Page 33

племени не то людей, не то демонов. Эти люди-чуди — небольшого роста, очень быстро бегали и обладали невиданной силой, нападали на деревни и разрушали церкви, за что были наказаны: они ослепли и сослепу перерубили сами себя или провалились в разверзшуюся под ногами пропасть. По другим преданиям, чтоб не попасть в плен под натиском сильнейшего противника, они собрались в яме, крытой земляной кровлей, держащейся на столбах, подрубили столбы и погребли себя. Эта же чудь, по рассказам каргопольцев, нападала на святых, подвизавшихся в местных лесах, пытаясь изгнать их оттуда, за что тоже была наказана. Ещё одно наследие первоначального финно-угорского населения края — местная топонимия. Названия рек и озёр, а также сёл, часто именуемых по водоёмам, на которых они стоят, звучат для неподготовленного слуха непривычно: Лаче, Лёкшма, Тихманьга, Яреньга, Кучепалда, Шалга. Многие из них, непонятные даже местным жителям, получили новую, исходящую из русского языка интерпретацию: мелкая, но очень быстрая река Тихманьга называется так, потому что тихо манит, название Няндома происходит от фразы, которую произнёс кто‑то искавший первого жителя по имени Нян: «Нян дома?» Топонимия Каргополья (как и вообще севернорусская) сложна ещё и тем, что у многих деревень существует по два, а то и по три названия. Одно из них, которое на сегодняшний момент является официальным, или, как говорят в этих краях, новое, представлено на картах, отражено в дорожных знаках, прописано в паспортах, но практически никогда не используется местными жителями, для которых более ходовое — старинное, неофициальное название: деревню Кольцово называют 33

Дураково, деревню Астафьево — Белая, деревню Казариновская — Серёдка и т. д. Часто, спросив у встречного, где находится деревня с названием, указанным на карте, путешественник может не получить ответа, даже находясь в ней самой: настолько официальные названия не в ходу у местного населения. Начало этой двойственности на официальном уровне было положено ещё в первой половине XIX века, когда в процессе очередной реорганизации административной структуры уезда ввели новые названия волостей. В 1880‑е годы (Тормосова, 2011, с. 41–42) некоторые старые названия были возвращены, но не все. Так что двойственность в топонимии сохраняется и по сей день. Трудность для путешественника и просто стороннего наблюдателя составляет и специфика расселения: деревни располагаются «кустами», группами, в которых одна деревня от другой может быть отделена как расстоянием в пару километров, так и просто ручьём, тропой, несколькими деревьями. У этих «кустов» тоже есть свои названия, часто ни в каких картах и документах не отражённые, но оттого не менее известные и употребимые. Если ехать по Питерскому тракту, то перед речкой Тихманьгой встретится указатель с названием деревни: Философская. Однако для каргопольцев это поселение, состоявшее в конце XIX века из 45 деревень и сейчас ещё включающее около двух десятков, называется так же, как и река, — Тихманьга. Также нигде нельзя увидеть названия села Рягово на полпути к Няндоме — будут указаны лишь названия Лазаревская и Стегневская. Такие группы деревень объединены не только пространственной близостью и административно (в прошлом это называлось волость), но и общим историческим и культурным контекстом: у них была общая церковь, они поочерёдно

Каргопольское путешествие 1-я часть.  
Каргопольское путешествие 1-я часть.  

Расположенный в далёкой северной глубинке, через несколько лет музей будет отмечать своё 100‑летие. В основе его коллекции — собрание карго...

Advertisement