Page 39

Суди сама, как она преуспела в своем добровольном труде. Пропущу начало: короткое перечисление событий года. А вот, что следует потом: Ты самая младшая, и это - злой рок, Ведь каждый готов преподать свой урок. Мы старше, мы лучше, мы знаем... И вот, такое ты слышишь почти целый год. Ошибки свои разбирать не хотим А вот на чужие-то мы поглядим! Не молоды мы, за плечами года, И нам возражать ты не смей никогда. Тебя ежедневно мы учим с утра, Поскольку тебе мы желаем добра. Ты любишь работать, учиться, читать И время напрасно не станешь терять. Но вот есть проблема: рубашка мала, И брюки, и туфли, и жизнь не мила! Растешь слишком быстро, не знаю, как быть, Ведь скоро совсем будет не в чем ходить... Куплет, посвященный теме еды, Марго не смогла перевести в рифму, поэтому я его пропущу. Ну и как тебе нравится это произведение? Кроме стихов я получила чудесные подарки. Например, толстую книгу на мою любимую тему: римская и греческая мифология. В сладостях тоже нет недостатка: каждый поделился со мной последним. Так что меня, как самую младшую в нашем подпольном семействе, слишком балуют, больше, чем я этого заслужила. Анна.

Вторник, 15 июня 1943 г. Дорогая Китти! У нас здесь много чего произошло, только боюсь, что моя пустая болтовня тебе надоела, и ты уже не рада так часто получать от меня письма. Поэтому ограничусь кратким описанием. Господину Фоскейлу так ничего и не вырезали. Когда сделали надрез, обнаружили рак желудка в такой запущенной стадии, что операция уже помочь не могла. Разрез зашили, больного три недели продержали в больнице, где его хорошо кормили, а потом отпустили домой. Но сделали при этом чрезвычайную глупость: рассказали бедняге, что его ожидает. Теперь он не в состоянии работать, сидит дома в окружении своих восьмерых детей и думает только о предстоящей смерти. Мне его ужасно жалко, и я еще больше переживаю из-за того, что мы не можем выходить на улицу. Иначе я бы часто его навещала и, возможно, как-то отвлекла. Для нас настоящая драма, что мы не видим милого Фоскейла. Он нам рассказывал обо всем, что происходило на складе и в конторе. Он помогал нам и поддерживал нас лучше всех, и нам так его не хватает. В следующем месяце мы должны сдать новым властям радиоприемник. Вместо него, нашего большого Филиппса, мы получим крошечное радио, приобретенное Кляйманом на черном рынке. Так жаль приемника, но дом, где скрываются люди, должен быть вне подозрений! А новое радио мы, конечно, установим у нас наверху. Нелегальный приемник присоединится к нелегальном евреям, живущим на нелегальные продуктовые карточки. Каждый пытается приобрети старое радио, чтобы сдать его вместо своего "источника мужества". Я не преувеличиваю - чем хуже ситуация за окном, тем важнее голос из эфира, который каждый раз призывает не терять надежду: "Поднимите головы, соберите силы, придут когда-то и иные времена!" Анна.

Воскресенье, 11 июля 1943 г. Дорогая Китти! В который раз я снова обращаюсь к теме воспитания. Должна сказать, что очень стараюсь быть приветливой, милой и всем помогать. И вообще, готова на все, чтобы замечания не наступали на меня непрерывным потоком. Так трудно стараться для людей, которых не выносишь, ведь это значит - притворяться. Но

annafrank  
annafrank  
Advertisement