Page 29

крестьян. Севернорусские крестьяне узнали крепостное право только в конце 1920‑х годов, когда их насильственно загнали в колхозы, лишили права иметь паспорта и, соответственно, уезжать из деревни. По данным переписи 1897 года, уезд населяло около 82 000 человек, из которых в Каргополе жило 3000 (Первая перепись населения, 1897 год, 1900, с. 38–39); столетием позже, в 1989 году, в районе проживало уже всего около 24 000 человек, а на 1 января 2011 года — чуть более 18 300 человек. Численность населения упала не только за счёт изменения границ и сокращения территории, но и за счёт оттока жителей в соседнюю Няндому и в крупные города, где больше возможностей для трудоустройства. Однако население самого Каргополя на протяжении ХХ века росло: в середине 1990‑х годов там насчитывалось более 13 000 жителей. Это происходило в основном за счёт опустения сёл: начиная с конца 1950‑х годов было предпринято укрупнение колхозов и сёл с уничтожением «неперспективных» деревень. В то же время крестьяне получили паспорта, на которые они не имели права ранее, а вместе с ними — возможность оставить колхоз и уехать в город. Теперь в город уезжают в поисках работы. Сейчас население Каргополя составляет около 10 000 человек. В этническом отношении состав населения был однороден. Что касается вероисповедания, то, помимо православных, в уезде было много старообрядцев. С конца XVII до середины ХХ века они составляли значительную часть населения Каргопольского уезда (района). Это объясняется близостью к центру северного старообрядчества — пу́стыням на реке Выг, а также удалённостью от центра и фактической недоступностью для 29

преследователей. Перепись 1897 года выявила в Каргополье всего 1685 старообрядцев, на самом деле их было в несколько раз больше. Достоверно численность приверженцев «старой веры» определить было невозможно: принадлежность к ней скрывали и сами старообрядцы (многие при переписи назывались православными, чтобы избежать притеснений), и приходские священники, в обязанности которых вменялось обращение староверов в православие, и государственные чиновники, ответственные за снижение числа «раскольников». Кроме того, в Каргополье жило значительное количество старообрядцев радикального — бегунского, или страннического, толка: они отказывались вступать в какие‑либо отношения с властями, иметь документы, называть своё имя. Их посчитать и вовсе не представлялось возможным. Основное население уезда и затем района было до недавнего времени крестьянским и в основном занималось земледелием и скотоводством. Главная культура, которую выращивали в Каргополье, — ячмень. Его называли жито­— от слова жить. Традиционно хлеб пекли из житной (ячменной) муки. Сейчас ячменя почти нет, но те, кто сам печёт хлеб, по старинке называют домашние караваи житниками. Сеяли также рожь и овёс. Большие площади засевали льном, который в доколхозное время обрабатывали в домашних условиях и использовали для изготовления тканей. Овощей до ХХ века выращивали немного и в небольшом количестве. Знаток Каргополья Ф. К. Докучаев-Басков так характеризовал местное сельское хозяйство: «Выра­щиваются большею частию овощи только главного потребления, как то: лук, картофель, капуста, частию брюква, редька, свёкла и, главное, морковь, выращиваемая в самом большом количестве, — главная за­бота

Каргопольское путешествие 1-я часть.  
Каргопольское путешествие 1-я часть.  

Расположенный в далёкой северной глубинке, через несколько лет музей будет отмечать своё 100‑летие. В основе его коллекции — собрание карго...

Advertisement