Page 1

Let's talk about... Urbanism, architecture, landscape, design, art, culture and…

#06, ноябрь 2018


ВИД НА «МІЛЬЙОН»


WHITE LINES А РХІТ ЕК Т У РА

Н О В О Г О П ОКОЛІН Н Я

(044) 592-50-50 SALES@WHITELINES.COM.UA


I N D O O R / O U T D O O R

L A N D S C A P I N G

6G Lobanovskogo ave. #152 Kiev, Ukraine, 03037 Office +38 (050) 303 63 36 BELODEDLANDSCAPING.COM

F R O M

A

T O

Z


Project: Location: Product:

Global School Kiev GLORIA Sun Sail by MANEZH Company


GLORIA SUN SAIL Стационарная натяжная тентовая система для защиты от солнца открытых площадок, кафе, ресторанов, отелей, террас частных домов, бассейнов. manezh.ua


НАС ЧИТАЮТ Let's talk about... Urbanism, architecture, landscape, design, art, culture and…


#06, ноябрь 2018

Все, что нужно знать об архитектуре, дизайне и урбанистике в культурном контексте

НАД НОМЕРОМ РАБОТАЛИ Константин Ковшевацкий главный редактор

Жанна Ржанова CEO

Ирина Исаченко

заместитель главного редактора

Татьяна Андрусь

выпускающий редактор

Юрий Ферендович арт-директор

Kатерина Глущенко дизайн и верстка

Надежда Богатая редактор

Елена Панченко редактор

Анастасия Борейко менеджер по рекламе

Каролина Берлева

литературный редактор

Ольга Чернова Татьяна Чернова Татьяна Франчук Юлия Шемякова Ольга Ельченко НА ОБЛОЖКЕ: Олеся Джураева, «Шум города 2», линогравюра, коллаж, 2014 г.

КОНТАКТЫ PRAGMATIKA.MEDIA

01054, Ukraine, Kyiv, 38, Turgenivska str. tel.: +380 (44) 465 53 41, +380 (67) 638 76 00 email: hello@pragmatika.media www.facebook.com/PRAGMATIKA www.pragmatika.media

9


Содержание

#06, ноябрь 2018

38

66

90

Архитектура будущего: идея vs технологии

Постпромзоны

На «ты» с цветом

Неформальные провайдеры новой парадигмы в поисках агентов

Мастера ХХ века в красках Baumit

Часть первая

Украинские бренды на зимней выставке Maison&Objet в Париже

14

COOL DOWN MAKE ART!

16

8 художников превратят холодильники в объекты искусства Конкурс промышленного дизайна INDUSTART

18

Офисный стол, холодильная камера, настенная лампа, смартфон, электрокар, вешалка для одежды и сережки — что общего между всеми этими объектами? Их объединяет INDUSTART Active House Academy Места заканчиваются!

20

Creative Ukrainians on Dutch Design Week 2018

22

Украинские дизайнеры на международном фестивале Dutch Design Week 2018

10

Объекты

28

Arch-non-fiction

36

Когда в І в. до н. э. Витрувий вывел формулу «Польза — Прочность — Красота», он едва ли мог себе представить, как изменится мир и наше представление о нем. А изменятся ли три кита, на которых держится вся архитектура — станет ясно, если заглянуть в книги из нашего обзора Архитектура будущего: идея vs технологии. Часть первая

38

4 и 5 октября Киев был центром жарких дискуссий: что ожидает мировую архитектуру в будущем — главенство искусственного интеллекта или преобладание живого разума? Постпромзоны Неформальные провайдеры новой парадигмы в поисках агентов

66

Урбанисты и культурные менеджеры пытаются преобразить городские пространства, выступая архитекторами процесса и опираясь на низовые инициативы «Архпрактика» с Ольгой Черновой Чье прошлое наше будущее? Когда вы движетесь вслед за предшественником, повторяя

80

пройденный им маршрут, его прошлое местоположение на какое‑то время становится вашим будущим. Поэтому завтрашний день последователей — это прошлое тех, за кем они следуют На «ты» с цветом. Мастера ХХ века в красках Baumit

90

Вместе с экспертами бренда Baumit мы попытались выяснить, как работали с цветом маститые архитекторы эпохи глобальных перемен, а также поговорили о способах поддержания колористики объектов в первозданном виде MANEZH Место под солнцем

112

Желание защитить себя и свое жилище от непогоды, яркого солнца и ветра естественно для человека. Совместно с партнером нашей рубрики украинской компанией MANEZH мы начинаем цикл статей о современных специализированных солнцезащитных конструкциях Киев как аксессуар

126

Архитектура Киева стала источником вдохновения для украинского дизайнера Веры Шелест, которая создает одежду и аксессуары с яркими калейдоскопическими принтами. Основой для орнаментов служат фото столичных домов


Содержание

#06, ноябрь 2018

154

166

254

Мультифункциональный комплекс White Lines

Римские Esperimenti Жана Нувеля

«Там где я»

Обзор проекта-финалиста WAF

Новая штаб-квартира Fondazione Alda Fendi, здание культурного центра Esperimenti

Архитектор и ландшафтник: игра в 4 руки

138

Людмила Белодед в рубрике «Ликбез» рассказывает об условиях успешной коммуникации между архитектором и ландшафтным дизайнером Мультифункциональный комплекс White Lines. Обзор проекта-финалиста WAF

154

Жилой комплекс White Lines от девелоперской компании A Development и архитектурной компании ARCHIMATIKA стал первым украинским проектом, вышедшим в финал престижного международного профессионального конкурса World Architecture Festival. Мы решили разобраться, чем именно проекту удалось завоевать жюри Римские Esperimenti Жана Нувеля

166

Ищите носорога на римском форуме Боарио. У подножия Палатинского холма, рядом с церковью San Giorgio in Velabro, прямо перед тетрапилоном Arco di Giano вы увидите скульптуру Rhinoceros at Saepta, выполненную Рафаэлем Кури. Это значит, вы стоите перед новой штаб-квартирой Fondazione Alda Fendi, зданием культурного центра Esperimenti

Дизайн-отель в здании советской типографии. Stamba Hotel

Киев в «отражениях» Олеси Джураевой

188

В Тбилиси бывшую советскую типографию превратили в дизайнерский отель. Команда из Adjara Arch Group старалась сохранить исторический облик здания, но при этом вдохнуть в него новую жизнь Total Levitation. Квартира от SVOYA Studio

204

Адаптировать пространство под потребности семьи из 4‑х человек, оформив интерьер частных апартаментов в Днепре в светлых тонах, — легко для архитекторов SVOYA Studio Освобождение пространства. История реконструкции церкви Св. Августина, Лондон

216

«Это первая в мире pop-up-церковь», — шутит святой отец Джанни Нотариани во время встречи с архитекторами, дизайнерами и журналистами в рамках London Design Week 2018 Gabriel Scott. Эволюция бренда

230

О том, как в мир дизайна ворвался тандем молодых канадцев, покоривших не только своих сверстников, но и заслуживших внимание столь мощных традиционалистских брендов, как Cartier, — читайте в нашем материале

LONDON DESIGN FAIR: экспозиции, которые остались за кадром

240

Лондонский фестиваль дизайна давно стал обязательным событием в календаре профессионалов и всех, кто интересуется современным дизайном. Основанный сэром Джоном Соррелом и Беном Эвансом 15 лет назад ивент в этом году посетили полмиллиона человек из более чем 80 стран «Там где я». Киев в «отражениях» Олеси Джураевой

254

Красота городской повседневности. Эстетика промзоны и выросших посреди мегаполиса свеженьких зданий из стекла. Принимать город с его постепенными, но необратимыми изменениями призывает украинская художница Олеся Джураева Большой архитектурный MeetUp и все-все-все

272

«Ого! А кто все эти люди? Архитекторы и дизайнеры?» — поразился один из гостей БАМ-2, явно не ожидавший, что мероприятие в Design Arena Kiev, организованное PRAGMATIKA.MEDIA 13 октября, соберет такое количество заинтересованных слушателей Спойлер

294

Дизайн и архитектура на экспорт 11


Письмо редактора

#06, ноябрь 2018

Константин Ковшевацкий Je prends mon bien où je le trouve — «Я беру свое добро всюду, где его нахожу». Этот гулкий ответ Мольера на обвинение в использовании в «Проделках Скапена» сцены из бержераковской комедии «Проученный педант» стал девизом последних перед выходом нашего нового тома дней в украинской медиасфере. Если экстраполировать слова французского драматурга далеко за пределы собственно сцены, мы получим некое представление об источниках вдохновения большого числа объектов современной архитектуры — не только в Киеве и не только в Украине. Мы, к сожалению, привыкли к тому, что поставленные на поток бесконечные ТЦ и ЖК зачастую похожи друг на друга как две капли слезы пойманного на горячем плагиатора. И к еще большему сожалению, в объемах, формах и линиях этих зданий абсолютно точно угадываются хорошо известные прототипы. Но ведь заглянуть за горизонт событий не преступление? И попробовать набросать будущее не так уж и сложно. Нужно всего лишь собрать мнения почти 50‑ти ведущих экспертов из Украины и всего мира.

12


Событие

#06, ноябрь 2018

УКРАИНСКИЕ БРЕНДЫ НА ЗИМНЕЙ ВЫСТАВКЕ

MAISON&OBJET

В ПАРИЖЕ

Отгремели осенние события в мире предметного дизайна и декора, а украинские бренды уже начали готовиться к зиме. Организаторы украинского стенда Ukrainian Design Brands Vol. 2 объявили пятерку участников следующей выставки Maison&Objet. В январе 2019 г. завоевывать Париж отправятся мастерская Sergey Makhno Architects, киевская компания MZPA, производитель декора Goloob, харьковский мебельный бренд Qualita и креаторы из Ужгорода Next Level Lighting.

Светильники, Sergey Makhno Architects

«Мы остаемся верными идеям проекта: это будет один световой бренд, один декоративный и мебельные бренды», — рассказывает соорганизатор украинской экспозиции на M&O, креативный директор комании Maïno Design Ukraine Анастасия Белецкая.

Харьковский производитель мебели Qualita повезет во Францию предметы коллекции Op-art из березовой фанеры дизайнера Юрия Зименко. Компания MZPA для Парижской выставки подготовит композицию из изделий разных дизайнеров, объединенных единым стилем. Предполагается, что это будут светильники от Юлии Кононенко, стол от Сергея Готвянского, стул от Катерины Соколовой и стеллаж от Алексея Харо. Мастерская Sergey Makhno Architects кроме предметов мебели собирается показать европейской публике люстры и керамику. Световой бренд Next Level Lighting поедет в Париж с «умными»

Стол Op-art. Дизайн: Юрий Зименко для Qualita

14


Событие

#06, ноябрь 2018

Светильник Interstellar, Next Level Lighting. Дизайн: Артем Колюка

деревянными люстрами из серии Interstellar дизайнера Артема Колюки.

от европейских профессионалов своего дела», — объясняет Белецкая.

Компания Goloob попытается заинтересовать посетителей январского M&O декором из фаянса (светильники, подставки для зеркала и стаканы).

Maison&Objet — крупная французская выставка дизайна интерьера, которая проводится два раза в год и входит в топ важных европейских событий в сфере дизайна интерьера. Проходит в Париже в выставочном центре Paris-Nord Villepinte. Участниками первого коллективного стенда Ukrainian Design Brands на M&O в сентябре 2018 г. были студия Ryntovt Design (Харьков), бренд Grid Idea (Львов), бренд NOOM (Киев), производитель осветительных приборов Yalanzhi Objects (Одесса) и мебельная компания ZEGEN (Черкассы). Зимняя сессия M&O пройдет 18—22 января.

Основным требованием к дизайнерским брендам, которых для участия в украинской экспозиции на M&O отбирали на конкурсной основе, была готовность к экспорту своей продукции. «Какая суть нашего проекта? Пять участников на выставке должны иметь возможность протестировать формат, понять, уверенно или неуверенно они чувствуют себя, что нужно подтянуть, на какие объекты сделать акцент, и получить фидбэк

Фаянсовые стаканы, Goloob

Офисный стол, MZPA. Дизайн: Сергей Готвянский

15


#06, ноябрь 2018

Событие

COOL MAKE DOWN ART!

16


Событие

#06, ноябрь 2018

8 ХУДОЖНИКОВ ПРЕВРАТЯТ ХОЛОДИЛЬНИКИ В ОБЪЕКТЫ ИСКУССТВА

В галерее Mandarin Maison в пятницу, 9 ноября, откроется выставка Cool down, make art!, на которой посетителям покажут уникальные арт-объекты — холодильники Smeg культовой модели, превращенные в произведения искусства. Над созданием арт-коллекции работали восемь выдающихся украинских художников — Александр Верещак, Николай Маценко, Роман Минин, Александр Ройтбурд, Виктор Сидоренко, Олег Тистол, Василий Цаголов и Сергей Якименко.

Выставка будет проходить с 9 по 25 ноября в галерее Mandarin Maison по адресу: Киев, ул. Бассейная, 6, ТЦ Mandarin Plaza, 5 этаж. После закрытия экспозиции арт-холодильники уйдут с молотка. На благотворительном аукционе гости смогут поторговаться за право обладания уникальными произведениями. Деньги, собранные на аукционе, направят на развитие Одесского художественного музея. Благотворительный проект организовали Mandarin Maison и Smeg при поддержке фондов Юлии Гершун и Игоря Абрамовича. Для оформления галереи был приглашен известный архитектор Сергей Махно. PRAGMATIKA.MEDIA выступает информационным партнером проекта.

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA |

PRAGMATIKA.MEDIA удалось понаблюдать за творческим процессом одного из мастеров. Роман Минин родом из шахтерского городка в Донецкой области и часто использует в своих работах образы горняков. Шахтер в защитной каске появился и на холодильнике, над преображением которого трудится Роман.

17


Событие

#06, ноябрь 2018

КОНКУРС ПРОМЫШЛЕННОГО ДИЗАЙНА

INDUSTART Офисный стол, холодильная камера, настенная лампа, смартфон, электрокар, вешалка для одежды и сережки — что общего между всеми этими объектами? Их объединяет INDUSTART.

До 30 ноября 2018 г. молодые дизайнеры могут успеть подать свои работы на Международный конкурс промышленного дизайна INDUSTART, который организаторы позиционируют как возможность заявить о себе и получить хороший старт в карьере. На конкурс принимаются концепты и реализованные работы в семи номинациях: «Мебель», «Оборудование», «Освещение», «Бытовая и компьютерная техника», «Транспорт», «Декор в интерьере», а также «Украшения и аксессуары». Каждая номинация разделена на три блока: «Реализованные проекты», «Концепт-дизайн» и «Студенческий дизайн». Жюри INDUSTART — это авторитетные архитекторы, дизайнеры, журналисты, блогеры из 14 стран мира. Судейская коллегия будет оценивать работы не только как объекты дизайна, но и с точки зрения их промышленной перспективы. Зарегистрироваться для участия в конкурсе можно на сайте 18

www.industart.org. Участник имеет возможность подать несколько конкурсных работ. При этом взнос за одну работу составляет 60 евро (30 — для студентов). Победитель в каждой номинации получит AWARD INDUSTART. Гранпри — 2 000 евро. Кроме того, партнер конкурса — авторитетная школа дизайна Istituto Europeo di Design (Италия) предоставит стипендию на обучение, а проект ZAVOD подарит главному победителю украинские дизайнерские часы RIDER1991, созданные в коллаборации со студией GM design group. Совещание жюри и подсчет результатов продлится до 31 января 2019 г. В феврале состоится церемония награждения победителей. Организаторы INDUSTART, проводя конкурс и сопутствующие мероприятия, ставят себе амбициозную цель — мотивировать и упорядочить украинскую дизайн-среду в мировом контексте.

Кресло для офиса The Planet от украинской студии MZPA, победитель INDUSTART 2017 г. в номинации «Мебель»


Событие

#06, ноябрь 2018

Система освещения стен Hexapod от студии sKY_Associative из Тайваня, победитель INDUSTART 2017 г. в номинации «Оборудование»

Вешалка для одежды Hilka от дизайнеров Ульяны Зачкевич и Станислава Бойчука (MZPA), победитель INDUSTART 2017 г. в номинации «Мебель»

19


Новости

#06, ноябрь 2018

ACTIVE HOUSE ACADEMY МЕСТА ЗАКАНЧИВАЮТСЯ!

Александр Кучерявый — архитектор из Беларуси, который успешно занимается энергоэффективными проектами и в Украине. Он создатель первого мультикомфортного дома у себя на родине и Optima House — реализованного проекта, признанного первым в Украине активным домом на международном конкурсе Active House Label Award 2017 в Дании. Сам архитектор входит в ТОП-20 верификаторов Active House в мире. Напомним, что Active House — международная рейтинговая система, в которой учтены оптимальные параметры комфорта проживания, энергоэффективности, безопасности для здоровья и окружающей среды.

А в рамках образовательной платформы Active House Academy он делится собственным опытом с коллегами, которые небезразличны к sustainable архитектуре. Платформа стартовала недавно при официальной поддержке «Альянса активного дома». Уже 52 студента прошли обучение в рамках двухдневного интенсива с автором программы. Были поданы 7 украинских проектов на международный конкурс Active House Label Award 2018. И 2 проекта наших соотечественников вышли в шорт-лист! «Активных домов должно быть больше. Это сделает нашу жизнь лучше!» — убежден Александр.

До конца года только 100 студенАлександр является идейным тов пройдут обучение в Active House вдохновителем и куратором Active Academy. Места быстро заканчиваются, House Days in Ukraine — ежегодного так что спешите зарегистрироваться! ивента для архитекторов, дизайнеров, инженеров, риелторов и застройщиков. www.activehouse.academy

20


Событие

CREATIVE UKRAINIANS ON DUTCH DESIGN WEEK 2018

#06, ноябрь 2018

22

ТЕКСТ:

ТАТЬЯНА АНДРУСЬ

Неподдельный интерес, профессиональная белая зависть и вдохновение — именно так описывают реакцию посетителей на свои работы отечественные дизайнеры, побывавшие на Международном фестивале Dutch Design Week 2018


Событие

#06, ноябрь 2018

Архитектором украинского стенда Modern_ism выступила Ольга Богданова. Фото: Антон Бесчастный

С 20 по 28 октября в голландском Эйндховене 17 талантливых украинцев во главе с кураторами национальной экспозиции архитектором Ольгой Богдановой, дизайнером Катериной Соколовой, Еленой Оранской и графическим дизайнером Аленой Соломадиной приняли участие в этом международном фестивале.

разместился в пространстве центра TAC (Temporary Art Centre). Выбранная историческая тема особенно актуальна в контексте нынешних общественных и цивилизационных сдвигов. Елена Оранская и Ольга Богданова подчеркивают, что понятие модернизма должно снова стать modern — современным, сегодняшним, инновационным, отражающим тенденции и создающим ноКоллективный стенд, заглавной тевую реальность, объединяя различные мой которого в этот раз стал Modern_ism, отрасли и технологии. 23


Событие

#06, ноябрь 2018

На переднем плане — подвесной светильник LOOP 01, созданный дизайнером Андреем Зинчуком, и керамика, расписанная Машей Ревой. Фото: Антон Бесчастный

PRAGMATIKA.MEDIA подробно рассказала о работах каждого из украинских участников в масштабном цикле статей, посвященном подготовке наших креаторов к фестивалю 2018 года. Сейчас мы поинтересовались у организаторов и членов «украинского десанта» о том, какие фидбэки получили отечественные дизайнеры от европейских мэтров и рядовых гостей фестиваля. Харьковский промышленный дизайнер и основатель Container Design Studio Евгений Пуклич, представивший на выставке два предмета из серии Contain Air и угловой светильник XYZ, рассказал о том, что происходило на протяжении недели непосредственно на стенде: «Практически все посетители были открыты общению — не скупились на комплименты и достаточно эмоционально выражали свой восторг. Один человек даже сказал, что он влюбился в украинский дизайн». По словам Евгения, поток посетителей был постоянным — у всех ребят брали визитки, пресс-материалы, созданные кураторами Prostir86, и живо интересовались подробностями создания объектов: «Самый запоминающийся комментарий был от известной нью-йоркской галеристки — она сказала, что наш стенд очень выделяется на фоне остальных участников. Я попросил ее охарактеризовать украинские работы одним словом, и после непродолжительной паузы она ответила, что мы — фантазеры. И добавила: вдвойне круто, что все объекты не только эстетически привлекательны, но и функциональны! Еще один приятный сюрприз — посещение нашего стенда звездой голландского дизайна Питом Хейн Эйком. В тот день я был в Амстердаме, но ребята передали мне слова Пита, который был очень впечатлен моими работами и даже, по его словам, завидует мне в какой‑то степени!». 24


Событие

#06, ноябрь 2018

Керамический светильник в полихромных поливах. Дизайн Сергея Махно

ВДВОЙНЕ КРУТО, ЧТО ВСЕ ОБЪЕКТЫ НЕ ТОЛЬКО ЭСТЕТИЧЕСКИ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫ, НО И ФУНКЦИОНАЛЬНЫ!

Ковер Lighthouses of Mars. Мастерская OLK Manufactory

Соорганизатор фестиваля Dutch Design Week урбанист Кейс Донкерс — один из гостей, посетивших украинский стенд. Фото: Антон Бесчастный

25


Событие

#06, ноябрь 2018

Латунный модульный светильник Fuller Light. Дизайн Николая Соколова

«Публика не только вникала в подробности, но и действительно понимала наш дизайн, более того, люди в прямом смысле не отходили от стенда! Довольно забавно наблюдать, как гости из Европы и Азии — от студентов до пожилых людей — не могли сдержать свой восторг и улыбались, словно дети», — говорит основатель бренда ABCDRINGS Антон Бесчастный, представивший на выставке коллекцию колец SPACE CODE PRINTED. Представляя работы каждого из участников, куратор экспозиции Ольга Богданова активно общалась с посетителями на стенде. Фото: Антон Бесчастный

26

На Ольгу Богданову впечатление произвела The Dutch Datcha — вечеринка-презентация украинского дизайна, организованная голландским архитектором Фулко Трефферсом и Еленой Оранской, представляющей Art-East + Art-West, при поддержке украинского посольства в Нидерландах. Ведущим мероприятия выступил сам Трефферс, пригласивший группу украинских дизайнеров. В этот вечер гости получили возможность не только отведать


Событие

#06, ноябрь 2018

Арт-перформанс дизайнера Маши Ревы в рамках вечеринкипрезентации The Dutch Datcha. Фото: Ольга Богданова

блюда национальной кухни Украины, но и побывать на арт-перформансе в исполнении украинского дизайнера Маши Ревы, выступлениях Трефферса и его супруги, арт-менеджера Марйо ван Шайк, а также посла Украины в Нидерландах Всеволода Ченцова. Одним из спикеров стала и сама Ольга Богданова, которая рассказала об украинцах как о творческой нации, желающей развиваться и работать в партнерстве. Гости из Бельгии, Германии, Франции и Голландии, по словам Богдановой, отметили, что Украина — страна с огромным бизнес-потенциалом и перспективами для сотрудничества. «Эмоциональный перформанс Маши, показ видео об Украине, в котором демонстрировалась многогранность и креативность нашей страны, и, собственно, отдельная экспозиция, составленная из трех наших объектов от Инны Педан, Иры Терех, Жени Пуклича и Маши Ревы, — все это было на The Dutch Datcha. Это один из лучших промоивентов Украины, который я когда‑либо видела, — отмечает Ольга Богданова. — В ходе вечера Трефферс был очень тронут тем фактом, что прямо сейчас украинцы строят свою страну, потому что в Голландии подобное выражение является нонсенсом, а у нас в этот процесс вовлечен практически каждый второй житель». Украинские дизайнеры уже вернулись домой и приступили к созданию новых объектов. О своих впечатлениях, специфике участия в международных выставках и дизайне на экспорт организаторы коллективного стенда и креаторы расскажут на предстоящем итоговом мероприятии. 27


Объект

#06, ноябрь 2018

ВРАЩАЮЩИЕСЯ СВЕТИЛЬНИКИ ИЗ СЕРИИ LEAVES Американский скульптор Александр Колдер, заслуживший известность благодаря своим движущимся скульптурам, так называемым мобилям, вдохновил украинского дизайнера Катерину Соколову на серию осветительных приборов Leaves с элегантными абажурами. Соколова позаимствовала у скульптора не только геометрические формы и пластические линии. Как и мобили Колдера, ее лампы могут вращаться, позволяя легко приспособить источник света для вашего удобства. Бра из серии Leaves идеально дополнит атмосферу уюта, если разместить его над диваном. Подвесной светильник отлично подойдет для места над обеденным столом, а торшер с массивной подставкой хорошо впишется в интерьер возле кресла или в изголовье кровати.

Настенный светильник Leaves дизайнера Катерины Соколовой, металл

28


Объект

#06, ноябрь 2018

Светильник Light LM1

МНОГОГРАННЫЕ ОБЪЕКТЫ ОТ

VAHAN AVAKIAN Бренд Vahan Avakian — это дизайнерские предметы, выполненные в технике полигональной скульптуры. Желтый многогранный светильник Light LM1 и красная ваза Vase ZG2 из полимера — яркие примеры стремления дизайнера создавать объекты искусства, которые имели бы практический смысл. Базовая коллекция Vahan Avakian состоит из многоугольных ваз и светильников — результат его эксперимента дизайнера материалами и геометрическими формами. Все предметы создаются мастером вручную.

Ваза Vase ZG2 29


Объект

#06, ноябрь 2018

СЕМЕЙСТВО ЛАМП CORNER ОТ FILD Украинский бренд предметного дизайна FILD семейного тандема Дэна и Катерины Вахрамеевых выпустил серию минималистских ламп Corner. Она включает четыре предмета — три подвесных и один настольный светильник. Изготовлены они из металла и выглядят до гениальности просто — напоминают сложенный пополам плотный лист бумаги или картона с источником света внутри. Настольная лампа Corner — образец универсального решения: она идеально подходит для стола, полок, тумб и даже пола, давая достаточно яркий отраженный свет.

30

Подвесной же вариант светильника с его вращающимся корпусом, напротив, привносит мягкий струящийся свет. Сами авторы называют его поэтическим дополнением к любому пространству. Вдохновленные эстетикой минимализма и элементами графического дизайна светильники Corner доступны в шести разных оттенках. К слову, они оснащены светодиодной лампочкой, рассчитанной на 10 тыс. часов работы и дающей теплое естественное свечение, а их матовая текстура меняет диффузию света, что делает его мягче и комфортнее для глаз.

Настольные лампы из коллекции Corner


Объект

#06, ноябрь 2018

SANDALYECİ

СТИЛЬНЫЕ СТУЛЬЯ ДЛЯ РЕСТОРАНОВ ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ДИЗАЙН ОТ ТУРЕЦКОГО БРЕНДА

Стулья от турецкого бренда SANDALYECI легко впишутся в интерьер и ресторана в роскошном отеле, и уютного маленького кафе. Мастера SANDALYECI используют в производстве массив бука, а для обивки — экокожу или ткань. Бренд предлагает более тысячи готовых решений для закрытых помещений, открытых площадок или может разработать

дизайн по индивидуальному заказу клиента. SANDALYECI — это не только стулья, но и столы, а также другая мебель для HoReCa. С 2002 г. компания реализует масштабные проекты в крупных гостиницах, ресторанах и кофейнях по всему миру. В ближайшее время шоурум SANDALYECI откроется и в Киеве.

31


Объект

#06, ноябрь 2018

СОЛДАТСКИЙ САПОГ

МАЛЕВИЧА Работая над проектом «Малевич. ХХ век», художник Юрий Соломко искал ответ на вопрос, что растоптал солдатский сапог — символ столетия с его двумя мировыми войнами. «Новый век наступил буквально на эпоху дворцов и церквей, обрамленную в барочный багет, раздавил ее, превратил в позолоченный след на подошве истории», — так поясняет свою идею художник. Арт-объекты Соломко — солдатские сапоги из белого фарфора с цитатами супрематических полотен Казимира Малевича и той самой золотой грязью на подошве — были выставлены в Национальном музее декоративного искусства в Киеве. К слову, материал — отсылка к советскому агитационному фарфору 1920—1930‑х гг.

Серия «Малевич. ХХ век», Юрий Соломко, фарфор, живопись, позолота

32


Объект

#06, ноябрь 2018

ИННОВАЦИОННЫЙ ПОДСВЕЧНИК ОТ

NOTTDESIGN

Дизайнеры Сергей Готвянский и Никита Момот из студии Nottdesign исследовали тему интуитивного регулирования степени освещения и в результате пришли к созданию оригинального прибора Ether. Светильник состоит из подсвечника в форме блюда и девяти индукционный свечей, которые зажигаются от контакта с подставкой. «Как и с восковыми свечами, при недостатке света мы берем больше свечей», — объясняют дизайнеры свою идею. Кроме того, с инновационным подсвечником Ether можно «играть»: перемещение свечи от края к центру подставки позволяет регулировать ее яркость.

Светильник Ether. Дизайн: Сергей Готвянский и Никита Момот

33


Объект

#06, ноябрь 2018

Антон Бесчастный дизайнер

КОЛЛЕКЦИЯ SPACE CODE PRINTED ОТ

ABCDRINGS «Аксиома формы с акцентом на бескомпромиссную геометрию» — именно так основатель марки ABCDRINGS Антон Бесчастный описывает свои аксессуары, выполненные в технике 3D-печати. Правда, по словам автора, компромиссом здесь стал материал, из которого сформированы аксессуары: «Я применил сталь, потому что драгоценные металлы влекут за собой высокую стоимость изделия».

34

Кольца из серии Y-SPACE: QUBE, Y-TUBE, Y-RING, TRINITY


Объект

#06, ноябрь 2018

«В основе концепции дизайна — аксиома формы. Чистая геометрия, вне времени и моды», — говорит автор коллекции. Ее создание началось с момента, когда дизайнер искал аксессуар лично для себя. Не обнаружив у местных производителей чего‑то впечатляющего, Антон решил сам придумать свое кольцо. Поиск начался с ортогональной пуристики куба и далее развивался вокруг трех элементов — линии, плоскости и объема. Когда собралось около 20 моделей, автор реализовал их в единой концепции SPACE CODE PRINTED. Особого внимания заслуживает авторская упаковка ABCDRINGS. Как и серия колец, она лаконична, оригинальна и состоит всего из трех простых элементов: бирка с лого и названием модели, три модуля из черного картона, которые собираются в куб, и полупрозрачный пакет из кальки, напоминающий по текстуре рисовую бумагу. Дизайнер подчеркивает, что покупая кольцо, клиенты испытывают особое эстетическое удовольствие от процесса распаковки, а при получении такого подарка еще никто не оставался равнодушным!

TRINITY RING

QUBE RING

35


Books

#06, ноябрь 2018

ARCH-NON-FICTION Как бы стремительно и до неузнаваемости ни менялась жизнь вокруг нас, есть вещи, которые, к счастью, остаются незыблемыми и постоянными. Они служат для нас маяками, позволяющими не сбиваться с намеченного курса. Когда в І в. до н. э. Витрувий вывел формулу «Польза — Прочность — Красота», он едва ли мог себе представить, как изменится мир и наше представление о нем. А изменятся ли три кита, на которых держится вся архитектура? Возможно, если заглянуть в книги из списка ниже, то не понадобится раскладывать пасьянсы или всматриваться в хрустальный шар.

Татьяна Чернова практикующий архитектор, влюбленный в книги и красоту

ПРОЧНОСТЬ ВОЗДУХ С ДРУГИХ ПЛАНЕТ: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ГРЯДУЩЕЙ АРХИТЕКТУРЫ. ШОН ЛАЛЛИ   THE AIR FROM OTHER PLANETS: A BRIEF HISTORY OF ARCHITECTURE TO COME. SEAN LALLY Что мы привыкли называть красивым словом «архитектура»? С момента появления на планете творения зодчих фактически были олицетворением понятия «монументальность». С каждым новым вмешательством технологий человеческого разума сама суть архитектуры теряла свой вес в контексте материи, а пространство моделировалось для осуществления все большего числа функций. Если наше сегодня — это пространство из стекла и бетона, то кто знает, возможно, наши правнуки будут ограничиваться лишь энергетической оболочкой…

ГДЕ КУПИТЬ? На официальном сайте издательства можно не только приобрести книгу, но и предварительно рассмотреть ее страницы.

WWW.LARS-MUELLER-PUBLISHERS.COM

36

WWW.NIGHTWHITESKIES.COM

Архитектор из Чикаго, основавший свою студию на принципах взаимодействия ландшафта, дизайна и городской среды, считает, что одна из важнейших тем в архитектуре и за ее пределами — это энергия. И говоря об энергии, автор подразумевает не только классические ее источники и виды, но и более тонкие материи, описанные Эйнштейном. Речь идет об энергии, которую сложно увидеть глазами, но которую мы ощущаем каждый день, сталкиваясь с другими людьми, чувствуя тепло, даже когда рядом нет огня или солнца. Название книги может показаться ненаучным и не связанным с архитектурой и пространством. Однако легко принять основную мысль книги, если представить себе конус света от фонаря в темноте или оазис со своим собственным микроклиматом на фоне песчаного океана.

ПОЧЕМУ СТОИТ ПРОЧЕСТЬ? Чтобы создать что‑то по‑настоящему новое, необходимо выбросить из головы все правила, действующие на протяжении веков. Возможно, чтобы построить будущее, необходимо оторваться от привычного фундамента и приблизиться к самой сути природы и человека. Ну а через несколько десятков лет книгу вполне можно будет рассматривать в качестве практического руководства.


Books

#06, ноябрь 2018

ПОЛЬЗА БУДУЩЕЕ ГОРОДОВ В ЭПОХУ ИЗМЕНЧИВОГО КЛИМАТА. ТОНИ ФРАЙ CITY FUTURES IN THE AGE OF A CHANGING CLIMATE. TONY FRY Опасность внезапных изменений климата в результате глобального потепления и другие, еще не изведанные учеными природные катаклизмы (и, конечно, фильм «Послезавтра») заставили архитекторов-градостроителей пересмотреть свои взгляды на будущее города как неприступной крепости для комфортного существования общества. Тони Фрай — классический пример проектировщика-теоретика и автор большого количества произведений, касающихся архитектуры в разрезе экологии и климатологии.

ГДЕ КУПИТЬ? Оценить книгу можно, приобретя ее электронную версию:

PLAY.GOOGLE.COM

КРАСОТА БУДУЩЕЕ ДИЗАЙНА. БРЭДЛИ КУИНН DESIGN FUTURES. BRADLEY QUINN

Фрай выдвигает два фундаментальных предположения, рассматривая будущее городов при постоянном и не всегда прогнозируемом изменении климатических условий, в которых существует город. Первый тезис заключается в том, что город устоит. И останется пространством для объединения людей. Однако второй тезис от Тони — о переосмыслении научного подхода к градообразованию. Автор рассматривает различные возможные сценарии развития будущего города в его самых разных формах. ПОЧЕМУ СТОИТ ПРОЧЕСТЬ? Архитектор творит в городской среде. Человек живет в городской среде. Чтобы понимать, что ожидает нас «На самом деле каждый аспект городской архитектуры будущего станет интерактивным. И не только потому что фасады станут светиться и изменять форму, но также и потому что экстерьеры будут задуманы как чувствительные кожные покровы, которые используют энергию, защищая структуру здания от ветра, дождя и солнечного тепла». Именно эта основная мысль канвой проходит через всю книгу, освещая для читателя последние достижения в области дизайна. Куинн, говоря о будущем, прогнозирует рост природной составляющей в объектах архитектуры и дизайна самого различного масштаба. Просто представьте себе дом, который будет впускать в свои границы природу, чувствовать ваше настроение или давать советы относительно здоровья. ГДЕ КУПИТЬ? Оценить книгу можно, приобретя ее электронную версию:

WWW.AMAZON.COM

в ближайшем или отдаленном будущем, и чтобы представлять, каким будет сам процесс проектирования при большом количестве неизвестных переменных, остается проникнуть в саму суть города. Если честно, книга ставит множество вопросов, однако вопросов правильных. Особое внимание стоит уделить главе, посвященной новейшим материалам. Чтобы соответствовать новым требованиям к качеству среды, материалам предстоит стать более легкими и одновременно прочными, адаптироваться к освещению и температуре воздуха, обеспечивать максимальный комфорт и экологичность. И речь здесь идет не о фантазиях, а о конкретных исследованиях в области нанотехнологий, добычи и эксплуатации углерода и сильных молекулярных структур. Среди дизайнеров, о которых пишет Куинн, можно обнаружить Тойо Ито, Карима Рашида, Морица Вальдемейера и многих других. ПОЧЕМУ СТОИТ ПРОЧЕСТЬ? «Будущее дизайна опирается на объекты, с которыми мы живем сейчас, и многие из продуктов, структур и элементов окружающей среды, окружающих нас сегодня, формируют наше будущее». И с той скоростью, с которой сейчас развиваются высокие технологии, будущее наступит намного раньше, чем могли себе представить писателифантасты. Книга не только дает представление о тенденциях, но и позволяет заглянуть в будущее дизайна. 37


#06, ноябрь 2018

АРХИТЕКТУРА БУДУЩЕГО:

Тенденции

ИДЕЯ ТЕХНОЛОГИИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ТЕКСТ:

ЮЛИЯ ШЕМЯКОВА ФОТО:

ЮРИЙ ФЕРЕНДОВИЧ

38


Тенденции

#06, ноябрь 2018

39


Тенденции

#06, ноябрь 2018

4 и 5 октября Киев был центром жарких дискуссий: что ожидает мировую архитектуру в будущем — главенство искусственного интеллекта или преобладание живого разума? Ответ кажется очевидным, но не спешите утверждать, что господство останется за человеком всегда. Технологии, созданные людьми, обладают невероятным потенциалом и, возможно, смогут самостоятельно генерировать инновации, как бы фантастично это ни звучало.

Крупнейший архитектурный форум Восточной Европы открылся 4 октября, и за два дня конференции более тысячи участников услышали мнения по этому вопросу от 30 спикеров из 12 стран. Ведущие архитекторы, инженеры, девелоперы и представители медиа обсуждали развитие технологий и их дальнейшее применение. Специалисты делились опытом: как благодаря передовым разработкам создавать комфортные условия для человека и можно ли доверить проектирование сложных решений, в том числе и творческих, технологиям ВІМ, 3D и др. Каждый спикер, делясь своим опытом, объяснял слушателям, на каком этапе без человеческого гения не обойтись, а что можно доверить искусственному интеллекту. В первой части мы собрали мнения 9 спикеров: кто‑то настаивал на более масштабном применении современных технологий для формирования архитектуры будущего, кто‑то же придерживался мнения, что лишь человеческому фактору мы обязаны созданием уникальных архитектурных образов.

40

Для организаторов было важным создать атмосферу интерактивного общения спикеров и слушателей — такой формат конференции наиболее эффективен


Тенденции

#06, ноябрь 2018

41


Тенденции

ТАТЬЯНА КОЛЧАНОВА

#06, ноябрь 2018

ОСНОВАТЕЛЬ КОНФЕРЕНЦИИ ARCHITECTURE OF THE FUTURE

Татьяна Колчанова, основатель и организатор конференции, объясняет, почему так важно сегодня обсуждать технологический прогресс в архитектуре завтрашнего дня. PRAGMATIKA.MEDIA: Почему нам сегодня важно обсуждать тему архитектуры будущего? Т. К.: Тема внедрения новых технологий во все сферы жизни человека — наиболее обсуждаемая сегодня в мире: на арене зарубежных конференций и в медиа. Рынок проектирования и строительства не исключение. Мир архитектуры входит в новую

информационную эру, и мы как страна, рынок, регион не должны стоять в стороне. Изучение, применение и внедрение новых технологий в AECотрасли в нашем случае — очень длительный процесс. Однако только через обучение и шанс получить знания от носителей уникального опыта и практики возможно этот процесс ускорить. Будущее уже наступило на многих развитых рынках. И конференция «Архитектура будущего» — это возможность для локальных архитекторов и архитекторов ближнего зарубежья перенять-услышать-узнать-обсудить

ОСНОВНОЙ ТРЕНД, НА КОТОРОМ ОСТАНАВЛИВАЛИСЬ СПИКЕРЫ, — ЭТО ПОЛНОМЕРНАЯ ДИДЖИТАЛИЗАЦИЯ ВСЕХ ПРОЦЕССОВ AEC-ОТРАСЛИ 42


Тенденции

#06, ноябрь 2018

направления для применения новых технологий на конкретных примерах, кейсах, проектах. Когда мы перестаем обучаться — мы деградируем. Мир слишком быстро развивается, и без постоянного процесса обучения наша отрасль проектирования и строительства, имеющая огромный потенциал как с точки зрения человеческого ресурса, так и технологического, не сможет сделать качественный рывок вперед. P.M.: Каким вы, организаторы, видите вектор развития архитектуры в будущем? Т. К.: Основной тренд, на котором останавливались спикеры, — это полномерная диджитализация всех процессов AEC-отрасли вплоть до нивелирования любых бумажных носителей. Однако более детально поговорить о том, как это будет происходить в будущем, мы хотим на двух конференциях, которые уже запланированы на 2019 г. P.M.: Как вы выбирали эту тему и почему остановились именно на ней?

Т. К.: Тема применения новых технологий на рынке проектирования и строительства очень глубокая, и в рамках первой конференции «Архитектура будущего» мы в общем пробежались по основным направлениям. Хочу отметить, что «Архитектура будущего» — это не просто тема, а полноценный продукт, с помощью которого из года в год мы будем собирать ведущие умы в AEC-отрасли для более глубокого изучения новых трендов и направлений в архитектуре. Уже в следующем году мы планируем пригласить и привезти в Украину ведущих специалистов наиболее успешных архитектурных бюро мира, не просто внедряющих новые технологии, а скорее создающих эти технологии. Также четко видим и определенный экономический эффект для Украины и Киева в частности. Поскольку конференция будет расти, соответственно, увеличится и интерес со стороны зарубежных гостей. В этом году на конференцию приехали 140 гостей из других стран. Мы планируем ежегодно увеличивать их число.

Новый паромный терминал в Стокгольме — яркий пример архитектуры, где продумано все: ультрасовременный дизайн, релаксационные зоны, возобновляемая система потребления энергии. Бюро C.F. Møller

43


Тенденции

ОТО НОВАЧЕК

#06, ноябрь 2018

АРХИТЕКТУРНОЕ БЮРО ATRIUM STUDIO, СЛОВАКИЯ

PRAGMATIKA.MEDIA: О чем ваш доклад на форуме? О. Н.: Я урбанист из Словакии и приехал сюда со своими коллегами из Atrium Studio. Кроме обычной архитектуры мы используем BIM-технологии и в наших проектах стремимся сконцентрироваться на вовлечении общественности не только в анализ и сбор реальных данных, но и в дизайн, и в конечном итоге — в создание общей городской среды. Моя презентация посвящена аналитической платформе, разработанной на основе трех разных проектов.

В переводе на русский она называется «Эмоциональная карта» — это, как я уже сказал, вовлечение людей в сбор данных, например, о том, как они передвигаются по городу. Сейчас у нас уже множество данных и аналитических инструментов, позволяющих увидеть, как люди используют улицы, как они по ним перемещаются. Если вы не приезжий или турист, а обычный гражданин города, то для вас его восприятие на 80 % некая визуальная дымка: вы не передвигаетесь по нему, а скорее просто проходите сквозь него, мало что замечая. Мы пытаемся выяснить, какие части города люди посещают чаще всего, какие являются самыми

МЫ ДОЛЖНЫ НАЧАТЬ ДУМАТЬ О СЕБЕ КАК О СОТВОРЦАХ ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА, КАК О ТЕХ, КТО СПОСОБЕН ВЛИЯТЬ НА ЕГО ФОРМИРОВАНИЕ 44


Тенденции

#06, ноябрь 2018

привлекательными для них. Программа еще дорабатывается и совершенствуется — у нас есть серия вопросов, и отвечая на них, люди могут в этом приложении отмечать расположение, выставляя географические метки и даже прочерчивая некие линии, добавлять комментарии и так далее. Затем, собрав результаты, мы стараемся дать свою профессиональную оценку в архитектурном поле: в каких условиях, с нашей точки зрения, находятся те или иные зоны.

ЛЮДИ ВЛИЯЮТ НА ГОРОД И ГОРОД ВЛИЯЕТ НА НИХ, И ВМЕСТЕ ОНИ ПРИСПОСАБЛИВАЮТСЯ ДРУГ К ДРУГУ P.M.: Как вы используете полученные данные в своей работе?

P.M.: Если сравнивать Украину и Словакию как две посткоммунистические страны, какую архитектуру будущего в них вы видите? О. Н.: В обеих наших посткоммунистических странах, Словакии и Украине, мы должны применять принципы демократии, но не в политическом, а общественном, социальном смысле этого понятия. Мы должны начать думать о себе как о сотворцах городского пространства, как о тех, кто способен влиять на его формирование. Поэтому так важно вовлекать рядовых горожан в этот процесс. P.M.: Архитектура или архитекторы смогут влиять на этот процесс в будущем? О. Н.: Вовлекая публику в те процессы, о которых я говорил выше, мы стремимся, с одной стороны, чтобы каждый чувствовал себя сопричастным к проектированию города, и в то же время дать ощущение принадлежности к идентичности места. Ведь сейчас мы сталкиваемся с повсеместной миграцией и не только межконтинентальной, скажем, из Африки в Европу или из страны в страну, но также и из деревень в города. В результате такой миграции, например, переехав из какого‑нибудь села в Киев, человек теряет себя и находится в некотором подвешенном состоянии, когда рушатся все прежние его связи: он приезжает в незнакомое место, где никого не знает, и в этом плане его «социальный капитал», не экономический, равняется нулю. Поэтому одна из вещей, которую мы пытаемся сделать, — вовлечь горожан, не только иммигрантов, в жизнь города, сделать их его частью.

О. Н.: Мы используем их для нашей платформы Public Spaces, которую стараемся внедрить не только в Словакии, привлекая местных жителей к публичным обсуждениям. Также сейчас мы работаем над пилотной версией справочника общественных мест Прешова — города на северо-востоке Словакии. Разрабатывая его, мы не только использовали эту самую «Эмоциональную карту» как пример дизайна в сотрудничестве с местными жителями, но также пригласили городскую общественность к публичным слушаниям и обсуждениям, P.M.: Меняют ли вновь прибывшие пытаясь сделать этот процесс максилюди архитектуру, дизайн города? мально прозрачным. О. Н.: Безусловно. Во-первых, они должны где‑то жить. И свое жилье, те пространства, что используют тем или иным образом, улицы, по которым ходят, естественно, приспосабливают под себя, под свой привычный уклад жизни. Это всегда интерактивное явление. Люди влияют на город и город влияет на них, и вместе они приспосабливаются друг к другу. Вопрос в том, улучшают ли они город, но ответить на него сложно. У переезжающих на новое место имеются свои ожидания, кому‑то приходится бороться за свое будущее, за «место под солнцем». Думаю, на этот вопрос должна отвечать не только архитектура. Ото Новачек, Atrium Studio, над разработкой «Эмоциональной карты» города: этот процесс невозможен без участия общественности

45


Тенденции

ДМИТРИЙ АРАНЧИЙ

#06, ноябрь 2018

АРХИТЕКТОР, ОСНОВАТЕЛЬ DMYTRO ARANCHII ARCHITECTS

Дмитрий Аранчий — один из адептов философии вычислительной архитектуры. Его бюро специализируется на параметрическом дизайне, а каждый новый проект — шаг навстречу будущему. PRAGMATIKA.MEDIA: Якою ви бачите архітектуру міста Києва у майбутньому? Д. А.: Якщо говорити про майбутнє в межах найближчого часу, то за рік ніхто ніяких змін не відчує, це точно. Але поступово та повільно зміни відбуваються. Архітектура розвивається паралельно з суспільством, із його усвідомленням самоповаги

і прагненнями. Щодо майбутнього, то більш далекі перспективи — енергоефективність, трансформації, коли будівлі зможуть змінюватися і адаптуватися під навколишнє середовище чи потреби людини. Але це не тільки про Київ. Я вважаю, що столиця буде розвиватися в контексті всіх інших міст. Ми ж не відірвані від планети. Добре це чи погано, але наразі відбувається глобалізація, і всі процеси об’єднують людство. І від нас залежить те, наскільки наші процеси синхронізовані зі світовими. Якщо ідеться про більш швидку перспективу, то ми можемо говорити

МІСТО АБСОЛЮТНО ТОЧНО ДЕМОНСТРУЄ СТАН СУСПІЛЬСТВА, ТАК САМО, ЯК ТІЛО ЛЮДИНИ ВІДОБРАЖАЄ ЇЇ ФІЗИЧНИЙ ТА ПСИХОЛОГІЧНИЙ СТАН 46


Тенденции

#06, ноябрь 2018

про такі явища, як динамічні фасади, автоматизація проектування та будівництва. Ми можемо припустити, що у майбутньому на будівництві буде більше роботів і менше людських помилок. Найголовніше для мене як для архітектора те, що професія зодчого вловлюватиме алгоритми, завдяки яким ми зможемо генерувати оптимальні форми с точки зору тих чи інших параметрів місцевості. Тобто архітектура буде більш обґрунтована та логічна. Також це може бути оптимізація і власне структури будівлі, коли

з’являється те, що називається тектонікою. Це процес, коли архітектурна форма відповідає структурі та каркасу існуючої системи. P.M.: Може, ми самі винні, що в Києві наявний деякий архітектурний хаос? Д. А.: Місто абсолютно точно відображає стан суспільства, так само, як тіло людини демонструє її фізичний та психологічний стан. Все, що відбувається — це результат нашого небажання, невміння, ще чогось. Бо всі зміни — в наших руках.

АРХІТЕКТУРА РОЗВИВАЄТЬСЯ ПАРАЛЕЛЬНО З СУСПІЛЬСТВОМ, ІЗ ЙОГО УСВІДОМЛЕННЯМ САМОПОВАГИ І ПРАГНЕННЯМИ Пространство на крыше ТЦ между башен жилого комплекса Signature. Двор площадью 6 тыс. кв. м является одновременно зеленой крышей и предоставляет разнообразные функции для жителей. Знаковым приемом в Signature Garden является экстенсивное озеленение. Бюро Dmytro Aranchii Architects

47


Тенденции

ЮРИЙ КАЙГОРОДЦЕВ

#06, ноябрь 2018

АРТ-ДИРЕКТОР ДИЗАЙНЕРСКОГО БЮРО PLITOS

Юрий — пионер в области вычислительного дизайна и динамической архитектуры на территории Украины. PRAGMATIKA.MEDIA: О чем ваша лекция? Ю. К.: Моя лекция о том, как сэкономить средства и время, используя параметрический дизайн. Наиболее точное определение — это вычислительный дизайн, методология или же инструмент дизайна, который позволяет контролировать любой аспект проекта, изменяя интерактивно все этапы. Также вычислительный дизайн может быть представлен как инструмент,

с помощью которого генерируются разнообразные дизайнерские аспекты. То есть с одной стороны это интерактивная взаимосвязь всех граней одного проекта, с другой — генеративная штука, которая может создавать новые дизайнерские проекты. P.M.: Это технология или религия в архитектуре? Ю. К.: Есть факты, есть мнения. Факт — это то, что мы однозначно считаем это технологией. Например, новый руководитель известнейшей студии Zaha Hadid Architects Патрик Шумахер возвел так называемый

Я УВЕРЕН, ЧТО В БУДУЩЕМ В ЦЕНТРЕ МИРА ДИЗАЙНА БУДЕТ ЧЕЛОВЕК. ВСЕ СТАНЕТ ВЕРТЕТЬСЯ ВОКРУГ ПЕРСОНАЛИЗИРОВАННОГО ПОДХОДА В ДИЗАЙНЕ 48


Тенденции

#06, ноябрь 2018

параметризм в ранг религии. Он вывел ключевые аспекты, постулаты, принципы и так далее. Но это мнение Патрика, на которое он имеет право, ведь они одни из первых начали внедрять параметризм в своих проектах. P.M.: Насколько применим вычислительный дизайн в современных реалиях Украины? Ю. К.: Да, у нас всегда очень много правок вносится в проект, и нужно выдавать большое количество вариантов в единицу времени. При этом всегда ограниченный бюджет, но все хотят уникальный продукт. Именно в этом вопросе помогает параметрический дизайн. В наших реалиях это не просто актуально. Это то, что значительно облегчает людям жизнь. P.M.: Облегчает в глобальных проектах или мелких? Ю. К.: Это как раз касалось моей лекции. Я показывал влияние параметрики на абсолютно разных масштабах — от настенной плитки, когда мы можем создавать индивидуальные

конфигурации, до оптимизации высотных зданий. Все дело в первоначальных параметрах. P.M.: По вашему мнению, будущее архитектуры за идеей, человеком или технологией? Ю. К.: Я уверен, что в будущем в центре мира дизайна будет человек. Все станет вертеться вокруг персонализированного подхода в дизайне. Каждому человеку будет предлагаться абсолютно индивидуальный интерьер, который может создаваться интерактивно. Дизайнеры не исчезнут, ведь при проектировании творец вкладывает душу. Но если говорить о пользовательском аспекте, то здесь будет царить индивидуальный подход. И сразу скажу, что в будущем нет места принтерам 3D, которые печатают дома. Это одно из самых суперошибочных мнений, ведь такое производство совершенно нерентабельно. Все будет завязано на модульных реконструируемых системах. Станут появляться готовые модули, из которых можно создавать сотни тысяч вариантов. Все максимально упростится.

Пример дизайна от студии PLITOS с использованием экопанелей

49


Тенденции

ТОМАС ГРААБЕК

#06, ноябрь 2018

ПАРТНЕР BIM EQUITY, ДАНИЯ

PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите, с чем вы приехали в Киев? Т. Г.: Я рассказывал о процессах проектирования, а не только о моделировании. Сегодня мы видели множество примеров того, как именно вы можете воплощать при помощи моделирования прекрасные идеи, которые у вас есть. И это очень интересная тема, но я попытался отойти немного от нее и рассмотреть то, чем непосредственно является процесс проектирования. И если моделирование весьма трудоемкое, то какие шаги мы еще предпринимаем как архитекторы? Мы должны найти определенные

технологии, с помощью которых будет легко манипулировать и проектировать сложные здания. P.M.: В связи с тем, что здания становятся все сложнее с точки зрения инжиниринга и технологий, а программы, в которых мы проектируем, учитывают все больше факторов и параметров, не вытеснит ли это человека из профессии? Т. Г.: Я думаю, нет единого ответа на этот вопрос. Если у нас появятся «умные» инструменты, которые все смогут сделать самостоятельно, большинство людей будут уволены,

Я ДУМАЮ, ЧТО СО ВРЕМЕНЕМ АРХИТЕКТОРЫ И ИНЖЕНЕРЫ СТАНУТ МЕНЬШЕ ЗАНИМАТЬСЯ СКУЧНОЙ РУТИННОЙ РАБОТОЙ С ЧЕРТЕЖАМИ И БУДУТ БОЛЬШЕ ЗАДЕЙСТВОВАНЫ НА СТАДИИ ДИЗАЙНА 50


Тенденции

#06, ноябрь 2018

У НАС ПОЯВИТСЯ МНОЖЕСТВО ПРОЕКТНЫХ ИДЕЙ, БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНЫХ ДЕТАЛЕЙ, А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ СОФТ БУДЕТ ЗАНИМАТЬСЯ СКУЧНОЙ РАБОТОЙ

Специалисты BIM EQUITY предотвращают сотни технических ошибок еще на стадии проектирования. Технология BIM позволяет не только создать конструкцию объекта, но и подготовить полную смету

поскольку с возведением здания смогут справиться буквально несколько специалистов. Вместе с тем я вижу, как происходит абсолютно противоположный процесс — в последние 40 лет все больше зданий становятся суперсложными и все больше профессионалов задействованы в их создании. В 60‑х небольшая команда из десяти архитекторов могла спроектировать госпиталь за достаточно короткий срок, а сейчас нам для этого же потребуется 60 человек, и они будут создавать

подобный объект в два раза дольше. Поскольку сегодня открылись новые аспекты, требующие точного понимания, что все работает абсолютно верно. Еще один вопрос — нужно ли нам больше людей на стадии проектирования строения? Я думаю, что со временем деятельность архитекторов и инженеров изменится — они станут меньше заниматься скучной рутинной работой по созданию детальных чертежей и будут больше задействованы на стадии дизайна. И мне кажется, что так 51


Тенденции

#06, ноябрь 2018

у нас появится множество проектных идей, больше интересных деталей, а тем временем софт будет заниматься скучной работой — подробными чертежами, внесением изменений в планы и разрезы, а также переделыванием какой‑то работы. P.M.: Значит ли это, что архитектура будущего станет архитектурой для людей и даже для самих профессионалов, которые будут больше задействованы в творческой части процесса проектирования? Т. Г.: Скажу так: команды, работающие над проектом, станут больше, и каждый сможет работать одновременно и над 3D-моделью, и над чертежами, и все эти процессы будут совершаться еще быстрее, чем сейчас. Но в будущем, в отличие от того, что происходит сегодня, мы сможем сформировать гораздо больше интересных объектов.

P.M.: Как вы думаете, что дадут новые технологии потенциальным пользователям этих объектов? Т. Г.: Появятся заказчики, которые захотят протестировать здание в виртуальной реальности еще на стадии проектирования. Это нужно для того, чтобы будущий житель, если речь идет о частных апартаментах, прогулялся по пространствам в режиме симуляции и сказал «да, меня все устраивает» или «да, все изменилось, но это именно то, что я хочу». И заметьте, на плоскостных чертежах это вовсе невозможно и далеко не каждый понимает, что вы имеете в виду, изобразив схематически тот или иной объект в интерьере. Ситуация становится лучше, если архитектор демонстрирует заказчику визуализации, но зачастую они делаются достаточно поздно — уже после создания планов и разрезов здания или же интерьера. Но заказчику приходится ждать, и некоторые из них весьма

Использование виртуального моделирования в архитектуре: будущее ближе, чем нам кажется. Лаборатория BIM EQUITY

52

Заказчик может оценить 3D-тур и наглядно увидеть свое будущее жилье. Лаборатория BIM EQUITY


Тенденции

#06, ноябрь 2018

В ПОСЛЕДНИЕ 40 ЛЕТ ВСЕ БОЛЬШЕ ЗДАНИЙ СТАНОВЯТСЯ СУПЕРСЛОЖНЫМИ И ВСЕ БОЛЬШЕ ПРОФЕССИОНАЛОВ ЗАДЕЙСТВОВАНЫ В ИХ СОЗДАНИИ нетерпеливы. А сейчас ситуация меняется: мы можем все делать параллельно, потому что процесс создания чертежей идет параллельно с моделированием, и пользователи или же заказчики могут сразу рассмотреть проект, погрузившись в виртуальную реальность. И это происходит гораздо быстрее, нежели рендер объемной модели. И архитектор может сразу же реагировать на пожелание клиента: «О, вы хотите переместить это сюда? Давайте. Смотрите, вышло вот так. Какой из вариантов вам больше понравился? Этот? Без проблем, делаем именно так». P.M.: Насколько распространен софт, поддерживающий BIM-моделирование, в архитектурных бюро у вас в Дании? Т. Г.: Во всех крупных архитектурных бюро используют BIM. И я думаю, что большинство профессионалов Дании скажут вам, что будущее именно за ним. Я думаю, лишь некоторые

студии еще не воспользовались преимуществами этого софта. Мы часто даем программное обеспечение для тестирования, и зачастую времени для освоения программы хватает на то, чтобы завершить определенную стадию проектирования. Архитекторам нравится этот способ, а мы, в свою очередь, постепенно популяризируем наш софт, демонстрируя все его преимущества. P.M.: Насколько это делает проект дешевле для конечного потребителя? Т. Г.: Это однозначно делает здания более дешевыми, потому что при моделировании и таком комплексном подходе совершается гораздо меньше ошибок. Вы также не используете лишние материалы, потому что вам не приходится перестраивать какую‑то часть здания. Зарплата архитектора при этом не становится меньшей, но реализованный проект — однозначно. 53


Тенденции

ЛУКАШ ПЛАТКОВСКИ

#06, ноябрь 2018

АРТ-ДИРЕКТОР БЮРО GENSLER, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

PRAGMATIKA.MEDIA: Относительно архитектуры будущего: что сейчас происходит у нас, в вашей родной Варшаве и в Лондоне, где вы сейчас проживаете? Л. П.: Я наблюдаю за развитием архитектуры в этих странах и могу сказать, что вы немного отстаете. Одновременно я вижу огромные перемены — за 15 лет, с момента, когда я покинул Варшаву, она стала совершенно другой. И Киев, поскольку я нахожусь здесь впервые, на мой взгляд, отстает от нее буквально на несколько лет. Перемены заключаются именно в том, как изменяется поведение

людей в этих городах — они реагируют на любые процессы все быстрее и быстрее. Это происходит благодаря диджитализации — люди видят, как где‑то кто‑то создает нечто привлекательное, и хотят, чтобы аналогичные вещи происходили и в их городе. Я слышал, у вас хотят ревитализировать реки. Днепр — совершенно потрясающая река, и само собой, массивная застройка ее берегов неизбежна. Но берег реки можно превратить в очень привлекательную зону, тем более берег Днепра — один из самых красивых в Европе. И идея создать пространства со смешанными функциями, куда будут

НЕСКОЛЬКО НЕБОЛЬШИХ ПРИКОСНОВЕНИЙ АРХИТЕКТОРА, ОЖИВЛЯЮЩАЯ РЕВИТАЛИЗАЦИЯ — И ГОТОВО: ПЕРЕД ВАМИ НОВОЕ ФАНТАСТИЧЕСКОЕ МЕСТО! 54


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Архитектурное бюро Gensler создает мультифункциональные пространства, где человек может и жить, и работать

приходить люди для того, чтобы сначала сделать что‑то, а затем они увидят какие‑то другие развлечения и станут еще что‑то делать там, — вот главная задача для архитектора. В подобных местах не должна превалировать исключительно офисная застройка — необходимы зоны для иных занятий. P.M.: Как в коворкингах?

там плавать и использовать множество других удобных и комфортных пространств. Стоимость подобного жилья растет. Но тут также существует риск, который должен взять на себя смелый застройщик, поскольку подобные здания еще не популярны в мире и это лишь первые пробы. Но когда такой риск оправдывается, все больше и больше профессионалов становятся на сторону таких проектов.

Л. П.: Это не совсем коворкинги, а скорее, движение, которое помогает P.M.: Возможно, вы знаете, что у нас встречаться и взаимодействовать в Киеве существует такое движение, с другими людьми, не только с колкак #savekievmodernism? легами из вашей организации. Нужно понимать, что любому здоровому Л. П.: Да, знаю. человеку нужна активность и перемена обстановки. Нужно пройтись P.M.: Когда‑то эти здания считались по граунд-этажу, окунувшись в шопинг, архитектурой будущего, структура и подняться наверх, чтобы поспать, которых отошла от классических потому что это необходимо. И будущее канонов. именно за таким инклюзивным миксом функций. Меняться все сразу, безЛ. П.: Я не думаю, что сейчас мы условно, не будет. Но мы уже создаем можем назвать эти здания архитектуподобные районы с жилыми зданиями. рой будущего, поскольку это уже часть Например, в Канаде мы работаем истории. Но мы можем возвращаться над новым типом высотных жилых до- к ней, привнося небольшие изменения, мов, в которых несколько интерактивкоторые, в свою очередь, дарят зданиных функциональных зон находятся ям новую жизнь. И вы заново можете на средних этажах. И если вы станете привлечь людей к зданию, которое жильцом этого комплекса, то сможете уже давно кажется всем пережитком

55


#06, ноябрь 2018

Тенденции

Предложение для Shoreditch High Street, Лондон, от студии Gensler — реновация исторического здания

56


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Житний рынок — великолепный пример подобного места. В Варшаве, откуда я родом, у нас было очень похожее здание с достаточно современной структурой, с уникальной конструкцией крыши. Но, к сожалению, сооружение было разрушено, и я считаю, что это большая утрата памятника архитектуры, который находился в хорошей части города. Лучше реконструировать здание, переосмыслив его назначение, и сделать по‑настоящему крутое пространство. И да, я понимаю, что власти

не в большом восторге от необходимости тратить средства на поддерживание в надлежащем состоянии старых зданий и сооружений. И киевский Житний вполне хорош, но на месте муниципалитета я бы нашел лучшее место для рынка — это не требует каких‑то больших финансовых вливаний. А в старом здании Житнего я бы спроектировал особенное пространство, которое отражало бы и время, и историю, но воссозданное с помощью новых технологий.

Работа Gensler по преображению пространства старой верфи в Сан-Франциско

57


Тенденции

ДЖУЛИАН ВЕЙЕР

#06, ноябрь 2018

ДИРЕКТОР C. F. MØLLER ARCHITECTS, ДАНИЯ

PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите, о чем была ваша лекция? Д. В.: Я рассказывал о синергии зданий и урбанизма. Эта тема очень интересна, более того — в нашей компании ею занимаюсь именно я. В частности, исследую перспективы соединения урбанистики, ландшафтного дизайна и архитектурного проектирования. Стараюсь не зацикливаться на одной из этих составляющих, а рассматривать их как параллельно развивающиеся звенья при создании проекта. P.M.: Что нас ждет в будущем, на ваш взгляд?

Д. В.: Я как раз рассуждал об этом в своей презентации. На самом деле нам придется столкнуться со множеством новых проблем, и архитекторы как раз те люди, которые смогут их решать и формировать новые смыслы. Ключевым, исходя из того, что я увидел в презентациях моих коллег, будет то, что до 2050‑го года большинство людей станут жителями больших городов. И сейчас мы находимся в самом начале периода, когда будет построено так много зданий, сколько не строилось никогда ранее в истории человечества. И мы должны найти разумные подходы к решению этой проблемы. Разумный подход заключается как раз в том,

ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ЗАНИМАТЬСЯ УРБАНИЗМОМ БЕЗ АРХИТЕКТУРЫ, НО ПРИ ЭТОМ СЕГОДНЯ МЫ ВПОЛНЕ МОЖЕМ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ АРХИТЕКТУРУ БЕЗ УРБАНИЗМА. И НАМ НУЖНО ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПОДОБНОГО ПОДХОДА! 58


Тенденции

#06, ноябрь 2018

ЕСЛИ ВЫ ПОСМОТРИТЕ НА СВОЙ ГОРОД С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕРСПЕКТИВ СТРОИТЕЛЬСТВА, ДОЛЖНЫ ОСОЗНАВАТЬ, НА ЧТО ОН БУДЕТ ПОХОЖ В БУДУЩЕМ что нужно мыслить комплексно. Например, мы не должны забывать внедрять элементы природы в нашу искусственно созданную среду. P.M.: Насколько активно практикуют подобный подход в мире? Д. В.: О, достаточно активно. Например, все города в Дании и большинство в Швеции имеют глобальную стратегию развития, которая включает в себя внедрение в урбанистическое полотно элементов живой природы для создания в прямом смысле слова полисов, в которых действительно можно проживать. Концепция также включает в себя решение проблем создания

транспортных узлов и распределения потоков — одним словом, все, что может повлиять на формирование комфортной среды. И главное — специалисты возвращают природу в созданную человеком среду, создавая симбиоз того, как живем мы и другие виды. P.M.: Что вы можете сказать о Киеве, в котором пребываете уже несколько дней? Вы заметили какие‑то нюансы в городе, которые, по вашему мнению, не мешало бы исправить? Д. В.: Сейчас у меня нет полной картины. Но то, что я уже успел увидеть, определенно наводит на мысль, что Киев по многим параметрам Лесной город в Швеции, проект интеграции природы в городской ландшафт, бюро C.F. Møller Architects

59


Тенденции

#06, ноябрь 2018

и качествам является классическим городом. Я имею в виду его структуру, зонирование, урбанистическое пространство. Мне действительно нравится ваш город — он очень красивый. Как и большинство городов Европы, Киев окружен кольцом, где сосредоточены промышленные зоны, перетекающие в коммерческие. И если вы посмотрите на свой город с точки зрения перспектив строительства, а именно того, как много зданий возводится у вас и сколько из них являются жилыми комплексами, должны осознавать, на что он будет похож в будущем. Необходимо смотреть на эту масштабную и массивную застройку в целом — во что она выльется не только для горожан, но и для тех, кто возводит здания. И меня бы

60

обеспокоила ситуация, когда застройщики рассматривают участки лишь в качестве кусков земли, с которых нужно получить максимальную выгоду. Очевидно, что они не смотрят на город как на целостное полотно и цельную единицу. Желательно, чтобы вы вовремя осознали это и учились на чужих ошибках. P.M.: Значит ли это, что в будущем архитекторам придется более глобально смотреть на застройку и проектировать здания с учетом общих потребностей определенного участка города? Д. В.: Я очень надеюсь! Это именно то, что наша компания пытается продвигать во многих странах. Вы не можете заниматься урбанизмом


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Новые жилые кварталы по версии бюро C.F. Møller Architects

НА САМОМ ДЕЛЕ НАМ ПРИДЕТСЯ СТОЛКНУТЬСЯ СО МНОЖЕСТВОМ НОВЫХ ПРОБЛЕМ, И АРХИТЕКТОРЫ КАК РАЗ ТЕ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ СМОГУТ ИХ РЕШАТЬ И ФОРМИРОВАТЬ НОВЫЕ СМЫСЛЫ

Реконструкция части Университета Копенгагена, Maersk Tower, бюро C.F. Møller Architects

без архитектуры, но при этом сегодня мы вполне можем позволить себе архитектуру без урбанизма. И нам нужно избавиться от подобного подхода! P.M.: А что вы скажете о затратах на создание архитектуры в будущем? Станут ли проектирование и строительство дороже или же дешевле? Д. В.: Нам уже нужно думать о ресурсах. Существуют два ключевых нюанса. Один — это возможность возводить меньше традиционных зданий, но больше конструкций, способных трансформироваться. И второй нюанс — перспективы циркулярной модели, которую необходимо вводить на уровне городов. Поэтому мы продвигаем строительство из деревянных конструкций — у них есть множество преимуществ. P.M.: Можно ли с помощью этого материала замкнуть цикл в строительстве? Д. В.: Да, потому что у дерева помимо продолжительного цикла эксплуатации отличные показатели для переработки. Подобный подход будет иметь огромное влияние на строительство и формирование циркулярной экономики. 61


Тенденции

СИМОНА ДЕ ГЕЙЛ

#06, ноябрь 2018

ОСНОВАТЕЛЬ И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР SIMONE DE GALE ARCHITECTS, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

PRAGMATIKA.MEDIA: О чем ваша лекция?

P.M.: Изменит ли что‑то процесс глобализации?

С. Г.: На своей панели я рассказывала о новых формах, материалах и способах мышления. В частности, говорила об экономически эффективных путях создания новых впечатляющих проектов.

С. Г.: Я считаю, что глобализация — это замечательная концепция, потому что каждая страна имеет собственную идентичность, свою культуру, историю и фон, на котором все формировалось. И поверьте, это чудесно, когда вы можете из Лондона прилететь в Киев, а затем отправиться еще куда‑то, преодолевая гигантские расстояния за короткий промежуток времени. И глобализация как раз помогает нам связываться друг с другом гораздо быстрее и посредством более эффективных способов. Например,

P.M.: Будет ли это актуально в будущем, по вашему мнению? С. Г.: Да. Полагаю, что будущее архитектуры — в понимании значения коллабораций, а также в важности того, чтобы заставить работать пространства на людей.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ — ЭТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ, ПОТОМУ ЧТО КАЖДАЯ СТРАНА ИМЕЕТ СОБСТВЕННУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ, СВОЮ КУЛЬТУРУ, ИСТОРИЮ И ФОН, НА КОТОРОМ ВСЕ ФОРМИРОВАЛОСЬ 62


Тенденции

#06, ноябрь 2018

мы можем делиться информацией или одновременно работать над одним и тем же проектом благодаря BIM-технологиям. P.M.: Вы ранее бывали в Киеве? С. Г.: Ни разу. Я здесь впервые и очень впечатлена. И поскольку меня пригласили на эту конференцию, чувствую себя привилегированной особой. Из соседних стран мне довелось побывать в Грузии — у нас там большие объекты в Тбилиси и Батуми. Работа в этой стране дала мне определенное представление и об Украине. P.M.: Мы очень похожи? С. Г.: Да, однозначно. Тем более что для нас это прекрасная возможность внедрить свой опыт работы в Грузии здесь, в Украине. Мы хотим реализовать много объектов в Восточной Европе.

P.M.: А что вас впечатлило у нас в Киеве? С. Г.: Я здесь всего один день, но во время поездки из аэропорта в отель увидела несколько впечатляющих футуристических зданий. Мне понравилось стилистическое решение и качество постройки — явно выдержаны высокие стандарты и использованы отличные материалы. Меня впечатлили ваши мосты. И особенно порадовал маленький бутик-отель, в котором нас поселили. P.M.: Это отель BURSA. С. Г.: Совершенно потрясающий! Я просто влюбилась в его дизайн и материалы, использованные для оформления интерьера. Он меня действительно поразил. А завтра мы собираемся на обзорную экскурсию по городу, и я, надеюсь, увижу еще много интересных зданий.

Проект для Грузии Didi Dighomi Mini-City, студия Simone de Gale

63


Тенденции

ОЛЕГ ДРОЗДОВ

#06, ноябрь 2018

ОСНОВАТЕЛЬ И ВЕДУЩИЙ АРХИТЕКТОР БЮРО DROZDOV & PARTNERS

Тема выступления Олега Дроздова — Ruralism vs Urbanism: New Forms of Accommodation. Олег — один из тех, кто задается вопросом целесообразности погони за технологиями «в чистом виде». PRAGMATIKA.MEDIA: Концепция будущего в архитектуре — как вы ее видите? О. Д.: Ключевым моментом, на мой взгляд, должно быть серьезное переосмысление традиций — что в них есть прекрасного, что важно не потерять, а что развить. Человек остается социальным

существом, и архитектура будущего, как и современная, будет также базироваться на этой концепции — то есть должен сохраняться баланс между интимным, индивидуальным, и тем богатством жизни, которое дают социальные связи. В этом балансе вся суть устойчивой социальной конструкции. P.M.: Мы сегодня приходим к проблеме, когда мегаполисы становятся малопригодными для жизни. И архитекторы стараются делать качественное массовое жилье для конгломератов. Вашему архитектурному бюро, которое ценит индивидуализм, останется

ПРОБЛЕМА В ТОМ, ЧТО ЧАСТО ТЕХНОЛОГИИ СТАНОВЯТСЯ НЕ ПРОСТО НЕОБХОДИМЫМ СРЕДСТВОМ, А САМОЦЕЛЬЮ. И СЕЙЧАС ЭТО ПРОИСХОДИТ ПОВСЕМЕСТНО 64


Тенденции

#06, ноябрь 2018

КОГДА НЕТ ИСТИННОЙ ЦЕЛИ, ЕЕ ЗАМЕНЯЮТ ТЕХНОЛОГИЕЙ, А ЭТО СЕРЬЕЗНАЯ ПРОБЛЕМА

Олег Дроздов во время выступления на конференции Architecture of the Future

место на рынке архитектурных услуг, как думаете? О. Д.: Бюро Drozdov & Partners стремится к таким работам — для нас это исследование, учеба, при этом мы многому учимся у других культур, их образу жизни в том числе. Как я уже говорил, для меня будущее архитектуры — в переосмыслении традиций. P.M.: На конференции ведущие мировые бюро рассказывали о новых технологиях в архитектуре. Насколько вы готовы использовать их в своей работе? О. Д.: Я думаю, во всем должна быть какая‑то пропорция. Проблема в том, что часто технологии становятся не просто необходимым средством, а самоцелью. И сейчас это происходит повсеместно. К примеру, подобное встречается очень часто в немецкой архитектуре — она поражена этим. Получается, что когда нет истинной цели, ее заменяют технологией, а это серьезная проблема. 65


#06, ноябрь 2018

Урбанизм

ПОСТПРОМЗОНЫ НЕФОРМАЛЬНЫЕ ПРОВАЙДЕРЫ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ В ПОИСКАХ АГЕНТОВ

По эффекту влияния деятельность киевской агенции Urban Curators можно сравнить с воздействием номадов, но от креативных кочевников их отличает ясность планирования и краткосрочность интервенции, проведение исследований на стыке социологии, архитектуры и урбанистики и неприятие джентрификации. Урбанисты и культурные менеджеры пытаются преобразить городские пространства, выступая архитекторами процесса и опираясь на низовые инициативы.

ТЕКСТ:

ИРИНА ИСАЧЕНКО

66


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

Анастасия Пономарева, соосновательница агенции Urban Curators. Фото: Владимир Дягель

«Иногда мне кажется, что люди, повторяя слово «партисипация», уже считают, что действуют. Но это не мантра! Оттого что ты твердишь «партисипация», она не происходит, если не построить процесс правильно», — говорит Анастасия Пономарева, соосновательница агенции Urban Curators. Партисипация (в урбанистике — включение жителей в процесс проектирования) уже десятилетиями является одним из условий стратегического планирования в мире. В прогрессивном Амстердаме, к примеру, власти после кризиса 2008 г. пригласили жителей к созданию Selfmade City в районе Бьюкслотерхам, о чем мы писали в октябрьском томе PRAGMATIKA.MEDIA.

Киевские Urban Curators опираются на принципы, сформулированные еще в конце XX в. критиками модернистского подхода к планированию городов — Колином Роу, Рэмом Колхасом, Дениз Скотт Браун, Джейн Джейкобс. Кстати, Джейкобс, которую называют «матерью нового урбанизма», автор множества книг, в том числе бестселлера «Смерть и жизнь больших американских городов», не была профессионалом в буквальном смысле: она не имела ни архитектурного, ни градостроительного образования, но обладала потрясающим «чутьем места» — тонко чувствовала город и сама как активист участвовала в процессах, происходящих в нем.

Проект «МЕТАMIСТО: СХIД» — исследование: Urban Curators, активизация пространства: Garage Gang Formorgafia, вільний простір Druzi. Источник фото: urbancurators.com.ua

67


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

УКРАИНСКОЕ ОБЩЕСТВО СОЗРЕЛО ДЛЯ СМЕНЫ ДИСКУРСА В ПЛАНИРОВАНИИ ГОРОДОВ

Вот что писала Джейкобс о кризисе модернистской модели, в частности, об устоявшемся мнении, что развитие городов прямо зависит от бюджета, вложенного в проектирование и гонорары «звездным» архитекторам: «Согласно бытующему тоскливому мифу, если бы мы располагали достаточной суммой, то за десять лет расчистили бы все трущобы, остановили загнивание и обеспечили процветание огромных унылых «серых поясов», поставили на якорь блуждающий средний класс и блуждающие налоговые поступления от него; возможно, мы даже решили бы транспортную проблему. Но посмотрите, что мы сотворили на первые несколько миллиардов. Жилые массивы для малообеспеченных, ставшие худшими рассадниками преступности, вандализма и общей социальной безнадежности, чем трущобы, которые они собой заменили. Жилые массивы для людей со средними доходами — подлинные образчики скуки и регламентации, наглухо закрытые

68

от всего бодрого и живого, что имеется в городской жизни. Роскошные жилые массивы, пытающиеся компенсировать бессодержательность безвкусной вульгарностью. Культурные центры, не способные окупить существование приличного книжного магазина. Общественные центры, посещаемые только бездельниками из бездельников, которым совсем уж некуда пойти. Торговые центры, представляющие собой тусклые подобия стандартных пригородных сетевых магазинов. Променады, которые ведут из ниоткуда в никуда и где никто не совершает променадов. Скоростные магистрали, которые выхолащивают большие города. Нет, это не реконструкция городов. Это их разграбление». Анастасия Пономарева из Urban Curators уверена, что сегодня украинское общество созрело для смены дискурса в планировании городов: «Старая модернистская парадигма говорит нам, что 1) знает где, когда


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

Трансформация художественного салона в Кременчуге в открытое пространство. Источник фото: urbancurators.com.ua

69


#06, ноябрь 2018

Проект «МЕТАMIСТО: СХIД» — исследование: Urban Curators, активизация пространства: Garage Gang Formorgafia, вільний простір Druzi. Источник фото: urbancurators.com.ua

70

Урбанизм


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

МЕСТНЫЕ АГЕНТЫ ЯВЛЯЮТСЯ ИНДИКАТОРАМИ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ ГОРОДА. ЕСЛИ ТАКИХ ЛЮДЕЙ НЕТ, ТО У ЭТОГО ГОРОДА НЕТ БУДУЩЕГО и как трансформация должна произойти; 2) предлагает план без возможности компромисса; 3) подразумевает абсолютный авторитет профессионала. В ответ возникают неформальные проекты как реакция на коллапс этой модернистской модели. Они отличаются горизонтальной структурой построения команды и отвечают в том числе на запрос и маргинальных групп, и меньшинств, и реализуют их желания». При этом бюджет проекта может быть символическим, в частности, преображение заброшенного художественного салона в Кременчуге в открытое пространство, по словам Анастасии, обошлось всего в $ 500: «Эта сумма была потрачена на строительные материалы и скромный гонорар архитектора. Работа местной команды из Кременчуга (общественная организация «Культурный диалог» Ирины Каць и Виктории Миронюк) была волонтерской, без нее проект бы

не реализовался. Команда занималась поиском пространства и ресурсов, затем строительными работами и после — наполнением пространства жизнью». Говоря о том, насколько полезна кооперация усилий местных активистов с их глубинным знанием условий и «варягов-урбанистов», имеющих иной визионерский взгляд и опыт быстрой трансформации даже заброшенных руин в общественное место, Анастасия Пономарева подчеркивает, что именно присутствие местных агентов — маркер жизнеспособности города и его готовности к трансформации. За последние 3,5 года Urban Curators занимались и стратегическими (велоконцепция Киева), и неформальными проектами, реализовав серию урбанистических сценариев в шести городах на востоке Украины в рамках проекта «МЕТАМIСТО: СХIД». В Доброполье, Покровске, Лисичанске, Константиновке,

71


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

КОНСТАНТИНОВКА ЗОНА ЭКСПЕРИМЕНТА

Краматорск

Константиновка

Донецк расположен на неподконтрольной Украине территории. В настоящее время роль столицы региона выполняет Краматорск

В качестве территории эксперимента было выбрано пространство, расположенное на пешеходном маршруте, соединяющем две части города. Участок вдоль старой железной дороги обладает признаками естественного и промышленного ландшафтов

Так выглядела территория завода «Автостекло» в 1970‑х гг.

72


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

Константиновка разделена на две части — историческую и застроенную во времена СССР

В «серой зоне», где ранее располагались многочисленные химические, стекольные и металлургические цеха, осталось всего несколько небольших работающих магазинов

Пешеходный маршрут, соединяющий две части города. Здесь нет тротуаров и переходов, но есть возможность добраться в другую часть города через заброшенную промзону. Местные жители, рискнувшие пробираться сквозь «серую зону», идут пешком, пересекая реку по мосту

Через «серую зону» проходит русло реки Кривой Торец. Вся эта территория не благоустроена, есть всего несколько выходов к воде для рыбаков

73


#06, ноябрь 2018

Проект MARIUPOL PLAYERS. Источник фото: urbancurators.com.ua

74

Урбанизм


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

Бахмуте, Северодонецке провайдеры провели по нескольку дней, поставив каждому из городов «диагноз» и составив краткую дорожную карту урбанистической и культурной трансформации. Одно из главных условий успешной трансформации — правильный выбор места, особенно если речь идет о маленьком городе. В проекте «МЕТАМIСТО: СХIД» Urban Curators оценивали перспективы развития сквозь призму заброшенных территорий и «серых зон». Они сфокусировались на изучении идентичности, пространственных, социальных и культурных характеристиках места, стараясь определить, возможно ли превращение заброшенной промплощадки или руинированного здания в магнит и «точку сборки» для жителей.

Местные организации провели в заброшенном ангаре бывшего завода «Автостекло» уже два молодежных фестиваля The Most Fest. На первый фестиваль пришли всего 500 человек, а на второй — уже более двух тысяч посетителей! Для всех нас эта зона превратилась в зону эксперимента. Но, чтобы вы понимали, весь этот энтузиазм окружен стеной скепсиса. Большинство жителей считают, что там ничего нельзя сделать и что эту территорию можно использовать только как место для строительства новых заводов. И переубедить их вероятно, только продолжая подобные эксперименты», — рассказывает Анастасия. Целью проекта MARIUPOL PLAYERS, который Urban Curators реализовали в 2016 г. в Мариуполе, была активизация местных агентов. В этом случае

МЫ НЕ ТОЛЬКО АРХИТЕКТОРЫ ПРОСТРАНСТВА, МЫ АРХИТЕКТОРЫ СИСТЕМЫ. АРХИТЕКТОРЫ СИСТЕМЫ УЕЗЖАЮТ, А ПРОЦЕСС ПРОДОЛЖАЕТСЯ

«Активисты местной общественной организации «Гараж Генг», пригласившие нас в Константиновку, поставили перед нами задачу подобрать место, которое станет идеальным для трансформации и сможет решить насущные проблемы города. Мы попытались оценить потенциал города сквозь призму заброшенных территорий. Такой метод мы назвали «Призма Пинк Флойд», потому что возникли ассоциации с обложкой знаменитого альбома. Мы погрузились в местную историю, услышали много мифов, изучили территорию заброшенных заводов. В Константиновке «серая» территория, образовавшаяся на месте разрушенных заводов, разделяет город на две части. И ее большая часть выглядит как пустыня. Там не осталось ни труб, ни стен, только территория. Но мы приняли этот вызов и предложили местным активистам реализовать культурный сценарий в самом центре этой «серой зоны». Саму точку мы выбрали не случайно: нашли кратчайший пешеходный маршрут из одной части города в другую, решив, что если сегодня промзона разделяет город, она же может его и объединить.

киевляне выступали прежде всего связующим звеном между активистами, бизнесом и властью, поскольку координация является одним из самых ценных ресурсов в неформальной урбанистике. Анастасия Пономарева: «Мы изучали город в кооперации с мариупольскими активистами и выбрали в качестве объекта для трансформации старый разрушенный детский садик в неблагополучном по местным меркам районе Слободка. С помощью приемов малобюджетного проектирования мы буквально за три дня превратили руины в летнюю площадку, где можно проводить публичные мероприятия и концерты. Большая часть времени и усилий (около недели) ушли на то, чтобы обезопасить эти руины, сделав пространство доступным для детей. А затем установили временные архитектурные элементы, такие как сцена, скамейки, места для сидения. Все это время мы находились в процессе постоянного общения с местными жителями. Учили их тому, что сами знали как урбанисты, а они делились с нами знаниями о местных реалиях. И уже после того, как мы 75


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

вернулись в Киев, они самостоятельно продолжили работу. Коммуницируя с мариупольскими бизнес-игроками и представителями власти, мы в дополнение к стартовому бюджету, который получили в виде гранта от CANactions и Western NIS Enterprise Fund, еще 75 % средств, потраченных на трансформацию, покрыли за счет местных ресурсов». Впрочем, не все урбанистические эксперименты Urban Curators оказались удачными. Иногда местные

и планируем, с кем и как станем коммуницировать, где будем искать ресурсы. Постоянное совершенствование — это природа неформальных проектов. Архитектор тоже постоянно учится. В Украине неформальная урбанистика еще не легализована. Мы лишь в половине случаев согласовывали свои проекты с властью или с собственниками зданий и участков, но в мировых центрах низовые инициативы не просто поддерживают,

ПОСТОЯННОЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ — ЭТО ПРИРОДА НЕФОРМАЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ

власти демонстрируют неготовность к поддержке неформальных инициатив, иногда местные агенты сдаются под валом скептических мнений большинства. Анастасия Пономарева считает это абсолютно нормальным: «Сам архитектор — тоже агент, который учится. Вот сейчас мы возвращаемся в Мариуполь с новой идеей трансформации школьного двора. Мы будем делать это вместе с учениками, учителями, родителями. Мы тщательно готовимся

76

а включают в планы стратегического планирования. В Германии действует банда крутых урбанистов Urban Catalyst Studio, которые позиционируют себя как адвокаты неформального. И все, что нам нужно — это учиться». В подтверждение своих слов Анастасия цитирует Дональда Шона, автора концепции рефлексивной практики: «Профессионал должен избавиться от иллюзии контроля и стать «агентом, который учится».


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

Очистка территории в рамках проекта MARIUPOL PLAYERS. Источник фото: urbancurators.com.ua

77


#06, ноябрь 2018

78

Урбанизм


Урбанизм

#06, ноябрь 2018

Аэрофотосъемка киевского Подола. Источник фото: urbancurators.com.ua

Сейчас Анастасия в агенции Urban Curators работает над проектом деиндустриализации постпромышленного Подола в Киеве. Используя свой опыт работы с местными жителями, международными грантами, малым бизнесом и городской администрацией, агенция играет новую для себя роль общественной девелоперской организации. Выполняя такие функции, организация ставит на перед собой задачу не только презентовать запрос от жителей для девелопера, но и предложить практические инструменты реализации этого запроса. Проект начался с интенсивного исследования, которое провели 6 студентов-магистров Массачусетского технологического института. Анастасия Пономарева, соинициатор этой студии, вместе с профессором MIT Брентом Райном ставят перед собой задачу не только предложить свежие идеи для трансформации Подола, но и реализовать пилотные проекты на основе этих идей. Для достижения цели свои усилия объединили одна из ведущих кафедр городского планирования, девелоперская компания и общественная девелоперская организация из Киева. Несмотря на то что в Штатах, где находится институт, уже давно существуют подобные общественные девелоперские организации, в Украине такая практика только зарождается. Тем не менее, данный подход становится жизненно важным в условиях взаимного недоверия горожан и девелоперов.

79


#06, ноябрь 2018

ЧЬЕ ПРОШЛОЕ НАШЕ БУДУЩЕЕ?

80

Практика


Практика

#06, ноябрь 2018

Когда вы движетесь вслед за предшественником, повторяя пройденный им маршрут, его прошлое местоположение на какое‑то время становится вашим будущим. Поэтому завтрашний день последователей — это прошлое тех, за кем они следуют. ТЕКСТ:

ОЛЬГА ЧЕРНОВА

Когда один архитектор в своем новом проекте цитирует архитектурное решение другого архитектора, он устремляется по чужому творческому пути, выстраивая свое будущее из материала, уже ставшего чьим‑то прошлым. Прошлым, потому что идея даже только что построенного «проекта-источника» возникла уже 3—7 лет назад (а если смотреть сроки реализации мирового уровня знаковых объектов архитектуры, то это и 7, и все 10 лет), а если попался «аналог», построенный лет 5—10 назад, мы легко можем получить все 15 — таков срок актуальности архитектурных идей в сегодняшнем мире (подробнее об этом читайте в сентябрьском томе PRAGMATIKA.MEDIA). Чтобы оценить, куда ведет этот путь, рекомендую коллегам просмотреть свои собственные эскизы 15‑летней давности (возможно, даже студенческие работы). И если эти эскизы кажутся вам актуальными, немедленно отложите чтение и займитесь их реализацией. А вот если «не совсем», то представьте на мгновение, что автор объекта-прототипа и вся передовая мировая архитектура вместе с ним прошли не меньший путь за это время!

Геодезический купол, чувствительная мембрана, реагирующая на малейшие изменения условий среды и микроклимата, живой тропический сад внутри и самые передовые технологии — так еще в 2011 г. представляли себе архитектуру будущего в международной компании LAVA (Laboratory for Visionary Architecture). На иллюстрации: визуализация проекта торгового центра Home of the Future в Пекине, Китай, 2011 г.

В старые добрые времена, когда архитектурные доктрины сменяли друг друга раз в сотню лет (а то и реже), «последовательская» архитектура была вполне актуальной: пока цитировали — ничего не менялось, и будущее приходило именно таким, каким его ожидали: несколько подпорченной копией прошлого. Сегодня же будущее все реже наступает именно таким и именно там, каким и где его ожидают. Если точнее — никогда: вчерашних кумиров строительства будущего вместе с их идеями оставляют в прошлом, и завтрашний день принимаются строить новые кандидаты в кумиры. И вот тут… (барабанная дробь!) на сцене появляются достроившие, наконец, свое будущее последователи вчерашних кумиров. 81


Практика

#06, ноябрь 2018

Вся киевская архитектура послевоенного классицизма состояла из реализованных к тому времени в чьем‑то зарубежном прошлом архитектурных идей. У нас сформировалась целая фундаментальная — в три поколения — школа «последовательской» архитектуры! Восстановление Золотых ворот и открытые в процессе новоделы и псевдоисторизмы — от Михайловского до Воздвиженки — устремились за послевоенными реконструкциями Кракова, Дрездена и других разрушенных бомбежками Второй мировой исторических европейских городов, не прошло и 30 лет! Но ведь за эти три десятилетия сформировались совершенно новые подходы и отношения — к примеру, реализовался кардинально отличный от буквалистского или «псевдовоссоздавательского» подхода Роттердамский опыт перманентного архитектурного эксперимента,

и происходило это на месте разрушенного бомбежками исторического центра, который взрастил голландскую архитектурную школу, сегодня уже экспортирующую по всему миру собственный архитектурный метод. Авраам Милецкий и блестящая плеяда киевских модернистов успешно и вдохновенно творили в 70‑х и в 80‑х — спустя 20 лет после того, как идеи модернизма и брутализма впервые вспыхнули в мировой архитектуре. Здание отеля Hyatt архитектора Яноша Вига на площади Богдана Хмельницкого своим открытием в 2007‑м продемонстрировала блестящий постмодернистский альянс исторической площади и ее отражений в изогнутых поверхностях тонированного стекла и хромированного металла. Этот вопрос решил Ханс Холляйн в своем проекте Haas-Haus на площади Штефанплац в Вене еще в 1990 г.

НАСТОЯЩЕГО У КИЕВСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ НА ПРОТЯЖЕНИИ ПОЛУВЕКА БЛАГОДАРЯ ПРОЕКТАМ, УСТРЕМЛЕННЫМ ВСЛЕД ЧУЖОМУ ПРОШЛОМУ, УВЫ, НЕ БЫЛО!

Здание отеля Hyatt архитектора Яноша Вига на площади Богдана Хмельницкого в Киеве

82


Практика

#06, ноябрь 2018

83


#06, ноябрь 2018

84

Практика


Практика

#06, ноябрь 2018

Все эти отсрочки — отнюдь не укор Милецкому, Вигу и другим замечательным киевским архитекторам: они мужественно преодолевали вязкую атмосферу заснувшего на полвека общества. И без их творческого подвига эти временные дистанции были бы еще длиннее.

Архитектура настоящего и для живущих в настоящем только начинает появляться в последние годы — иногда под восторженные, а порой и под истерические критические возгласы продолжающих дремать в чужом прошлом коллег и обывателей. Вспомним Театр на Подоле.

С другой стороны, какая нам, в этом уже почти ушедшем 2018‑м, разница? Какая разница, когда построен Hyatt — в 2007 или 1990, «только с менее уставшей отделкой»? И правда: когда это уже стало прошлым, по большому счету разницы никакой! Но вот только настоящего у киевской архитектуры на протяжении полувека благодаря проектам, устремленным вслед чужому прошлому, увы, не было!

А из чего создают будущее новаторы, за идеями которых актуальная архитектурная мода следует десятилетиями? Парадоксально, но возьмусь утверждать, что все будущее, создаваемое и гениями, и бездарностями, всегда делается из прошлого! И причем совсем не обязательно своего прошлого. Так, архитектура Захи Хадид, не похожая ни на что дотоле спроектированное,

«ПАРАДОКСАЛЬНО, НО ВОЗЬМУСЬ УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО ВСЕ БУДУЩЕЕ, СОЗДАВАЕМОЕ И ГЕНИЯМИ, И БЕЗДАРНОСТЯМИ, ВСЕГДА ДЕЛАЕТСЯ ИЗ ПРОШЛОГО!» Настоящее — это когда реализованный архитектурный объект задает актуальные сегодняшние вопросы и отвечает на них. И это не только функциональные, а и ценностные, эстетические, эмоциональные вопросы. Чтобы еще глубже прочувствовать все уныние от невозможности ощутить себя в окружении актуальной сегодняшней архитектуры, представьте, что все магазины новой модной одежды закрылись и вы вдруг вынуждены донашивать и перешивать костюмы, доставшиеся вам от старших родственников. Ну или искать удачу в секонд-хенде!

не появилась бы, не будь русского авангарда, которым вдохновлялась Заха и которому следовала, будучи студентом Школы архитектурной ассоциации в Лондоне. А русский авангард, в свою очередь, не появился бы, не будь его творцы воспитаны Санкт-Петербургской архитектурно-художественной школой, которая до того в течение двух веков развивала классическую европейскую архитектурную традицию, совершенно невозможную без античного прошлого, с возрождения культуры которого и началась эпоха прогресса.

Торговый комплекс Haas-Haus архитектора Ханса Холляйна на площади Штефанплац в Вене

85


Практика

#06, ноябрь 2018

Увы, без прошлого будущее никак не строится. В качестве неудачного примера попытки создать будущее без прошлого можно привести культурную революцию Мао Цзедуна, не приведшую к созданию мало-мальски значимой культуры, архитектуры и искусства (сегодняшнее развитие Китая — это уже совершенно другая история, начавшаяся после смерти Мао и связанная с другими идеями и другим лидером — Ден Сяопином). Легко представить культуру в виде дерева с зеленой кроной идей, формирующих будущее, и симметричной подземной «системой корней» в виде бережно накопленной культуры прошлого. Не зря великие империи собирали в своих музейных залах все

86

объекты культуры, до которых могли дотянуться (к примеру, зал бесценных Мраморов Элгина, вывезенных из Парфенона, в Британском музее или Пергамский алтарь на Музейном острове в Берлине) — ведь чем мощнее корни, тем больше крона. Однако, как известно, сослагательного наклонения история не терпит, и Заха Хадид вместе с целым созвездием выдающихся архитекторов, открывающих новые архитектурные горизонты XXI века, получили архитектурное образование именно в Лондоне, чья архитектурная школа, основанная на накопленных британской империей культурных пластах прошлого, является сегодня одной из лидирующих в мире.


Практика

#06, ноябрь 2018

Британский посол в Османской империи лорд Элгин добился султанского фирмана на вывоз бесценной мраморной пластики из отделки афинского Парфенона в Лондон. Коллекция в 1816 г. была выкуплена у него Британским музеем, а сам политик подвергся резкой критике за вандализм

Пергамский музей в Берлине был построен специально для экспонирования колоссального эллинистического алтаря, найденного под руинами византийской крепости в Турции инженером-строителем Карлом Хуманом

87


#06, ноябрь 2018

Торгово-развлекательный комплекс Galaxy Soho в Пекине от Zaha Hadid Architects отмечен наградой Королевского института британских архитекторов (RIBA). После этого Китайский фонд сохранения культурного наследия обвинил архитектурную студию в нанесении непоправимого урона «сохранению городского пейзажа старого города, первоначального градостроительного плана, традиционных китайских кварталов хутунов и домов-атриумов»

88

Практика


Практика

6

#06, ноябрь 2018

СОВЕТОВ

Как избежать «последовательской» архитектуры в своем проекте:

1

2 3 4 5 6

Следуйте за идеями, а не за конкретными примерами реализации: следить за архитектурными дайджестами надо не для того, чтобы находить источники цитат, а для того, чтобы не повторять придуманное другими. Самостоятельно и каждый раз по‑новому ставьте в каждом проекте вопросы и ищите на них ответы, а не создавайте шаблоны из вопросов, поставленных вами в предыдущих проектах, подразумевающих шаблонные ответы на вопросы, заданные в чужих работах. Не беритесь за проект, программа которого вас не волнует: самые унылые вторичности создаются архитекторами, которым безразлично то, что они проектируют. Любой проект всегда создавайте в первую очередь для себя: вы значительно более индивидуальны и отличны от всех остальных, чем ваше представление о вкусах клиента и ваше понимание потребностей будущих пользователей вашей архитектуры. Не прекращайте развиваться. Если в этом году вы не открыли для себя новый архитектурный прием, не начали применять новую архитектурную доктрину или не использовали в проекте новую комбинацию материалов — значит, вы потеряли этот год.

Создавайте свой проект для настоящего, даже если его реализацией намереваетесь приблизить будущее, о котором мечтаете. Фундаментальная цель архитектуры — помочь человеку стать счастливее. Но отложенное на будущее счастье практически никогда не наступает: оно почти также призрачно, как счастье, оставленное в прошлом «золотом веке». Счастлив только тот, кто живет настоящим и совершает свои действия ради него, и делает сегодняшний день счастливым. И строит такое будущее, которое является прошлым исключительно для его далеких потомков!

Тем не менее, время меняет не только архитектурные доктрины, но и казавшееся еще вчера извечным распределение прав и возможностей. Сегодня благодаря интернету вы получаете доступ практически к любой информации — прошлое стало глобальным и сопоставимо доступным каждому. Оно уже не принадлежит исключительно какому‑то обществу, научившемуся более успешно, чем другие, присваивать чужое культурное достояние. Поэтому независимо от страны, независимо от города, в котором работает архитектор, и вуза, в котором он учился, архитектурный проект имеет шанс стать живым, современным и актуальным, а не реинкарнирующим чужое прошлое. Теперь выбор чему и кому следовать — целиком в руках, а точнее, в голове архитектора. 89


#06, ноябрь 2018

Галерея

НА «ТЫ»

МАСТЕРА ХХ-ГО ВЕКА 90

ТЕКСТ:

ТАТЬЯНА АНДРУСЬ


Галерея

#06, ноябрь 2018

Каждому из мэтров архитектуры ХХ в., как и их предшественникам, при формировании обликов иконических объектов доводилось работать с цветом. Кто‑то подходил к такой работе фундаментально, предусмотрительно разрабатывая собственную цветовую палитру, а кому‑то приходилось отталкиваться от анализа местности для того, чтобы затем отразить в объектах ее богатую колористику. Мы попытались выяснить, как работали с цветом маститые архитекторы эпохи глобальных перемен, а также поговорили с экспертами о способах поддержания колористики объектов в первозданном виде. 91


Галерея

#06, ноябрь 2018

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА В предыдущих материалах из цикла статей о цвете в архитектуре мы рассмотрели историю развития колористики со времен античной Греции и до новейшего времени. Революционные подходы к поискам форм зданий и сооружений, основанные на их функции, производство широкого спектра материалов для отделки фасадов в промышленных масштабах, развернутое в начале ХХ в., дали возможность архитекторам реализовать совершенно новые, яркие и выразительные проекты. Эксперименты с цветом переместились и в теоретические труды — еще в начале прошлого столетия художник Василий Кандинский размышлял о влиянии цвета на зрителя, присуждая тому или иному цвету определенный род движения. В изданных им книгах «О духовном в искусстве» и «Точка и линия на плоскости» он определил цвет как динамичное явление, разделив оттенки на эксцентрические и концентрические. Не исключено, что именно Кандинский, преподававший в знаменитом учебном заведении в Дессау с 1922 г., повлиял на архитекторов, заставив их вновь обратиться к активному использованию цвета в работах. Спроектированный Вальтером Гропиусом в 1925 г. учебный комплекс Баухаус имел не только характерное для классического модернизма четкое функциональное зонирование с выразительным объемно-пространственным решением, но и яркие цветовые акценты. Архитектор предусмотрел выделение архитектурных элементов с помощью чистых и насыщенных оттенков красного, синего и желтого.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА О том, как поддерживать лэндмарки в их первозданном виде, и применении насыщенных оттенков в отделке фасадов нам рассказал заместитель директора по техническим вопросам компании Baumit Богдан Литкович 92

Рассматривая этот объект, можно говорить и о цвете, и о фактуре. Как правило, основанное поле стены имело затертую структуру типа «барашек» с зерном около 2 мм или более. Откосы же окон, пилястры, колонны и карнизы имели гладкую затертую фактуру с зерном до 1 мм. Играя размером зерна, достигали эффекта контраста фактурной и гладкой поверхностей, что, в свою очередь, позволяло подчеркнуть выразительность фасада. А акцентирование гладких элементов белым цветом еще больше усиливало этот эффект. Если подбирать нечто подобное из коллекции компании Baumit, то в нашей линейке это также фактура «барашек». Цвета вы можете увидеть на выкрасках — они подобраны с помощью нашего веера.


Галерея

Учебный комплекс Баухаус, Дессау, Германия. Архитектор В. Гропиус, 1925 г.

#06, ноябрь 2018

0016

0017

0018

0019

Образцы доступных цветов из каталога Baumit Life

93


Галерея

#06, ноябрь 2018

0451

0622

Образцы доступных цветов из каталога Baumit Life

94

1051

0019

0761

0511


Галерея

#06, ноябрь 2018

ПОЛИХРОМИЯ КОРБЮ Говоря о звездах зодчества ХХ в., невозможно не упомянуть Ле Корбюзье. Кажется, что швейцарскофранцузский гений стекла и бетона зациклен лишь на функции и простоте. В собственном журнале «Эспри Нуво», основанном в 1919 г., он публикует манифест «Пять отправных точек современной архитектуры», который представлял собой свод правил новейшей архитектуры — своего рода 10 заповедей для всех его коллег. Они касаются стоек, плоских крыш, свободной планировки, ленточных окон и минималистских фасадов, но там не было ни слова о цвете. Сам Корбю в ранний период творчества изо всей палитры предпочитал белый: он считал, что «именно этот цвет очищает», а очищая свое жилище, по мнению архитектора, человек очищается и сам. Поэтому многие ошибочно считают, что архитектура и пространства, создаваемые Ле Корбюзье, были одноцветными, оформленными в оттенках бетона с белыми или черными акцентами. Однако это было не так — спустя время архитектор пришел к выводу, что цвет в архитектуре или интерьере не менее важен, чем конструкция и форма. Он отмечал, что яркие оттенки изменяют пространство, воздействуя на человека физиологически и психологически. Так, частью громадного наследия Ле Корбюзье стала его «Архитектурная полихромия».

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА Подобные яркие цвета достигаются с помощью пигментов. Здесь важен ряд аспектов, в частности вид связующей основы, на которой замешан тот или иной цвет и ее способность удерживать определенное количество пигмента. У нас есть специальные базы PuraTop и PuraColor, которые лучше всего удерживают пигмент, давая возможность добиться ярких, насыщенных оттенков. Рассматривая комплекс «Марсельская жилая единица», отмечу, что бетон на фасадах оставлен абсолютно нетронутым. Безусловно, у Baumit есть линия красок Lasur, нанесение которых может подчеркнуть текстуру бетона, но в данном случае я бы оставил все так, как задумал автор — не вижу смысла дублировать фактуру. Ле Корбюзье очень удачно разработал колористику жилого дома, выбрав насыщенные, сочные оттенки, которые активно играют на сером фоне.

Работа над авторской палитрой началась в 1931 г., когда компания Salubra предложила архитектору разработать коллекцию обоев. Он сформировал серию, основанную на 43‑х оттенках. Затем в 1959 г. Корбю дополнил ее 20‑ю более динамичными тонами, в результате чего получилась универсальная серия, где все 63 оттенка естественно и гармонично сочетались друг с другом. Параллельно с разработкой палитры начинается и новый период творчества Ле Корбюзье, для которого характерно радикальное обновление стиля: мастер уходит от привычного аскетизма и пуристской сдержанности

Семнадцатиэтажный комплекс «Марсельская жилая единица» (Unité d’Habitation), Марсель, Франция. Архитектор Ле Корбюзье, 1952 г.

95


Галерея

#06, ноябрь 2018

и начинает создавать строения с пластичными формами, на поверхностях фасадов которых появляются фактурные обработки и полихромия. Показательным объектом того периода является многоквартирный жилой дом «Марсельский блок». Здесь архитектор впервые применил цвет в таком масштабе — он предусмотрел яркую окраску ограждающих стен лоджий в насыщенные и чистые цвета из разработанной им коллекции оттенков. Сама же внутренняя структура здания оставалась характерной для предыдущего периода творчества гения — Корбю использовал стандартизированные двухуровневые дуплекс-квартиры с лоджиями, выходящими на обе стороны дома. Внутри строения — в середине по его высоте — предусмотрены кафетерий, библиотека, почта и продуктовые магазины. Это строение стало визитной карточкой Марселя и проектом, который позволил автору выразить довольно смелую цветовую экспрессию, основанную на его «Архитектурной полихромии». Последний реализованный проект архитектора — бетонно-стальной павильон, расположенный в швейцарском Цюрихе — и вовсе пестрил игрой красок. Его возвели в 1967 г., через два года после смерти Ле Корбюзье. Особенностью сооружения были яркие разноцветные панели, которые архитектор предусмотрел как снаружи павильона, так и внутри. Стоит отметить, что сегодня фонд Foundation Le Corbusier и компания Les Coleurs Suisse AG владеют эксклюзивными правами на полихромную коллекцию мастера и предоставляют права на использование оригинальных цветов в своей продукции лишь избранным производителям.

Выставочный павильон ZHLC, Цюрих, Швейцария. Архитектор Ле Корбюзье, 1967 г.

96


Галерея

#06, ноябрь 2018

0019

0021

1041

0511

Образцы доступных цветов из каталога Baumit Life

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА Здесь определенно металлические поверхности, на которых применены краски из палитры RAL. Ее яркие, насыщенные цвета в основном предназначены для оконных профилей и кровель. Таких оттенков не всегда можно добиться, применяя водно-дисперсионные краски. У этого типа отделочных материалов ограниченные возможности — база не способна удержать большое количество пигмента. Здесь Корбю применил либо вентилируемые фасады, либо алкидные краски по металлу. На сегодняшний день у Baumit нет материалов для работы с такой поверхностью. Но если вы хотите достичь подобных оттенков на оштукатуренной стене или на минеральном впитывающем основании, мы можем подобрать идентичные тона из нашей палитры.

97


#06, ноябрь 2018

КРАСОЧНОЕ «ЧУДОВИЩЕ» РИЧАРДА РОДЖЕРСА И РЕНЦО ПИАНО Родоначальниками постмодернистского хай-тека принято считать целый ряд архитекторов, работавших в этом направлении. В их числе американец Ричард Бакминстер Фуллер, разработавший пространственную стальную сетчатую оболочку из прямых стержней, названную «геодезическим куполом», и английская архитектурная группа Archigram, участником которой был Питер Кук. В 60‑х он и его коллеги активно экспериментировали с формой, перенося идеи поп-арта и научной фантастики в архитектуру. А в 80‑е хайтек превратился в престижное направление и дорогостоящее удовольствие для заказчиков и девелоперов — теоретик и практик постмодернизма Чарльз Дженкс назвал здания, построенные в этом направлении, «банковскими соборами». Он утверждал, что такие конструктивно сложные объемы из стали, стекла и бетона, зачастую выполненные по заказу крупнейших коммерческих компаний, являют собой своеобразные символы статуса и формируют имидж бренда. Прижившийся в Англии, в наши дни хай-тек справедливо называют британским феноменом, а его наиболее яркие представители признаны и пользуются уважением — в свое время еще одному из родоначальников и приверженцев этого стиля Норману Фостеру присуждено звание рыцаря. Одним из первых осуществленных масштабных строений в этом стиле принято считать Центр Помпиду, возведенный в 70‑х гг. в парижском квартале Бобур. Архитекторами выступили звезды хай-тека — британец Ричард Роджерс, которого, к слову, английская королева также наградила титулом барона за заслуги в архитектуре,

Центр Помпиду, Париж, Франция. Архитекторы Р. Пьяно, Р. Роджерс, 1971—1977 гг.

98

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

Как и в случае с предыдущим объектом, здесь использованы яркие тона. Их специфика заключается в том, что под воздействием ультрафиолета и прочих факторов буквально через 1—2 года они станут ощутимо бледнее. Это связано с тем, что пигмент вымывается, подвергаясь влиянию окружающей среды и атмосферных явлений. Несмотря на то что мы не работаем с металлическими поверхностями, можем воссоздать такую же колористику на пористых текстурах. И гарантировать устойчивость пигментов в красках и штукатурках из всех линеек Baumit.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

99


#06, ноябрь 2018

100

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

и итальянец Ренцо Пиано. На момент реализации сложное здание с современными конструкциями и неожиданной богатой полихромией стало доминирующим элементом в структуре квартала. Чуть позже комплекс дополнили движущиеся цветные скульптуры фонтана «Стравинский», созданного швейцарским скульптором Жаном Тэнгли, работающим в направлении кинетического искусства. Поначалу Центр Помпиду вызвал полное отторжение парижан, назвавших его «нефтеперегонным заводом». Даже пресса успела пройтись по детищу Роджерса и Пиано — французская ежедневная газета Le Figaro написала, что «теперь у Парижа есть свой собственный монстр, и он практически такой же, как в Лох-Нессе». Но спустя буквально два десятилетия — после того, как в 2007 г. Ричард Роджерс получил Притцкеровскую премию — риторика кардинально изменилась. Члены жюри престижной награды выразили свое почтение архитектору, подчеркнув, что их с Пиано центр «произвел революцию в мире музеев, превратив то, что когда‑то было элитарными памятниками, в современное и популярное место социального и культурного обмена, грамотно вписанное в самое сердце города». Мнение авторитетного жюри сразу же подхватила пресса — издание The New York Times отметило, что дизайн центра «перевернул мир архитектуры с ног на голову» и что «реализовав здание Центра Помпиду в 1977 г. с его обнаженным скелетом из ярких труб и механическими системами, господин Роджерс истинно достоин звания иконы стиля хай-тек». Помимо сложной тектоники фасада секрет успеха экстраординарного здания Пиано и Роджерса заключался в работе архитекторов с цветом. Стальные конструкции и стекло создали нейтральный фон для богатой полихромии, которая лишила массивный параллелепипед здания ощущения громоздкости. Выведенные на фасад трубы и каналы стали полноценными элементами архитектуры, колористическое решение которых соответствовало британскому цветовому промышленному стандарту — синие воздушные каналы, зеленые канализационные трубы, желтые электропровода и навигационные указатели, обозначенные красным. По словам авторов проекта, эти цвета стали не только проводниками эстетики хайтека, но прежде всего целой знаковой системой для ориентации в различных функциональных зонах здания. Центр Помпиду, Париж, Франция. Архитекторы Р. Пьяно, Р. Роджерс, 1971—1977 гг.

101


Галерея

#06, ноябрь 2018

РИЧАРД РОДЖЕРС И ЕГО РАДУГА ДЛИНОЙ В  1,2 КМ Центр Помпиду скорее был исключением из правил — далеко не все проекты Ричарда Роджерса изначально подвергались нещадной критике. Спроектированный им в 2000 г. 4‑й терминал мадридского аэропорта «Барахас» является не только одним из крупнейших строений в своем роде, но и одним из самых красивых в мире. Архитектор не только предусмотрел практически идеальное функциональное зонирование, но также уделил достаточно внимания рациональному использованию ресурсов при эксплуатации здания. Широкие выступы крыши и дополнительные стальные элементы защищают стены от перегрева в жаркие летние месяцы. А округлые отверстия в перекрытиях позволяют естественному освещению проникнуть внутрь здания. Но главная «фишка» терминала — сетка из Y-образных опор, которые являются основными несущими элементами здания. Сужающиеся кверху древовидные металлические конструкции, встроенные в бетонные опоры, образуют цветные «ветви». А в основе колористического решения лежит… радуга. Растянутая на расстояние более чем 1 км, она состоит из традиционных семи градуированных цветов, плавно переходящих друг в друга. Это решение имеет не только эстетический характер — оттенки также служат в качестве подсказок для пассажиров, помогая им ориентироваться в пространстве терминала.

4‑й терминал мадридского аэропорта «Барахас», Мадрид, Испания. Архитектор Р. Роджерс, 2006 г.

102


Галерея

#06, ноябрь 2018

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА Весь терминал разделен на зоны с помощью цвета — каждый оттенок обозначает определенный гейт. В данном случае мы видим бетонный каркас с металлическими конструкциями, которые продолжают основу. И если бы архитектор предусмотрел цвет на опорных элементах, то мы могли бы подобрать оттенки, соответствующие этим.

103


Галерея

#06, ноябрь 2018

0721

0321

0692

Образцы использованных цветов из каталога Baumit Life

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА Здесь мы видим насыщенные, яркие тона, которые также можем найти в палитре Baumit Life. Относительно устойчивости цвета — мы понимаем, что сейчас в строительной индустрии достаточно мало пигментов для отделочных материалов на водной основе, которыми являются краски и штукатурки. Мы используем пигменты швейцарской марки с максимальной стойкостью. Но здесь нужно учитывать ряд аспектов — непосредственно сам продукт и способ его нанесения. Представим себе, что у нас идеальные условия и мы применили темный, насыщенный оттенок. Но не стоит забывать, что воздействие ультрафиолета никто не отменял. Рассматривая объект, четко ориентированный по сторонам света, мы увидим, что южная стена наиболее подвержена действию прямых солнечных лучей. Нанеся краску одновременно на все плоскости здания, со временем мы увидим значительную разницу в насыщенности оттенка — это происходит в результате выгорания. Сейчас мы говорим о качественном продукте и условиях соблюдения всех технологических аспектов формирования необходимого тона. Существуют видимый и невидимый спектры излучения, которые учтены при производстве наших красок — на веере палитры Baumit Life для каждого оттенка указан параметр TSR (Total Solar Reflection). Он позволяет спрогнозировать, как именно будет изменяться цвет со временем. Темные оттенки из нашей коллекции остаются такими же, как и при нанесении, на протяжении приблизительно 5 лет, а затем начнется постепенное и равномерное осветление тона. Ведь чем темнее оттенок, тем больше он поглощает ультрафиолета. Сейчас темные и насыщенные цвета в тренде. Потому Baumit добавляет в базу cool-пигмент, снижающий температуру нагрева поверхности фасада на 12—15 градусов, что уменьшает действие излучения на поверхность здания и на слои системы утепления. Это работает аналогично нагреву автомобиля в знойный летний день — темные машины греются сильнее, нежели светлые, потому что белый цвет отражает порядка 80—82 % солнечных лучей. А черный, наоборот, поглощает около 80—85 % излучения.

104


Галерея

#06, ноябрь 2018

ЦВЕТОВАЯ ФИЛАНТРОПИЯ РИКАРДО БОФИЛЛА За всю свою продолжительную карьеру Рикардо Бофилл работал в разных направлениях — от постмодернизма до хай-тека. Из тысячи созданных испанцем проектов большинство работ можно описать лишь одним словом: «сюрреализм». Этот термин можно применить и к его «Кварталу Гауди». Как известно, в конце 60‑х Испания сталкивается с жилищным кризисом. Массовые миграции населения в крупные города приводят к нехватке жилья. В этот период архитектурное бюро Рикардо Бофилла Taller de Arquitectura начинает работать главным образом с жилой застройкой. Команда стремится проектировать здания с бюджетными апартаментами, способными изменяться в соответствии с формированием новых общественных запросов. В рамках проектной задачи комплекса «Квартал Гауди» — проекта социального жилья на 500 квартир со всеми необходимыми функциями, удобствами и внутренними коммуникациями — автор смело использовал несколько насыщенных оттенков, что, по мнению Бофилла, с психологической точки зрения, «сделало этот объект привлекательнее для его многочисленных обитателей». Многоэтажный комплекс напоминает лабиринт, в котором формы акцентированы яркими оттенками. Архитектор не относился к объекту исключительно с точки зрения решения лишь технической стороны проекта, желая не только обеспечить экономичным жильем большое количество иммигрантов, но и сделать их пребывание в строении комфортным. Эстетическая составляющая была учтена с помощью ярких фрагментов фасада.

Проект «Квартал Гауди» (Gaudí District), Реус, Таррагона, Испания. Бофилл использует цвет, чтоб оживить типовую застройку для иммигрантов

105


#06, ноябрь 2018

РАЗНООБРАЗИЕ ЧИСТОГО ЦВЕТА ФРЭНКА ГЕРИ Американский архитектор канадского происхождения является одним из самых ярких представителей деконструктивизма. Следуя канонам стиля — характерной визуальной усложненности, неожиданным изломанным и нарочито деструктивным формам, а также подчеркнуто агрессивным вторжением в городскую среду, — Фрэнк Гери создает здания, которые зачастую выглядят весьма брутально. Большинство объектов архитектора похожи на гигантские инсталляции с плавными или резкими изгибами и стальными сияющими фасадами. Вместе с тем Гери не боится цвета, смело используя его в оформлении своих экспрессивных строений. Проектируя ныне признанный одним из самых оригинальных музеев мира — Панамский биомузей — архитектор использовал характерные для своего творчества приемы, добавив к ним насыщенные и яркие цвета. По словам американца, форма музея символизирует произошедшее более 3 миллионов лет назад поднятие из океана Панамского перешейка, соединяющего континенты Южной и Северной Америки, и навсегда поменявшего океанские течения и климат планеты. Сама же структура здания отсылает к естественной природе: Гери посадил здесь целый лес колонн, из которых прорастают металлические «ветви», поддерживающие многочисленные навесы покрытия. По задумке архитектора, весь объемный сценарий развивается вокруг центрального атриума. Это пространство скрыто за красочными металлическими навесами, служащими для защиты посетителей от частых ветров и дождей. Атриум окружают общественные зоны, в том числе музеймагазин, кафе и зал для временной экспозиции, а также основные выставочные залы в двух крыльях здания. Говоря о жизнерадостных тонах музея, Гери утверждает, что выбранные им чистые активные цвета должны напоминать посетителям о биологическом разнообразии природы региона.

Биомузей, Панама. За счет масштабных плоскостей насыщенных контрастных оттенков комплекс воспринимается как некая картонная инсталляция

106

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА Здесь также тонированные металлические поверхности. Акцентирую внимание на том, что не все цвета RAL возможны в красках на водной основе, но мы можем подобрать ближайший оттенок и сказать с уверенностью, что он будет работать. Правда, цвет может быть не таким насыщенным, как в сложных многокомпонентных эмалях и лаках, использованных на металлических поверхностях.

107


#06, ноябрь 2018

Галерея

АРХИТЕКТУРА БУДУЩЕГО И ЦВЕТ

108


Галерея

#06, ноябрь 2018

В БУДУЩЕМ АРХИТЕКТОРЫ ОБРЕТУТ СОВЕРШЕННО НЕОГРАНИЧЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ПО ФОРМИРОВАНИЮ КАСТОМНОЙ КОЛОРИСТИКИ, ОПРЕДЕЛЕННОЙ ПАРАМЕТРИЧЕСКИМ ПУТЕМ

Согласно утверждениям спикеров Международной конференции Architecture of the Future (подробный материал об этом можно прочесть на стр. 38), мы на пороге эпохи параметрической архитектуры. Истоки параметризма восходят к работам немецкого инженера и архитектора Фрая Отто, который одним из первых стал использовать для проектирования метод «поиска формы» посредством симуляции физических процессов. Этот метод проектирования стал начал обретать популярность в конце 90‑х с началом массовой компьютеризации архитектурных бюро и появлением первых digital-креаторов, таких как Грег Линн и Ларс Спайбрук. Дальнейшее распространение цифровых технологий оказало колоссальное влияние на многих архитекторов, которые стали активно применять в своем творчестве инструменты дигитального проектирования. Принято считать, что официальное рождение параметризма приходится на 2008 г., когда руководитель архитектурной практики Zaha Hadid Architects, архитектор и теоретик архитектуры Патрик Шумахер опубликовал свой «Манифест параметризма», в котором провозгласил эру нового глобального стиля. По мнению Шумахера, это направление

стало «ответом постиндустриального общества на почти вековую гегемонию фордистского модернизма в архитектуре и дизайне». В отличие от модернизма, параметризм отрицает использование идентичных повторяющихся элементов и каноничных геометрических форм. В новой архитектуре активно используются плавные взаимоперетекающие формы. По большой части именно благодаря Шумахеру здания Zaha Hadid Architects получили те самые иконические плавные изгибы. Их дизайн по сути является сложным уравнением со множеством заданных параметров и зависит от математических алгоритмов и формул, которые автоматически преобразуются в объемы. А что произойдет с цветом? В случае творчества Захи Хадид, ответившей в интервью изданию TIME, что ее любимым цветом «однозначно является черный, но обязательно с вариативными текстурами», становится очевидным, почему она не прибегала к активному использованию полихромии. Тем не менее, можно предположить, что в будущем архитекторы обретут совершенно неограниченные возможности по формированию кастомной колористики, определенной параметрическим путем.

Chaoyang Park Plaza. Архитектурное бюро MAD Architects

109


Галерея

#06, ноябрь 2018

ГОВОРИМ С БОГДАНОМ ЛИТКОВИЧЕМ ОБ АКТУАЛЬНЫХ ВОПРОСАХ УРБАНИСТИЧЕСКОЙ КОЛОРИСТИКИ PRAGMATIKA.MEDIA: Как поддерживать такие знаковые здания в их первозданном виде? Б. Л.: Несмотря на развитость строительной индустрии, науки и техники, сейчас в мире не существует таких материалов, которые со временем — через 5—10 лет — не будут изменяться. Покупая новое авто, платье или телефон, мы точно знаем, что в процессе эксплуатации они утратят изначальный внешний вид и постареют. Поэтому любые исторические сооружения требуют тщательного и систематического ухода. И если рассматривать фасады зданий, то в вопросе поддержания их в первозданном виде многое зависит от использованного финишного декоративного покрытия, а конкретнее — вида связующего, на котором «замешана» определенная штукатурка или краска. Это может быть основа из акрила, силиката, силикона или же инновационного продукта Nanopor от Baumit. Вся линейка Baumit Nanopor имеет Nanoporэффект и эффект фотокатализа. По сравнению с традиционными штукатурками и красками, благодаря наночастицам поверхность будет иметь минимальный электростатический заряд, высокую паропроницаемость, чрезвычайную гладкость, однородную на микроскопическом уровне структуру поверхности, предотвращающую задержку частиц грязи на фасадах. Фотокатализ усовершенствовал эффект самоочищения Baumit Nanopor и предоставил дополнительную активную защиту от органических загрязнений. Дневной свет активирует фотокатализатор: вступая в реакцию с водой и кислородом, он отталкивает частицы грязи с поверхности. Этот эффект работает даже на северной стороне дома. Примененные на фасадах зданий, эти продукты делают их не только эстетически привлекательными, но и дольше сохраняют свой первозданный внешний вид, а также освобождают от дополнительных эксплуатационных затрат в течение длительного времени. Если речь идет о темных, насыщенных цветах, то мы должны отдавать себе отчет, что со временем оттенок 110

будет меняться. В наших 94‑х веерных палитрах цветов «1» — это самый темный и насыщенный тон, а «9» — самый светлый. До недавнего времени использование темных оттенков для отделки наружных стен зданий было связано с риском появления дефектов (трещин, отслоений) и допускалось лишь на небольших площадях. Нагрев темных покрытий солнечным лучами приводил к появлению термического напряжения и микротрещин. Компания Baumit нашла решение этой проблемы, которое позволяет использовать интенсивные цвета без ограничений. Это стало возможным благодаря появлению Cool Pigments, которые добавляются к декоративным штукатуркам и краскам. Они отражают значительную часть солнечной энергии, тем самым снижая температуру нагрева поверхности фасада. P. M.: Отталкиваясь от параметризма и его сегодняшней монохромности, расскажите о том, как в будущем будет развиваться цвет в архитектуре? Б. Л.: Наша компания приветствует инновации. Мы понимаем, что тема «цифры» все чаще и чаще используется в архитектуре, при том, что основная доля строений все еще остается в рамках классического понимания конструктива здания. Мы используем как традиционные, так и инновационные материалы для декоративной отделки зданий и сооружений. Параметризм же предусматривает цифровое моделирование и неповторяющиеся формы. И первый шаг, который сделала наша компания, — это приобретение двух 3D-принтеров BauMinator, способных напечатать целый ряд любых декоративных элементов. В наши сухие смеси вводятся специальные добавки, которые ускоряют процесс отвердевания растворной смеси. Так создаются бетонные декоративные детали, применяемые для отделки в канонических постройках. И хотя пока речь не идет о зданиях, которые можно строить с помощью 3D-принтера, я думаю, что в скором времени компания Baumit выйдет и на этот уровень.

Богдан Литкович, заместитель директора по техническим вопросам компании Baumit

Что касается цвета, то смеси для 3D-форм создаются на основе белого или серого цемента. В итоге застывшие элементы варьируются в пределах монохромной палитры — от белого до серого. При этом, применяя цветовую палитру красок Baumit Life с ее 888‑ю оттенками, можно реализовать любые креативные идеи.


Технологии

#06, ноябрь 2018

Желание защитить себя и свое жилище от непогоды, яркого солнца и ветра естественно для человека и стало для него важным экзистенциальным принципом, обусловившим появление многих хорошо знакомых сегодня архитектурных конструкций. Попробуем проследить в первом приближении, как эволюционировали и развивались солнцезащитные системы и какие инженерные средства в этой области нам доступны сегодня. Вместе с партнером нашей рубрики украинской компанией MANEZH мы начинаем цикл статей о современных специализированных солнцезащитных конструкциях и элементах.

МЕСТО

ПОД СОЛНЦЕМ 112

ТЕКСТ:

НАДЕЖДА БОГАТАЯ


Технологии

#06, ноябрь 2018

Перголы M-OCEAN LINE, дачный отель в селе Глебовка, Киевская обл. Реализация: MANEZH

113


Технологии

#06, ноябрь 2018

Еще на заре своего существования человек, стремясь укрыться от непогоды и холода в пещере, завешивал входной проем шкурами животных. Позже первыми примитивными сооружениями, защищавшими от осадков и солнца как дом, так и нехитрый хозяйственный скарб, были тенты и навесы из подручных материалов. Первые легли в основу появившихся позже палаток, шатров, а также юрт и других типов переносного жилища у различных кочевых народов. Вторые же, имея стационарный характер, стали прообразом такого архитектурного элемента, как пергола — приятного тенистого убежища от яркого солнца в жаркие дни, вместе с тем связывающего дом с садом или другими соседними постройками. Традиционно пергола состоит из сквозной, образуемой продольными деревянными планками решетки, покоящейся в виде горизонтальной или слегка наклонной кровли на легких деревянных, чугунных или каменных столбах; у подножия столбов сажают вьющиеся растения — в жарких странах обычно это виноград. Добравшись до решетки и устилая ее своими ветвями, они препятствуют проникновению солнечных лучей, создавая под ней прохладу. А появилась она, как только человек решил облагородить прилегающий к жилищу участок. Тут стоит напомнить, что сад всегда имел для своего владельца не только практическое, но и трансцендентное, метафизическое значение — с древних времен и особенно в ветхозаветный период концепция сада, пусть и не всегда явно, рассматривалась как идея Рая на Земле, как неугасимая попытка вернуть себе утраченное блаженство.

Фрагмент гробницы Сеннефера в Фиванском некрополе. Фреска 1400 г. до н. э. с сохранившимся планом древнеегипетского дома и сада высокопоставленного вельможи

Пергола M-OCEAN, ресторан Zafferano в коттеджном городке Riviera Zoloche, Киевская обл. Реализация: MANEZH

Современные солнцезащитные системы достигли своего совершенства как с эстетической, так и технической точки зрения. Сегодня на службе у их разработчиков передовые технологии и новейшие материалы. В Украине одной из ведущих компаний в этой области является MANEZH, специализирующаяся на комплексных решениях для затенения, защиты от солнца и атмосферных осадков. Одна из ее ключевых задач — участие в развитии программы энергосбережения в Украине.

114


Технологии

#06, ноябрь 2018

Вероятно, самая древняя пергола изображена на сохранившемся плане древнеегипетского дома с садом высокопоставленного вельможи из Фив: увитая виноградными лозами, она ведет от центрального входа через весь внутренний двор прямо к дому. Сам же план дошел до нас в виде относящейся к 1400 г. до н. э. фрески на стене гробницы Сеннефера в Фиванском некрополе (ее номер — TT99). Однако историки и археологи сходятся

во мнении, что столь технически продуманная конструкция не могла возникнуть в одночасье: идея должна была созреть, пережить некий «инкубационный период», поэтому полагают, что появилась она гораздо раньше — примерно в 2800 г. до н. э. Что же касается внутренней защиты от солнца, то египтяне первыми стали использовать некое подобие штор — простые легкие полотна ткани, украшающие дверные проемы и окна. 115


#06, ноябрь 2018

Современный вариант перголы представляет собой красивую и функциональную конструкцию, предназначенную для защиты прежде всего от прямых солнечных лучей. Это архитектурное сооружение, состоящее из арок и секций, повторяющихся и соединенных между собой поперечными креплениями. Сегодня они украшают не только сады частных владений, но и активно используются в дизайне общественных пространств, например, террас и летних площадок городских ресторанов, кафе или отелей. Например, линейка стильных функциональных пергол M-OCEAN, разработанная компанией MANEZH, украшает ряд известных объектов в городах Украины, в числе которых ресторан KIM Bar в Черкассах, ресторан Mr. Zuma в столичном ТЦ Gulliver и ресторан BAO, Panorama de Luxe в Одессе, а также целый ряд частных проектов.

116

Технологии

Пергола M-OCEAN, ресторан PAR BAR в Киеве. Реализация: MANEZH


Технологии

#06, ноябрь 2018

О том, что стало причиной возникновения перголы, ученые спорят до сих пор: возможно, это обусловлено погодой или развитием садоводства, а может, все дело в эстетических мотивах и красоте. Но суть в том, что эти конструкции прекрасно реализуют все функции, став вневременной сущностью. Наряду с тентами и навесами перголы как архитектурное явление выдержали испытание временем. Хотя их стили, материалы и даже названия менялись, но назначение за последние 3 000 лет осталось прежним. Очевидно, что самое широкое распространение они получили в жарких странах.

Со временем он превратился в балдахин, который мог устанавливаться как стационарно, так и служить украшением переносных конструкций, на которых восседал или возлежал правитель. С одной стороны, он выполнял декоративную роль и являлся во многих культурах символом власти и в то же время защищал от дождя и зноя. Существует предположение, что именно балдахины являются прародителями шатров. В Древней Греции защищаться от палящего солнца и непогоды помогала сама планировка дома. Оценить ее можно по сохранившимся остаткам

О ТОМ, ЧТО СТАЛО ПРИЧИНОЙ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПЕРГОЛЫ, УЧЕНЫЕ СПОРЯТ ДО СИХ ПОР: ВОЗМОЖНО, ЭТО ОБУСЛОВЛЕНО ПОГОДОЙ ИЛИ РАЗВИТИЕМ САДОВОДСТВА, А МОЖЕТ, ВСЕ ДЕЛО В КРАСОТЕ На смену египетским пришли роскошные сады Ассирии, Вавилона и Персии. Перголы в них преобразовались в части конструкций крытых зеленых террас, усаженных кустарниками и деревьями знаменитых «Висячих садов». Такой тип сада получил название прогулочного и являлся привилегией исключительно дворцовой знати и богатых вельмож. В этот же период получает свое распространение балдахин — матерчатый навес над троном, ложем, алтарем, колесницей в моменты торжественных шествий. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас ассиро-вавилонские и древнеперсидские барельефы, на которых часто изображали сцену, где слуги держат над царем своего рода большой зонт.

сырцовых стен города Олинфа и по раскопкам античного греческого поселения Ольвии на территории нынешней Николаевской области. Древние греки не только усовершенствовали стоечно-балочную систему, выстроив ее в логичную схему и подарив миру то, что сегодня мы называем ордером, но и стали родоначальниками портика — крытой галереи с колоннами, примыкающей к зданию. Типичный жилой дом в древнегреческих городах представлял собой замкнутый блок, как правило, квадратной формы с обязательным внутренним двориком: все помещения жилой

Термин «пергола» появился довольно поздно и имеет латинское происхождение: pergula — свес крыши, выступающий карниз, навес. Впервые его использовал в 1640‑х гг. английский писатель, садовод и мемуарист Джон Ивлин при описании обители Тринита-деи-Монти (да, той самой, что венчает Испанскую лестницу в Риме).

117


#06, ноябрь 2018

постройки обращены к этому самому дворику, а на улицу выходят глухими стенами. Такой тип дома получил название пастадный. Во многих случаях он имел два этажа. Все жилые комнаты располагались в северной части и были открыты оконными и дверными проемами на юг. Несколько к югу от середины дома устраивался дворик, часто примыкавший к южной стене. Летом при высоком стоянии солнца он защищал помещения от перегрева, а зимой, когда сюда проникали низкие солнечные лучи, становился естественным резервуаром теплого воздуха. Южный фасад помещений зачастую имел теневой навес — пастаду или портик, крытый проход, отделенный от двора столбами.В эллинистический период греческий дом получает свое дальнейшее развитие. Яркий пример — дома, открытые на острове Делосе в Эгейском море: все помещения также группируются вокруг открытого дворика, но пастада заменяется перистилем — двор замыкается со всех сторон крытой колоннадой, защищавшей и от осадков, и от зноя. Древние римляне, проявившие себя как гении строительной инженерии, начинают широко применять арки, сводчатые конструкции и купола. От греков они унаследовали ордерную систему и планировку жилого дома с непременным внутренним двориком, а от завоеванного Египта — любовь к возделыванию сада. В отличие от угловатых греческих, перголы в римских садах, виллах и загородных усадьбах все чаще приобретают скругленные очертания, поскольку в их художественном образе начинает доминировать дуга, арочная крыша. Наряду с декоративными арками перголы использовались для обрамления дорог, прогулочных дорожек или в качестве строительных расширений, например, террасы или веранды. Используются и другие средства защиты — наружные, а порой и внутренние ставни, преимущественно из дерева. Это предвестники появления в будущем ролет, рольставен, рафштор и жалюзи. Уберегали они не только от яркого солнца, ветра и дождей, но и от непрошеных гостей. Спасаться же от жары и непогоды простым горожанам, скажем, рыночным торговцам, помогали нехитрые тенты

НАРЯДУ С ДЕКОРАТИВНЫМИ АРКАМИ ПЕРГОЛЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ ДЛЯ ОБРАМЛЕНИЯ ДОРОГ, ПРОГУЛОЧНЫХ ДОРОЖЕК ИЛИ В КАЧЕСТВЕ СТРОИТЕЛЬНЫХ РАСШИРЕНИЙ, НАПРИМЕР, ТЕРРАС ИЛИ ВЕРАНД 118

Технологии


Технологии

#06, ноябрь 2018

Фрагмент Нильской мозаики I в. до н. э. с изображением эллинистической перголы. Сама же мозаика изображает русло Нила и сцены из египетской жизни эпохи Птолемеев. Обнаружена в нач. XVII в. в итальянском городе Палестрина

119


#06, ноябрь 2018

Маркизы ресторана «Рыба в огне» в Одессе. Реализация: MANEZH

120

Технологии

Когда дело касается отдыха на свежем воздухе — на балконах, террасах, патио, — то здесь незаменимыми становятся маркизы, работающие отдельно или в составе других конструкций. В том числе их используют для затенения витрин, оконных проемов и входных дверей, а также для эстетического оформления зданий — вспомните, к примеру, балконы жилых домов или уютные городские кафе с летними площадками во Франции или Италии. В ассортименте компании MANEZH есть все типы этих универсальных изделий — вертикальные, горизонтальные, двускатные, выдвижные и даже в виде террас. Управляются они вручную или автоматически, а одним из преимуществ является водонепроницаемое, устойчивое к выгоранию покрытие.


Технологии

#06, ноябрь 2018

и навесы над лотками и лавками. К слову, римляне как мастера военного дела первыми вводят в армии палатки в качестве временного места отдыха солдат и убежища от осадков и холода. Интересно, что приблизительно в это же время подобные конструкции уже известны и на другом конце Земли — в Древнем Китае. Что же касается внутренней защиты от палящего солнца и зноя, то и греки, и римляне использовали для этой

на политической карте Европы появляются новые государства, в том числе с суровым северным климатом. Сады становятся закрытыми и являются прерогативой монастырей, базилик, крепостей и замков. Изменилось и их назначение по сравнению с античными. Декоративные, прогулочные сады стали редкостью и уменьшились до крохотных участков, зажатых среди мощных стен феодальных замков. Перголу в средние века используют как функциональную домашнюю

ДЛЯ ЗАЩИТЫ ОТ СОЛНЦА В АРАБСКИХ СТРАНАХ ИСПОЛЬЗОВАЛИ АРОЧНЫЕ КОЛОННАДЫ ВО ДВОРАХ, УКРАШЕННЫЕ БОГАТЫМ ОРНАМЕНТОМ

Архитектурно-парковый ансамбль Альгамбра в испанской Гранаде. Фрагмент крытой арочной колоннады с арабским орнаментом

Миниатюра из французской рукописи XV в. «Романа о розе», на которой изображен средневековый обнесенный стеной сад, сочетающий зеленую и затененную зону для отдыха с садом трав

цели легкие занавеси на окнах и дверных проемах (благо климат это позволял). Искусство драпировки тканей в каскадные, горизонтальные и прочие виды складок доведено к этому времени до совершенства. Постепенно шторы и текстиль в интерьере приобретают все большую декоративность: их украшают искусной вышивкой, орнаментами, геральдической символикой, а ткани становятся все богаче. Расцвет наступает во времена Византии, когда ткани украшают роскошным китайским шелком, драгоценными камнями, вышивкой золотом и серебром, более того — в моду входит цвет. С падением Римской империи и наступлением эпохи Средневековья

постройку из деревянных брусьев. В широком обиходе преимущественно металлические ставни с массивными засовами или деревянные, спасающие от ветра и холода, а в жарких странах от перегрева помещений. Тогда же впервые появляются плотные тяжелые занавеси и шторы — не только как средство защиты от сквозняков в средневековых замках, но и как способ скрыть свою частную жизнь от окружающих, отгородиться от посторонних взглядов. Начиная с VII в. эпоха великих арабских завоеваний оказала существенное влияние на культуру Западной Азии, Египта, всего побережья Северной Африки, Испании и на садово-парковое искусство в частности. Впоследствии арабы распространили черты персидского и византийского сада по всему Средиземноморскому бассейну вплоть до Пиренейского полуострова. Самым характерным элементом этих садов стало использование воды — наивысшей роскоши для обитателей пустыни. Она не только питала растения, но и собранная в бассейны прямоугольной формы, обеспечивала прохладу. Для защиты от солнца использовали арочные колоннады во дворах, напоминавшие эллинистические, но украшенные богатым арабским орнаментом. Постепенно их влияние стало проникать и в страны Западной Европы. В находившейся под их властью испанской Гранаде, например, между 1350 и 1500 гг. появились знаменитые сады Альгамбры. Они были очень небольшими по размеру. Подобно другим средневековым садам Европы, находились во внутренних дворах замка. Их отличает арабская структура орнаментики, характерная мусульманская система водных 121


Технологии

#06, ноябрь 2018

элементов, особенно в так называемом Львином дворе, получившем свое название от фонтана с фигурами львов. А в мавританском халифате Кордове в долине реки Гвадалквивир находилось 50 тыс. вил со схожей структурой приусадебной территории. Кроме того, именно в этот период сады становятся неотъемлемой частью дворцово-паркового ансамбля.

итальянского сада, сформировавшегося в эпоху Древнего Рима, и их впервые стали проектировать архитекторы, в том числе вернувшие былое величие слегка подзабытой в период Средневековья перголе. Она приобретает монументальность за счет использования камня и мрамора в качестве материала основания, а ее деревянные элементы зачастую окрашивают.

ВЕКУ ЛЮДОВИКА XIV МЫ ОБЯЗАНЫ НЕ ТОЛЬКО ПОЯВЛЕНИЕМ ВЕРСАЛЯ С ЕГО ОБРАЗЦОВЫМ РЕГУЛЯРНЫМ САДОВО-ПАРКОВЫМ АНСАМБЛЕМ, НО И РАСЦВЕТОМ МАЛЫХ САДОВЫХ АРХИТЕКТУРНЫХ ФОРМ После покорения в XI в. норманнами сарацин на юге нынешней Италии парки сарацинских эмиров постепенно стали проникать на территорию Европы, чему немало способствовал в XIII в. император Священной Римской империи Фридрих II Штауфен, который провел большую часть своей юности на Сицилии. Подобие таких парков он возвел в Апулии и Неаполе, которые опишет в своих трудах Боккаччо. Позже такие сады появились В Ломбардии, где первый миланский герцог Джан Галеаццо Висконти, заложивший большой огороженный парк в Павии, культивировал искусство цивилизованной жизни. В это же время из‑за регулярных набегов на Италию короля Карла VIII искусство создания пергол на территории жилых резиденций постепенно перенимается французами. Эпоха Возрождения знаменовала начало нового расцвета художественной культуры в Европе. В XV в. на первый план решительно выдвигается Италия, имевшая в то время обширные торговые связи со всем известным тогда миром. Меценаты, представленные, с одной стороны, торгово-ремесленной аристократией, подобной знаменитому семейству Медичи, и с другой — католической церковью в лице Папы Римского и его ближайшего окружения, вкладывают крупные средства в строительство вилл, окруженных садами, в благоустройство и украшение городов. Сады при дворцах и виллах возрождали и развивали традиции 122

В эпоху барокко, сменившую Ренессанс, сформировался и достиг высочайшей степени совершенства так называемый французский сад. С одной стороны, он унаследовал традиции средневековых приемов монастырского и замкового садоводства с его вниманием к мельчайшим деталям сада. С другой — властителей Франции, ставшей к XVII в. могущественной державой, привлекали размах и величина дворцов и садов папского Рима. Веку Людовика XIV мы обязаны не только появлением Версаля с его образцовым регулярным парково-садовым ансамблем, глубоко проникающим в окружающий ландшафт, но и расцветом малых садовых архитектурных форм от портиков и пергол до беседок, павильонов, оранжерей и всевозможных тентов и шатров. Правда, они не столько служили защитой от солнца и непогоды, сколько формировали пространство для отдыха, увеселений и празднеств. Своего пика их художественный образ достигает во времена Марии-Антуанетты и расцвета рококо. Достаточно вспомнить преобразованный ею Малый Трианон на территории Версаля. Кроме того, сады и парки в это время впервые становятся открытыми для публики, однако преимущественно великосветской. Интерьеры этих времен отличаются поразительной пышностью и богатством. Окна украшают причудливые композиции из дорогих тканей и ламбрекенов, появляются карнизы для штор и маркизы.

Сады и парк Версаля занимают 900 га к западу от дворца и являются образцом регулярного французского парка. Создал его один из лучших мастеров садовопаркового искусства Андре Ленотр


Технологии

#06, ноябрь 2018

Супруг Марии-Антуанетты Людовик XVI страдал в подавляюще роскошных пространствах Версаля. В том числе от холода и сквозняков. И от недостатка финансов. При этом он постоянно строил «новый Версаль» — лабиринт маленьких уютных комнат, в которых мог не только согреться, но и скрыться от внимания свиты. Он приказал снять балдахин, расшитый золотом, с государственной кровати своего прапрадеда, заменив его на более дешевый. В результате получил 60 кг золота.

123


Технологии

#06, ноябрь 2018

С наступлением эры технической революции многое изменилось как в социальной жизни, так и в архитектуре. Например, массово начинают применять металлические конструкции, возникают высотные здания, стекло становится полноправным строительным материалом, а в 1860‑х садовник Жозеф Манье случайно изобретает железобетон. Появляются первые городские парки и сады, а с развитием общественных городских пространств — уличных кафе, ресторанов, бистро, рынков и торговых пассажей — возникают целые системы защиты от солнца и непогоды: от выдвижных карнизов, маркиз и зонтов до обновленных пергол и остекления. К тому же поставленное на промышленный поток производство тканей способствует модернизации ролет, в том числе фасадных. К слову, защита балконов жилых зданий от внешних погодных факторов также зарождается в этот период.

Прошло почти сто лет с того момента, как в журнале «Эспри Нуво» один из лидеров архитекторов-модернистов Ле Корбюзье опубликовал свой знаменитый манифест, в котором сформулировал пять принципов современной архитектуры, возвращающие ее к античным идеалам — не внешне, но в главном: образ здания опять стал правдиво отражать работу конструкций и функциональное назначение объемов. Корбю и его коллеги Мис ван дер Роэ, Филип Джонсон по сути «собрали воедино» все технологические возможности своего времени и подарили миру то, что сегодня называют «современным домом»: здания свободно лишались колонн, декора (и не только помпезного, а и всякого), зачастую имели сплошное остекление. Современный вид потребовал и современных конструктивных средств защиты от солнца. Например, Корбюзье стал первым применять для затенения стеклянных фасадов

ЭПОХА МОДЕРНИЗМА И ПОЯВЛЕНИЕ ЗДАНИЙ СОВРЕМЕННОГО ТИПА, В ТОМ ЧИСЛЕ СО СПЛОШНЫМ ОСТЕКЛЕНИЕМ, ДАЛИ ТОЛЧОК РАЗВИТИЮ НОВЫХ СОЛНЦЕЗАЩИТНЫХ КОНСТРУКЦИЙ Техническая революция позволила наладить массовое производство еще одного популярного средства защиты зданий от солнца — жалюзи. Это осуществил дизайнер Джон Уэбстер в Филадельфии, США, в 60‑х годах XVIII в. Официальная же история жалюзи началась 21 августа 1841 г., когда американский промышленник Джон Хэмптон запатентовал изделие, став его полноправным владельцем. Когда именно появились первые жалюзи, сказать однозначно сложно. По одной из версий, изобрели их на Востоке, а в Западную Европу они попали с арабами и берберами, вторгшимися в Испанию в 711 г. С Пиренейского полуострова жалюзи якобы перекочевали во Францию, где стали неизменным атрибутом жилищ куртизанок. По другой версии, жалюзи придумали во Французском королевстве в средние века, когда куртизанки заменили ими ставни, наглухо закрывавшие окна и не позволявшие увидеть, что происходит в комнате. Сквозь жалюзи мужчины могли наблюдать за объектом своей страсти. Приверженцы «французской» версии приводят в качестве аргумента перевод слова «жалюзи» (jalousie) — ревность. 124

солнцезащитные козырьки, или brisesoleil, как в его Дворце Ассамблеи в Чандигархе, ставшие предвестниками нынешних фасадных солнцезащитных каркасов — сложнейших инженерных конструкций, для разработки которых такие архитектурные бюро, как Zaha Hadid Architects, используют параметрическое моделирование. В наши дни архитектуры элементы защиты от солнца и непогоды – простые тенты, навесы, пер­голы, маркизы, наружные жалюзи и саншилды – превращаются в целые системы, которыми можно управлять не только вручную, но и автоматически, удаленно, с помощью смартфона или системы «умный дом». Более того, подсчитано, что внешняя защита зданий позволяет отсеивать до 50 % солнечной радиации, что почти вполовину сокращает потребление электроэнергии и в разы повышает энергоэффективность. В цикле дальнейших статей о современных солнцезащитных системах — как внешних, так и внутренних — мы подробнее познакомим вас с ассортиментом и техническими особенностями продукции, которые предлагает на сегодняшний день компания MANEZH.

Маркизы, Moloko Bar, Одесса. Реализация: MANEZH


Технологии

#06, ноябрь 2018

125


#06, ноябрь 2018

КИЕВ

126

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

КАК

АКСЕССУАР Архитектура Киева стала источником вдохновения для украинского дизайнера Веры Шелест, которая создает одежду и аксессуары с яркими калейдоскопическими принтами. Основой для орнаментов служат фото столичных домов. Доверяя Вольтеру, который сказал, что без познания прошлого не познаешь и будущего, PRAGMATIKA.MEDIA вместе с дизайнером решила отправиться на виртуальную прогулку по киевским улочкам и отыскать старинные здания, фасады которых она использовала для создания завораживающих принтов.

ТЕКСТ:

ЕЛЕНА ПАНЧЕНКО

127


Галерея

#06, ноябрь 2018

Вера Шелест дизайнер Бренд Веры Шелест Dvoira вырос из ее любви к городу, увлечения фотографией и счастливой случайности: она снимала городские пейзажи, а потом в фоторедакторе из одного кадра «выкрутила» интересную картинку-калейдоскоп, которую выложила в Facebook. Комментарий знакомой под постом побудил дизайнера заняться этой идеей всерьез. «Вся моя деятельность возникла из желания создать какое‑то новое направление творчества, связанное с фотографией, а Киев стал отличной основой для этого, вдохновителем и моделью. Фотография в чистом виде мне скучна, а фотошоп я обожаю, — рассказывает Вера. — А тот комментарий действительно стал решающим».

Платки Dvoira

128


Галерея

#06, ноябрь 2018

МЕНЯ ВДОХНОВЛЯЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ РАСКОПАТЬ ЧТО‑ТО ИНТЕРЕСНОЕ ДЛЯ СЕБЯ В ПРОЦЕССЕ ПОИСКА ИНФОРМАЦИИ О ДОМАХ, КОТОРЫЕ ЗАЦЕПИЛИ Dvoira начался с платков, но постепенно разросся. Теперь дизайнер делает платья, юбки, футболки, верхнюю одежду, а также сумки, рюкзаки и сувениры — все с оригинальными принтами. С помощью своих работ Вера хотела привлечь внимание киевлян к проблеме разрушения памятников архитектуры. Впрочем, признается, пока эту цель реализовать не удалось. Однако другую высокую функцию ее одежда и аксессуары все же выполняют. «Я побуждаю клиентов смотреть по сторонам и узнавать город ближе во время прогулок, любоваться им», — делится дизайнер.

Платок «Оранж», натуральный шелк

129


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом на перекрестке Хорива и Межигорской, 1887 г. Адрес: ул. Хорива, 23 На этом месте находился один из самых старых домов Подола, построенный в конце XVII в. В народе его называли домом Артемихи в честь одной из владелиц — богатой купчихи Софьи Артемьевой. По преданиям, она была очень скупой и имела скверный характер. Когда Артемиха разорилась, никто не пришел к ней на помощь и купчихе пришлось доживать свои дни в нищете подле ее богатого дома. Со временем усадьба вместе с домом

130

Артемихи перешла в собственность семьи Гореловых. В 1902 г. уникальное здание снесли. На месте усадьбы в 1887 г. по проекту Михаила Артынова построили доходный дом — трехэтажное строение со срезанным углом и зубчатым фризом. Изначально на углу дома была башенка, однако она не сохранилась. На первом этаже располагались административные и торговые помещения, на верхних этажах — жилые.


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом Мороза, 1910–1912 гг. Адрес: ул. Владимирская, 61/11 Семиэтажный дом купца Берко Мороза на пересечении Владимирской и Льва Толстого был возведен в 1910—1912 гг. и считался на тот момент небоскребом. Строилось здание как доходный дом, при этом архитектор Иосиф Зекцер постарался учесть все детали и сделать его как можно более комфортным для жильцов — тут были предусмотрены прачечная, система отопления, бесшумный

лифт и даже встроенные пылесосы. Огромный вестибюль, комнаты с высокими потолками, богатый декор в интерьерах (по слухам, кое‑где он даже дожил до наших дней) — квартиры в доме Мороза могли позволить себе только состоятельные горожане. Фасад является образцом рационального модерна. В отделке использованы детали, хорошо заметные издалека, — эркеры, лепные вставки.

131


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом Майкапар, 1905 г. Адрес: ул. Лютеранская, 6 Это сооружение благодаря богатому декору (многочисленные карнизы, барельефы, колонны, маскароны, атланты) называют не иначе как «тортом». Дом купчихи Рахили Майкапар с фасадом, решенным в синтетическом стиле, объединяющем черты необарокко и неоренессанса, был построен в 1905 г. по проекту архитектора Мартина Клуга. Соседние флигели

132

(теперь дома 6‑б и 8 по Лютеранской) также относились к владениям купчихи. В одном из них гостил писатель Максим Горький. Часто здесь арендовали помещения театральные актеры. Комнаты у Майкапар были одними из самых престижных в городе и, конечно, отнюдь не из дешевых. Квартиры в доме по‑прежнему считаются элитным жильем.


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом с котами, 1909 г. Адрес: ул. Гоголевская, 23 Название зеленому зданию на Гоголевской дали белые кошки, умостившиеся возле полукруглого окна первого этажа. Хотя они далеко не единственные «живые» элементы декора. На фасаде также можно заметить двух сов и черта — на самом верху. Еще одна отличительная особенность дома — асимметрия двух частей фасада. Здание относят к стилю модерн, хотя там присутствуют элементы неоготики (высокие стрельчатые окна).

Дом с котами был построен в 1909 г. по проекту архитектора Владимира Бессмертного как доходный и принадлежал полковнику Федору Ягимовскому. Некоторое время его называли также Замком Кощея. С этим строением связаны городские легенды: считалось, что находиться возле него опасно. А кроме того, он вместе со знаменитым Домом с химерами и Домом с горгульей на Большой Житомирской образует так называемый мистический треугольник Киева.

133


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом с маскаронами возле Пассажа, 1914 г. Адрес: ул. М. Заньковецкой, 4 Маскароны — скульптурные украшения на фасадах зданий в форме головы человека или животного — довольно распространенный элемент декора в Киеве, они встречаются на зданиях разного стиля, в основном построенных в период с начала ХХ в. до Первой мировой войны. Любители насчитали почти тысячу уникальных «каменных масок» в столице. Несколько маскаронов

134

украшают серый особняк в стиле неоклассицизма возле Пассажа в Киеве. Он был построен в 1914 г. как доходный дом страхового общества «Россия». Во время войны пострадал от огня, но со временем его отреставрировали. Известно, что там жил известный украинский оперный певец Иван Паторжинский, который исполнял партии Ивана Сусанина, Бориса Годунова и Тараса Бульбы в одноименных операх.


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом Ахматовой, 1904 г. Адрес: ул. М. Заньковецкой, 7 Доходный дом в стиле модерн, построенный в 1904 г., был спроектирован архитектором Александром Вербицким. В начале ХХ в. здание было одним из самых высоких в центре Киева. Примечательный элемент фасада — большие женские маскароны

в простенках окон пятого этажа. Кроме того, интерес представляют кованые ограждения балконов. В 1906—1907 гг. на первом этаже дома в пятикомнатной квартире проживала Анна Ахматова, а также бывал Николай Гумилев, который в тот период ухаживал за поэтессой.

135


Галерея

#06, ноябрь 2018

Дом с кариатидами, 1911 г. Адрес: ул. П. Орлика, 3 Особняк на улице Пилипа Орлика был построен в 1911 г. по заказу инженера и городского деятеля Всеволода Демченко (именно с его именем связана перестройка дорог и брусчатое покрытие улиц Киева). Автор проекта — архитектор Иван Беляев. Здание имеет два этажа, не считая цокольного, прямоугольные окна и балкончики. Декор выполнен в стиле ампир: тут и пилястры, и колонны, и лепнина, но главный элемент украшения

136

фасада — греческие кариатиды, фланкирующие центральное окно второго этажа. Именно эти скульптуры дали народное название дому. В 1916—1918 гг. особняк принадлежал сахаропромышленнику Зигмунду Рабинерсону, а после был национализирован. В советское время здесь был ночлежный дом, позже — консульские учреждения. С 1995 г. здание занимает Академия правовых наук Украины.


Галерея

#06, ноябрь 2018

Киевский телеграф, 1910—1911 гг. Адрес: ул. Владимирская, 10 Здание в неорусском стиле было построено в 1910—1911 гг. для киевского филиала Крестьянского поземельного и Дворянского земельного банка по проекту архитектора Александра Кобелева. С приходом советской власти его передали Центральному городскому телеграфу. Изначально строение было трехэтажным, но в 1953 г. надстроили

четвертый. Композиция главного фасада — асимметричная с башенкой на левой стороне. Ограждения балконов украшены барельефами с изображениями древнерусских воинов. В 1971 г. в ходе реконструкции здания на нем появились необычные часы, которые показывают время разных городов мира.

137


#06, ноябрь 2018

Ликбез

АРХИТЕКТОР И ЛАНДШАФТНИК:

ИГРА

В 4 РУКИ Архитектура будущего — зеленого цвета. И дело не только в том, что парадигма неуклонно сдвигается в сторону устойчивого развития. Сегодня ни один архитектурный проект не может быть реализован в отрыве от проектирования среды. Людмила Белодед в рубрике «Ликбез» рассказывает об условиях успешной коммуникации между архитектором и ландшафтным дизайнером.

ТЕКСТ:

ИРИНА ИСАЧЕНКО

138


Ликбез

#06, ноябрь 2018

139


Ликбез

#06, ноябрь 2018

ЛЮДМИЛА БЕЛОДЕД ландшафтный дизайнер, директор и основатель бюро Beloded Landscaping

Наличие «зеленой оправы» вокруг объекта архитектуры сегодня принципиально. Иначе этот проект не примут прежде всего жители города — а ведь мы работаем для них, не правда ли? Так в Европе. И в Украине тоже. Поэтому сегодня мы говорим не просто о желательной коллаборации архитектора и ландшафтного архитектора, а о неизбежном и тесном партнерстве, которое открывает перед каждым новые горизонты и источники вдохновения. И сразу возникает вопрос: кто ведущий, а кто ведомый, насколько равноправны роли в тандеме архитектора и ландшафтного

Частный сад, с. Подгорцы, Киевская обл. Beloded Landscaping, 2015—2017 гг.

140


Ликбез

дизайнера (хотя это не совсем корректное название, в Европе, к примеру, ландшафтник — это тоже архитектор)? Безусловно, лучшая ситуация, когда это участие равноценное и равноправное. Не зря же в паспортах крупных иконических проектов мы все чаще встречаем не только имя архитектора, а и автора ландшафтной среды. Но, конечно, автором идеи, проекта всегда является архитектор. Главное условие взаимовыгодного сотрудничества и успеха будущего проекта — прежде всего соответствующий уровень профессионализма, доверия и взаимного уважения. Когда архитектор с достаточным опытом, установивший себе высокую планку, может быть уверен, что ландшафтный архитектор не испортит его проект. И бесконечно

#06, ноябрь 2018

НАЛИЧИЕ «ЗЕЛЕНОЙ ОПРАВЫ» ВОКРУГ ОБЪЕКТА АРХИТЕКТУРЫ ПРИНЦИПИАЛЬНО, ИНАЧЕ ПРОЕКТ НЕ ПРИМУТ

Частный сад, с. Подгорцы, Киевская обл. Beloded Landscaping, 2015—2017 гг.

141


#06, ноябрь 2018

ПРЕДПРОЕКТНАЯ ЭКСПЕРТИЗА, КОТОРУЮ ПРОВЕДЕТ СПЕЦИАЛИСТ ПО ЛАНДШАФТАМ, МОЖЕТ ИСКЛЮЧИТЬ МАССУ ПРОБЛЕМ В БУДУЩЕМ

142

Ликбез

важно, буквально бесценно, когда архитектор обращается за консультацией еще на предпроектном этапе, на этапе оценки участка. Предпроектная экспертиза, анализ территории, который проведет специалист по ландшафтам, может исключить массу проблем в будущем. Обычно к ландшафтному дизайнеру обращаются только перед сдачей объекта, и это печально. Архитектор уже запроектировал сад вокруг здания, а растения, которые по замыслу архитектора должны были бы сформировать этот сад, не соответствуют почвенным или гидрогеологическим условиям. И это обстоятельство


Ликбез

#06, ноябрь 2018

Частный сад, с. Новоселки, Киевская обл. Beloded Landscaping, 2015—2017 гг.

заставляет в корне менять зеленое оформление. Ситуация, безусловно, не безнадежна, ведь есть растения, которые прекрасно чувствуют себя в особенных условиях — например, на прибрежных участках водоемов, кроме традиционных ив, особенно декоративные метасеквойя или таксодиум (болотный кипарис), но эти растения мало знакомы украинским специалистам, их нет в справочниках, которыми пользуются наши озеленители… Или может возникнуть такая ситуация, что «посадка» дома на участке с крутым рельефом не учитывает потенциальные возможности

организации зеленого пространства. Часто на этапе концептуального проектирования благоустройства и озеленения территории мы сталкиваемся с проблемами некорректных отметок фундамента, наружных сетей, техническими проблемами посадки деревьев на крутых склонах, и это неизбежно приведет к проблемам с ливневыми водами, с грунтами. Именно ландшафтный архитектор может оценить перспективу, увидеть в пейзаже какие‑то акценты, привязки, которые можно использовать для поддержания идеи, или, напротив, сразу скажет, что задуманное невозможно

реализовать и надо искать другой подход. Когда речь идет о ревитализации постиндустриальных пространств, консультация ландшафтного архитектора с его академическими знаниями почв, микроусловий, знанием эндемиков и свойств конкретного биотопа, пониманием, где и какие акценты возможно расставить, — совершенно бесценна для успеха проекта. Иногда зеленая архитектура становится скелетом, основой дизайна. Как, например, в MFO Park, спроектированном швейцарским бюро Raderschall Architekten. 143


Ликбез

#06, ноябрь 2018

ПРОСТЫЕ РЕШЕНИЯ В МИКРОКЛИМАТЕ ЖИЛЫХ КВАРТАЛОВ Когда проект — это не одно здание, а целый жилой квартал, то ландшафтный архитектор будет работать, учитывая еще и микроусловия. Деревья, высаженные между зданиями и трассой, могут играть роль шумо-ветро-пылеизолирующего экрана, а внутридворовые пространства имеют собственный микроклимат, чаще всего идеальный для растений: ниже ветровая нагрузка, свой уровень влажности, инсоляция обычно достаточная, ведь архитектор

ЗАЧАСТУЮ УСПЕШНЫЕ ЛАНДШАФТНЫЕ РЕШЕНИЯ ПРОСТЫ И ЛЕЖАТ НА ПОВЕРХНОСТИ

просчитывает ее заранее. Конечно, все эти условия мы изучаем, проводя геоботаническое исследование. И все чаще архитекторы и девелоперы рассматривают зеленое пространство как территорию для социально-планировочных решений.

MFO-Park — общественный парк в квартале Oerlikon, Цюрих, Швейцария. Проект ландшафтной студии Raderschall. Фото: Roland Fischer. Источник фото: Wikimedia Commons

144

К примеру, при ревитализации промзоны в западном районе Цюриха проектировщики компании Studio Vulkan предусмотрели для жителей новых домов маленькие личные огородики в аккуратных контейнерах. Во-первых, эти сундучки с зеленью очень живописно выглядят и являются частью дизайна, а во‑вторых, это место для творческой реализации. Каждый из жильцов выращивает что‑то особенное в своем контейнере и рад продемонстрировать результаты своего труда соседям. Особенно увлечены этим процессом дети: маленькие городские огородики для них — масштабное поле ботанических экспериментов.


Ликбез

#06, ноябрь 2018

Контейнерные огороды для жителей. Проект компании Studio Vulkan, Цюрих, Швейцария. Фото: Людмила Белодед

Архитекторы сразу спланировали площадки и для активного отдыха, и для рекреации. Рядом с детскими игровыми — площадки для отдыха взрослых со столами и встроенными барбекю. Взрослые приходят, накрывают стол, жарят мясо, при этом не теряя из виду играющих детей. И даже конструкции бетонных подпорных стенок сами являются элементами ландшафта — они лишены острых углов, в них вмонтированы горки, песочницы. При этом песочницы — с подводом воды, ведь дети обожают строить песочные замки. Все это — одновременно декоративная «изюминка» жилого проекта и аргумент в пользу привлекательности жилого комплекса при продаже квартир. Зачастую все эти ландшафтные решения простые и, что называется, лежат на поверхности. Аманда М. Бурден, которая возглавляла New York City Planning Department c 2002 по 2013 гг.

и занималась ре-зонированием Большого Яблока, говорит, что гуляла по улицам и выясняла, каких изменений хочется жителям, чего им не хватает для комфортной жизни, что их раздражает. К примеру, узнала даже о такой, вроде бы незначительной детали, как некомфортный наклон спинок скамеек, на которых отдыхали люди. И результат таких полевых исследований — глобальные проекты вроде High Line Park, который стал иконическим примером садов новой волны. Но для реализации самых простых решений чаще всего необходимо предусмотреть их на уровне создания проекта. Те же песочницы с подведенной водой от Studio Vulkan меня подкупили. Это же так просто — заранее предусмотреть инженерное решение для ручейков воды к песочницам и подарить детворе множество сценариев для игр с песком и водой.

145


#06, ноябрь 2018

MFO-Park — общественный парк в квартале Oerlikon, Цюрих, Швейцария. Проект ландшафтной студии Raderschall. Фото: Roland Fischer. Источник фото: Wikimedia Commons

146

Ликбез


Ликбез

#06, ноябрь 2018

НАС ВСЕХ ИСПОРТИЛ ДАЧНЫЙ ВОПРОС Архитектор, который умеет сформулировать свое пожелание относительно будущего озеленения, пока еще редкость. Чаще всего заказ звучит формально: пусть будет красиво и эффектно. Никаких конкретных, сужающих пожеланий обычно не звучит. Чаще мы слышим фразу «чтобы не ухаживать». Но особенность живой, зеленой архитектуры в том, что уход в любом случае необходим. И даже для самого «легкого» сада необходима агротехническая карта обслуживания. Она составляется на каждую зеленую зону — агрономом, агротехником, почвоведом, биологом — в виде алгоритмов мероприятий по уходу. Такая карта всегда индивидуальна для каждого проекта.

ДЛЯ КАЖДОГО САДА НЕОБХОДИМА АГРОТЕХНИЧЕСКАЯ КАРТА ОБСЛУЖИВАНИЯ Если речь идет о регулярных садах, — а такие заказы поступают, когда дело касается реставрации исторических зданий и реконструкции исторических ландшафтов, — то уход за ними настолько трудоемок, что архитектор должен учитывать, что в дальнейшем без профессионального садовника не обойтись. Иначе сад, как произведение искусства, погибнет. В общемировой практике — идет ли речь о Версале или о High Line Park — ведущий садовник строит планы на много лет вперед. Он знает, что какие‑то растения в определенное время неизбежно придут в негодность и их надо будет заменить. К примеру, на одном из семинаров в Германии докладчик рассказывал нам, что в питомнике они заранее стригут топиарные формы для призамкового сада, чтобы использовать их через 8 лет. Наши архитекторы — жертвы отечественных стереотипов, как и люди, которые самостоятельно пытаются заниматься ландшафтным строительством. Института садовников (не образовательного учреждения, а сообщества) в СССР просто не существовало. Ассортимент растений, которыми оперировали генпланисты, был очень скудным. Отсюда стереотип о низкой квалификации сотрудников зеленстроев и столь же низкий уровень оплаты их труда. За рубежом «звездные» авторы ландшафтной части проектов очень часто представляются садовниками. 147


Ликбез

#06, ноябрь 2018

У нас же работу садовников даже не видно, пока растения живут. О садовнике, вернее, его отсутствии, вспоминают, когда сады гибнут. И хорошо еще, если архитектор просит спроектировать сад, за которым не надо ухаживать, но мы сталкивались с тем, что люди совершенно серьезно предлагали: «А зачем нам ехать в питомник, давайте выедем за город и где‑нибудь накопаем?». Поэтому мнение о том, что озеленение просто и дешево — это трагическое наследие прошлого. Перефразируя Булгакова, можно сказать, что всех испортил дачный вопрос. Большинство из нас высаживали растения на дачах, те приживались или умирали, мы не считали время, затраченное на уход за ними, и главным для нас был бюджет. Мы стремились не потратить лишнего для проведения оросительной системы — можно ведь и с лейкой побегать. И не покупать растение в питомнике, а взять рассаду у соседа.

НЕОБХОДИМО РАЗГРАНИЧИВАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АРХИТЕКТОРА И ЛАНДШАФТНОГО ПРОЕКТИРОВЩИКА Нам необходимо привыкать разграничивать зоны ответственности архитектора и ландшафтного проектировщика. Как я не могу и не должна вникать в детали процесса архитектурного или инженерного проектирования, так же и архитектор не должен знать всех нюансов нашей работы — как правильно высаживать растения, каков объем посадочных мест, сколько туда должно войти свежего плодородного грунта и так далее. За рубежом архитектор не вторгается на территорию садовника, признавая его профессионализм. Повторю, садовник — это одновременно архитектор и дизайнер, он не только многое знает об агротехнике, он работает с растениями как с объектами.

148


Ликбез

#06, ноябрь 2018

MFO-Park — общественный парк в квартале Oerlikon, Цюрих, Швейцария. Проект ландшафтной студии Raderschall. Фото: Roland Fischer. Источник фото: Wikimedia Commons

149


Ликбез

#06, ноябрь 2018

ПРАКТИЧЕСКИ ЛЮБОЙ ЕВРОПЕЕЦ ОТЛИЧИТ ДОРОГОЕ РАСТЕНИЕ ОТ БЮДЖЕТНОГО

150

КАЧЕСТВО РАСТЕНИЙ — МАРКЕР СТАТУСНОСТИ Сейчас появляется все больше архитекторов, которые понимают, что качественное озеленение стоит денег. Самим проектом, его реализацией и уходом за зеленой архитектурой должны заниматься профессионалы. В этом нет ничего нового — мы просто приближаемся к здоровому подходу. Мы догоняем то, что давно является очевидным в более развитых странах. Но, конечно, чаще приходится объяснять, что даже «сады новой волны» Пита Удольфа с многолетниками


Ликбез

#06, ноябрь 2018

Музей деревьев Enea Baummuseum, созданный ландшафтной студией Enea Landscape Architecture, Рапперсвиль, Швейцария. Фото: Людмила Белодед

и травами хоть и считаются садами легкого ухода, но характеризуются рядом особенностей, которые необходимо учитывать. Заказчик должен понимать, что злаки осенью меняют цвет, листва многолетников отмирает на зиму, растения сорничают — сбрасывают семена, активно размножаются, и если не контролировать естественное состояние сада, он быстро потеряет свой вид. Весь этот эффектный естественный хаос — на самом деле результат сложного планирования, где есть вертикальные, цветовые акценты.

Поэтому и создание зеленой зоны «а-ля Пит Удольф» будет недешевым удовольствием. Зеленая архитектура может подчеркнуть статусность объекта и даже задать уровень общения. Зеленые патио, сады на крыше или оранжереи часто используются как комнаты для переговоров. И их оформление, качество растений — это тоже маркер успешности. Практически любой европеец отличит дорогое растение от бюджетного. Так же, как и качество архитектуры. И растения, использованные в проекте, тоже задают планку. 151


Ликбез

#06, ноябрь 2018

Музей деревьев Enea Baummuseum, созданный ландшафтной студией Enea Landscape Architecture, Рапперсвиль, Швейцария. Фото: Людмила Белодед

РАСТЕНИЯ КАК ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ АРХИТЕКТОРА Очень часто архитектор едет в питомник, чтобы участвовать в выборе растений. Одна из самых успешных ландшафтных компаний в Европе Enea Landscape Architecture создала недалеко от озера Цюрих музей деревьев под открытым небом — Enea Baummuseum. Там собрана коллекция уникальных деревьев с необычными

152

кронами и стволами. Музей деревьев — это шоу, и визит туда заряжает, архитектор выходит переполненный новыми идеями. Также и посещение питомника — заряжает идеями. Иногда архитектор, увидев необычную форму растения, уже учитывает его в проекте как акцент. Да, все утверждается, обсуждается, и последнее слово, как и у нас, всегда за инвестором. Но там нет такого


Ликбез

#06, ноябрь 2018

РАСТЕНИЯ И ПЕЙЗАЖИ ВДОХНОВЛЯЮТ АРХИТЕКТОРА, А ОБЪЕКТЫ АРХИТЕКТУРЫ ДАРЯТ ВДОХНОВЕНИЕ ЛАНДШАФТНИКУ разрыва в стоимости услуг и растений. В европейских питомниках растения ценятся примерно одинаково — стоимость определяется возрастом и обхватом ствола. И там невозможны тендеры, как в Украине, на которых внезапно появляется «равноценное предложение» с прайсом на 30—40 % ниже. Такое невозможно. Не может сосна, выращенная по технологии, особым образом сформированная и шесть раз пересаженная, с обхватом 50—60 см, стоить дешевле 3,5—4 тыс. евро. Конкуренция должна быть добросовестной. И так же, как растения и пейзажи вдохновляют архитектора, объекты архитектуры вдохновляют ландшафтника. И проект тоже работает как триггер, запуская в воображении цепочку образов. Для меня лично чем сложнее задача, тем она интереснее. Когда мы говорим об архитектуре будущего, то для меня очевидны масштабные перспективы, которые создает коллаборация между архитектором и ландшафтным проектировщиком, и коммуникация, основанная на доверии, прозрачности и взаимном признании. И конечно, это возможно, только если ландшафтники, как и архитекторы, будут постоянно совершенствоваться, повышать свой профессиональный уровень. Ведь, к примеру, в Европе, передавая мастер-план, архитектор лишь определяет основные направления — тут блочная посадка, здесь криволинейный массив, здесь, к примеру, нужен акцент, яркое дерево с красивой корой. И ландшафтному проектировщику уже достаточно этих вводных для дальнейшей работы. Неизбежно эта модель взаимодействия будет принята и в Украине.

153


#06, ноябрь 2018

Архитектура

ТЕКСТ:

КОНСТАНТИН КОВШЕВАЦКИЙ

154


Архитектура

#06, ноябрь 2018

МУЛЬТИФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС

WHITE LINES ОБЗОР ПРОЕКТА-ФИНАЛИСТА WAF Жилой комплекс White Lines от девелоперской компании A Development и архитектурной компании ARCHIMATIKA стал первым украинским проектом, вышедшим в финал престижного международного профессионального конкурса World Architecture Festival и теперь сразится за победу в номинации Commercial Mixed-use — Future Project с 15‑ю конкурентами из Лондона, Торонто, Мельбурна, Шанхая — мегаполисов с эталонной архитектурой. Мы решили разобраться, чем именно проекту White Lines удалось завоевать симпатии 130 вошедших в жюри конкурса экспертов, среди которых профессиональные архитекторы с мировыми именами, ведущие критики и победители WAF прошлых лет.

155


Архитектура

#06, ноябрь 2018

сэр Дэвид Аджайе

Натали де Ври

Мохсен Мостафави

Adjaye Associates

MVRDV

ректор Гарвардской школы дизайна

Без сомнения, сам факт выхода украинского проекта в финал конкурса такой авторитетной площадки, как WAF, которая более 10 лет не только определяет тренды в сфере урбанистики и зодчества на годы вперед, но и является важным полем для встреч и обмена опытом ведущих мировых архитекторов, — уже можно назвать прорывом отечественных профессионалов. В разное время премию WAF, которую журналисты любят называть архитектурным «Оскаром», получили концепции таких «священных коров», как Норман Фостер, Заха Хадид и архбюро Herzog & de Meuron, Buro Ole Scheeren, Rogers Stirk Harbour + Partners. Настоящие звезды от архитектуры возглавляют и жюри конкурса.

Сегодня в числе 130 арбитров позиции суперсудей занимают сэр Дэвид Аджайе (Adjaye Associates), Натали де Ври (MVRDV), Мохсен Мостафави (ректор Гарвардской школы дизайна). В этом году шорт-лист премии собрал рекордное количество номинантов — в 39 категориях были отобраны 536 лучших проектов архитектурных бюро из 81 страны мира. Больше всего работ у представителей Китая — 56 финалистов. На втором месте с 54 номинантами — Австралия, на третьем с 37 проектами — Великобритания. В привилегированном списке финалистов — единственный украинский проект, и наша страна может похвастаться этим впервые.

СЕГОДНЯ В ЧИСЛЕ 130 АРБИТРОВ WAF ПОЗИЦИИ СУПЕРСУДЕЙ ЗАНИМАЮТ СЭР ДЭВИД АДЖАЙЕ (ADJAYE ASSOCIATES), НАТАЛИ ДЕ ВРИ (MVRDV), МОХСЕН МОСТАФАВИ (РЕКТОР ГАРВАРДСКОЙ ШКОЛЫ ДИЗАЙНА)

156


Архитектура

#06, ноябрь 2018

Прозрачностью, актуальностью и смелостью заложенной в основу проекта концепции объясняет этот успех директор и сооснователь компании ARCHIMATIKA Александр Попов: «Заказчик, A Development, даже, может быть, более смелый, чем мы. В процессе проектирования мы понимали, что проект кое-где еще надо догонять, перестраиваться, чтобы воплотить все поставленные девелоперами амбициозные задачи». Авторам необходимо было достичь ряда градостроительных целей, сосредоточившись на реновации территории бывшей кинокопировальной фабрики имени Довженко, расположенной в непосредственной близости от самой масштабной парковой зоны украинской столицы — Голосеевского парка, не уничтожив историю места, но придав пространству новый импульс развития. Район смешанной застройки, в котором присутствуют как частные дома, так и современные высотные здания, от центральной части города отделяет мощная

преграда — железная дорога, которая в буквальном смысле заставляет жителей использовать для передвижения метрополитен либо магистральную артерию — Голосеевский проспект. И это при том, что системной офисной застройки в районе до сих пор нет, то есть живущие здесь люди работают, очевидно, в других районах. Более глубокий анализ потребностей жителей Голосеево показал отсутствие еще целого ряда инфраструктурных объектов — здесь не хватает спортивных залов, не помешал бы продуктовый супермаркет и даже для похода в кино жителям тоже нужно добираться в центр. Прежде чем приступать к проектированию жилого комплекса, архитекторам необходимо было составить максимально точный, объемный портрет будущего владельца жилой недвижимости. Для этого были использованы результаты масштабной исследовательской работы по изучению предпочтений покупателей жилья, выполненной по заказу ARCHIMATIKA

Стеклянные высотки White Lines будут находиться во второй линии с точки зрения основной транспортной артерии района — Голосеевского проспекта. На иллюстрации — один из первоначальных эскизов проекта от компании ARCHIMATIKA

157


#06, ноябрь 2018

специалистами международной компании JFK, которая занимается глобальными ценностными исследованиями по всему миру. Результатом явилась наглядная схема исповедуемых потенциальными покупателями жилья жизненных приоритетов с четырьмя основными полюсами — удовольствие, люди, традиции, власть. В числе исследованных категорий были и другие значимые — свобода, культурная чистота, вера, традиционные гендерные роли, здоровье, статус, природа. В итоге вышла понятная картина жизненных приоритетов и потенциальных жителей будущего ЖК по состоянию на 2014 г., на сегодня и даже с прогнозом на 2022‑й, позволившая составить для White Lines необходимую функциональную программу.

ПРОЕКТ WHITE LINES КОРЕННЫМ ОБРАЗОМ ПРЕОБРАЗУЕТ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ЛАНДШАФТ ГОЛОСЕЕВО Руководитель креативного отдела архитекторов компании ARCHIMATIKA Рустам Горпенюк так описывает задачи, поставленные перед его командой: «Одна из основных — реновация территории. Вторая задача — создать большой общественный кластер, в котором сосредоточатся разные функции. Ну и третья задача — архитектурная. Изучив окружающую застройку, мы поняли, что нет образа района, здания, который стал бы символом этого места. Все 100 % задач мы реализовали. Комплекс самодостаточен благодаря тому набору функций, которые в нем предусмотрены, он станет центром притяжения для всего района». Тут стоит подчеркнуть, что городской ландшафт в первую очередь создается зданиями. Связь же цивилизации с естественной природой в городских условиях — задача если

158

Архитектура


Архитектура

#06, ноябрь 2018

Инновационной для Украины является сама философия комплекса: White Lines — первая реализация в Украине концепции 3D-многофункционального комплекса, объединяющего максимальное количество функций, востребованных жителями мегаполиса

159


#06, ноябрь 2018

Целый гектар эксплуатируемой кровли стилобата образует природное сердце комплекса — зону приватности для его жителей с контролируемым доступом

160

Архитектура


Архитектура

#06, ноябрь 2018

не неразрешимая, то сложно реализуемая в современных условиях. При этом большинство ведущих мировых архитекторов-урбанистов подчеркивают, что оставить зелень и траву исключительно природе — огромное

БОЛЬШИНСТВО ВЕДУЩИХ МИРОВЫХ АРХИТЕКТОРОВ-УРБАНИСТОВ ПОДЧЕРКИВАЮТ, ЧТО ОСТАВИТЬ ЗЕЛЕНЬ И ТРАВУ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРИРОДЕ — ОГРОМНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ заблуждение. Поэтому и проект White Lines коренным образом преобразует постиндустриальный ландшафт, а не просто декорирует его зеленью. Целый гектар эксплуатируемой кровли стилобата образует природное сердце комплекса — зону приватности для его жителей с контролируемым доступом. Здесь разместятся спортивные и детские площадки, окруженные рукотворными холмами с крупномерными деревьями, а также планируется встроенный детский сад с собственной выделенной территорией под открытым небом. Собственно, самодостаточность комплекса — важная составляющая White Lines. Проектировщики работали над созданием пространства, в котором современный человек может полноценно проводить все свое время: работать-отдыхать-коммуницировать. Главный архитектор проекта Марина Босенко подчеркивает: «Комплекс насыщен разнообразными функциями — спорт, торговля, отдых, развлечения, офисы (работа) и квартиры (жилье). Этот город в городе дает возможность комфортно проводить каждый день, не пересекаясь с трафиком мегаполиса и не ощущая его минусы». Многофункциональные комплексы категории Mixed-use не редкость для украинской столицы. Иначе дело обстоит с объектами, в которых коммерческая и офисная составляющие соседствуют с жильем, ведь в каждой из обозначенных функциональных зон такого рода недвижимости действуют разные игроки, предъявляющие собственные требования к арене. И в этом состоит основной вызов архитектору и застройщику. Учет всех

161


#06, ноябрь 2018

ОТДЕЛЬНОГО ВНИМАНИЯ ЗАСЛУЖИВАЕТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ МЕСТОРАСПОЛОЖЕНИЕ WHITE LINES: 1 МИНУТА ПЕШКОМ К МЕТРО И САМОЙ БОЛЬШОЙ ПАРКОВОЙ ЗОНЕ КИЕВА — ГОЛОСЕЕВСКОМУ ПАРКУ

Как объединяющий прием в противовес мощным вертикалям жилых башен здесь работает уникальное пластическое решение фасадов комплекса — захватывающие стилобат структуры, деликатно подходящие к зданию Довженко-Центра

162

Архитектура


Архитектура

#06, ноябрь 2018

потребностей жителя современного города и формирование максимально комфортной жилой инфраструктуры — именно так строит свои проекты А Development. Инновационной для Украины является сама философия комплекса: White Lines — первая реализация в Украине концепции 3D-многофункционального комплекса, объединяющего максимальное количество функций, востребованных жителями мегаполиса. Большой выбор развлечений и сервисов учитывает ожидания взрослых и детей, позволяя каждому члену семьи тратить драгоценные часы на действительно важные вещи. В White Lines будет все необходимое для отдыха, шопинга, спорта, культурных и семейных активностей прямо в доме — собственный ТРЦ (более 150 магазинов и ресторанов), кинотеатр, фитнес-зал, закрытая охраняемая территория. Отдельного внимания заслуживает исключительное месторасположение: 1 минута пешком к метро и самой большой парковой зоне Киева — Голосеевскому парку. «Проект находится на уникальной площадке. В столице таких практически не осталось. Это удивительное место, где при активной урбанизации нет дефицита зеленых насаждений! При этом каждый день появляются инновационные объекты, коворкинги, велодорожки; облагораживаются парковые зоны, модернизируются транспортные развязки», — говорит Дарья Кухаренко, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам А Development.

Все спортивно-развлекательные функции в White Lines будут сосредоточены в двухэтажной стилобатной части, включая торговую галерею первого этажа. «Сейчас там мертвая зона, — объясняет главный архитектор компании ARCHIMATIKA Дмитрий Васильев. — Люди, идущие по проспекту от метро к своим домам, проходят вдоль глухого бетонного забора — потерянное время, потерянное пространство. Мы же хотим сделать живую улицу с магазинами, аптеками, кафе — всем тем, что может понадобиться жильцам не только нашего комплекса, но и всего района». Жилые пространства комплекса архитекторы вписали в три 24‑этажные башни на 566 квартир (это без малого 40 тыс. кв. м жилья). Стеклянные высотки будут находиться во второй линии с точки зрения основной транспортной артерии района — Голосеевского проспекта. Архитекторам необходимо было решить еще одну проблему: три вертикали, с одной стороны, должны выглядеть единым организмом, а с другой — не создавать ощущение хаотично высаженных массивных объемов. Как объединяющий прием в противовес мощным вертикалям жилых башен здесь работает уникальное пластическое решение фасадов комплекса — захватывающие стилобат структуры, деликатно подходящие к зданию Довженко-Центра. Белые линии различной ширины со сбитым ритмическим рядом не только сглаживают общее впечатление и словно намекают на органическую генерацию архитектуры, но и объединяют эстетику и функцональность.

163


Архитектура

#06, ноябрь 2018

В комплексе предусмотрено более 50 видов планировочных решений. Жилые пространства в White Lines спроектированы в рамках исповедуемой архитекторами ARCHIMATIKA концепции PRO. На иллюстрации — план этажа с указанием типов квартир

«Хотелось создать простую моноформу, сочетающую в себе огромное количество сложнейших функций, — говорит сооснователь и главный архитектор компании ARCHIMATIKA Дмитрий Васильев. — Я уверен, что это станет трендом: простота и горизонтальные линии», — говорит Васильев. Такое решение фасадов подсказала история самой локации — горизонтальные белые линии имитируют киноленту. Есть у белых линий и функциональная нагрузка: за ними скрыты короба для кондиционеров, ими прикрыты индивидуальные террасы. Что касается жилых пространств в White Lines, то все они спроектированы в рамках исповедуемой архитекторами ARCHIMATIKA концепции PRO, о которой мы подробно писали в пилотном томе PRAGMATIKA.MEDIA. Планировки здесь разработаны методом тщательного анализа параметров для достижения максимальной эффективности использования пространства. Комплекс предлагает более 50‑ти видов квартир для всех типов семей, на любой вкус и любой стиль жизни, 164

включая апартаменты с выходом на террасу крыши стилобата и пентхаусы со вторым светом и панорамными окнами более 5 метров в высоту. «Это проект, в котором учтены градостроительные интересы столицы и интересы простого человека. Такого количества красивых интересных видовых квартир нет ни в одном проекте», — считает проектный менеджер Юрий Батлук. Строительство комплекса White Lines компания A Development начнет в IV квартале 2018 года. «Наша архитектурная школа за последние десять лет осуществила огромный рывок. Работы украинских бюро интересны, конкурентны на международном уровне, но пока неизвестны. Украина — европейская terra incognita. Я прогнозирую: будет прорыв, наш успех откроет двери всем украинским архитекторам, в ближайшие годы во всех конкурсах будет много украинских имен и архитектурных брендов», — уверен Александр Попов, директор и сооснователь ARCHIMATIKA.


Архитектура

#06, ноябрь 2018

СТРОИТЕЛЬСТВО КОМПЛЕКСА WHITE LINES КОМПАНИЯ A DEVELOPMENT НАЧНЕТ В IV КВАРТАЛЕ 2018 Г.

165


#06, ноябрь 2018

Спецпроект

РИМСКИЕ ESPERIMENTI

ЖАНА НУВЕЛЯ Ищите носорога на римском форуме Боарио. У подножия Палатинского холма, рядом с церковью San Giorgio in Velabro, прямо перед тетрапилоном Arco di Giano вы увидите скульптуру Rhinoceros at Saepta, выполненную Рафаэлем Кури. Это значит, вы стоите перед новой штаб-квартирой Fondazione Alda Fendi, зданием культурного центра Esperimenti.

ТЕКСТ И ФОТО:

ИРИНА ИСАЧЕНКО

166


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

167


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

ЖАН НУВЕЛЬ архитектор, лауреат Притцкеровской премии 2008 г. Источник изображения: Wikimedia Commons

В течение месяца с момента открытия — до 13 декабря 2018 года — вход в палаццо на Via dei Cerchi, 9 открыт для всех и на выставку «Флорентийское и римское архитектурное видение Микеланджело», и на осмотр уникальных резиденций для художников, галеристов и гостей Вечного города. Само здание так и называется — Rhinoceros («Носорог»). Шесть этажей и 3,5 тыс. кв. м площади — на самом деле это три римских палаццо XVII— XIX вв., сшитых в единое целое Жаном Нувелем, звездным кутюрье от архитектуры. Для архитектора творить в центре Рима — словно плавать со связанными руками и ногами. Десятки ограничений и запретов, как законодательных, так и моральных, ведь здесь каждый камень, стена — историческая ценность, священное наследие, память веков. «Строительство в Риме затруднено. Логично, что архитектор обязан с уважением относиться к историческому наследию, поэтому мы должны были подходить к реконструкции очень взвешенно», — говорит Жан Нувель. 168

Главный фасад культурного центра Esperimenti обращен к тетрапилону Arco di Giano


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

169


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Старинные стены палаццо не подвергались реставрации

Реставрируя фасады, Нувель отказался от «косметической хирургии». Все исторические морщины — трещины, наслоения штукатурки, стратифицированные текстуры древнего камня — были любовно сохранены. Косые солнечные лучи и точечная подсветка по ночам подчеркивают эти неровности, оставляя Rhinoceros равноправным звеном в контексте архитектуры Римского форума. Значительным изменениям подверглись внутренние пространства. На первом этаже разместились выставочные галереи, а на пяти верхних — 24 уникальные резиденции и два ресторана. Жан Нувель: «Реконструкция здания была подобна игре со всеми отличиями и внутренними особенностями пространств. Каждая квартира уникальна — с окнами разных размеров и форм, разными планировками… Был разработан особый прием — на ширмах можно увидеть отпечатанные фотографии квартир, какими они были до начала реставрации». 170


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

RHINOCEROS – ОДНОВРЕМЕННО ШТАБКВАРТИРА FONDAZIONE ALDA FENDI, КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР И УНИКАЛЬНЫЙ ОТЕЛЬ

Ширмы используются как внутренние жалюзи, защищая от солнца. Этот тромплей создает эффект многомерного пространства, открывая портал в иное время. Сохранившуюся кафельную плитку бережно сняли, очистили и уложили вновь, заполнив безвозвратно руинированные участки стяжкой, а облупившуюся штукатурку защитили от дальнейшей деструкции полимерными пропитками. Стратификация (расслаивание) стала фокусным элементом дизайна и философским ключом архитектурной концепции.

КИКЕ САРАСОЛА основатель сети отелей Room Mate Hotels, и управляющий резиденциями в Rhinoceros под новым брендом The Rooms of Rome. Источник изображения: Wikimedia Commons

Rhinoceros открылся выставкой серии архитектурных рисунков Микеланджело Буонарроти

171


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Открытая кладка контрастирует с архитектурным бетоном

Современность (в сравнении с архаикой оболочки) громко заявляет о себе высокотехнологичными включениями, интегрированными во временные слои. Блоки кухонных островов из нержавеющей стали, сантехника, модернистская мебель (от Жана Пруве и Имзов), светильники — вся эта начинка контрастирует с патиной стен, полов и потолков. Металлические перемычки, крепления стен, новые проемы и лестницы — каждый шаг, каждое действие реконструкторов не закамуфлированы, а специально оставлены на виду как иллюстрация и дневник вмешательства в историческую среду. Резиденции отданы в управление испанскому отельеру, бизнесмену и актеру Кике Сарасола, который дебютирует в Италии с новым брендом The Rooms of Rome, а террасы на крыше — рестораторам бренда Caviar Kaspia. С двух террас, приватной и общей, открываются потрясающие виды на Рим — купола, колоннады, руины и склоны Палатинского холма с зонтиками средиземноморских сосен. Архитектурная концепция реконструкции Жана Нувеля полностью отвечает идеям и смыслам, которые Альда Фенди вкладывает в концепцию деятельности своего Фонда: «Эксперимент возникает, когда опыт порождает не только ощущения или эмоции. Эксперимент должен также открыть двери знаний. Эмоции важны, потому что они определяют наш выбор, но знание оставляет признаки, передающиеся через несколько поколений. Мы заново открываем места древности и обнажаем корни памяти, но в то же время любим и даем новую жизнь каждому камню, каждому месту, каждому образу культурного ландшафта, в котором живем». 172


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Старые лестничные пролеты укреплены бетоном и стальными балками

173


#06, ноябрь 2018

Переходы между резиденциями открываются во внутренний двор-колодец

174

Спецпроект


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Внутренний двор может быть изолирован от непогоды с помощью выдвижного полупрозрачного навеса

175


#06, ноябрь 2018

ЗДАНИЕ С ИСТОРИЕЙ ГОРАЗДО ВЫРАЗИТЕЛЬНЕЕ, ЧЕМ СОЗДАННОЕ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС Жан Нувель

Ам постра будежно строкумени, в книвать Керамическую плитку XIX в. бережно очистили и восстановили

176

Спецпроект


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Темная вертикальная шахта получила название «лунный колодец»

177


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Аскетизм обстановки лишь подчеркивает богатую фактуру стен с наслоениями штукатурки и красок

178


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

179


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Ширмы с фотографиями квартир до начала реставрации создают оптическую иллюзию — они подобны зеркалам, отражающим прошлое

180


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

181


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

Безвозвратно руинированные участки напольного покрытия заменили бетонной стяжкой

182


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

183


#06, ноябрь 2018

184

Спецпроект


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

ПАНОРАМНЫЕ ТЕРРАСЫ НА КРЫШЕ RHINOCEROS ПРЕДОСТАВЛЕНЫ В УПРАВЛЕНИЕ ПАРИЖСКИМ РЕСТОРАТОРАМ БРЕНДА CAVIAR KASPIA

С двух террас, приватной и общей, открываются потрясающие виды на Рим — купола, колоннады, руины и склоны Палатинского холма с зонтиками средиземноморских сосен

185


#06, ноябрь 2018

СИНЕРГИЯ ВЫСТАВОЧНОЙ, КУЛЬТУРНОЙ И КОММЕРЧЕСКОЙ ФУНКЦИЙ В RHINOCEROS СТОЛЬ ЖЕ ТЕСНАЯ, КАК И СВЯЗЬ МЕЖДУ ЭПОХАМИ, АРХАИКОЙ И СОВРЕМЕННОСТЬЮ

Стены палаццо сохраняют оригинальный цвет, типичный для римской архитектуры XIX в. и зданий на Via del Velabro

186

Спецпроект


Спецпроект

#06, ноябрь 2018

С малой террасы открывается панорама на Капитолийский холм, церковь СантаМария-ин-Арачели и Витториано

Ам постра будежно строкумени, в книвать печате и руем терименты

187


#06, ноябрь 2018

Интерьер

В Тбилиси бывшую советскую типографию превратили в дизайнерский отель. Команда из Adjara Arch Group старалась сохранить исторический облик здания, но при этом вдохнуть в него новую жизнь.

ДИЗАЙН-ОТЕЛЬ В ЗДАНИИ СОВЕТСКОЙ ТИПОГРАФИИ

188

STAMBA


Интерьер

#06, ноябрь 2018

Локация: Тбилиси, Грузия Функция: отель Площадь комнат: 52 кв. м и 79 кв. м Статус: реализован Команда: Adjara Arch Group

HOTEL

Фото: Nikoloz Paniashvili

189


Интерьер

#06, ноябрь 2018

Внутри Stamba Hotel скрывается огромный атриум на пять этажей

В Тбилиси бывшую советскую типографию превратили в дизайнерский отель. Команда из Adjara Arch Group старалась сохранить исторический облик здания, но при этом вдохнуть в него новую жизнь. Дизайн Stamba Hotel (название переводится с грузинского как «типография») объединил в себе черты брутализма и элементы ар-деко. Внутри серого здания из бетона скрывается огромный атриум на пять этажей, бассейн со стеклянным дном и просторные номера. Stamba Hotel расположен на улице Мераба Коставы в историческом районе грузинской столицы Вера, недалеко от оперного театра и бывшего здания парламента. Отель открылся весной 2018 г. После окончательного завершения работ гостей будут принимать 150 номеров. 190


Интерьер

#06, ноябрь 2018

Лестничные площадки украшены дизайнерскими обоями с растительным орнаментом

АВТОРЫ ПРОЕКТА СОХРАНИЛИ ОСНОВНУЮ ПЛАНИРОВКУ ЗДАНИЯ, НО ПЕРЕСТРОИЛИ ЛОББИ – УБРАЛИ ПЕРЕКРЫТИЯ МЕЖДУ ЭТАЖАМИ 191


#06, ноябрь 2018

ХОЛОДНЫЙ БЕТОН ОЖИВЛЯЮТ ЗЕЛЕНЫЕ ДЕРЕВЬЯ, ПРЕВРАЩАЮЩИЕ АТРИУМ В НАСТОЯЩИЕ ДЖУНГЛИ 192

Интерьер


Интерьер

В советские годы тут функционировал издательский дом «Самшобло». В 2007 г. из здания выселили десятки редакций СМИ, которые там располагались, после чего его выставили на аукцион. С 2008 по 2010 г. здесь жили семьи переселенцев из Цхинвальского региона Грузии. В конце концов здание бывшей типографии в центре Тбилиси досталось

#06, ноябрь 2018

Adjara Group, которая превратила его в дизайн-отель. Над проектом работала дочерняя компания Adjara Arch Group.

Старый типографский конвейер стал частью интерьера

Архитекторы сохранили основную планировку здания, но перестроили лобби — убрали перекрытия между этажами, оставив лишь несущие железобетонные балки. Вестибюль Stamba Hotel представляет собой огромное 193


Интерьер

#06, ноябрь 2018

СТЕНЫ ЛОББИ ОБРАМЛЯЮТ КНИЖНЫЕ ПОЛКИ ОТ ПОЛА ДО ПОТОЛКА — ЕЩЕ ОДНА ОТСЫЛКА К ПРОШЛОМУ ЗДАНИЯ единое пространство высотой в 5 этажей. Стеклянный потолок лобби является одновременно полом бассейна, откуда открывается вид на исторический центр Тбилиси (бассейн планируют открыть для посещения в 2019 г.). Холодный бетон оживляют зеленые деревья и кусты, превращающие лобби в настоящие джунгли. Стены обрамляют книжные полки от пола до потолка

194

(еще одна отсылка к прошлому здания), создающие атмосферу уюта. Тут же нашлось место старому типографскому оборудованию, которое обнаружили во время ремонтных работ. Лестничные площадки на каждом этаже декорированы обоями с растительным орнаментом, созданным специально для этого проекта грузинским дизайнером Майей Сумбадзе.

Авторы проекта оставили оголенные бетонные балки в лобби


Интерьер

#06, ноябрь 2018

Атмосфера уюта создается благодаря книгам в разноцветных обложках, зелени и удобным диванам

195


Интерьер

#06, ноябрь 2018

В дизайне номеров преобладают пастельные тона

В интерьере ресторана Café Stamba, где подают блюда европейской и грузинской кухни, также присутствуют винтажные элементы — подвесные светильники советской эпохи и аутентичные барные стойки. Терраса Café Stamba выходит во внутренний дворик. Кроме ресторана в отеле также открыта уютная кофейня Chocolaterie & Roastery. 196

Цокольный этаж с подвалом занимает казино Aviator. В основу концепции дизайна игорных залов легла эстетика золотой эры авиации (отсюда и название). В интерьере казино преобладают глубокие тона красного. Девушки-крупье одеты в ретро-костюмы стюардесс от дизайнера Тинатина Квиникадзе. Казино придется по вкусу не только любителям азартных игр,


Интерьер

#06, ноябрь 2018

НОМЕРА В ОТЕЛЕ СВЕТЛЫЕ И ПРОСТОРНЫЕ, С ВЫСОКИМИ ПОТОЛКАМИ И БОЛЬШИМИ ОКНАМИ

В интерьере комнат нашлось место книжным полкам и объектам современного искусства

197


#06, ноябрь 2018

Центральное место в интерьере номера занимает большая двуспальная кровать

Интерьер

но и ценителям прекрасного — залы наполнены объектами современного искусства. Stamba Hotel предлагает три вида номеров — Aviator Room, Aviator Signature Room и Aviator Suite. Каждая комната укомплектована большой двуспальной кроватью с изголовьем из мягкой кожи. Номера светлые и просторные с высокими потолками и массивными окнами. Индустриальную эстетику интерьера подчеркивают элементы в стилистике ар-деко. Кирпичная кладка стен контрастирует со светлым ковровым покрытием. Одну из стен обязательно занимают полки с книгами. В зоне санузла пол украшен красной глянцевой плиткой,

198


Интерьер

#06, ноябрь 2018

ЖАЛЮЗИ НА ОКНАХ ПОМОГАЮТ СОЗДАТЬ ПРИГЛУШЕННОЕ ОСВЕЩЕНИЕ

На одной из стен в каждой комнате сохранена кирпичная кладка

199


#06, ноябрь 2018

Интерьер

Золотая ванна напоминает о стилистических изысках 20—30‑х гг.

ИНДУСТРИАЛЬНУЮ ЭСТЕТИКУ ИНТЕРЬЕРА ДОПОЛНЯЮТ ЭЛЕМЕНТЫ В СТИЛИСТИКЕ АР-ДЕКО 200


Интерьер

#06, ноябрь 2018

В зоне санузла пол украшен красной глянцевой плиткой

201


Интерьер

#06, ноябрь 2018

Благодаря внимаю к деталям отельный номер больше напоминает комфортную квартиру

тут же — отдельностоящая золотая ванна, умывальники с латунными кранами. Площадь обычных номеров — 52 кв. м. Сьюты имеют отдельную гостиную и занимают 79 кв. м. К распоряжению постояльцев — маленький сейф, мини-бар, заполненный напитками и снеками, кофемолка, эспрессо-машина и даже старомодный Hi-Fi-проигрыватель. Окна комнат выходят во внутренний зеленый дворик отеля.

202


Интерьер

#06, ноябрь 2018

ДИЗАЙНЕРЫ СОВМЕСТИЛИ РЕТРО-СВЕТИЛЬНИКИ И ОБЪЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

203


#06, ноябрь 2018

204

ИНТЕРЬЕР


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

TOTAL LEVITATION КВАРТИРА ОТ SVOYA STUDIO Адаптировать пространство под потребности семьи из 4‑х человек, оформив интерьер частных апартаментов в Днепре в светлых тонах, — легко для архитекторов SVOYA Studio. Команда не только грамотно организовала зонирование квартиры, а и добавила неожиданные декоративные элементы в детском пространстве. В результате получился просторный, светлый и комфортный интерьер с лаконичным дизайном. Фото: Александр Ангеловский

205


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

Белоснежный стол с круглой столешницей окружен четырьмя стульями марки Calligaris

ПРОСТРАНСТВО КВАРТИРЫ НАПОЛНЕНО СВЕТОМ И ТЕПЛЫМИ НАТУРАЛЬНЫМИ ОТТЕНКАМИ

206


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

Мягкая группа изготовлена по индивидуальному проекту архитекторов

Перед архитекторами стояла задача реорганизовать квартиру площадью 135 кв. м. «Основным пожеланием клиентов было рациональное решение детской зоны для двух дочерей. Требовалось создать и совместное, где девочки могут играть вдвоем, и личные пространства», — рассказывает дизайнер Юлия Мартыненко. Владельцы квартиры хотели предоставить для детской как можно больше площади, пожертвовав просторной гостиной.

Еще одним пожеланием было максимально рациональное использование площади квартиры с сокращением до минимума существующих транзитных пространств. Приступив к разработке планировки объекта, архитекторы условно разделили апартаменты, обозначив дневную и ночную зоны. Для того чтобы сформировать единый целостный объем, они демонтировали часть стен, 207


#06, ноябрь 2018

Входную зону объединили с кухней, столовой и гостиной, сформировав общее пространство

208

ИНТЕРЬЕР


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

КЛИЕНТЫ ЖЕЛАЛИ МАКСИМАЛЬНО РАЦИОНАЛЬНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЛОЩАДЬ КВАРТИРЫ

Для обновленной гостиной команда SVOYA Studio разработала светлый кухонный гарнитур с островом

209


#06, ноябрь 2018

Основным пожеланием клиентов было рациональное решение детской зоны для двух дочерей

210

ИНТЕРЬЕР

ВЛАДЕЛЬЦЫ КВАРТИРЫ ХОТЕЛИ ПРЕДОСТАВИТЬ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ ПЛОЩАДИ ДЛЯ ДЕТСКОЙ


ИНТЕРЬЕР

оставив все транзиты открытыми. В получившемся просторном помещении было решено объединить входную зону, где дизайнеры предусмотрели вместительную систему хранения с кухней, столовой и гостиной. Они также демонтировали стену, утеплив и присоединив лоджию к общей площади квартиры, — там архитекторы обустроили небольшую лаунж-зону с подвесным креслом и комнатными растениями.

#06, ноябрь 2018

Специально для обновленной просторной гостиной команда SVOYA Studio разработала светлый кухонный гарнитур с островом. Часть его поверхностей отделана панелями из кварцевого сплава компании Laminam с имитацией узоров на мраморе. Встроенные духовой шкаф и холодильник, а также дверцы верхних рундуков системы хранения отделаны шпонированным деревом. Белоснежный стол с круглой столешницей, окруженный

Индивидуальные компактные миникомнаты для детей, в каждой из которых предусмотрены спальное место и гардероб

211


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

Мебель и декоративная отделка в спальне выполнены по индивидуальному заказу

четырьмя стульями марки Calligaris, и мягкая группа также изготовлены местными производителями по индивидуальному проекту. Строгие геометричные осветительные приборы подобраны из модельного ряда испанского бренда Vibia и немецкого SLV. В процессе разработки планировки квартиры архитекторам удалось предусмотреть отдельную постирочную, в которой также разместились все элементы технического оснащения для дома. Главная задача дизайнеров — просторная комната для двух девочек — получилась именно такой, как того желали клиенты. Архитекторы разделили это пространство на две зоны — для активных игр и учебы, где большинство времени дети могут проводить вместе, и две индивидуальные компактные мини-комнаты, в каждой из которых предусмотрены спальное место и гардероб. Встроенные в стену ширмы, выполненные под заказ, выполняют не только декоративную функцию, но и условно отделяют пространство для сна от общей зоны детской. Шкафы, спрятанные за простенком, не только служат системами хранения. Это эффектный интерактивный элемент: внутри них имеется «тайный тоннель», который позволяет девочкам ходить в гости друг к другу. Главная спальня в апартаментах, стены которой отделаны такими же шпонированными панелями, как и элементы кухонного гарнитура, оснащена

212


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

Элегантный акцент — инсталлированная над изголовьем кровати панель в приглушенном оттенке графита

ЦВЕТОВОЕ РЕШЕНИЕ СПАЛЬНИ ВЫПОЛНЕНО НА КОНТРАСТЕ С ОСТАЛЬНЫМИ ПОМЕЩЕНИЯМИ КВАРТИРЫ

213


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

Поверхности стен уборных отделаны светлыми широкоформатными плитами из кварцевого сплава Laminam

ХОЗЯЙСКИЙ И ГОСТЕВОЙ САНУЗЛЫ ПОЛУЧИЛИСЬ МОНОХРОМНЫМИ И СВЕТЛЫМИ 214

собственной ванной и гардеробной комнатами. Ее дизайн и цветовое решение выполнены на контрасте с остальными помещениями квартиры. В качестве элегантного акцента архитекторы использовали инсталлированную над изголовьем кровати панель в приглушенном оттенке графита. Она эффектно перекликается с драпировкой из плотной темной портьерной ткани, делая пространство спальни умиротворяющим и спокойным. Вся


ИНТЕРЬЕР

#06, ноябрь 2018

В ванных комнатах архитекторы использовали раковины Catalano и унитазы Villeroy & Boch

мебель и декоративная отделка в этой комнате выполнены по индивидуальному заказу украинскими мастерами. Ванная комната при спальне — монохромная и светлая. Ее дизайн перекликается с решением гостевого санузла, расположенного справа от входной двери. Поверхности стен уборных отделаны светлыми широкоформатными плитами из кварцевого сплава Laminam с мраморным узором Bianco

Perlino. Из сантехнических приборов архитекторы использовали керамические раковины Catalano и унитазы Villeroy & Boch. Подводя итоги, архитекторы отметили, что пространство квартиры достаточно наполнено светом и теплыми натуральными оттенками, а сочетание камня, дерева и мягкого, приятного на ощупь текстиля создает непередаваемую атмосферу уюта.

215


#06, ноябрь 2018

216

темы и дискусии


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

ТЕКСТ:

ТАТЬЯНА ФРАНЧУК

ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ИСТОРИЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ЦЕРКВИ СВ. АВГУСТИНА, ЛОНДОН

«Это первая в мире pop-up-церковь», — шутит святой отец Джанни Нотариани во время встречи с архитекторами, дизайнерами и журналистами в рамках London Design Week 2018. Действительно, в обновленном современном помещении католического храма кажется, что ты находишься в павильоне дизайнерской выставки или музее современного искусства. Однако несмотря на внешние изменения, все традиционные сакральные атрибуты церкви здесь сохранены или переозвучены языком современной архитектуры и дизайна.

Отреставрированный храм Св. Августина в районе Хаммерсмит, Лондон. Настоятель шутя называет его «первой в мире pop-up-церковью»

217


#06, ноябрь 2018

218

темы и дискусии


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Реконструкция позволила создать более светлый, легкий интерьер. Пространство фойе нового центра при храме вдохновлено знаменитым циклом фресок Беноццо Гоццоли в церкви Св. Августина в Тоскане

ФОЙЕ НОВОГО ЦЕНТРА ПРИ ХРАМЕ ВДОХНОВЛЕНО ФРЕСКАМИ ГОЦЦОЛИ В ЦЕРКВИ СВ. АВГУСТИНА В ТОСКАНЕ Реставрацией церкви Св. Августина в районе Хаммерсмит, Лондон, занималось архитектурное бюро Roz Barr Architects во главе с его основательницей Роз Барр. В интервью архитектор призналась, что для студии это далеко не первый опыт работы над сакральными сооружениями — в прошлом команда работала над созданием интерьера для церкви Porsgrunn в Норвегии. «Перед проектом мы проводили много консультаций

с духовенством, — отмечает Роз. — При этом нас никто не спрашивал о вере, о том, как часто мы ходим в церковь, когда в последний раз исповедовались и т. д. Пастор, как и художник, работает с материалом: для художника это камень, дерево, металл, а для пастора — хлеб и вино как символ плоти и крови Христа. Поэтому мы быстро нашли общий язык, ведь в первую очередь нас объединяло желание создать красивое и функциональное пространство для людей». 219


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Все реставрационные работы велись под непосредственным руководством куратора проекта Джулиана Лэйнда

НОВАЯ ЖИЗНЬ САКРАЛЬНОЙ АРХИТЕКТУРЫ Оригинальный католический храм Св. Августина в неоримском стиле был построен в 1911 г. Позже, в 1960‑х, возникла пристройка, выполняющая функцию места для собраний прихожан и служебного помещения. Проект реконструкции помещения церкви и адаптации административного здания, прилегающего к ней, был обусловлен желанием духовенства предложить новому поколению прихожан не только духовное пространство, а и центр для творчества, культурных

220

и социальных проектов, где более широкая, чем исключительно церковная, община смогла бы взаимодействовать и создавать что‑то новое. Архитектура фойе нового центра была вдохновлена знаменитым циклом фресок Беноццо Гоццоли в церкви Святого Августина в Тоскане. Теперь главный вход в обновленный храм в течение дня функционирует как кафе. В процессе реконструкции церковь получила более светлый, легкий


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

интерьер, сохранив при этом оригинальный внутренний объем и лишившись таких утяжеляющих элементов, как кирпичная кладка, излишний декор, грубые оконные решетки и деревянные перекрытия, скрывавшие изящную стропильную систему. Это позволило открыть первозданную чистоту архитектурных форм, наполнив пространство воздухом и светом. О процессе реконструкции Роз Барр говорит так: «Мы не прибавляем

УБРАВ ЛИШНЕЕ, МЫ СОЗДАЛИ БОЛЬШЕЕ — А ВЕДЬ ЭТО ТАК НЕСВОЙСТВЕННО АРХИТЕКТОРАМ ничего к тому, что уже есть. Убрав лишнее, даем больше — а ведь это так несвойственно архитекторам! Обычно мы добавляем «слои» для увеличения пространства. Здесь же смываем слой за слоем и перед нами предстает настоящая церковь. Это подлинное чудо, освобождение пространства». Были созданы новые высокие кабинки для исповеди, в верхней части которых можно увидеть геометрические окошки из нержавеющей стали. Уровень пола алтаря был поднят и отделан зеленым мрамором, взятым из другой части алтаря и восстановленным руками талантливого керамиста Джулиана Лэйнда. Современная система отопления церкви спрятана в стенах. Монолитный венецианский алтарь в центре озаряет масштабный чугунный подвесной светильник в форме круга, парящий в воздухе словно нимб. На его внутренней поверхности дизайнеры вывели девиз ордена августинцев: Veritas, Unitas, Caritas («Истина, Единство, Благотворительность»).

В отделке интерьера церкви теперь преобладает светлый ясень

221


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Благодаря использованию светлых пород дерева удалось открыть первозданную чистоту архитектурных форм, наполнив пространство воздухом и светом

НАСТОЯЩЕЕ ИСКУССТВО ВСЕГДА ОБЛАДАЕТ ПРАВДОЙ, А ПРАВДА — ЭТО И ЕСТЬ ГОСПОДЬ

«Безусловно, такое смелое обновление церкви стало определенным вызовом для прихожан, — отмечает настоятель храма. — Многие предметы в интерьере выглядят довольно неожиданно, изменилась также акустика здания. Нашего органиста интерьер поначалу даже отвлекал во время службы, пока тот не привык к новому виду церкви (шутит). А прихожане рассказывали, что помещение стало ярче, оно пробуждает позитивные эмоции, вызывает ощущение чистоты. В целом же наша церковь полностью открыта к интерпретации традиций современным языком архитектуры и дизайна. Мы очень довольны результатом сотрудничества с командой архитекторов, дизайнеров и строителей». Роз Барр подчеркивает, что для нее был важен не только сам процесс трансформации сакрального пространства, но и ее личный вклад — как в процессе создания картины художником: «Настоящее искусство всегда обладает правдой, а правда — это и есть Господь».

222


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Витражные двери главного холла церкви

223


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

5 ВОПРОСОВ К АРХИТЕКТОРУ РОЗ БАРР PRAGMATIKA.MEDIA: Расскажите о сложностях работы над проектами сакральной архитектуры. Роз Барр: Работа над храмовыми зданиями не была нашим целенаправленным или осознанным решением, просто нам нравится разрабатывать и создавать новые формы архитектуры. Тот факт, что я трудилась над проектами реконструкции двух церквей, которые затем также были отмечены премиями на архитектурных конкурсах, — это просто часть моего профессионального портфолио, но не самоцель. Мне нравится работать с ревитализационными проектами и думать о том, как мы можем вдохнуть в здания новую жизнь, подарив им шанс войти в следующе столетие.

РЕКОНСТРУКЦИЯ ВДОХНУЛА В ЗДАНИЕ ХРАМА НОВУЮ ЖИЗНЬ В Норвегии перед нами была поставлена задача по созданию новых пространств для старой церкви — некого центра регулярных встреч сразу нескольких местных общин. Эти здания выходят за рамки просто архитектуры, у них есть четкие социальные функции, а религия всегда была в центре внимания гражданских сообществ. Для меня не имеет значения, к какой конфессии принадлежит помещение — будь то проект мечети, католического или протестантского Восстановленный мраморный алтарь в храме Св. Августина

224


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Масштабный чугунный подвесной светильник над алтарем выполнен в форме нимба

225


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Престол для священника из дерева и стали

Над престолом из дерева и стали внутреннюю поверхность светильника украшает девиз ордена августинцев: Veritas, Unitas, Caritas («Истина, Единство, Благотворительность»)

храма. Что имеет значение — так это создание духовного и общественного пространства. Церковь является продолжением нашего дома. Это место, где человек практикует какую‑либо религию. Храм Св. Августина выполняет не только каноническую функцию места для молитв, религиозных церемоний, исповедей и т. д., но и общественную — коммуникации и взаимодействия людей, которые хотят улучшить пространство вокруг себя. P.M.: Как религиозное сообщество относится к модернизации церквей? Р. Б.: Я думаю, что люди в целом не склонны к быстрому и безболезненному принятию каких‑либо изменений. Это естественно и нормально. Религиозные общины ничем не отличаются от сообщества в целом, они заботятся о своих церквах как о собственном доме. Их реакция на реконструкцию храма была активной и в целом позитивной, они охотно вовлекались в обсуждения нового интерьера и даже предлагали свою помощь. P.M.: Сейчас существует тенденция конверсии сакральных сооружений, которые община или деноминация не в состоянии обслуживать. Как вы относитесь к смене функции здания и были ли в вашей практике подобные проекты? Р. Б.: Я не думаю, что это хорошая идея. Сакральные здания были спроектированы и построены с определенной целью, важно это сохранить. Было бы правильнее на месте разрушенных зданий, если их восстановление уже невозможно, построить новые сооружения, выполняющие 226


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

МНЕ ТРУДНО ПРЕДСТАВИТЬ РЕСТОРАНЫ И ЧАСТНЫЕ ДОМА НА МЕСТЕ ЦЕРКВЕЙ, ИХ СЛОЖНО ВПИСАТЬ В СУЩЕСТВУЮЩИЕ ХРАМОВЫЕ ОБЪЕМЫ

какие‑то новые функции. Если же мы подразумеваем создание на их месте пространств для концертов, художественных экспозиций, театральных представлений и собраний, выполняющих другую культурную функцию, это может быть приемлемой опцией. Однако рестораны или частные дома мне трудно представить на этом месте, их сложно вписать в существующие храмовые объемы. Хотя бывают и исключения — каждый проект индивидуален. P.M.: С какими сложностями вы сталкивались при реализации реконструкции?

Р. Б.: На самом деле таких трудностей было довольно мало. Как и в других проектах, у нас были ограничения по времени реализации проекта (дедлайн — до Рождества) и финансировании. Поэтому мы проделали огромную работу на подготовительном этапе, прежде чем выходить на строительную площадку, чтобы максимально снизить возможные риски.

Престол из стали в реконструированном алтаре храма

P.M.: Как, на ваш взгляд, в будущем будет меняться архитектура сакральных сооружений? Р. Б.: Честно говоря, у меня нет ответа на этот вопрос. В тех проектах 227


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Настоятель храма: «Безусловно, такое смелое обновление стало определенным вызовом для прихожан»

228

по реконструкции сакральных сооружений, над которыми мы с командой работали в Норвегии и Британии, церковь расширялась и получала общественные пространства, где местные сообщества также реализуют свои потребности в организации концертов, важных для города обсуждений и церемоний, таких как свадьбы, юбилеи, похороны. Для меня это уже не просто храм, а «гражданское

пространство», многофункциональное, открытое также для нерелигиозной части общества. Думаю, что именно в этом направлении мы и будем двигаться. Без архитектуры не было бы религиозных зданий, а без религии у нас не было бы церквей или соборов. У сакральных сооружений есть четкие социальные цели, которые архитектура помогает реализовывать.


темы и дискусии

#06, ноябрь 2018

Новые высокие кабинки для исповеди в верхней части украшают геометрические окошки из нержавеющей стали

О СТУДИИ ROZ BARR ARCHITECTS Основанная в 2010 г., студия Roz Barr Architects во главе с главным архитектором Роз Барр преимущественно реализует необычные, уникальные проекты. Главная миссия студии — создание инновационных пространств, которые предполагают четкое взаимодействие между контентом и контекстом, а также всегда точно соответствуют требованиям заказчиков. Так, в Великобритании и за рубежом возникло уже несколько десятков частных, общественных, коммерческих и культурных сооружений, которые смело задают тон будущей архитектурной

практики. Такими, в частности, являются дом с бассейном в Гранаде, Испания, Студия Виктории Бекхэм в Нью-Йорке, а также Музей Алвара Аалто в Ювяскюле (Финляндия). Международное признание получили проекты новой церкви в Норвегии и коворкинга в лондонском Building Centre. А проект жилого дома Hatton Wall в 2016 г. был удостоен почетной награды Schueco Excellence Awards. В этом году Roz Barr Architects была названа одной из «восходящих архитектурных студий Британии» по версии Фонда архитектуры New Architects. 229


Интервью

#06, ноябрь 2018

GABRIEL SCOTT

ЭВОЛЮЦИЯ БРЕНДА

В мире дизайна вдохновение — творческая необходимость. Некоторые черпают его в искусстве, другие — путешествуя по миру и изучая историческое наследие разных народов. О том, как в мир дизайна ворвался тандем молодых канадцев, покоривших не только своих сверстников, но и заслуживших внимание столь мощных традиционалистских брендов, как Cartier, — читайте в нашем материале.

ТЕКСТ:

ОЛЬГА ЕЛЬЧЕНКО 230


Источник фото: www.gabriel-scott.com

Интервью

#06, ноябрь 2018

Люстры из серии Welles Blown Glass Pendants, дутое стекло, медь. Овальный обеденный стол из серии Dean, латунь, мрамор

231


Интервью

#06, ноябрь 2018

Габриэль Какон и Скотт Рихлер дизайнеры Канадцы Габриэль Какон и Скотт Рихлер запустили бренд Gabriel Scott по разработке дизайна осветительных приборов и мебели в 2012 г. Семейный бизнес стал успешным довольно быстро, и уже в 2014‑м открылся первый шоурум в Нью-Йорке — в историческом здании компании по производству карет Brewster & Co, клиентами которой были американские семьи-миллионеры. Уникальное отреставрированное здание расположено в богемном районе Сохо нижнего Манхэттена — знаменитого квартала с европейской архитектурой, множеством арт-галерей и шоурумов всемирно известных дизайнеров.

232


Интервью

#06, ноябрь 2018

Люстра из серии Welles Blown Glass Pendants, сатинированная латунь, латунные фитинги, светодиодные источники света

Тандем Gabriel Scott представил свою первую коллекцию на международной выставке современной мебели ICFF в Нью-Йорке в 2013 г. Это была линейка стеклянных столиков Dean, а также уникальная люстра Kelly, выполненная из латунных и стальных лезвий, нанизанных подобно ожерелью рядами сверкающих цепей. Минималистические формы и схожесть с ювелирными украшениями вдохновила дизайнеров на дальнейшее развитие современных методов дизайна и производства. PRAGMATIKA.MEDIA побеседовала с одним из дизайнеров тандема об истории создания бренда, ассортименте коллекций, о творческом процессе и об эволюции их марки. PRAGMATIKA.MEDIA: В здании вашего шоурума в Нью-Йорке в XIX в. располагалось одно из самых известных в Америке предприятий по изготовлению карет. Какую роль играет история в вашей работе и творчестве? Габриэль Какон: История крайне важна для воплощения новых концепций — как индивидуально для каждого из нас, так и для всей команды. Дом карет Brewster производил кареты люкс для выдающихся американских семей — Вандербильт, Фрик, Астор и многих других. Мы продолжаем традицию изготовления уникальных предметов роскоши. Эстетика здания и его история — две составляющие, которые повлияли на наше решение при выборе места для первого шоурума Gabriel Scott.

Шоурум в историческом здании, Сохо, Манхэттен

233


Интервью

#06, ноябрь 2018

Люстры из серии Harlow в виде подвесок

234


Интервью

#06, ноябрь 2018

МЫ СТРЕМИМСЯ К ТОМУ, ЧТОБЫ КАЖДЫЙ НОВЫЙ ПРОДУКТ БЫЛ СОВЕРШЕНЕН P.M.: Расскажите о начале вашей совместной работы. Г. К.: Мы со Скоттом выросли вместе в Монреале. Он женат на моей сестре и не только мой родственник юридически — мы фактически одна семья. Оба изучали архитектуру и дизайн в университете, после чего Скотт работал в сфере дизайна украшений, а я в сфере индустриального дизайна. Мы начинали с создания мебели на заказ для ряда клиентов. Осознав, насколько комфортно нам работать вместе, и учитывая уровень продуктивности, в 2012 г. мы объединили свой опыт и запустили Gabriel Scott. P.M.: Как протекает процесс творчества в вашем случае. Вы действуете по наитию или опираетесь на рыночные показатели? Г. К.: Мы постоянно наблюдаем за развитием рынка, внимательно изучаем пожелания клиентов. У нас систематическая линия дизайна мебели и предметов освещения, которая базируется на одном и том же методе изготовления. Мы запускаем процесс тогда, когда знаем, на что ориентированы наши клиенты, и в этом направлении развиваем свои коллекции. Реализация замысла обычно проходит очень гармонично — в нем принимает участие вся наша замечательная студийная команда. Эта работа съедает немало времени: мы завышаем планку, поддерживаем высокие стандарты качества, базирующиеся на научноисследовательских поисках. Дизайнер имеет в своем распоряжении форму, структуру, материалы и габариты. Объединяя все составляющие, мы стремимся к тому, чтобы каждый новый продукт был совершенен, соответствовал нашему пониманию эстетики, философии дизайна и учитывал возможности местного производства.

Светильник из серии Harlow в форме подвески, сатинированная медь, дутое стекло

235


Интервью

#06, ноябрь 2018

Светильники из серии Briolette, дымчатое стекло

P.M.: Какие цели вы ставите перед собой? Г. К.: Мы нацелены на производство изысканного продукта. Это важная черта идентичности нашего бренда — нечто долговременное и не обязательно то, что «в тренде». Опыт работы Скотта в сфере дизайна украшений дополняет наш творческий процесс. Украшения — прекрасные «вдохновители» дизайна. Они вне времени. Наше образование в сфере архитектуры и проектирования также помогает в процессе работы и оказывает огромное влияние на запуск нового проекта, воодушевляет на инновационные творения.

Овальный обеденный стол из серии Dean, латунь, мрамор

236


Интервью

#06, ноябрь 2018

Большая люстра из серии Harlow, дутое стекло, латунь

ДЛЯ НАС БОЛЕЕ ВАЖЕН ФАКТОР БЕЗВРЕМЕННОСТИ

P.M.: Как вы относитесь к последним тенденциям дизайна? Г. К.: Очень важно понимать тенденции развития трендов. Однако дизайн не модная одежда, где тенденции меняются каждый сезон. Подтверждением тому являются наши конкуренты — они создают совершенно новую линию вместо предыдущей коллекции, совершенно новые вещи. Фактор трендов интересен, но мы стараемся не зависеть от него. Для нас более важен фактор безвременности. Есть такие коллекции, которые сейчас интересны, но со временем теряют актуальность. Когда вы тратите $ 15—20 тыс. на осветительный прибор, важно, чтобы он не вышел из моды и был интересен долгое время. Ко всему прочему мы наблюдаем за рынком и посещаем коммерческие выставки. Черпаем вдохновение в моде, искусстве, фотографии и графическом дизайне. Мы в вечном поиске. Современный дизайн и качественная реализация замысла — все это нами тщательно продумано и отличается от массовых производств. P.M.: Где вы создаете свои проекты? Г. К.: Наша студия и центральный офис расположены в Монреале. У нас есть отделы производства и перевозки, также так называемая лаборатория. Всего у нас работают 30 человек. Производство в Монреале и престижный шоурум в Нью-Йорке — это так здорово! Ведь между городами всего 45 минут лету, что практично и удобно. 237


Интервью

#06, ноябрь 2018

МЫ НЕ ДОЛЖНЫ ЗАБЫВАТЬ, ОТКУДА ПРИШЛИ, И ПРЕДСТАВЛЯТЬ МИРУ ЧТО‑ТО НОВОЕ

P.M.: Расскажите об эволюции своих коллекций. Г. К.: Наш бренд молодой, но мы постоянно прогрессируем. Команда растет, расширяется арсенал средств, а наш шоурум в Нью-Йорке стал популярным и успешным. Изменился и подход к дизайну коллекций. Первая линия состояла из различных моделей столиков и светильников, которые мы создавали на заказ для отелей. В последующие коллекции мы добавили большие люстры, которые прекрасно вписываются

Кофейный столик из серии Dean, дымчатое стекло, латунь

238

как в интерьер просторных гостиных, так и в обстановку шикарных магазинов. Мы постоянно стремимся добавлять что‑то новое и необычное — это и есть эволюция бренда. Надеюсь, вы увидите еще больше инноваций в ближайшем будущем! P.M.: А кто ваш клиент? Как бы вы его описали? Г. К.: У нас очень разные клиенты. Это и молодое поколение, которое обустраивает новые дома и квартиры, инвестируя деньги в нечто особенное,


Интервью

#06, ноябрь 2018

и состоявшиеся люди, нуждающиеся в «апгрейде» интерьеров. Мы также работаем с коммерческими сетями Saks Fifth Avenue и Bergdorf Goodman (известные в США универмаги, торгующие вещами и аксессуарами класса люкс. — Прим. ред.). Мы сотрудничаем с отелем Four Seasons в Кувейте. Для них мы производим обеденные и кофейные столы, а также осветительные приборы. Мы работали с Cartier: вы можете увидеть наши люстры в их шоуруме в Париже и в реконструированном бутике в Бостоне. Для нас это огромное достижение — работа с клиентами, которых мы уважаем (Gabriel Scott также создали коллекцию для известного заведения в Милане — Bar Basso. — Прим. ред.). Осветительные приборы из стекла «негрони» украшают интерьер заведения. P.M.: Что бы вы посоветовали молодым людям, только начинающим работу в творческой индустрии? Г. К.: Процесс глобализации влияет не только на экономику, индустрию и политику, но и на тенденции в дизайне. Мир становится меньше. Тренды начинают копировать друг друга, все менее фокусируясь на разнообразии культур. Выставки демонстрируют унификацию дизайна, множество повторений. Я надеюсь, что скоро мы сможем наблюдать такого рода изменения, которые поведут нас назад к нашим корням. Мы не должны забывать, откуда пришли, и представлять миру что‑то новое. В будущем обязательно возникнет потребность в реорганизации и новой жизни культурного наследия.

Геометрические формы кофейных столиков из серии Dean

239


Тенденции

#06, ноябрь 2018

ЭКСПОЗИЦИИ, КОТОРЫЕ ОСТАЛИСЬ ЗА КАДРОМ

LONDON DESIGN FAIR Лондонский фестиваль дизайна давно стал обязательным событием в календаре профессионалов и всех, кто интересуется современным дизайном. Основанный сэром Джоном Соррелом и Беном Эвансом 15 лет назад ивент в этом году посетили полмиллиона человек из более чем 80 стран. Главные локации фестиваля неизменны — 100 % Design в выставочном центре «Эрлс-корт», экспозиции в Музее Виктории и Альберта на Кенсингтон-стрит, крупнейшая Ярмарка дизайна в Old Truman Brewery и, конечно же, London Design Biennale.

240


Тенденции

#06, ноябрь 2018

ТЕКСТ:

ТАТЬЯНА ФРАНЧУК

241


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Секцию норвежского дизайна курировал дуэт Kråkvik & D’Orazio

100%

DESIGN

242

Вашему вниманию — экспертный обзор основных локаций фестиваля, а также 5 экспозиций, которые остались вне зоны внимания большинства медиа и гостей события. Автор дизайнзаметок о Лондонском фестивале дизайна 2018 — Виктория Якуша, архитектор, основатель студии Yakusha Design, первый украинский предметный дизайнер, который в этом году представил на Лондонском фестивале полноценную коллекцию мебели, света и декора FAINA Collection. Британцы всегда верны традициям, поэтому на крупнейшей площадке дизайна в Лондоне вы гарантированно встретите такие известные местные бренды, как Aquatico, Benchmark и Maxlight. Но в экспозиции также были и новые имена: Bulo (Бельгия), Mono Rocks (Греция), Thors-Design (Дания). Были и неожиданные коллаборации в строительной

секции — электромонтаж Tesla и готовый дом Riko архитектурной студии Philippe Starck. В рамках 100 % Design впервые представлена секция 100 % Future — с фокусом на улучшение городской жизни. Экспозиции, посвященные вопросу проектирования Лондона, охватили инновационные разработки в области путешествий, технологий, общественных пространств и экологии. Команда во главе с маститым дизайнером и автором «Лондонского гида по дизайну» Максом Фразером на 100 % Future представила проекты от Jon Marshall, Nag, Emily Brooke, Chris Connors и Sophie Thomas. И хотя секция была нацелена на выработку решений непосредственно для Лондона, ее результаты вполне можно использовать в любом мегаполисе мира.


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Экспозиция Nordic Design на London Design Fair

100 % DESIGN 2018 ФОКУСИРУЕТСЯ НА НОВЫХ ИМЕНАХ В ДИЗАЙНЕ И ИННОВАЦИЯХ

Стулья британского бренда Hayche Furniture

243


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Инсталляция MultiPly во дворе Музея Виктории и Альберта

V&A

МУЗЕЙ ВИКТОРИИ И АЛЬБЕРТА Явным фаворитом среди дизайн-инсталляций фестиваля стал огромный деревянный лабиринт MultiPly, собранный прямо во дворе Музея Виктории и Альберта. Выполненная из 60‑ти кубических метров розового дерева баия (добытого исключительно экологичным способом), конструкция от студии Waugh Thistleton Architects позволила посетителям выставки посмотреть на V&A под непривычным углом: согласно идее британских архитекторов, MultiPly как пример 244

использования модульных кросс-ламинированных конструкций должен служить экспериментальным решением проблемы нехватки жилья в мегаполисе и стать ответом на глобальные климатические изменения. В самом же музее, в галерее гобеленов, расположилась экспозиция The Onion Farm датского модельера Хенрика Вибскова. Здесь гость пространства вынужден пробираться


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Инсталляция датского модельера Хенрика Вибскова

ЛОНДОНСКАЯ БИЕННАЛЕ В МУЗЕЕ ВИКТОРИИ И АЛЬБЕРТА сквозь напоминающий автомойку туннель, ощетинившийся огромными щетками, увенчанный голубыми флуоресцентными светильниками и дополненный свисающими гроздьями (или импровизированными связками лука) из ткани. Конструкция при этом не мешает разглядывать старинные шпалеры, но обогащает опыт наблюдения благодаря контрасту современного дизайна и традиционного текстильного искусства XV в. 245


Тенденции

#06, ноябрь 2018

LONDON

DESIGN FAIR Лондонская ярмарка дизайна оказалась самым новаторским и оживленным событием всего фестиваля, ведь согласно статистике, более 70 % посетителей Old Truman Brewery приобрели, по самым скромным подсчетам, один дизайнерский объект. В контексте заявленного организаторами ярмарки материала года — пластика — открытием года можно назвать дизайнера Шарлотту Киджер с серией скульптур Industrial Craft. Результатом ее исследований стало создание долговечного и универсального композитного материала со свойствами, позволяющими использовать его для воплощения сложных трехмерных объектов в самых различных масштабах.

Серия скульптур из композита от Шарлотты Киджер

246


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Комод Pechyvo с глиняными раздвижными дверцами из коллекции FAINA

УКРАИНСКИЙ ДИЗАЙН В ЛОНДОНЕ ПРЕДСТАВЛЕН КОЛЛЕКЦИЕЙ FAINA

Пока Лондон обсуждал долговечность и необычные формы пластика, украинский дизайн в лице FAINA Collection презентовал альтернативный «живой» дизайн из натуральных материалов: глины, массива дерева, войлока и лозы. Для напольного декора Trembita Лондонская неделя дизайна стала дебютом, а ранее представленные предметы — кресла Toptun и Lono, декоративная панель Syto, вазы Bandura и комод Pechyvo — завоевали внимание посетителей своей аутентичностью и стоящей за каждым предметом историей.

247


#06, ноябрь 2018

248

Тенденции


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Инсталляция Matter to Matter, Латвия

LONDON

DESIGN BIENNALE

Вторая за все время существования LDF London Design Biennale объединила экспозиции из 39 стран на тему «Эмоциональные состояния». Вырубка лесов, запрет однополых браков, эмоциональная уязвимость человека — лишь некоторые из острых вопросов, обсуждаемых в рамках биеннале на языке современного дизайна. Моими личными фаворитами стали латвийцы с инсталляцией, в которой действовали два главных элемента: газ и жидкость. Каждый желающий мог сделать видимыми и осязаемыми собственные эмоции — для этого специальные машины нагнетали на специальный экран воздух высокой степени влажности, который, конденсируясь, оседал каплями. По такому холсту можно было писать голыми руками, но результаты творческого акта оставались на экране всего около минуты. Таким образом авторы экспозиции хотели продемонстрировать скоротечность жизни на планете и подчеркнуть неизбежность момента естественного уничтожения всех следов человеческой деятельности на земле.

249


#06, ноябрь 2018

Тенденции

Галерея современного дизайна Mint в Лондоне

TRANS-FORM – СИЛА ТРАНСФОРМАЦИИ МАТЕРИАЛА В РУКАХ ДИЗАЙНЕРА 250

Не могу не поделиться локациями и экспозициями, которые я открыла для себя в этом году в Лондоне, и рекомендую их всем, кто планирует приехать сюда в будущем. Самую лучшую в британской столице коллекцию собрала обладающая неоспоримым чувством стиля и предвидением дизайн-трендов куратор галереи Mint Лина Канафани. В этом году галерея праздновала свое 20‑летие с экспозицией под названием Trans-Form, собрав в едином пространстве более 60‑ти объектов молодых и устоявшихся дизайн-студий. Акцент в этом году — сила трансформации материала в руках дизайнера, переосмысление объектов и их новая


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Pop-up-галерея Matter of Stuff, Лондон

жизнь. Было приятно, что наш комод с глиняными раздвижными дверцами Pechyvo из FAINA Collection также попал в селекцию Лины наряду с предметами от талантливейшего Маартена Бааса и грузинской команды Rooms. Одна из самых красивых, на мой взгляд, экспозиций однозначно была у pop-up-галереи Matter of Stuff, открытой специально к Лондонскому фестивалю дизайна в новом креативном квартале Kings Cross. Здесь собрали предметы мебели от Julian Mayor, свет от Tala, зеркала La Chance, декор от Fritz Baumann, стулья Bohinc Studio, Philip Cuttance, Harry Bertoia и многих других.

251


#06, ноябрь 2018

McInnes Cook Light & Catellani & Smith

252

Тенденции


Тенденции

#06, ноябрь 2018

Работы молодых дизайнеров на Designjunction

МОТТО ФЕСТИВАЛЯ DESIGNJUNCTION 2018 – «ДИЗАЙН ДЛЯ ВСЕХ»

По другую сторону Темзы прямо на набережной расположилась еще одна площадка экспериментального современного дизайна — Designjunction. В помещении полузаброшенного завода можно было познакомиться с совершенно потрясающими предметами и идеями — от кинетического освещения до ретрошкатулок, украшенных разноцветным бисером. Бонус — экспозиция на LDF 2018 под кураторством Adorno и селекция современного дизайна из Уругвая Hilos Invisibles в лондонской The Aram Gallery.

253


#06, ноябрь 2018

«ТАМ ГДЕ Я» КИЕВ В «ОТРАЖЕНИЯХ» ОЛЕСИ ДЖУРАЕВОЙ

Красота городской повседневности. Эстетика промзоны и выросших посреди мегаполиса свеженьких зданий из стекла. Принимать город с его постепенными, но необратимыми изменениями призывает украинская художница Олеся Джураева.

ТЕКСТ:

ЕЛЕНА ПАНЧЕНКО 254

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

255


#06, ноябрь 2018

256

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

До конца ноября в столичном ЦУМ продолжается выставка ее работ в технике линогравюры Reflection. Герой арт-проекта Олеси Джураевой — Киев без прикрас. Киев, каким его видит человек в своей будничной жизни — на ежедневном маршруте от дома на работу. PRAGMATIKA.MEDIA пообщалась с мастером графики о ее жизни, работе и трансформации города. PRAGMATIKA.MEDIA: Для начала хотелось бы узнать немного о вас. Вы родились в Душанбе. Как оказались в Украине? Олеся Джураева: Да, я родилась в Таджикистане. А с распадом СССР мы переехали в Украину. Я только на четверть таджичка. Мой папа — наполовину таджик. Обе мои бабушки родились в Украине и имеют исключительно славянские корни. Но когда мы сюда вернулись, все связи с дальними родственниками были утеряны. Но тогда же все делалось просто: куда родителей перевели, туда и поехали. Мой отец — профессиональный спортсмен-велосипедист, на тот момент он уже был тренером, получил место в детско-юношеской спортивной школе Днепропетровска. P.M.: Сколько вам тогда было лет? О. Д.: Мне было 6—7 лет. Это был 1989 г. На самом деле я не помню хорошо тот период, когда мы жили в Таджикистане. До 7 лет дети живут в своем мифическом мире, они существуют в тепле родителей и обращают внимание на какие‑то совсем другие вещи. У них другие приоритеты и другие ценности.

«Отражение 2», линогравюра, коллаж, 2018 г.

257


#06, ноябрь 2018

P.M.: Мама — геолог, папа — велосипедист. Как вы пошли в искусство? О. Д.: Я закончила художественную школу, хотя всерьез о том, чтобы быть художником, никогда не думала. Но в 9 классе решила готовиться к поступлению на графического дизайнера. В университете в Днепропетровске на графическом дизайне я проучилась год. Потом переехала в Киев и перевелась в Киевский государственный институт декоративно-прикладного искусства и дизайна им. М. Бойчука. Во время учебы мы знакомились с разными графическими техниками — офорт, линогравюра, гравюра на картоне. Меня это очень увлекло, и я стала делать что‑то помимо заданий в институте. Как‑то так все очень стремительно произошло, и моя первая персональная выставка случилась еще во время учебы в институте. Там, правда, не наблюдалось никакой единой концепции, работы были в разных техниках. P.M.: Почему решили сконцентрироваться именно на линогравюре? О. Д.: Через год после окончания института я ушла в декрет. На мастерскую не было времени, но я продолжала рисовать. Очень люблю рисовать с натуры. И могу сказать, что рисование (я рисовала гелевой ручкой) меня и подтолкнуло к тому, чтобы перейти к линолеуму. Первые работы я начала резать еще дома, пока студии не было. В принципе, линогравюра — это не королева графики. Офорт считается более сложным, более востребованным. Но после первых оттисков я поняла, что линогравюра — это не только черное и белое, можно достичь разных тонов. Это меня захватило. Скоро будет 10 лет, как я работаю в линолеуме, и до сих пор технически могу в этом расти. С каждой новой работой я ставлю перед собой какие‑то новые задачи. И мне по сей день не надоело! Поэтому сейчас это моя основная техника. Хотя время от времени я какие‑то небольшие работы делаю в резцовой гравюре, меццо-тинто.

«Отражение 3», линогравюра, коллаж, 2018 г.

258

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

259


#06, ноябрь 2018

260

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

Но вообще тиражная графика любит погружение в технику. С какой бы техникой ты ни начал работать, стандартных приемов нет. Если будешь работать стандартно, интереса это не вызовет. А как только ты накапливаешь технический опыт, можешь говорить свободно. Кроме того, в тиражной графике есть какой‑то элемент неожиданности. И вообще — это такой магический процесс. К примеру, люди приходят со мной попробовать что‑то сделать в линогравюре, и когда режут, я вижу, что они не получают от этого удовольствия. А потом мы идем печатать, наносим краску, и когда листик поднимается после того, как проехал под прессом, и человек видит, что остался оттиск на бумаге, это буквально магия. И у меня это до сих пор вызывает какую‑то детскую радость. P.M.: У вас две дочери. Они хотят быть как мама? Пойдут в художники? О. Д.: Я абсолютно не настаиваю. Не считаю, что это легкий путь. Мне иногда кажется, что легче заниматься какой‑то нетворческой деятельностью. Временами ведь хочется оставить все на работе и домой не нести. А у меня так не выходит, бывают творческие кризисы. Хотя в последнее время все так закрутилось, что я, пожалуй, больше страдаю от недостатка свободного времени. Идей больше, чем я могу воплотить. Вдохновение и желание работать приходит ко мне только в процессе работы. Если делаешь перерыв, очень трудно начинать снова. Когда у меня что‑то не получается, нет никакой идеи, надо просто заставить себя сделать хоть что‑то. После декрета моя первая большая серия была об объектах, которые меня окружают — какой‑то старый велосипед, швейная машинка, вещи, с которыми я живу.

«Отражение 6», линогравюра, коллаж, 2018 г.

261


Галерея

#06, ноябрь 2018

Что касается девчонок, то как художник я вижу, что одна более талантлива в лепке, а другая в рисовании. Я рисовала с ними, только пока они были совсем маленькими — полтора-два года. Когда они стали более сознательными, я деликатно удалилась от их творческого процесса, потому что дети — страшные имитаторы. В принципе, считаю, что все дети гениальны, они делают очень интуитивные правдивые вещи, то, на что взрослый человек не может решиться, потому что мы уже скованы стереотипами. Сейчас мои девочки ходят к очень хорошим художникам. Младшая — на лепку, старшая — на рисование. В этом году она проявила интерес к компьютерной графике, пошла на курсы. Я считаю, что за этим будущее. Не знаю, станут ли они художниками, но наверняка будут любить искусство. P.M.: Вы говорите, что будущее за компьютерной графикой. У вас не было желания посвятить этому себя? О. Д.: Я‑то закончила графический дизайн. Но честно скажу, к сожалению, так и не освоила Photoshop и другие графические программы. В этом, я считаю, проблема нашего образования, что человек, выпускаясь из вуза, не адаптирован к современным условиям. Возможно, сейчас уже по‑другому. Может быть, потому я и не работаю по профессии — не освоила самый главный инструмент. А здесь — все делаю руками, все контролирую. Компьютер я не освоила настолько, чтобы добиться желаемого результата. Но кто знает, может, позднее, когда у меня будет больше времени, я этим займусь. Есть современные способы печати, например, шелкотрафарет, которые нераздельно связаны с компьютером. Я не ставлю на этом крест.

«Туман», линогравюра, 2016 г.

262


Галерея

#06, ноябрь 2018

263


#06, ноябрь 2018

264

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

P.M.: Давайте теперь поговорим о вашей выставке. Reflection — это продолжение серии «Там где я». Расскажите о вашей задумке. О. Д.: Серия «Там где я» посвящена Киеву, но не старому городу. Я живу в центре, который приобрел свое лицо уже во времена СССР. Моя мастерская в 10 минутах от дома (в районе метро «Олимпийская». — Прим. ред.). Но я не слышала о художниках, которые бы изображали этот район. И я подумала: вот это меня интересует. Новый город — не менее интересный и привлекательный, чем старый. Я вообще люблю урбанистический пейзаж — какие‑нибудь ТЭЦ, промзоны. Все это тоже уже состарилось и имеет свою специфическую эстетику. Не случайно серия названа «Там где я». Это места, где я часто прохожу, где постоянно бываю. Я знаю, как освещение, время дня и года, погода меняет это место. И вообще, когда ты изо дня в день ходишь одними и теми же улицами, ты понимаешь, что ничего не повторяется. P.M.: На выставке были представлены ваши работы за четыре года — это время непростых событий для страны. Как отразились последние годы на городском пейзаже? О. Д.: Наверное, теперь меньше рекламы. Пейзаж стал чище. А с другой стороны, появилось большое количество новых зданий. Только в моем квартале три или четыре комплекса построено. Я хожу и каждый день смотрю, как все меняется. Те пейзажи, которые я нарисовала, уже изменились.

«Сумерки», линогравюра, 2016 г.

265


#06, ноябрь 2018

P.M.: Особый интерес вызывают ваши коллажи. Как вам пришла такая идея? О. Д.: Больших станковых работ за год я могу сделать не так уж много — максимум три-четыре. Работа над одной формой занимает от двух до трех месяцев. Ты утомляешься, потому что проходит несколько месяцев — а результата все еще не можешь почувствовать. При этом, естественно, у меня остаются не очень хорошие оттиски, которые не удовлетворяют меня по качеству — по тону, по насыщенности краски. Насобиралось какое‑то количество условного брака. Как‑то было у меня настроение, я порезала и сложила их как пазл — сначала в маленьком формате. Мне стало интересно. Первые коллажи, которые я сделала, были более абстрактными. Это мозаика, сложенная из кусочков, в каждом из которых своя жизнь. Опознать какой‑то пейзаж там было невозможно. Прошло время — и опять накопилось какое‑то количество оттисков. Я решила, что можно попробовать сделать что‑то более узнаваемое. И действительно — за последние годы вокруг появилось много стеклянных поверхностей. Они, конечно, влияют на пейзаж, появляются какие‑то отражения, преломления. Я попробовала передать эту идею, ритмы, повторы — получилась новая серия. P.M.: В этом томе мы говорим об архитектуре будущего. По работам видно, что вы не боитесь современной архитектуры, но многие люди с опаской относятся к изменениям в городском пространстве. Как научиться принимать это новое? О. Д.: Когда‑то и телефон, и электричество вызывали бурю эмоций, но ко всему привыкаешь. Мой совет такой: надо больше путешествовать, видеть, интересоваться — тогда это так не пугает. Все меняется. Технологии меняются. Не можем мы строить так, как 100 лет назад. Теперь другие материалы, другие условия, но не надо этого бояться. Ведь потом так или иначе одно на другое наложится, время чуть‑чуть все обработает — и мы даже не заметим, как и в этом появится своя эстетика.

266

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

«Шум города 1», линогравюра, коллаж, 2014 г.

267


#06, ноябрь 2018

268

Галерея


Галерея

#06, ноябрь 2018

P.M.: Вы говорите, что вас привлекает город со всеми его недостатками. Но вас как жителя этого города не возмущает пренебрежение к памятникам архитектуры прошлых столетий, к общему облику столицы? К примеру, навязчивая реклама, уродливые вывески на старых зданиях. О. Д.: Это часть нашей истории. Сейчас этого становится меньше. Но был такой период. P.M.: Думаете, мы отойдем от этого? О. Д.: Да, поколения сменяют поколения. Мы — такие, наши дети уже будут другими, более образованными в каком‑то смысле. От того, что мы заложим в них сейчас, зависит, какой город получим. Это не значит, что мы плохие, просто был такой период, который создал пропасть между нами и Европой. Есть разрыв в развитии, но все движется в правильном направлении. Есть памятники архитектуры советского времени, которые достойны мировых архитектурных журналов. Та же «тарелка» на Лыбедской, библиотека Вернадского, крематорий. Это для меня безусловные шедевры. Какое‑то время хотели сносить «тарелку» — вот это была бы действительно потеря для киевского пейзажа. Я считаю, что такие вещи нужно сохранять. P.M.: Киев через 20 лет. Как думаете, каким он будет? О. Д.: Трудно предположить. Могу сказать, каким бы хотела его видеть: чтобы было больше подземных парковок, меньше рекламы, больше зелени и парков. Чтоб промзоны превратились в пространства для музеев и творческие мастерские. Я думаю, он и станет таким. Он будет интересным однозначно. И сейчас для людей, которые приезжают сюда из европейских стран, из Азии, мы очень интересны. Мы другие. И да, будем развиваться, будем не похожими на других. И это здорово!

«Шум города 4», линогравюра, коллаж, 2014 г.

269


Галерея

#06, ноябрь 2018

P.M.: Вы часто участвуете в международных выставках. Скажите, Украина в графике и в линогравюре в частности отстает от остального мира или нет? О. Д.: О нет! Мы отстаем только в активности. Я, например, на многих международных мероприятиях единственная, кто представляет Украину. Но мы интересны. Я поучаствовала в нескольких американских Print Exchange, обменах принтами: это когда ты посылаешь свой тираж в 25 экземпляров и получаешь

«Отражение», линогравюра, коллаж, 2015 г.

270

обратно папку с работами 25 других участников, включая свою. И ты смотришь: у них в основном уже цифровое искусство, и тут мое, выполненное в архаичной технике. Но если они приглашают, значит, это актуально и интересно. Не могу сказать, что мы отстаем. У нас много прекрасных графиков и художников. Мы по разным причинам до сих пор работаем в классических техниках, но у нас хорошая школа и мы трудолюбивы. Я думаю, пройдет какое‑то время — и участников из Украины на международных выставках будет больше.


Галерея

#06, ноябрь 2018

271


#06, ноябрь 2018

БОЛЬШОЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ

MEETUP

И ВСЕВСЕВСЕ «Ого! А кто все эти люди? Архитекторы и дизайнеры?» — поразился один из гостей БАМ-2, явно не ожидавший, что мероприятие в Design Arena Kiev, организованное PRAGMATIKA.MEDIA 13 октября, соберет такое количество заинтересованных слушателей.

272

Темы и дискуссии


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

ТЕКСТ:

ИРИНА ИСАЧЕНКО

273


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

«Все эти люди» собрались для того, чтобы услышать выступления наших спикеров и, конечно же, подискутировать. Шеф-редактор PRAGMATIKA. MEDIA Константин Ковшевацкий и СЕО Жанна Ржанова собрали на площадке Большого Архитектурного MeetUp’а настоящих звезд архитектуры, дизайна, урбанизма и образования, организовав выступления нон-стоп на протяжении всего дня. Пропуская описание церемонии открытия с шампанским, вспомним самые яркие моменты нашего кроссплатформенного события. И поскольку дословно передать содержание 12‑часового MeetUp’а нереально, мы сделаем это в формате, подобном тому, в котором дизайнеры составляют свои inspiration boards — что‑то вроде доски с заметками, создающими представление о том, что происходило на ивенте.

Жанна Ржанова, СЕО PRAGMATIKA.MEDIA и модератор Большого Архитектурного MeetUp’а. Фото: Владимир Дягель

Александр Попов, сооснователь и директор компании ARCHIMATIKA, делится с гостями БАМ-2 архитектурной концепцией ЖК White Lines. Фото: Владимир Дягель

Ольга Радионова,

FEEDBACK

художник, дизайнер:

274

 eetUp — замечательная M возможность встретиться с коллегами, с друзьями. Мне кажется, подобные события просто необходимы в Киеве, где так стремительно развивается индустрия дизайна. Это возможность пообщаться с такими же креативными, заряженными людьми! Абсолютно влюблена в этот журнал, он прекрасен! Спасибо, PRAGMATIKA, за Большой Архитектурный MeetUp!».


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Константин Ковшевацкий, сооснователь, шеф-редактор PRAGMATIKA.MEDIA. Фото: Владимир Дягель

Архитектор Александр Кучерявый и руководитель компании MANEZH Марина Дяченко. Фото: Владимир Дягель

275


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Ольга Терефеева,

дизайнер, сооснователь #savekyivmodernism, преподаватель Европейской школы дизайна:  меня очень много увлечений. У Это и архитектура вообще, и модернизм в частности. Наверняка вы знаете наше движение #savekyivmodernism, я дизайнер интерьеров, увлекаюсь предметным дизайном… А PRAGMATIKA — это медиа, которое удовлетворяет все мои интересы. Я всегда поражаюсь проделанной работе, глубокому пониманию материала… Октябрьский номер просто не хочу выпускать из рук!».

FEEDBACK

ДИЗАЙН, ДИЗАЙН И ЕЩЕ РАЗ ДИЗАЙН PRAGMATIKA уже писала об украинских дизайнерах, которые представляли свои работы на парижской выставке Maison&Objet, а гости БАМ-2 получили уникальную возможность услышать об особенностях продвижения «дизайна на экспорт» лично от кураторов украинской экспозиции Анастасии Белецкой и Саны Шевченко, а также задать вопросы непосредственным участникам «отечественного десанта» — руководителю проекта MZPA Галине Проскуриной, дизайнеру Артему Колюке и «человеку-бренду» Юрию Рынтовту (Ryntovt Design). Дизайнерскую тему продолжила директор по коммуникациям проекта «Всi. Свої» Татьяна Фищук с рассказом о проекте и концепции Local is the New Global: «Проект «Всi. Свої» — це платформа, що об’єднує 2 тисячі резидентів. Резидентами ми називаємо маленьких виробників, бренди, які працюють з крафтовим виробництвом у дизайні, гастрономії, декорі». Татьяна Фищук, директор по коммуникациям проекта «Всi. Свої». Фото: Владимир Дягель

Вахан Авакян,

FEEDBACK

скульптор:

276

 люблю этот журнал за то, Я что он объединяет дизайн, архитектуру и даже фешэн. И мероприятие — на уровне. Даже здорово, что оно началось утром в субботу — это фильтрует контингент, сразу очевидно, что собрались по‑настоящему заинтересованные люди!».


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Менеджер магазина «Всі. Свої | Дім та декор» Елена Балицкая, дизайнер Ольга Терефеева и графический дизайнер Ярослав Белинский. Фото: Владимир Дягель

Впрочем, это тот случай, когда не стоит пытаться пересказывать выступление Татьяны словами. Правильнее наведаться в новый магазин «Всi. Свої» на Крещатике и увидеть работы украинских мастеров собственными глазами. Увидеть, потрогать и унести с собой.

ГОСТИ БАМ-2 УЗНАЛИ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ПРОДВИЖЕНИЯ УКРАИНСКОГО ДИЗАЙНА НА ЭКСПОРТ

Евгений Семененко, CEO и директор INDUSTART, расшифровал условия подачи проектов на международный глобальный конкурс INDUSTART-3, в котором примут участие дизайнеры из 60‑ти стран мира, готовые побороться за денежные призы и право на обучение в итальянском вузе. «В жюри мы пригласили именитых дизайнеров, топ-менеджеров и специалистов по целому спектру направлений — от предметного до автомобильного дизайна», — сообщил Евгений. Подробнее о конкурсе читайте в отдельной статье на стр. 18 этого тома.

Юрий Рынтовт, архитектор, дизайнер, основатель бюро Ryntovt Design. Фото: Владимир Дягель

Сана Шевченко,

FEEDBACK

соучредитель и директор компании Maïno Design Ukraine:  се четко понимают, что настало В время для коллабораций, и мероприятий, подобных Большому Архитектурному MeetUp’у, никогда не будет слишком много! Я за то, чтобы проводить их каждый месяц, а то и чаще! Для меня выход первого номера был совершенно феноменальным явлением. Как человек, проработавший в прессе более 15 лет, я отдаю себе отчет, насколько колоссальный, профессиональный, высококлассный труд был проделан. В эпоху копирайта это просто уникальное издание!».

277


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Александр Попов (ARCHIMATIKA), Андрей Ваврыш (Saga Development) и Дмитрий Васильев (ARCHIMATIKA). Фото: Владимир Дягель

ARCHBATTLE Мы с некоторым опасением ожидали, что Arch-Battle «Закрытые vs открытые кварталы» превратится в бурную дискуссию, хотя, признаться, изначально планировали его как брейн-шторм и провокацию для выявления болевых точек в современном городском планировании. Дмитрий Васильев (ARCHIMATIKA) описывал преимущества открытых и критиковал закрытые кварталы, а Андрей Ваврыш (Saga Development), напротив, защищал «закрытую» модель на примере вдохновленного иконическими объектами в Барселоне и Копенгагене ЖК «Рыбальский».

Дмитрий Сенниченко,

FEEDBACK

СЕО компании DIM group:

278

 казалось, что субботу, несмотря О на то, что на улице прекрасная погода, лучше провести здесь — Большой Архитектурный MeetUp зажигает! Выступления интересные, провокационные. Было интересно послушать Arch-Battle между ARCHIMATIKA и Saga Development. Ожидал, что будет жестче, но люди настолько интеллигентные, что скандала не получилось. Отличное мероприятие, и вообще замечательно, что вы объединяете неформальных урбанистов, архитекторов, девелоперов, представителей власти. Потому что только если мы будем встречаться, находить общие темы и возможности для кооперации, это приведет к решениям в рамках концепции human-tech, когда человек и его интересы всегда остаются в центре, что является главным принципом и для нашей компании. Лишь такое объединение и приведет к гармоничному развитию наших городов, к тому, что мы называем Sustainable Development!».

Дмитрий Васильев настаивал на том, что главная проблема закрытых кварталов — отсутствие стилистического и визуального разнообразия: «Если ранее считалось, что гармонию формирует схожесть, однотипность, одностильность, то теперь психология социума поменялась. И модно быть индивидуальным, контрастным, уникальным и непохожим. Замкнутый квартал, который формирует линию улицы и ее плоскость, не дает архитекторам выразиться. Он отбирает у них третье измерение. Потому что закрытый квартал — это всегда плоскость! Закрывая квартал, мы отнимаем объем». «В Амстердаме стоимость недвижимости в кварталах, доступ в которые закрыт для посторонних, стабильно выше, чем в кварталах, не имеющих полной застройки по периметру. Человек, гуляющий по городу, хотел бы зайти в эти дворы, а люди, живущие там, как раз этого и не желают», — парировал Андрей Ваврыш. Но неожиданно для модераторов спикеры сошлись на том, что квартальная застройка — закрытая или открытая — является альтернативой и противопоставлением старой градостроительной школы и микрорайонной планировочной концепции Ле Корбюзье с проницаемым, непредсказуемым и дискомфортным пространством. Достигнутый консенсус снизил градус, участники Arch-Battle признали, что при выборе подходов и удачных объемных архитектурных решений конфликт интересов отсутствует.


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Дмитрий Васильев, сооснователь и главный архитектор компании ARCHIMATIKA, рассказывает о преимуществах открытых кварталов. Фото: Владимир Дягель

Юрий Кайгородцев,

архитектор, арт-директор дизайнерского бюро PLITOS:

 ормат ивента Ф мультидисциплинарный, то есть охватывает разнообразные сферы дизайна. Можно прийти и встретить человека, который тебе поможет в реализации какой‑то идеи или познакомит с новыми технологиями. Ну и выступления спикеров известных студий, флагманов архитектурного мира, которые уже эти технологии активно используют, — это супер!».

FEEDBACK

МОДНО БЫТЬ ИНДИВИДУАЛЬНЫМ, КОНТРАСТНЫМ, УНИКАЛЬНЫМ И НЕПОХОЖИМ Arch-Battle «Закрытые vs открытые кварталы» — кульминационный момент БАМ-2. Фото: Владимир Дягель

Алексей Новиков,

FEEDBACK

руководитель отдела по работе с архитекторами и дизайнерами компании Baumit Ukraine:  ля нас очень интересно Д подобное мероприятие, потому что здесь присутствуют как именитые архитекторы, так и начинающие, которым полезно посмотреть, что нового сейчас делают гуру, какие технологии используются сегодня у нас и в Европе. А объем самого издания и его контент просто колоссальный!».

279


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

WHITE LINES И ЕГО GENIUS LOCI Сооснователь и директор компании ARCHIMATIKA Александр Попов и Максим Татаренко, главный архитектор проектов компании A-Development, представили концепт нового жилого комплекса White Lines на Голосеевском проспекте, на территории, ранее принадлежавшей кинофабрике имени Довженко. «Мы изучили, что необходимо людям, уже живущим в этом микрорайоне, и его будущим жителям. Нужны офисы, чтобы не было необходимости ездить через весь город, нужны развлечения, неплохо было бы иметь локальный кинотеатр, супермаркет и фитнес-центр. Все эти функциональные особенности учтены в нашем комплексе. Мы дополнили эту функциональную программу данными исследований JFK, спрогнозировав распределение покупателей — будущих жителей White Lines по семейным ценностям», — так описал Александр Попов массив работы, которая предшествовала проектированию. White Lines — это три башни с жилыми апартаментами, разработанные в концепции PRO-квартир, объединенные стилобатом, на крыше которого находится внутренний двор. Genius loci участка бывшей кинофабрики, как объяснил Александр

Сооснователь и директор компании ARCHIMATIKA Александр Попов и главный архитектор проектов компании A Development Максим Татаренко. Фото: Владимир Дягель

280

Визуализация проекта жилого комплекса White Lines. Источник изображения: ARCHIMATIKA

ПРОЕКТ WHITE LINES СТАЛ ФИНАЛИСТОМ ВСЕМИРНОГО ФЕСТИВАЛЯ АРХИТЕКТУРЫ (WAF)


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Попов, лег в основу дизайнерской концепции ЖК: «Анализируя историю места, мы обратили внимание на то, как обычно выглядят хранилища кинопленки, и возник образ вихря линий. Именно этот образ мы переосмыслили в нашем архитектурном решении. Белые ленты, которые начинаются на стилобате и опоясывают весь комплекс, — это и деталь дизайна, и функциональные элементы, мы под ними прячем кондиционеры, к примеру». Неподалеку от этого постиндустриального участка находится Печерская интернациональная школа, построенная по проекту ARCHIMATIKA, и она уже может считаться частью инфраструктуры нового ЖК. Кстати, 25 октября PSI получила награду Best Public Service Architecture Ukraine на престижном конкурсе International Property Awards. А проект White Lines стал финалистом Всемирного фестиваля архитектуры (WAF). Подробнее — в отдельном материале этого тома на стр. 154.

Александр Кучерявый, архитектор, верификатор активных зданий:

 последнее время В архитектурных мероприятий становится все больше. И это интересно тем, что собирает не узкопрофильную аудиторию, а разных специалистов — от дизайнеров до урбанистов. Здесь можно услышать как о планировочных ошибках в простенке, так и об ошибках в формировании застройки. Что необходимо для обмена опытом между профессионалами разных уровней. Мероприятие полезно именно своей разноформатностью. А архитектурных изданий у нас катастрофически не хватает, и PRAGMATIKA — это явление, которое должно push-ить, толкать мысль, культуру и архитектурную практику вверх, демонстрируя ее разносторонность. Интересный журнал. Сложный. Совсем не попсовый. Позволяет рассмотреть новые грани, перескакивать через ступеньки, видеть какие‑то вещи под другим углом зрения!».

FEEDBACK

FEEDBACK

 обожаю кроссдисциплинарные Я мероприятия! Потому что специализация — это прекрасно в любой профессии, например, в моей, поскольку я занимаюсь энергоэффективными зданиями, но в плане обмена опытом необходима кроссдисциплинарность. Именно на стыке дисциплин приходят гениальные решения. Так, популярная концепция безотходного производства Cradle-to-Cradle. Все началась с того, что на каком‑то MeetUp’е встретились архитектор и химик и родилась идея повторного использования материалов и превращения их в сырье! Сейчас проблем все больше, и для их решения нам нужны нестандартные подходы. Я обожаю ваше издание PRAGMATIKA! Такое ощущение, что вы не год на рынке, а уже давно тут присутствуете на таком высоком качественном уровне. Я за быструю эволюцию и качество — вы это даете!».

Визуализация проекта ЖК White Lines. Источник изображения: ARCHIMATIKA

Дмитрий Васильев,

сооснователь и главный архитектор компании ARCHIMATIKA:

281


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

ШУМНО ЗДЕСЬ У ВАС… О лекции Андрея Смирнова хочется рассказать подробнее. Во-первых, это человек, который знает все о причинах возникновения шума и защите от него. В год специалисты компании Acoustic Traffic разрабатывают около 100 акустических проектов. Во-вторых, Андрей Смирнов произвел неизгладимое впечатление, рассказав о планировочных факапах, когда VIP-пространства в дорогих отелях или бизнес-центрах оказываются за стеной с техническими помещениями, где установлено шумное инженерное оборудование. На решение подобных ошибок проектирования уходят затем месяцы, огромное количество денег и масса усилий. По словам Андрея Смирнова, еще 15 лет назад акустические рекомендации чаще всего саботировались или игнорировались строителями и застройщиками. Теперь ситуация изменилась. Клиенты все чаще жалуются на акустический дискомфорт — увеличилось количество бытовой техники и объектов инженерии, все чаще жилые здания возводят рядом с автострадами, в районе глиссад аэропортов, вблизи промышленных зон. Тишина становится острой необходимостью.

Андрей Смирнов, руководитель компании Acoustic Traffic, рассказывает о том, как шум может испортить любой проект. Фото: Владимир Дягель

Антон Бесчастный,

дизайнер, основатель бренда ABCDRINGS:

FEEDBACK

ПЛАНИРОВОЧНЫЕ ОШИБКИ — НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННАЯ ПРОБЛЕМА И ПРИЧИНА АКУСТИЧЕСКОГО ДИСКОМФОРТА

282

 акой микс позволяет Т объединить творческие и технические стороны профессии — здесь и производители, и дизайнеры, и арт-тусовка. Журнал PRAGMATIKA я для себя открыл недавно и уже успел познакомиться с коллективом. Это колоссальная работа, это то, чего давно не хватало на рынке. Печатный том — не просто дополнение к цифровой истории, это особые тактильные ощущения. А его вес!.. Вес — это надежность».


Темы и дискуссии

Кстати, оказывается, модные фасады со сплошным остеклением являются отличными проводниками звука. Их возможно использовать в бизнес-центрах или общественных зданиях, а вот в жилых домах, если зданию хотят придать трендовый блестящий вид, необходимо устанавливать двойной фасад, что крайне редко встречается в Украине. В следующих выпусках PRAGMATIKA.MEDIA мы планируем вернуться к этой теме уже в расширенном формате.

Александр Попов, сооснователь и директор компании ARCHIMATIKA:

FEEDBACK

«Планировочные ошибки — наиболее распространенная проблема. Сейчас популярны офисы open-space, квартиры свободной планировки с привязкой только к коммуникациям. А вот представьте: заходят на трех этажах три разных дизайнера и делают разные планировки. И может оказаться так, что под вашей спальней соседи разместят домашний кинотеатр, а над спальней — детскую».

#06, ноябрь 2018

 рекрасная возможность П встретить коллег, пообщаться, высказаться, выслушать замечания, в том числе критические пожелания, советы. Узнать о достижениях коллег, о новых проектах, которые еще не реализованы, а только выходят, ну и выпить бокал шампанского! Я постоянный читатель PRAGMATIKA. Это не по службе, а по призванию, с удовольствием. Самое главное, что это эстетически качественно, потому что архитектор имеет внутреннюю цензуру, эстетическую, качественную, и когда что‑то выходит за рамки — это как фальшивая нота. Конечно, можно напрячься и перелистнуть, но когда есть возможность не напрягаться и просто с удовольствием воспринимать информацию — это кайф!».

Столичный отель Hilton — один из множества объектов в Киеве, где был реализован акустический проект Acoustic Traffic

283


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

ПАРТНЕРАМ СЛОВО! Андрей Смирнов,

FEEDBACK

руководитель компании Acoustic Traffic:

 удовольствием принял участие С в MeetUp’е. Сегодня наблюдается дефицит информации для дизайнеров и архитекторов. И остро не хватает пространства для общения и обмена опытом, а тут сразу две площадки — одна медийная, вторая живая. Это здорово — увидеть много знакомых лиц, партнеров в неформальной обстановке!».

Богдан Литкович, заместитель директора компании Baumit Ukraine. Фото: Владимир Дягель

DESIGN ARENA KIEV — МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ПЛОЩАДКА ДЛЯ АРХИТЕКТУРНЫХ И ДИЗАЙНЕРСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ

Artificial vs Natural — так называлась лекция Богдана Литковича, заместителя директора компании Baumit Ukraine, которую он начал с провокационного вопроса, а сможет ли профессионал отличить натуральный мрамор от его имитации? И рассказал о том, как современные отделочные материалы позволяют архитекторам реализовывать творческие планы, воссоздавая на финишной поверхности структуру дерева или камня. Безусловно, есть люди, для которых применение натуральных материалов в отделке принципиально. Невзирая на их дороговизну и сложность в уходе и монтаже. Однако современные технологии позволяют с поразительной точностью имитировать цвет и текстуру камня и древесины. «Если говорить о мраморе или граните, то это материал, объемный вес которого около 2 500—2 800 кг / м3.

284


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Об уникальной цветовой палитре Baumit мы писали в сентябрьском и октябрьском томах. А в этом — эксперты компании помогли нам проанализировать колористику иконических зданий легендарных архитекторов (читайте на стр. 90). О безграничных возможностях, которые открываются перед архитекторами, и мировых трендах использования навесных перфорированных фасадов гостям БАМ-2 рассказал Геннадий Дорошенко — технический директор компании «Будівельна зірка», официального представителя FunderMax в Украине. Эффектная презентация с примерами применения материалов бренда на знаменитых объектах по всему миру привлекла к площадке, где проходило мероприятие PRAGMATIKA.MEDIA, десятки заинтересованных слушателей из числа посетителей «Эпицентра». Кстати, проведение БАМ-2 на третьем уровне гипермаркета случайные зрители воспринимали как неожиданный и увлекательный перформанс. Собственно, к такому эффекту и стремятся руководители Design Arena Kiev в «Эпицентре», позиционируя пространство как многофункциональную площадку для панельных дискуссий, архитектурных и дизайнерских мероприятий.

FEEDBACK

Если на фасад мы начнем монтировать плитки толщиной 20—25 мм, то квадратный метр такого покрытия будет весить 60—80 кг. А это огромная нагрузка. Имитация камня декоративными материалами Baumit весит всего 7 кг. Чувствуете разницу?» — говорит Богдан Литкович.

Татьяна Фищук,

директор по коммуникациям проекта «Всi. Свої»:  е видання — естетична Ц бомба. Однозначно. Коли ми познайомились з вашим п’ятим чи шостим номером, то в офісі його «заюзали». Взагалi ми хотіли б покласти його в нашому магазині, в кав’ярні, щоб люди, які цікавляться дизайном, дiзнавалися новини зі сфери архітектури, урбанізму. Круто, що ви кросплатформенні й не фокусуєтесь на одній темі, а мультидисциплінарні. Це імпонує нам, адже ми теж багатошарові. Дуже якісна професійна мова видання, це я вам як експерт з комунікацій можу сказати, і якісний контент, що розвиває ринок так само, як i ця платформа. Такого видання ринку не вистачало!»

Святослав Шилин, директор, и Геннадий Дорошенко, технический директор компании «Будівельна зірка». Фото: Владимир Дягель

Людмила Белодед,

FEEDBACK

директор и основатель бюро Beloded Landscaping:

 считаю, что мероприятие Я очень полезное и важное. Позволяет создать атмосферу доверия между архитекторами и дизайнерами, которые занимаются созданием зеленых пространств. Это общение на одном высоком уровне компетентности. И я получаю бесконечное удовольствие от материалов PRAGMATIKA — от тем, от верстки!».

285


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

ДВИГАЕМСЯ АКТИВНЕЕ! Активнее вступать в ряды тех, кто проектирует и строит active house — современные здания эпохи устойчивого развития, призывал харизматичный Александр Кучерявый. Он щедро делился с гостями Большого Архитектурного MeetUp’а собственным опытом, в том числе и неудачным. «Энергоэффективность — это не солнечные панели, не солнечные коллекторы, не умные слова типа «тепловой насос» и «вентиляция с рекуперацией». Это конкретная цифра расхода энергии. Вот все, что волнует клиента!», — утверждает Александр. На примерах реальных проектов и факапов при проектировании энергоэффективных зданий архитектор объяснил, почему необходимо считать киловатт-часы, утепление и количество естественного света в здании, а также как не жертвовать комфортом проживания ради энергоэффективности. Здесь же, на БАМ-2, все желающие могли записаться на ближайшие курсы Active House Academy, где в течение двух дней Александр Кучерявый будет объяснять, как привести архитектурные проекты к европейским нормам устойчивости. Александр Попов (ARCHIMATIKA) и Александр Кучерявый. Фото: Владимир Дягель

Александр Кучерявый, архитектор и верификатор активных зданий. Фото: Владимир Дягель

Андрей Мося,

FEEDBACK

ландшафтный архитектор, основатель бюро Moss Architect:

286

 огда я еще учился, были только К бумажные журналы, которые нас вдохновляли и мотивировали. На сегодня в Украине очень мало проектов, реализующихся в качественном формате, на которые можно ссылаться, и ваше издание — как раз такое!».


Темы и дискуссии

FEEDBACK

ЧУДЕСА ПРЕОБРАЖЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПУСТЫРЕЙ

#06, ноябрь 2018

Антон Целовальник, архитектор:

 се в одном месте, посмотрите — В все собрались, чтобы обсудить наши насущные проблемы! Мы, архитекторы — боги, демиурги, мы создаем жизнь, создаем среду обитания людей. Так что ваш БАМ даже важнее каких‑то саммитов Большой семерки! Мы все собрались, обсудили, выслушали друг друга. И благодаря кому? Благодаря прекрасному изданию PRAGMATIKA.MEDIA!».

Заряд вдохновения все гости БАМ-2 получили от Людмилы Белодед, директора и основателя бюро Beloded Landscaping, которая рассказала о волшебном преображении заброшенных свалок, пустырей и заводских цехов в общественные зеленые пространства.

Людмила Белодед, директор и основатель бюро Beloded Landscaping. Фото: Владимир Дягель

КОНСОЛИДИРУЯ УСИЛИЯ, АРХИТЕКТОРЫ И ЛАНДШАФТНИКИ ПРЕВРАЩАЮТ ПРОМЗОНЫ В САДЫ

«Промзоны очень перспективны. К промышленным предприятиям подведены инженерные и транспортные коммуникации, они обычно находятся на берегах водоемов — рек или озер, и когда это предприятие находится в стадии завершения своего жизненного цикла, общими усилиями архитекторов, ландшафтников, биологов, волонтеров мы можем возвращать эти территории людям, городу», — и в качестве доказательства своих слов Людмила привела примеры работ германских, швейцарских, израильских ландшафтных архитекторов, создавших на постпромышленных территориях сады и культурные пространства, которые стали достопримечательностями городов. Кстати, отдельную статью, в которой Людмила Белодед рассказывает о совместном творчестве архитекторов и ландшафтных дизайнеров, вы найдете в этом томе, в рубрике «Ликбез» (стр. 138). 287


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

КОГДА ДИЗАЙН НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ

Анастасия Пономарева, сооснователь общественной организации Urban Сurators. Фото: Владимир Дягель

Полина Адаменко,

 счастлива, что оказалась Я в числе спикеров, в таком звездном составе! Подобные мероприятия необходимы, поскольку в нашей профессии происходит много всего нового, и нужно постоянно быть в курсе. И просто восторг, что ресурс такого уровня, как PRAGMATIKA, первый и единственный в Украине, наконец‑то появился, да еще и организовывает подобные ивенты!».

288

FEEDBACK

руководитель Детской архитектурной студии Arch4kids:

Анастасия Пономарева из Urban Сurators рассказала, почему и зачем неформальные урбанисты берут на себя функции городских планировщиков. Новая парадигма городского развития, по ее мнению, это как минимум реакция общества на жесткий диктат модернистского подхода к планированию городов. Анастасия считает неизбежностью десакрализацию архитекторов и переход урбанистических инициатив к местным активистам. Впрочем, конфликта интересов между профессионалами и активистами на самом деле нет. Просто сегодня взаимовыгодно разделять ответственность за городскую среду будущего. «Сотни утопических проектов так и не были реализованы. А сейчас мы должны понимать, что вызовов становится еще больше, деньги все сложнее собирать, и архитектору ничего не остается, как разделить ответственность с неформальными урбанистами», — утверждает Пономарева. На теме, заявленной Urban Сurators, мы решили остановиться подробнее, и раскроем ее в отдельном материале следующего тома.


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

МЕНЯЕМ КИЕВ ВМЕСТЕ Максим Головко рассказал, для чего «Агенти змін» собирают информацию о количестве деревьев и автомобилей, уровне загазованности, активности фасадов и доступности дворов в Киеве. Он поделился разочарованием — как городские власти отвергли эксперимент по превращению улицы Ярославов Вал в пешеходную зону, развенчал мифы о Подоле и анонсировал визионерские планы по созданию пешеходного маршрута через подольские горы — Замковую, Щекавицу и Хоривицу. Уже десятилетиями в крупных городах мира доказательное проектирование ложится в основу планов развития кварталов, микрорайонов и городов, и, как считает Максим Головко, в Киеве давно пора внедрять использование Big Data в градостроительных целях.

Аналогичное исследование Подола выявило, что там проживают всего 6 тыс. жителей, зато 40 тыс. человек работают в офисах, сконцентированных вокруг Контрактовой площади. И когда очевидно, кто является главным пользователем пространства, становится ясно, для кого эти пространства необходимо проектировать. По заказу Saga Development «Агенти змін» провели более широкое исследование и объединили его результаты в проект «Коло Подолу». Подробнее — в отдельном материале на стр. 66.

Ольга Чернова,

главный архитектор проектов компании ARCHIMATIKA:  пасибо PRAGMATIKA за то, С что организовали этот ивент, и за то, что сделали это именно в субботу. Идеальная возможность для архитекторов, которые хотят провести день с пользой и для души, и для своего творчества, хотят прокачать себя, свои скилы, задать вопросы авторитетам и единомышленникам. А что касается самого издания, то для меня с PRAGMATIKA начинается день. Чашка кофе и новая статья — то, что нужно творческому человеку!»

FEEDBACK

«У Нью-Йорку вивчають рівень шуму, збираючи скарги жителів. Там же влада спільно з волонтерами збирала інформацію про дерева на Мангеттені, створено сайт, на якому є фотографії кожного з цих дерев. У Барселоні загазованість повітря аналізують за даними більш ніж 200 датчиків. А в Лондоні навіть існує карта запахів, укладена за допомогою жителів міста. І ми вирішили зробити подібні карти для Києва. Всі дані, які ми збирали для нашого проекту «Ярославів Вал», ми об’єднали на одному сайті, зробивши його інтерактивним. Можна зайти і побачити, скільки там зараз дерев, яка функція поверхів і вулиць. І ми постійно доповнюємо ці дані», — говорит Головко.

Максим Головко, архитектор дизайнерского бюро «Агенти змін». Фото: Владимир Дягель

289


#06, ноябрь 2018

САМАЯ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЧАСТЬ БAM-2

Полина Адаменко, Антон Целовальник и новая смена урбанистов из Детской архитектурной студии Arch4kids. Фото: Владимир Дягель

АРХИТЕКТУРА РАЗВИВАЕТ НАВЫКИ ПРОФЕССИЙ БУДУЩЕГО — КРЕАТИВНОСТЬ, КОММУНИКАТИВНОСТЬ, КОГНИТИВНУЮ ГИБКОСТЬ 290

Темы и дискуссии


Темы и дискуссии

#06, ноябрь 2018

Макет ЖК КАVOON City и его проектировщики. Фото: Владимир Дягель

Полина Адаменко, руководитель Детской архитектурной студии Arch4kids. Фото: Владимир Дягель

«У нас нет цели вырастить из детей архитекторов, мы хотим развить в них навыки профессий будущего — прежде всего креативность, коммуникативность, когнитивную гибкость», — Полина Адаменко рассказывала о деятельности Детской архитектурной студии Arch4kids. А после ее короткого выступления наступил самый волнующий момент — юные ученики презентовали свои архитектурные проекты: жилого комплекса для бюро ARCHIMATIKA и реконструкции бульварной части по улице Антоновича. Если бы мы замеряли уровень аплодисментов после каждого выступления на БАМ-2, то дети из студии Arch4kids однозначно сорвали овации.

291


Партнеры

#06, ноябрь 2018

2B.GROUP

ЛАНДШАФТНОЕ БЮРО

Киев, ул. Казимира Малевича (Боженко), 86п, оф. 107 +38 (098) 483 08 60 office@2bua.com

Киев, просп. В. Лобановского, 6г +38 (050) 363 20 67 lyudmyla@belodedlandscaping.com

33BY ARCHITECTURE

АРХИТЕКТУРНОЕ БЮРО

Киев, ул. Саксаганского, 121, оф. 197 +38 (067) 231 11 94 info@33by. pro

7CI GROUP

ГРУППА СТРОИТЕЛЬНЫХ КОМПАНИЙ

Киев, Харьковское шоссе, 201—203 +38 (044) 338 55 65 news@c-p.com.ua

A DEVELOPMENT Киев, ул. М. Берлинского, 20, оф. 4 +38 (095) 207‑20‑20 info@a-development.com.ua

ABCDRINGS

ЮВЕЛИРНЫЙ БРЕНД

+38 (096) 933 66 33 order@abcdrings.com

ACOUSTIC TRAFFIC

КОМПАНИЯ, СПЕЦИАЛИЗИРУЮЩАЯСЯ НА АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНОЙ АКУСТИКЕ

Киев, пер. Крестовый, 8 / 9, оф. 14 +38 (044) 280 94 09 kiev@acoustic.ua

ACTIVE HOUSE ACADEMY

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПЛАТФОРМА

Киев, ул. Кожемяцкая, 12г +38 (050) 331 59 79

BURSA

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ОТЕЛЬ И АРТ-ГАЛЕРЕЯ Киев, ул. Константиновская, 11 +38 (044) 537 70 07 info@bursa.cc

CANACTIONS

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПЛАТФОРМА Киев, ул. Левандовская, 3в +38 (073) 437 90 08 info@canactions.com

COMMERCIAL PROPERTY

ИЗДАНИЕ В ОБЛАСТИ КОММЕРЧЕСКОЙ НЕДВИЖИМОСТИ Киев, ул. Шелковичная, 42—44, оф. 12а +380 (44) 461 90 52 news@c-p.com.ua

DELAVEGA

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ МЯГКОЙ МЕБЕЛИ Киев, Бульвар Дружбы народов, 14—16 +38 (044) 290 92 39 info@delavega.ua

DIM GROUP

ДЕВЕЛОПЕР

Киев, ул. Сечевых стрельцов, 41 +38 (044) 500 23 23 office@dim-bud.ua

DROZDOV & PARTNERS

АРХИТЕКТУРНОЕ БЮРО

AKZ ARCHITECTURA

Харьков, ул. Дарвина, 31, оф. 1 +38 (057) 714 05 29 office@drozdov-partners.com

Киев, ул. Богдана Хмельницкого, 33 / 34 +38 (096) 794 65 15 akz-architectura@gmail.co

СВЕТОТЕХНИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ

СТУДИЯ ДИЗАЙНА

EXPOLIGHT

ARCH4KIDS

Днепр, ул. Артема, 62 +38 (056) 790 18 45 info@expolight.net

Киев, ул. Антоновича, 20г +38 (066) 081 01 01 info@arch4kids.com.ua

СТУДИЯ ПРЕДМЕТНОГО ДИЗАЙНА

ДЕТСКАЯ АРХИТЕКТУРНАЯ СТУДИЯ

FILD

ARCHIMATIKA

Киев, ул. Саксаганского, 89а, 1 +38 (067) 483 83 08 hello@thefild.com

Киев, ул. Тургеневская, 38 +38 (044) 228 77 28 info@archimatika.com

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ ОПУСКАЮЩИХСЯ ФАСАДОВ

АРХИТЕКТУРНАЯ КОМПАНИЯ

HIRT

AZOVSKIY & PAHOMOVA

Киев, ул. Алябьева, 3 +38 (044) 425 91 25 info@umis.ua

Днепр, ул. Шолом-Алейхема, 4а +38 (098) 401 27 20 pahomovadesign@gmail.com

КОНКУРС ПРОМЫШЛЕННОГО ДИЗАЙНА

СТУДИЯ АРХИТЕКТУРЫ И ДИЗАЙНА

BAUMIT

БРЕНД ПО ИЗГОТОВЛЕНИЮ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ Киев, ул. Пироговский путь, 34 +38 (044) 568 52 54 office@baumit.ua

292

BELODED LANDSCAPING

АРХИТЕКТУРНАЯ МАСТЕРСКАЯ

INDUSTART

+38 (099) 616 15 80 industart.awards@gmail.com

KAN

ДЕВЕЛОПЕРСКАЯ КОМПАНИЯ Киев, ул. Болсуновская, 13—15 +38 (044) 247 57 48 info@kandevelopment.com


Партнеры

M3 ARCHITECTS

#06, ноябрь 2018

SMEG

АРХИТЕКТУРНОЕ И ДИЗАЙНЕРСКОЕ БЮРО

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ БЫТОВОЙ ТЕХНИКИ

Одесса, Греческая площадь, 3 / 4, 7 этаж, оф. 766 +38 (067) 941 54 54 info@m3arch.com

Киевская обл., Петропавловская Борщаговка, ул. Петропавловская, 6, 3 этаж +38 (044) 498 29 65 info@smeg-showroom.com.ua

MAÏNO DESIGN UKRAINE

SVOYA STUDIO

КОММУНИКАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

СТУДИЯ ДИЗАЙНА И АРХИТЕКТУРЫ

Киев, Днепровская наб., 13 +38 (067) 770 07 57 sana@maino-design.com

Днепр, ул. О. Гончара, 28 +38 (066) 737 25 77 svoyawork@gmail.com

MANDARIN MAISON

URBAN CURATORS

ДОМ ПОДАРКОВ И ДЕКОРА

НЕЗАВИСИМОЕ АГЕНТСТВО

Киев, ул. Бассейная, 6, 5 этаж +38 (044) 585 08 97 info@mandarin-maison.com

Киев, ул. Сечевых Стрельцов, 77, оф. 508 info@urbancurators.com.ua

MANEZH

КЛУБ НЕДВИЖИМОСТИ

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ СОЛНЦЕЗАЩИТНЫХ СИСТЕМ ‎Черкассы, ул. Зализняка (бывшая Громова), 146 +38 (095) 284 05 32 contact@manezh.ua

URE CLUB

Киев, ул. Межигорская, 78а +38 (044) 227 67 53 info@ureclub.com

UTG

MIND PRO

ДЕВЕЛОПЕРСКАЯ КОМПАНИЯ

+38 (099) 711 62 23 mindproact@gmail.com

Киев, ул. Мечникова, 2, 11 этаж +38 (044) 537 23 65 info@utg.kiev.ua

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПЛАТФОРМА

NOTTDESIGN

VAHAN AVAKIAN

ДИЗАЙН-СТУДИЯ

ДИЗАЙН-СТУДИЯ

Днепр, ул. C. Храброго, 35 +38 (097) 819 93 62 hello@nott.com.ua

Киев, ул. Антоновича, 23‑б +38 (063) 337 96 77 info@vahanavakian.com

PRO PM

YOD DESIGN LAB

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПЛАТФОРМА

ДИЗАЙН-СТУДИЯ

Киев, Харьковское шоссе, 201 / 203 +38 (044) 228 76 95 info@propm.pro

+38 (095) 152 44 68 yodlab.pr@gmail.com

SAGA DEVELOPMENT

АРХИТЕКТУРНОЕ БЮРО

ДЕВЕЛОПЕР

Киев, ул. Льва Толстого, 57 +38 (044) 364 50 51 info@saga-development.com.ua

SANDALYECİ

ПРОИЗВОДИТЕЛЬ МЕБЕЛИ Одесса, ул. Черноморского Казачества, 80 / 2 +38 (048) 706 82 17 odessa@sandalyeci.com

SERGEY MAKHNO ARCHITECTS

МАСТЕРСКАЯ ДИЗАЙНА И АРХИТЕКТУРЫ Киев, ул. Механизаторов, 2, оф. 482 +38 (067) 824 67 53 office@mahno.com.ua

SEVEN I. D. M. G.

МАРКЕТИНГОВАЯ ГРУППА Киев, пр. Героев Сталинграда, 18а +38 (067) 657 17 43 info@sevenidmg.com

SKY ART FOUNDATION

ФОНД ПОДДЕРЖКИ КУЛЬТУРНЫХ ПРОЕКТОВ Киев, ул. Стрелецкая, 7 / 6 +38 (067) 340 36 25 info@skyartfound.com

ZOTOV&CO

Киев, ул. Левандовская, 3в, оф. 106 +38 (095) 280 50 95 office@zotov.com.ua

«АГЕНТИ ЗМІН»

ВОЛОНТЕРСКИЙ ПРОЕКТ

Киев, ул. Воздвиженская, 34а +38 (096) 706 29 43 info@a3.kyiv.ua

«ВСІ. СВОЇ»

МУЛЬТИБРЕНДОВАЯ ПЛАТФОРМА

Киев, ул. Крещатик, 27 +38 (044) 363 23 23

«КУЛЬТУРНЫЙ ПРОЕКТ»

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПЛАТФОРМА

Киев, ул. П. Лумумбы, 4 / 6, оф. 407 +38 (044) 200 85 85 info@culturalproject.org

УЦСС

АССОЦИАЦИЯ УЧАСТНИКОВ РЫНКА СТАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Киев, ул. Лейпцигская, 15а, 4 этаж +38 (097) 357 23 39 info@uscc.ua

293


#06, ноябрь 2018

ДИЗАЙН И АРХИТЕКТУРА НА ЭКСПОРТ Магистральной темой нашего следующего тома станет исследование такого феномена, как миграция идей и концепций, а также влияние столь глобального явления, как миграция, на архитектуру. Мир давно превратился в систему сообщающихся сосудов с прозрачными границами, где ничто не сдерживает взаимопроникновения культур и традиций, что бы там ни утверждали политики. И нам интересно спровоцировать дискуссию на тему перспектив и рисков, узнать, насколько сложно сегодня дизайнеру и архитектору гармонизировать собственное видение пространства и новой среды, и выяснить, существуют ли ныне предпосылки к появлению нового интернационального стиля. Отдельный вопрос — что предстоит изменить, чтобы миграция идей не превращалась в их эмиграцию?

Ваза Genke Vase CS1, латунь, окрашенная сталь. Дизайн: NOOM, Катерина Соколова. Сегодня вазы из коллекции бренда представлены в легендарном парижском универмаге Le Bon Marché Rive Gauche

294

Спойлер


PRAGMATIKA.MEDIA '06 2018  

Будущее наступает уже сегодня. Мир, в котором мы будем жить через 20 или 100 лет, обретает свои черты уже сейчас. Хотя американский философ...

PRAGMATIKA.MEDIA '06 2018  

Будущее наступает уже сегодня. Мир, в котором мы будем жить через 20 или 100 лет, обретает свои черты уже сейчас. Хотя американский философ...

Advertisement