Page 32

работать первые деревообрабатывающие заводы. В XX веке Каргополь стал одним из городов трагической памяти ГУЛАГа: заключённые Каргопольлага, занявшего среди прочего ряд исторических зданий в центре города, работали в основном на лесоповале. В колхозные годы деревенских жителей насильственно отправляли на лесозаготовки — уже без всякого заработка, за трудодни. Делали это зимой, когда в сельскохозяйственных работах наступало затишье. Положение крестьян не очень отличалось от положения работавших в лесу заключённых. Жители Севера, не знавшего помещичьего землевладения и крепостного права, всегда работали только на себя, поэтому большинство крестьянских хозяйств были крепкими и зажиточными. Настолько, что, когда в конце 1920‑х годов началась коллективизация и в сельсоветы стали приходить разнарядки на раскулачивание определённого количества хозяйств, перед местными властями стоял вопрос, кого именно раскулачивать. Случалось, такие вопросы решались на общем деревенском сходе: крестьяне выбирали тех, у кого на руках не было детей, больных и стариков. Благодаря то ли чуду, то ли стараниям каргопольцев, то ли недостатку дорог, а скорее, всем этим причинам одновременно в Каргополе и окрестностях сохранилось то, что принято называть памятниками старины. Это и церкви, и купеческие дома, и расписные избы, и обширнейшая музейная коллекция икон, утвари, рукописных книг, и, наконец, богатство, которое трудно поместить в музей: традиционная культура, фольклор, язык — среда, в которой формировались, жили и творили каргопольцы. Сохранились и некоторые ремёсла. Прежде жизненно необходимое плетение из бересты, гончарное Каргополье: прошлое и настоящее

производство, лоскутное шитьё сейчас по‑прежнему существуют. Правда, почти всё сотканное, сшитое, сплетённое уже не живёт обычной повседневной жизнью, а становится предметом коллекционирования, увозится туристами далеко за пределы Каргополья. Особую известность получила каргопольская глиняная игрушка. В прошлом фигурки из глины были известны в основном в пределах уезда, зато их можно было найти в каждом доме, где были дети: совсем не реалистичные очаровательные утушки и полканы стоили дёшево, их непременно покупали детям на городских ярмарках или в деревнях, где жили мастера. В советское время почти утраченное ремесло было сохранено и возрождено несколькими старыми мастерами — теперь это одна из визитных карточек города. Ярмарок в Каргополье было много, их устраивали в дни церковных праздников в самом Каргополе и в больших сёлах (например, в Троице, Ошевенске и других). Самые крупные проходили в городе в Иванов день (24 июня/7 июля) и во второй понедельник Великого поста (этот день назывался Первый сбор) (Докучаев-Басков, 1913, с. 17). На ярмарки съезжались торговцы не только из Каргопольского уезда, но и из удалённых мест. Попытку возродить такие ярмарки можно усмотреть в Празднике народных мастеров, который ежегодно устраивают теперь в Каргополе. Память о прежнем населении этих мест — до прихода на Север новгородцев — почти стёрлась. Финно-угорские племена, населявшие Обонежье, или ушли, или были ассимилированы славянами. Всё, что от них осталось, — это фольклорные предания про чудь белоглазую, которые рассказывают не столько о реально существовавшем народе, сколько о мифическом 32

Каргопольское путешествие 1-я часть.  
Каргопольское путешествие 1-я часть.  

Расположенный в далёкой северной глубинке, через несколько лет музей будет отмечать своё 100‑летие. В основе его коллекции — собрание карго...

Advertisement