Page 1

Татьяна Биновская

1


3


Татьяна Биновская

Одесса 2014


Оглавление

Первые воспоминания себя как художника

11

1991 год Первая фото-выставка Друзья галереи

22 25 27

1992 год Выставка в Одесском Художественном Музее на Короленко Ситуация в галерейной Одессы и выставка Степана Мацюка Театр Музкомедии и Татьяна Поповиченко Реклама и Модильяни Помощники, друзья и недруги Дюльфан «На Уютной» Светлое признание Персоналка в союзе художников Самая большая продажа Виктор Павлов

26 27 30 32 33 37 39 43 44 46 47

1993 год Пирогов, стоящий у Дюка Открытие Морской галереи на Французском бульваре Клуб деловых женщин «Леди» Лариса Нестеренко Эдик Пороник Олег Стайков и Алена Кульчик Первая выставка зарубежного художника Гарольд Измайловский Овик Зограбян Веселов и Ортега Портреты руководителей правительства Юрий Зильберберг

52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 62 63


1994 год Евгения Ганичева Мазур Рэкет Портреты и художники Приметы Телевидение Опять Пороник

66 67 68 71 72 73 74 76

1995 год Юра Матвеев Фаина Маляр Детская студия Цветы уходящего лета Палех Годовщина Шопин Лена Клечковская Гриша Вовк Встреча с Павлюком

78 79 79 80 82 82 83 86 90 90 91

1996 год Николай Прокопенко Шаби Нинель Котлярова Из книги отзывов Сергей Белик Игорь Ивченко Вера Бастрикова Марина 1996 Пятая годовщина Наша семья Рождество Валерий и Наталья Албул Журнал «Одесса» Тумановы, Сидики, Брюгге! Картины-предвестники

92 93 96 97 99 99 101 102 103 104 105 106 107 108 108 109 7


1997 год Брюгге Выставка Николая Прокопенко Выставка Ольги Котляровой-Прокопенко Мурильо Ирина Шух Зарубежные выставки Алексей Малик Из прессы

110 111 114 115 116 117 118 119 121

1998 год Вера Бастрикова Виталий Ильченко Николай Прокопенко Ольга Котлярова Юрий Баба и Людмила Шевченко Алексей Малик Переселение Морской галереи в порт Саша Силантьев и «МОХ»

124 125 126 128 129 131 132 134 136

1996 год Виктор Рыбачук Ольга Котова Александр Литвиненко и его Пушкинские портреты Слава Подобед Ирина Шух и ее новая выставка Катя Соловьева Лера Фокина

140 141 144 144 144 145 145 145

2000 год Ксюша Конец 2007 года

146 147 149

8


...Все миры, как высшие, так и низшие, находятся в человеке. Все, что создано в мире, создано ради человека, и все живет и развивается благодаря человеку. Но неужели недостаточно человеку этого мира всего, находящегося в нем, существующего для того, чтобы обслуживать его и развивать, и необходимы ему еще и высшие миры? Книга ЗОАР


10


Первые воспоминания себя как художника

Мой детский сад был расположен на проспекте Шевченко, и вот я, уже совсем взрослая, сама возвращаюсь из садика. Прохожу мимо Политехнического института и думаю о том, что я уже совсем большая, у меня такие взрослые босоножки, каких нет ни у кого, синие с переплетениями. Папа мне их сделал сам - очередным местом его работы была обувная фабрика. Помню, на прощальном утреннике в детсаду, мне, как будущему художнику подарили альбом и акварельные красочки! Я была счастлива, краски, действительно были нужны. Я рисовала всегда, даже трудно вспомнить с какого возраста. Особенно вспоминаю свое изображение короля, я тогда ловко придумала рисовать ему парик. Хотя я и не подозревала, что это парик - просто рисовала кружочки, сначала один, потом два, потом три и получалось замечательно. Жили мы в то время на улице Пироговской, рядом с Политехом. Я и мои сверстники были настоящими советскими детишками и свято верили в то, что живем в самой лучшей стране. Мы гордились тем, что живем в Советском Союзе! Очень хорошо усвоив уроки солидарности, проявляли ее в отношении к вьетнамских студентов, которые большими группами проходили через наш двор - мы с ними здоровались. Это было выражением нашего уважения к этим маленьким людям. Однажды среди них оказался художник. Так, по крайней мере, нам показалось, человек который нарисовал нам несколько портретов, в том числе, и мой. Я была счастлива и принесла свой портрет домой - это была моя первая встреча с настоящим художником! К сожалению, портрет сразу же пострадал - он попал в руки к моей маленькой сестричке Ирине, которая «ничего не понимала в искусстве»… 11


Детство, вероятно, не только я, но и все люди вспоминают очень солнечным и ярким. Почему-то, холодные и серые дни не остаются в нашей памяти, а летние проливные дожди и теплые лужи, по которым ты бежишь босиком и разбрызгиваешь вокруг воду, навсегда остаются в памяти. Нам, детишкам, живущим во дворе 7/9 по Пироговской, очень повезло, в нашем доме проживал замечательный человек - Сергей Димитриевич Щелов. Димитриевич - так называла его жена, был отставным военным ветеринарным врачом, а так же художником любителем. Мы звали его дядя Сережа. Детей в их семье не было, а он их очень любил. Вся его нерастраченная любовь доставалась нам, маленьким обитателям двора. Практически каждый день он собирал нас и давал нам уроки художественного мастерства - мы рисовали, раскрашивали, лепили, пилили лобзиком и опять таки, раскрашивали свои изделия. Мы ходили на пленер на склоны Отрады и даже, делали отливки формы. Я до сих пор помню его этюдник, такой маленький и очень аккуратный, с малюсенькими масленочками. Именно эти занятия и знакомство с дядей Сережей, дали мне толчок, и в моей судьбе появился путь, путь в жизнь художника.

12


В то время я не догадывалась, но сейчас я точно знаю, что на протяжении всей нашей жизни рядом с нами находится наш ангел хранитель, который подает нам определенные знаки, сны, приметы, помогает и оберегает. Вот и первые воспоминания об этом : Я и мои подружки были настоящими «кошачьими мамами». Думаю, что всех котов, которые бегали на Пироговской вырастили мы. Особенно ярко помню один потрясающий момент - рядом с домом находился склад, на котором хранили доски и вот именно там, кошка родила четверых котят, трех серых, и одного черного. Именно этот черный, был самым главным счастьем, в случае его поимки. Кошка была абсолютно дикой, что подчеркивало опасность и рискованность мероприятия. Этого черного котенка поймала я! Это было просто фантастикой. Как знак свыше – исполнение и достижение моего самого заветного желания. Правда, потом котенка пришлось отпустить, потому, что взрослые не разрешили мне взять его домой. После нескольких лет занятий с дядей Сережей, мною было принято решение стать художником. Первый шаг в этом направлении я сделала, будучи уже в 6 классе общеобразовательной школы, самостоятельно. Поехала и записалась в детскую художественную школу. Мама школу первый раз посетила только через полгода, приехав на собрание.

Первой учительницей в художественной школе стала Галина Сергеевна Мещерякова. Я приезжала в школу раньше всех. Нужно было втиснуться в троллейбус, и я нашла очень хорошее место - с передней площадки, рядом с водителем были поручни - вот за ними можно было спокойно стоять и не переживать, что тебя раздавят. Брала с собой все учебники общеобразовательной школы и до начала занятий делала уроки. За окном еще было темно, помню красивые мраморные камины. Я была почти одна в классах, было сумрачно и очень много цветов, которые поливала уборщица. По окончанию 8 классов и художественной школы, я без экзаменов была принята в училище. В плане эмоций момент был немного сложный. В то время, когда каждый задумывается о своем будущем, я мечтала о журналистике. Хотелось продолжить учебу в школе, окончить 10 классов, а потом уже решать. Но моя мама настоятельно рекомендовала мне поступление и я стала студенткой ОГХУ им Грекова.

13


Атмосфера Грековки была удивительной! Ни один студент и не мыслил себя преподавателем, будь то черчения, будь, рисования. Все мы были ВЕЛИКИМИ ХУДОЖНИКАМИ. Абсолютно счастливое время - занимайся тем, что любишь, рисуй натуру денно и нощно - и никаких проблем и забот. Переживания, конечно, случались, особенно по поводу плохо натянувшейся на доску бумаги. На урок рисунка мы должны были наклеивать бумагу на планшет, к тому же бумага была практически роскошью, но у меня к сожалению, не всегда получалось наклеить ее как положено. Моим преподавателем был Константин Владимирович Филатов, очень мужественный и волевой человек. И хотя училищные критики говорили что, посетив нашу группу на обходе, можно было подумать, что все работы сделал один человек, тем не менее, из пятнадцати человек в нашей группе одиннадцать стали художниками: Сергей Белик (Одесса), Олег Приходько (Николаев), Алексей Петренко (Питер), Галя Махно (Питер), Таня Ярощук (Винница), Света Герцеско (Кишинев), Сергей Ивченко(Одесса), Саша Филатов(Одесса), Виктор Алексенко (Хмельницк), Оля Шраменко(Одесса) и я.

14


По окончанию училища было сложно, без открепления от места назначения на работу не брали. Получила распределение в школу в Житомирской области, а работать в какой-то удаленной деревне мне совсем не улыбалось. Тщетно попытавшись оформить официальное открепление, просто вернулась домой и поставила маму перед фактом, что работать преподавателем я не стану.

15


16


Несколько месяцев пришлось провести в поисках работы и, наконец, мне повезло. Надо отметить, что в это время, была я крайне застенчива и до обморочного состояния боялась начальников, вот и пришлось просить свою подругу Лену Лейчик, ныне известного одесского архитектора, идти вместе со мной устраиваться на работу. В то время Лейка была была намного опытней меня и у нее был замечательный прием, для того, что бы выглядеть старше она одевала очки (правда без стекол) таким образом ее называли по имени и отчеству, а меня просто Таней! Так получилось, что мы вдвоем были приняты на работу в управление курортов профсоюзов. Там была создана группа, состоящая из архитекторов и художников, которые должны были заниматься художественным оформлением санаториев. К сожалению, долго проработать там, нам не удалось. Пришлось уволиться, в связи с тем, что Лейка понравилась художнику Саше Бедратому, уже работавшему в этой группе, а его жена Наташа Гридина этого перенести не смогла и сделала все возможное для того, чтобы избавиться от нас. И это было приключением! Как страшный сон вспоминаю последнее задание, которое нам пришлось выполнить. Именно после него мы написали заявления об уходе. Тогда Гридина отправила нас на трассу здоровья, где-то в начале декабря. Мы должны были наносить маршрут терринкура, т.е. маршрута, по которому в будущем будут гулять отдыхающие. Маршрут начинался у санатория Россия, а заканчивался на Ланжероне. Пешком, меряя шагами дорогу пройти весь этот путь, и еще каждые пятьсот метров делать остановку и зарисовывать открывающийся нам маршрут. Если я была довольно тепло одета, то Лена вообще была не готова к такой экзекуции, она была в тоненьких капроновых колготках. Шел первый снег, было очень холодно и сыро. Наверное, именно этот факт переполнил чашу терпения, и мы доставили удовольствие, Наталье Гридиной оставив столь долгожданную работу. Мы - хоть Гридина мстила Лейке, уходить нам пришлось обоим. Как говорится, женская солидарность. Следующим трудовым подвигом на моем творческом пути стала работа в Курортпродторге на должности художника оформителя. Это было весело, я, можно сказать, застала все прелести советской торговли во всем ее «великолепии». Моей задачей было оформление витрин к праздникам. Работа состояла в изготовлении плаката на холсте, посвященного празднику, установки его в витрине и драпировка красной тканью! «Красота неимоверная»! Зато оплата была отличной - директор одаривал нас дефицитом, а именно, 17


банкой советского молотого кофе, шпротами и сайрой в масле! В стране, где все было дефицитом, наш труд вознаграждался, можно сказать, по-царски. Говоря об оплате за труд художника, не могу не вспомнить, свой самый «роскошный заработок» . Это было уже во времена моей работы в ОПХОКе - художественном комбинате. Как-то, из конторы ко мне прислали дядечку - руководителя Овидиопольского мясокомбината. Ему была необходима вывеска. Оплату обещал натурой! Все происходило накануне Первомайских праздников. Заботы о продуктах к праздничному столу были на моих плечах, и была надежда, что клиент сдержит слово. И вот 30 апреля, уже поздно бежать в магазин, все ждут. Да, идет!!! А в руках у него, огромное количество мяса (столько и такого я никогда не видела), да еще, несколько палок свежей, еще теплой колбасы! Домой вернулась - настоящей «добытчицей»! Работа в ОПХОКЕ - была настоящей и творческой. ОПХОК расшифровывается как Одесский производственно-художественный комбинат. В Одессе в то время был еще один подобный комбинат, работавший от союза художников и он назывался художественно-производственный или просто Фонд. В советское время было необходимо держать художников под пристальным вниманием соответствующих органов, так, им казалось, было легче быть на чеку и подавлять ненужные движения. Но нам было совсем неплохо

18


работать, мы занимались своим любимым делом и нам за это платили неплохие деньги. Коллектив был очень талантливый. Я занималась тем, что мне болше всего нравилаось. Я работала художником-монументалистом - расписывала стены, создавала интерьеры. Художникам, работавшим в комбинате, предоставляли творческие мастерские. Первой моей мастерской, которую я разделила с Ириной Евангелиди, был подвал на улице Богдана Хмельницкого. Позже, мне по распределению досталась мастерская на улице Уютной, в 11 номере. Сейчас там находится Отель Отрада. Как-то я побывала там, прямо в своей мастерской, так интересно, место помнишь, а вокруг все изменилось. Странное ощущение, похожее на сон или бред… Честно сказать, мне не очень хотелось описывать все это досконально, потому что это более похоже на биографию, но мой первый читатель - Оля Бронецкая, ставшая нашей родственницей (наша дочь Сильвия вышла замуж за её сына Константина), сказала, что интересно все и хочется знать побольше деталей. Соседями по мастерской на Уютной, стали Наташа и Василий Гончаровы, Олег Стайков и Шурик Лекомцев. Но все эти годы Гончаровы находились в Германии, по месту назначения Василия, который в то время делал военную карьеру. Я старалась оберегать их право на мастерскую, но были посягательства на ее захват. Проработав несколько лет в мастерских в одиннадцатом номере, нам предложили переехать в пятый номер по улице Уютной. Переезд не равнозначный - в пятом номере было несколько помещений, часть с хорошим ремонтом, а часть еще закрытых, после смерти хозяина. Мы стали думать, кому что выбрать. А я в то время мечтала заняться керамикой, и мне хотелось иметь помещение из нескольких комнат. А остальные хотели, что бы был ремонт. Остановились на том, что я беру помещение без ремонта и полное мусора, все остальные - отремонтированные комнаты, но помогают мне с вывозом мусора. Хотя после переезда никто помогать мне не стал. Доставшееся мне помещение было ужасно, отклеив обои, я обнаружила миллиарды сухих клопов, несколько недель после вывоза мусора я не могла есть. Даже временно расположить, у Гончаровых или других свое имущество, было очень сложно, а говорить о том, что взять у них электричество, для того, что бы сделать проводку, оказалось делом совсем не легким. 19


Сама квартира, как потом, оказалось, имела своеобразную репутацию! Там был настоящий притон, имелось много потайных мест, куда, наверное, складывалось краденное, и почему – то на одном из столов была электрическая розетка. Первое время работать было страшно, время от времени заглядывали весьма подозрительные личности. Вот такая история была у помещения, которое вскоре стало галерей «На Уютной!» Несколько лет спустя Евгений Лукашов, известный в городе собиратель и меценат, подарил мне снимок сделанный в Париже в начале 20 века, на котором изображено кафе Ротонда - по духу и стилистике все в этой фотографии очень напоминало атмосферу Уютной, в чем, все кто ее помнит, могут убедиться сами. После ремонта и, наконец, вселения началась очень интересная работа. Не хочу подробно описывать, чем я занималась в комбинате, но хочу сказать, только одно - если бы я и хотела иметь другую судьбу, так только занимаясь монументальными росписями! Я с огромным удовольствием расписывала бы стены, путешествуя из страны в страну, уж очень люблю стенки. Об этом можно говорить и говорить, но я хочу поскорее начать рассказ о галерее. Пятнадцать лет прожитые в комбинате, казалось, будут длиться вечно. Строились планы на будущее, и никто не подозревал, о том, что все скоро изменится. Я была искренне уверенна в том, что таким образом я и до пенсии проработаю. И вот - конец восьмидесятых, начало перестройки. Комбинат, созданный для того, что бы держать под наблюдением творческих людей, становится ненужным, его решают распустить, и я, понимая то, что могу оказаться под угрозой потери мастерской, решаюсь на невероятно трудный шаг. Я решаю открыть свой бизнес, т.е. сделать галерею. К этому времени я прекрасно поняла то, что быть художником и жить, завися от продажи своего творчества очень сложно. А если писать картины, попутно занимаясь галереей, может быть, что-то и получится. В эти годы, была объявлена поддержка государства малому бизнесу, и я почти безо всяких проблем зарегистрировала МЧП «На Уютной», которое стало галереей «Арт- Студио» просуществовшей целых десять лет. Именно история галереи «Арт –студия» или «На Уютной» и будет темой моего повествования - годы, выставки, гости, события, художники, в общем все, что помню и то что сохранилось в документах.

20


Долг каждого человека растить в себе внутреннюю радость. Бернард Вербер «Энциклопедия абсолютного и относительного знания»


1991 год Хронология: 8 февраля 1991 года официально прошло регистрацию МЧП «На Уютной», ставшее официальным предприятием представляющим галерею «АРТ- Студио» на Уютной. Днем рождения считали 1 ноября – день открытия счета в банке. Первая запись в книге отзывов датирована 06.12.1991. Декабрь 1991 – выставка фотографий Валентина Сичинского. В книге отзывов есть запись - посвящение Вите Павлову. По всей вероятности где-то к Новому году была его выставка, потому, что следующая запись от Брюса Вайтхеда из компании «Омега Евро Интернешнл» датируется 14 января. Это то, что сохранилось в документах.

22


Я решилась на очень серьезное дело, не очень ясно представляя, как все будет. Я - художник, не умеющий толком считать, стала руководителем частного предприятия, что было для меня по-крайней мере, странно. Где то, в подвальчике на ул. Садовой, находилась юридическая контора, которая помогала делать уставы предприятий. Постояв в очереди, послушав, поняла, что это действительно страшно - ведь люди в очереди уже просчитали свою будущую прибыль. Мама, узнав, что я решилась на такое, меня не поддержала и в течении полугода со мной не разговаривала, решив, что это слишком большая ответственность самой заниматься бизнесом. Думаю, стоит упомянуть и о регистрации предприятия. Все происходило в Приморском райисполкоме. В назначенный день, я с документами пришла на регистрацию. Я была почти единственной женщиной среди огромной очереди мужчин, все очень волновались. Поводом для волнения служила юрист исполкома Наталья Владимировна Бакланова. Все говорили, о ее необычайной строгости. Мне тоже стало страшно. Но я вовремя вспомнила, что у меня еще со времен комбината есть одна знакомая женщина в этом заведении - это Нина Петровна Иванова - секретарь председателя исполкома. Я поднялась в приемную, нашла ее и рассказала о своей проблеме, о том, что боюсь, вдруг начнут о чем то спрашивать, а ответить я не смогу. Она меня успокоила и пообещала помочь. Стою в очереди, смотрю, она появляется, проходит через толпу и спустя некоторое время выходит, показывая мне, что все в порядке, можно не волноваться. Так все и произошло, только стоит добавить, что после знакомства с Наташей (Натальей Баклановой), у нас завязались длительные и очень приятные отношения на многие годы, к сожалению, со временем исчерпавшие себя. Сделать ремонт в галерее мне удалось благодаря средствам, получаемым от продажи моих натюрмортов. В то время много наших сограждан покидало родину, и им было приятно увезти с собой на память, что-нибудь из живописных полотен одесских художников. Вот и мои натюрморты в стиле старых голландцев стали верными помощниками в создании галереи.

23


Стоит еще отметить то, что перед тем, как решится на этот серьезный шаг по созданию галереи, я дала сама себе обещание прислушиваться к любым знакам судьбы и если что- то не будет двигаться или что-нибудь будет мешать, не затевать новое занятие. Но, на самом деле все было наоборот, все шло замечательно. И стоило мне о чем- то задуматься, к примеру, как получить ту или иную информацию сразу же приходили решения или же просто появлялись люди, приносящие необходимую информацию. Сделав ремонт, я вынесла на улицу и прикрепила к забору первую вывеску-рекламу галереи (естественно сделанную своими руками), и стала ждать, когда зайдет первый посетитель. Какое благодатное место, улица Уютная! Если учесть то, что здесь я проработала десятки лет, еще до открытия галереи, могу сказать, что работать там было замечательно. Несмотря на то, что помещение занимает цокольный этаж, и там было сыровато, тепло творческого огня согревало не только меня саму, а и всех тех, кто был рядом. Днем было очень тихо. Приезжала машина, развозящая молоко, а если на улице случался скандал, то подробности можно было услышать прямо из окна. А заборы… из намокшего ракушняка, потрясающе живописные, с наросшим зелененьким лишайником, просто просились на холст. Повернув с Отрадной на Уютную, можно было увидеть тоненькую полосочку моря, которая светилась за кованой решеткой Управления Курортов профсоюзов на улице Морской. Проходя по Уютной в голову просились стихотворные формы. Сейчас все застроили. Нельзя сказать, что плохо, но как-то совсем не по-одесски. Как люди, которые не чувствуют, потому что не знают, всю прелесть этого романтического уголка старой Одессы.

24


Первая фото-выставка

Каждое утро, по дороге на работу, я покупала возле Привоза, букетики полевых цветов и расставляла их по всей галерее в вазочки, которые подарила Лина Кнюх (одесский художник керамист и крестная мама нашей Сильвии, которая к сожалению покинула уже этот мир - прим. Автора).

Справа керамист Лина Кнюх Как ни странно, но в материалах, которые сохранились, первой упоминается выставка фотографии Валентина Сичинского. Почему странно, наверное, потому что, вплоть до 2005 года, больше фото-выставок мы не делали.

25


Во всем мире, фотография очень популярна, и за фото известных мастеров платят такие деньги, как и за живопись. Наверное, непопулярность покупки работ наших фотографов зависит только от них самих. Художник, предлагая свое произведение к продаже, прежде всего, должен потратится, купив хотя бы материалы. А фотографы, сделав свои шедевры, стонут, если им скажешь - что для того что бы сделать выставку нужно напечатать достойный размер, оформить фотографию! «Что, ты? Как это? У нас абсолютно нет средств!» Так вот здесь хочу заметить, на выставке Валентина - фото продавались. Одна из них, даже есть в нашей коллекции. С легкой руки галереи издание Рекламный курьер организовало конкурс «Фотомодель», где Валентин Сичинский снимал, всех желающих участвовать моделей. Потом началась подготовка к крупномасштабной выставке «Сделано в Одессе» в музее на Короленко, была проведена большая работа, не могу не отметить куратора выставки художника Бориса Лукина. Был заказан фильм, который сделали Виктор и Виктория Маляренко. Ныне Виктория Маляренко - Ута Кильтер, а в то время она работала в галерее.

26


Друзья галереи В галерее было много гостей, среди них так же появились впервые молодые начинающие бизнесмены Артур и Эдуард Бальжик и Дмитрий Янушкевич, с предложением устроить выставку в Польше. Просто отдать картины, тогда еще не знакомым людям было страшно, так что договорились с ними о том, что часть картин для выставки они купят. В это же время я познакомилась с Галиной Владимировной Блажиевской, тогда она была руководителем предприятия «Оберон». Так как Галя была, и сейчас остается необыкновенной, очень решительной и деловой дамой, ею было принято решение участвовать в выставке вместе с молодыми бизнесменами. Она так же купила картины, и теперь они входят в ее коллекцию. Вот таким образом, состоялось первое зарубежное шоу галереи «На Уютной». По–моему успех выставки был для всех сторон участниц, особенно для начинающих в то время бизнесменов. Почти все художники, выставлявшие свои работы на Уютной, были выпускниками ОГХУ, а так же многие работали в ОПХОКЕ. После развала Советского Союза, а вместе с ним и нашего комбината, многие художники стали, наконец, заниматься тем, чем наделил их Бог - творчеством. У многих и творческие биографии начинают отсчет с начала девяностых. В то время, мы свободные, вырвавшиеся из под контроля государства, были предоставлены самим себе. И все зависело только от нас. Как достичь успеха, как стать популярным, как жить - все эти вопросы могли быть разрешены только трудом и временем. Работая в галерее, устраивая выставки, я всегда понимала, что все это история, и донести ее моя задача. К сожалению, в то время не было компьютеров, не было опыта, поэтому, многое не сохранилось. Теперь мы с Раду (Раду Биновский - супруг Татьяны. - прим. Редактора) пытаемся восстановить то, что еще возможно, и если случится так, что в изложенных текстах будут какие-то несоответствия, мы приносим свои глубочайшие извинения и надеемся, на то, что все еще подлежит исправлению. Деятельность предприятия оказалась весьма успешной, образовалась прибыль на счету, которая была направлена на приобретение самой дорогой картины в салоне Союза художников - картину Анатолия Шопина «Одесская Аркадия». 27


1992 год Хронология: Январь – февраль – выставка Степана Мацюка «Лягушки». Январь – выставка Одесских художников в галерее «Рекавка» и в консулате города Кракова в Польше. Организована международным центром культурной и научной деятельности «Торговый дом Одесса» под руководством Артура Бальжика и Дмитрия Янушкевича, компанией «Альмакс», и галереей «На Уютной». Художники: Татьяна Биновская, Владимир Харченко, Николай Прокопенко, Руслан Рале, Олег Стайков, керамика Александра Костулина. 17 января выставка в помещении Русского художественного музея «Сделано в Одессе». Живопись художников Одессы 1960-1990 годов – художники: Т.Биновская, С.Басок, И.Варешкин, Л.Васильева, Ю.Глебович, Ю.Плисс, А.Русин, И.Русина, В.Рисович, С.Слюсаренко, О.Стайков, С.Мацюк, Н.Пахомова, С.Папроцкий, Т.Поповиченко, Н.Прокопенко, Ю.Каракоз, А.Каракозов, Б.Лукин, Ю.Диков, С.Ефремов, О.Котлярова, А.Комкова-Крикун, Т. Кравченко, В.Сиренко, Г.Толкачева, И.Федонюк, С. Черешня, Н.Шемет, из частных коллекций - Ковальский, С.Лыков, В.Павлов, Г.Подвойский, В.Хрущ, Л.Шилов, А.Шопин, О.Климань. Есть фильм Виктора Маляренко. Февраль – выставка Виктора Джеваги. Март – галерею посетила группа японских эсперантистов и впервые с ними Александр Прокопенко. Апрель – Виктор Павлов. 29.05-10.06.1992 - О.Стайков, А.Кульчик. В книге отзывов пишут Е.Рахманин, Г.Вовк. Июнь – Т.Поповиченко (запись Ю.Коваленко от 14.06.92). Июль – выставка «Марина на Уютной». Август выставка Марины Баст «Разработка древнерусского костюма». Галерею посетил сенатор штата Массачусес, Эдвард Беркс. (Запись от 9 августа 1992 г), за ним пишет Ю.Каракоз, затем Том Келли. Август – Люсьен Дюльфан. Сентябрь – выставка посвященная юбилею г. Одессы. Октябрь моя персональная выставка в союзе художников. Одесский вестник 30.10.1992 № 211 В.Сухарев. Ноябрь – выставка В.Павлова (пишут В.Карасев, Г.Вовк, В.Сиренко, Е.Ганичева, И.Павлов).

28


Выставка в Одесском Художественном Музее на Короленко

17 января открылась выставка «Сделано в Одессе» в помещении Русского художественного музея. Из статьи М.Рашковецкого в Вечерней Одессе 24 января 1992 года «Арт- по- английски значит искусство, «студио» по-латыни – учусь. Если в названии вместо дефиса подставить трудно переводимое слово «бизнес», то, вероятно, мы получим достаточно точное определение деятельности галереи: учусь бизнесу искусства. Сверх задача выставочной политики «Арт- студио» показывать всех одесских художников, невзирая на лица, направления и даже относительный уровень мастерства. По-этому организаторы и придумали несколько пышное название – супервыставка «Сделано в Одессе». Галерея рассчитывает, что нынешняя выставка – первая из серии последующих (групповых и персональных), объединенных под тем же девизом. Поставленная цель закономерно определяет и достоинства и недостатки экспозиции. Немало работ, заслуживающих самой высокой оценки. Достаточно сказать, что в приобретении некоторых полотен заинтересован наш музей.»

29


Ситуация в галерейной Одессы и выставка Степана Мацюка

Интересно рассказать и то, что происходило в городе в это время. Открылось много новых галерей и, несмотря на то, что теперь они канули в лету, думаю, стоит о них упомянуть. Помню, как-то Ута сказала такую фразу, что начинать говорить о галерее, как таковой, можно только по прошествии 3 лет. Попытаюсь осуществить экскурсию во времени. 1992 год, март месяц, на Ланжероновской расположились сразу две галереи - салон «Два С» и галерея «Юг». Направление деятельности салона были не определенны, а галерея «Юг» пыталась быть частью информационного центра. Посетители сетуют на закрытые двери и отсутствие звонка. Великолепное место у интерсалона «Красный квадрат» - прямо в гостинице Красная, в то время самое популярное место среди художников. Во время работы комбината здесь за чашечкой кофе собиралась вся художественная общественность города. Из Дома ученых в кинотеатр им. Маяковского переместили галерею Виктора Никифорова, на Французском бульваре еще работает галерея нашего комбината. Еще помню, несколько лет проработала галерея «Серж», которая по примеру «Уютной» представила, опять же в Русском музее выставку под названием «Лаборатория живописи». Да и обязательно нужно упомянуть салончик «Декор», который продержался довольно много времени, и его деятельность приносила большую пользу одесским художникам. В этом же году была открыта галерея «Човен», а вместе с ней творческое объединение «Мамай». Сегодня же, спустя 14 лет (На момент написания материала - прим. Ред.), ни одной из выше названных галерей нет и в помине. 30

Но вернемся на Уютную и посмотрим, что же происходит там?


О выставках - помню «Лягушки» Степы Мацюка пользовались огромным успехом, всем было весело, многие покупали «лягушек» похожих на своих друзей и знакомых. Это были цветные рисунки, стилизованные и очень веселые. Неизвестно откуда появившаяся у автора идея, пришлась по вкусу многочисленным зрителям. К сожалению, судьба Степана мне совсем неизвестна. Интересно, что стало с ним сейчас, продолжил ли он свою творческую деятельность? Активно начал выставляется в галерее Эдуард Пороник, его выставки идут одна за другой, у него много почитателей, его неожиданный прием писать совершенно выбеленные работы, приносил немалый успех.

Эдуард Пороник 31


Театр Музкомедии и Татьяна Поповиченко

Мне кажется, что именно летом 1992 года, мы стали активно сотрудничать с театром Музыкальной комедии. У нас была возможность перед началом спектаклей делать выставку в фойе театра, там так же мы могли раздавать свою скромную рекламу - маленькие и очень простенькие буклеты с адресом и телефоном галереи. Труд был титаническим, так как экспозиция могла висеть всего лишь несколько часов, потом ее нужно было снимать и относить в галерею. Многим кажется, что труд галериста - это что-то такое, что не составляет особого труда и заботы, это неверно. Все очень непросто, и самое неприятное во всем этом - отношение художников. Став на этот путь, я обрекла себя на нелюбовь и зависть собратьев. Вспоминаю наши титанические усилия по пиару художника Татьяны Поповиченко в театре музкомедии, и то, как она просто-напросто забывала поблагодарить. Да и не только она.

32


Реклама и Модильяни

Работать было сложно - оплата аренды, устройство вернисажей, пресса. Да, еще интересно рассказать и о рекламе. Мне очень помогало то, что я художник, и там, где остальным жителям нашей страны нужно было решать возникающие вопросы взятками, мне удавалось многое решать благодаря, своей творческой деятельности, тоесть картинами! Галерея имела не очень выгодное расположение, и только встав на голову в буквальном смысле этого слова, можно было привлечь к ней внимание. Давать официальную рекламу в средства массовой информации было не по карману - так, что приходилось рассчитываться «натурой», тоесть живописью, благо я сама ее рисовала. Помню одну очень интересную историю. Случилось это уже в Морской галерее Одесского порта. Среди посетителей встретился давний знакомый, который частенько наведывался в галерею «На Уютной». Мы разговорились. Говорили о живописи, о выставках и я сказала, что моим самым любимым художником является Амедео Модильяни. Я рассказала, что прочитав где-то историю о Наде Леже, жившей в русской глубинке, и узнавшей, что в Париже живет такой замечательный художник, как Фернанд Леже, отправилась туда и вскоре стала его женой. И я про себя подумала, что если бы я жила в то время, то непременно познакомилась бы с Модильяни. Мне очень нравится его живопись, его стилизации. А в 1984 году я написала свой автопортрет так, как если бы он писал бы меня. Еще говорю этому человеку, что среди работ Модильяни есть одна работа в стиле ню, с которой я всегда мечтала сделать копию. На что он мне отвечает - «А я, вот являюсь счастливым обладателем копии этой работы Модильяни... в Вашем исполнении!»

- Неужели я это все таки сделала? - удивилась я.

33


Далее последовала история приобретения этой работы:

В то время, в галерею захаживал Владимир Владимирович Виленский, журналист сотрудничавший с газетой «СИЧ» (Слава и честь). Возможности платить за рекламную статью у меня не было, и я договорилась, что подарю редакции пару своих работ. Таким образом, в редакции оказалась та самая копия. Она долгое время висела у них, вызывая нарекания отставников (газета имела принадлежность к военному округу). В какой-то момент у редакции возникли проблемы с выплатой заработной платы сотрудникам и так случилось, что этот человек купил картину, чем дал возможность редакции выплатить зарплату.

Татьяна Биновская «Автопортрет» 34


События 1992 года были весьма разнообразными. Много интереснейших людей посещало галерею. Иногда по несколько автобусов подвозило иностранных туристов. Огромные «Экарусы», казалось, просто разрезали покой узенькой улицы Уютной. Помню случай, во время одного из таких посещений, выбило электрические пробки. Многие посетители сразу же выскочили на улицу. А другие продолжали рассматривать экспонаты галереи. А одна американка (если смотреть на нее сзади - можно было подумать что это подросток, а на самом деле весьма пожилая женщина), попыталась нарядиться в туркменские халаты (они были выставлены в галерее), одев сразу в два, хотя один из них одевался на голову, согласно традициям. Интересны истории с нашим туалетом. Галерея находилась в полуподвальном помещении и туалет в таких помещениях обычно располагался на уровни земли, тоесть на возвышении, чтобы могла работать канализация. Прямо как трон, к которому вела лестница! Я шутила, когда нужно было по необходимости провести кого-то в туалет, - «Вы себе не представляете, какие люди посещали это удивительное место! Среди них даже были сенатор штата Массачусес - Эдвард Беркс, французская модель Шаби, вице мэр города Салоники, жаль, что не оставили свои автографы!» Посещение галереи сенатором запомнилось еще и тем, что мы продали одеяние из коллекции Марины Баст впервые с помощью кредитной карты. Было страшно отдавать чужую вещь не получив деньги сразу в руки. Сенатор смеялся, говорил- если что, приедешь Татьяна в Америку и задушишь меня! Во время выставки Люсьена Дюльфана, тоже произошла история, о которой можно рассказать. Когда галерист еще только начинает свою работу и не имеет достаточно опыта, с ним порой случаются очень странные вещи. В галерею пришли очень уважаемые люди и привели своего партнера немецкого происхождения. Человек был серьезный, ему понравилось несколько работ и он их купил. В то же самое время пришли из горсовета и привели гостя вице мэра города Салоники. В то время я не знала, что греки и турки так торгуются и что им определенно нужно говорить стоимость увеличенную втрое, что бы продать и получить по крайней мере авторский гонорар!

35


В экспозиции был триптих Люсьена Дюльфана посвященный Одессе, написанный еще в манере советского реализма! Мер облюбовал триптих и еще одну работу другого автора, но стал торговаться. Той цены, что он предлагал, не хватило бы даже на гонорар художников. За этой картиной наблюдал немец, все продолжалось очень долго, всем нужно было уже ехать домой, нужно было забрать детей со школы, но грек продолжал торговаться… Наконец немец решил, что он приобретет триптих Дюльфана! Наверное сделал это специально для того, что бы посмеяться над греком. Я сказала об этом греку, он сделал вид, что не понял меня. Немец оставил деньги, и ушел пообещав, что картины заберет на следующий день. Всем стало легче - вроде бы вопрос решился. Но не тут то было! В этот момент до грека дошло, что произошло и что триптих продан другому. Он начал возмущаться, бить себя в грудь и бегать по галерее с криками - «Я же - вице мэр города Солоники!» Представители горсовета пришедшие с греком, и которых он обещал пригласить с ответным визитом в Грецию, стали уговаривать меня, продать триптих ему. И мне пришлось продать триптих второй раз. Вице мэр забрал работу сразу, нам еще пришлось снимать ее с подрамников для транспортировки. А на утро, мне пришлось поехать в офис к моим друзьям, которые привели первого покупателя-немца, вернуть деньги и по телефону объяснить уважаемому бизнесмену, что произошло после его ухода.

36


Помощники, друзья и недруги

Еще до того как галерея стала галереей, а была моей мастерской, ко мне обратился Валерий Иванович Паев, на тот момент руководитель вычислительного центра Курортов Профсоюзов, располагавшегося по соседству на улице Морской. Мы познакомилисьс ним когда в здании центра я выполняла монументальную роспись, от которой, к сожалению, ничего не осталось сегодня, на его территории выстроили виллы. Обратился он с просьбой взять в ученицы его дочь Ирину. Ирочка была очень хорошей девочкой и ее папа искренне хотел, что бы дочь получила не только хорошее образование, но и больше времени находилась в нормальном и приятном обществе. Именно Валерия Ивановича, я благодарю за знакомство с Татьяной Колкатиной, нашего друга и бессменного бухгалтера, с которой мы проработали более 16 лет, а дружим и по сей день. Примерно в этом же году в галерее появилась полная женщина Валентина с внешностью Валентины Толкуновой и попросилась на работу. До этой встречи я искренее полагала, что полные люди - это непременно добрые люди. Но Валентина оказалась недобрым человеком и навсегда развеяла мое заблуждение. Я всегда считала, что принципом галереи является то, что каждый человек переступивший порог галереи - самый желанный и дорогой гость. Валентина же предпочитала только «клиентов», тех кто имел деньги и мог купить что-либо. Для меня было откровением то, как у нее тряслись от злобы щеки и как она села спиной, когда в галерею зашла пожилая женщина, которая явно не была покупателем, но которой было очень важно пообщаться с миром искусства. К сожалению, многие работавшие в галерее не понимали одного - что город наш маленький, в галерею люди возвращаются и потому ни в коем случае нельзя обманывать посетителей. Ложь все равно рано или поздно вылезет наружу. Поэтому долгое время, для того, что бы поддерживать добропорядочность галереи, нам приходитлось работать самим, не прибегая к помощи посторонних. 37


Спустя год, очередным работником галереи стала и Наташа Городецкая. Сначала она была нашим клиентом - женой моряка, окончившей строительный институт, и как оказалось позже, страстным почитателем искусства. Тогда мне был непонятен ее навязчивый интерес к художникам и галерее, а потом все прояснилось. Поработав в галерее, собрав информацию о художниках и клиентах, она открыла свою галерею. Причем это было сделано некрасиво и нечестно. Но, что скажешь, и это тоже кто-то называет бизнесом! А еще был Леша Дагилайский - такой замечательный парень, к сожалению пропавший из поля зрения, и Егор - большой и мужественный яхтсмен, отбывший в Грецию и оставшийся там навсегда. Много приятный людей сотрудничало с галереей, таких как Наташа Барановская, Ута Кильтер и я очень признательна всем за их поддержку и веру в наше общее дело.

38


Дюльфан «На Уютной» В то время Люсьен уже был в Америке и его выставка состоялась благодаря его жене Татьяне. Я уверенна, что все почитатели прекрасного сожалеют о его отъезде. В Одессе он был «Дюльфаном», человеком с большой буквы! Помню, один из первых вернисажей в городском саду, когда там представляли свои картины лучшие художники Одессы, среди них Адольф Иванович Лоза, Орест Владимирович Слешинский и конечно же Люсьен Дюльфан. Девочки наши, Рада и Сильвия, были еще совсем маленькими – я водила их туда специально, что бы показать наших именитых сограждан. Но эпатажное поведение Дюльфана заставило меня пожалеть о том, что я привела детей. Позже, во время моей поездки в Америку, я говорила с моими друзьями, знавшими Дюльфана о том, что было бы здорово, если бы он вернулся в Одессу и даже просила организовать с ним встречу. Но мне объяснили, что это не имеет смысла, что он не вернется, что он боится возвращения. А жаль, Дюльфан для Одессы бесспорный кумир и его все очень любят. Из статьи Маргариты Жарковой опубликованной в журнале «Одесса» №5-6 1997 г.: «Два Дюльфана. 60-е годы – оттепель! Молодой Люсьен, всегда голодный и восторженный, жил в двух шагах от парка, на ул. Жуковского, в коммуналке. Их небольшая комната всегда была завалена книгами и журналами, мама читала все новейшие публикации, читала настоящую литературу и часто на требования сына о дополнительной еде отвечала: Не морочь голову, мне дали Пастернака на два дня!» Его маршрут – от парка до художки проходил через «Канаву», мимо филармонии, оперного, через Городской сад, и он впитывал всем своим существом красоту города, неповторимый колорит, юмор, улыбки. На его лице, в глазах было постоянное восклицание – «Восторг и упоение!» Он писал одесские переулки, площади, мосты, море и парки так влюблено, с пальцев в кисточку перетекало тепло солнца, брызги моря, легкое прикосновение ветра. Ему повезло, у него были замечательные учителя и среди них – Дина Михайловна Фрумина. Он попал в самую гущу мощного движения одесских нонконформистов – компанию Ануфриева, Стрельникова, Маринюка, Ястреб, Хруща. 39


Он понимал, ценил это, учился. Картины начала 70-х годов – это новый виток «южнорусской школы живописи». В них прошло единение – легкость, воздушность этюдной живописи ТЮРХовцев, чистота цвета, плотность ткани изображения и изыск, эстетика формального модернизма. В этих работах, наполненных витальной силой автора и его персонажей, сложной архитектоникой города, трепещущими флажками, лентами, летящими облаками и птицами, плывущими кораблями и лодками, мчашимися автомобилями, велосипедистами, бегущими людьми, собаками, - возникала особая, призрачно- праздничная картина мира, невероятное сочетание романтизма, конформизма достоверной красоты жизни. Но наступали пик «брежневского маразма», глухая пора, стагнация колоссальной советской массы. Чуткие, реактивные души художников, музыкантов, поэтов не выдерживали этого прессинга. Кто-то замирал в спячке, кто-то спивался, кто-то конформировался; выдерживали те, в ком сильнее была нравственная, духовная сила и вера. В эти годы у Люсьена юношеский восторг, романтическое восприятие всего происходящего вокруг и внутри, положительное состояние сменилось постоянным удивленным восклицанием: «Я – седой!» Потом брутальность жизни стала формировать защитную брутальную маску. Иногда эта маска так прилипала к сути, что вызывала ссоры с друзьями, близкими, создавала нелепые, неприятные ситуации. Появились «халтурные» работы, салонные подделки, где по накатанному малярным катком фону быстро, легко, мастерски, но гуашью написана вся атрибутика квазиромантических композиций. (Позволю себе, здесь реплику. В то время салон союза художников, был по настоящему САЛОНОМ, и только благодаря этим запомнившимся всем «халтурам» Люсьена, я будучи студенткой в то время очень сожалела, что не имела возможности приобрести одну из этих работ!) Устремления расходились в разные стороны. Один их его приятелей очень метко сказал ему тогда: «Люсик, ты хочешь, что бы «Голос Америки» рассказывал о выдающемся, гонимым советской властью художнике Люсьене Дюльфане, а одновременно по телевизору программа «Время» вела репортаж о выстаке выдающегося советского деятеля искусств Л.Дюльфана?» Сидение на двух стульях разрушает и самого художника и его ореол, нивелирует результат его действий, мыслей, творческих усилий. Можно выиграть ситуацию, но проиграть судьбу… Почему, когда, где, за каким поворотом у нас жажда жизни сменяется жадностью, обоняние 40


–нюхом, виден6ие – прищуренным вглядом?.. Что же спасало Люсьена и его творчество? Энергетика! Витальная, физическая, мощная энергия цвета, формы, сама энергия города, моря, окружавших его людей, любящих и ценящих в нем основное – его талант, его неуемную энергию одессита, того самого, которому «не страшны тебе ни горе, ни беда». И он часто изображает себя то в тельняшке, то в лодке. На его персональной выставке в Художественном музее, помню, сначала мы с легким недоумением обозревали сумбурную экспозицию, на которй дамы с попугаями кувыркались рядом с формалистским Чернобылем, а поцелуй Иуды перемежался с социальными композициями «борьбы» с облорганизацией Союза художников. Но когда мы двинулись по периметру зала мимо картин, на нас обрушилась такая мощная Сила, такая вибрация Энергии – энергия цвета, света, мастерского взмаха кисти, линии. От каждой работы веяло таким количеством нерастраченного творческого потенциала, таким буйством эмоций, настроений! Аура его работ пленяла, захватывала всей своей особой, жизненной силой, хотя все эти попугаи в сущности уступали одной маленькой работе Валика Хруща – «Птица - Дюльфан». И что же дальше? Тут, как говорил один их учителей, обучавший меня живописи, - «это тебе не сопромат, тут думать надо!» Но, к сожалению, не многие из художников умеют думать. Это почему-то считается чем-то второстепенным, так же как и умение формулировать свое кредо. Главное- выразить эмоции, настроение изображаемого. Только недавно в сознание художника проникла мысль, что можно быть прекрасным живописцем, но не быть Художником… Никому не ведомо, почему и когда творческий процесс застревает в растерянности. Где, отчего возникают тупики, повороты? Как возникает хватание за абсолютно чуждые направления? Как и все художники, Люсьен переживал все взлеты и падения присущие любому творческому человеку»… К имени автора статьи Маргариты Жарковой я еще вернусь и обязательно расскажу о ней и о нашем брутальном городе (в отношении горожан к людям, которые внесли немалый вклад в историю и культурную жизнь города) в своем рассказе о проекте посвященном памяти Веры Холодной, который прошел в Морской галерее в 2001 году.

41


Пускай у нас будет душа, которая любит и защищает все живое и помогает всему расти и развиваться. Объединение души и тела и слияние со Вселенной - главная цель нашего учения. Коичи Тохей

42


Светлое признание

Самое главное не только для художника, но и для любого другого человека осознать свое место в этой жизни. И именно в наше время это становится абсолютно ясным и понятным. Наконец, человечество подошло к такому этапу, а я верю в это самым абсолютным образом. То время, когда страдал в нашей стране Дюльфан, страдали и многие другие хорошие люди. Было очень сложно, да и просто невозможно понять, для чего и кому нужна наша жизнь. Советский строй забрал у народа возможность верить, и все стали неверующими, и не дал ничего нового, кроме веры в уникальность и неповторимость нашей Родины – СССР. Перестройка забрала и эту веру. Остались люди, одинокие, сами по себе – лицом к лицу со своими сомнениями и страхами. Где же тут место для уверенности в себе и понимании своего предназначения? Художникам и всем талантливым людям предоставлена великая честь, создавать продукт для духовного наслаждения человечества, и они должны четко осознавать свое избранное положение. Все то, что создается в мире для мирских забот, все превращается в прах, а произведения, настоящие произведения искусства, живы и будут жить всегда, даже если они и пропадут. В любом случае ими кто-то уже насытил и напитал свою вечную душу, а эта сила никогда не превратится в прах.

43


Персоналка в союзе художников В октябре состоялась моя первая персональная выставка в союзе художников. Отношения с союзом у меня сложились весьма своеобразным образом и, наверное, стоит о них рассказать. По окончанию училища, я стремилась включиться в художественную жизнь города, но это было сложно. Союз, представлял собой клановую закрытую, организацию и попасть на выставку или выставить свои картины в салоне союза художников было практически невозможно. Помню, во время беременности (носила Радочку), мне помогла пристроить несколько маленьких работ в салон Елена Михайловна Филатова (супруга моего преподавателя К. В. Филатова). Продав их и получив, как сейчас помню 40 рублей, я была счастлива - эта сумма была существенной помощью в семейном бюджете.

44


Первой выставкой на которую взяли мою работу, была выставка женщин художников. Я написала на ней любимые Каролино-Бугазские колючки на фоне огромной полной луны. Работа была выполнена в холодных темно-синих тонах, и только кое-где светились маленькие лики лиловых бессмертников. Раму я покрасила в нежно лиловый цвет бессмертников, но в итоге работу взяли с только с условием, что раму я перекрашу. Позже я дважды подавала документы для поступления в союз, и дважды мне отказывали. В первый раз я просто хотела стать членом союза, во второй мне казалось, что я могу принести пользу этой странной организации. Но ничего не почилось, и сегодня, я очень рада, что не стала членом союза художников. И вот мой дебют! Персоналка в выставочном зале союза, это стало возможным только потому, что в это время председателем союза был Николай Митрофанович Вылкун, замечательный театральный художник. Помещение зала уже и в то время было позорным, мне пришлось сделать легкий косметический ремонт, для того, что бы не стыдно было сделать экспозицию. Купили свежие цветы, пригласили детей из 119 школы, которые пели и танцевали.

45


Самая большая продажа Беспрецедентная по масштабам продажа состоялась 19 октября (в десятыйдень рождения нашей дочери Сильвии). В галерее появился Кай - огромный немец, в роскошном бежевом пальто длинном до пола, с пистолетом на поясе. Он каким-то образом заработал деньги в Украине и не знал во что их вложить. А деньгами были в то время только что появившиеся купоны. Кай решил покупать живопись. И купил! Купил все картины из галереи, и еще я повела его в выставочный зал Союза Художников, где как раз походила моя выставка. Он и там купил несколько моих работ! А наши дорогие художники целую неделю стояли в очереди, получая купоны за свои работы.

46


Виктор Павлов

В ноябре этого же года состоялась выставка Виктор Павлова, к сожалению к моменту начала моего повествования, совершенно не звучащего. Виктор был легендарной персоной в то время, и я предлагаю вашему вниманию отрывки из статьи В. Никифорова (в то время директора музея «Западного и Восточного искусства») к сделанной книге В.Палова, выпущенную к открытию выставки: «Виктор Павлов - художник. В приснопамятные годы «застоя» он, хоть и вынужден был ограничивать свое творчество узкими рамками так называемого соцреализма, самого убогого из всех псевдожанров. Нахально вгрызавшегося и оставляющего миазматические чревоточины на многострадальном древе мировой культуры, хоть и отдал дань излюбленному детищу всех без исключения диктаторских режимов – морально подавляющему монументализму, но, тем не менее, нашел в себе силы отринуть т из образованческо-идеологических напластований, коими изобиловала программа того самого Одесского художественного училища им. Грекова, что угораздило Виктора окончить в 1971 году. Даже в ту эпоху «апафеоза официоза» он опирался на истинных «гуру», которые, в свою очередь, были воспитаны в лучших традициях таких корифеев южнорусской школы, корнями уходившей в историю Одессы и Юга, как Костанди, Дворников, Кандинский и другие. Но все же основной импульс в духовном развитии Павлова (по его собственному утверждению) он получил от Олега Соколова, причем на ментальном уровне.» А вот отрывки из материала «Живая Магия» Елены Леонтьевой в Одесских известиях от 13 апреля 1993года: «Виктор Павлов работает за гранью определяемого. Да, его его работы больше известны на Западе. И скандальная слава его исходит оттуда. Анекдот о том, что Павлов запрещен в Швеции, относится еще к ан47


Татьяна Биновская «Виктор Павлов» 48


тибольшевицкой серии его картин. Это были картины злые до неприличия, тяжело нагруженные эмоциональным напряжением, неприятием, ненавистью. Виктор считает, что есть картины-катарсисы, в которые художник вкладывает все темное, больное, что копится в нем, тем самым, отторгая это от себя, очищая себя от скверны.» Здесь не могу не возразить. По моему мнению, художник, если он действительно выполняет свой истинный долг - дарить наслаждение людским душам, не имеет права выкладывать возникшую в нем боль на холст. Возможно это прозвучит грубо: «Но если ты болен, лечись!» Не зачем грузить и без тебя замученное в конец общество своей болью и болезнью. Главная задача человека имеющего необыкновенный дар Творца - это создание творческого продукта для наслаждения людей. Получая удовольствие от реализации своих идей, необходимо думать и том, что все те, кто будут общаться к твоим произведением, испытали то самое наслаждение, которое получаешь ты. Выставка Павлова на Уютной, была очень интересна. На презентации выставки, впервые посетив галерею, присутствовала Кира Муратова. Меня поразил и сам Виктор, обычно резкий, крикливый, он очень смирно разрешил девочкам причесать себя перед съемкой. А во время подготовки, он пытался снести все, что мешало ему для реализации своей идеи, и это в только что открытой галерее. Кроме живописи, Виктор принес очень много портретов Луиса Ортеги, выставка гравюр которого проходила в то время в музее западного и восточного искусства, не знаю почему, но скорее всего Ортега был шокирован Виктором и его манерой общения и по всей вероятности обидел его. Павлов нелестно отзывался о Луисе, но портреты не были агрессивными. Тогда я еще не подозревала о том, что эти портреты станут предвестниками долгого общения с творчеством Луиса Ортеги. Текст Виктора Павлова из «Метафизики живописи»: «Материально ли живое? Живое слово - это волна в воздухе, но слово это не воздух и не уста и не колебание воздуха, а потому дважды нематериально. Картина объект материальный, она как уста является дверью для слова. Картина исполняется красками,землями, глинами, металлами, органикой, кровью. Но от нее исходит информация невесомая сама по себе лишен49


ная материи. Образ картины - разве может найти паталогоанатом в массе мозга в виде слепка, копии. Картина испускает зрительную волну - слово; иероглиф – нюансы смысла ее. Живопись - язык любого общения, обмен информацией о взглядах на красоту и дисгармонию; воспоминание о впечатлениях прошедших, мечты о будущем и знание его.» И еще, слова подтверждающие то, о чем я говорила выше. Признайтесь все те кто считают, что гадости приносят популярность, ведь не смотря на эпатаж, Павлов в душе чист, опрятен и полон любви к ближнему: «Живописец, бойся следовать путями морализующей литературы. Не к этой лжи зовет тебя муза. Ты ведь жрец красоты попирающей немощь. Пусть будет твое творение благородно родившись любовью. Красоту нелегко сотворить, ибо она не любит обладания собой и признает только созерцание, иногда может явиться для просветления меркнущего рассудка и дабы указать путь, но она растворяется как привидение, когда раб ее желает заточить в клетку для попугаев.» Из материала о Викторе Павлове журналиста Александра Арбита (написанного видимо для сопровождения телевизионных роликов). Сейчас Александр проживает в США, но очень часто приезжает в Одессу и приходит в гости. «С выставкой работ интересного одесского художника Виктора Павлова можно познакомиться в галерее арт-студио «На Уютной». Творческая судьба этого художника складывалась довольно сложно. Он не был избалован вниманием со стороны Союза художников и по сути это его первая персональная выставка. Основной импульс в своем духовном развитии (по его собственному утверждению) Виктор получил от известного художника Олега Соколова, работавшего в музее «Западного и восточного искусства». И теперь по прошествии ряда лет Виктор сформулировал свою концепсию, родственную цветомузыкальным поискам клуба, возглавляемого Соколовым. Исследования в области цвета и звука Павлов проводит на метафизическом уровне. Одна из интересных идей, ярко проявившаяся в

50


его творчестве - мысль о том, что вся мировая материя состоит из одной неделимой точки, вездесущей и всеобъемлющей, и имеет волновую природу. Виктор относит себя к представителям русской художественной культуры, одним из тех, кто способен возродить Украину, которую считает правопреемницей Киевской Руси, в отличии от Москвы, уже давно подменившей парадный ход истории на противоположный, и в силу этого утратившей моральное право на лидерство, тем паче в культуре, где она, в основном, всасывала чужое и выдавала затем за свое. Будучи авангардистом по сути, Павлов отрицает для себя современный «московский авангардизм», поскольку он зачастую маскирует духовный и интеллектуальный вакуум. При этом, однако Павлов много сделал для развития авангарда в Одессе. Его детище - «ПалеРояль», дающий художникам непосредственный контакт с народом и поддерживающий их материально.» «Работа художника не поддается предвидению наподобии сил природы или машинного производства. Для самого художника искусство полно неожиданностей, отмечено неведением, неуверенностью; порой произведение покорно подчиняется принятым решениям, а иногда наоборот, ведет художника по непредвиденному пути.»

51


1993 год Хронология: Февраль - персональная выставка Ларисы Нестеренко Апрель - Открытие Морской галереи на Французском бульваре Март - выставка Эдуарда Пороника Март - выставка Татьяны Поповиченко Июнь - выставка Алены Кульчик и Олега Стайкова Июль - выставка Риты Кунцлер (Великобритания) Август - выставка Гарика Измайловского Ноябрь - выставка Овика Зограбян Декабрь - выставка Юрия Зильберберга

52


Пирогов, стоящий у Дюка

В галерею пришел некто, по фамилии Пирогов. Внешне, настоящий молодой бизнесмен, в галстуке, говорящий на нескольких иностранных языках. Пришел и говорит - «Завтра, я приведу к вам американскую делегацию, но вы, должны обязательно приготовить для них бутерброды!» В это время был обмен советских денег на купоны и старых денег уже не было, а новые еще не получили. Мы провернули обмен как можно скорее и казалось, мы стали одними из первых, кто получил купоны в руки. Купили продукты, бутерброды сделали, американских гостей накормили. Вроде бы все прошло замечательно, только вот после их ухода пропал альбом выставки наших художников в Японии. Невозможно было предположить, что его взял кто либо из гостей - все выглядели достойно, но вот предложение с «бутербродами» для американцев, все равно выглядело как-то странно. Прошло несколько дней и позвонил один из гостей сопровождавших делегацию и поведал удивительную историю из которой оказалось, что господин Пирогов - на вид очень умный и грамотный молодой человек - оказался душевно больным. С ним заключали договора, доверяли бизнес проекты, оказывая полное доверие самые солидные предприниматели, но к сожалению, все они ошиблись. Нам, вернули с извинениями наш каталог, который он унес с собой. Через несколько лет Пирогов еще раз проявился, уже в Морской галерее на Приморском бульваре. С трудом, но я узнала его по фразе в ответ на предложение встретиться для обсуждения проекта - «Найти меня очень легко - я, всегда стою возле Дюка». Мне сразу это напомнило о событиях в галерее «На Уютной»!

53


Открытие Морской галереи на Французском бульваре Конец 1992 года, а так же начало 1993, был ознаменован моим знакомством с Черноморским морским пароходством. Дело в том, что после проведения первой Марины на Уютной, в моей голове появилась и закрепилась мысль о создании новой галереи - именно Морской. В то время, общаясь с моделистами, которые делали модели яхт, я узнала, что в мире существуют галереи, имеющие морскую направленность. Мне попался в руки буклет «Mistic Maritime Gallery» из США. Долго размышляя на эту тему я решила, что это будет очень здорово для нашего города иметь морскую галерею и что спонсором такого проекта должно стать самое мощное предприятие морской отрасли на то время - ЧМП. Свои походы в пароходство с предложением о

54


создании галереи я начала еще во времена В.В. Пилипенко, в то время когда должность руководителя отдела внешних связей занимал Алексей Савицкий. Но в процессе переговоров, руководство сменилось и новому руководству было не до моих идей, к сожалению. Но я по прежнему была частым гостем отдела внешних связей ЧМП. С его новым руководителем Александром Георгиевичем Винницким меня познакомил, за что я ему очень признательна, частый гость галереи «На Уютной» - Виталий Александрович Оплачко. Я благодарна судьбе пославшей мне встречу с такими замечательными людьми. Особая благодарность Олегу Борисовичу Смаглию, многие годы принимающего активное участие в судьбе галереи. Повествование об Уютной невозможно без рассказа о Морской галерее, но я хочу всеже вернуться к «Уютной».

Клуб деловых женщин «Леди» В галерею часто наведывались интересные дамы, и одной из первых появилась всеми уважаемая Неля Осиповна Калестру. Как я помню, во время ее первого визита волосы ее были выкрашены в фиолетовый цвет. В то время она руководила аптекой расположенной в самом конце поселка Котовского. Первыми ее словами было то, что она не любит женщин, вторыми - что она хочет, что бы я написала ее портрет. Портрет я написала в фиолетовом тоне, а в галерее начал зарождаться клуб деловых женщин «ЛЕДИ». В первый состав клуба вошли Галина Блажиевская, Неля Калестру, Наталья Бакланова, Алла Бычковская и Танюша Стамикова. Так же первое в время к нам присоединилась чета Савицких, Ира Иванова и другие. Презентация клуба прошла одновременно с открытием 7 апреля 1993 года «Морской галереи» на Французском бульваре в институте им. Филатова. Было весело, а многим и полезно для бизнеса. Особенно, как мне кажется, для Нели - она использовала представившуюся возможность по полной программе.

55


Лариса Нестеренко В январе состоялась персональная выставка Ларисы Нестеренко, очень красивого художника, к сожалению, в Одессе теперь редко представляющую свои работы. Из материала Ольги Ильницкой опубликованного в Вечерней Одессе 13 февраля 1993 г.: «Я желаю всем счастья, - улыбается художница Лариса Нестеренко, меня все в жизни устраивает, главное, что бы было, где работать! Здесь, в салоне, очень хорошая атмосфера, до сих пор мои работы видели у меня дома только близкие друзья. Я хотела именно здесь выставиться.»

Татьяна Биновская «Лариса в ирисах» 56


Эдик Пороник

В марте состоялась первая выставка Эдика Пороника, со временем ставшего галеристом и с тех пор забывшего дорогу в галерею. Странная штука жизнь - тебе кажется, что людям необходимо то, что ты делаешь. Ты стараешься, а по сути - никому ничего не нужно. Город разделен на группки, общение избирательно, пристрастия в художественном мире также. Всей страной правит только одно - народная, всеми признанная «ЖАБА». Именно она является двигателем, не скажу прогресса, а какой-то ненужной суеты. Я даже придумала проект о создании памятника «жабе». Даже знаю замечательное место, где можно его поставить - это круглый садик на Привокзальной площади, там фонтан. И вот посредине фонтана, нужно установить колонну и на ней жабу! Она может даже, отмечая каждый час, квакать, а еще лучше обливать водой прохожих! Инициативу начать из Одессы - города, когда то слявящегося своим «тонким юмором», а потом можно сделать референдум и обратиться в правительство, для того, что бы изображение жабы внесли на нашу национальную валюту! Классно, не правда ли?! Иногда думаю, зачем мы посвятили свою жизнь такому ненужному делу? Музеи нищают, памятники культуры рушатся, ну а я продолжаю разговор о прекрасном! Это все к слову о Поронике, ставшем галеристом. Вполне может быть, что вас удивит то, что я говорю о некоторых художниках много, а некоторым не уделяю особого внимания. Но ведь я человек, а среди них есть люди, которые оставили не очень приятный след в моих чувствах. Так вот о них я говорить не буду, чтобы не сказать чего-то лишнего в порыве этих самых чувств.

57


Олег Стайков и Алена Кульчик В июне прошла выставка Алены Кульчик и Олега Стайкова. Здесь не могу не рассказать о выставке плаката, одним из организаторов которой стал Олег, вместе с Шурой Лекомцевым, и Женей Морозовским. Это была портрясающая экспозиция очень «острого-политического» плаката, которая была представлена одесситам прямо в окнах витрин на Дерибасовской. После многих лет совеской политической цензуры, эта выставка была просто взрывом! Взрывом чувств и эмоций. Темы, которые раскрывали художники, были выстраданы всем нашим обществом, и, наверное, благодаря этой выставке, мы все почувствовали то, что все и вправду изменилось, и вряд ли когда-нибудь вернется. Работы Олега и Алены всегда радовали. Необычайная кропотливость в изображении предметов у Алены, всегда поражала меня. До сих пор, а совершенство и техника сегодня, у нее все растет и растет, меня поражает выбор сюжетов. Казалось бы, что можно еще придумать? А она находит удовольствие в изображении, скажем, совсем невероятных предметов. Как-то, она рассказывала, что ищет повсюду искусственные цветы, не те подделки, которыми наводнен рынок сегодня, а выполненные из ткани старинные цветы. Говорит, что ей доставляет истинное удовольствие от возможности попробовать передать их фактуру. Жаль, что спустя какое-то время мы расстались, но со временем их работы опять появились в экспозиции галереи. Работы Олега очень декоративны, но может быть именно этим интересны, так как не похожи ни на кого другого и не являются чьими-то «римейками». Основой для его работ обычно было «двп», оно создавало удобную плоскость, на которой автор часто использовал стекло и смальту, что и придавало его работам настоящую исключительность. Жаль, что сейчас Олег вынужден заниматься оформлением квартир и домов, а живописью стал заниматься меньше. Но, что поделаешь, ведь прожить и тем более прокормить семью продажей своей живописи практически невозможно.

58


Первая выставка зарубежного художника

Летом 1993 года в наш город на яхте приехала маленькая девочка Рита Кунцлер. Ее папа был яхтсменом, он доставил ее на своей лодке прямо в Одесский яхт-клуб. А так как мы дружили с яхтсменами, а именно с капитаном яхты «Аркадия» Виктором, они и попросили нас организовать для Риты выставку в нашей галерее, что мы и сделали. От нее мы узнали много интересных вещей о другой жизни. Рита не любила богатых людей, она рассказала о том, что в Англии, когда молодому человеку исполняется 16 лет, родители предоставляют ему возможность абсолютно самостоятельно устраивать свою жизнь. Получается, по ее словам так, что родители снимают с себя всякие обязательства перед своим ребенком и даже не интересуются его делами. Для нас это звучало очень странно, ведь это не похоже на наше отношение к детям, и я уверенна, что посвящая свою жизнь своим детям, мы более чем правы, а иначе зачем нужна эта жизнь? Выставка закончилась и Рита покинула наш город, но мы встретились еще раз. Она появилась в галерее спустя некоторое время с приятелем, одетая в шинель мореходного училища, рассказала нам, что путешествует по Советскому Союзу. Она все время чесалась и мне показалось, что голова ее была полна вшей. Я напоила их чаем, обогрела. С огорчением и печалью за нее, я подумала о том, что вряд ли я позволила вести такой образ жизни нашим девочкам.

59


Гарольд Измайловский Нашла буклет Гарольда Измайловского, в котором говориться, что в 1993 году у него была выставка в галерее «На Уютной». Хорошо, что есть такие подтверждения, ведь нигде больше в наших архивах этот факт не сохранился. Гарик выставлялся на Уютной и его первые выставки были многообещающими. Он очень нравился женщинам, особенно Валентине (той самой, похожей на Толкунову, о которой я говорила раньше) но мне казалось, что такое, можно сказать обожание, вряд ли может пойти на пользу начинающему художнику. Когда же через несколько лет с очень загадочным видом в галерею пришла Наталья Городецкая, объявить о том, что она открывает вместе с Гариком галерею, мне даже на минуту показалось, что она хочет сообщить о том, что решила уйти от мужа Славика и выйти замуж за Гарольда. Но впоследствии все оказалось очень просто Городецкая и Гарика использовала ради достижении своей цели. Сейчас же Гарольд сам стал руководителем галереи и успешно работает. Сколько галеристов вырастила галерея «На Уютной»!

Татьяна Биновская «Гарольд Измайловский» 60


Овик Зограбян В холодном и очень сером ноябре в галерее прошла первая персональная выставка Овика Зограбяна. Почему-то именно так вспоминается это время. Даже картинка галереи помнится с очень приглушенным светом, несмотря на то, что работы вроде бы были жизнерадостными и яркими. Кстати о значении словосочетания «персональная выставка» - в советские времена, провести персональную выставку можно было только достигнув, по-моему 40 лет и, наверное, имея определенные заслуги. К этому событию издавался такой маленький буклетик с перечнем работ и фото автора. Мечтать о том, чтобы в 27 лет сделать выставку, еще не будучи членом союза, вовсе не приходилось. Вот, что пишет об этой выставке В. Виленский в одесских известиях от 24 ноября 1993 г.: «Здесь и графика, и живопись. И что-то такое, что сам художник объяснить не может. А может быть и не хочет… Ведь это результат многолетних поисков. Секрет мастера. Это о технике. А вот содержание… На картинах - Армения. Ее душа, дыхание и устремления. Ее вчерашнее, сегодняшнее и даже завтрашнее. Ее вера, надежда, любовь. Да, сразу видно, что национальные корни творчества Овика обнажены. Да, видно, что питаются эти корни традициями древнего народа.» Теперь Овик успешно представляет свое творчество в городском саду. У каждого свой путь.

61


Веселов и Ортега

В этом же 1993 году произошла встреча с Юрием Владимировичем Веселовым, который представлял в то время в Одессе международный фонд выдающегося испанского графика Луиса Ортеги. Со словами, о том, что он знаком со многими одесскими галереями того времени, но хочет работать только с нами, он предложил сотрудничество в презентации творчества великого мастера гравюры. А то, что Ортега велик, действительно невозможно оспорить. Мы начали подготовку к выставке Луиса Ортеги в Морской галерее, запланировав ее на апрель 1994 года, и приурочив к первой годовщине Морской галереи. Юрий Владимирович, дал мне очень много новых знаний в области графического мастерства, за что я ему искренне благодарна.

Портреты руководителей правительства Вспомнила одну смешную историю из жизни галереи. Не для кого не секрет, что часто из-за недостатка средств на приобретение материалов, или же из-за отсутствия в продаже таковых, художники часто пользовались старыми уже одныжды использоваными холстами. В это время, когда с коммунизмом и его символами было покончено, часто такими использоваными холстами были портреты бывших руководителей правительства, и я, как и многие, часто их повторно использовала. Однажды мне даже помог Александр Прокопенко (секретарь горсовета), достав хранившиеся в подвалах мэрии портреты, которые впоследствии обрели новую жизнь, уже в качестве моих произведений. Но самым удачным приобретением, хотя скорее не приобретением, а объектом обмена, стал огромный портрет Ленина размером два на три метра. Его я обменяла в институте им.Филатова на свою, меньшую по размеру работу. В то время галерею впервые посетили галеристы из Афин - Гераклос и Леонид, мы с ними дружим по сей день. Тогда они покупали работы соцреалистического направления. Узнав о том, что у меня есть такой огромный портрет вождя, они начали упрашивать меня продать им его, а я отказалась, 62


посчитав, что они вряд ли смогут заплатить мне те деньги, сколько я получу продав столько своих новых работ. Разрезав холст на куски, я заготовила много небольших холстиков в предвкушении новых работ. В этот момент в галерею вошел посетитель и попросил показать ему что-то авангардное. И что вы думаете я зделала? Верно! Я вынесла ему свеженатянутые «части Ленина» и в шутку представила как концептуальный проект. - Вот - говорю ему, - части лица Ильича. Нос, Ус, Глаз. Чем не актуальный проект!?

Юрий Зильберберг Теперь, каждый раз, заезжая на Уютную, я нахожу там много полезного - старые газеты, плакаты и буклеты. Оказывается, если еще немного порыться, можно еще что то выудить, какие-то новые ускользнувшие, казалось бы, факты и события из истории галереи. Одной такой подсказкой стал плакатик об открытии выставки Юрия Зильберберга. С Юрой мы знакомы давным давно - это и занятия в Грековке и работа в комбинате. Юрий очень способный, но не приспособленный к жизни человек. Правда я не думаю, что ему от этого живется хуже других - я часто вижу его идущего по улицам города с такой почти детской улыбкой на лице. Когда в Одессе Юра работал, да дружил с Сашей Шмуклером, это было очаровательное содружество - особенно во время выполнения общих заказов по скульптуре. Жаль, что с ними не было третьего, а то бы точно все выглядело, как в басне Крылова о лебеде, щуке и раке... Юрий по своей творческой сути - концептуалист, с абстрактным мышлением, а Саша наоборот - настоящий и очень способный реалистический художник. Во время их общей работы происходило следующее - сегодня Саша лепил форму, назавтра Юра все снимал и начинал сначала задуманный образ. Но в конце концов, каким-то образом они договаривались между собой и работу выполняли. А потом Саша уехал и Юра остался один, и уже я вряд ли я когда-нибудь, погуляю на их свадьбах - оба остались и по сей день холостыми. А ведь я все грозилась пошить новое платье по этому значительному поводу. 63


Для полного завершения рассказа о событиях 1993 предложу вашему вниманию материал опубликованный в газете «МУЗА»: «Место легкое и светлое. Оставив за собой шум и будничную суету французского бульвара, бежит стремиться к морю тихая, уютная улочка, у которой и название – Уютная. В одном из ее дворов, таком же спокойном и «несегодняшнем», как и вся улица, расположилась «Арт-студио» - выставка-продажа произведений живописи и декоративно-прикладного искусства, как гласит афиша. В галерее три зала. Первый, более просторный, отводится обычно под персональные выставки, другие два, совсем небольшие, плотно завешаны картинами разных художников. … Вот он идет, приплясывая, веселый гном по зеленой лужайке, навстречу осеннему лесу и доброму октябрьскому элю. Физиономия его, с круглой добродушной бородой, блестит и сияет в предвкушении домашнего тепла и теплой компании друзей. На эту картину хорошо смотреть издали, обернувшись с проема между второй и третьей комнатой. Яркое полотно. Однако название у него странное - «Тиха украинская ночь» и, если вглядеться, то окажется, что под ногами-то у гнома, крупно на всю картину выписанного, вовсе не лужайка, а еле видные, так далеко внизу, маленькие домишки и земля – черная, ночная. И смахивает он что-то больше на сытого бюргера со своей круглой бородой и тремя пуговицами на нахально поднятой гамаше. «Тиха украинская ночь» - художник Андрей Уваров. Есть в зале и еще одна его работа – «Ночь в Феодосии». Строгая композиция, резкие тени: светлое и темное. И веет от них космическим одиночеством и неизбывной грустью человека остающегося один на один с ночью и небом. Непонятная тоска и смутное ощущение причастности к бесконечному, - то, что человек чувствует всегда, взглянув на далекое небо. Рядом с Уваровым картина О. Стайкова, С. Баска, мэтра А. Шопина. Вообще стили и направления так различны, а художники так замечательны, что сам воздух комнаты, кажется наполнен их мыслями

64


и чувствами. Вот небольшой портрет фотохудожника Валентина Сичинского, от него просто трудно отвести взгляд. Так магнетически притягивает к себе этот необычный полупрофиль. Однако, приметив серию «Зима» Эдуарда Пороника, забываешь обо всем. На переднем плане волк, покрытый плотным снежным туманом, сумерки, дома вдали. И на других картинах серии – те же четкие контуры за дымкой плотного снежного тумана. Когда у художника. Светлого, как и его картины, спрашивают, как добиться подобной техники, он смеется: надо брать побольше белил, только и всего. Вот еще, совсем другой, Стайков: серые, грубые мазки, холодно-белый цве,-какая-то изысканная прелесть и простота сочетания цветов. Дальше Владимир Харченко, признанный гений среди художников. Его картины таят в себе такие глубины философских пластов, такое количество подтекстов, где каждому свое в своем, какое можно может быть встретить только у Шекспира: читано-перечитанно, ставлено- переставлено, а все читают и ставят заново, и размышляют, и бьются над вечными истинами.»

65


1994 год Хронология: Март - выставка Евгении Ганичевой Лето - выставка Алексея Мазура и конкурсы детского рисунка Сентябрь - выставка палеха Павел Довиченко Ноябрь - моя выставка посвященная третьей годовщине галереи Ноябрь - выставка Эдика Пороника Ноябрь - выставка Е. Ильичевой и А. Чакир Декабрь - выставка Дмитрия Штейникова 25 декабря - Гриша Вовк Ивченко, Миткевич, Уваров, Харченко, Стрельбицкий, Ивченко

66


Евгения Ганичева

Мир, в котором живут художники, еще не завершен. Художник чувствует себя избранным для прибавления к реальности целого сонма новых сущих, хотя это не может не тревожить его. До него эту миссию уже выполняли другие избранные. Их произведения свидетельствуют о том, что успех возможен, но также и о том, что безграничное стремление к совершенству еще не является залогом успеха. В марте месяце открылась выставка Евгении Ганичевой - художницы примитивистки, при поддержке клуба деловых женщин. Пожилым подругам Ганичевой наши дамы приготовили подарки - продукты и медикаменты. Презентация прошла в канун праздника 8 марта и все гости были счастливы.

Газета «Юг» 11.03.1994, г. Николаев: «Рисовать Женя любила с детства, однако учиться не пришлось. Только после войны, работая машинисткой в Одесском округе, окончила трехгодичные курсы живописи при Доме офицеров, организованные заслуженным художником Украины, лауреатом Шевченковской премии Константином Филатовым. Долгое время работы нигде не демонстрировала, т.к. они были «признаны» политически невыдержанными. Что бы выжить устроилась на завод «Кожезаменитель» художником-оформителем, но свое творчество не оставила, выставляла работы на частной квартире Володи Асриева, который занимался организацией домашних выставок в застойные времена. Однако он женившись на англичанке, хотел увезти с собой в Англию графику Евгении Андреевны, органы этого сделать не позволили, работы изъяли. Поместили в литературный музей без права показа. Времена изменились. В 1990 году в Музее западного и восточного искусства в маленькой комнате была организована персональная выставка Е.А. Ганичевой. В Клайпеде на Всесоюзной выставке получила диплом и 67


2-ю премию. Приезжал Асриев и все же увез коллекцию в Англию, две работы забрали в экспозицию музея с.Роксоланы. Живопись Е.А.Ганичевой – настоящий, в лучшем смысле этого слова, примитив, в котором, несмотря на все тяготы жизни, сохраняется чистая детская непосредственность, яркий, сочный колорит, теплые задушевные темы. В этом году Евгении Ганичевой исполняется 80 лет. Она полна энергии и творческих планов. На жизнь особо не жалуется. К 8 марта в арт-студии «На Уютной» открывается выставка работ народной художницы Евгении Ганичевой, посвященная ее юбилею. Мы надеемся, что вы придете, посмотрите и… поможете удивительному человеку – настоящему творцу.»

Мазур Летом состоялась первая выставка Алексея Мазура, о нем я расскажу подробнее. К великому сожалению Леша покинул нас в этой жизни. А его путь был ярок, как полет кометы. Хочу привести текст его биографии, написанной Ириной , его женой того времени, и пожалуй самой настоящей: «Мазур Алексей Владимирович. Родился 29 апреля 1962 года. Закончил школу, после медицинское училище. В 1981 году работал на станции скорой помощи. В 1985-1989 учился на художественно графическом факультете одесского пединститута. Работал на станции юных натуралистов. Занимался прикладной биологией и анималистикой, в то же время делал сугубо творческие работы. В зависимости от задачи использовал различные техники - керамика, роспись по ткани, работал с камнем, деревом, металлом, гуашью, акварелью, маслом. Материал и техника зависели от конкретной задачи. Основное желание (цель) - передача (или отражение) красоты форм,

68


фактур, пластики животного мира. Работал директором и художником экологического зоомузея на станции юных натуралистов, делал диарамы, ландшафтные садики, зимние сады, занимался дизайном аквариумов и террариумов. Вел занятия с натуралистами по прикладной биологии и анималистике. Участвовал в экспедициях - художником и ловцом животных. С 1988 года оставил станцию юных натуралистов и начал работать с издательствами специализирующимися на фантастике. С 1991 года занимается только живописью и графикой.» Необыкновенно разносторонний человек Леша Мазур был пъяницей. Причем свою позицию он очень любил. Ему нравилось состояние шатания с толпой почитателей и собутыльников по городу. Ему нравилось убегать от мамы и от Иры. Ему нравилась их опека и он до последнего дня, думаю, был маленьким сыном для мамы и любимым, но очень тяжелым мужем для Иры. Каким он был отцом, сказать не могу. Как-то сразу было ясно, что его жизнь не будет долгой, но то, что яркой, спорить не смел никто.

Алексей Мазур «Рыба» 69


Первая персональная выставка была очень успешной, много работ было куплено. И это, не смотря на то, что некоторые «критики» не считали Лешу профессионалом. Работы были своеобразными и интересными. Помню, одним из первых выставку посетил Энцо Эспозито – партнер пароходства, и купил сразу несколько работ, после приехал профессор из Швеции и просто умолял уговорить Энцо, продать одну из уже приобретенных картин Алексея. Энцо в то время был настоящим коллекционером, он так же купил много работ Гарольда Измайловского, после чего художник смог купить автомобиль. Следующая выставка Алексея открылась уже в Морской галерее в этом же году. Леша был уникален. Помню Леша, перед самым началом презентации в Морской галерее на Французском бульваре, выйдя на улицу перекурить, познакомился с фотографом из киностудии, и они придумали срочно везти на киностудию его картины фотографировать! Фотографа, находившегося в одинаковой с Лешей кондиции, силой удалось уговорить оставить его в покое. Всякий раз я пыталась с ним беседовать и говорить о том, что плохо вести подобный образ жизни и о том, что страдают его близкие, что нужно думать и о них. Но Алексей не пытался изменится, что привело к разрушению семьи, другим печальным событиям и закончилось несколько глупым и невероятным уходом из жизни. Говорят, что Леша нырнул в море и разбил голову о скалу. Но в то время, в этом году 1994 все только начиналось!

70


Рэкет

Сейчас я вспомнила, что оставила неосвещенной одну весьма любопытную тему характеризующую то время, время перестройки - рэкет. Еще до того, как я учредила предприятие, я стала приглядываться к знакомым начинающим бизнесменам и интересоваться каким же образом у них устроена охрана. Ведь открыв галерею, я брала на себя ответственность за сохранность картин художников. Поэтому этот вопрос был одним из самых важных. Но почему-то никого из этих бизнесменов не охраняла милиция, и как мне объяснили, охраняет рэкет. Одна моя хорошая знакомая была связана с этим миром, она и посоветовала к кому мне обратиться. Конечно, было страшно, и несмотря на то, что на вид это были обыкновенные, хотя и не похожие на других люди, от них исходила какая-то особая волна агрессии. В то время, когда отцы нашего города и прочие руководители занимались обыкновенным, как сегодня модно говорить «дерибаном», прикидываясь порядочными людьми, люди представлявшие данное направление не скрывали своей профессии. У них был порядок и они действительно отвечали за то, за что брались. К галерее прикрепили куратора, специально подобрали очень красивого молодого человека, чтобы не пугать посетителей. Интересно было то, что в какой-то мере их тоже интересовало искусство, и иногда можно было оплатить их услуги вместо денег картиной. В случае если возможности заплатить небыло, нас терпеливо ждали, и никогда не было никаких пугающих обстоятельств. В общем, этот опыт не был печальным. Противоположное можно было сказать о налоговой инспекции, но я не стану. Галерея работала, и все делали свое дело.

71


Портреты и художники В эти годы я стала работать над серией портретов художников, первым был портрет Володи Харченко - «признанного гения среди художников». С Владимиром отношения у меня не сложились, не знаю почему. Хотя наверное потому, что не люблю я пъяных людей. В галерею он приходил практически всегда в неприглядном состоянии. Конечно же, безусловно, он талантливый художник, но я, имевшая отца с подобными проблемами, до сих пор ни в каком виде не принимаю постоянно пьющих и плохо пахнущих людей. Может кто-нибудь из расплодившихся галеристов, не только принимает, но и наживается за счет пьющих художников, я же считаю это бесчеловечным.

Татьяна Биновская «Харченко» Раньше я наблюдала определенную необыкновенную закономерность, все незамужние женщины, чей портрет я написала, вскоре выходили замуж, можно даже сказать, не уходя далеко от «Уютной». Портрет Харченко определил новую закономерность - начав писать портреты художников, я стала их терять из своей жизни. Ушел из галереи Измайловский, которого прихватила Городецкая вместе с адресами и координатами клентов. Ушла Лариса Нестеренко, ушел и Леша Мазур. А портреты остались. Помню весной, мне мои ученики, зная что я очень люблю ирисы, принесли огромный букет, нарвав 72


его в вычислительном центре на улице Морской. Я написала большой холст и вписала туда Ларису - получился портрет- «Лариса в ирисах». А портрет Леши Мазура, на котором кроме него изображена жена Ирина и единорог, уже много лет занимает видное место в приемной секретаря горсовета Александра Прокопенко. Портрет видимо является для него олицетворением образа политической борьбы и будто защищает, ведь несмотря на смену руководства мэрии, Александр бессменно занимает один и тот же кабинет и одну и ту же должность.

Приметы Время шло, и у галерея работала и работали приметы. Самые простые из них - стандартные приметы чешущихся рук. Правая к встрече - придут знакомые, левая к деньгам - придут клиенты. Помню, Танюша Колкатина, наш бессмертный бухгалтер все время удивлялась - «Таня, скажи, а почему у тебя все время что-то чешется?» - Совсем, как в анекдоте: - «Может, стоит мыться чаще?» Была и другая примета о продаже живописи. Если кому-то очень понравилась картина и человек пообещал за ней вернуться и не возвращается - эта картина в течении ближайших нескольких лет не будет продана. Долгое время не могла разобраться, почему так происходит, а потом поняла и даже нашла противодействие. Творец создает свое произведение, будь то живопись, скульптора или музыка, он вкладывает в него частичку своей души. Каждое произведение может и не сразу, обязательно найдет того, кому оно адресовано. Но если пришел такой человек, ощутил, прочувствовал и снял энергетику заложенную в картине, но не забрал само полотно - этот человек закрыл ее от других, и теперь на протяжении долгого времени это произведение остается молчаливым и ничего не источающим. Вероятность того, что картину заметят минимальна в течении нескольких лет! Первое время я пыталась лечить картины, поставив их на некоторое время рядом с многолетним тополем растущим во дворе галереи. Помогало! А затем я обрела еще один действенный способ - как только кто-то обещал зайти за понравившейся картиной позже, я прелагала оставить символический аванс - рубль или два, и знаете, помогало даже больше, чем тополь! 73


Телевидение

А вот и третья годовщина! Есть целый фильм, сделанный Светланой Храмовой. Светлана Храмова об этой женщине можно многое рассказать, но чуть позже.На протяжении многих лет, Светлана освещала на телевидении деятельность галереи и была неизменным гостем галереи. Свое первое телевизионное интервью я давала именно ей. Было очень страшно! Страх перед камерой, страх сказать глупость или просто запнуться во время интервью через все это проходил каждый, кто впервые сталкивался с телевидением. И все-таки дебют состоялся! Но до сих пор для меня является настоящим наказанием, смотреть на себя в телевизоре.

74


Да еще, стоит еще вспомнить мой первый прямой эфир с Александром Ляховичем. Помню ночь, мы с моим мужем Раду приехали на телецентр. Все очень напоминало мне ситуацию в роддоме, все происходило ночью и было такое же тревожное ожидание и страх. Тогда еще на студию приехал кто-то из политиков, по-моему Кравчук, и мой эфир и эфир Александра Прокопенко перенесли на более позднее время. Тогда мы с Прокопенко и Игорем Розовым поехали «На Уютную» и там очень интересно пообщались. Я помню потрясающий рассказ Игоря о его посещении Испании по местам «Фиесты» Хемингуэя, а ведь это одно из моих самых любимых произведений, я по жизни шла за руку с Брэт Ешли и помнила все диалоги практически наизусть. Затем мы вернулись в телецентр и был эфир, я очень волновалась и было очень страшно - точно ощущение предродовых волнений… На третьей годовщине я представила выставку своих новых работ и портреты художников. Было много гостей, которые впоследствии с удовольствием приходили пообщаться друг с другом в галерею. Для нас это была работа и не очень легкая, а гости приходили развлекаться и извлекать пользу от общения друг с другом. Выступали артисты оперетты и Людмила Шустова пела свою необыкновенную, и вполне знаковую песню: - «Я никому не друг, я никому не враг, и мне плевать какого цвета флаг! Я – женщина!» - так было и со мной. Многих раздражала деятельность «Уютной» и то, что я обыкновенный художник смогла организовать первую частную галерею на постсоветском пространстве. А впоследствии создать самую лучшую в мире галерею, по мнению всех вменяемых посетителей, среди которых множество иностранных гостей, профессионалов в этой сфере, художников, журналистов и простых людей - Морскую галереи Одесского порта. В какие то моменты я начинала думать о том, что может быть было бы лучше тихо сидеть и писать свои работы в мастерской на улице Уютной. Тогда тебя бы снисходительно терпели, не признавали бы тебя как художника, но и не жаждали твоего поражения. Мне необходимо было понимание того, что если мне выпала такая доля, то нести ее нужно с честью. И ещ у нас были дети и мы были обязаны позаботится о них - это придавало силы.

75


Опять Пороник В ноябре, опять выставка Эдика Пороника, на которую он пригласил огромное количество своих студентов. Многие собратья художники считали, что за манерой абсолютной выбеленности полотен Пороника стоит его попытка спрятать свой не очень профессиональный рисунок, но вовсе не так уж и плохо он рисует. Я знаю других не менее претенциозных авторов, у которых рисунок вообще отсутствует. Выбеленность - это скорее сильное и неуемное желание выделяться, отличаться от остальных. Даже в спешности организации все новых выставок, посмотрите - одна за другой, только бы пришла популярность! Затем была громкая и яркая выставка Лены Ильичевой и Аллы Чакир. Лена Ильичева была основной бизнес-леди среди художников, они с мужем одними из первых открыли бар-галерею на Пастера. Я подумываю, что именно она стала вдохновителем ухода группы художников с «Уютной». Это до сих пор для меня остается загадкой, ведь ни одного раза за все время существования галереи, мы не только не обидели ни одного художника, но я считаю, что принесли много пользы тем, кто с нами сотрудничал. Мое любимое стихотворение Анны Ахматовой, которое было очень близко моим ощущениям того времени: Дал ты мне долю трудную, Столько печалей в пути, Как же мне душу скудную Богатой тебе принести? Долгую песню, льстивую О славе поет судьба. О, Господи, я нерадивая, Твоя скупая раба. Не розою, не былинкою Не буду в садах отца, Я дрожу над каждой пылинкою Над каждым словом глупца.

76


А выставка наших уважаемых дам была прекрасной. Техника Лены Ильичевой, это отточенное мастерство, а тонкий наждак, на котором она выполняет свои работы, дает ощущение бархатистости и реальности. Все цветное, радостное, выплескивающееся через рамы прямо в галерейное пространство, по-настоящему женские работы. А рядом керамические рельефы Аллы Чакир - утонченные формы из самого древнего художественного материала - керамики. Материала настолько живого и натурального, что даже трудно себе представить! Лица многих персонажей рельефов Аллы покрыты масками. Кто они актеры или вершители судеб? Что ведет по жизни героев ее сюжетов, а значит и ее саму? Лживые картины бытия или же чувства и ощущения их души, те ощущения, которые нам подарила природа, наша мать и прародительница? Проходит шумная презентация, расходятся гости, а работы остаются в галерее, мирно и ответственно выполняя функцию произведений искусства - они дарят нам и всем тем кто приходит свое тепло, услаждая наши души. А потом все говорят о том, какая необыкновенная атмосфера на Уютной! В декабре открылась выставка Дмитрия Штейникова - очень трогательные графические листы, очень стеснительного человека. Все знали о том, что для того, что бы прожить Дмитрий работал грузчиком в Центральном гастрономе. Что сейчас с ним, кем он стал, мне ничего не известно.

77


1995 год

78


Юра Матвеев Юра Матвеев, так же наш комбинатовский художник, выставка его работ открылась в феврале 1995. Юра, окончивший архитектурно-строительный факультет Одесского строительного института, проработавший в комбинате, а затем наряду со всеми взявшийся за кисть и весьма успешно, к сожалению, сегодня не проявляет себя как живописец. Во всяком случае у меня нет такой информации. А его пейзажи были неплохими, от них исходила такая романтическая атмосфера! Он не просто графически точно передавал свою мысль, а поэтизировал сам возникающий образ.

Фаина Маляр Трагической оказалась судьба этой прекрасной женщины, посвятившей свою жизнь вышивке. Создавая потрясающие композиции, будь то цветы, птицы или пейзажи, она наслаждалась вышедшими из-под ее рук тонкими, струящимися произведениями, и дарила это наслаждение всем, кто прикасался к ее творчеству. К сожалению, кропотливая работа над вышивками привела к тому, что Фаина Андреевна потеряла зрение, а затем, через совсем небольшой отрезок времени она и вовсе покинула наш мир. Фаина Маляр инженер по образованию, была настоящим художником в душе. Она родилась в России в семье, где каждый был, одержим творчеством - все вышивали. Но она не копировала манеру других рукодельниц, ее манера была своеобразной и отличавшейся от всех остальных. Как создавался тот цветочный и цветущий мир? Вроде бы просто, сначала рисунок, потом собиралась своеобразная цветочная композиция, но не так как ставится постановка, а просто для вдохновения. А результатом становились поразительные произведения, наполненные солнечным светом и весенним ливнем. Выставка работ Фаины Андреевны прошла в галерее так же в феврале месяце, затем на протяжении всего времени существования галереи посетители могли наслаждаться ее вышивками.

79


Детская студия

Работал клуб, проходили выставки, но приходилось искать новые формы для того, что бы иметь возможность платить аренду. Одной из форм заработка, стала летняя студия детского рисунка, прямо во дворе «Уютной». Дворик там очаровательный - мы часто выносили на улицу кресла, да и столы и пили чаи и кофе. Во время первого занятия с детишками мне было очень страшно. Не смотря на то, что я закончила Художественное училище по отделению «Преподаватель черчения и рисования», практики преподавания не имела вообще. А детишек набралось много, ведь нельзя целыми днями слоняться по улице, а тут что-то новенькое и прямо на твоей улице, в соседнем дворе! Спасибо Валерию Филипповичу Токареву, подарившему мне порядка 10 старых мольбертов из училища. И вот, детишки сидят, работают, а я бегаю от одного мольберта к другому, волнуюсь. Методика пришла сама по себе, все сложилось, и теперь многие из моих учеников приобщились к творческим профессиям. Я горжусь своими ученицами - Марина Ерохина успешно работает закончив Архитектуру в Строительной Академии, а Дашенька Маркова вообще решила пойти по моим стопам и стала галеристом. Преподавание оказалось очень интересным занятием. Вначале мы учились делать «растяжки» акварельными красками, потом с их помощью уже стали рисовать бабочек, рыбок, листву и так далее. Потом и портреты, даже наброски делали друг друга. А под-Дализм, который я придумала!? Все дети знали кто такой Сальвадор Дали, и я им объясняла, что можно рисовать реальные предметы, а можно их делать сюрреальными, все сразу так увлеклась, что я не успела предупредить, что гадостей и страстей мы рисовать не будем. И вот представьте мое удивление, когда одна из девочек, показывает мне законченую работу, а там все в крови - кровавое солнце, кровавые деревья и вообще одни сплошные ужасы. Пришлось поговорить с мамой девочки, чтобы она обратила на это внимание. 80


А конкурсы? Как же интересно это было. После месяца занятий мы сделали обход, как в училище. На обоях развесили работы, пригласили родителей и даже организовали конкурс. Детям ведь мало просто рисовать, им интересны события вокруг этого. Насколько увлекательно было вырезать из уже отработанных листов с учебными растяжками буквы и цветы, для того, что бы подписать и украсить шпалеры. Еще через месяц мы устроили огромный праздник, я предложила родителям купить подарки всем детям, для того, что бы не было обиженных, пригласила профессиональное жюри и телевидение. Главный приз от галереи – настоящий этюдник получил Рома Ахмечет. Жаль, он вряд ли сможет почитать о себе, так как сейчас проживает в Америке. Помню, в одном из репортажей прозвучала критика в мой адрес по поводу стоимости обучения, но разве можно было кому-то признаться, что именно эти деньги в свое время позволили удержать галерею на плаву. Позже у меня тоже были ученицы, сейчас все взрослыми стали, но для меня они как родные дети. Жаль, что занятость не позволяет нам часто встречаться. Вспоминая «Уютную» того времени, приятно воспроизвести в памяти фактуру коры тополя, под которым я проводила немало времени. Мы выносили во двор плетеные столик и кресла, пили чай и кофе и просто читали или слушали звуки улицы.

Двор галереи «На Уютной». Открытие детской выставки. 81


Цветы уходящего лета

Уходит лето, которое так долго ждешь... Вечерами становиться прохладней, и мы все реже выходим посидеть во двор. Кофе пьем внутри и открываем новые выставки, на этот раз выставку пастели. Оказывается немало художников работают в технике пастели. Замечательным образом ее освоила Лена Ильичева. Образы женщин в цветах вытесняет неожиданный «Альтист Данилов» в руках у которого скрипка, звучание которой вдруг напомит о том, что очень скоро неминуемо прийдет осень. Лариса Нестеренко, немного изменив технику по-прежнему остается привлекательной своей нежностью для поклонников ее творчества. С необыкновенным чувством красоты и трепетного поклонения выполненны изображающие ню, пастэли Владимира Дудника - художника из Измаила. Внезапно сменилась на нежность палитра Эманнуила Каминского, такое впечатление, что приближение осени, само по себе устанавливает цветовые соотношения, тона становятся пастельными. А работам Давида Беккера радуешся, как ребенок, ведь в них серость бытия сменяется радостью предвкушения праздника. Любое время года, любая погода, ничто не могло изменить атмосферу галереи «На Уютной». И по прошествии времени, те кто там побывал, кто прикоснулся к ней, к этой необыкновенной ауре тепла и душевного комфорта вспоминают и сравниватют с атмосферой «Морской галереи».

Палех В сентябре состоялась выставка палеха, которую привез в Одессу представитель семьи занимающейся этим древним ремеслом - Павел Вдовиченко. 82


Годовщина

В ноябре состоялась четвертая годовщина и на презентации, что стало уже своеобразной традицией, я снова представила гостям свои портретные работы. Это были женские портреты. Вот несколько статей последовавших после презентации. «Одесский вестник» № 221 от 16.11.1995 автор Светлана Попова: «В мире образов. На днях художественная галерея «На Уютной», хозяйкой которой является известная одесская художница Татьяна Биновская, торжественно отпраздновала свое четырехлетие. Прежде всего, здесь располагалась художественная мастерская. Когда же возникла идея создать галерею, организовывать все пришлось за счет собственных средств. Теперь галерея приобрела широкую известность не только в СНГ, но и в странах дальнего зарубежья. В этот день поздравить хозяйку пришли все, кто в течение долгих лет являлись ее единомышленниками, коллеги и друзья. Среди них соучредители рекламно-издательского центра «Матриархат» - Юлия Арестова и Эльвира Сафиуллина, главный редактор журнала «Судоходство» Виктор Денисов, и многие другие. В трех небольших выставочных залах с первых же дней существования галереи воцарился особый дух творчества: казалось, все хорошие мысли города сконцентрировались здесь и нашли свое отражение на представленных полотнах. Посетителя постоянно преследует чувство, что в этом доме попросту нет места, где бы мог в полной мере проявить себя порок - на столько свободно и мощное звучание материи, дающей душе возможность полного отрешения ото всех мирских неурядиц. Весь первый зал занимает выставка портретов художницы. Татьяна Биновская любит в особенности писать женские портреты. Они, как правило дают больше возможности для фантазии. Поскольку главная задача мастера состоит в том, чтобы в обыденной городской круговерти разглядеть и суметь выделить из пространства сопутствующие ей образы. 83


По этой причине очень часто думать над созданием образа приходится вместе. А вот с мужчинами гораздо сложнее - у них обычно не хватает времени на то, чтобы спокойно посидеть позируя. В двух других залах выставлены картины художников, уже не первый год сотрудничающих с галереей «На Уютной» и «Морской галереей». В их числе – Лариса Нестеренко, Елена Ильичева, Анатолий Шопин, Александр Шкуропат. Очень выразительны и немного философичны работы Олега Стайкова. Та, Осень в образе девочки, плывущей на опавшем листе со скрипкой в руках по течению реки, невольно заставляет вспомнить далекое детство, самые яркие впечатления из него. Рядом на стене - метелица в карнавальной маске как будто приглашает зрителя к разговору. Ее чуть коварные глаза обещают долгий экскурс в царство Зимы – царство человеческих эмоций, где каждая снежинка - это чьято упавшая слеза или беззаботный смех, чья-то ошибка или торжество над жизнью. В целом, задумок у создателей галереи много. В следующем году запланирована поездка с выставкой в Гамбург. Пока же начаты работы над составлением каталога галереи. Однако, что бы реализовать эту мечту, необходима поддержка спонсоров.»

И еще один материал Светланы Торшиной (издание не смогла идентифицировать): «Уютно «На Уютной». Это один из немногих уголков Одессы, сохранившийся в своей первозданности. Оградки, как на картине с придуманной композицией - не отнять их отсюда, не прибавить. А говорящие об этом названия улиц, ведущих к морю - нет в горде таких названий или по крайней мере их очень мало - «Ясная», «Отрадная», «Уютная»… Прелесть… Впрочем, они и непохожи на улицы - такие ручейки, улочки - милые , тихие,

84


скромные какие-то… Вот на такой улочке тоже как-то красиво, естественно что-ли, с недавнего времени существует галерея, вписывающаяся как нельзя лучше в окружающее: оградка, проулочек двора, ступеньки и.. мир рукотворный – картины и гобелены, макрамэ и изделия из керамики и многого другого, из чего можно лепить, клеить, на чем можно рисовать, словом придумывать. О каждой работе, выставленной здесь, можно было бы написать диссертацию, рассказать о том, на какой из международных выставок она выставлялась (есть такие или будут), сказать, какие из работ охотно купили иностранцы. Да я не люблю этот счет. Больно в который раз признаваться в бедности, и если б в бедности финансовой. А «пророки» по-прежнему неприкаянные и отзывчивы на похвалу, как дети. И, слава богу, что есть место, где их картины находят своих ценителей. Впрочем, я совсем не о том хотела рассказать. Ибо первый и главный ценитель - непредвзятый, благодарный, талантливый - хозяйка и устроительница салона художница Таня Биновская. Тут уже трудно быть непредвзятой. И дело не только в том, что мне понравились Танины работы - светлые, чистые, озорные, нестандартные. Из всех сложных и простых характеристик и тестов «на талант» Таня отвечает одному наиважнейшему: она благодарна. Это значит, она не понимает, что принесенная ей работа - «это не Пиросмани и не Шагал». Но зато Олег Стайков! Алена Кульчик! Таня Поповиченко! Николай Прокопенко! Александр Лекомцев! Вот так она говорила о своих собратьях, вот так радовалась тому. Что они творят. Ох, уж эти ценители с прищуром как бы они были посрамлены!»

85


Шопин

Анатолий Шопин это человек, чье имя мне трудно произносить. Человек который закрыл свой талант от людского взгляда и не имеет никакого желания его предъявлять. Сколько было сделано для того, чтобы познакомить с его творчеством одесситов, да и не только, наши попытки оказались тщетными. Его дом просто завален настоящими произведениями, но Анатолию всего только и нужно, что бы пришел клиент и купил, причем, как он говорит «дороже, чем мебель», а большее его не интересует ничего. Когда раньше мы заезжали к нему, то заворожено рассматривали все новые и новые работы. Интересно, и то как он показывал их - говоря что он просто копиист, копирует то, что Господь открывает ему. И вправду кажется, что Анатолий сам не помнит, что составляет суть его катрин, показывая им нам, он будто удивляется тому, что видит. Это и создает иллюзию того, что он копирует, настроившись на бессознательную передачу Господних посылов. В нашем городе проживают прекрасные люди - чета Ивановых. Людмила Викторовна и Владимир Григорьевич. Владимир Григорьевич долгое время руководил портом Южный. А Людмила Викторовна коллекционировала живопись. Я рассказала им о Шопине, и не просто рассказала, а отвезла к нему. Ознакомившись с его творчеством они предложили построить в Южном галерею, где бы экспонировались работы Шопина, издать альбом с репродукциями его работ и даже предложили квартиру в Южном. На что Анатолий сказал, что он ни в чем не нуждается, вот мол дочери моей может быть и нужно, а мне нет! Единственное, что было важно для него, чтобы они купили в этот момент работу. Много лет назад Владимир Асриев вывез в Лондон картины Шопина и выставил их на аукционе Филипс, и с тех пор Шопин устанавливает на свои работы баснословные цены, показывая всем каталог аукциона. Естественно мало кто может позволить себе купить нераскрученного художника за такие немыслимые цены, посему дом его полон картин и один бог знает, какая судьба их ожидает. Он настолько странный человек, что воспоминание о нем меня ранит. А работу «Одесская Аркадия», которую мы приобрели в начале 90-х, любит вся наша семья и она просто живет с нами. 86


Анатолий Шопин «Одесская Аркадия»

А вот статья Лены Клечковской: «Шопин из Одессы» (это название статьи, и еще именно так он подписывает свои картины). Шопин живет затворником. Суровый, резкий, сосредоточенный на работе. Его картины, что угодно, но только не светская живопись. Наверное, он и постится, и от суетного отрешается перед тем, как войти в крошечную комнату, которая служит ему мастерской. В полу – углубление. Просто даже яма, от того, что он годами стоит тут на коленях перед возникающей картиной. Даже не картиной – лишь «копией», по его словам. Понимай, как хочешь. Может, «копией» образов, стенных росписей, каких-то скульптурных композиций… Вообще, всего, что он видел, блуждая в садах богов. Видел на самом деле. И руку дает на отсечение. Вот и рука лежит в углу одной из картин. И стоит на ней: «Шопин». Или – «Шопин из Одессы» Эффект видения, сновидения, марева достигается тем, что неземная, мощная нежность полу-женщин, полу-богинь явлена нам лишь частично. Глаз напрягается, нет ясности. Изображение перекрывается остатками непроницаемой, глухой пелены, которая обычно разделяет мир лю-

87


дей и мир, достигший совершенства. Она уступает напору Мастера, но не исчезает полностью. Остается размытым, но недвусмысленным символом границы, черты, за которой… Так – ветер разрывает облака, затянувшие небо. А сквозь просветы вдруг мелькнет Нечто – чудесной, неземной красоты… так – смотрим сквозь заиневевшее стекло. Так остается на песке пенный рисунок схлынувшей волны… …Он все-таки научился видеть то, что я лишь мечтаю услышать. И делать свои «копии» так, что высочайшее мастерство, техника – уходят на второй план. Они – лишь средство, помогающее обозначить, что из доступного духовному зрению видится ярко, а что удается захватить лишь краем сознания. Я разговариваю с Богом Но я – глуха Поддавшись схожести созвучий Я наугад Обрывки слов сплетаю в фразы Едва дыша Пляшу – земная кобылица На лезвии ножа… Я боялась, что он вообще не впустит меня в дом. Страж – мелкий, но яростный пес – увидел меня издали и грозно дал понять, что лучше бы мне не подходить к воротам. В самом деле. Ведь я даже толком не могла объяснить, зачем мне так нужно к Шопину? Я сама этого не знала. Восторженные отзывы друзей–художников - что они мне? Я стояла в позе паломника, искателя истины. И дверь приоткрылась. - Кто вы и что вам нужно? И я выдала заветный пароль: - Меня прислала к Вам Таня Биновская… Тут песик, довольно урча, взобрался на руки к Анатолию Степановичу. А сам хозяин сказал: - Входите. И вот он идет впереди. Показывает мне свои картины. Он спрашивает меня - зачем? Видит во мне еще одного путника, из тех. Что ищут истину в святилищах разных богов, годами поднимая пыль на дорогах мира? - Я служил в Архангельске. И эта зима, это озеро, эти ангелы, помогающие Христу нести свой крест - воспоминание о тех годах… Хотите еще? 88


- Чем больше видишь работ художника, тем легче найти «свою», которая как ключь, откроет доступ к пониманию многого, если не всего. Для меня такой «ключ» сейчас - «Христос в Архангельске». Покачал головой. - Тогда покажу еще. Поток картин. Симфония картин. Храм картин. Поиск первопричины. Поиск Создателя. У него много имен и обличий. Зевс. Будда. Аллах. Яхве. Иисус – все по образу и подобию тех, кто поклоняется им. Лучшее в себе, в окружающих – отторгалось и соединялось воедино. Человек оставался наг, слаб, но создание его духа получало силу, способную оградить и защитить каждого в отдельности и весь народ в целом… Следующий, естественный этап в этом процессе слияние разноликих божественных сущностей в одно. «… Я поднялся выше и увидел, что все реки впадают в океан.» Человек океана уже выглядит, как индиец, грек или еврей. Он будет таким, каковы люди на холстах Шопина. Мощные, чувственные, тонкий верхний слой живописи не может скрыть жара, бушующего внутри. От него потрескивает и расходится кожа. Жар мысли. Жар страсти. - «Что есть истина?» - То, что мы назовем ею. Сегодня одно. Завтра – другое… Немыслимый круговорот. Единство сущего.Святая кровь Христа – в румянце женских щек. «Благовещение» - беззащитная нагота Евы и соблазн летящих яблок просвечивают сквозь Марию, внимающую Вестнику. А лихие матросы в «Увольнительной» - да это же ангелы, вырвавшиеся на свободу! Их полет еще в самом начале: нож, запущенный вдогонку разгневанным стражем небесных ворот, рассекает бурдюк с вином. Струя вырывается и бьет прямо в падающую кружку. Арбузы, как планеты, кружат вокруг летящих и отчаянно смеющихся матросов и их подружек… Тихий звон золотых Колокольцев рассыпан по полотнам – многие женщины Анатолия отмечены этим знаком, который может не значить ничего… А может означать многое, несоединимое лишь на первый взгляд. Знак святости, церковного звона… Знак прокаженности, беды – услышав, беги подальше. Знак буренки в лугах, ожидание парного молока с запахом душистых трав… Припасть ли к розовому соску этой выпуклой, крепкой груди?.. - Можно я скажу какую-нибудь глупость? …Такая улыбка, как у него, только немного похуже, прославила на весь мир Пьера Ришара.»

89


Лена Клечковская Думаю, вы все, прочитав этот текст, с головой окунулись в необыкновенный мир Анатолия Шопина. Этот текст, как и многие другие замечательные статьи о художниках, написала Лена Клечковская. Она появилась в галерее с буклетом Валерия и Наташи Албулов - наших одесских керамистов. Была зима, было прохладно. Леночка была весьма примечательна внешне маленькая кругленькая с детским голоском, и оказалась необыкновенно талантливым человеком. Серьезно работая над защитой кандидатской степени по биологии, страстно обожая животных, она была так же большой поклонницей и можно сказать покровительницей искусств. Отношение ее к собакам было особенное, кажется, что их она любила их даже больше, чем художников. Помню ее рассказ о любимом мопсе – в какой то момент ей показалось, что мопс, через компьютер вышел с ней на контакт, но оказалось, что в клавиатуре завалялись съедобные крошки. Она написала так много хороших статей и о художниках, и о животных, и я думаю, многие вспоминают ее с большим теплом. Лена покинула нас в этой жизни, наверное, она в своей короткой жизни приняла столько света в свою душу, что это показалось достаточным для нашего Творца и он ее призвал к себе. А тогда наше знакомство тогда начиналось, отношения переросли в дружеские, и при открытии «Морской галереи «на Морвокзале, Лена какое то время работала с нами. Прошло много лет после ухода Лены, а дома у нас жил кокер-спаниель Элси - собака, которую мы купили у нее. Жила Элси, как теплое напоминание о ней и светлая память.

Гриша Вовк Помню выставку Гриши Вовка. Ее презентация была назначена на 25 декабря, в канун Рождества, выпало очень много снега. И это была, пожалуй, единственная презентация, на которую, кроме журналистов из одной телекомпании никто не пришел. Было очень жалко Григория, потому что выставка у него была по-настоящему интересной. Кроме живописи он показал инсталляции с текстами и стихами. 90


Встреча с Павлюком Галереи работали параллельно, выставки открывали часто, и сейчас я с трудом представляю себе, как мы со всем этим справлялись. Раду работал в «Морской», в то всемя она уже переехала с Французского на Приморский бульвар, а я «На Уютной». В это время «Морскую галерею» начал посещать Леонид Григорьевич Виленский - замечательный человек, работавший в то время в отделе рекламы Одесского порта. Именно он, можно сказать, предоставил нам самый большой шанс в истории галереи. Он рассказал о галерее Николаю Пантелеймоновичу Павлюку. Раду рассказывал, что Николай Пантелеймонович, стал заходить в галерею, которая находилась в пемещении Дворца Моряков и очень удивлялся, как можно там работать. Помещение было замечательным, просторным и с высокими потолками, но вот находилось оно на 5 метров ниже уровня земли, поэтому живопись была вроде бы как под водой - сырость побороть было не возможно. Да и еще во время одного из фуршетов, которые устраивала редакция журнала «Судоходство» по случаю открытия выставки на Морвокзале, я решилась подойти к Николаю Пантелеймоновичу и обратится к нему с такими словами: - Николай Пантелеймонович, наша галерея стала за пять лет весьма известной, мы проводим интересные выставки и проекты, мы очень стараемся! А дома у галереи достойного нет! Не хотите ли Вы взять нас по крыло Одесского порта? Все вместе - наши старания и успехи, мое смелое обращение, отношение одесситов к деятельности галереи - все это в конце концов породило уникальное создание - «Морскую Галерею Одесского порта». А тогда я помню, Николай Пантелеймонович, зашел и на Уютную, я угощала его кофе, сваренным в турке, и он потом, часто вспоминал то, что кофе был вкусным. А однажды, когда я уже была директором структурного подразделения порта «Морская галерея», на совещании мне кто-то сказал, что ходят слухи о том, что я племянница Павлюка, и он мне подарил «Морскую галерею»! 91


1996 год Хронология: Февраль - Николай Прокопенко «Арбузное лето» Галерею посетила французская модель Шаби Май - Оксана Лотанская Мюнь - Сергей Белик Июнь - Игорь Ивченко «Дебют» Ноябрь - пятая годовщина галереи Персональная выставка Л.Ильичевой Декабрь - «Посвящение Рождеству» Юрий Баба, Ирина Шух и Татьяна Гончугова 30 декабря - Валерий и Наталья Албул

92


Николай Прокопенко В феврале состоялась первая выставка Николая Прокопенко, которая стала потом на долгие годы традиционной. Действительно «Арбузное лето» в феврале согревало и нас и всех, приходивших в галерею. Коля настоящий украинский Рубенс - его сочные налитые страстью женщины, сменяющие свой облик при очередной смене влюбленности Николая, наполняли присутствующих своим теплом и нежностью. Начал свой творческий путь живописца Прокопенко в то же время, как и большинство нас в начале 90-х. Сейчас исполнилась заветная мечта Николая, он выпустил свой персональный альбом, а так же получил звание Заслуженного художника Украины. Столько лет прошло с момента той, первой выставки «На Уютной», и за это время Коля провел и принял участие в таком количестве выставок, что смело, может подать заявку в книгу рекордов Гиннеса. Да и теперь его Колей не назовешь - Николай Николаевич.

Одесские известия» февраль 1996. В. Виленский: «Арбузное лето» так можно назвать одно из полотен. Раскаленное пространство едва вмещает обнаженную фигуру девушки, в руках которой надрезанный арбуз, а рядом пронизанная светом рубиновая «скибка». Фигура девушки кружит голову зрителя арбузными формами. Это живая плоть, но не анатомия, аллегория жаркой истомы юной жизни. Прокопенко окончил Одесское художественное училище и Киевский художественный институт. Он талантливый живописец и график. Любой его сюжет – это, прежде всего поэтическая метафора. Но мало кто знает, что Николай еще и реставратор – виртуоз. Сейчас трудно подсчитать, сколько полотен вернули из небытия его талант и терпение. Николай мог бы и не подписывать свои работы, настолько они самобытны. Вероятно поэтому они желанное украшение любой коллекции. Его картины приобретались Министерством культуры и Союзом художников Украины, они в музеях и частных собраниях многих стран мира. В творческой жизни художника было семьдесят групповых выставок, а эта четырнадцатая персональная. Она интересна еще и тем, что все картины на ней совершенно новые. На одном натюрморте даже краска 93


Николай Прокопенко

94


не просохла. Кстати, краска влажная, а натюрморт воспринимается как извержение тепла, как высокий и звонкий звук, но не оглушающий, а манящий, по-хорошему возбуждающий и радующий. На выставке есть и над чем задуматься. Вот неожиданная трактовка известного псюжета «Похищение Европы» Женщина отнюдь не напугана этим похищением. Это, как говорят в Одессе, «та еще женщина» Бык под ней буквально скручен в бараний рог. Бык, конечно, поднимается. Но красноречив и категоричен указывающий жест женщины: «Никуда не денешься… Пойдешь, куда я укажу…» Н-да! Знал бы бык, даже если он Юпитер, на что идет и чем это кончится? Куда интимней «Знойный август» - залитое расплавленным солнцем полотно. Пылают природа, глаза и души молодых людей. Это могут быть Дафнис и Хлоя, Поль и Виргиния… Это то, что было, есть и никогда не кончится, пока будут эти два горючих материала- любовь и солнце. …А на дворе сгущались февральские сумерки, и сквозь открытую дверь галереи сочилось синее сияние снега. Удивительно, но эта стылая и строгая графика не противоречила, а дополняла и подчеркивала пламень полотен Николая Прокопенко.» Как хорошо чувствуешь себя, когда читаешь эти последние строки, перед глазами выстраивается картинка, а в душе возникает ощущение Уютной. Ведь там действительно, не только зимой, но и летом сумерки были особенно синими. Ночь через открытую дверь вваливалась в галерею, а желто оранжевые стены, дарили ощущение тепла и уюта, несмотря на то, что все художники сетовали на их цвет. Галереи, теперь уже можно говорить не только об «Уютной», но и о «Морской», напитываясь душевным комфортом гостей, начинали отдавать успокоение и блаженство всем, кто в нем нуждается. Это чувствовали и теперь вспоминают все, кто соприкоснулся.

95


Шаби На очередной промышленной выставке в концертно-выставочном на Морвокзале, а в то время был настоящий бум таких выставок, я встретила необыкновенную женщину. Таких как она, я просто никогда еще не встречала. Она была темнокожей, но не с черной, а шоколадного цвета кожей. Огромные, как у коровы (хорошем смысле этого слова) глаза, но не круглые, а раскосые. Было невероятно холодно и ее очень высокий лоб и голова были покрыты шарфом. Я решилась подойти и пригласить к себе в мастерскую. Когда она пришла, оказалось, что у нее длинные золотисто-оранжевые вьющиеся волосы. Это было невероятно. Потом было неудобно, за холод - у меня не было отопления, только электрический масляный обогреватель Еще я стеснялась, да и сейчас всегда, когда делаю портреты, мне неудобно просить людей о долгих часах позирования, мне жаль их время, а здесь еще и иностранка, и вообще незнакомая женщина. Она оказалась французской моделью по имени Шаби. Она рассказала, что родом она из Полинезии, а ее бабушка вьетнамка. Как интересно и увлекательно писать портреты! Особенно таких необыкновенных женщин. Я написала два ее портрета и получила массу удовольствия.

Татьяна Биновская «Шаби» 96


Нинель Котлярова

В апреле состоялась выставка, которую организовала Оля Котлярова в память о своей маме, необыкновенно красивой женщине, которая даже в весьма почтительном возрасте носила туфли на шпильке. Помню Оля мне рассказывала, что мама ложится спать, не снимая косметику, шутила - «А вдруг человек случиться?..» Будучи матерью четверых детей, она не только хорошо выглядела, и была замечательной матерью и женой, она была первой в Одессе отмечена званием «Заслуженного мастера народного творчества». Вот, как пишет об этом событии наш бессменный летописец, Владимир Виленский в Одесских известиях от 30 апреля 1996 года: «Недавно в галерее «На Уютной» открылась выставка, посвященная дню памяти Нинель Николаевны. И хотя выставка была достаточно большой, она вместила лишь крошечную часть того, что создала мастерица за свою творческую жизнь. Но дело не в масштабах выставки, а в том, что все, кто впервые видел эти работы, произносили одну и ту же фразу: «Этого не может быть!» И действительно, трудно себе представить, что все это бесконечное разнообразие жанров, приемов, выдумок создано руками одного человека. Мастеровитые рисунки пером, нежнейшие акварели, живопись маслом, выполненная уверенно и вдохновенно… Все было прекрасно, но скажем так, традиционно. Но вот остальное!.. Трудно определить это, трудно рассказать об этом. Все , к чему прикасалась волшебные руки Нинель Николаевны, удивительным образом преображалось. Все, вплоть до бытового мусора - крошечный, бесформенный лоскуток, сухой листик, комочек пакли или пуха непонятного происхождения, никому не нужный обрывок бельевого каната… 97


Вот смотрит восхищенный зритель и видит море, алую полоску на горизонте, небо с радостным просветом в грозовых облаках. А рядом другой сюжет: могучие сосны взметнулись в небо, увлекая своим примером все живое, что растет рядом с ними. И удивляется зритель - не иссякает фантазия автора. А потом появляется естественный вопрос: - «Из чего это все сотворено?» Да все из тех же обрывочков и пушинок! Ну, чуть подкрашенных разве что. Но расположенных так, как подсказали мастеру вкус, огромная внутренняя культура, наитие в конце концов. А еще- фантастическое желание создать нечто нужное для людей, и какое-то неведомое чувство, которое тысячелетиями не поддается определению. Этому нельзя научиться. С этим надо родиться. Много, видать, перепало Котляровой от матери природы: ведь первая выставка ее состоялась в 1937 году, когда юной художнице было всего одиннадцать лет. Училась Нинель Николаевна в Одесском художественном училище в трудном послевоенном 1946-м, но… чуть больше года. А потом, пришла любовь, и первый ребенок, и большие заботы. Училище пришлось бросить. Но не творчество. Ведь нельзя бросить то, для чего человек создан, без чего он жить не может. Четверых детей воспитала Нинель Николаевна. Трудно, сложно, ответственно. И за это время… Я не могу перечислить того, что сделала, где и в каком количестве выставок приняла участие художница. Во-первых, потому, что статья станет в несколько раз больше, а во-вторых, мне могут просто не поверить. Один только пример. Май 1975 года – девять(!) выставок. А ведь кроме этого – семинары, телепередачи. Персональные выставки в ВДНХ СССР, лауреатом которых она была неоднократно. Она изъездила города и веси Украины. На нее обратили внимание в европейских странах. Последовали приглашения. Но … Все знают, что не было существа более бдительного, чем советский чиновник. Работы Котляровой он посчитал особо секретными объектами. Поэтому только в 1974 году она получила разрешение на вывоз за границу (в Югославию) «фотокопий и любительского фильма для демонстрации». Разрешение подписал лично начальник управления по охране государственных тайн в печати. Представляете, от кого зависела судьба художника в этом дурдоме! Потом, правда, стало посвободнее, и прекрасные работы Нинель Николаевны увидели Турция, Греция, Болгария. Югославия, Италия. Были грамоты из Варны, Сегеда. А в Марселе 98


ее работы оказались в каталоге выставки одесских художников. В 1979 году Котляровой указом Президиума Верховного совета УССР было присвоено звание «Заслуженного мастера народного творчества УССР.» Гостеприимство Котляровой не уступало ее фантазии и юмору. От трамвайной остановки по тротуару, по забору, по саду и до дома она терпеливо соорудила отпечатки босых ног. На вопрос как найти ее дом, она смеясь, отвечала: «А по следам!» И шли новые и старые друзья за ее участием, теплом человека. Пока в книге отзывов не появилась запись: «25.07.1994 г. Дорогая Неля, нет тебя в живых, но твои друзья помнят тебя, пришли поклониться твоему таланту и прекрасному твоему творчеству. Земля тебе пухом, Царство Небесное…»

Из книги отзывов Лотанская - да судя по отзывам в гостевой книге, в галерее прошла такая выставка, но честно сказать, она не оставила в памяти никаких следов. Помню имя и на этом все. Извините.

Сергей Белик С Сергеем Беликом мы занимались в одной группе в Художественном училище, и он стал художником. Он пишет натюрморты, выверенные, статичные, грустные и очень профессиональные. Сейчас он хорошо продается в Америке, по его словам. Сережа умный и вдумчивый художник, к сожалению, его личная жизнь не сложилась, он до сих пор не женат. Но он мужчина, и, наверное, это его не очень мучит. Мне странно даже подумать, для чего нужна наша жизнь, если у нас нет детей, ведь человеку необходимо любить. Конечно, 99


не имея семьи легче передвигаться по миру, но ради кого тогда успех и гонорары? Вот текст из материала Лены Клечковской «Житие натюрморта» о Сергее: « … Натюрморт - как одна из возможных форм жизни после смерти. Вот ограниченный массивной рамой, серый, серебристый свет. Тишина, сосредоточенность. Чистый, пустой стол. На нем - черная бутылка, стремительной стрелой указующая вверх. Рядом-ни стаканов. Ничего. Ощущение: не бутылка – черный монах в своей келье. «Сосуд прозрачен, ясен дух, Дух красоты, мерцающий в сосуде…» Основа многих композиций – стол с изогнутыми ножками. Вид ножек ассоциируется то ли с хвостами китов, то ли со слоновьими хоботами, упруго и сильно поддерживающими земную твердь. И на одной и той же тверди - площадке естественно разворачиваются, обретают новую образную жизнь едва ли не все притчи библейские и евангельские. Вот одно единственное густо-кровавое яблоко на огромном (относительно него) холсте. Оно притягивает взор, манит и пугает, насыщая все клубящееся серебристое пространство картины предчувствием бед, тревог, испытаний на пути познания. Вот радость настолько изысканная и совершенная, что не требует толкований - блик на тонкой ножке хрустального бокала посвященному скажет многое. Стол любовно сервирован для тайной вечери. Участник - любой стоящий рядом, обнимающий взглядом суровую поэзию ясных. Скромных предметов. Натюрморт ли, пейзаж ли - лучшие вещи Сергея Белика отмечены присутствием вечности: это место, эти формы, их гармоничная взаимосвязь – существовали всегда и будут существовать всегда. Модель мироздания, осмысленная, сконцентрированная в зрительно-чувственный образ, завораживающий и убедительный…» Я набираю эти строки, а компьютер трижды отключается и ничего не остается - они как завороженные. Наверное, Лена шлет мне привет. Набирая эти слова чувствую на вкус, настолько красивый они создают образ. Сожалею, что не могу так…

100


Игорь Ивченко

В июне впервые на персональной выставке, показал «На Уютной» свое творчество Игорь Ивченко. Скульптор самоучка, выставлявший свою скульптуру из дерева в галерее, со временем так вырос, правда скорее не талантом, а раскруткой галереи, что зазнался и стал настолько завышать стоимость своих работ, что галерее стало не интересно представлять его. Это была первая выставка, за ней были еще и еще, и «На Уютной» и в «Морской». Было и участие в биеннале «Марина», в котором Игорь получил специальный приз учрежденный голландским галеристом Хенком ван Остерхаут. Хенк оплатил не только поездку Игоря и его супруги в Голландию, не только заказал Игорю скульптуру, но также оплатил им путешествие на выходные дни в Париж! Реклама двигатель искусства - в том же году мы продали его шахматный набор в Голландию. Для того времени его уровень был соразмерен амбициям галереи. В галерее было много разных поделок, керамики, вышивок, скульптуры - она была насыщена атмосферой созидания и это несомненно было приятно всем, и зрителям и тем кто там работал. Работы Игоря были самобытны. Но теперь, после посещения Африки и других стран, я понимаю, что в мире так много талантливых людей, продающих свое творчество просто на улицах за небольшие деньги, для того, чтобы прожить. Я говорила Игорю, что не стоит повышать стоимости, но ничего не вышло и пришлось с ним расстаться. Этим летом в галерее было много иностранных гостей, хочу привести их отзывы: «Wonderful gallery, with marvelous art, artifacts and hospitality. I`m looking forward to your beautiful works being shown in my home.» Gary A.Hofmeister, Indianapolis, Indiana. 19.07.1996 Tanya and Silvia, My visit to Odessa has been more special because of meeting you. Please come

101


to the United States so we may share our hospitality with you. I love the spirite of the people of Odessa. I shall return. Thank you for everything! Sincerely, Mark W. Dans, Denver, Colorado, USA Tanya, We enjoyed your galleries so much and especially your own work wich I admire so much. We feel happy with the piece we purchased and look forward to the day when we can hang one of yours”. From Australia, Clares and Corrie Wollis Some people prefer sound of music, Some people like to listen to poems, Some people are fond of photos, But in a good painting you can find Music, poems and a lot of phantaisie. All the best for Tatyana’s gallery Gunter Nischlag 15.06.1996»

Вера Бастрикова Что за жизнь такая? Люди появляются и исчезают. Начинаешь общаться, вникаешь в их проблемы, а потом они уходят куда-то далеко в безвестность… Остается лишь биография на листке и работа в коллекции.

102


Марина 1996

В октябре месяце состоялась наша первая выставка-биеннале «МАРИНА-1996». Самой выставке предшествовала большая подготовительная работа. И это при том, что продолжалась текущая выставочная деятельность обеих галерей Уютной и Морской. Только теперь по прошествии стольких лет начинаю сама понимать масштабность нашей работы. И только теперь, пройдя многие испытания можно с уверенностью сказать, что вряд ли бы все состоялось, не будь у нас настоящих друзей! Нет, не приятелей, не тех, кому что-то от нас было нужно, а именно друзей. И вовсе необязательно видится часто, грузить друг друга проблемами, нужно только иметь место в своем сердце для друга, места в котором ему тепло и приятно. Я говорю сейчас об Олеге Смаглии, с которым мы познакомились, пробивая дорожку галерее в ЧМП, в управлении внешней деятельности. Я с гордостью могу сказать о том, что после нашего сотрудничества, многие далекие от искусства люди стали не только разбираться в живописи, у них появились свои предпочтения. А я горжусь тем, что у нас есть такой замечательный друг, как Олег и с улыбкой вспоминаю наши совместные работы по приобщению спонсоров. Это было чем-то даже похоже на интриги при дворе какого-нибудь императора - разыгрывались ходы и подходы, это было очень увлекательно. Я всегда мечтала написать картину, на ней интригующих Олега, Чугунова и себя в светских одеяниях. Картина, просто стоит перед глазами.

103


Пятая годовщина Пятая годовщина – ноябрь, везде холодно, а у нас тепло и душевно. По сложившейся традиции - моя персоналка, и вот, что по этому поводу пишет Владимир Виленский в «Одесских известиях»: «Пять лет детский возраст, но если эти годы вписаны в наше время, тогда один год считается за два и за три… Но не будем заниматься арифметикой. Ведь жизнь, настоящая жизнь, измеряется не прожитыми годами, а совершенными делами. И по этим меркам галерея «На Уютной» - очень зрелое, респектабельное, интеллигентное учреждение. Ведь это время стремительного становления, огромной работы, которая принесла студии признательность земляков и международный авторитет. Как мать птенцов, студия выпускала в большой мир многих художников. Сюда приходят, как в музей современного искусства. Вопрос-что нового «На Уютной»? - стал естественным для огромного количества любителей. А «Морская галерея» - законная дочь «Арт-студио» - настоящий музей маринистики и генератор идей европейского масштаба. Ведь мы все еще под впечатлением беспрецедентной «Марины-96». В книге отзывов было записей и примерно одинакового содержания: «Успехов и счастья супругам Биновским - организаторам этой большой и прекрасной выставки». Да, именно Татьяна и Раду – создатели двух студий, несут свой тяжкий и прекрасный крест ответственно и профессионально. В юбилейный вечер мнение гостей было единым: здесь в этих залах, теплее и радостней становится душе. За пять лет студия превратилась почти в живое существо, аккумулирующее добро. И возникает не иллюзия, а почти реальное ощущение особого мира, созданного добрыми людьми, для того, чтобы добро не покидало наш суровый мир. Трудно Татьяне – ведь она еще и художник знатный. Она романтик и философ. Тогда на полотнах появляется не геометрия, а гармония. А рядом – на первый взгляд изошутки. Но это искреннее восхищение народом, его фольклером, традицией, душой. Татьяна – портретист. В пор104


третах и любовь к друзьям, и чуть тонкая ирония, как добрая шутка. Где взять время, как успеть сделать массу дел? Правда, муж, Раду Биновский, - друг, советчик, оформитель, дизайнер, директор «Морской галереи» - он может все и по-моему, еще в два раза больше. Да и дочки подросли – Рада и Сильвия. Это радость, это и помощь.В общем, славная семья и славное у них дело. Пусть все лучшее будет у них впереди».

Наша семья Совершенно верные слова! Действительно семья у нас самая замечательная. Я благодарна Господу Богу за то, что он подарил мне встречу с Раду. Он поистине удивительный человек, преданный семье и общему дело. Так сложилась наша судьба, мы стали служителями искусства. Хотя изначально, мы все задумывали и стоили именно для того, что бы позволить нашим детям получить нормальное образование и овладеть такой профессией, которая поможет быть им независимыми. Дети - это двигатель прогресса, в самом прямом смысле этого слова. Я могу сказать абсолютно искренне о том, что именно Раде и Сильвии должны быть признательны все почитатели обеих галерей, именно благодаря их появлению на свет и все и произошло. Мы с Раду только работали, да и сейчас продолжаем, для того, что бы проекты жили и дальше. Сейчас стало намного легче. Девочки выросли и стали теперь поддержкой для нас и нашей работы. Без них нам было бы намного сложнее. Существованию и работе сайта «Морской галереи», печатной продукции - каталогам экспозиций галереи, плакатам к выставкам, всему этому мы обязаны им, нашим дорогим дочерям. Они не только помогают, но и выступают спонсорами наших проектов! А Раду, мой дорогой муж, живет только нами и его жизнь - это наша жизнь, и вряд ли что-либо происходило, если бы не его поддержки и самоотверженного труда. 105


Рождество 21 декабря «На Уютной» открылась выставка, посвященная Рождеству. В экспозиции были представлены работы, выполненные в технике батика Ирины Шух, Юрия Бабы, и текстиль Татьяны Гончуговой. Выставка была яркой и очень интересной. Художники проживающие в Кишиневе, очень радостно провели время в нашем городе, и после этого стали участниками многих проектов галереи.

Ирина Шух

106


Валерий и Наталья Албул

30 ноября выставка Валерия и Натальи Албул. «Мир керамики Албул. Что значит в настоящее время для настоящего художника персональная выставка? Наверное, что-то сродни подвигу. Для этого мало недели, месяца, года проводить в мастерской и как одержимому творить, созидать, а потом тратить не меньше сил для организации выставки. Есть тут и элемент риска. Ведь когда все творческие и организационные моменты остались позади, так, хочется, что бы посмотреть твои работы пришли не только близкие друзья, коллеги, но и кто-то совсем чужой. Пусть даже самый далекий от искусства человек. И хотя бы пару минут, постоял, окунулся в твой мир, мир, отраженный в твоих работах. Чтобы как-то одним словом оценить выставку открывшуюся недавно в арт-студии «На Уютной», что в Одессе, придется, наверное, выбирать между эпитетами»прекрасно-замечательно». И не только потому, что с работами Валерия и Натальи Албул из керамики никто в городе поспорить не может. Нет здесь таких мастеров, каждая из работ способна приковать к себе внимание любого и не на пару минут. В подтверждение этому, наверное, достаточно вспомнить день открытия выставки, когда «На Уютной» оказалось совсем не до уюта. Желающих первыми посмотреть работы Албул было так много, что с ними не в состоянии был справиться ни сам выставочный зал, ни дворик перед ним...»

107


Журнал «Одесса» Именно в этом году у нас завязываются хорошие и тесные отношения с редакцией журнала Одесса. На протяжении нескольких лет журнал ведет рубрику «ул.Уютная», в которой освещает все события галереи. И вообще, сейчас просматривая журнал, понимаю, что его экземпляры нужно хранить. Потому что они имеют историческую ценность. Очень жаль что журнал Одесса не выжил! А в то время всю рекламную продукцию к «Марине-96» делали они. Рекламой в журнале в то время занимался Андрей Лавренюк. Помню, во время вероятнее всего празднования годовщины журнала, нас пригласили поучаствовать в празднике устроенном прямо на Дерибасовской. Мы вывезли туда шахматный набор Игоря Ивченко, и стояли, общаясь с одесситами и гостями нашего города. А мимо проходил Коля Туманов, работавший в то время в отделе внешних связей пароходства.

Тумановы, Сидики, Брюгге! С Колей Тумановым и его женой Еленой мы уже давно были знакомы. В то время я уже работала над эскизами росписи в Бельгии в городе Брюгге в отеле «Де Медичи», а Лена уже занималась подготовкой наших выездных документов. Незадолго до этого владельцы отеля посещали Одессу - они сотрудничали с пароходством и Лена Туманова помогала им, тогда Коля и Лена познакомили нас. Тогда мы и начали переговоры о росписи стен в технике холодная энкаустика в их отеле Брюгге. Кстати стенок мною было написанно немало, но пожалуй самой стоящей монументальной работой до сих пор остается именно эта роспись в Брюгге. А еще я всем сердцем полюбила этот город и теперь, когда кто-нибудь из моих знакомых посещает этот необыкновенный город, я прошу их сфотографироваться на фоне моей живописи и у меня уже собралась целая коллекция таких фотографий.

108


Картины-предвестники Буквально, за несколько месяцев до знакомства с господами Сидики, я написала одну картину. Мне хотелось, сделать римейк со старых мастеров, так часто поступают художники, заодно приобщиться к живописи старых мастеров и путем копирования некоторых частей разных произведений, можно сказать, потренироваться в живописи. Я сделала композицию, по канонам привязанную к фламандской школе, в тот момент не подозревая, куда она меня приведет. Теперь я уверенна в том, что написанные работы, влияют на судьбу. Позже сделав серию «Жара», я предрекла моей дочери жизнь в ЮАР. Сейчас Радочка живет там, и у нас есть внук Бенжамин, я называю его «маленький африканский солнечный зайчик». А в то время сделанная мной работа привела нас в самый потрясающий город Европы, в Брюгге. Город в котором родился и умер Ван Эйк - создатель масляной живописи. Именно там теперь стоят три стеночки выполненные нами - мной и Раду, и я уверенна в том, что будут в сохранности стоять там и после нашего ухода. Подробнее о нашей поездке я расскажу позже, а теперь про шахматы: Коля Туманов, увидев шахматы, решил обязательно показать их господам Сидики. Так, что наше стояние на Дерибасовской привело к тому, что шахматы уехали в Голландию и заняли почетное место в доме у господина и госпожи Сидики.

109


1997 год Хронология: Апрель - Николай Прокопенко Июль - Ольги Котлярова Декабрь - Ирина Шух «Преодоление»

110


Брюгге В феврале состоялся наш отъезд в Бельгию, чему предшествовала большая подготовка. Я сделала и утвердила эскизы и приготовила картоны для росписи. И тогда я очень сожалела о том, что не попала в Брюгге до того, как начала работать над эскизами. Брюгге - один из самых живописных городов Европы. Город построен в 12 веке и с того самого времени, городскими властями наложен строгий запрет на какое либо искажение фасадов при реконструкции. Таким образом, бельгийцы смогли донести до нас, да я думаю, донесут и до наших потомков всю неповторимость брейгелевской Фландрии. Город так устроен, что по всей окружности в несколько рядов он окружен каналами - маленькие средневековые улочки пересекаются каналами. Есть дома, фасады которых составляют всего лишь два метра, есть такие же узенькие улочки. По вечерам все бары и рестораны Брюгге зажигаются огоньками свечей, у входа во многие заведения стоят большие наполненные парафином горшки, в которых есть фитили. Если в баре есть свободные места, то эти огромные свечи горят, если нет, их тушат. Брюгге стал для нас родиным, а гостиница «Де Медичи», в которой мы делали роспись стала нашим домом - когда заходишь туда, ощущаешь необыкновенное чувство уюта и дома. Каждый год так тянет приехать туда, и сегодня кажется что Брюгге - это город моего сердца. А в тот год мы сделали эскизы, утвердили их и ждали с нетерпением открытия визы. Лене Тумановой пришлось потрудиться. Документы делали через голландское посольство, нужно было ехать в Киев, поезд приходил за 15 минут до начала работы посольства, следовательно, за это время нам нужно было успеть на такси добраться до места. Ровно в 8.30 выходил сотрудник посольства, и все начинали громко выкрикивать свои фамилии. Чем громче, тем лучше, ведь если тебя не услышат и не запишут, то прийдется оставаться еще на один день в Киеве, а это дополнительные затраты на проживание и питание. Каждый раз оформляя выездные документы, для нас, бедных украинцев, придумывают немыслимые унижения, интересно, за что это нам? После большой работы проведенной голландскими юристами, нам наконец-то дали разрешение на выезд. Галина Александровна Сидики, шутила, говоря о том, что мы с Раду теперь самые проверенные люди в их стране.

111


Но на этом визовые приключения не закончились. Уже прибыв в Брюгге, я заглянула в свой паспорт и обнаружила, что виза открыта всего на 15 дней вместо 3 месяцев. Видимо, мы так все были рады ее получению, что даже не сверили даты. Продлевать визу на месте было слишком сложно и нам пришлось возвращаться в Украину спустя 15 дней. За эти дни мы сделали часть работы и уехали, чтобы вернуться в августе.

Раду готовит стены к нанесению рисунка в тенике «холодная энкаустика»

Раду и Елена Туманова на фоне неоконченной росписи в гостинице «Де Медичи» 112


113


Выставка Николая Прокопенко

«Пишу и радуюсь» материал Елены Клечковской в журнале «Одесса» №5-6 1997: «Первое достоинство всякой картины - быть праздником для глаз. Этому требованию великого Делакруа безусловно отвечают произведения Николая Прокопенко. И поскольку в празднике такого рода нуждаются все без исключения, нет ничего удивительного в том, что картины Николая можно увидеть на любом континенте нашей планеты, они очень заметны во многих коллекциях. Палитра полотен Николая редко бывает просто теплой. Часто она жаркая, просто знойная. Там столько экспрессии, что они производят впечатление чего-то самодвижущегося. Кажется, что холст содрогается, как кожа Марсия при звуках флейты Апполона. Экспозиция на Уютной по размерам уступает той, что недавно была в музее на Пушкинской. Но по уровню… Здесь произведения, в которых Прокопенко, кажется, превзошел сам себя. Вот «Девушка с веером», точнее - с супервеером, а у кого может быть супервеер? Конечно, в руках супер–девушки. Один умный человек советовал: «Когда вы счастливы, сознавайте это и не стыдитесь признаться, что вы переживаете состояние достойное величайшего уважения» Я это к тому, что на выставке есть одна картина с прозаическим названием «Черный кувшин». Конечно, при желании, этот кувшинчик там можно обнаружить. Но почти все пространство полотна занимает роскошное женское тело. Я знаю, кто модель, но не скажу. А зритель придет на выставку и посмотрит, на что способен Прокопенко в состоянии восторга.»

114


Выставка Ольги Котляровой-Прокопенко Ольга Котлярова стала Олей Прокопенко - женой Николая Прокопенко, а познакомились мы с ней много лет назад, еще занимаясь в Грековке. Помню, как-то раз даже в кино снялись, в фильме «Секундомер» с Олялиным в главной роли. А было это так: Поступив в училище, я обрела свободу и стала делать себе макияж. Макияж яркий и праздничный - в школу в таком виде не походишь. Вот, както раз возвращаясь после занятий домой на пятом трамвае, я почувствовала, что кто-то меня пристально рассматривает. Через некоторое время ко мне обратились мужчина и женщина со странным вопросом о том, сколько мне лет. Мне стало не по себе, я подумала, что это из-за косметики, и сказала что мне больше чем на самом деле. А они предложили мне принять участие в съемках фильма. На следующее утро, я собралась на занятия, а на троллейбусной остановке встретила Олю и рассказала ей о полученном приглашении. Мы решили идти на съемки вместе. Потом, конечно влетело от Филатова, за пропущенные часы, но зато мы получили и такой опыт. Начиная с того времени, мы с Олей начали часто видеться, и я была в курсе ее жизни, ее радостей и бед. И вот выставка...

«Одесские известия» 15 июля 1997года В. Виленский: «Собственно, Ольга назвала свою серию «Озера, глядящие в небо». Но человек, умеющий чувствовать и сопереживать, сразу поймет, что вода на полотнах – часть живой природы, а небольшие эти озера, как живые глаза, которыми природа заглядывает в наши души. И так же, как настоящие глаза многое могут рассказать о настроении человека, так и озера на картинах художницы передают состояние мира вокруг них. Они

115


могут улыбнуться «Весенним ритмам», вздремнуть в «Южной ночи», раскрыться навстречу «Золотому утру», удивиться парадоксальности «Ночного солнца». Когда озеро безмятежно спокойно, в нем, как в зеркале, отражается все мироздание целиком. Даже когда озеро спряталось в пока еще темном лесу, под кистью художницы появляется «Луч весенноего рассвета», как сигнал к пробуждению, как аллегория надежды. Картины Ольги - это медитативное средство, способ успокоить нервы, снять стресс. Приятное, радостное лекарство! Ольга не копирует природу, она, вникая в нее, создает свой мир, создает его своим талантом, своей исключительной ориентацией на добро. Эффект удивительный: «Сухая монстера» выглядит не менее живой, чем птицы, «Летящие к солнцу».» Сегодня Ольга, уже давно бабушка, но не в том смысле, что она имеет почтенный возраст, просто ее дочь Татьяна стала мамой, как и Ольга в 16 лет, и теперь у Ольги трое внуков! Причем уже взрослых, и я ей очень завидовала, - когда же это и со мной произойдет?

Мурильо Рассматривая журнал Одесса, я наткнулась на информацию об открытии в «Тирсе» выставки Либардо Гарсона Мурильо и вспомнила интересую историю, рассказанную мне художником Сашей Зайцевым. Сергей Басок, теперь главный художник театра Музыкальной комедии, как-то познакомил его с художником приехавшим из Аргентины. Саша, как человек добрый стал помогать этому художнику. Через некоторое время ему это надоело, ведь художник вначале просил холсты, потом просил краски, а когда Саша спросил, ненужно ли ему чтобы он и рисовал вместо него, тот ответил положительно. Художник этот посещал галерею и теперь мне кажется, что именно он и есть Мурильо, а может быть и нет…

116


Ирина Шух В декабре состоялась теперь уже персональная выставка Ирины Шух и вот опять материал бессменного летописца истории галереи Владимира Виленского в Одесском вестнике от 10 декабря 1997 года: «Преодоление. Некоторые слышали о нем, но никогда не видели. Многие вообще не имеют об этом никакого представления. Речь идет о батике. На далеком юго-востоке так называют цветастую ткань с набивным рисунком. У нас – все иначе, все значительно сложней и интересней. До недавнего времени эта техника росписи по шелку применялась для изготовления сугубо прикладных вещей. Но вот некоторые художники обратили внимание на то, что батик- синтез рисунка, акварели, живописи и даже может быть фрески может быть великолепным средством самовыражения, не уступающим давно признанным видам изобразительного искусства. И уже в рамах появляются не холсты, не картон, не бумага, а высокодекоративные, наполненные глубоким содержанием картины, выполненные энтузиастами на нежнейшем крепдешине. Почему энтузиастами? Да потому, что техника это очень сложна. Скажу только. Что в ход идут специальные анилиновые краски, горячий воск и многое другое. Эта техника не позволяет художнику в процессе работы расслабиться ни на минуту, здесь легко все испортить и трудно исправить. Ирина говорит, что она творит, буквально не разгибая спины, следуя общему замыслу. Но вот что-то рождается интуитивно, проявляется в сознании и новый импульс движет рукой. Случайный мазок, - и появляются совершенно неожиданные эффекты. Да, здесь и счастливый случай играет не последнюю роль. В результате чего появляется картина. Чрезвычайно долговечная, она не боится ни солнца, ни ветра, ни сырости. Среди художников бытует мнение, что работа над картиной не может быть закончена, она может быть только прекращена. У Ирины другое мнение по этому поводу, другие критерии. Она утверждает, что картина закончена только тогда, когда тело наливается усталостью, а в душе появляется счастливая опустошенность. Все! Картине отдана все сполна – полет фантазии, энергия, доброта души и сердца. Картина

117


уже живет самостоятельной жизнью, готовая делится со со зрителем добром, которого в ней никогда не убудет. А потом концентрация новых сил, готовность к очередному подъему. Что помогает Ирине собраться? Мы можем только догадываться об этом. Ведь недаром в названиях многих ее работ есть слово «преодоление». Преодоление усталости, пространства, сомнений… Не потому ли «Сфинкс», который прыгнул», преодолел тысячелетние равнодушие и рванулся в неизвестность. А вот в одной раме – синтез многих усилий: кит, уходящий в бездну, птица рвущаяся в небо, гора, стоящая непоколебимо. Удачи тебе, философ и художник, на тяжком и радостном пути преодолений. Ведь ты сказала: «У каждого своя Фудзияма». Ты преодолеешь свою.»

Зарубежные выставки Выставки художников из других теперь стран, всегда были связаны с проблемами на таможне, вот и с кишиневскими художниками сегодня связь совершенно потеряна. А с батиком было на много проще, работы перевозились как ткани или шарфы, и уже в галерее становились картинами. Меня всегда очень волновал вопрос таможенного оформления предметов искусства и однажды, уже в Морской галерее Одесского порта проходила встреча таможенников Украины, Молдовы и России, и я, воспользовавшись возможностью, попыталась разьяснить для себя хоть что-то. Сегодня и в Украине существует очень странный механизм по вывезению картин украинских художников за рубеж. Вывезти можно только на сумму не больше 20 евро, а если выставку - то только с возвратом. Спрашивается, зачем вывозить в таком случае выставку, если нет правил по которым можно оплатить налог на проданные работы. К сожалению, приходится чувствовать себя неполноценным членом общества, ведь в Европе существует закон подписанный всеми странами, о том, что художники с их работами могут свободно передвигаться по всему пространству перевозя свои выставки, и только граждане Украины, правительство которой абсолютно плевать на культуру и проблемы людей искусства, этот закон не подписали. Им просто не до этого… 118


Алексей Малик

Леша много лет выставлялся в галерее «На Уютной», но почему-то не осталось никакой информации о том, что в этом году была его персональная выставка. Статья Лены Клечковской об Алексее Малике: «Сны о чем-то большем. Южная ночь. Жара, не дающая спать. Мы несколько друзей, сидим в колодце двора с твердым намерением встретить восход. И каждый рассказывает свою сказку. - Про Малика расскажи, - требует просвещенное общество. - Смотреть живопись нужно, а не рассказывать. Галерея «На Уютной» не так уж далеко. - Мы пойдем, пойдем. У Тани кофе всегда такой вкусный… - При чем здесь! Биновская вообще, - уникум. Художник-галерист - так не бывает. Это кентавр - существо мифическое. При виде чужого таланта художник должен испытывать здоровое чувство зависти, а не выкладываться на устройство выставки постороннего, в сущности, гения. Да еще такой выставки, что бы грани заблистали, что бы самая суть и сила была… - Да ладно тебе! Нам интересно, что бы было рассказано с начала, - капризничают друзья, мы, может, представить себе сейчас хотим, а уж потом на выставку пойдем и там сравним, насколько представленное нами соответствует представленному ими.. Заодно и тебя проверим, какой ты у нас Кот-Баюн и Нестор–летописец. - Вот зануды! - восхищаюсь я. - А что мне будет, если вы Алешины работы потом признаете? - Фу, корыстная какая! Радоваться должна, народ к искусству тянется, приобщается к вчному и тебе позволяет в процессе участвовать… - Господи, с кем жить приходится! Интересно, вам сны часто снятся? Вспоминаете вы их? И как? Что представляете себе, когда думаете о ком-либо? Какие образы возникают у вас в голове? Ну, напряги119


тесь, вспомните что-нибудь хорошее, какую-нибудь ситуацию, впечатление. Ну, например, что вы видите, когда вам говорят: «Ходил я к цыганке-гадалке. Смеркалось, на руке ее сидела белая птица… Цыганка огненная, молодая: - Всю правду хочешь знать? Глянула - я обмер… - Нет, - говорю, - одно мне только скажи...» - Представили? Вот вам и первая картина Малика. А дальше - «Гадание». Простой стол, на нем то ли зеркало, то ли карта гадальная, то ли блюдце с водой, - словом, нечто… Оно - «одновременно в двух мирах, тая в себе и отражая …» - вмещает в себя и абрис женской головы (отчего понятно сразу, что женщина – отсюда), и темно-коричневую перевернутость мужчины, только-только начавшую заполнять оставшееся пространство. Чувствуется, что это случилось внезапно, женщина отшатнулась, и изображение ее несколько смазалось. А мужчина еще не проявился достаточно. Так они и застыли: два цветовых пятна, соединившихся, разъединяясь…

Алексей Малик 120


- Свеча горела на столе? - Горела, горела. И даже две свечи. Слушайте дальше. Дальше про кота. Котище мудрый такой, знающий много легенд и всяких житейских историй. Живущий уже, может, тыщу лет в каком- нибудь там Лукоморье – почему бы ему не выслужить себе право носить профессорскую лиловую мантию? Почему бы ему и самому не стать пронзительно лиловым, по-профессорски занудным и нетерпимым к всяким залетным легковесным пташкам, которые так и норовят проникнуть в заветное Лукоморье, только приоткрой окошко?.. Кто войдет в круг картин Малика, тот окажется в магическом пространстве мерцающих красок, каждая из которых наполнена особым смыслом. Нетерпимость сиреневых, оранжевых, изумрудных желаний в их фантастичности, невыполнимости. Тонкое, ароматное марево обволакивает, манит за собой. В мир похожий на сон. Нежное колдовство, присущее снам, мягко погружает нас во вторую реальность, реальность нашего внутреннего мира. Мы сочиняем этот мир, играем в него внутри себя, живем в нем, иногда более, иногда менее. Мы можем быть там сказочными принцами и принцессами, богатырями, победителями чудовишь - кем угодно - человеком невидимкой, наконец. Картина-сон, для которой мастер выбрал самое главное из реальности и, что окружает нас, и той, что существует в нас. И, густо смешав воедино, выплеснул на холст. Кто не вздрогнет в тоске узнавания почти несбыточного: мы влюбленные, стоим на небесах, трепетно держа в руках огромный кувшин (или рыбу - символ ожидания ребенка), наполненный счастьем и светящийся окнами будущего дома? Алексею в полной мере удалось передать то, что мучает вечно - тоску человека по яркому, необычному, таинственному. Мучает каждого. И каждый справляется с этим по-своему. Например, вступает на путь насыщения совершенством - при этом формы его и сам его цвет изменяются от ступени к ступени. От лопоухого, с бессмысленным взглядом человечка до существа, почти божественно излучающего свет, согревающий нежно-голубые ростки сознания. А этот красно-золотистый человек - то ли ты сам, то ли тот, который стоит за твоей спиной. Почему бы и нет? Ну не белоснежное же крылатое чудо ходит за нами грешными, исполняя обязанности ангела-хранителя? Самое интересное, что Алексею сейчас сны почти не снятся. Значит, он уже миновал период подсказок подсознания? Тьма сгустилась до бархата перед тем, как во дворе вспыхнуло утро…» 121


Из прессы

Рубрика «парк Культуры», журнал «Одесса» № 3, 1997: «Вернисаж. Напряженной и многообразной была выставочная деятельность художников и графиков. В Художественном музее Владимир Власов показал персональную выставку, подводя итог почти полувековому творчеству. В музее западного и восточного искусства демонстрировал яркие,ативные полотна Николай Прокопенко, а галереи представили возможностьувидеть работы Галины Мещеряковой (Всемирный клуб одесситов) и «Либерти», Евгения Голубенко и Вячеслава Шакалова («Белая луна»), Игоря Гусева (Центр современного искусства «Тирс»)»

Журнала Одесса №5-6, 1997 «Dolby video. Лига «Уровень 14» и фирма «Эсперо» начали совместный проект «Новое пространство», который заключается в проведении выставок и инсталляций современного искусства. Первым проектом в рамках этого сотрудничества стал показ видеоинсталяции одесского видеохудожника Виктора Маляренко “Dolbyvideo”. Проект показан во Дворце культуры моряков, комментировала его искусствовед Ута Кильтер. В планах «Нового пространства» выставки художников из Львова, Бухареста, Софии, а так же совместный проект с Юрием Кузнецовым, который сейчас в Одессе создает Филармонию высокой музыки.»

122


Живопись не может отречься от чувственного начала. Она создана им. Это присущий ей мир, покинув который, она прекратит свое существование.

123


1998 год Хронология: Январь - выставка Веры Бастриковой Февраль - выставка В. Ильченко Февраль - выставка Н. Прокопенко «Я истинную вижу красоту» Март-апрель - выставка Юрия Бабы и Людмилы Шевченко Март - выставка Ольги Котляровой «Ночь всего лишь ожидание рассвета» Июнь - выставка Сергея Дриги В.Виленский 24 июня 1998 г. «Одесские известия» Октябрь - выставка Алексея Малика Декабрь - предрождественская выставка молодых одесских художников (МОХ): Андрей Черненко, Лера Фокина, Катя Соловьева, Андрей Чаркин, Оля Жукович - Чаркина, Александр Силантьев, Андре Литвиненко, Ирина Добравецкая, Виктор Тибилевич, Спиндовская, Ивченко, Котова.

124


Вера Бастрикова Вера Бастрикова – художник мелькнувший в нашей жизни и не оставившая координатов. Где она и что с ней проиходило после нашей встречи, я сказать не могу. Ее выставка открылась накануне Нового года. Экспозиция была сюрпризом для постоянных и случайных посетителей. Вера нарушила традицию сезонности, на ее холстах было настоящее лето - палитра, как и чувства ее персонажей, раскалена до предела. В ее картинах присутствовал синтез реализма и вечных философских проблем, занимающих мысли художника. Начав свое образование во Львовском институте декоративно-прикладного искусства, она продолжила его в Ереванском художественно-теартальном институте на факультете станковой живописи. Я очень люблю художников умеющих рисовать. Рисунок в работах Веры был превосходным, но холсты оставили у меня ощущение того, что ее не научили грунтовать их по-настоящему. Несмотря на это, ее выставка оставила очень праздничное воспоминание. Счастье человека в его едистве с природой - это и было основной темой ее работ. В нашей коллекции есть ее работа «Золотой полдень», в ней на переднем плане лежит, отдав свое тело и душу солнцу, пышнотелая красотка. На заднем плане плещется морской прибой, ну что еще нужно для полного счастья. Так и хочется запеть песню: «Надену я модную шляпу, поеду я в город Анапу, и всю свою жизнь пролежу, на соленом как вобла пляжу...»

Вера Бастрикова «Золотой полдень» 125


Виталий Ильченко С Виталием мы дружим давно, он часто приходил «На Уютную», еще до того, как она стала галереей. Часто рассказывал и наставлял меня. Мне нравились его работы, такие небольшие по размеру истории о великом, истории о строении миров, о необыкновенных знаниях. Но сама выставка Виталия была тяжелой, может быть не морально, а как-то по-другому. Не хочу, да и не считаю, что можно умалить уровень творчества Ильченко, напротив, все сложно и не однозначно. Просто я со своей жаждой яркости восприятия ясного и красивого, чувствую себя не достойной, наверное, по уровню знания воспринимать работы Виталия. Они мне нравятся, я с удовольствием имела бы в коллекции одну из его работ, они красивы и необыкновенны, но с выставкой все было неоднозначно. Когда делаешь выставку нескольких разных художников, иногда бывает, что работы во время развески начинают активизировать свою энергетику и простреливать пространство, как-бы споря друг с другом. Так же было и при развеске работ Виталия, вся атмосфера «Уютной», такой доброй и благожелательной была напряжена. А когда коллекционеры принесли последнюю работу, которой так не хватало для центрального места, то мне вовсе стало нехорошо. Такое же ощущение запомнили все посетители «Уютной», когда на некоторое время принес свой «Квартет» Сергей Лыков. Люди вспоминали, мол, мы были в галерее в тот момент, когда там висела та страшная работа… Теперь, много лет проработав, начинаешь ощущать нюансы и движения каждого произведения, сродни парфюмеру осязающему духи. Достаточно одного беглого взгляда на полотно, и ты понимаешь, твое оно или нет. Хорошо, когда ты зритель - ты можешь смотреть или не смотреть, наслаждаться или быстро уйти в сторону. А вот если ты галерист, то твоя обязанность, желаешь ты того или нет, находится в той созданной автором атмосфере. Атмосферу выставки Виталика я прочувствовала всем своим нутром и надолго запомнила это ощущение.

126


В. Вилеский «Одесские известия» 26 февраля 1998 г.: «Мир бесконечно разный. Не более минуты прошло с начала нашего разговора, но уже появилась необходимость вспомнить старика Платона и потревожить всепроникающий дух Махатмы. Виталий обостренно чувствует мир. Но его природа - это не только «стоит береза на опушке», хотя и этот сюжет достоин безграничного уважения. Для него природа - это весь Макрокосм, пронизанный абсолютным духом и мыслью. Он не сегодня пришел к этому. Ильченко окончил Одесское художественное училище еще в 1979 году. И по словам его сокурсницы Елены Ильичевой товарищи уже тогда считали Виталия своим духовным наставником. Так почему только сегодня первая «персоналка» такого художника, удивятся многие. Да, потому, что он, по большому счету, мыслитель, но, мягко говоря, не предприниматель. Сегодняшняя выставка - это результат огромных усилий хозяйки галереи Татьяны Биновской, сумевшей «добыть» для экспозиции многие работы Виталия из частных собраний. Хотя, к сожалению, нашлись и такие коллекционеры, которые даже на время не согласились расстаться с произведениями художника. В этих произведениях за внешней простотой - глубокое чувство, всегда оригинальная мысль, почти экзальтированное желание проникнуть в суть вещей и явлений. Поэтому его пейзажи - это не пересказ того, что перед глазами, не выдумка и не «фантазия на тему». Это анализ того, что рождается в душе помимо сознания. В работах художника нет раз и навсегда найденной палитры. Там цветовая гамма, необходимая именно сейчас, для этой мысли, для этого чувства, для этого состояния. Вот рядом два пейзажа, которые в черно-белом изображении отличались бы друг от друга, казалось бы несущественными деталями, но в цвете они говорят о разном и на разных языках. А для того, что бы рассказать о драконе Чукуту, художнику понадобилась невероятная и красивая система знаков и символов. Она кажется толчком для мысли даже тому зрителю, который и не собирался сегодня утруждать себя раздумьями. То немногое, что сказано о живописи Ильченко, целиком относится к его графике. Только там, по-моему, еще больше глубины и своеобразия.»

127


Николай Прокопенко

Уже стало доброй традицией открывать выставку Николая Прокопенко в холодном и ветреном феврале. Не пропустили и этот год. Как хорошо было находится в галерее в окружении теплых, можно сказать знойных красавиц Николая. Сколько любви и душевного трепета он вкладывает в свои работы. Название выставки стало мотивом целой серии выставок , которые пройдут затем в разных залах Одессы и других городов Украины. Может быть, я уже говорила о том, что имя Прокопенко можно внести в книгу рекордов Гиннеса, по количеству выставок в которых он принял участие. Живопись Прокопенко - это не только богатство цвета, сочный мазок, это еще и чувство юмора, ирония, любовь к своему народу, радость жизни.

Николай Прокопенко 128


Ольга Котлярова

Еще раз убеждаюсь в том, что писать эти строки - моя миссия. Сегодня в 2007 я думаю о том, чем же я стану заниматься, когда я закончу свою работу? Кто расскажет о том, что в доме Ольги Котляровой бережно хранятся работы и вырезки из газет со статьями, не только, о ее маме, о выставках Ольги, и ее дочери, которая пошла по их стопам. Кто помнит, кто знает об этом? Очень хотелось бы, чтобы история, или даже смысл нашей жизни, жизни осознанной - той, в которой ты дошел до истины, оставалась во времени. Оставалась на тот случай если, узнав себя, решила бы оставить самой себе записку. Тогда можно было бы не тратить время на поиски, а исполнять миссию, возложенную на тебя в этой жизни. И вот Ольга, теперь уже не просто Котлярова благодаря «Уютной», а Котлярова–Прокопенко - вот еще одни материал Елены Клечковской о ее выставке, напечатанный в журнале Одесса №2 1998: «Свирель любви. Ольга Котлярова-Прокопенко происходит из семьи, богатой художественными традициями. Одесситы знают и любят работы ее мамы, Нинель Котляровой, заслуженного мастера народного творчества Украины. В доме, полном детей, друзей, разнообразных животных и растений, царила волшебная атмосфера. Чудеса рукотворные, но от этого не менее восхитительные, совершались прямо на глазах - стоило маме лишь посвистеть, как со всей округи к ней слетались птицы, рассаживались на плечи, на диковинные деревья и цветочные кусты. Могучий красавец лев, подаренный дрессировщиком Филатовым, возил детей на широкой спине… Ольга впитала в себя все, чем так щедро делилась с ней мама, выросла в тонкого, умного, лиричного художника. И вот уже ее седьмая персональная выставка «Ночь - всего лишь ожидание рассвета» состоялась на Уютной, 5. Таня и Раду Биновские разместили работы Ольги на тех же стенах, в том же зале, где совсем недавно прошла выставка

129


«Очарованная душа». Посвященная памяти мамы, Нинель Котляровой. Круг замкнулся. …Готовый холст Оля относит домой и вешает так, что бы боковым зрением можно было бы все время наблюдать за жизнью картины: как она встречает рассвет, как вместе с закатом на ней сгущаются тени, сумеречной дымкой окутываются деревья… Если работа живет, включается в гармонию размеренной жизни природы - она готова. Оля никогда не пишет негодуя, ненавидя, страдая - не то состояние. Обязательно в радости, когда кругом все родные и близкие более или менее благополучны, а сама Оля в ладу с собой и окружающими. Поэтому все ее картины излучают свет. Это может быть луна, может солнце. Пусть только проблеском, обещанием, ожиданием - свет всегда прочитывается как любовь. Свет любви, музыка любви… Свирель любви - надежный поводырь для одинокого странника, бредущего по тернистому пути духовного восхождения…»

Ольга Котлярова

130


Юрий Баба и Людмила Шевченко

Март 1998 года, сохранилась статья Виленского: «Что может выдержать легкий шелк? Они - это очаровательная супружеская пара. Оба окончили Таллиннский художественный институт. Юрий - факультет графики, Людмила - отделение текстиля. Но вот что интересно - сегодня Люда показала графические листы, а Юрий - батик, очень сложную технику росписи по шелку. Что-то «перекресное» случилось в их творчестве. Это смещение жанров не помешало, а помогло каждому из них глубже сформулировать свои представления о мире, о человеке. Людмила говорит, что графика для нее хобби. Главное - гобелен, тканная картинка, сотворенная ручным способом. А вот Юрий - профессиональный график, сейчас меньше внимания уделяет рисунку. Он утверждает, что технология батика дает значительно больше простора и возможности для самовыражения. Его работы по сложности превосходят все, что я видел в этом жанре. На выставке всего единственная работа, которой художник дал название - «Всплеск». Кто-то будет утверждать, что это всплеск эмоций, страсти, любви и ненависти. Кто-то увидит в этом космический катаклизм, рождение новой Вселенной. Одна работа на выставке особенно поразила мое воображение. И я сделал аккуратную попытку выяснить у автора, какой идеей он был влеком, создавая эту фантастику, далеко выходящую за рамки обыденного сознания. Юрий тактично попросил разрешения не отвечать на этот вопрос. Я понял, что он не хочет ничем обязывать и ничего навязывать зрителю. Пусть фантазия зрителя уйдет в свободный полет. И то, что увидится каждому в отдельности с высоты этого полета, и будет правдой. Супруги - участники крупных и интересных проектов. Недавно состоялась первая выставка по текстилю. Ее результатом стало рождение организации «Ассоциация художников текстиля и моды» в которой Людмила – председатель, а Юрий - член правления. Впереди много дел. Уже отобраны работы для выставки в Испании. Намечается экспозиция в Югославии, симпозиум в Грузии. Можно только удивляться их энергии. Ведь они не «свободные художники», а старшие преподаватели Кишиневского института искусств. Людмила на факультете текстиля, Юрий - графики. А еще они воспитывают сына и дочь. Многие из нас жалуются на нехватку времени и прочие трудности. Вот вам пример для подражания.» 131


Алексей Малик

Материал Виленского в Одесских известиях: «Есть вещи, которые постигаешь не сразу. Для меня такой загадкой, в свое время стало творчество Алексея. Смутил его эксперимент с цветом, его поптка сопоставить несопоставимое. Позже я понял, что это уже не эксперимент, это язык, на котором художник разговаривает со зрителем.. Алексей Малик окончил графический факультет Харьковского художественно- промышленного института. Принимал участие во многих престижных выставках, получал вполне заслуженные награды. Но вскоре понял, что традиционные рамки стали тесными для него, что для полноты самовыражения ему необходим иной язык. Художник долго , мучимый сомнениями, искал его. И нашел…

Алексей Малик 132


Он нашел свой стиль, где истинная декоративность сочетается с тонким поэтическим чувством и мыслью. Где своеобразная Экспрессия цвета дает возможность максимально активно и цельно реализовывать задуманное. Алексей открыл для себя, что цвет, даже вне связи с предметом, а тем более , в союзе с ним, может стать символом, который наполнит полотно особым смыслом. Это заинтересует зрителя, это сделает зрителя эмоционально восприимчивей. Но, как талантливый поэт не ограничивается игрой словами, так и художник Малик не ограничивается игрой с цветом. В его картинах - глубокий смысл, интрига, иносказание. «Беседы о том…» - это отнюдь не моление о чаше, хотя она, вроде бы, в центре полотна. Это две опьяненные любви беседуют друг с другом. А «Золотая рыбка» не оставляет сомнения в том, что она хоть и золотая, интересует меньше, чем эта - в простом платье, но такая живая и такая желанная. «Скрипач» - чистая лирика, где на цветной голос скрипки стремится проросший цветок и птица летит на ее чарующие звуки. А вот три полотна. Собранные вместе, они образуют притчу об обретении истины. На первом - человек суетный. Недомыслие пододвигает его на край беды. На второй картине - в руке человека ярко светится зерно - зародыш правды, которая все второстепенное и необязательное отодвигает на задний план. И, наконец, «Суфий» - зерно трансформируется в нечто такое, что делает наши души просветленными. «Сатори» - так называли это преображение сознания мудрецы Востока. Язык не может передать суть этого преобразования. Поэтому древний учитель просил поэтов и художников «не опираться на слова, а прямо указывать человеческому сердцу». Но ведь именно это делает настоящее искусство всех времен. В последнем цикле картин Алексея Малика меньше философии. Там властвует любовь. И краски стали такими же нежными и светлыми, как это чувство.»

133


Переселение Морской галереи в порт

В 1998 году состоялось праздничное переселение Морской галереи под крыло Одесского порта, и не просто переселение, а рождение новой уникальной площадки, на которую мог решится только такой человек, как Николай Пантелеймонович Павлюк. Я всегда говорила, и буду продолжать утверждать, что человека значительнее и умнее, чем Николай Пантелеймонович, по крайней мере в нашей стране, вряд ли можно встретить. Практически все кто оказался «у корыта» в момент перестройки, занялись самозабвенным распределением народного богатства по карманам, но нашелся один единственный человек, который решился вложить деньги в самое необходимое - в культуру и духовность. А место выбрал какое!? Настоящая «морская» галерея - весной к ней подплывают дельфины, летом от нее берут старт регаты, зимой лебеди и альбатросы приходят за кормом к ее входу. Само местонахождение постоянно дает предпосылки для рождения необыкновенных идей! А в 1998 году, только завершалось ее строительство. И честно говоря, было страшно, и не верилось, что по окончанию строительства именно мы будем работать в галерее. Приходилось задуматься о том, кто же будет помогать нам «На Уютной». Выставки мы конечно же проводили, но все мысли и мечты были связаны со стройкой. Еще в течении года, мы курировали события «Уютной», а в конце года передали полномочия молодому художнику Александру Силантьеву. Думаю, что ему тогда повезло - мало того, что он получил возможность работать в моей мастерской бесплатно, так еще и смог подрабатывать в галерее. 30 мая 1998 была презентована «Морская галерея Одесского порта», и в этом же году я становлюсь «портовичкой» - это звучит гордо! Помню, Николай Пантелеймонович спросил меня, готова ли я к этому, что я могла ответить? Это была настоящая сказка, воплощенная в жизнь! И верю, что все это не неслучайность, и в нашем городе, в нашей стране должно было появиться

134


это светлое место - «Морская галерея», галерея высочайшей духовности, место, откуда исходит свет. И все это знают. Хочу верить в то, что этот свет негасим, потому как именно он так необходим сегодня людям, а мы, посвятившие свою жизнь этой замечательной миссии, сколько сможем будем нести его с честью... Галерея была презентована второй биеннале маринистики «Марина-1998», за этим стояла большая работа, и нам было сложно заниматься Уютной. Все силы были направлены на «Морскую галерею».

135


Саша Силантьев и «МОХ»

На Уютной к своим обязанностям приступил Саша Силантьев, и она получила новое дыхание. До сих пор, она представляла лишь солидных и заслуженных авторов, а теперь им на смену пришла молодежь. Первая экспозиция прошла в декабре месяце. Выставка имела смешное название «МОХ» - это шуточная аббревиатура расшифровывалась просто - Молодые Одесские Художники. Название для Уютной того времени было весьма подходяще и ностальгически сейчас воспринимаемое. Как же я любила мокрые, покрытые зеленым, блестящим от росы мхом, уютно устроившимся на так славно нештукатуреных заборах. Сегодня Уютная стала другой - она стала респектабельной улицей, на которой паркуются машины с номерами евромиссий. Заборы реставрированы, окрашены в нудно-серый цвет, от Уютной осталось лишь название… Но нельзя расстраиваться, все в мире меняется, можно только благодарить Творца за доставленное удовольствие насладиться тишиной и древностью этой замечательной улицы и попытаться донести до вас все ее очарование. Вот, что об «Уютной» того времени пишет в прессе Елена Клечковская (Саша бережно и очень тщательно собирал материалы о выставках, но дата и издание не указаны): «Территория искусства. Выставка молодых художников - новая стадия галереи «На Уютной». Отныне галерея, продолжая свои традиции выставлять все талантливое, доброе, вечное, будет отдавать предпочтение тем, кто только начинает свой самостоятельный путь «Per aspera ad astra». В выставке принимают участие 12 художников. В небольшом, уютном зале представленны живопись, графика, пластика малых форм. Сверхзадача экспозиции - гармонично объединить разных по мироощущению и способам выражения мастеров в нечто единое, живущее по своим законам и, главное, доброжелательно настроенное по отношении к любому, вступающему на территорию, насыщенную искусством. Медики советуют - если ваши глаза устали, закройте их и попытайтесь мысленно посмотреть вдаль. Мы скажем, если ваши глаза устали - переведите их на работы ребят из мастерской преподавателя ОГХУ им. Грекова П. И. Борисюка. Холсты Силантьева, Котовой, Спиндовской, Чаркина и Жукович-Чаркиной объединя136


ют поиск цветовых решений, позволяющих глазу мягко проникать в пространство картины… Театр, наряды, перевоплощения, отточенные жесты, поиск единственно верного в многообразии возможных лиц - как это близко человеческому сердцу, как узнаваемо в картинах Иры Добравецкой. Классический пейзаж, натюрморт в исполнении Кати Соловьевой обретают новые краски и формы - красивые по колориту, они созданы рукой уверенного в себе мастера. Графические листы выстраивают свой мир, руководствуются своими принципами - полуфантастика, полуреальность, почти роман из жизни небывалых героев и героинь. То романтически прекрасный, то пестрый, радостный, живой… Созидатели графики - скульптор Витя Тиблевич, архитектор Андрей Черненко, яркий, самобытный художник Лера Фокина, многогранный Андрей Литвиненко. Деревянная скульптура Игоря Ивченко навеяна временами раннего христианства, когда еще весталки плясали на кострах, но уже можно было услышать проповедь святого Николая. Мягкое, убедительное тепло любовно обработанного дерева…Итак, сила и искренность, умение сосуществовать рядом с иными формами жизни, стремление в содружестве с почти противоположным украсить самые несовместимые с жизнью места, все это - МОХ, хрупкая, зеленая поросль.»

Александр Силантьев «Уютная» 137


Из прессы за 1998 год:

Журнал Одесса №2 1998 г. рубрика парк Культуры: «Многоцветное пространство. В художественном музее встретились произведения мастеров, объединенных общим названием-девизом «Кольоровий простир». Спонсором выставки стал известный коллекционер произведений искусства Михаил Кнобель. Живопись, графика и фотографии Игоря Божко в сочетании со скульптурами в дереве, камне и бронзе Николая Степанова - неизгладимое впечатление. Художники являются не только ровесниками и единомышленниками в искусстве, они действительно похоже видят многие образы природы украинского Причерноморья, мотивы древних мифов и сказаний. Работы разных лет оказались рядом друг с другом неслучайно. Особенно явное сходство присуще изображениям женщин, полных магической таинственности хранительниц традиций, существ добрых, строгих и прекрасных…» «Поклонник искусства - покровитель искусства. В Одесском Художественном музее прошла церемония открытия мемориальной доски Наталье Иосифовне Касько, бывшей в течении 15 лет диретором музея, она объединяла людей, разрабатывала культурные проекты для Одессы и для музея. Достаточно сказать, что по ее настоянию одесситы увидели коллекцию А.Хаммера, живопись Де Кирико, Глазунова. Последним делом, как бы завершающее жизненное предназначение этого человека, была международная встреча, посвященная В.Кандинскому, а точнее - возвращение этого великого мастера в наш город. «Патриарх одесской живописи. Именно так, без сомнения, можно было назвать Михаила Михайловича Божия, народного художника СССР, лауреата Шевченковской премии, человека, который своим творчеством перекинул мостик между творчеством южнорусских мастеров и современными живописцами. Через восемь лет после его смерти на доме по Большой Арнаутской, 1 открылась мемориальная доска в память о живописце.»

138


Мир картин состоит из сущих, задуманных и созданных в красоте, и ради красоты. Он создан людьми, восприимчивыми к красоте природы, но стремящимся при этом дополнить ее иной красотой, чье основание - в них самих: это и есть красота искусства. Бесполезно задаваться вопросом, что?

139


1999 год Хронология: Январь - выставка «Портрет любимой женщины» Виктора Рыбачука (Киев) Февраль-март - «Выставка Влюбленных», Лера Фокина, Витя Тибилевич, Юля Овчаренко, Ира Паева, Аня Иванова Март - выставка Ольги Котовой Апрель-май - выставка Андрея Литвиненко «Семейный портрет А.С.Пушкина» Июнь - выставка Вячеслава Подобеда Июль - выставка Ирины Шух Август - Екатерина Соловьева Сентябрь - «Бабье лето» Лера Фокина Декабрь-январь - выставка Алеши Струка

140


Виктор Рыбачук В.Виленский «Одесские известия» 14 января 1999 года: «Без границ в пространстве и времени. Эта выставка называется «Портрет любимой женщины художника Р». Но ошибается зритель, ожидающий увидеть здесь дамы сердца в различных ракурсах, временах года и настроениях… Что есть душа художника? Это вместилище печали и любви. Но проходит все. Любовь тоже. И ЧТО ОСТАЕТСЯ? Неужели только печаль? Ни в коем случае! Потому что на выручку душе приходит мудрость. Она помогает художнику осмыслить многое, в том числе и то странное состояние, которое ироничный Рыбачук назвал «поствлюбленностью». Понять, значит многое простить, значит восстановить в памяти чувства, уразуметь, как это было и почему. Сложный, трудный самоонализ. Как, какими средствами выразить его? Здесь отказывают в помощи и многословие и предметный образ. Символ - вот в чем находит опору Виктор. И потому художник просит зрителя не искать конкретное содержание картин этого цикла. Там нет портрета конкретного человека. Там портрет души не только самого художника, но инашей свами. Поймем мы это - и увидим «Отпечаток твоего поцелуя на кармане черной рубашки». Почувствуем, что такое «Твоя половина сердца». Вздохнем, поверив печальному - «все, что осталось от тебя, - это ночные звонки». Но и в печали умный человек найдет повод для улыбки. Так появился «портрет любовника любимой женщины художника Р». Виктор Рыбачук окончил Киевский художественный институт. Его работы знают Украина, Финляндия, Германия, США, Франция, Швейцария. Имя художника занесено в авторитетную во всем мире энциклопедию искусств Бенези. Глядя на его полотна и тематические серии, трудно поверить в то, что 141


все это принадлежит кисти одного мастера. Поразительное разнообразие форм обусловлено тем, что Виктору давно стало тесно в рамках традиционной живописи. Для него важно не просто изобразить, а выразить собственное видение, тревогу. Философию. Он четко формулирует свою позицию:»То, что я пишу сегодня, еще вчера я писать не мог, а завтра я не смогу писать то. что пишу сегодня. И так будет всегда…» Вероятно, поэтому зигзаги его творческой линии могут показаться слишком энергичными и спонтанными. Но они оправданы искренностью, желанием постичь самому и донести до зрителя идею, которая выходит за рамки тривиальной эмпирики. Это требует значительного интеллектуального, нравственного, если хотите, напряжения. И не только от автора. В этом случае и зритель должен быть не соглядатаем, а участником диалога, для которого понадобятся и опыт, и определенный кругозор, и интуиция. Автор идет путями вечных антитез желая постичь «Анатомию добра и зла», «Анатомию души»… Он хочет, что бы зритель вместе с ним стал не гостем, а полноправным гражданином «Империи духа». Чтобы «Славянский дневник» хоть немного отрезвил нас. «Нужно жить играючи», - утверждал Платон. Получается ли это у художника? Вероятно. Потому что густой и самоцветный рой его идей и образов - это не вымученный ряд заимствований, а результат органического, полнокровного понимания жизни, ее закономерных случайностей, парадоксов, метаморфоз, драматизма… Художник не абсолютизирует ни крайностей, ни нюансов. Более того, он посоянно готов пошутить по поводу идей и своих и чужих. Иной собеседник, настроенный на серьезный разговор внешней серьезностью Виктора, вдруг осознает, что очередной «философский пассаж» - это тонкий «прикол» или даже попытка эпатажа. …Листаю альбом работ Рыбачука, и вдруг передо мной репродукция огромного (2х4) полотна - «Автопортрет с Родиной». Там, не видя пути перед собой, то ли в ярости, то ли в сомозабвении, то ли в галопе, в полете – огромный крылатый бык. А вокруг… Да, то, что вокруг, могло быть и радостней, и счастливей… И я впомнил слова Виктора: …просто я наблюдаю… единственная моя печаль - это Украина. Возможно, когда-нибудь и это пройдет…» Вот тут я с тобой не согласен, Виктор. Такая печаль никогда не проходит.»

142


Я не знаю, что произошло далее с Виктором Рыбачуком, он исчез с нашего горизонта. Может быть когда нибудь наши пути опять сойдуться. В коллекции осталась одна из его работ. Практически весь 1999 год галерея работала под кураторством Александра Силантьева. Было приятно, что молодые художники объединившись, устраивали различные акции. Саше помогала Нина Федосеевна - пожилая, но очень молодая душой улыбчивая женщина, - она стала неотъемлемой частью «Уютной», поддерживала порядок, и даже сама начала рисовать. Ко дню Святого Валентина ребята устроили «Выставку влюбленных», в ней приняли участие Лера Фокина, Витя Тиблевич, Юля Овчаренко, Ира Паева, Аня Иванова. О выставке написала Лена Клечковская: «Художников, истинно влюбленных в свое чудесное ремесло, в Искусство, и еще в того или в ту самую или самого замечательного человека на свете - объединила выставка в арт-студио «На Уютной». Выставка открывается в Валентинов день и находится под покровительством св. Валентина. В экспозиции - исключительно цветные графические листы, выполненные в смешанной технике, в технике монотипии, компьютерной графики. Идея выставки принадлежит художнику Саше Силантьеву, который именно графику считает наиболее подходящей для передачи сильного необычного чувства. …Любовь дарована всем на земле. Можно не быть наследником царского престола - подумаешь! - но никто не возмутится, если гадалка вдруг ляпнет - «Тебя никто никогда не полюбит!»? …Можно никогда в жизни не вылепить из глины даже жалкого червячка, не держать в руках масляных красок, не заливать бумагу акварелью, но есть ли среди всего человечества хоть один, кто ни разу не рисовал человечка: «Точка, точка, огуречик…» …Так что все мы по большому счету, - графики, все мы влюбленные… Яркие, радостные. Праздничные листы Леры Фокиной с волшебной легкостью возвращают нас в детство, навевают светлые воспоминания о тех днях, когда мир был синим, зеленым, красным, сиял и переливался живой радугой. Работы Фокиной первыми захватывают внимание зрителя, властно отключают от второстепенного, раскрепощают и подготавливают к восприятию бури эмоций, клубка чувств, потока открытий Ани Ивановой, Юли Овчаренко, Иры Паевой, Вити Тиблевича…

143


Ольга Котова Выставка Ольги Котовой была как всегда успешной, и хотя я не очень понимаю ее живопись, девушка она талантливая, и я надеюсь в жизни себя еще покажет. Только вот чуть-чуть бы поискать свой собственный язык, как это сделал Саша Силантьев...

Александр Литвиненко и его Пушкинские портреты Выставка была просто удивительной. В то время, когда молодые авторы искали новые формы для самовыражения, Литвиненко окунул нас в прошлое, во времена молодой и озорной Одессы, в то время, когда по улицам нашего города бродил Пушкин и рождал свои бессмертные произведения. Эта выставка была очень органична с атмосферой «Уютной». Несколько месяцев назад, я посетила наш Музей Пушкина, и с радостью обнаружила в нем работы Александра.

Слава Подобед Вот, наконец и Слава созрел к выставке. Какой же он замечательный человек! Я думаю, что его студенты в Театрально художественном училище его очень любят, ведь иначе и нельзя! Я вспоминаю нашу поездку в Варну, о ней подробнее я расскажу в истории Морской галереи, какие безумные танго мы тогда исполняли! Живопись Вячеслава также очень славная, такая же как и он сам.

144


Ирина Шух и ее новая выставка Ирина стала нашим постоянным художником, ее работы радовали не только одесситов, но и жителей многих городов Украины, Молдовы и других стран СНГ. Выпускница Львовского института прикладного искусства, Ирина с 12 лет работала дизайнером в трикотажной фабрике «Steaua» в Кишиневе. Ее модели представлялись и занимали престижные места на республиканских и международных конкурсах. Но ее творчеству стало тесно в оболочке промышленного дизайна, она стала заниматься батиком. В Одессе, в нашей галерее она показала уже не первую выставку, первая состоялась в 1996 году. Тогда она приехала не одна а с группой художников. Таможенная политика наших стран препятствовала творческому обмену с художниками Модловы и практически лишила их возможности представлять свое творчество в Украине, но у Ирины было преимущество - батики перевозили как платки, а потом просто натягивались на подрамники.

Катя Соловьева Выставка Кати Соловьевой совпала с переездом в новую галерею и большим количеством забот, связанных с этим, поэтому практически не ее помню. Ее имя я позже слышала - у нее прошла очень классная презентация проекта в Киеве. Проект был связан с пирожными, я видела репортаж по телевидению.

Лера Фокина Лере мы дали путевку в жизнь, хотя она вряд ли когда нибудь признает это, да и не нужно - пусть себе творит на здоровье...

145


2000 год

146


Февраль - Анатолий Сметанин. Это, пожалуй, была последняя выставка в галерее «На Уютной». Саша Силантьев ушел, так как не смог сам зарабатывать деньги, а платить ему зарплату мы не могли, да и это было бы слишком, мы и так дали ему все, что необходимо для успешной работы. В галерее осталась Нина Федосеевна и галерея продолжала работать как салон.

Ксюша

Каждый раз, открывая дверь теперь уже просто мастерской на Уютной, мне кажется, что сейчас выбежит Ксюша, наша потрясающая кошка, которая тоже была неким достоянием галереи, а может быть и проводником для ангелов, которые помогали галерее. Ксюша была необыкновенной кошкой, она очень любила презентации и шумные собрания в галерее, всегда приходила и располагалась в центре событий. Ее первый котенок, был снят в одной из передач, посвященных нашим братьям меньшим. Если, пришедшие на съемку корреспонденты сразу не замечали Ксюши и не снимали ее, она очень обижалась, и допроситься ее уже было невозможно.

Ксюша

147


Ксюша помогала мне показывать графику, она была всегда рядом, и казалось, что это доставляло ей необычайное удовольствие. И просто удивительным было то, что она не любила иностранцев! Может быть, их запах, может быть их речь, трудно сказать, что именно в них заставляло ее мгновенно покидать галерею. Я даже собиралась написать огромный портрет Ксюши, но к сожалению она заболела и мы не успели оказать ей помощь. Нина Федосеевна очень поздно рассказала нам о том, что Ксюша больна. Насколько я не «кошатница» по натуре и не испытываю никаких чувств к этим животным Ксюша была исключением, она вызывала у меня только положительные эмоции. Ксюша с Ниной Федосеевной царствовали в галерее, к сожалению их уже с нами нет. Удивительно то, что Нина Федосеевна стала сама рисовать и причем очень успешно. И вообще я заметила, что обстановка галереи заражает желанием творчества, ведь не только Федосеевна начала рисовать. Юля Шейнцис, работавшая в «Морской галерее» изначально была далека от искусства, а впоследствии начала заниматься живописью. Но это другая история... В ноябре мы отпраздновали последний юбилей, было много гостей, много тостов, но мы понимали, что этот проект мы закрываем. Память о галерее останется в сердцах всех, кто с ней соприкоснулся, да еще и в этих строках.

148

Проект закончен! Да здравствует новый проект!


Конец 2007 года

А теперь, напоследок, хочу вернуться к упомянутому ранее Викторе Павлове. 26 октября 2007 года мы получили из издательства Моряк, каталог работ Виктора! В то время, как я стала писать эти записки и дошла до места, в котором я описала выставку Павлова в галерее, я задала себе вопрос: - А что же с Виктором происходит сейчас, где он и как он? Мы встретились и он рассказал о том, что он стал бомжом, что семья его выгнала из дома, но при этом он рассказал так же, что у него есть много картин на тему Голодомора, и сразу же дал мне визитку какой-то партии, со словами - они станут спонсорами. Я была очень рада тому, что не смотря на невзгоды и называясь бомжом, Виктор не утерял своей сути, он остался таким же острым и твердым духом своим человеком. Именно в этот период созрел как меценат наш знакомый, частый посетитель галереи Олег Атаянц и возможно ангелы Виктора сжалились над ним и подарили ему замечательную возможность быть увиденным и услышанным. После 16 летнего забвения у Павлова возродилось осознание своей значимости как художника. Благодаря Олегу состоялась выставка работ Виктора, в рамках проекта «Канон Успеха». Я счастлива, что способствовала этому необыкновенному событию. Почему-то все считают, что известность и признание для настоящего художника может прийти только после его ухода из этой жизни. В этом случае мы смогли нарушить общепринятую версию успеха. Павлов получил редкую возможность насладится вниманием к своему творчеству уже сейчас! Абсолютно замечательную карьеру сделал Артур Бальжик. Сегодня он владелец сети магазинов потрясающей, эксклюзивной мебели от выдающихся итальянских дизайнеров. Артур - это человек, который получает настоящее удовольствие от своего бизнеса, а одним из его последних достижений стало открытие цветочного бутика. Когда он только готовился к его реализации, он говорил об этом с таким искренним восторгом, что давало возможность прочувствовать все то, что чувствовал он. Артур говорил о том, что ему очень 149


неприятно покупать цветы на наших цветочных рынках, когда букеты обертывают в совершенно жуткий целлофан. Платишь огромные деньги, чтобы доставить радость любимым и дорогим сердцу людям, а взамен получаешь только неприятные эмоции. Артур для исполнения своей мечты пригласил к сотрудничеству одного из самых известных флористов мира - Кристиана Тортю, которого называют Yves Saint-Laurent цветов и теперь в нашем городе существует потрясающая галерея цветов. Прошло уже семь лет после того, как проект галереи «На Уютной» был окончен, и я попытаюсь рассказать о судьбе, может быть буквально в нескольких словах каждом, о ком упомянула в этой истории. Начну с нас - меня и Раду. Вот уже почти 10 лет мы работаем в «Морской галерее Одесского порта» и гордимся тем, что наш проект оказался настолько удачным. Наши девочки, Рада и Сильвия, которые все свое детство провели в галерее, которых мы так пытались сделать не художниками, а дать им достойное образование - окончили университет. Было время, когда я переживала за Раду, она так много времени проводила в галерее, что практически не имела другого общения, кроме нас. Вначале она избрала своей профессией веб-дизайн, работала заграницей, но вскоре вышла замуж и сейчас живет в Кейп-Тауне. Она подарила нам прекрасного малыша, которого я называю «африканским солнечным зайчиком». Сильвия, которая раньше не очень любила помогать в галерее, сейчас стала настоящим последователем нашей идеи. Она так же подарила нам радость в виде маленькой девочки по имени Марсель. Мы верим, что Марсель, когда вырастет, обязательно станет художником, может быть получив образование в ЮАР. Николай Пантелеймонович Павлюк и по сей день работает начальником Одесского порта, заботясь не только о работниках порта, но и о том, что бы наши внуки гордились нашим вкладом в развитие и становление экономики нашей страны. О художника и просто людях, соприкоснувшихся с галереей: Галина Сергеевна Мещерякова, моя первая учительница в художественной школе, недавно в Морской галерее прошла выставка ее работ. 150


Константин Владимирович Филатов ушел из этой жизни, да святиться имя его! Лена Лейчик стала выдающимся архитектором. Ира Евангелиди уже много лет проживает в США. Наташа Гончарова, Василий Гончаров, Олег Стайков, Алена Кульчик, Саша Лекомцев - живут и работают в Одессе. Евгений Лукашов продолжает коллекционировать, а также помагатбь художникам попавшим в беду. Валентин Сичинский живет в Одессе, также продолжая заниматься профессиональной фотографией. Лины Кнюк, к сожалению уже нет с нами в этой жизни, пусть земля ей будет пухом. Виктор Маляренко живет и работает в Киеве, занимается интересными проектами. Анатолий Шопин продолжает в том же духе, зарывать свой талант. Но может быть по прошествии времени о нем будут говорить потомки? Михаил Рашковецкий открыл и стал директором Музея еврейской культуры в Одессе. О Степане Мацюке, я уже очень давно ничего не слышала. Галина Блажиевская, мне очень ее не хватает, она так же отошла в мир иной. Эдуард Пороник, стал руководителем галереи и преподает в Педагогической академии. Татьяна Поповиченко живет и работает в Одессе. Владимир Владимирович Виленский, наш летописец так же ушел из жизни, оставив в ней след в виде своих публикаций о художественных событиях того времени. Люсьен Дюльфан недавно был в Одессе, просто удивительно, как он на это решился! Наталья Городецкая уехала в Канаду, оставив вместо себя Татьяну Бубновскую. Неля Калестру, слава Богу, до сих пор возглавляет Аптеку Гаевского. И аптека стоит, хотя дом в котором она находится еле-еле держится. С Наташей Баклановой не виделись очень давно. Алла Бычковская все так же работает в поте лица своего. Танюша Стамикова принимает огромные круизные суда, она стала руководителем круизной компании. О Лоре Нестеренко я ничего не знаю. 151


Измайловский Гарик стал галеристом. Овик Загробян существует параллельно с нами. Юра Зильберберг живет и работает в Одессе, а его друг и товарищ Саша Шмуклер уже много лет проживает в Израиле. Владимира Харченко совсем недавно представляла галерея «Белая луна» на втором междунвародном фестивале галерей Украины в Киеве. Евгения Ганичева ушла из жизни уже давно, но сейчас готовиться выставка ее работ новой галереей «Тритон». Лена Ильичева успешно выставляется в Одессе. Николай Прокопенко наконец выпустил долгожданный альбом своих произведений. Вместе с Олей Котляровой воспитывает внуков. Сережа Белик живет в Одессе, он так и не женился, часто выезжает в США, там, как говорит, имеет успех. Саша Силантьев живет и работает в Одессе. С Лешей Маликом пути разошлись, как-то стало совсем неинтересно представлять его интересы. Есть художники, которые себя переоценивают, что ставит перед галереей вопрос сотрудничества ребром. И как-то совсем выпустила из написания Веруню Путникову, которая была вместе с нами неизменно. Ее неповторимая манера рассказа, с такими одесскими выражениями всегда приносит радостное настроение. Веруня живет в городе, все так же общительна и бесподобна. Николай и Елена Тумановы, давшие нам возможность поработать в Брюгге, навсегда поселились в Европе. К сожалению, ушел из жизни господин Сидики, и история его была грустной. Галина Александровна Сидики сейчас живет в Москве. Мы очень признательны им всем, за чудесные времена нашей работы в Бельгии. А мы продолжаем работать на процветание «Морской галереи», выращивать внуков и гордится нашими дочерями! Уверенна в том, что галерея на Уютной сыграла свою замечательную роль в истории города!

152


Говорят, что Кохиро Мацукатва, любитель и покровитель искусств, приказал построить недалеко от Токио музей и назвать его «Киораку Бихуцу канн», что означает по-японски «Павильон чистого художественного удовольствия». Невозможно лучше и лаконичнее выразить то, чем в первую очередь музей или галерея является для друзей живописи. Вместо того, чтобы вызывать угрызения совести у посетителей, обеспокоенных незнанием предмета, следует напротив убедить их, что единственная задача для посетителя - получить удовольствие. Впоследствии ничто не помешает им дополнить любовь знанием. Любой человек хочет познать то, что любит, лучше узнать, чтобы еще больше любить, но любовь и радость важнее. Этьен Жильсон «Живопись и реальность»


154


155


156

Uyutnaya  

Рассказ Татьяны Биновской о создании и о работе первой частной галереи "На Уютной". Люди, события, выставки...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you