они должны стараться меньше гордиться положением своих богатых родителей, нежели общением со своими бедными братьями. Дальше, они не должны хвалиться тем, что дали даже малую часть своих богатств в общую казну из страха стать более гордыми, потому что разделили богатства с монастырем, хотя могли бы радоваться богатству в миру (все остальные пороки предполагают недобрые поступки,


294

Приложения

чтобы как-то проявить себя, но гордость может прятаться даже в добрых делах, чтобы разрушить их). И какое преимущество в том, чтобы жертвовать бедным, даже стать одним из них, если несчастливая душа станет более гордой в ненависти к богатству, чем когда имела богатство? 3. Следовательно, все должны жить одним разумом и одним сердцем и друг в друге оказывать честь Богу, чьим храмом вы стали. Глава III. О молитве и усердии 1. Будьте усердными и точными в соблюдении расписания молитвенных часов. В часовне (оратории) никто не должен делать ничего другого, кроме того, для чего она была предназначена и от чего приняла свое название, чтобы если кто-то вне часа молитвы имел желание молиться, другие не мешали бы ему, отвлекая его другими занятиями там же. 2. Когда молитесь Богу псалмами и гимнами, размышляйте в своих сердцах о том, что ваши губы произносят. Пойте только то, что предназначено для пения, а то, что не предназначено для пения, не пойте. Глава IV. О посте и подкреплении 1. Насколько ваше здоровье позволяет, подчиняйте вашу плоть постам и воздерживайтесь от пищи и питья. Но те, кто не может поститься, не должны есть между приемами пищи, кроме того времени, когда они больны. 2. От начала до окончания трапезы слушайте то, что вам читается по традиции, избегая шума и суеты. Не только ваши рты должны питаться, ваши уши тоже должны жаждать Слова Божьего (Мф. 5, 28). Глава V. О снисхождении к слабым 1. Но если кто-то более слаб из-за прежнего своего образа жизни, им дана пусть будет специальная диета, этот факт не должен обижать тех, кого их жизнь сделала более крепкими. Они не должны считать этих братьев более счастливыми, потому что их пища отличается; наоборот, они должны быть благодарны за свое здоровье, которого другие не имеют. 2. Те, которые сильнее и здоровее, и в известном смысле счастливее, не должны негодовать, что исключение, сделанное по поводу пищи, одежды или поста, делается для тех, которые приходят в монастырь из более рафинированных условий жизни. Наоборот, они должны понимать, насколько те, последние, понизили свой уровень жизни для того, чтобы достичь своего сегодняшнего уровня, хотя они не могут пока достигать полной воздержанности, как их более сильные братья. 3. Но никто не должен желать этих привилегий, которые даны нескольким, потому что они даны из снисходительности, а не из уважения, потому что это было бы прискорбным извращением, если бы в монастыре богатые стали воздержаннее, а бедные стали избалованнее. 4. Что касается выздоравливающих, так как они ели меньше во время болезни, чтобы не стало хуже, после их болезни с ними нужно обращаться таким образом, чтобы это способствовало их быстрому выздоровлению, хотя бы они были даже из самого бедного состояния в мире. На самом деле, их недавняя болезнь дает им право на исключительное обращение, которое богатые получают из-за своего бывшего образа жизни. Но, однако, после того как они вернутся к своей прежней крепости, они должны тоже вер-


Регула святого Августина

295

нуться к своим лучшим привычкам, которые более подходят для рабов Божьих, потому что это менее требовательные привычки, ибо после выздоровления вялость не должна сделать их рабами особого отношения к ним, которого их нужды требовали, когда они были больны. Они должны считать себя богаче, когда они содержатся немногим. Уж лучше меньше есть, чем иметь изобилие. Глава VI. О поведении и внешнем облике 1. Хабит, который вы носите, не должен привлекать внимание. Не стремитесь понравиться своей одеждой, но своим поведением. 2. Когда идете куда-либо, идите вместе, когда приходите на место, оставайтесь вместе. Своей походкой и манерой поведения так держите себя, чтобы избегать всего, что может быть обидным для других. Наоборот, ведите себя достойно, чтобы соответствовать святости вашего призвания. 3. Хотя ваш взгляд замечает женщин, вы не должны обращать внимание ни на одну из них. Когда вы выходите из монастыря, не запрещено смотреть на женщин, но это заблуждение — желать их и хотеть понравиться им не только через прикосновение и эмоции, но и через взгляд (Пр. 24, 12) взаимное желание пробуждает. Не говорите, что у вас есть чистое сердце, если ваши глаза не целомудренны, потому что нецеломудренные глаза признак нечистоты сердца. Когда блудные сердца открываются в молчании друг другу взаимными взглядами и когда, уступая этому блуду, они радуются своей страсти друг к другу, их жизни не целомудренны более, хотя никакого физического порока не произошло. 4. И тот, кто останавливает свой взгляд на женщине, и кому нравится, что ее глаза остановились на нем, не должен думать, что он не замечен другими. Он действительно виден и теми, которых он меньше всего подозревает. Но даже если это было не замечено людьми, что он может поделать с этим Наблюдателем с высоты, от Кого ничего не утаить? Не думает ли он, что Он слеп, только потому, что в Его великой мудрости Он наблюдает более терпеливо? Религиозный человек должен поэтому страшиться не понравиться Богу, а не желать греховно понравиться женщине (Пр. 24, 18). Если он помнит, что Бог видит все, он избегает греховного свидания с женщиной, потому что именно в этом контексте Писание советует бояться: «Он, который останавливает свой взгляд, есть мерзость Господу». 5. Поэтому, когда вы вместе в церкви или где-либо, где есть женщины, помогайте друг другу оставаться целомудренными, потому что таким образом Бог, обитающий в вас, защищает вас друг другом. Глава VII. О братском исправлении 1. Если вы замечаете в ком-либо из ваших братьев этот блудный взгляд, о котором я говорю, предостерегайте брата сразу, чтобы остановить продвижение зла непосредственным вмешательством. Но если в какое-нибудь время после этого предостережения кто-то увидит его повторяющим то же прегрешение, те, кто узнают об этом, должны сообщить о нем как о раненом человеке, нуждающемся в лечении. Но до этого открой этот проступок второму или третьему брату, чтобы преступник был осужден свидетельством двух или трех и наказан с соответствующей суровостью (1 Кор. 13, 5). 2. Не считайте себя придирчивыми, потому что вы замечаете эти прегрешения, совсем наоборот, вы не свободны от вины, если своим молчанием вы способствуете потере брата, который мог быть спасен вовремя сделанным замечанием. Потому что если бы ваш брат имел бы физическую рану, которую он хотел скрыть из страха предстоя-


296

Приложения

щего лечения, разве не было бы жестоко не сказать ничего и милосердно — открыть это? Насколько больше тогда вы должны открыть духовную рану, которая гноится в его сердце? 3. Если после вашего замечания преступник отказывается исправить себя, вы должны, даже до того, когда вы сделали его преступление известным тем, которые признали его виноватым, в случае его отказа поставить в известность настоятеля, чтобы ваш брат был исправлен более тайно, не выставляя его другим. Но если он отрекается от преступления, он должен быть поставлен перед другими, чтобы в присутствии всех его вина была доказана не обвинением одного свидетеля, но показаниями одного или двух свидетелей. 4. Так обвиняемый, он должен принимать исцеляющее наказание, наложенное настоятелем или священником, у которого есть полномочия для этого случая. Если он отказывается покориться наказанию, но не уходит по своему желанию — изгоняй его из вашей общины. Еще раз, это не строгость, но милосердие, которое предотвратит разрушение многих других плохим примером. 5. И если то, что я сказал по поводу взгляда, должно соблюдать тщательно, то это же относится и к обнаружению, предупреждению, открытию, обсуждению и наказанию других грехов, из любви к человеку и ненависти ко греху. 6. Если кто-либо погряз во грехе так, что он получает письма или малейшие знаки внимания от какой-либо женщины, прости его и молись о нем, если он исповедует это добровольно. Но если он был замечен и доказана его вина, он должен быть более строго наказан по решению священника или настоятеля. Глава VIII. О содержании общего имущества 1. Храните ваши одежды в одном месте под заботой одного или двух, или стольких, сколько нужно, когда требуется — вытряхивайте ее, чтобы моль не портила одежду. И так как вы питаетесь из одной кладовой, тоже должны быть одеты из одного гардероба. И если возможно, не уделяйте внимание одежде, которая вам будет дана для разного времени года (1 Кор. 13, 5), и не обращайте внимания, если каждый получит не то, что он складывал, или то, что носил кто-нибудь другой, главное, что никому не будет отказано в его нуждах. 2. Если жалобы и споры возникают по этому поводу, или кто-то жалуется, что получил худшую одежду, или кто-то чувствует себя униженным, потому что сейчас он одет в одежду другого, которую тот носил раньше, таким образом вы сможете понять внутренний облик вашей души, когда вы жалуетесь на внешний облик вашего тела. Но даже если другие, угождая вам, возвратят то, что у вас было раньше, вы должны продолжать хранить в том же месте под общей заботой всю одежду, которую не носите в настоящее время. Поэтому никто не должен работать для себя самого; наоборот, вся ваша работа должна делаться сообща, и даже с большей тщательностью и ревностью, чем если бы каждый работал для себя. 3. Поэтому вы не должны толковать милосердие, которое, по Писанию, не ищет своего в том смысле, чтобы отдать предпочтение общей собственности перед личной, а не наоборот. Вы узнаете, что достигли большого прогресса, когда вы заботитесь больше об общей собственности, чем о своей; пусть милосердие, которое присутствует, берет верх над всеми вещами, которые используются для приходящей необходимости. 4. Поэтому, даже если кто-то принес бы своему сыну или знакомому, живущему в монастыре, подарки, одежду или какую-либо другую вещь, сочтенную необходимой,


Регула святого Августина

297

нельзя принимать это в тайне, но должно отдать это приору (настоятелю), чтобы положить в общий склад. Они могут быть отданы тому, кто нуждается в них. 5. Если же кто-нибудь скроет у себя что-нибудь из общего имущества, пусть будет осужден как вор. Глава IX. О стирке, бане и о всяких нуждах болеющих братьев 1. Решение по поводу того, кто стирает ваши одежды — вы сами или человек, предназначенный для этого, должно быть возложено на благоразумие вашего настоятеля, чтобы вы уклонялись замарать вашу душу чрезмерной заботой о чистоте вашей одежды. 2. Если чье-либо здоровье требует того, чтобы принимать ванну (мыться), пусть не отказываются; наоборот, он должен принимать это без ропота, по совету его врача. Таким образом, по повелению настоятеля, он сделает то, что для его здоровья потребуется, даже если ему это не нравится. С другой стороны, если кто-то хочет принимать баню без разрешения, его каприз не должен исполняться. В самом деле, человек иногда верит, что то, что он хочет, для него полезно, но в действительности это может быть вредно. Наконец, без колебания вы должны принимать слово раба Божьего, когда он говорит о болезни, которая не видна. Более того, если есть сомнения, что лекарство, которое он хочет, успокоит его боль, тогда вы должны советоваться с врачом. 3. Когда вы должны идти в публичную баню или куда-либо, идите по крайней мере по двое или по трое вместе. Если кто-то должен идти, он должен делать это не с компаньоном, которого он выбрал, но с теми, кого настоятель назначит. 4. Забота о больных, о выздоравливающих или о тех, кто страдает без температуры от какой-либо боли, доверяется одному определенному брату, чтобы он мог просить из общего склада то, что он считает необходимым для своих пациентов. 5. Те, кто отвечают за кладовую, гардероб или библиотеку, должны служить своим братьям без ропота. 6. Книги нужно спрашивать в определенный час каждый день; просьбы, сделанные в другое время, не будут исполнены. 7. Но если кто-то серьезно нуждается в одежде или обуви, ответственный за вещи (вестиарий) пусть не медлит выполнить просьбу. Глава X. О готовности к примирению и о прощении обид 1. Не должно быть споров меж вами, но если они возникают, прекращайте их так быстро, насколько это возможно, чтобы злость не перерастала в ненависть, сучок — в бревно (Мф. 7, 3–5) и сердца не становились кровожадными. Поэтому вы читаете: «Всякий ненавидящий брата своего есть человекоубийца». 2. Если кто-то обижает другого оскорблениями, унижениями, клеветой, он должен помириться как можно скорее, и человек, который был обижен, должен быть готов к тому, чтобы прощать без взаимного обвинения. Если вы взаимно обидели друг друга, вы должны взаимно простить друг друга из-за ваших молитв (Мф. 6, 12) , которые, по их частоте, должны быть настолько же искренни. 3. Действительно, тот, который часто гневается, но быстро просит прощения у того, которого он знает, что обидел, тот лучше, чем другой, который медленнее злится, но труднее просит прощения (Мф. 6, 12). Те, которые не прощают брата, не должны ожидать обрести плоды своей молитвы. Если кто-то никогда не хочет просить прощения или просит неискренне, он не на своем месте в монастыре, даже если он не исключается


Приложения

298

(Мф. 18, 35). Поэтому не утруждайте себя резкими словами, если они уже вышли из ваших уст, не бойтесь ответить из того же рта, который нанес раны. 4. Когда в обучении молодых дисциплина требует, чтобы вы использовали строгий язык, вам не обязательно просить прощения у них, даже если вы чувствуете, что были слишком строги, из опасения, что своим чрезмерным смирением перед теми, которые должны слушать, вы уничтожаете свой авторитет руководителя. Наоборот, просите прощения у Господа всех, который знает, как мягко вы любите тех, которых вы исправляли несправедливой суровостью. Конечно, ваша любовь друг к другу должна быть по духу, не по плоти. Глава XI. О послушании 1. Слушайтесь вашего настоятеля как отца, со всем соответствующим уважением, чтобы в нем вы не обидели Бога (Евр. 13, 17), будьте особенно послушны священнику, который отвечает за вас. 2. Настоятелю дается основная ответственность смотреть за тем, что правило соблюдается, и в случаях нарушения гарантировать, чтобы эти нарушения не остались незамеченными, но, наоборот, были восстановлены и исправлены. Он направляет священнику, вашему высшему настоятелю все, что находится выше его власти или контроля. 3. Настоятель не должен находить радость в господстве власти, но в милосердии служения (Лк. 22, 25–26; Гал. 5, 13). 4. Перед вами из уважения ему должно быть дано первое место; перед Богом из страха он должен лежать распростертым у ваших ног (Сир. 3, 20). Среди вас он должен быть примером добрых дел (Тит. 2, 7). Он должен предостерегать непослушных, ободрять малодушных, поддерживать слабых и быть терпеливым со всеми (1 Фес. 5, 14). Одновременно принимая правила всем своим сердцем, он должен требовать от других с дрожью. Хотя необходимо и то и другое, он должен стараться быть любимым больше, чем внушать страх, помня всегда, что он отвечает перед Богом за вас (Евр. 13, 17). Вашим послушанием будьте милосердными не только к себе, но особенно к нему, потому что среди вас самое высокое положение является самым опасным. Глава XII. О соблюдении правил и частом чтении 1. Пусть Господь способствует, чтобы вы соблюдали эти правила из милосердия, как любящие духовную красоту (Сир. 44, 6), распространяя благоухание Христа (2 Кор. 2), святостью вашей жизни, не как рабы под законом, но как свободные люди под благодатью (Рим. 6, 14). 2. Чтобы вы могли смотреть в эту маленькую книжку как в зеркало и не пренебрегать ни одним пунктом по забывчивости, она должна читаться вам каждую неделю. И если вы найдете, что соблюдаете правила из нее, тогда благодарите Бога, подателя всякого блага. Но если кто-либо из вас узнает, что он не выполнил определенный пункт, он должен сожалеть о прошлом и защитить себя от этого в будущем, одновременно молиться, чтобы он мог быть прощен в его прегрешении и не быть введенным во искушение (Мф. 6, 12–13). Аминь.

TU

UU


T U T U T U T U T U T U T U T

CПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Аддисон Ч.Дж. История рыцарей-тамплиеров, церкви Темпла и Темпла, написанная Чарльзом Дж. Аддисоном, эсквайром из Внутреннего Темпла. СПб.: Алетейя, 2004. Али Т. Столкновение цивилизаций: Крестовые походы, джихад и современность. М.: Аст, 2006. Андреев А.Р., Захаров В.А., Настенко И.А. История Мальтийского ордена. XI–XX века. М.: Русская панорама, 1999. Баевико А.С., Гордиенко А.Н., Гордиенко А.Н. Энциклопедия символов. М.: Эксмо, 2007. Байджент М., Лей Р., Линкольн Г. Священная загадка. М.: Эксмо, 1999. Байли Г. Потерянный язык символов. М.: Золотой Век, 1996. Барбер М. Процесс тамплиеров. СПб.: Алетейя, 1998. Басовская Н. И. Столетняя война. М.: Астрель. Аст, 2007. Бордонов Ж. Повседневная жизнь тамплиеров в XIII веке. М.: Молодая гвардия, 2004. Великая хроника о Польше, Руси и их соседях. XI–XIII вв. / Под ред. В.Л. Янина. М.: Изд-во Московского университета, 1987. Виймaр П. Крестовые походы. Миф и реальность Священной войны. СПб.: Евразия, 2003. Виллардуэн Ж.де. Завоевание Константинополя. М.: Наука, 1993. Вовк О. Сто Великих рыцарей. М.: Вече, 2004. Гарро А. Людовик Святой и его королевство. СПб.: Евразия, 2002. Гекегорн Ч.У. Тайные общества всех веков и всех стран. М.: Ламартис, 1993. Геральдический сборник ФПС России. М.: Граница, 1998. Гудман Ф. Магические символы. М.: Золотой Век, 2001. Гутнова Е.В. Некоторые проблемы идеологии крестьянства эпохи средневековья // Вопросы истории. 1966. № 4. Длугош Ян. Грюнвальдская битва. М.: Изд-во АН СССР, 1962. Доманин А. Крестовые походы. Под сенью креста. М.: Центрополиграф, 2003. Дрюон М. Проклятые короли. М.: Эксмо, 2009. Заборов М. А. Папство и крестовые походы. М.: Изд-во АН СССР, 1960. Заборов М.А. Введение в историографию крестовых походов. М.: Наука, 1966. Заборов М.А. Крестовые походы. М.: Изд-во АН СССР, 1956. Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. М.: Наука, 1980. История крестовых походов / Под ред. Дж. Райли-Смита. М.: Крон-Пресс, 1998. История Польши / Сост. С. Шумов. М.: Монолинц; Евролинц; Традиция, 2002. История развития формы креста. Краткий курс православной ставрографии // Жизнь вечная. Альманах. 1997.


300

Cписок литературы

История христианства / Под ред. Е. Клочовского. Варшава, 2001. История южных и западных славян / Под ред. С. Матвеева. М.: Изд-во Московского университета, 2001. Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. М.: Прогресс, 1987. Кирпичников А. Н. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX–XIII вв. Л.: Свод археологических источников, 1973. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. Комплекс боевых средств IX–XIII вв. Л.: Свод археологических источников, 1971. Ковальский Я. В. Папы и папство. М.: Христианство, 1991. Корсунский А. Р. История Испании IX–XIII вв. М.: Высшая школа, 1976. Кох Р. Книга символов эмблемантов. М.: Золотой Век, 1995. Куглер Б. История крестовых походов. М.: Феникс, 1998. Лаввис Э., Рамбо А. Эпоха крестовых походов. Смоленск: Русич, 2001. Лобе М. Трагедия ордена тамплиеров. СПб.: Евразия, 2003. Лозинский С. Г. История папства. М.: Русич, 1986. Люшер А. Французское общество времен Филиппа-Августа. СПб.: Евразия, 1999. Машке Э. Немецкий орден. СПб.: Евразия, 2003. Мельвиль М. История ордена тамплиеров. СПб.: Евразия, 2003. Мишо Г. История крестовых походов. М.: Наука, 2004. Мулен Л. Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы (X–XV вв.). М.: Молодая гвардия, 2002. Мячин А. Н. и др. Сто великих битв. М.: Вече, 1998. Настенко И., Яшнев Ю. История Мальтийского ордена. М.: Русская панорама, 2005. Обнять Святого Иаковa // Вокруг Света. 2002. № 4. Перес де Ита Х. Повесть о Сегри и Абенсерерахах, Мавританских рыцарей из Гренады. М.: Наука 1981. Перну Р. Крестоносцы / Пер. с фр. А.Ю. Карачинского и Ю.П. Малинина. СПб.: Евразия, 2001. Пётр из Дусбурга. Хроника земли Прусской / Подг. В.И. Матузова. М.: Наука, 1997. Печников Б.А. Рыцари церкви: кто они? М.: Наука, 1991. Печникова Р. Мальтийский орден в прошлом и настоящем. М.: Наука, 1990. Поляков Л. История антисемитизма. М.: Мосты культуры, 2008. Райли Смит Дж. Атлас крестовых походов. Нью-Йорк, 1991. Рид П. Тамплиеры. М.: Аст, 2005. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство / Пер. с фр. А. Ю. Карачинского. СПб.: Евразия, 2002. Робинсон Д.Д. Темницы, огонь и мечи. Рыцари Храма в крестовых походах. М.: Эт Сетера Паблишинг, 2004. Руа Ж. История рыцарства. М.: Алетейа, 1996. Рыжов К. Все монархи мира. Западная Европа. М.: Вече, 1999. Рыжов К. В. Все монархи мира. Древняя Греция. Древний Рим. Византия. М.: Вече, 2002. Синельников А. Средневековая империя евреев. М.: Эксмо, 2009. Слейтер С. Геральдика. М.: Эксмо, 2007. Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Кн. 2. Т. 3, 4. М.: Аст, 2001. Ткач М., Какабидзе Н. Тайны рыцарских орденов. М.: Рипол Классик, 2002. Успенский Ф. История крестовых походов. М.: Мысль, 2001. Фавье Ж. Ангерран де Мариньи: советник Филиппа IV Красивого. СПб.: Евразия, 2003.


Cписок литературы

301

Фо Г. Дело тамплиеров. СПб.: Евразия, 2004. Фоли Д. Энциклопедия знаков и символов. М.: Вече, 1997. Фори А. Рыцарские ордена 1120-1312 гг. // История Крестовых походов. Варшава, 2000. Хёйзинга Й. Осень средневековья. М.: Наука, 1988. Шарпантье Л. Тайны тамплиеров. М.: Крон-Пресс, 1998. Шейнина Г. Энциклопедия символов. М.: Аст, 2001. Штокмар В. В. История Англии в Средние века. СПб.: Алетейя, 2000. Щавелев Н. И. Польские латиноязычные средневековые источники. М.: Наука, 1990. Barber, Malcolm, ed. The Military Orders: Fighting for the Faith and Caring for the Sick. Brookfield, Vermont: Ashgate, 1994. Barber, Malcolm. The New Knighthood: A History of the Order of the Temple. New York: Cambridge University Press, 1994. Bernard of Clairvaux. The Works of Bernard of Clairvaux: Treatises III. Vol. 7. Kalamazoo, Michigan: Cistercian Publications, Inc., 1977. Boalt, Gunnar, et al. The European Orders of Chivalry. Stockholm: PA Norstedt & Suners furlag, 1971. Bordonove G. Les Templiers. Fayard,1977. Bray J. Order St Thomas of Accon Massonic Globe, in Маssonic Globe 2001. Bray J. Order St Thomas of Accon. New York: Cambridge University Press, 1997 Burman, Edward. The Templars: Knights of God. Rochester, Vermont: Destiny Books, 1986. Burns, Robert. The Crusader Kingdom of Valencia. 2 vols. Cambridge, Ma., 1967. On the Reconquista. Burrows, Toby. The Templars’ Case for Their Defence in 1310, in The Journal of Religious History. 13. Carek J. Metaske Znaky v Ceskych Zemich. Prague, 1985. Carlos de Ayala Martínez, Possessions and Incomes of the Order of Calatrava, in The Military Orders, edited by Malcolm Barber. Aldershot, 1994. Castellanos Elena Postigo. Santiago, Calatrava y Alcantara, in Universidad Autуnoma de Madrid. 1988. Forey A. J. The Templars in the corona de Aragon. Oxford, 1973. Forey A., Orders Military, in UCLA. 1992. Forey, Alan, Women and the Military Orders in the Twelfth and Thirteenth Centuries, in Studia Monastica 29, no. 1 (1987). Goubert P. The Course of French History. Routledge, 1991 Guy Coutant de Saisseval, Les Chevaliers de Saint Lazare de 1789 à 1930. Paris 1984. Huchet P. Les Templiers: De la glorie a la tragedie. Ouest-France, 2002 Lord E. The Knights Templar in Britain. Harlow. Pearson Education Limited, 2001. Martín J.L. Orígenes de la Orden Militar de Santiago (1170–1195). Madrid 1974, Nicholson H. The Military Orders: Welfare and Warfare. Brookfield, Vermont: Ashgate, 1998. Nicholson H., Reynolds W. Knight Templar 1120-1312. Osprey Publishing, 2004. O’Callaghan J.F., The Interior Life of the Military Religious Orders of Medieval Spain, in Malta Study Center Lecture Series Presented at St. John’s University, Collegeville, MN, October 2001. O’Callaghan J.O. The Affiliation of the Order of Calatrava with the Order of Cîteaux. Variorum Reprints. London, 1975. Olival Fernanda, Structural Changes within the 16th-century, in Portuguese Military Orders University of Évora. History Department; CIDEHUS. 2004.


302

Cписок литературы

Pastoureau M. Heraldry: Its Origins and Meaning, Francisca Garvie trans. Thames and Hudson. London 1997 Pimenta M.C. A Ordem de Avis. Porto, 1997. Regina Sáinz de la Maza Lasoli. La Orden de San Jorge de Alfama. Aproximación a su historia. Barcelona: CSIC, 1990. Reilly B. F. The Medieval Spains. Cambridge University Press, 1993. Robres Fernando Andrés, Santa Maria de Montesa Y San Jorge de Alfama, in Universidad Autónoma de Madrid. 2003. Rousset Р. Les origines et les caractères de la première croisade. Neuchâtel, 1945 Roux J. The roads to Santiago de Compostela. Vic-en-Bigorre Cedex, France: MSM, 2007 Seward, Desmond. The Monks of War: The Military Religious Orders. New York: Penguin Books, 1995 Smail С. The Crusading Warfare. Cambridge University Press, 1956. Urban, William. The Baltic Crusade. Chicago, 1994. Wolsh M. Warriors of God. Cambrige, 2003. Электронные ресурсы http://www.tampliers.by.ru http://www.Beauseant.ru http://www.templarhistory.ru http://www.covadonga.narod.ru http:// wikipedia.org/ http://www.fontun.com http://twow.ru/ http://www.osh.ru http://www.medieval-wars.com http://www.allmonarchs.net/ http://per-fede.narod.ru http://silverwolf.lviv.ua http://www.igrejabranca.ru http://zhurnal.lib.ru/ http://xoomer.alice.it http://www.fieldofbattle.ru http://www.heraldica.org http://orb.rhodes.edu http://www.bratstvokresta.ru http://offtop.ru http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary http://www.crwflags.com http://probelarus.ru http://www.vostlit.info


Содержание

T U T U T U T U T U T U T U T 3 5 9 9 51 85 86 100 105

303

СОДЕРЖАНИЕ Вступление Общие положения

ВЕЛИКИЕ ОРДЕНА Орден тамплиеров Мальтийский орден

ИЕРУСАЛИМСКИЕ ОРДЕНА Орден Гроба Господня Орден святого Лазаря Орден Монжуа

111 113 137

НЕМЕЦКИЕ ОРДЕНА

141

ОРДЕНА ИБЕРИЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА

141 145 155

Испания Орден Калатрава Орден Санта-Мария-де-Эспанья

158 158 168

Королевство Леон Орден Алькантара Орден Сантьяго

180 180 185

Королевство Арагон Орден Монтеза Орден святого Георгия

188 188 195 199

Португалия Орден Авис Орден Христа Орден святого Иакова с мечами

203 203 206 213 217

ОСТАЛЬНЫЕ ОРДЕНА

Тевтонский орден Орден меченосцев

Добжиньский орден Орден рыцарей святого Стефана Орден рыцарей святого Томаса Акрского Орден рыцарей Креста и красной звезды

ПРИЛОЖЕНИЯ 221 235 271

274 280 293

Устав ордена тамплиеров Французский устав ордена тамплиеров Правила ордена всадников госпиталя святого Иоанна Иерусалимского, установленные Великим магистром Раймондом де Пюи Устав святого Бенедикта Нурсийского Книга Тевтонского ордена Регула святого Августина

299

Список литературы


Для связи с авторами: id77@mail.ru id77.livejournal.com Посетите наш сайт www.trackers.su Если у Вас есть мысли, пожелания, коментарии и предложения — будем рады услышать. Заинтересованы в сотрудничестве по распространению книги. Интересны предложения, прежде всего финансовые, по реализации проекта создания книг «Духовные ордена», «Королевские, светские и иные ордена»

Игорь Анатольевич Дьячук, Виктор Николаевич Богатырев, Михаил Валерьевич Пензиев

ВОЕННО-ДУХОВНЫЕ ОРДЕНА Дизайн обложки И. Н. Граве Редактор Н. М. Баталова Корректор Н. П. Дралова Оригинал-макет А. Б. Левкина Издательско-полиграфическая фирма «Реноме» ISBN 978-5-904045-91-3

9 785904 045913

Подписано в печать 12.03.2010. Формат 70Ч100 1/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 25,9. Тираж 2000 экз. Заказ № 91-3. Отпечатано в типографии издательско-полиграфической фирмы «Реноме», 192007, СПб., наб. Обводного канала, д. 40. Тел./факс (812) 766-05-66 E-mail: RENOME@comlink.spb.ru www.renomespb.ru