Issuu on Google+

История одной фотографии История одной фотографии / сост. Г.П. Гурбич ; Свердл. обл. б-ка для детей и юношества. – Екатеринбург, 2013. – 12 с. История одной фотографии, человека, семьи, события… Все они объединены тем, что герои снимков жили в 90-е… За кадром – радости, мечты, боль и надежда. Никому не дано предугадать будущее. Но будем верить, что впереди нас ждут события не менее значительные, драматические и радостные, чем те, которые пережили герои нашего альбома.


Была война…

Фото 1998 года с нашими двумя дедами – один – участник, а второй – инвалид Великой Отечественной войны. У каждого – тяжелая судьба, совпавшая с судьбой нашей великой России. Один умер в 2000 году, а второй, в возрасте 87 лет женился и счастлив в городе Оренбурге. Федор был сирота, воспитывался в семье старшего брата. Все 4 братьев попали сразу же на фронт в первые дни войны, были его намного старше. А ему Судьба улыбнулась, и он служил на Дальнем Востоке, потому и жив остался. А Владимир был рожден в 1926 году – это год рождения последний, когда 17-летних подростков брали в армию. Его взяли, он был в учебке. А мать приехала его навестить из другого города перед отправкой на линию фронта. Сидит моя бабушка Леля на камне перед входом в часть с еще одной женщиной. И вышел какой-то солдат из ворот. Вышел, остановился неподалѐку и молча смотрит на них. Бабушка посмотрела на него и отвернулась. Женщины сидят. Солдат стоит. Чужая женщина спрашивает у моей бабушки Лѐли: этот солдат – твой сын? Моя бабушка отвечает: нет. Женщина не унимается: а чего он стоит? Бабушка говорит: наверное, есть хочет. Развернула узелок с едой и подала ему кусок хлеба. А 19-летний солдат и говорит: «Мама, ты что, не узнаешь меня, это я, твой сын Владимир». Старая фотография 1944 года… Старинная фотография 1944 года просто душераздирающая на мой взгляд – страдающий взор женщины, которая отправляет 18-летнего сына на смерть. Ни дать ни взять Дева Мария. Бабушка была очень верующая. И сын – спокойный до беспечности, легкомыслия, равнодушия. Смутно догадывается о том, что будет впереди… Плотникова Алла Москва


Мои бабушка и дедушка На фото – мои дедушка и бабушка – Николай Алексеевич и Анна Петровна. Рожденные в 20-е годы на рязанской земле, после войны работавшие сначала в леспромхозах Ярославской, а потом в Калининской (ныне Тверской) областях. Дед воевал, был ранен, был награжден медалью «За Отвагу», а бабушка трудилась в тылу. После войны встретились, поженились, родили и воспитали 8 детей. Так получилось, что в середине 1990-х годов пришлось вернуться им на родину – на рязанскую землю, хотя до этого они уже 40 лет жили в поселке в Тверской области. Но в поселке не был подведен к домам газ, вода была в колодцах, а им, уже 75летним, трудно без помощи детей, живших в других городах. Возвращение состоялось благодаря детям, жить пришлось тоже у одной из дочерей. Трудные были годы – умерли 2 детей, но рождались внуки и правнуки. Но главное-все рядом, почти все дети жили тоже в Рязани. В гости к ним ходили часто, благо семья большая, поэтому бабушка с дедушкой не скучали, хотя привыкли, что в деревне был огород, тихая улочка, а здесь всѐ по-другому. Бабушка и дедушка прожили еще чуть более десяти лет после возвращения на малую родину, а вместе они прожили 60 лет, умерли друг за другом с разницей в 4 месяца. Вот такая простая история о простых людях. И среди их наград – это не только боевые медали деда, медали Материнства и Ордена Материнской славы у бабушки, но и большая дружная семья – дети, внуки, правнуки. Шидловская Марина Рязань


Позади – Москва… В девяностые годы, когда все советское и не только советское, а просто порядочное и совестливое в либеральных СМИ подвергалось осмеянию, делегация писателей России приехала в Истринский район Московской области, чтобы выступая перед школьниками и взрослыми жителями района, отстоять историческую правду. Вообще, эпоха была противоречивая. Она, как лакмусовая бумажка, высвечивала и доброе, и злое в людях… Кто-то кинулся зарабатывать деньги, кто-то разбойничал, но основная масса людей просто выживала, выживала, стараясь сохранить в себе человеческое достоинство. Эти же определения можно отнести и к писательскому сообществу. В трудные девяностые писатели-патриоты многое сделали для отстаивания позиций русского языка, сохранение часов преподавания родной литературы в школьной программе, для честного отображения жизни современников. И в этом они похожи на героев-панфиловцев, которые знали, что отступать некуда: позади – Москва!

На фото – у знаменитого памятника героям-панфиловцам писатели – участники районных литературных чтений (Г. Иванов, А. Ананичев, А. Бобров, А. Кердан, В. Шамшурин и др.). Александр Кердан, писатель Екатеринбург


Прямой эфир

Обывательские разговорчики. Забавности и ненужности. Мелкие штрихи. Редкий человек совсем не волнуется перед прямым эфиром. А когда волнуется, немножко делается настоящим. Тогда интересно за ним понаблюдать. Несколько таких пустых наблюдений... У Горбачева удивительно мягкие ладони. Просто таки плюшевое рукопожатие. За всю свою жизнь не встречал более мягких рук. И еще – короткие брюки. Знаете, бывает в кино – чтобы придать персонажу некоторый наив, детскость, художники его одевают в коротковатые штанишки. Вот и здесь, с Горби тот же эффект... Александр Папченко, писатель Екатеринбург


История одного чиновника

Тогда я работал телеоператором, а в девяностые время было шебутное, очень подвижное и шумное. Девяностые годы. Кажется это был какой-то новоизбранный съезд областной. Наша телекомпания вела трансляцию с заседания. Антикоммунистические настроения преобладали в обществе. И вот съезд. На трибуне докладчик. Съезд снимает с должностей коммунистов и назначает на должности демократов. Простым большинством. В зале, конечно, бедлам. Время от времени к трибуне рвутся нервные товарищи и пробуют перекричать. То ли говорящего, то ли зал, то ли себя. Вот такая трансляция. Стою за телекамерой. Предлагаю режиссеру планы разной крупности. Рутина. Вдруг в наушниках слышу голос режиссера: – Посмотрите на мужика в белом костюме. Вон в третьем ряду, с краю. Сейчас его кондрат хватит. Поворачиваю телекамеру, трансфокатором наезжаю покрупнее на «мужика в третьем ряду» – действительно дядьку трясет лихоманка нервическая. Пот с него градом. Руки дрожат. – А этот Сидоров, тот еще коммунист! Отстранить его краснопузого от работы! – кричит с трибуны докладчик. – А пусть он встанет! Или боится? Наш мужик из третьего ряда, привстает. Оказывается это он Сидоров.


– А чем он руководит? – спрашивает кто-то из зала. – Г...ом! – отвечает радостно кто-то. – Сидоров, начальник городской канализации! – объясняет докладчик, заглянув в писулькину бумажку. – Снять! Долой! – кричит зал. – Кто за то, чтобы отстранить Сидорова от работы? Кто против? Единогласно! Сидоров снят! Спасибо, товарищи! На нашего Сидорова жалко смотреть. То он был пунцовый, теперь же побелел. – Стоп, стоп, товарищи! – вдруг вклинивается в процесс председатель избранного совета, – А кто же вместо Сидорова будет управлять канализацией? Давайте назначим? Кто желает? Есть желающие? В зале становится тихо. Желающих управлять канализацией нет. – Ну, так не годится, товарищи! Мы тут все в г...не утонем, без руководителя такой организации! – Утонем! – радостно соглашается зал. После небольшого совещания президиума, докладчик на трибуне обращается к залу: – Поступило предложение, восстановить на работе Сидорова! До тех пор, пока не найдем ему замену. Кто за то, чтобы назначить Сидорова начальником городской канализации? – Он же коммунист! – неубедительно замечает кто-то из зала. – Кто против? – игнорирует замечание докладчик, – Единогласно. Сидоров, вы назначаетесь начальником городской канализации. Поздравляю! Мужик был белый, тут он вообще посинел. И лихорадочно кланяясь, благодаря, попятился из зала... Вот так легко, в те времена решалась судьба чиновника. Александр Папченко, писатель Екатеринбург


Конкурс профессионалов Юношеская библиотека с первых лет своего существования воплощала необычные идеи, о которых узнавал весь город – акция в защиту зоопарка, реклама на троллейбусе, конкурс профессионалов… 1989 год стал годом проведения Областного конкурса профессии. В оргкомитет конкурса вошли, кроме сотрудников самой библиотеки, представители Управления культуры, Обкома ВЛКСМ, Облсофпрофа, Общества книголюбов. Возможно, кто-то помнит популярную телепрограмму-конкурс «А ну-ка, девушки!»: А ну-ка, девушки! А ну, красавицы! Пускай поѐт о нас страна! И звонкой песнею пускай прославятся Среди героев наши имена! На этот раз героинями конкурса стали библиотекари Свердловской области. Подготовка домашних заданий, репетиции, покупка нарядов для выступления (а в те времена это была очень непростая задача), работа стилиста... И вот долгожданный конкурс. Зал был переполнен. На сцене – популярный телеведущий Владимир Березин. Участницы конкурса представляли свои библиотеки, демонстрировали театральные знания, а «задачи» задавали артисты театров Свердловска, и, конечно, свое профессиональное мастерство. Обком комсомол�� и Облсофпроф выделили деньги, учредили призы участницам: две зарубежные путевки и одну в город Минск. Победительницей конкурса стала Ольга Антропова (Краснополянский филиал Байкаловской ЦБС). Она поехала в Северную Корею. Ольга получила и приз зрительских симпатий – часы «Заря». Второе место – Татьяна Устюжанина (Кашунский филиал Тавдинской ЦБС), – путевка в Монголию. Всем участницам конкурса вручены были подарки, книги, сапоги объединения «Уралобувь», о которых мечтала каждая модница. Воробьева Людмила Аркадьевна, директор Свердловской областной библиотеки для детей и юношества


Геологи Для геолога съѐмочной партии палаточный лагерь считается домом и рабочим местом на несколько месяцев. Туда он возвращается из маршрута и там занимается обработкой собранного материала. В 90-ые годы в таких лагерях не было особого комфорта, стояла небольшая чугунная печурка, раскладушка или нары и чаще всего ящик вместо рабочего стола. Но как приятно было вернуться туда после тяжѐлого перехода, растопить печку, заварить чайку и растянуться на раскладушке слушая, как стучит дождь по палатке и, глядя, как пляшет огонь в печке.

Особой радостью было встретить в тайге охотничью избушку – это соизмеримо с 5тизвѐздочным отелем, особенно в холодную, дождливую погоду, там можно было переждать ненастье, согреться, обсушиться. Гертман Татьяна Екатеринбург


Военная служба

Не так давно мне в руки попался маленький фотоальбом, про который я вспоминаю нечасто, но очень им дорожу. Здесь собраны фотоснимки за два года службы в должности командира взвода и со сборов, проведенных на полигоне, настоящем полевом выходе, когда мы, курсанты, получили возможность стать офицерами мотострелковых подразделений. Один из снимков запечатлел на память весь наш взвод. Студенты разных факультетов Уральского государственного университета имени А.М. Горького. Не все, конечно, пройдут действительную военную службу, но и того месяца, что мы прожили в армейских палатках в полевых условиях хватило для того, чтобы сдружиться и пронести эту дружбу через многие годы. Наличие старенького, но надѐжного фотоаппарата «Киев-4», позволило памяти покрепче сохранить лица друзей, то, как курсанты выглядели в гимнастѐрках и кирзовых сапогах на стрельбах и теоретических занятиях. При взгляде на эти снимки каждый раз улыбаюсь ходу и порядкам того времени. Цифровые технологии уже на подходе, но еще принято вести записи в блокноте, делать фотокарточки и обмениваться ими при очных встречах, а не в интернет – сети, слушать радиопередачи через радиоприѐмники. Очень скоро на наших глазах и при нашем же непосредственном участии многое изменится и это хорошо, и грустить по этому поводу незачем. Ведь каждому ребѐнку с телефоном сейчас подвластно то, о чем могли лишь мечтать профессионалы фотодела пару десятков лет назад, а Джеймса Бонда оставило бы без работы. И все же не стоит забывать об основательности «аналоговых» годов. Бумага или фотоплѐнка не терпела суеты и праздности. А потому фотографические и бумажные архивы редко пестрят пустословием или банальной чепухой. В век, когда человек оглушен от подаваемой информации, это полезное и, подчас, забытое качество. Пожалуй, стоит иногда сдувать пыль со старых альбомов, не правда ли? Гаврилов Д. С. Екатеринбург


История, которая никогда не кончается Трудно поверить в правдивость этой истории, но она действительно была... Шел 1996 год. Журнал «Вокруг света» проводил для своих читателей страноведческие конкурсы под девизом «История, которая никогда не кончается». Иногда я, ради спортивного интереса, искала и находила ответы на вопросы. И вот в ноябрьском номере объявили блицтур по Греции. У меня в гостях в отпуске был мой брат Саша. Вместе мы нашли ответы на девять вопросов. Десятый вопрос «На каком греческом острове живет единственная в своем роде морская черепаха карета-карета?» оказался для нас самым трудным. Отпуск брата заканчивался, ему нужно было уезжать, и я предложила, что ответ на последний вопрос будет моим подарком на его день рождения. День рождения брата – 19 декабря. Это день Николая Чудотворца, в этот же день родилась Эдит Пиаф, Леонид Брежнев... Брат сказал: участвуют многие, как ты можешь быть уверена? Я ответила шуткой: участвуют многие, а победим мы. Шел месяц за месяцем, итоги конкурса в журнале не объявлялись. Только в апрельском номере на первой страничке журнала была опубликована статья «Парад сюрпризов», в которой говорилось, что «поставлен абсолютный рекорд по числу участников конкурсов, объявленных «Вокруг света» в 1996 году. Читательский интерес к этому блицтуру выразился в 2609 письмах, пришедших в адрес редакции с пометкой «приз номера 11»». 104 участника блицтура претендовали на победу и на право совершить поездку в Грецию. Главный подарок преподнесло знатокам страны Посольство Греции в России. Количество призовых туристических поездок было увеличено до трех. Судьба призовых мест была доверена жребию. Мой брат Александр занял второе место. В ноябре 1997 года неделю он был в Афинах… Никто из нас тогда не мог предположить, что пройдет 15 лет, и волею судьбы облик моего брата, его голос будут жить только в моем сердце и моих воспоминаниях. Осенью 2012 года в память о брате я отправилась в Турцию в город Демре, в котором когда-то жил его святой, покровитель – Николай Чудотворец. После посещения храма Николая Чудотворца, когда продолжилась наша поездка, экскурсовод показал открытку: на яркоголубом фоне – та самая черепаха каретакарета, которая обитает и на турецких берегах… Вот такая случилась история. История, которая никогда не кончается. Гурбич Галина Екатеринбург


Парусная регата

Вот и завершился международный фестиваль «ЯВА-Трофи-97». 16 экипажей из Австралии, США, Новой Зеландии, Дании, России и других стран приняли участие в этих престижных соревнованиях, которым присвоен самый высокий грейд, соответствующий чемпионату мира. «Урал стал новой точкой на парусной карте мира, и мы надеемся, что развитие здесь парусного спорта будет продолжаться», – писал накануне регаты президент Международной парусной федерации Пауль Хендерсен губернатору Свердловской области Эдуарду Росселю. Преамбулой этого праздника стали Всероссийские детские соревнования «Уральские самоцветы», на которые прибыли со своими яхтами юные яхтсмены (это условие детской регаты) из Пермской, Челябинской, Свердловской областей, восьми городов — Пермь, Челябинск, Новоуральск, Снежинск, Нижний Тагил, Среднеуральск, Верхняя Пышма, Екатеринбург. 72 малые яхты, ведомые 10-15-летними ребятами, – картина действительно потрясающая. С берега, казалось, они выстроились в одну линию и сосчитать их было практически невозможно. А вокруг – пронзительно синее небо, белоснежные паруса, сияющее солнце, растворенное в этот день как по заказу. Закончился праздник, кто-то порадовался, кто-то огорчился, ведь в любой борьбе есть победители и побежденные. Через год снова поднимутся белые паруса, даря всем нам радость, красоту, надежду. Кузнецова Лариса Екатеринбург


История одной фотографии