Page 215

ДИ IС(УС)Е ХР(ИС)ТЕ С(Ы)НЕ Б(О)ЖIИ БЛ(А)ГОСЛОВИ И ѠС(ВѦ)ТИ И СОХРАНI МѦ СIЛОЮ КРЕСТА ЖИВОНОСНАГО ТИ».

Вверху на ушке креста — три «венца», символизирующие Святую Троицу (Серов, 1993, с. 157). К работам Полутина, очевидно, относится и крест-тельник такой же формы и композиции, но из медного сплава (КП-11553). По определению московских старообрядцев, такие кресты именовались «цареградскими» и отливались во многих «медных заведениях». Красносельский мастер А. П. Серов указывал этот сорт нательных крестов, но, к сожалению, без подробного описания и только в сравнении с другими: «6‑й сорт — цареградские по размеру, весу и цене одинаковы, как крупные и казацкие, только фасона и композиции другой», по 3,5 коп. за штуку (Там же, с. 157–158). В начале XX века нательные кресты, созданные в красносельской мастерской, пользовались большим спросом и могли быть использованы в качестве образца для последующего воспроизведения в других местах, в том числе и на Каргопольской земле. Деревенской «кузни», в которой работал Фёдор Полутин, давно уже нет, но можно представить, как был в ней организован технологический процесс (подробнее см.: Зотова, 2012, с. 308–314). По воспоминаниям А. П. Серова, небольшие бревенчатые строения обычно разделялись на две половины. В одной была «формовочная, или как её звали печатальня, где производилось изготовление земляных форм из формовочной земли, в опоках» (Серов, 1993, с. 155) — особых металлических рамках. Во второй половине находилась «плавильня», в которой стоял горн с кузнечным мехом для плавки и заливки металла

215

в формы. Обычно здесь их и сушили. Дальнейшая обработка изделий происходила уже «на дому», где опиливали боковые стороны и ушки крестов и икон, ручной дрелью просверливали в них отверстия. К работе местной мастерской относится несколько грубоватая отливка более крупного нательного креста из белого металла (с. 216, 2). Такой ажурный, близкий к равноконечному крест круглой формы с сомкнутыми криновидными (в виде лилии) концами, с шариками на волютахзавитках назывался процветшим (или «Процвете древо Креста»)12. В центре — рельефный восьмиконечный крест, в средокрестии выделяется изображение цаты13 в виде килевидной привески, символа особого прославления Спасителя и Его царственности; на концах — рамки-щитки с надписями. Подобные кресты были распространены повсеместно и часто использовались как украшение женского костюма (Островский, Фёдоров, 2007, с. 38–40).

Чу вс по те с ла Ц ка ви ст щ П В т.  ч, и, ий од ин до е г ч и р и о б с ь ат 15 О оп и об ок т в о с т а и  р а к а а ч , с си у з В н ур ор в ем не за к  ас . 1 п бл о ый о я м т у ц а ти ы ко и к о 0 2 ов ик ло к в а ). т е х с т о С р а и с р , , о ш в п р ля я ы а е по 13 –10 Со ва год ес 19 9 12 3. л н: ск т, 9 Н тых х н с а , ни ль ов С о пр , с ик ( а Б е зо ьё та й ои . 3 ол ча иб ог ик в а в, ню об с 4 8 ы ще ол ом он 2 0 к л а ход – ее а 03 о- я- 3 5 0 , .

средокрестия — волютами. Его украшают четыре вытянутых шарика (Винокурова, 1999, с. 338). На лицевой стороне рельефная надпись: «Ц(А)РЬ СЛ(А) ВЫ IС(УС) Х(РИСТО)С С(Ы)НЪ Б(О)ЖIИ». На обороте — текст молитвы: «Г(ОСПО)

Местные мастера, очевидно, выполняли и заказные произведения, к ним принадлежит наперсный четырёхконечный крест «Распятие Христово», укреплённый на цепи из круглых звеньев (с. 216, 3). Образцом для него мог быть древнерусский крест XVII века, выделяющийся и формой, и окончаниями ветвей с рельефными изображениями херувимов (Гнутова, Зотова, 2000, кат. 30, с. 30). В отличие от древнего образца экземпляр из каргопольского собрания декорирован цветными эмалями, придающими ему особую нарядность.

Очевидно, он принадлежал священнику одного из каргопольских храмов. Среди произведений местного производства лишь отдельные предметы украшены эмалями. От мастеров, работавших как в каргопольских сельских кузницах, так и в кустарных заведениях Богородского уезда Московской губернии (Исаев, 1876, т. 2, с. 14), такое декорирование требовало особых навыков, о чём свидетельствует наличие дефектов — раковин, неровной поверхности эмалевого покрытия. В поморских и московских литейных мастера использовали разноцветные эмали, добиваясь большего декоративного эффекта, но в небольших сельских кузницах, вероятно из‑за отсутствия материала, предметы украшали масляной краской, аккуратно положенной в ячейки как имитация стекловидного покрытия. Именно так декорирована большая, так называемая семивершковая икона «Успение Богоматери» (с. 217). Её средник в точности повторяет образец, когда‑то выполненный для московской Преображенской общины старообрядцев-федосеевцев. Этот образ, подобный иконе в драгоценном окладе, был украшением старообрядческой моленной (Гнутова, Зотова, 2000, кат. 182, с. 394). Местные мастера, воспроизводя московский прототип, сохранили композицию средника, но изменили орнамент на широких полях на геометрический, в виде больших кругов-«колёс», декорированных белой, жёлтой, голубой и чёрной краской. «Успение Богоматери» принадлежит к тем редким произведениям, в которых отразились местные черты литейного искусства, ставшие свидетельством творческого отношения каргопольских мастеров к традициям медного дела. Елена Зотова

Каргопольское путешествие 1-я часть.  
Каргопольское путешествие 1-я часть.  

Расположенный в далёкой северной глубинке, через несколько лет музей будет отмечать своё 100‑летие. В основе его коллекции — собрание карго...

Advertisement