Page 30

огородниц; ещё не так давно морковь имела большой сбыт и спрос ввиду того, что крестьяне её грызли как лакомство на базаре и в местах народных стечений по деревенским праздникам» (Докучаев-Басков, 1913, с. 18). Особой любовью каргопольцев пользовался (и пользуется) лук: «С тем же аппетитом, или, как говорят здесь, „до пены у рта“ — крестьяне поедали ещё зелёный лук» (Там же, с. 19). В ХХ веке основной овощной культурой стал картофель. Несмотря на суровый северный климат, каргопольские земли, особенно к западу от города, давали неплохие урожаи, так что зерно до начала ХХ века экспортировали в соседние уезды Олонецкой и Архангельской губерний. Земледелие ввиду большого количества лесов было почти повсеместно подсечным: вырубали участки леса, пни, ветки и кусты выжигали, а землю распахивали. В Каргополье всегда держали много скота, причём не только для молока и мяса, но и, как это ни покажется странным, для полу­чения навоза: пахотные земли не отличались особым плодородием, а производство собственного хлеба, то есть зерна, для крестьянства считалось основным занятием. Помимо лошадей — рабочего скота, — серьёзное богатство представляли коровы, которых и по сей день чаще называют ласкательно: коровушка, коровушка-матушка. Из-за того, что значительная часть Каргополья покрыта лесами, места для пахоты и сенокоса было не так много, и скот вплоть до 1970‑х годов пасли в лесах. Эта практика способствовала формированию в народной культуре особого статуса пастуха: на Русском Севере его воспринимают как своего рода колдуна, способного и даже обязанного вступать в отношения с лешим, чтобы тот взял на себя труд пасти скот и защищать его от хищников. Сам пастух Каргополье: прошлое и настоящее

при этом должен был совершить сложный и многоступенчатый обряд первого выгона (отпуск, обход, сгон), принести лешему дар и в течение всего пастбищного сезона (пока корова на поскотину ходит) соблюдать ряд ритуальных запретов. В случае нарушения пастухом правил или запретов леший мог либо забрать себе одну или несколько коров из стада (на них нападали хищники или они терялись в лесу), а то и замучить до смерти, захлестать верхушками деревьев самого пастуха. Верования в магическую силу прежних пастухов живы и сейчас, хотя нынешние пасут без отпуска. Помимо скотоводства и земледелия, каргопольцы традиционно занимались рыболовством. Правда, рыбой обеспечивали преимущественно самих себя: конкуренцию беломорским рыбным промыслам Каргополье составить не могло. Зато охота долго оставалась заметным источником доходов: мясо и дичь, а также беличьи шкурки отправляли в Москву и Петербург по воде и — впоследствии — по железной дороге. Ещё один важный вид хозяйственной деятельности — сбор ягод (клюквы, брусники, черники, малины, морошки) и грибов. В промысловых масштабах здесь собирали рыжики — так в Каргополье называют вообще все грибы, идущие на засолку: разного вида грузди, волнушки и т. п. Грибы же в местном диалекте — это те, которые варят, жарят и сушат: белые, подберёзовики, обабки (маслята). Но настоящие, знаменитые каргопольские красные рыжики (рыжик настоящий, lactarius deliciosus) пользовались в Каргополье особым спросом. Росли они в лесах, где пасли скот, на хорошо удобренной почве. Сейчас, говорят, их почти не осталось: в леса перестали гонять стада. Эти рыжики вывозились из Каргополья и пользовались большим спросом в крупных 30

Каргопольское путешествие 1-я часть.  

Расположенный в далёкой северной глубинке, через несколько лет музей будет отмечать своё 100‑летие. В основе его коллекции — собрание карго...

Каргопольское путешествие 1-я часть.  

Расположенный в далёкой северной глубинке, через несколько лет музей будет отмечать своё 100‑летие. В основе его коллекции — собрание карго...

Advertisement