Issuu on Google+


2 


3 


4 


МГУП 2011


6

Тверская ул.

р ьва р

р ва

Мо

й

онка Волх

г Го

я на ж

а

Де н

йбул

ьв

еж

ны

й п е

р.

ар

3

7

б

е ер

8

Пречистенская на

Вр в С

.

женк

.

ул

ки вс е ол

нка

ер

це

сте

п

т

ечи

н

16

вски

и

11

4

Пр

ш

я

бу

ль о

ов

15

Зубо

К

ал

аж

ек

.

ба

к

н

ер

ив

о

ен

п

Ар

р

ш

й

ка

а

еp й п

та

ю

ы

ф

П

А

.

с ар

енк

Б

10

в

ат

ье

й

б

ас

вы

р

ан

Н

о

А

а хов

я

Тве

ам Зн

Осто

й пер .

бyл ул. .

тская

ер

ики Большая Н

ж

ка

С

олаевски

й ско

В

9

ви

д оз

ен

ски

Ерм

ул. Спиридоновка

п

шая

Булгаковская Москва

ров

11

й

Боль

ГОРОД МАСТЕРА:

нсу

ная

Ма

5

й Ко зих и нский

я Бр он

н

ьшо

о

Бол

Мала

и

2

ск

садовая

3


6

.лу яаксревТ

ра

3

оВ

9

ра вь л уб

бр А

иС

ьв

ый

пе

11

р.

ар

61 

йбул

н

н еж

ы

во

Н

П

н

й

во

и

А

цв

вски

ш

р

01

ве

.

Де

Зубо

о

.

б

та

к

К

ал

п

ер

В

о

н

р.

ар

р

ен

п

та

ж

та

ш

й

в

ке

яакснетсичерП

ерП ич етс акн акне жотс О

ан

й п еp

С

ю

ы

е

ье

иН яашь лоБ

ра

оГ

ф

ас

и

.лу я аксти к

.

ак с

ог

А

.

ан

ск

ер

п

й

лу я

йи ел Б

н

яала

М

11

лоБ

дз

анЗ

о

орБ

2

яаводас яаш ь

ив

кс в

хлоВ

еб

7

ски

яанн

ьлоБ

веаломрЕ

ем

акно

ер

ров

ш К йо

аквонодирипС .лу

ж

яа нж

нсу

хизо

вТ

не

4

Ма

йиксни

сре

охо М

яав

ак

акн

51

8

5

йикс

йок

авксоМ яаксвокаглуБ

.реп

вьл yб

:АРЕТСАМ ДОРОГ


УДК 77 ББК 86.15 Д 89

Московский государственный университет печати Факультет ФГИ/ХОПП Кафедра Графического дизайна и анимации Художник П.C. Астахова Руководитель А.Б. Орешина

ISBN 978­5­91045­169­2

© МГУП, 2011 © Астахова Полина, оформление , 2011


Содержание

Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина.

1 Патриаршие пруды 25 у л . М а ла я б р о н

на я

Очень скоро Маргарита поднималась уже по невидимой бесконечной лестнице квартиры № 50 дома 302-бис.

23

ул

302 Бис 45

о

ль

ша

яС

а д ов

а я , д .1 0, к в

50


Большой кабинет на втором этаже театра двумя окнами выходил на Садовую, а одним, как раз за спиною финдиректора, сидевшего за письменным столом, в летний сад Варьете, где помещались прохладительные буфеты, тир и открытая эстрада п

л.

Тр и

3 Варьете 30 у мф

а л ь н а я , 2 , с т р.

1

Опять освещенная магистраль — улица Кропоткина, потом переулок, потом Остоженка и еще переулок, унылый, гадкий и скупо освещенный...профессор непременно должен оказаться в доме № 13 и обязательно в квартире 47. Са

ве

4 Исчезновение профессора 55 л ье

в с ки й

к п е р е уло

, 12


Старинный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделённого от тротуара кольца резною чугунною решёткой.

5 МАССОЛИТ 63 Тверской бул.

, 25

Когда в приемную знаменитой психиатрической клиники, недавно отстроенной под Москвой на берегу реки, вошел человек с острой бородкой и облаченный в белый халат, была половина второго ночи.

6

Хи

мк

ин

ск

ая

го р

Клиника Стравинского 65 од с к

ая б ольница

1


Выиграв сто тысяч, загадочный гость Ивана поступил так: купил книг, бросил свою комнату на Мясницкой… Нанял у застройщика две комнаты в подвале маленького домика в садике... М

а нс

7 Подвал Мастера 73 у р ов

с к и й пер . д.

9

Пролетев по своему переулку, Маргарита попала в другой, пересекавший первый под прямым углом. Этот заплатанный, заштопанный, кривой и длинный переулок с покосившейся дверью нефтелавки, где кружками продают керосин и жидкость от паразитов во флаконах, она перерезала в одно мгновение… Третий переулок вел прямо к Арбату.

8 Особняк Маргариты 85 Ос тоженкa, 2

1


Он проходит мимо нефтелавки, поворачивает там, где висит покосившийся старый газовый фонарь, и подкрадывается к решетке, за которой он видит пышный, но еще не одетый сад, а в нем - окрашенный луною с того боку, где выступает фонарь с трехстворчатым окном, и темный с другого - готический особняк

9 Особняк Маргариты 93

Спиридонов

Э, какое месиво! — сердито подумала Маргарита. — Тут повернуться нельзя»

10 Театр Вахтангова 107 ул. Ар бат, 26

7 кa 1


Через четверть часа после начала пожара на Садовой у зеркальных дверей Торгсина на Смоленском рынке появился длинный гражданин в клетчатом костюме и с ним черный крупный кот

11 67 113 Торгсин Ар бата, д. 54/

2

B кон влекл це переу этажн а роскош лка «ее строе ого, вид ная гром внимание вниз нного до имо, тол ада вось причто ф и, призе ма. Марг ько что мимором асад дом млившись арита по постекл , что дв а выложе , увидел шла лотым ом их ви ери широ н черным а, и что галуном днеется кие, что мранадпи над две и пугов фуражка за с иц рь сь: « Дом Д ми золот ы швейца зора ом вы рамли веден та» а

12

в Ла

р

уш

ин

ск и

й пе р

еулок д.17

Дом Др

амлита

115


Да, тик говорят, этот Латунск что и с бл страшныий бледн до сих лиоз агогове й вечер еет, вс пор кри темн а. Совернием про , и до поминая мено ой и гн шенно н износит сих пор вращ вался быусной уг еизвест имя Бе у не ении из этот в оловщин но, как ро е ок о азал кухни Маечер, – й озна- ю ся т п р о г а в р яжел ый м иты в руозолот ок. ках С

ре

Он один бал.нот ё а д р и л с мес м по Ежегодно ся весенним бало олей... р т о е к а в а ы т з на и балом с ... — нуж луния, илс: мессир холост сь традиТак вот- ка... Установила непременно на хозяй хозяйка должна о двадцать ция, что мя Маргариты. Ст и мы в Моносить и гариту обнаружил ит... одну Мар и одна не подход скве — н Сп

те

нс

кий

11 б уль в а р , 6

12

ал 117

Великий б ас о

­Пес

о ков с к а я п л

ща

дк

а

ЛИТО

113


а м до ков ро мых ш о а г са д мП на из ния, т о Д ко о а ле со ог зд вы однве, астад и , у р н ца е к лн ас ос то ла из со терр в М полу: Во ы сн от н а п е й те к ка ой ни ло во ид ал ги ен за менн зда окось д ли вкрыва с та- до иж в д а ы о е з а Н к вых ог или б за ад цв ти Во на аси оенн ход и не их юстр ми поч ы к а кр стр , н Он ка бал сов ен по зад лло. так ров гип вид на азе цы, взо и и был Аз ули ных зам род с нуж и ва го не вым о им ев. На высоте, на холме, между двумя со . Н кра рощами виднелись три темных силуми мых эта. Воланд, Коровьев и Бегемот а с сидели на черных конях в седлах, глядя на раскинувшийся за рекою город с ломаным солнцем, сверкающим в тысячах окон, обращенных на запад, на пряничные башни Девичьего монастыря.

121

а,

3/ 5

15

16

Во

роб

ь е в ы г о ры

Гол

гоф

а 12 9


B конце сентября 1921 года, после тяжелых жизненных потрясений и полных невзгод ски­ таний, Михаил Афанасьевич Булгаков «приехал без денег, без вещей в  Москву, чтобы остаться в  ней навсегда» (из автобиографии 1924 года). Он приехал с твердым намерением писать, и здесь прошла почти вся его творческая жизнь. В Москве созданы бесчисленные фельетоны, очерки и рассказы Булгакова, и широко извест­ ные, и незаметные, и до сих пор не найденные еще в лабиринтах книгохранилищ и архивов. В Москве написаны и всеми любимые произве­ дения « Записки на манжетах», «Белая гвардия», «Дни Турбиных», «Собачье сердце», «Бег», «Мо­ льер», «Театральный роман», «Мастер и Марга­ рита». Многие булгаковские строки дышат пре­ лес­­тью, тайной, болью и весельем московских улиц и пе­­ре­улков, дворов и домов. О местах Москвы, связанных с жизнью и творчеством Михаила Афанасьевича Булгакова, этот рассказ. Его Москва — город необыкновенный, а  главная дверь в необыкновенную Москву —


Арбатская площадь. Сверниwте здесь в любой переулок, войдите в любой двор, поднимитесь по любой лестнице, постучите в любую дверь, расспросите любого, кто вам откроет, и вы с  первой же попытки обнаружите хвостик на­ стоящей большой тайны. В любую погоду бредут московскими двора­ ми и переулками люди, зачарованные «триж­ ды романтичным Мастером» — Михаилом Афанaсьевичем Булгаковым. Никто из них тол­ ком не скажет вам — зачем. Какая в конце кон­ цов разница, где это было и ходил ли там трам­ вай, но уже много лет люди идут и идут, часто сами не зная куда.


17 | 17

Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина.


Арбатская площадь. Сверниwте здесь в лю­ бой переулок, войдите в любой двор, подни­ митесь по любой лестнице, постучите в любую дверь, расспросите любого, кто вам откроет, и ,хадурп хишраиртаП ан вы ,евс  кспервой оМ в ,же атапопытки каз огокобнаружите раж олавыбехвостик н сач в ,юонсев ыджандО настоящей большой тайны. .анинаджарг авд ьсиливяоп В любую погоду бредут московскими двора­ ми и переулками люди, зачарованные «триж­ ды романтичным Мастером» — Михаилом Афанaсьевичем Булгаковым. Никто из них тол­ ком не скажет вам — зачем. Какая в конце кон­ цов разница, где это было и ходил ли там трам­ вай, но уже много лет люди идут и идут, часто сами не зная куда.


19 | 19


20

20

20 


Патриаршие пруды Так начинается роман «Мастер и Маргарита», так начиналась Москва для Михаила Булгакова. Не случайно это место, ох, не случайно. Возьмите схему Москвы, прове­ дите циркулем окружность из Патриар­­шего пруда радиусом в один километр. Вы зачерпнете столько тайн, сколь­ко вам не раскрыть до конца жизни. Здесь и скандальное «Варьете», и «Грибоедов», детский сад «Золотая рыбка»; в Малом Козихинском переулке у адво­ ката Коморского созвал Булгаков ужин в честь прибывшего из-за границы Алексея Толстого, в Южинском переулке про­ водила свои скорбные дни сестра писа­теля Вера, на Малой Бронной в доме 32, кв. 24 у Ляминых происходили собы­тия, описанные Булгаковым в рассказе «Спиритический сеанс»; там же жили друзья Булгаковых Крешковы; на площади Ма­ яковского у машинис­тки Ирины Сергеевны Раабен печатал писатель свои первые московские строки; заглядывал Булга­ ков и в расположенное рядом казино; на улице Герцена, 46 — некоторое время жил. Всего здесь не только не рассказать, но и не перечислить. Речь же заидет о прудах на Малой Бронной (в советское время они назывались Пионерским прудом), а говорят «пру­ ды» потому, что до конца XIX века их было три, и тянулись они к Трехпрудному переулку (он и сейчас так называется). Это здесь накрыл Берлиоза трамвай, «поворачиваю­щий по новопроложенной линии с Ермолаевского на Бронную, (...) 21 


ии нечистая сила Брокен в Герман ре го ела на я ма 1 чь на ргиева ночь им Каждый год в но аменитая Вальпу зн алг ду Бу го . .А -м М 29 ну 19 аш. В благодаря рома м ны ст устраивает шаб ве ня из с к но во главе авшее всемир ция нечистой силы га продолжение, ст ле де а аш аб ш . нь после триарших прудов кова: на другой де оскву, в район Па М в а ыл иб пр зем тьмы

и под решетку Патриаршей аллеи выбросило на булыжный откос круглый темный предмет. Скатившись с этого откоса, он запрыгал по булыж­ни­кам Бронной. Это была отрезанная голова Берлиоза». Мы знаем это место. Часто приводим туда знакомых, показываем. Нередко видим, как и другие, иногда с книж­ кой в  ру­ках, восстанавливают маршрут трамвайного пути. Место-то есть, а вот был ли трамвай? Валентин Катаев в кни­ ге «Алмазный мой венец» пишет о Патриаршем пруде: «Тогда еще там проходила трамвайная линия, и вагон, ведомый комсомолкой в красном платочке — ва­ гоновожатой, — отрезал голову атеисту Берлио­ зу...» Правда, в другом месте своей книги Катаев связывает эти воспоминания о трамвае с другим прудом — Чистым, где трамваи действительно ходили и ходят теперь. «Трамвай был»,- пишет и  В. Левшин. «Трамвай был», — пишут Б.  Мяг­ ков и  А. Шамаро. Все это, к сожалению, без ка­ кой-либо аргументации. Ермолаевский переулок — старое название улицы Жолтовского. Но судя по архиву транспортных схем и маршрутных спра­ вочников двадцатых годов в «Ленинке», трамвая … не было. В фототеке Музея архитектуры Москвы удалось найти довоенные снимки Патриаршего пруда и Ма­ лой Бронной. Трамвая не было. Последняя надежда (ведь так хочется, чтобы трамвай был!) — архив транспортного ведомства. «Управление организации пассажирских перевоз­ 22 


ок рассмотрело Ваше письмо с просьбой сообщить о работе трамвая в двадцатые годы по ул. Жолтовского, М. Бронной и ул. Адама Мицкевича. Сообщаем, что согласно имеющимся архивным документам и схемам линий городских железных дорог движение трамваев по интересующим Вас улицам ор­ ганизовано не было. Начальник управления И.М. Комов». Трамвайная линия проходила совсем рядом, по Садовой, мимо дома Булгакова. Cообразив, что это ненавистный профессор «пристроил» Берлиоза под трамвай, Иван бросился за преступной трой­ кой в погоню. Патриарших переулков было два — Большой и Малый. Четыре выхода с пруда ведут: два на Малую Бронную, один в Ермолаевский, и еще один в пересечение Большого и Мало­ го Патриарших. Значит, именно туда двинулась погоня. Тут, как мы знаем, преступники стали уходить врассып­ ную, и дальше Иван погнался за одним лишь профессором.


От трех Поганых прудов со временем остался один. По старинной легенде в злополучном 1666 году в этом самом пруду появился сом-лю- доед — нечто, что поедало коз, которые паслись на берегу. Подойдут козы к пруду водицы испить и одной, а то и двух не хватает. Как сквозь землю провалились. Так родилась версия с сомом, которого в XVII веке окрестили «Бегемотом» — то есть «демоном обжорства», «демоном желаний желудка». Несколько лет назад здесь произошел необъяснимый случай. Один разбогатевший москвич решил отпраздновать на Патриках свой день рождения. Ресторанами да кабаками-то уже никого не удивишь, а тут целый пруд в твоем распоряжении. Новый русский — заядлый рыбак — привез накануне праздника три огромные цистерны с рыбой и запустил всю рыбу в пруд. В воскресенье выдал друзьям удочки — ловите, мол. За целый день не поймали ни одной рыбки. Он не поленился, вызвал водолазов, те прочесали все дно и обнаружили, что рыбы в пруду нет. Именинник свалил всю вину на пьяных и голодных бомжей, но эксперимент через недельку повторил. Только на этот раз вокруг пруда охрану поставил. То ли «братки» были голодными, то ли местные жители, непонятно. Но рыба снова исчезла. Опять мистика или проделки вездесущего Бегемота? Старожилы рассказывают, что вскоре после войны мальчишки решили искупаться в пруду, но один из них на глазах пошел ко дну. Дети, испугавшись, разбежались по домам и сознались только вечером, когда обезумевшие от горя родители бросились искать сына. Вызвали водолазов, прочесали все дно — ребенка так и не нашли. До сих пор в отделении милиции лежит дело о пропаже этого мальчика. Любопытную историю рассказал известному краеведу Л.Н. Ожерель- еву вагоновожатый, а в прошлом фронтовик Василий Стаценко. Однажды ночью в июне 1941 года Василий со своей возлюбленной Марией прогуливались вокруг легендарных прудов. Влюбленные решили устроить ночные купания. Доплыв до середины, юноша потерял сознание и очнулся лишь на берегу. Девушки рядом не было. Вот как об этом рассказывал сам Василий: «На середке голову мою буйную закружило, ноги заплело. Тону... Смутно помню, как Мария пыталась помочь. И вот лежу на берегу. И ее рядом нет. Звал, метался... Ночь. Что поделаешь? Три дня Марию искали. Неприятности с законом у меня были. Что они в сравнении с моим личным горем? Сгубил драгоценную душу. В ночь на 20 июня на берег пришел. Думаю о ней. И вдруг увидел ее! ....Как живая! Темно, но ясно Марию вижу, отчетливо слышу голос ее: «Вернешься с войны — вернешься ко мне». После войны Василий не раз возвращался на Патриаршие. Бывшего фронтовика стало неотступно преследовать видение Марии. «Мария светом мутным и серым обволакивала меня и требовала, чтобы я не забывал по субботам в полночь наведываться на Патрики и там ожидать, когда зазвучат голоса. Однажды я не подчинился и чуть не погиб, едва увернувшись от колес грузовика. После этого перечить я уже не решался. Ночами на берегу я видел иногда одну


Вскоре вагоновожатый женился. Суженую свою он встретил в полночь у Патриарших прудов. Внешне она совсем не походила на Марию. Но, характер, привычки, и главное, ее воспоминания о счастливых минутах, проведенных до войны вместе, не оставляли сомнений — это Мария! И Ольга — так звали «копию» погибшей невесты — тоже не сомневалась в этом. Примечательно, что Мария и Ольга имели одинаковые фамилии — Осташенко, хотя избранница не приходилась родней его бывшей возлюбленной и никогда о ней раньше не слышала. Иногда она, прогуливаясь вокруг легендарных ныне Патриарших прудов, вдруг, словно впадая в транс, вспоминала, как гуляла здесь до войны вместе с Василием, рассказывая о том, чего не могла помнить, так как это происходило не с ней, а с утонувшей Марией. Смущало только одно, воспоминания о прошлом посещали Ольгу исключительно у Патриарших прудов, только по ночам, только в мае. Мистика на Патриках всюду, даже с обычным советским трамваем. Здесь частенько можно видеть поклонников Воланда, с книжкой в руках пытающихся определить, где именно проходили трамвайные пути, на которых трагически завершил свой жизненный путь Михаил Берлиоз. Место отыскать можно без труда. А вот насчет того, был ли трамвай, существуют серьезные сомнения Валентин Катаев вспоминает трамвай, ведомый комсомолкой в красном платочке. Но, судя по архиву транспортных схем 20-х годов, трамвая не было. Что касается старожилов, здесь мнения самые разные. Категорически отрицают движение трамвая у Патриаршего пруда и Наталья Кончаловская, которая с родителями с 1912 года в том самом доме на Садовой, где в начале двадцатых годов жил и Булгаков, и другие старожилы. Но с ними не согласны другие «аборигены». «Трамвай был», — пишут писатели Б. Мягков, А. Шамаро, В. Левшин, Сергей Есин. Бывший главный инженер путевого хозяйства Москвы Анатолий Жуков заявил: «Ходил по Малой Бронной трамвай! Ходил вплоть до конца 20-х годов. Хотя и недолго». И, наконец, последняя «трамвайная схватка». В 1980-х годах «методом биолокации» удалось установить наличие «рельсовых маршрутов», бывших в районе Патриарших прудов. Однако его оппоненты утверждают, что события на Патриках — виртуальная реальность, как бал Воланда, как полет Маргариты. Так все-таки был ли трамвай? Или это всего лишь призрак легендарного трамвая? Или опять Коровьевские штучки? Российский исследователь паранормальных явлений Владимир Богданов утверждает, что призрак длинного автобуса, выкрашенного в черный цвет, с торчащей над крышей трубой, появляется в полночь на Малой Бронной улице, что у тех же Патриарших прудов. Из призрачного автобуса выходят солдаты в странной форме: на черных погонах изображены красные черепа. Ими командует офицер со звездами на погонах. Они заходят в подъезды близлежащих домов, сверяясь предварительно с какими-то списками, выводят оттуда людей и сажают в автобус. Как только

чи. Но случались предсказания и серьезные». Однажды она исчезла навсегда, предупредив, что вскоре здесь он встретит свою судьбу, что жизнь он проживет с ней, и не с призраком, а с молодой, красивой женщиной.

Марию, чаще — двух. Голосов было множество, и пророчествовали они хором из разных точек пространства. Предсказывали в основном бытовые мело-


люди скрываются за задней дверью, водитель нaжимает какую-то кнопку на приборной панели и над трубой показывается столб дыма. В. Богданов уверяет, что сам вместе со своим знакомым стал свидетелем этого действа. Солдаты попытались и их затолкать в автобус, но не смогли до них дотронуться — друг для друга они были лишь неощутимыми призраками. А заглянув внутрь автобуса, мужчины увидели только облако розового дыма — и больше ничего... Говорят, что на Патриаршие недавно вернулось и другое древнее проклятие — стал вновь появляться черный козел. Говорят, что недавно строитель, работавший на осушении пруда, увидел черного козла, подумал, что он сбежал из зоопарка, попытался его поймать, но тот как сквозь землю провалился. Незабвенный кот Бегемот, увековеченный в булгаковском романе, «аукнулся» москвичам появлением необычного призрака. На сей раз речь идет о кошачьем привидении. Любимый шут Воланда ведет свою таинственную родословную от демона, вселявшегося в людей и выкидывавшего с ними невиданные фортели. Громадный как боров, черный как сажа, с отчаянными кава- леристскими усами кот Бегемот продолжает шалить в полнолуние в окрестностях Козьего болота. Как рассказывал в свое время журналистам создатель столичного музея Кошки Андрей Абрамов, ему доподлинно известно о существовании четвероногого и хвостатого фантома. Огромный жирный черный котяра выходит из стены одного из старых зданий в районе Патриков, беззвучно пересекает улицу и скрывается в глухой стене дома напротив. Говорят, это выходит по своим темным делам сам Бегемот. Этот котяра даже занесен в Международный справочник по привидениям. По словам Андрея Абрамова, семь лет назад он даже пытался заснять его на пленку, но ничего не получилось. «Кошки — животные мистические, а когда они собираются вместе, как в нашем музее, возникает особая аура. У людей не раз возникали видения: казалось, что фигуры кошек двигаются. Трогаешь руками — стоит, а смотришь — шевелится.! Это происходит с полуночи до четырех утра. Явно необычный объект — «Кот Бегемот». К нему неравнодушен наш музейный кот Бонифаций.. Хвостатый страж считает себя самым главным в музее, и лишь к Бегемоту относиться с почтением, как к старшему брату». Из всех домашних животных кошка, пожалуй, самое таинственное. В начале XIII века францисканский монах Бертольд заявил, что кошки являются посредниками между ведьмами и дьяволом, а дыхание кошек вызывает чуму! Черных кошек обвиняли в сотрудничестве с дьяволом, им приписывали сверхъестественные силы и демонизм. Они стали непременным атрибутом магов и чародеев, гадалок и ведьм. В средние века «просвещенная» Европа призывала лечить импотенцию блюдами из мяса кастрированных котов. Для кошачьего племени наступали мрачные времена: тысячи безвинных животных стали жертвами костров инквизиции. С этими мистическими животными связано огромное количество примет. Самые интересные из них связаны с цветом кошки. Черная кошка означала связь с ночью. Это масть дыма, нечистой силы, поэтому с ней до сих пор связано одно из самых известных суеверий — перебежит дорогу черная кошка — быть несчастью. Средневековые жители верили, что кошки этого цвета — просто-напросто черти; из каждой черной кошки через семь лет делается ведьма, а из черного кота — дьявол. Этим и объясняется, почему колдуны и ведьмы всегда держат у себя черных кошек. По русскому поверью, черт входит в кошек во время грозы. В России верят, что труп становится упырем, если через него перепрыгнет черная кошка. Поэтому в народе покойников зорко оберегают и не впускают туда, где они лежат, кошек. Белый цвет кошки означает связь с зарей, но таких кошек очень не любят домовые и дворовые, а потому в народе считали, что лучше их в хозяйстве не держать, чтобы не вредил домовой. Кошки се-


рого цвета — это как бы промежуточное звено между белыми и черными, что называется «ни нашим ни вашим». Серая кошка живет в дружбе с домовым и через него предупреждает человека о грядущей опасности. Рыжий или златовласый кот связан с символом огня и солнца. Он является покровителем любви и брачного ложа, защищает дом от нечистой силы. Трехцветные кошки пользовалась особым почитанием. Рыже- бело-черная кошка олицетворяет три мира, три вида магии: мир разума, мир тела, мир эмоций. По народному поверью, «приносит счастье тому дому, в котором живет» и выступает истинным защитником человека и ограждает его от нечистой силы. Людьми издавна было замечено, что кошки обладают какими-то особыми способностями, позволяющими им ощущать приближение опасности. Они предчувствуют катастрофы и могут «предсказывать» извержения вулканов и штормы. В старые времена такая исключительная чувствительность кошек приписывалась нечистой силе. У них в запасе девять жизней._Кошки в отличие от нас могут видеть призраков. Они ближе к тьме, чем к свету, одна лапа — здесь, другая там. Колдуны считают, что глаз кошки является неким окном в другой мир. Есть любопытная версия, что кошки это инопланетяне, посланники внеземной цивилизации, когда-то заброшенные на Землю в качестве отряда наблюдателей и по неизвестным причинам оставшиеся здесь навсегда. Они все время где-то рядом, наблюдают, разговаривают, суют свои Усатые мордочки в наши земные дела.


Таинственные создания наделены телепатией и ясновидением, обладают сильным энергетическим зарядом. Поговаривают, что они способны ладить как с дьяволом, так и с гравитацией. Кошки в полнолуние активизируются, как и темные силы.


...Очень скоро Маргарита поднималась уже по невидимой бесконечной лестнице квартиры № 50 дома 302-бис, той самой квартиры, которую Степа Лиходеев «занимал пополам с покойным Берлиозом в большом шестиэтажном доме, покоем расположенном на Садовой улице. Надо сказать, что квартира эта — № 50- давно уже пользовалась если не плохой, то, во всяком случае, странной репутацией.


Таинственные создания наделены телепатией и ясновидением, обладают сильным энергетическим зарядом. Поговаривают, что они способны ладить как с дьяволом, так и с гравитацией. Кошки в полнолуние активизируются, как и темные силы.

05 № ыритравк ецинтсел йонченоксеб йомидивен оп ежу ьсаламиндоп атираграМ орокс ьнечО...« -реБ мынйокоп с малопоп ламиназ« веедохиЛ апетС юуроток ,ыритравк йомас йот ,сиб-203 амод ,ьтазакс одаН .ецилу йоводаС ан моннежолопсар меокоп ,емод монжатэитсеш мошьлоб в мозоил ,еачулс мокясв ов ,от ,йохолп ен илсе ьсалавозьлоп ежу онвад -05 № — атэ аритравк отч .»йеицатупер йоннартс


32 


Нехорошая квартира На Большой Садовой, 10, кв. 50 было первое московское жилье Булгакова. Писатель со своей первой же­ ной Татьяной Николаевной Лаппа жил в этом доме с конца сентября 1921 до осени 1924 года. Быт московской комму­ нальной квартиры оставил у Булгакова тяжелое впечатление, о чем можно судить по его произведениям «Самогонное озе­ ро», «№ 13-дом Эльпитрабкоммуна» и др. Описана квартира и в романе «Мастер и Маргарита». Почему М.А. Булгаков выбрал для князя тьмы и его свиты именно этот дом? Ничем не приметный дом номер 10 по Большой Садо­ вой был построен в 1903 году фабрикантом Ильей Пиги­ том, который планировал здесь сделать табачную фабрику. Но в пределах Садового кольца это было запрещено. Кроме того, рядом находилась церковь Святого Ермолая, и опять же подобное соседство было нежелательно. Тогда Пигит решил сделать дом доходным, и почти сразу же здесь начинают по­ являться художественные мастерские. Таким образом, с  са­ мого начала своего существования, дом становится излю­ бленным местом московской творческой интеллигенции. Стоит только зайти в этот дом, и вот вам: лестничное окно, из которого вылетали незадачливые визитеры Воланда; вот и пожарная лестница, с которой сотрудники госбезопас­ ности обстреливали летающего котяру. А вот легендарная «нехорошая квартира» (№ 50) , в которую Михаил Булгаков 33 


34

О, многострада льная кварти Булгакова, и от ра № 50! Уж нечистой силы досталось тебе , и от грозного и от жильцов опирался, поро управдома Ни , и от й даже «зарис канора Босого овывал» впол чудливых угол . Писатель не реальные и ков Москвы. конкретные об Да, не повери Вымышленны разы прить в фантасти й номер 302-би ку Булгакова с — это зашиф по формуле 10 невозможно. рованный ном =(3+2) х 2. Кс ер 10 здания-п тати, «БИС» по -украински — рототипа значит «БЕС».

поселил профессора черной магии Воланда и его свиту, где они и живут без прописки вот уже почти век. Живо представляется коммуналка 20­х годов. Семь пена­ лов с одной кухней, одним туалетом. Первая жена Булгакова Т.Н. Лаппа вспоминала квартиру № 50 и прототипа погубив­ шей Берлиоза Аннушки Чумы: «На той стороне коридора, на­ против, жила такая Горячева Аннушка. У нее был сын, и она все время его била, а он орал. И вообще, там невообразимо что творилось. Купят самогону, напьются, обязательно начи­ нают драться, женщины орут: «Спасите! Помогите!» Булга­ ков, конечно, выск��кивает, бежит вызывать милицию. А милиция приходит — они закрываются на ключ и сидят тихо». Здесь была мастерская художника Петра Конча­ ловского – деда известных российских кинорежиссё­ ров Андрона Кончаловского и Никиты Михалкова. В  доме часто бывали Суриков и Шаляпин, Шерше­ невич и  Мариенгоф. В роковом «бисовом» доме «на Садовой 302­бис» в квартире 38, в мастерской скандального художника Георгия Якулова Сергей Есенин познакомился с американской танцовщи­ цей Айседорой Дункан. Апартаменты Якулова так­ же снискали себе скандальную известность, куда охотно заглядывали «искусствоведы» с Лубянки. Чекисты, возможно, казались Булгакову совре­ менными аналогами нечистой силы. В этом доме встречались Василий Качалов, Всеволод Мейер­ хольд, Александр Таиров, Андрей Белый, Али­ са Коонен, Федор Сологуб, Мартирос Сарьян и


Анатолий Луначарский. В нем жила и   легендарная эсерка Фанни Каплан. Словом, дом славен своими жителями и го­ стями. Булгакову могло бы очень повезти, если бы он попал сюда пятью­семью годами раньше. Но, к сожалению, поле ре­ волюции дом был перенаселен.


Это тот самый дом, где некогда проживали Степа Лиходеев и Берлиоз, где позже обосновался «дух зла и повелитель теней» сам мессир Воланд. В начале 90-х годов коммуналку расселили, в квартиру стало можно войти. Там устраивались встречи, выставки, концерты. Но несколько лет назад на дверях «Нехорошей квартиры» вновь появился большой амбарный замок. Высоченную дверь квартиры 50 заковали в современную стальную броню, вырвали «с мясом» звонок. И тут началась мистика. Многочисленные очевидцы уверяли, что из запертых дверей нехорошей квартиры в полночь стали раздаваться голоса, звуки патефона. На адрес квартиры стали приходить счета за междугородные разговоры. Когда квартира слишком шумно шалила, отчаявшиеся соседи вызывали наряд милиции. И, конечно, в опечатанной квартире никого не оказывалось. Квартиру постоянно то закрывали, то открывали вновь, что никак не могло радовать местных жителей, которые даже заварили на некоторое время дверь в квартиру. На двери подъезда долго висела охранная грамота, вывешенная местным «Швондером», запрещавшая устраивать какой-либо музей в  этой квартире. Уже несколько лет легендарная квартира находится в состоянии хронического скандала. Как говорил сам автор: «Да, квартира № 50 пошаливала, а поделать с этим ничего нельзя было».


Со времен автора «Мастера и Маргариты» нехорошая квартира, где обосновался «дух зла и повелитель теней», постоянно дает поводы говорить о своей «нехорошести». Во время ремонта маляры вечером побелили одну из стен квартиры, а когда пришли утром, то обнаружили на стене выступившее темное пятно, напоминающее силуэт огромного котяры. Работники забелили пятно, но на следующий день оно появилось вновь. Стену вновь закрасили, но изображение осталось. После этого мистического случая многие ремонтники отказались работать в проклятой квартире и ушли на другие объекты. Романтики XXI века по-прежнему рвутся в 50-ю квартиру — вдохнуть булгаковской мистики. Поклонники Булгакова с завидным упорством расписывают стены подъезда портретами героев его романа.


38 

Счит слания ается, что все ,н о Жильцы аписанные зд бращенные к есь, не Высши регуляр м пр ются вн н овь и в о закрашива еменно будут силам поли рису новь. Н езда по услыша нки ед кр н ния Вол ыли картинки авно жители . Но они проя ы. влябеспоко анда пр слоем ч йн оступил е и и чер рной краски. Н ого подъез него о изобра . же-


Большой кабинет на втором этаже театра двумя окнами выходил на Садовую, а одним, как раз за спиною финдиректора, сидевшего за письменным столом, в летний сад Варьете, где помещались прохладительные буфеты, тир и открытая эстрада.

39


Считае слания, тся, что все обр нап ащ Жильцы исанные здесь, енные к Высши м силам регулярн непреме оз по нн ются вно вь и вно акрашивали ри о будут услыша с в ны. унки. Но езда пок ь. Недав они ры но ния Вола ли картинки сло жители беспоко проявляем черно нда прос йного по й тупили и д через не краски. Но изобр ъго. аже-

,юуводаС ан лидохыв иманко ямувд артает ежатэ моротв ан тенибак йошьлоБ ,молотс мыннемьсип аз огешведис ,ароткеридниф юонипс аз зар как ,миндо а -ыркто и рит ,ытефуб еыньлетидалхорп ьсилащемоп едг ,етеьраВ дас йинтел в .адартсэ яат


42


Театр Сатиры Театр Сатиры – как раз здесь по тексту романа «Мастер и Маргарита», располагалось «Варьете», где Воланд давал сеанс чёрной магии. А во дворе театра Сатиры раз­ местился сад «Аквариум», где Варенуха повстречался с  Бе­ гемотом и Азазело. И в этом же месте находился реальный Московский мюзик-холл. Здание перенесло множество ре­ конструкций, и много раз меняло свое название. Изначально в здании располагался цирк братьев Никитиных. Строение было круглым, как и полагается быть настоящему цирку. По­ строено оно было в 1911 году архитектором Нилусом. Когда цирк из-за недостатка пищи для животных выехал, сюда въехал Московский мюзик-холл, затем здесь распола­ гался театр Оперетты, а потом уже в 1924-м Театр Сатиры. В 1963 году здание подверглось капитальной реконструкции, и стало в большей степени походить на театр, чем на цирк. От старого здания остался только купол, который с высоты птичьего полёта напоминает летающую тарелку. В 1977-м в театре была поставлена пьеса «Бег» по одноименному ро­ ману Булгакова. Интересно, что Театр Сатиры связан с судь­ бой Булwгакова еще одной причудливой нитью. До переезда в это здание, театр ютился в Большом Гнездниковском пере­ улке, 10. Так называемом доме Нирнзее, там же Булгаков по­ знакомился со своей третьей женой – Еленой Сергеевной. Слева от Театра Сатиры находится Концертный зал име­ ни Чайковского. К жизни Булгакова он тоже имеет отноше­ 43 


ние, хотя и опосредованное. Середина 20-х годов, на кото­ рые приходится первый московский период жизни Михаила Афанасьевича было удивительно бурным временем в моло­ дом советском искусстве. В архитектуре расцветал конструк­ тивизм, в живописи – постимпрессионизм и авангард. Экс­ травагантным новатороством в театре отличался Всеволод Мейерхольд. Его творчество, смелые интерпретации класси­ ческих пьес вызывали споры, но популярность его выросла настолько, что на углу Тверской и Большой Садовой прини­ мается решение построить специальное здание для Театра Мейерхольда..


Cад «Аквариум» был перенасыщен развлека­ тельными залами, временными сценами, площадками для выступлений.

Не обходилось в саду без органи­ зации популярных чемпионатов по борьбе с участием таких «богатырей» , как И. Поддубный.

В 1919 году здесь открылся «2­й Гос­ цирк», который еще несколько лет служил по своему прямому назначе­ нию. Затем наступила череда переде­ лок­перестроек (1926­1936 годов), после которых здесь уже размещается из­ вестный Мюзик­холл. С этим зданием на площади связан крупнейший пласт нашего театрального и эстрадного ис­ кусства. После Мюзик­холла здесь по рекомендации секретаря МГК ВКП(б) Н.С. Хрущева было решено устроить Театр народного творчества. В пере­ довице газеты «Вечерняя Москва» от 18 марта 1936 года сказано, что это театр, которого не знала история ис­ кусства. «Здесь будут выступать люди разных профессий, кроме одной: про­ фессии артист!» иректор ЦДРИ, а худо­ жественным руководителем блестящий актер и режиссер Николай Охлопков. Здесь на сцене действительно появля­ лись многочисленные самодеятельные коллективы Москвы и области, которые демонстрировали искусство народных энтузиастов. Затем стали приглашать

45


Сергея Зимин

местные таланты из краев и республик СССР. Многие из них потом стали высокопрофессиональными масте­ рами сцены. В 1940 году здесь ставил спектакли Центральный детский театр,. За театром Сатиры располагается самое «фешенебельном» место этого театраль­ ного района – сад «Аквариум». Этот кусок земли, размером ровно в гектар, был перенасыщен развлекательными залами, временными сценами, пло­ щадками для выступлений. История сада необычна. Долгое время тут рас­ полагались огороды Новодевичьего монастыря. В 1867 году Акционерное общество снабжения железнодорож­ ными принадлежностями построило на этом месте мастерские, разросшиеся в цехи механического завода бра­ тьев Малкиель. В 90­х годах Русское техническое общество устроило здесь Первую московскую электрическую выставку. В 1893 году Малкиели все же решили использовать этот лакомый участок земли под увеселительный сад, под громким названием «Чикаго». В новом появившемся на карте города 46

В 30­е годы двадцатого столетия, в «Аквариуме» некоторое время работал Театр­ студия имени М.Н. Ермоловой.

М.Н. Ермоловa


47

Зимин вложил много средств в совершенствование сцены, зала, подбор выдающихся певцов, создание костюмов.

увеселительном заведении распо­ ложились летний театр, аттракционы, рестораны ­ все это было изобретатель­ но иллюминировано. Сад быстро стал одним из самых посещаемых публикой мест. Здесь все сияло, переливалось, мигало гирляндами бесчисленных электрических лампочек, приглаша­ ло посетить новый оазис вечернего досуга. В 1898 году весь этот развле­ кательный сгусток арендует все тот же Шарль Омон, переименовавший «Чикаго» в более теплое – «Аквариум». В глубине сада вырос украшенный резьбой и позолотой летний концерт­ ный зал «Олимпия» и рядом театрик, названный «Буфф», больше напоминав­ ший сарай, но все равно переполнен­ ный невзыскательной публикой. Аллеи сада «Аквариум» пестрели афишами артистов зарубежных и отечественных. Все хотелось посмотреть, всех увидеть, посидеть в ресторанчиках, послушать заезжих оркестрантов. Масса гуля успе­ хом гастролировали известные всей России драматические и оперные ма­ стера сцены. Не обходилось в саду без


органи­зации популярных чемпионатов по борьбе с участием русских богаты­ рей, таких, как И. Под­дуб­ный, И. Заика. Запускались и быв­шие тогда новинкой «гигантские воздушные шары», на которых желающие могли совер­шить воздушное путешествие без гарантии счастливого финала и с неизвестным местом приземления. Звездный период сада «Аквариум» при­шелся на 1904-1907 гг. Это было время ярких, интересных программ, гастролей крупных артистов, удачного преобразования аллей и угол­ков сада, появления больших аквариумов, какихто невероятных по красоте цветочных клумб и т.д. В эти же годы театральный зал «Олим­пия» арендовала известная

48

труппа Част­ной оперы Сергея Зими­ на. Сам Зимин вло­жил много средств в совершенствование сцены, зала, подбор выдающихся певцов, созда­ ние костюмов. У Зимина выступали став­шие впоследствии знаменитыми певцы и ди­рижеры, звучала серьезная классическая му­зыка. В 1907 году это замечательное здание сго­рело и долгие годы стояло в руинах, прежде чем его привели в порядок. В 30-е годы двадцатого столетия, в  Аква­риуме» некоторое время работал Театр-студия имени М.Н. Ермоловой. В саду в это время осталось менее трети прежних увеселений. Он постепенно приходил в запустение. В связи с начав­ шимся в конце 50-х годов строитель­

ством возле пожарища нового здания Театра имени Моссовета все остав­ шиеся в саду художественные изыски, каскады, водяные затеи, ландшафтные находки были утрачены, да и само на­ звание «Аквариум» потеряло смысл. В 1959 году в левом дальнем углу быв­ шего сада увеселений был открыт театр на 1300 мест - Театр имени Моссовета, что и ныне благополучно ставит там свои спектакли.


Опять освещенная магистраль — улица Кропоткина, потом переулок, потом Остоженка и еще переулок, унылый, гадкий и скупо освещенный...профессор непременно должен оказаться в доме № 13 и обязательно в квартире 47.


акнежотсО мотоп ,колуереп мотоп ,аниктопорК ацилу — ьлартсигам яаннещевсо ьтяпО

известные нежлод всей оннРоссии емерпедраматические н россефорп...йытоннневероятных ещевсо оппо уккрасоте с и йицветочных кдаг ,йылыну менее ,колтрети уереппрежних еще иувеселений. Он .74клумб ериитрт.д. авВк эти в же онь леттеатральный азябо и 31 № епостепенно мод в ясприходил ьтазако в запустение. и оперные мастера сцены. Не годы обходилось в саду без организации зал «Олимпия» арендовала известная В связи с начавшимся в конце популярных чемпионатов по борьбе труппа Частной оперы Сергея Зимина. 50­х годов строительством возле с участием русских богатырей, Сам Зимин вложил много средств пожарища нового здания Театра имени таких, как И. Поддубный, И. Заика. в совершенствование сцены, зала, Моссовета все оставшиеся в саду Запускались и бывшие тогда новинкой подбор выдающихся певцов, созда­ художественные изыски, каскады, «гигантские воздушные шары», на ние костюмов. У Зимина выступали водяные затеи, ландшафтные находки которых желающие могли совершить ставшие впоследствии знаменитыми были утрачены, да и само название воздушное путешествие без гарантии певцы и дирижеры, звучала серьезная «Аквариум» потеряло смысл. В 1959 счастливого финала и с неизвестным классическая музыка. В 1907 году это году в левом дальнем углу бывшего местом приземления. замечательное здание сгорело и долгие сада увеселений был открыт театр на Звездный период сада «Аквариум» пришелся на 1904­1907 гг. Это было время ярких, интересных программ, гастролей крупных артистов, удачного преобразования аллей и уголков сада, появления больших аквариумов, каких­

50

годы стояло в руинах, прежде чем его привели в порядок. В 30­е годы двадцатого столетия, в «Аквариуме» некоторое время работал Театр­студия имени М.Н. Ермоловой. В саду в это время осталось

1300 мест ­ Театр имени Моссовета, что и ныне благополучно ставит там свои спектакли.


52 


Исчезновение профессора Увы, Иван ошибся. Профессора там не оказa­лось. Пристрастие Булгакова к детальному описанию обстанов­ ки постоянно наталкивает нас на мысль, что так оно и было. Нас неотступно преследует ощущение, что писателю все это хорошо знакомо. На девяносто девять и девять десятых мы были убеждены, что такая квартира существует, и пошли ее искать. В районе исчезновения профессора жили только одни друзья Булгакова — семья Николая Николаевича Лямина. Тоже на Остоженке, в доме № 7, в квартире 66. При уточнении на месте оказалось, что, хотя квартира Лямина и имела адрес: Остоженка, 7, на самом деле дом располагался в Савельев­ ском переулке под № 12, и квартира 66 как раз была на вто­ ром этаже. Там и сейчас живет его вдова Наталия Абрамовна Ушакова. Она рассказала, как в 1924 году познакомились они с Булгаковым у писателя Сергея Сергеевича Заяицкого на первом чтении «Белой гвардии». Второе чтение состоялось уже у Ляминых, с которыми у Булгакова сразу установились теплые отношения. В комнате, где вела свой рассказ Ната­ лия Абрамовна, Булгаков читал многие свои произведения. Отношения между ними вскоре стали дружескими. Миха­ ил Афанасьевич считал Лямина своим лучшим, настоящим другом. У Наталии Абрамовны до сих пор хранится подарок Булгакова Николаю Николаевичу — сборник «Дьяволиа­ да» с  надписью автора: «Настоящему моему лучшему другу 53 


Николаю Николаевичу Лямину. Михаил Булгаков. 1925 г. 18 июля. Москва». Михаил Афанасьевич часто заходил в их гостеприимный дом, они гуляли на лыжах по замерзшей Москве-реке, потом пили дома горячий чай, играли в шахматы. Во время игры Наталия Абрамовна принималась за вязание, что раздража­ ло Булгакова. Он, смеясь, требовал прекратить вязать, она — прекратить игру в шахматы. В квартире 66 «громадная, до крайности запущенная пе­ редняя», в которой по сей день стоит «громадный ларь, оби­ тый железом», черный ход ведет из кухни во двор, откуда через арку можно выйти в «унылый, гадкий и скупо освещенный» Савельевский переулок.

Н. H. Лямин (1892-1941?) - филолог, один из ближайших друзей Булга­ кова. Родился в 1892 годy в Москве в купеческой семье. Потомственный почетный гражданин. Окончил гимна­ зию, а в 1915 годы - историко-фило­ логический факультет Московского


55

университета (вместе с другим булга­ ковским товарищем, П.С. Поповым, с которым тогда же сблизился). Специализировался по западноев­ ропейской литературе, был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию. В 1923­1930 годax работал в Государ­ ственной Академии Художественных Наук (ГАХН), где заведовал кабинетом теоретической поэтики. Там под нача­ лом Лямин служил П.С. Попов. Одно­ временно Лямин был старшим библи­ отекарем Библиотеки Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ). После закрытия ГАХН осенью 1930 годa стал заведующим библиотекой Наркомата Рабоче­крестьянской Инспекции. Николай Николаевич Лямин­ филолог, один из ближайших друзей Булгакова.

Осенью 1931 годa в рамках кампании по изъятию у населения валюты и цен­ ностей Лямин был задержан и, провел в заточении около двух недель. Валюты и ценностей у Ляминa не обнаружили. Впечатления Ляминa от этого эпизода послужили основой для истории сна


Никанора Ивановича Босого в «Ма­ стере и Маргарите». Неслучайно, как свидетельствуют записи в дневнике тре­ тьей жены писателя Е.С. Булгаковой, первым, кому была прочитана в сентя­ бре 1933 ранняя редакция главы романа о валютчиках, оказался Лямин Знакомство Ляминa с Булгаковым про­ изошло в начале 1924 годa у писателя Сергея Сергеевича Заяицкого (1893­ 1930) (Долгий пер., 11, кв. 11). Автор подарил Ляминy сборник «Дьяволиада» со следующей надписью: «Настоящему моему лучшему другу Николаю Никола­ евичу Лямину. Михаил Булгаков. 1925 г. 18 июля. Москва». Лямин и Булгаков часто играли в шахматы. Это увлечение отразилось в ранней редакции «Мастера и Марга­ риты». Когда Иван Бездомный вслед за Воландом врывался в незнакомую квар­ тиру в Савельевском переулке, швейцар в подъезде встречал его словами: « ­ Зря приехали, граф, Николай Николаевич к Боре в шахматы ушли играть». Здесь 56

имелись в виду Лямин и еще один его с Булгаковым партнер по шахматам ­ Борис Валентинович Шапошников (1890­1956), художник, искусствовед и театровед. Квартира же, где Иван Бездомный вместо Воланда находит голую гражданку в ванной, сохранилась и в окончательном тексте романа ­ это квартира Ляминa. в 20­е годы. Хотя официальный адрес был Остоженка, 7, кв. 66, фактически располагалась она в д. 12 по Савельевскому переулку. Сохранилась переписка Ляминa и Бул­ гакова за 1926­1939 гг. В первом из известных писем, отправленном летом 1926 г. с дачи в Крюково под Москвой, Лямин беспокоится за судьбу булгаков­ ской пьесы «Дни Турб��ных», в ранней редакции называвшейся «Белая гвар­ дия»: «Самое сильное и лучшее в пьесе ­ сцена в гимназии. Ни за какие блага мира не соглашайся пожертвовать ею. Она производит потрясающее впечат­ ление, в ней весь смысл. Образ Алеши нельзя видоизменять ни в чем, прика­ саться к нему кощунственно. Театр же


57

достаточно коверкал пьесу: нельзя было выбрасывать сцен, следовало сокращать текст».

Михаил Афанасьевич и Елена Сергеевна в доме Ляминых

Сохранились главным образом письма Ляминa Булгакову ­ двадцать одно, и лишь два ответных булгаковских письма. Это связано с тем, что после ареста 3 апреля 1936 г. по распоряже­ нию Ляминa Н.А. Ушакова уничтожила булгаковские письма к нему. В 1932 г. Лямин очень заинтересовался работой Булгакова над мольеровской биографией и 1 августа 1932 г. сове­ товал ему: «Ты грозишься сделаться самым осведомленным знатоком Мольера. Мне очень хотелось бы быть в Москве, чтобы узнать, как ты думаешь писать биографию Мольера и переделывать «Мещанина во дво­ рянстве» (из этой переделки вышла пьеса «Пoлоумный Журден»). Не пиши только слишком научной сухой биогра­ фии, изложи лучше главное из жизни Мольера в беллетристической форме. Ведь это должно у тебя получиться так

Николай Николаевич Лямин


58

хорошо! (Булгаков очень удачно после­ довал данному совету в «Мольере»). По­ сле ареста Лямин переписка прервалась вплоть до февраля 1939 годa Лямин по­ стоянно звал Булгакова к себе в Калугу, однако Булгаков, занятый работой над «Батумом» и «Мастером и Маргаритой», а также оперными либретто в Боль­ шом театре, не успел навестить друга до своей роковой болезни. 1 октября 1939 годa, отвечая на недoшедшее до нас булгаковское письмо, где сообща­ лось об открывшемся нефросклерозе, Лямин писал: «...Очень был огорчен твоим письмом, но глубоко верю, что ты вскоре поправишься, мы встретимся, поговорим и даже выпьем». Но болезнь Булгакова прогрессировала. 16 октя­ бря 1939 годa Лямин с тревогой обра­ щался к Е.С. Булгаковой: «... Все время живу очень обеспокоенный Макиным (Мака ­ шутливое прозвище Булгакова, придуманное, по свидетельству его вто­ рой жены Л.Е. Белозерской, самим пи­ сателем в честь персонажа сказки­ сына злой орангутангихи и употреблявшееся Ляминым, П.С. Поповым и другими

знакомыми писателя из так называемо­ го «пречистенского» круга) здоровьем. Ведь в конце концов, ты же знаешь, как он мне всегда был близок и любим. Я верю, что все должно обойтись благо­ получно. Но когда я получил открытку (по­видимому, написанную тобою) (скорее всего, это и другие булгаковские письма Ляминy 1939 годa были изъяты или уничтожены при повторном аресте Ляминa в 1941), где он говорит, что будет рад, если ему удастся выскочить с одним глазом, я расплакался (пишу, конечно, только тебе). Нет, этого я не могу себе представить. Мака еще нужен очень многим, и надо его подбодрить, хотя бы этой мыслью». В феврале 1940 Лямин приехал в Москву на один день и навестил вместе с Н. А. Ушаковой умирающего друга. Уже после смерти Булгакова 21 марта 1940 годa Лямин написал его вдове: «Дорогая Люся! Я знаю, что тебе сейчас совсем не до меня, но мне захотелось тебе написать. Огромное горе, постигшее тебя, по­ стигло нас всех. Я никак не могу себе представить, что никогда больше не

увижу Маку, не услышу, как он читает свои новые произведения, не сыграю с ним в шахматы. Вспоминаются все те большие и маленькие радости, которые я получал от него. Многое было пере­ жито вместе, а ведь наша последняя встреча была такой мимолетной. Толь­ ко сейчас отдаешь себе отчет, каким большим и хорошим человеком был Мака. И вот не удалось его удержать, несмотря на беспримерную предан­ ность, проявленную тобой.»


Cтаринный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой.


60

во дворянстве» (из этой переделки очень обеспокоенный Макиным один день и навестил вместе с Н. А. вышла пьеса «Полоумный Журден»). Не (Мака ­ шутливое прозвище Булгакова, Ушаковой умирающего друга. Уже пиши только слишком научной сухой придуманное, по свидетельству после смерти Булгакова 21 марта 1940 биографии, изложи лучше главное из его второй жены Л.Е. Белозерской, г. Лямин написал его вдове: «Дорогая жизни Мольера в беллетристической самим писателем в честь персонажа Люся! Я знаю, что тебе сейчас совсем форме. Ведь это должно у тебя сказки ­ сына злой орангутангихи не до меня, но мне захотелось тебе получиться так хорошо! (Булгаков и употреблявшееся Ляминым, написать. Огромное горе, постигшее очень удачно последовал данному П.С. Поповым и другими знакомыми тебя, постигло нас всех. Я никак не совету в «Мольере»). После ареста писателя из так называемого могу себе представить, что никогда Лямин переписка прервалась вплоть «пречистенского» круга) здоровьем. больше не увижу Маку, не услышу, как до февраля 1939 г. Лямин постоянно Ведь в конце концов, ты же знаешь, он читает свои новые произведения, звал Булгакова к себе в Калугу, однако как он мне всегда был близок и любим. не сыграю с ним в шахматы. Булгаков, занятый работой над Я верю, что все должно обойтись Вспоминаются все те большие и «Батумом» и «Мастером и Маргаритой», благополучно. Но когда я получил маленькие радости, которые я получал а также оперными либретто в Большом открытку (по­видимому, написанную от него. Многое было пережито вместе, театре, не успел навестить друга до тобою) (скорее всего, это и другие а ведь наша последняя встреча была своей роковой болезни. 1 октября булгаковские письма Лямин 1939 г. такой мимолетной. Только сейчас 1939 г., отвечая на недошедшее до нас были изъяты или уничтожены при отдаешь себе отчет, каким большим булгаковское письмо, где сообщалось повторном аресте Ляминa в 1941 и хорошим человеком был Мака. И вот об открывшемся нефросклерозе, Лямин г.), где он говорит, что будет рад, не удалось его удержать, несмотря писал: «...Очень был огорчен твоим если ему удастся выскочить с одним на беспримерную преданность, письмом, но глубоко верю, что ты глазом, я расплакался (пишу, конечно, проявленную тобой.» вскоре поправишься, мы встретимся, только тебе). Нет, этого я не могу поговорим и даже выпьем». Но болезнь себе представить. Мака еще нужен ,Булгакова адас огопрогрессировала. лхач енибулг16воктября ецьлок моночень равьмногим, луб ани надо яслаего щемподбодрить, оп атевц оговомерк мод йынжатэхувд йынниратC« . й о к т е ш е р ю оннугуч юонзер ацьлок арауторт то огоннеледто 1939 г. Лямин с тревогой обращался хотя бы этой мыслью». В феврале к Е.С. Булгаковой: «...Все время живу 1940 г. Лямин приехал в Москву на


МАССОЛИТ После злополучного купания обокраденный Иван пробирается арбатскими переулками к «Грибоедову», где без сомнения прячется иностранный консультант. Здесь Булгаков уютно разместил МАССОЛИТ, возглав­ лявшийся погибшим под трамваем Берлиозом. Называли дом просто «Грибоедовым» на том основании, что там якобы жила тетка знаменитого писателя, за что сам Булгаков, впро­ чем, не ручается. Имел ли в виду автор какое-то определенное здание? Скрывается ли что-то за словом «МАССОЛИТ»? Полиста­ ем книгу. В сторону центра по Тверской в «Грибоедов» едет поэт Рюхин. У памятника Пушкину грузовик делает пово­ рот, и Рюхин «не более чем через две минуты» выходит на веранду «Грибоедова». Поворот мог быть сделан направо, на Тверской бульвар, и налево, на Страстной. Машина прошла в непосредственной близости от памятника. Значит, налево, на Страстной? Ничего подобного. В то время памятник Пушкину стоял на другой стороне площади, напротив, если так можно выразиться, самого себя. Следовательно, поворот был сделан на Тверской бульвар. Те­ перь очень кстати оказывается реплика Бездомного: «Дваж­ ды хотели задержать, в Скатертном и здесь, на Бронной». Об­ ласть поиска свелась к минимуму. Это правая (от Тверской) сторона Тверского бульвара. Дом, соответствующий


62

во дворянстве» (из этой переделки очень обеспокоенный Макиным вышла пьеса «Полоумный Журден»). Не (Мака ­ шутливое прозвище Булгакова, пиши только слишком научной сухой придуманное, по свидетельству биографии, изложи лучше главное из его второй жены Л.Е. Белозерской, жизни Мольера в беллетристической самим писателем в честь персонажа форме. Ведь это должно у тебя сказки ­ сына злой орангутангихи получиться так хорошо! (Булгаков и употреблявшееся Ляминым, очень удачно последовал данному П.С. Поповым и другими знакомыми совету в «Мольере»). После ареста писателя из так называемого Лямин переписка прервалась вплоть «пречистенского» круга) здоровьем. до февраля 1939 г. Лямин постоянно Ведь в конце концов, ты же знаешь, звал Булгакова к себе в Калугу, однако как он мне всегда был близок и любим. Булгаков, занятый работой над Я верю, что все должно обойтись «Батумом» и «Мастером и Маргаритой», благополучно. Но когда я получил а также оперными либретто в Большом открытку (по­видимому, написанную театре, не успел навестить друга до тобою) (скорее всего, это и другие своей роковой болезни. 1 октября булгаковские письма Лямин 1939 г. 1939 г., отвечая на недошедшее до нас были изъяты или уничтожены при булгаковское письмо, где сообщалось повторном аресте Ляминa в 1941 об открывшемся нефросклерозе, Лямин г.), где он говорит, что будет рад, писал: «...Очень был огорчен твоим если ему удастся выскочить с одним письмом, но глубоко верю, что ты глазом, я расплакался (пишу, конечно, вскоре поправишься, мы встретимся, только тебе). Нет, этого я не могу себе поговорим и даже выпьем». Но болезнь представить. Мака еще нужен очень о г о л х а ч е н и б у л г в е ц ь л о к м о н равьлуибнадо ан его ясподбодрить, лащемоп ахотя тевц оговомерк мод йынжатэхувд йынниратC« Булгакова прогрессировала. 16 октября многим, . » й о к т е ш е р ю о н н у г у ч ю о нзер ацьлок арауторт то огоннеледто ,адас 1939 г. Лямин с тревогой обращался бы этой мыслью». В феврале 1940 г. к Е.С. Булгаковой: «...Все время живу Лямин приехал в Москву на 62


МАССОЛИТ После злополучного купания обокраденный Иван пробирается арбатскими переулками к «Грибоедову», где без сомнения прячется иностранный консультант. Здесь Булгаков уютно разместил МАССОЛИТ, возглав­ лявшийся погибшим под трамваем Берлиозом. Называли дом просто «Грибоедовым» на том основании, что там якобы жила тетка знаменитого писателя, за что сам Булгаков, впро­ чем, не ручается. Имел ли в виду автор какое-то определенное здание? Скрывается ли что-то за словом «МАССОЛИТ»? Полиста­ ем книгу. В сторону центра по Тверской в «Грибоедов» едет поэт Рюхин. У памятника Пушкину грузовик делает пово­ рот, и Рюхин «не более чем через две минуты» выходит на веранду «Грибоедова». Поворот мог быть сделан направо, на Тверской бульвар, и налево, на Страстной. Машина прошла в непосредственной близости от памятника. Значит, налево, на Страстной? Ничего подобного. В то время памятник Пушкину стоял на другой стороне площади, напротив, если так можно выразиться, самого себя. Следовательно, поворот был сделан на Тверской бульвар. Те­ перь очень кстати оказывается реплика Бездомного: «Дваж­ ды хотели задержать, в Скатертном и здесь, на Бронной». Область поиска свелась к минимуму. Это правая (от Твер­ ской) сторона Тверского бульвара. Дом, соответствующий внешним признакам «Грибоедова», там только один — дом 63 


№ 25. Это по форме. А по «содержанию»? Сейчас там Лите­ ратурный институт. Уже «тепло». А в те годы в этом здании располагалось несколько литературных организаций, в том числе и МАПП — Московская ассоциация пролетарских пи­ сателей. А ведь МАССОЛИТ тоже «крупнейшая московская литературная ассоциация». Кажется, попали в точку. Если еще добавить, что это Дом Герцена, то наречение его «домом Грибоедова» представляется лишь прозрачной конспираци­ ей. И окончательно сомнения снимают «Последние похожде­ ния Коровьева и Бегемота», которые, спалив «Грибоедова», кинулись к «Тимирязеву», памятник которому действитель­ но стоит в начале Тверского бульвара. Итак, Иван Николаевич добрался, наконец, до «Грибое­ дова», но ему снова не повезло. Таинственного консультанта и здесь не оказалось. Однако не повезло Ивану гораздо боль­ ше, чем сначала показалось. Совершенно неожиданно пого­ ня эта закончилась для него далеко отсюда.

Литературный институт имени Горького находится здесь c 1933 года. В советское время здесь располагались разные литературные организации: такие как РАПП (Российская ассоциа­ ция пролетарских писателей) и МАПП (Московская ассоциация пролетарских


65

Руководители РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей)

Писатели­ члены МАПП (Московская ассоциация пролетарских писателей)

писателей), по образцу которых и соз­ дан вымышленный МАССОЛИТ. Это все в центральном корпусе, а в обоих флигелях в разное время жили пи­ сатели, у которых в Москве не было своего жилья. Поэтому здесь мы можем встретить мемориальные доски Оси­ па Мандельштама и Андрея Платонова. Известно, что здесь временно нашли жилье Олеша, Платонов, Гроссман. Платонов даже работал дворником. Литературный институт пред­ ставляет собой усадебную построй­ ку XVIII ­ XIX века. Он сохранил колорит типичного московского особняка. Имя архитектора, капиталь­ но перестроившего дом в стиле ампир, после пожара 1812 года осталось не­ известным, однако историки архитек­ туры приписывают здание Доменико Жилярди. В литературных кругах Москвы его часто называют «Домом Герцена», потому что в 1812 году здесь родился писатель. Этот дом принадле­ жал дяде Герцена, помещику Яковлеву.


Сам Александр Иванович Герцен здесь провел детство и юность. В середине XIX века в усадьбе жил Дмитрий Николаевич Свербеев личность довольно известная в Мо­ скве того времени. Образование он получил в Московском университете, служил в Министерстве иностранных дел. В 1830 году в своем особняке на Тверском бульваре Свербеев органи­ зовал литературный салон, где часто бывали Пушкин, Лермонтов, Герцен, Гоголь, Белинский и др. Это был пери­ од, когда литературные салоны были чрезвычайно модны. В определенный день без специального приглашения

66

в доме собиралась группа людей, чтобы побеседовать, помузицировать. У Свербеевых, наряду с московской свободой и бесконечно длинными спо­ рами, имелись и европейские порядки: угощение подавалось изысканное, но не в обычном московском изобилии. Свербеев завел принятый за границей дверной звонок и бывал недоволен, если кто-то из гостей по привычке колотил в дверь. В 20-х годах XX века дом был передан писателям.


67

Когда в приемную знаменитой психиатрической клиники, недавно отстроенной под Москвой на берегу реки, вошел человек с острой бородкой и облаченный в белый халат, была половина второго ночи.


году здесь родился писатель. Этот дом принадлежал дяде Герцена, помещику Яковлеву. Сам Александр Иванович Герцен здесь провел детство и юность. В середине XIX века в усадьбе жил Дмитрий Николаевич Свербеев ­ личность довольно известная в Москве того времени. Образование он получил в Московском университете, служил в Министерстве иностранных дел. В 1830 году в своем особняке на Тверском бульваре Свербеев организовал литературный салон, где часто бывали Пушкин, Лермонтов, Герцен, Гоголь, Белинский и др. Это был период,

когда литературные салоны были чрезвычайно модны. В определенный день без специального приглашения в доме собиралась группа людей, чтобы побеседовать, помузицировать. У Свербеевых, наряду с московской свободой и бесконечно длинными спорами, имелись и европейские порядки: угощение подавалось изысканное, но не в обычном московском изобилии. Свербеев завел принятый за границей дверной звонок и бывал недоволен, если кто­то из гостей по привычке колотил в дверь. В 20­х годах XX века дом был передан писателям.

йовксоМ доп йоннеортсто онваден ,икинилк йоксечиртаихисп йотинеманз юунмеирп в адгоК -олоп алыб ,талах йылеб в йыннечалбо и йокдороб йортсо с кеволеч лешов ,икер угереб ан .ичон огоротв анив


70 


Клиника Стравинского Именно сюда привезли связанного полотен­ цами Ивана, сделавшегося буйным. Расположена была кли­ ника в прекрасном старом парке около реки, на противо­ положном берегу которой «красовался веселый сосновый бор». Может быть, и у нее есть реальный аналог? Посмотрим, чем мы располагаем. Во-первых, это за чертой старой Мо­ сквы; во-вторых, оттуда можно было уехать на троллейбусе; в-третьих, река; в-четвертых, сосновый бор; в-пятых, старый парк; в-шестых, балкон; в-седьмых, лечебное учреждение должно быть знаменитым; в-восьмых, место расположения — в районе Ленинградского шоссе; в-девятых... кажется, все. Похоже, что для поисков признаков достаточно. Возьмем те­ перь довоенные справочники лечебных учреждений, спра­ вочник улиц Москвы, транспортные справочники и схемы города. Составим список больниц и клиник, находившихся тогда за чертой города в районе Ленинградского шоссе. Зна­ ете, сколько получилось? Сорок две. Теперь отбросим те, что далеко от воды. Осталось тридцать три. Из тридцати трех лечебных заведений только одно оказа­ лось на берегу реки напротив соснового бора. Это была Хим­ кинская городская больница № 1 на Правобережной улице, дом 6а. Теперь сверим другие приметы, и в первую очередь — троллейбус. Тогда в Москве было только пятнадцать троллей­ бусных маршрутов. Единственный подходящий маршрут — 71 


№ 6: «Охотный ряд — Никольская больница». Его конечная остановка — следующая после Северного порта, а отсюда до предполагаемой клиники Стравинского километра два, то есть минут пятнадцать пешком. Что ж, вполне приемлемо. Расположена больница во внушительных размеров особняке с прекрасным, но запущенным старым парком. Раньше здесь помещался первоклассный санаторий с хорошим оборудо­ ванием и лучшими специалистами. Достаточно сказать, что согласно мемориальной доске на фасаде здесь дважды был В. И. Ленин. Знал ли это место Булгаков? Связано ли с ним что­нибудь? Существует, правда, версия, что клиника Стравинского — нынешняя больница МПС на Волоколамском шоссе. В свя­ зи с  этим следует указать на архивные редакции «Мастера и Маргариты», где клиника Стравинского описана еще в кон­ це 20­х годов, т. е. за несколько лет до начала строительства больницы МПС.


73 Больница располагается в доме бывшей усадьбы Патрикеева «Космодемьянское» (в народе прозванная «Белые столбы» ­ по столбам у въезда в усадьбу), построенной в стиле модерн архитектором Федором Осиповичем Шехтелем

Больница располагается в доме бывшей усадьбы Патрикеева «Космодемьян­ ское» (в народе прозванная «Белые столбы» ­ по столбам у въезда в усадь­ бу), построенной в стиле модерн архи­ тектором Ф.О.Шехтелем. Между Московской кольцевой автомобильной дорогой и каналом имени Москвы в старину стояло село Коcмодемьянское, получившее название от местной церкви во имя святых чудотворцев Космы и Дамиана. Рядом протекала речка Химка. Сейчас от села остался храм, восстановленный в 1994 году, и сказочный, похожий на средневековый замок дом Патрикеевых, в народе прозванный «Белые столбы» (по столбам у въезда в усадьбу).

За усердие и особые заслуги в этой области Сергей Павлович был награжден орденoм Святого Станислава III степени (1896)

Особняк был предназначен С.П.Патрикеевым не для жилья, а для устройства модного загородного ресто­ рана. Однако Священный Синод запре­ тил открытие ресторана по соседству с храмом».


Патрикеевы являлись почетными граж­ данами города Москвы. Они владели десятью домами, которые сдавались в аренду под магазины, торговые лавки, рестораны и жилье. Оба брата - Сергей Павлович и Павел Павлович - получили юридическое образование, окончив Московский императорский университет. Павел Павлович был почетным мировым судьей города Звенигорода, гласным Московского губернского земского собрания и Московской городской Думы в 1909 - 1912 годах, вторым старостой Кремлевского Успенского собора, директором Александро-Ма­ риинского приюта. Сергей Павлович на протяжении 21 года (с 1893) работал в Московской городской думе в разных

74

комиссиях, состоял членом Совета Петербургского Международного банка и членом Совета его филиала в Мо­ скве - Русского для внешней торговли банка. После окончания университета он с «всемилостивейшего соизволения Иператорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны опре­ делен Почетным членом московского Совета детских приютов». За усердие и особые заслуги в этой области Сергей Павлович был награжден орденами Святого Станислава III степени (1896) и II степени (1903), орденом Свя­ той Анны (1899). В 1910 году он стал действительным статским советником, а в 1911-м ему было пожаловано дво­ рянство.


Выиграв сто тысяч, загадочный гость Ивана поступил так: купил книг, бросил свою комнату на Мясницкой.…Нанял у застройщика две комнаты в подвале маленького домика в садике...


Патрикеевы являлись почетными комиссиях4, состоял членом Совета гражданами города Москвы. Они Петербургского Международного у т а н м о к ю о в с л и с о р б , г и н к л ипуки :членом кат лСовета ипутсего оп филиала анавИ ьтсог йынчодагаз ,чясыт отс варгиыВ владели десятью домами, которые банка . . . е к и д а с в а к и м о д о г о к ь н е л а м е л а в д о п в ы т а нмок евд акищйортсаз у лянаН…йокцинсяМ ан сдавались в аренду под магазины, в Москве ­ Русского для внешней торговые лавки, рестораны и жилье. торговли банка. После окончания университета он с «всемилостивейшего Оба брата ­ Сергей Павлович и Павел соизволения Императорского Павлович ­ получили юридическое Величества Государыни Императрицы образование, окончив Московский Марии Федоровны определен императорский университет. Павел Почетным членом московского Павлович был почетным мировым Совета детских приютов». За усердие судьей города Звенигорода, гласным и особые заслуги в этой области Сергей Московского губернского земского Павлович был награжден орденами собрания и Московской городской Святого Станислава III степени (1896) Думы в 1909 ­ 1912 годах, вторым и II степени (1903), орденом Святой старостой Кремлевского Успенского Анны (1899). В 1910 году он стал собора, директором Александро­ действительным статским советником, Мариинского приюта. Сергей Павлович а в 1911­м ему было пожаловано на протяжении 21 года (с 1893) работал дворянство. в Московской городской думе в разных

76


78 


Подвал Мастера Было ясно, что с подвалом предстоят большие трудности, но однажды, копаясь в фототеке Музея архи­ тектуры, булгаковед Леонид Паршин как-то разговорился с одним архитектором. «Он с интересом посмотрел мои ма­ териалы и вдруг спросил: «А разве вы не знаете, что подвал Мастера был в Мансуровском переулке?» Вопрос этот не осо­ бенно удивил меня. Множество людей сообщало мне множе­ ство адресов, где «абсолютно точно» находился подвал. «По­ чему вы так думаете?» — спросил я без особого энтузиазма. «Да это все знают!» Хорошенькое дельце — все знают, кро­ ме меня. «А более серьезные доводы у вас есть?» — «А как же! Там жил друг Булгакова, художник Топленинов. В под­ вале. Булгаков часто бывал там. Это точно тот самый под­ вал. Да вы только войдите туда, сразу поймете!» Я вспомнил фотоснимок с Топлениновым, сделанный Н. А. Ушаковой, и каким-то шестым чувством вдруг уловил, что это серьезно. «Адрес?» — «Мансуровский, 9». Через минуту, бросив неза­ конченную работу, я, превышая скорость и нарушая прави­ ла движения, мчался в Мансуровский. Вот он! Долго стучал в ворота и окна. Безуспешно. Дома никого не оказалось. По­ бегав вокруг дома, я махнул через забор... Это было как во сне. Я попал в другой мир, в другое измере­ ние. Только что была Москва. Громадная, стреми­ тельная, шум­ная, а тут... До неправдоподобия неподвижный, совершенно за­­рос­­­ший дво­рик с замершим заброшенным 79 


80

домом. Особенно поражало, что ни один звук с улицы не до­ носился сюда. Тишина, неподвижность и тени. Множество теней таращилось на меня отовсюду. Мигом припомнились все таинственные дома, о которых мне довелось когда-либо читать. Я будто попал в колодец, доверху затопленный тай­ ной. Самая большая и густая тень сидела за дверью, ведущей в подвал. «А ведь он был прав, ох как прав...» — бормотал я, продвигаясь к подвалу. Вошел, зажег спичку. Вниз уходи­ ло несколько ступенек, где-то рядом журчала вода. Прошло только несколько секунд, а я уже не знал, нахожусь ли я в не­ знакомом доме или читаю у себя «Мастера и Маргариту». Один из самых значимых фрагментов булгаковского «Масте­ра и Маргариты» — описание жилища Мастера. Об­ становка была списана практически с натуры. «Ах, ах, ах! Зи­ мою я очень редко видел в оконце чьи-нибудь черные ноги и слышал хруст снега под ними. И в печке у меня вечно пылал огонь! Но внезап­но наступила весна, и сквозь мутные стекла увидел я сперва голые, а затем одевающиеся в зелень кусты сирени» Я открыл оконца и сидел во второй, совсем малюсенькой комнате,- гость стал отмеривать руками,- так… вот диван, а  напротив другой диван, а между ними столик, и на нем прекрасная ночная лампа, а к оконцу ближе книги, тут ма­ ленький письменный столик, а в первой комнате - громадная комната, четырнадцать метров - книги, книги и печка». Вспо­ минал и видел две комнаты в подвале: первую - большую, ме­ тров четырнадцать, с печкой, и вторую - совсем м люсенькую. Как известно, Мастер выиграл по облигации сто тысяч рублей, накупил на эти деньги книг, а также снял две ком­ 80


81

натки в подвале (а точнее говоря, в полуподвале) у застрой­ щика. В психиатрической больнице Мастер рассказывает о своем жилище поэту Ивану Бездомному. Мастер вселился в тот подвал, чтобы убежать от суетности мира и в одино­ честве, даже в затворничестве работать над своим романом о Пилате. Нет. Так нельзя. Я вышел наружу. Все надо проверять. Мансуровский переулок... Тут где­то жил друг Булгакова Ер­ молинский. Надо будет ему позвонить, может быть, он что­ нибудь слышал об этом доме. «Мансуровский переулок, 9? — спросил Сергей Александрович.— Да это мой адрес! Я де­ сять лет прожил в этом доме!» Через несколько дней я уже сидел в пронзительно скрипящем плетеном кресле, слушал о Булгакове, Елене Сергеевне, о доме в Мансуровском пере­ улке, жившем некогда искрящейся, веселой и беспокойной жизнью. «Прелесть нашего жилья состояла в том, что все друзья жили в том же районе. Стоило перебежать улицу, пройти по параллельному переулку – и вот мы у Ляминых. Еще ближе – в Мансуровском переулке – Сережа Топле­ нинов, обаятельный и компанейский человек, на все руки мастер, гитарист и знаток старинных роман­ сов. В Померанцевом переулке – Морицы; в нашем М.Левшинском – Владимир Николаевич Долгору­ ков (Владимиров), наш придворный поэт Вэ Дэ…». Из воспоминаний Любови Евгеньевны Белозер­ ской, второй жены Михаила Булгакова.

Небольшой деревянный дом под номером 9, построенный в середине ХIХ века, принадлежал братьям Топлё­ ниновым. С 1926 года в доме снимал комнаты драматург Сергей Ермолин­ ский. Тогда же частым гостем этого дома становится Булгаков. Булгаков любил этот дом и часто оставался в нем ночевать — зимой здесь тихо потрески­ вала печь, а в мае, у самых окно цвела сирень. Иногда он работал здесь при свечах, совсем как его Мастер. Со двора несколько ступенек вели в маленькие полуподвальные комнаты с печкой, там же в крохотной передней стоял фарфо­


ровый умывальник ­ особая гордость хозяев. Именно в этом полуподвале работал писатель. «В сухой зимний денек, особенно когда солнечно было, Михаил Афанасьевич появлялся у меня. Перейдя Остожеку... можно было переулком спуститься к Москве­��еке. Поэтому лыжи стояли у меня, и наша прогулка начиналась прямо из моего дома. Он оставлял свою зеленовато­серую доху до пят и из тако­ го же американского медведя большую, налезавшую на уши ушанку, натягивал неизменный вязаный колпак, и мы, закрепивши лыжи уже во дворике дома, отправлялись в поход». Но, судя по воспоминаниям Сергея Ермолинского, булгаковские будни были несколько иными, чем у Бездо­ много. Параллелей между ощущениями Булгакова и Мастера проводить все же не стоит. B те годы пользовались только правой калиткой, так что ноги, мелькавшие на 82

По воспоминаниям, в так называемом кафе «Нато Вач­ надзе», устроенном в саду, Михаил Афанасьевич читал главы из нового романа. И тогда же на вопрос Марии Артемьевны ответил, что подвал именно этого дома он описал в «Мастере и Маргарите» «… - Я открыл оконца и сидел во второй, совсем малюсенькой комнате, — гость стал отмеривать руками, — так... Вот диван, а напротив другой диван, а между ними столик, и на нем прекрасная ночная лампа, а к окошку ближе книги, тут маленький письменный столик, а в первой комнате — громадная комната, четырнадцать метров, — книги, книги и печка. Ах, какая у меня была обстановка!»


83

С 1926 года в доме снимал комнаты драматург Сергей Ермолинский

дорожке, «ведущей от калитки», могли быть видны только из подвальных окон правой части дома. Я часто загляды­ вал в «маленькие оконца над самым тротуарчиком, ведущим от калитки», и вспоминал строки романа. Как и Алоизий Магарычс Мастером, Ермолинский познакомился с Булгако­ вым в 1929 г., когда развернутая против писателя кампания в прессе достигла апогея и все его пьесы оказались сняты. Воспоминания Ермолинского, обильно оснащенные цитатами, доказывают, что их автор, как и Магарыч, был весьма сведущ в литературе. Мемуарист, во­ преки утверждениям Л.Е.Белозерской, по крайней мере во второй половине 30­х годов действительно стал булга­ ковским «конфидентом». Это доказы­ вает, например, дневниковая запись третьей жены писателя Е.С. Булгаковой от 5 декабря: Eрмолинский познакомился с Марией Артемьевной Чимишкиан (1904­1997), дружившей в то время с Булгаковым

«В сухой зимний денек, особенно когда солнечно было, Михаил Афанасьевич появлялся у меня...»


и его второй женой Л. Е. Белозерской. Через некоторое время молодые люди вступили в законный брак и сняли ком­ нату в доме №9. А вот как Мастер изла­ гает Ивану Бездомному историю своей дружбы с А. М.: «Так вот в то проклятое время (время травли Мастера за роман о Понтии Пилате, — Б.С.) открылась калиточка нашего садика, денек еще, помню, был такой приятный, осенний. Ее не было дома. И в калиточку вошел человек, он прошел в дом по какому-то делу к моему застройщику, потом со­ шел в садик и как-то очень быстро свел со мной знакомство. Отрекомендовался он мне журналистом. Понравился он мне до того, вообразите, что я его до сих пор иногда вспоминаю и скучаю о нем. Дальше — больше, он стал захо­ дить ко мне. Я узнал, что он холост, что

84

живет рядом со мной примерно в такой же квартирке, но что ему тесно там, и прочее. К себе как-то не звал. Жене моей он не понравился до чрезвычай­ ности. Но я заступился за него. Она ска­ зала: — Делай, как хочешь, но говорю тебе, что этот человек производит на меня впечатление отталкивающее.» ...Интересно, что Ермолинский в мо­ мент знакомства с Булгаковым действи­ тельно был еще холост. По воспомина­ ниям М.А. Чимишкиан, именно автор «Мастера и Маргариты» ее уговаривал: «Выходи, выходи за Ермолинского, он славный парень». В отличие от самого Булгакова, его вторая жена Л.Е. Бело­ зерская к Ермолинскому относилась без симпатии, что не скрывала ни в  пу­ бликованных мемуарах, ни в беседах со мной. Она прямо писала: «Перехожу

к одной из самых неприятных страниц моих воспоминаний — к личности Сергея Ермолинского, о котором по его выступлению в печати (я имею в виду журнал «Театр», №9, 1966 г. О Михаиле Булгакове) может получиться преврат­ ное представление.


Пролетев по своему переулку, Маргарита попала в другой, пересекавший первый под прямым углом. Этот заплатанный, заштопанный, кривой и длинный переулок с покосившейся дверью нефтелавки, где кружками продают керосин и жидкость от паразитов во флаконах, она перерезала в одно мгновение… Третий переулок вел прямо к Арбату.

85


йывреп йишвакесереп ,йогурд в алапоп атираграМ ,уклуереп умеовс оп ветелорП колуереп йыннилд и йовирк ,йыннапотшаз ,йыннаталпаз тотЭ .молгу мымярп доп например, дневниковая ьтсозапись кдиж третьей и нисорек тв садик юадорипкак­то имакочень журк быстро едг ,свел иквсо алетфен именно юьревдавтор ясй«Мастера ешвисокиоМаргариты» п с коБулгаковой луереп йиотте5рТ …еинемной вонгзнакомство. м ондо вОтрекомендовался алазеререп ано ,ханееокуговаривал: алф ов в«Выходи, отизаравыходи п то за жены писателя Е.С. .утабрА конославный мярп лпарень». ев декабря: он мне журналистом. Понравился он Ермолинского, Eрмолинский познакомился с Марией Артемьевной Чимишкиан (1904­1997), дружившей в то время с Булгаковым и его второй женой Л. Е. Белозерской. Через некоторое время молодые люди вступили в законный брак и сняли комнату в доме №9. А вот как Мастер излагает Ивану Бездомному историю своей дружбы с А. М.: «Так вот в то проклятое время (время травли Мастера за роман о Понтии Пилате, — Б.С.) открылась калиточка нашего садика, денек еще, помню, был такой приятный, осенний. Ее не было дома. И в калиточку вошел человек, он прошел в дом по какому­то делу к моему застройщику, потом сошел

86

мне до того, вообразите, что я его до сих пор иногда вспоминаю и скучаю о нем. Дальше — больше, он стал заходить ко мне. Я узнал, что он холост, что живет рядом со мной примерно в такой же квартирке, но что ему тесно там, и прочее. К себе как­то не звал. Жене моей он не понравился до чрезвычайности. Но я заступился за него. Она сказала: — Делай, как хочешь, но говорю тебе, что этот человек производит на меня впечатление отталкивающее.» ...Интересно, что Ермолинский в момент знакомства с Булгаковым действительно был еще холост. По воспоминаниям М. А. Чимишкиан,

В отличие от самого Булгакова, его вторая жена Л. Е. Белозерская к Ермолинскому относилась без симпатии, что не скрывала ни в  публикованных мемуарах, ни в беседах со мной. Она прямо писала: «Перехожу к одной из самых неприятных страниц моих воспоминаний — к личности Сергея Ермолинского, о котором по его выступлению в печати (я имею в виду журнал «Театр», №9, 1966 г. О Михаиле Булгакове) может получиться превратное представление.


87 | 87


88 


Особняк Маргариты Hедалеко от подвала Мастера «Маргарита Ни­ колаевна со своим мужем вдвоем занимали весь верх пре­ красного особняка в саду в одном из переулков близ Арбата. Очаровательное место!» В конце повествования туда при­ ходит Иван Николаевич. «Он проходит мимо нефтелавки, поворачивает там, где висит покосившийся старый газовый фонарь, и подкрадывается к решетке, за которой он видит пышный, но еще не одетый сад, а в нем — окрашенный луною с того боку, где выступает фонарь с трехстворчатым окном, и темный с другого — готический особняк». Здесь Маргарита простилась со своей прежней жизнью и кинулась в захваты­ вающий и чем-то тревожащий нас полет. Как видим, информации об особняке не больше, чем о  подвале. Да и особняков этих в арбатских переулках не меньше, чем подвалов, но все же попытаемся его найти. По­ пробуем здесь метод исключения. Маршрут, который проделала на щетке самая прекрасная из ведьм, оставил множество загадок. На роль дома Маргари­ ты в арбатских переулках претендуют несколько особняков. По мнению одних, «готический» замок на Остоженке, 21 больше всего похож на особняк, из окон которого навсег­ да улетела хохочущая ведьма. Смесь средневекового замка и  московского модерна в духе Королевы Марго. Bозможно именно из окна этого особняка вылетает Маргарита, написав своему богатому и любящему мужу письмо: 89 


Здание было построено в 1902 году. Первоначальный проект особняка был выполненза два года до этого архитек­ тором Василием Кузнецовым. Его план лег в основу постройки, возводившейся под руководством владельца ­ из­ вестного архитектора Льва Кекушева. Этот особняк принадлежал его жене. Здание напоминает средневековый европейский замок ­ своей асимме­ тричной композицией, элегантной разновысотностью объемов, романти­ ческой граненой башенкой с высоким шатром. Особая пластика оконных обрамлений, сложный ритм разноо­ бразных по форме оконных проемов, орнаментальные рельефы говорят о явной принадлежности постройки стилю модерн. Кирпичные стены имеют разнообразную декоративную фактуру. На первых двух этажах дома располага­ лись крупные помещения: зал, смежная с ним гостиная с эркером в башенке, кабинет хозяина. Спальни были устро­ ены в мансардах. Интересно, что все эти помещения с трех сторон окружают 90

«Прости меня и как можно скорее забудь. Я тебя покидаю навек. Не ищи меня, это бесполезно. Я стала ведьмой от горя и бедствий, поразивших меня. Мне пора. Прощай. Маргари­ та». Она несётся над арбатскими переулками.... Пролетев свой переулок, совсем коротенький, Маргарита попа­ ла в другой — кривой и длинный, пересекавший Малый Власьевский под прямым углом. Это, без сомнения, Сивцев Вражек. Третий переулок вел прямо к Арбату.

Aрхитектор Лeв Кекушев


91

Особая пластика оконных обрамлений, сложный ритм разнообразных по форме оконных проемов, орнаментальные рельефы говорят о явной принадлежности постройки стилю модерн

парадную светлую лестницу, к которой примыкает крыльцо с главным входом. В здании сохранилась первоначальная планировка помещений и элементы от­ делки ­ деревянные филёнчатые двери с зеркальными стеклами, оформление парадной лестницы и другие детали. К сожалению, многие детали внешней отделки особняка утрачены, а уцелев­ шая лепнина, имевшая ранее темный, контрастирующий со стенами цвет, выбелена. Куда­то исчезла скульпту­ ра льва, красовавшаяся над щипцом главного фасада. Образ льва служил своеобразной авторской подписью и в том или ином виде всегда присут­ ствовал в постройках архитектора Льва Кекушева. Сейчас здесь находится Бюро военного атташе республики Египет. Существует версия, что якобы Сергей Топленинов был женат на дочери архитектора Льва Кекушева, Марии, которая, несмотря на протесты родных, ушла из роскошного особняка на Остоженке, 21, к любимому


в Мансуровский переулок, 9. Только через несколько лет, когда Кекушевыродители смирились с ситуацией, Ма­ рия и Сергей поженились и переехали на Остоженку. Это очень напоминает историю Мастера и Маргариты. Тут есть о чём подумать литературоведам.

92


93 Он проходит мимо нефтелавки, поворачивает там, где висит покосившийся старый газовый фонарь, и подкрадывается к решетке, за которой он видит пышный, но еще не одетый сад, а в нем - окрашенный луною с того боку, где выступает фонарь с трехстворчатым окном, и темный с другого - готический особняк


Льва Кекушева, Марии, которая, несмотря на протесты родных, ушла из -ив е ,мат теавичаровоп ,иквалетфен омим тидохорп нО роскошного особняка надг Остоженке, ястеавыдаркдоп и ,ьраноф йывозаг йыратс ясйишвисокоп тис 21, к любимому в Мансуровский йытедо ен еще он ,йыншып тидив но йороток аз ,ектешер к переулок, 9. Только -утсчерез ыв енесколько дг ,укоб огот с юонул йыннешарко - мен в а ,дас - огогурд с йынмет и ,монко мытачровтсхерт с ьраноф теап лет, когда Кекушевы­родители кянбосо йиксечитог смирились с ситуацией, Мария и Сергей поженились и переехали на Остоженку. Это очень напоминает историю Мастера и Маргариты. Тут есть о чём подумать литературоведам.

94


96

96 


Особняк Маргариты Другой адрес, часто упоминаемый любите­ лями булгаковских прогулок как «особняк Маргариты»: Спиридоновкa 17 - прекрасный замок, выстроенный в 1898 известным московским архитектором Фёдором Осиповичем Шехтелем для московского фабриканта и мецената Саввы Тимофеевича Морозова на знаменитой Спиридоновке, 17. Расположение постройки мало совпадает с описанием дома, данным автором, однако, скорее всего, Михаил Афана­ сьевич, также как и в случае описания других домов Романа, соединил описания нескольких зданий в одно, упомянутое в произведении. Так, в случае с домом главной героини, он объединяет дом, выглядящий внешне, как дом из Романа, но находящийся в  другом месте, с домом, выглядящим иначе, однако, располагающимся в нужном месте (в Малом Вла­ сьевском переулке (улица Танеевых), дом. Вместе с этим особняком зародился в России новый стиль - модерн, т.е. современный, новейший. Здесь частенько собирались представители артистических кругов, художе­ ственной интеллигенции. В настоящее время Морозовский особняк используется как Дом приемов Правительства.

97 


Морозов поселился в чудо­особня­ ке с молодой женой, на которую по купеческим обычаям и был оформлен дом. Женился Морозов по любви, не побоявшись скандала. Дело в том, что 19­летняя Зинаида Григорьевна уже была замужем, да еще и за родственни­ ком, двоюродным племянником Саввы и уже носила фамилию Морозова. Не очень красивая, но умная и с сильным характером Зинаида Григорьевна, став хозяйкой особняка, окрещенного московской молвой «палаццо», вела светский образ жизни, так что побы­ вать в ее доме смогло довольно много известных москвичей. Eсть связь этого дома с романом, кроме внешнего вида. Савва Морозов был влюблен в актрису Марию Федоровну Андрееву (сценический псевдоним; по паспорту — М.Ф. Желябужская). Очевидно, она бывала в этом особняке. И внешностью она напоминала Мар­ гариту. Но миллионеру Морозову она предпочла бедного писателя, мастера, а именно ­ Максима Горького. И еще 98

Зинаида Григорьевна миллионеру Морозову предпочла бедного писателя, мастера, ­ Максима Горького.


Морозов поселился в чудо­особняке с молодой женой, на которую по купеческим обычаям и был оформлен дом.

После трагической гибели Саввы его вдова Зинаида Морозова продала особняк. Причина — панический страх: каждую ночь из кабинета умершего мужа раздавались шаги и покашливание, загадочным образом перемещались вещи. Рябушинские, ставшие новыми владельцами дома, тоже не смогли в нем жить, уверяя, что им не давал покоя «дух самоубийцы Саввы».

99

такое обстоятельство. В романе Мастер выиграл в лотерею 100 тыс. рублей. Ког­ да он почувствовал, что с ним проис­ ходит что­то плохое, он все оставшиеся от 100 тыс. деньги, а именно ­ 10 тыс., отдал Маргарите. А на самом деле Мо­ розов, чей дом, застраховал свою жизнь на 100 тыс. рублей, и, обманув доверие страховых компания, в 1905 году по­ кончил жизнь самоубийством. А стра­ ховую премию завещал он Андреевой, в то время — одной из ведущих актрис Художественного театра. Вступив в права наследования, Андреева ис­ пользовала 10 тысяч на выплаты по обязательствам Горького.


«Жалко этого человека — славный он был и умница большой. Затравили его, как медведя, маленькие злые и жадные собаки, — писал Максим Горький Е. П. Пешковой в июне 1905 года, — Из угла, в котор условия затискали этого человека, был только один выход — в смерть». По словам пролетарского писателя, после смерти Саввы Морозова среди рабочих его фабрики возникла легенда: «Савва не помер: вместо него похоронили другого, а он отказался от богатства и тайно ходит по фабрикам, поучая рабочих уму-разуму». После смерти мужа Зинаида Григорьевна так и не обрела душевный покой. Стены когда-то милого ей дома казались душными и тесными. Везде, даже на кладбище ей мерещился призрак несчастного Саввы. Москвичи сразу же подхватили эти слухи, придумав им неожиданное продолжение. По словам очевидцев, в старой части Рогожского кладбища можно и сегодня услышать тяжелый звон — будто бы монеты кто-то сыплет. А порой вслед за этим звуком появляется непонятное белое очертание человека с пистолетом (по другим рассказам, с кошельком в руке). Говорят, это бродит неуспокоенная душа известного российского фабриканта, умершего в Каннах и похороненного на Рогожском кладбище в 1905 году. Было это убийство или самоубийство, не установлено и по сей день. А парапсихологи считают: привидение исчезнет, когда причина смерти будет установлена. Знаменитый Морозовский особняк расписывал магический Врубель. Стена парадной лестницы была украшена витражом работы Врубеля с изображением рыцаря, едущего на коне, погруженного в глубокое раздумье. Во всем облике рыцаря — какая-то тайна, мечта, загадка. А напротив, у подножия лестницы, ведущей наверх, в кабинет Саввы Морозова, Врубель изваял скульптурную группу «Роберт и Бертрам», выполненную в романтическом духе Средневековья и вызывающую какой-то особый, священный трепет. Сюжет перекликается с оперой Мейербера «Роберт- Дьявол», где злой гений Бертрам борется с благородным по духу рыцарем Робертом. Причем лицо героя, которого пытается погубить князь тьмы, обретает отчего-то портретные черты самого автора. Любой человек, идущий по лестнице, вольно или невольно обращал взор на скульптуру и непременно останавливался, задумываясь о ее символике. Может быть, Врубелю было известно о неустанной борьбе Саввы с многочисленными «злыми духами». Михаил Врубель будто предчувствовал, что жизнь хозяина особняка закончится трагически, как и его собственная.


103

Она пересекла Арбат, поднялась повыше, к четвёртым этажам, и мимо ослепительно сияющих трубок на угловом здании театра проплыла в узкий переулок с высокими домами. Все окна в них были открыты, и всюду слышалась в окнах радиомузыка.

Э, какое месиво! — сердито подумала Маргарита. — Тут повернуться нельзя...


105


106 


Театр Вахтангова Сияющие трубки на угловом здании театра — это безусловно здание Театра Вахтангова, расположенное по адресу Арбат, дом 26 (это, вообще, единственный театр на Арбате). В эти окна как шмель влетела Маргарита где и стала сви­ детелем ссоры в коммунальной кухне. А заодно потушила примус..Булгаков описал не совсем это здание. Раньше на этом месте находился особняк конца 19 века, именно в нём располагалась Третья Студия Московского Художественно­ го театра, переименованная, в 1926 году, в театр Вахтангова, но во время Великой Отечественной Войны это здание было разбомблено и, в 1946-1947 годах на его месте, по проекту Павла Васильевича Абросимова было построено новое зда­ ние Вахтанговского театра на Арбате. Но этот театр связывает с Булгаковым не только то, что он описан в романе Мастер и Маргарита, но и например, со­ трудничество с ним Михаила Булгакова. В 1926 году руко­ водств театра Вахтангова обращается к Михаилу Булгакову с просьбой написать лёгкий водевиль на современную, тогда, тему НЭПа. Вскоре Булгаков пишет пьесу Зойкина квартира. Но весёлая пьеса, скорее водевиль, вроде бы, абсолютно ней­ тральная в идеологическом плане пьеса, скрывала за своим фасадом внешней лёгкости очень серьёзную сатиру обще­ ства тех лет, и показ спектакля запрещается согласно реше­ нию Наркомата просвещения от 17 марта 1929 года с форму­ 107 


лировкой: «За искажение советской действительности». Но, в 1941 году театр ставит пьесу Дон Кихот Михаила Булгакова по мотивам романа Мигеля Сервантеса (режиссёр И.М. Ра­ попорт). А ещё ранее, в 1927 году здесь идёт пьеса Барсуки Леонида Леонова над которым Булгаков иронизирует в своём Театральном романе (Записки покойника — неоконченный роман Михаила Булгакова). Другую параллель с романом Мастер и Маргарита созда­ ёт тот факт, что когда провалился первый спектакль Третей Студии Московского Художественного театра, то ей запрети­ ли репетиции и публичные спектакли, так вот, тогда, труппа будущего театра стала собираться для репетиций, тайно, на частной квартире в... Мансуровском переулке. И ещё один интересный факт из судьбы Вахтанговского театра. В своё время, поскольку здание театра было разру­ шено И.В. Сталин предложил перевезти театр Вахтангова в Новосибирск, чтобы поднять культуру Зауралья и Сибири. Говорят, что театр спас находчивый Анастас Микоян. По­ скольку прямо возразить Сталину он не мог, то он придумал достаточно хитрый ход и сказал Сталину следующее: «Да, это очень хорошая идея. Давайте и Третьяковскую галерею туда же». Сталин прекрасно знал, что Анастас Иванович был неравнодушен к Вахтанговскому театру, много для него де­ лал и часто в нём бывал, поэтому он усмехнулся, погрозил Мико ну пальцем, но театр не тронул.

108


109

История Театра имени Евгения Вахтангова началась задолго до его рождения. В конце 1913 года группа совсем молодых московских студентов организовала Студенческую драма­ тическую студию, решив заниматься театральным искусством по системе Станиславского. Руководить занятиями согласился Евгений Багратионович Вахтангов, тридцатилетний актер и ре­ жиссер Художественного театра, уже составивший себе репутацию лучшего педагога по «системе» Станиславского. Начать решили сразу со спектакля — выбрали пьесу Б. Зайцева «Усадь­ ба Ланиных», написанную в мягких, чеховских тонах. Помещения своего у Студии не было, собирались каждый день в новом месте: то в крошечной комнатке студиек, то в снятой на один вечер гостиной какой­нибудь частной квартиры. Все казалось романтичным. Спустя три месяца, 26 марта 1914 года, «Усадьбу Ланиных» играли в Охотни­ чьем клубе. Евгений Багратионович Вахтангов.

Спектакль Вахтангов поставил в «сук­ нах» — это становилось модным тогда,


да и денег на специальное оформление не было. Купили выкрашенную в серо­ зеленый цвет дешевую мешковину, несколько горшков с бутафорской сиренью изображали террасу. Чтобы сильнее ощущалась прелесть весны, надушили всю сцену одеколоном «Си­ рень». Играли, впрочем, неуверенно, робко, некоторых исполнителей просто не было слышно. Но неудачи своей счастливые актеры даже не заметили — отправились в ресторан отмечать премьеру, потом вместе с Вахтанговым всю ночь бродили по Москве, а утром, купив свежие газеты, хохотали над раз­ громными рецензиями. После такого позора дирекция Художе­ ственного театра запретила Вахтангову какую­либо работу на стороне, и Сту­ дия решила «уйти в подполье». Осенью 1914 года Студия уже обосно­ валась в небольшой квартире в Мансу­ ровском переулке на Остоженке (тогда и стали называть ее — «Мансуров­ ской»). 110

Московская драматическая студия Е.Б. Вахтангова


111

В ночь с двадцать третьего на двадцать четвертое февраля 1922 года, шла последняя репетиция «Принцессы Турандот».

Связь Вахтангова со Студией была подобна любви — с ревностью, бес­ конечным выяснением отношений, нетерпимостью, трагическим раз­ рывом и новым соединением. Самым страшным днем для него был тот, когда в 1919 году из Студии ушли двенадцать одаренных студийцев. Вахтангов был убит, ведь это уже был его дом. С 1917 года, выйдя из «подполья», бывшая Мансуровская стала называть­ ся «Московская драматическая студия Е. Б. Вахтангова». Пришла молодежь из других студий, объявили прием на первый курс школы — так появились Б. Щукин и Ц. Мансурова, за ними — Р. Симонов, А. Ремизова, М. Синельни­ кова, Е. Алексеева. Репетиции продолжались. Вос­ становили в новом составе показанное еще в 1918 году «Чудо святого Антония» Метерлинка, летом Вах­ тангов поставил чеховскую «Свадьбу».

13 сентября 1920 года Студия Е. Б. Вах­ тангова была принята в семью Худо­ жественного театра под именем его Третьей студии. 29 января 1921 года показали премьеру второго варианта «Чуда святого Антония». 13 ноября 1921 года, открылся посто­ янный театр Третьей студии МХТ по адресу: «Арбат, 26» (там, где Театр им. Евг. Вахтангова находится и сегодня). Особняк Берга Студия выхлопотала для себя еще предыдущим летом и за прошедшее время сделала в нем осно­ вательный ремонт. В честь открытия давали «Чудо святого Антония». Этот день и стали считать днем рождения вахтанговского театра. В ночь с двадцать третьего на двад­ цать четвертое февраля 1922 года, шла последняя репетиция «Принцессы Турандот». Вахтангов репетировал в меховой шубе, с головой, обернутой мокрым полотенцем, его бил озноб. Он сам устанавливал свет, заставлял актеров долго выстаивать в одной и той


же мизансцене. В четыре часа ночи собрал всех и скомандовал: «Вся пьеса — от на­ чала до конца!» Вернувшись под утро домой, лег и больше уже не вставал. 31 мая Вахтангова хоро­ нили — гроб с его телом ученики и друзья несли на руках от Студии до Новодевичье­ го кладбища.

112


113

Через четверть часа после начала пожара на Садовой у зеркальных дверей Торгсина на Смоленском рынке появился длинный гражданин в клетчатом костюме и с ним черный крупный кот...


Турандот». Вахтангов репетировал в меховой шубе, с головой, обернутой -евд хынего ьлбил акрозноб. ез у Он йоводаС ан аражоп алачан елсоп асач ьтревтеч зереЧ мокрым полотенцем, -телк в нинаджарг йыннилд ясливяоп екныр мокснеломС ан анисгроТ йер сам устанавливал свет, заставлял актеров ток йынпурк йынреч мин с и емютсок мотач долго выстаивать в одной и той же мизансцене. В четыре часа ночи собрал всех и скомандовал: «Вся пьеса — от начала до конца!» Вернувшись под утро домой, лег и больше уже не вставал. 31 мая Вахтангова хоронили — гроб с его телом ученики и друзья несли на руках от Студии до Новодевичьего кладбища.

114


115 | 115


116

116 


Торгсин Это недалеко от «Дома на Спасо». Смоленский рынок занимал большую площадь на перекрестке Арбата и Садового кольца, а Торгсин («торговля с иностранцами») располагался в светлых залах нынешнего гастронома № 2 на углу Арбата, д. 54/2, На углу Арбата и Смоленской площади стоит конструктивистский дом, хорошо знакомый каждому москвичу: в его первом этаже находится гастроном «Смолен­ ский» (бывший Торгсин, описанный Булгаковым в «Масте­ ре и Маргарите»). За ним застройка прерывается пышными, почти триумфальными воротами — они ведут ко входу на станцию метро «Смоленская» Арбатско-Покровской линии. Следующее здание (Карманицкий, 9) было построено в 1980 для «Дома моды на Арбате»

117 


Еще в начале НЭПа «пролетарское государство» разрешило гражданам сда­ вать драгоценности или иностранную валюту, а взамен получать особые чеки, по которым можно было купить на со­ ответствующую сумму продовольствие или одежду в магазинах так называемо­ го Торгового синдиката (Торгсина). Торгсин — Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами (Торговый синдикат). Занималось обслуживанием гостей из­за рубежа и советских граждан, име­ ющих «валютные ценности» (золото, серебро, драгоценные камни, предметы старины, наличную валюту), которые они могли обменять на продукты пи­ тания или другие потребительские то­ вары. Торгсин принес государству 287 миллионов золотых рублей. А экспорт произведений искусства, осуществляв­ шийся в те же годы, всего 20. Таким образом, практически все «валютные ценности» сохраненные после рево­ люций 1917 года, в годы Гражданской 118

Устроители Торгсина предусмотрительно постановили, что сдаваемые к ним ценности вознаграждаются лишь по весу драгоценного металла или камней.


119

Торгсин — Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами (Торговый синдикат). Занималось обслуживанием гостей из­за рубежа и советских граждан, имеющих «валютные ценности» (золото, серебро, драгоценные камни, предметы старины, наличную валюту), которые они могли обменять на продукты питания или другие потребительские товары.

войны и накопленные при НЭПе были получены для осуществления планов индустриализации. Всю желчь обездоленного и «классово чуждого» русского человека той поры излил Михаил Булгаков в этой своей сатире! Устроители Торгсина предусмо­ трительно постановили, что сдаваемые к ним ценн��сти вознаграждаются лишь по весу драгоценного металла или камней. Вот и получалось, что золотой орден Екатерининских времен ценился как «зубное золото», а серебряная римская монета как советский полтинник. Вроде бы странно, ведь учредители Торгсина были весьма опытны в купле­продаже ювелирных изделий. Нет, то было про­ думано четко и хладнокровно. Какому­нибудь «лишенцу» не полага­ лось масла по карточкам, а оно нужно было семье. Вот и отдавали драгоцен­ ности за бесценок. А куда они потом де­ вались, пока не выяснено. В этой связи не стоит удивляться обилию русского антиквариата на современных западных аукционах


«В Торгсине нет в продаже ни од­ ной открытки, ни одной карточки с изображением социалистического строительства,— возмущенно писал моряк,— хотя есть возможность по­ пуляризировать советскую индустриа­ лизацию и развитие рабочего государ­ ства» В том же духе написано и письмо греческих моряков по поводу Торгсина в Херсоне. Попытки использовать проституток для заманивания в Торгсины и «вы­ качки» валюты вызывали нарекания не только иностранных коммунистов и «членов революционных профсою­

120

зов». Советские власти также боролись с этим «валютным экстремизмом» некоторых ди­ ректоров портовых Торгсинов. Весной 1933 года, специальным предписанием при портовых магазинах Торгсина были ликвиди­ рованы всякого рода бары и увеселительные места. Их разрешалось открывать только в интерклубах .


На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло. Они не были видны снизу, с улицы, так как их закрывала от ненужных взоров балюстрада с гипсовыми вазами и гипсовыми цветами. Но им город был виден почти до самых краев.


,евксоМ в йинадз хывисарк хымас зи огондо есаррет йоннемак ан модорог дан окосыв ацнлос етаказ аН ен инО .оллезазА и дналоВ :еовд ьсилидохан ,дазан тел атсаротулоп олоко огоннеортсоп ,яинадз и м а з ав имывоспиг с адартсюлаб во розв хынжунен то алавырказ хи как кат ,ыцилу с ,узинс ындив илыб потом девались, пока не выяснено. Попытки использовать проституток для .веарк хымас од итчоп недив лыб дорог ми оН .иматевц имывоспиг В этой связи не стоит удивляться обилию русского антиквариата на современных западных аукционах

«В Торгсине нет в продаже ни одной открытки, ни одной карточки с изображением социалистического строительства,— возмущенно писал моряк,— хотя есть возможность популяризировать советскую индустриализацию и развитие рабочего государства» В том же духе написано и письмо греческих моряков по поводу Торгсина в Херсоне

122

заманивания в Торгсины и «выкачки» валюты вызывали нарекания не только иностранных коммунистов и «членов революционных профсоюзов». Советские власти также боролись с этим «валютным экстремизмом» некоторых директоров портовых Торгсинов. Весной 1933 г. специальным предписанием при портовых магазинах Торгсина были ликвидированы всякого рода бары и увеселительные места. Их разрешалось открывать только в интерклубах .


Об этом удивительном доме можно расска­ зывать часами, и не удивительно, что именно здесь Мессир прощается с Москвой, сюда к нему приходит с просьбой Ле­ вий Матвей. Привычных нам высотных зданий до войны еще не было, а дом Пашкова расположен на высоком для обзора месте. Однако расположение дома, гипсовые вазы с цветами и возраст его еще не доказательство. Уверенность появляется после знакомства с первыми редакциями романа, где упоми­ наются и читальные залы. В связи с этим интересен довоен­ ный фотоснимок, найденный в фонде уникальных снимков фототеки Музея архитектуры, запечатлевший вид старой Москвы с крыши Библиотеки им. Ленина. Перед нами раз­ ворачивается панорама, созерцаемая некогда прощающим­ ся с Москвой Воландом. Ну, а в самом доме Пашкова, в его правом флигеле расположен отдел рукописей, где хранятся, в том числе, и рукописи Михаила Афанасьевича Булгакова. Вот так вот — видать предвидел Булгаков будущее своих творений. Не зря он избрал для одной из прощальных сцен террасу на крыше этого дома.

Царь Иван Грозный, боявшийся боярских заговоров и мятежей, чувствовал себя в безопасности только в тайных палатах своего опричного дворца, откуда в Кремль и за город были выведены подземные ходы. Тайные палаты царя сообщались с подземными тюрьмами, где пытали «крамольников» и «супротивцев». В 30-х годах возводимое здание Библиотеки имени В. И. Ленина дало первые трещины. Археологи полагали, что трещины появились как из-за строящегося под ним метро, так и из-за наличия под землей старинных построек и подземелий. Один из старейших сотрудников библиотеки вспомнил, что в тридцатые годы сотрудники ГПУ обнаружили в подвале здания «подземный ход», а, спустившись туда, нашли спрятанное там огнестрельное оружие.

Самым таинственным зданием не только в Чертолье, но и во всей столице является знаменитый дом Пашкова, с крыши которого Булгаковский Воланд любовался Москвой. По преданию, в далекие времена здесь было селение разного рода потешников от псарей, сокольников до музыкантов и скоморохов. Позже здесь располагался «кровопийственный» опричный двор Ивана Грозного.

Дом Пашкова


При сооружении станции метро «Библиотека’им. В.И. Ленина» строи­тели неожиданно наткнулись на мрачный подземный ход с таинственными ступенями. Лестница могла вести либо в знаменитую «тайную», где устраивал свои судилища Грозный, либо в подземелья, щие в Кре­мль. Археологи задумали расчистить лестницу. Однако чью кто-то вдре­безги разбил ступени и повредил свод подземелья. Городские чино­в­ники под предлогом угрозы обвала проводить раскопки запретили. Сохранилась легенда, что территория опричного дворца была посыпана слоем белого речного песка толщиной в локоть, дабы впи­­ты­вал он кровь сотен замученных здесь горожан. По рассказам старожи­­­лов, рабочие Метростроя, помогавшие археологам в раскопках, жа­лова­­лись на то, что их руки были намертво запачканы зловонной красной гря­зью, смыть которую они не могли неделями. И все то время, пока их руки оставались красными, они практически не могли заснуть по ночам. Находясь все время в некоем пограничном состоянии, рабочие были жестоко измучены кошмарными видениями. Им всюду слышались вопли истязаемых, мольбы о пощаде, слова ужасающих проклятий. Они перестали различать кошмарный сон с не менее кошмарной действительностью. По слухам, дело закончилось тем, что трое рабочих соорудили из обычной вагонетки дыбу и насмерть запытали на ней двух практикантов. Дальнейшие раскопки после этого были прекращены. История дома Пашкова окутана тайнами и легендами, первая из Которых родилась уже при строительстве. На улице Моховой в Москве все дома стоят лицом к Кремлю, и только дом Пашкова — «спиной» к Боровицкой башне. По слухам, так архитектор Василий Баженов отомстил Екатерине Великой за все нанесенные ему обиды. Центральный подъезд с великолепным внутренним двориком и фасадом мастер сделал с противоположной стороны, вложив в него душу, архитектурную выдумку и немалые средства заказчика. В народе бытует красивая легенда о том, что после неудачи с Царицыном императрица обвинила архитектора в отсутствии вкуса и запретила строить в Москве, а он тайно под страхом смерти, по договору с бывшим военным П. Е. Пашковым возвел под самым носом у императрицы дворец, да еще тылом к царским покоям! Величественный дворец капитан-поручика лейбгвардии Семеновского полка П. Е. Пашкова был построен в 1784—1786 годах. Он унаследовал колоссальное состояние от отца, служившего, по преданию, денщиком у самого Петра I. Источники богатства Пашковых хранились в строжайшей тайне, его размеры были «неприлично» велики. По слухам, пашковские капиталы были ценой доноса царского денщика на губернатора Сибири Матвея Гагарина, который за казнокрадство был повешен по приказу Петра. Доносчик получил часть конфискованного имущества князя, а также генеральский чин и губернаторскую должность. «Волшебный замок», как его называли москвичи, был богато украшено скульптурой, по склону


холма перед домом спускался сад, устроенный так, чтобы удивлять прохожую публику. Вдоль решетчатой ограды на Моховой улице постоянно толпились зеваки — любовались прудом с лебедями, фонтанами, гротами, прогуливавшимися по саду редкими птицами, в том числе журавлями и павлинами. Поразительная красота открывается с самого верха, со стоящего на крыше дома круглого бельведера. В 1818 году здесь побывали сразу три прусских императора, один действующий и два потенциальных: Фридрих-Вильгельм III с сыновьями. Кланялись отсюда Кремлю в знак благодарности за избавление Европы от наполеоновского ига. Основным украшением дома является огром­ ный двухсветный зал с колоннадой и хорами, в котором собирались на свои собрания московские масоны. По слухам, именно здесь проводились спиритические сеансы, вызывались духи, а порой и сам сатана. Старинная москов­ская легенда гласит, что этот дом облюбовала нечистая сила и что по пятницам 13 и в Вальпургиеву ночь на б��льве­дер­е Пашкова дома собирается вся московская нечисть. Уж не пото­му ли великий мистификатор М.А. Булгаков приводит именно сюда мессира Воланда прощаться с Великим городом? Эзотерики утверждают, что в Москве изначально было два полюса духовной энергии. Светлый полюс — Храм Хрис­т­а Спасителя. А напротив него — черный полюс: подвалы библиоте­ки, набитые каббалистическим чернокнижием. Москва лишилась Храм Христа Спасителя- Сквозняк, образовавшийся в возникшей от это­го пустоте, и затянул в столицу «Консультанта с копытом». В 1861-м здание было передано для хранения коллекций и библиотеки Румянцевского музея, возникшего из частной коллек­ции канцлера России графа Николая Румянцева, сына знамени­то­го фельдмаршала Петра Румянцева-Задунайского, который был боль­­шим любителем и собирателем древностей, рукописей, редкостей и раз­ных диковин. Он купил Дом Пашкова и завещал свою коллекцию и здание, в котором она стала размещаться, русскому народу «на благое просве­ще­ние», потребовав сделать ее общедоступной для представителей всех сос­ло­вий. «Если это Условие будет нарушено, — записал он в своем завещании, — коллекция Передается моим наследникам». Говорят, этот пункт завеща­ния стал препятствием для превращения Дома Пашкова в последние годы прошлого Века во дворец для приемов высокопоставленных зару­беж­ных гостей. Сегодня здесь расположена Центральная Российская библиотека. С таинственным домом Пашкова связано рекордное количество легенд и преданий. По одной из них, когда приходишь в библиотеку имени Ленина в поисках какой-нибудь редкой книги, — обязательно нужно попросить о помо­щи знаменитого книговеда Николая Рубакина, который некогда завещал библио­т­еке свою громадную коллекцию книг. Если к нему не обратиться, нужная книга врядли найдется.


128 

По рассказам диггеров, в подземелье у Боровицких ворот они увидели в стене небольшую дверь с маленьким отверстием и просунули туда телеглаз. На мониторе высветились таинственные сундуки. Но внезапно прорвало водопровод, в результате чего затопило весь район. Возможно, это была подземная камера, так или иначе связанная с таинственной Либерией.

В наше время на территории Дома Пашкова проводились геофизические исследования. Приборы выявили странную анома­л­ию. Сделанные шурфы обнаружили уникальный объект, который еще не встречался на территории Москвы, — огромный, выложенный бе­­­лым камнем колодец глубиной 25 метров. Поскольку аналогов находке нет, в прессе тут же появилось множество версий его проис­хож­­де­н­­ия: первым делом — Либерия Грозного, потом подземная темница, тайный масонский притон и т.д. Это уникальное сооружение вполне мо­жет быть входом в подземелья древней Москвы. Подтверждением этой версии могут служить следы спиральной лестницы, шедшей когда-то по стенкам колодца, от которого во все стороны расходятся подземные галереи. По рассказам реставраторов, когда откопали таинственный колодец, то пробовали откачать воду, но уровень воды не снижался. По вер­­сии исследователей, в древности в таинственный подземный ход опускался человек, нажимал какой-то камень, и русло руки уходило в другое место. А по сухому руслу можно было пройти, возможно, к Кремлю или библиотеке Ивана Грозного. Казалось, разгадка была уже в руках, но работы по расчистке были неожиданно прерваны, и тайна колодца так и не была раскрыта.


На высоте, на холме, между двумя рощами виднелись три темных силуэта. Воланд, Коровьев и Бегемот сидели на черных конях в седлах, глядя на раскинувшийся за рекою город с ломаным солнцем, сверкающим в тысячах окон, обращенных на запад, на пряничные башни Девичьего монастыря.

129


По рассказам реставраторов, когда откопали таинственный колодец, то пробовали откачать воду, но уровень воды не снижался. По версии исследователей, в древности в таинственный подземный ход опускался человек, нажимал какой-то камень, и русло руки уходило в другое место. А по сухому руслу можно было пройти, возможно, к Кремлю или библиотеке Ивана Грозного. Казалось, разгадка была уже в руках, но работы по расчистке были неожиданно прерваны, и тайна колодца так и не была раскрыта. По рассказам диггеров, в подземелье у Боровицких ворот они увидели в стене небольшую дверь с маленьким отверстием и просунули туда телеглаз. На мониторе высветились таинственные сундуки. Но внезапно прорвало водопровод, в результате чего затопило весь район. Возможно, это была подземная камера, так или иначе связанная с таинственной Либерией.

-еБ и веьвороК ,дналоВ .атэулис хынмет ирт ьсилендив имащор ямувд уджем ,емлох ан ,етосыв аН -нлос мынамол с дорог юокер аз ясйишвуниксар ан ядялг ,халдес в хянок хынреч ан иледис томег .ярытсаном огеьчивеД иншаб еынчинярп ан ,дапаз ан хыннещарбо ,ноко хачясыт в мищюакревс ,мец


132 


Голгофа Свой последний след в Москве герои романа оставляют на Ленинских (Воробьевых) горах, и след внуши­ тельный. Рядом с Маргаритой от свиста Фагота «с корнем вырвало дубовое дерево, и земля покрылась трещинами до самой реки. Огромный пласт берега, вместе с пристанью и рестораном, высадило в реку. Вода в ней вскипела, взмет­ нулась, и на противоположный берег, зеленый и низменный, выплеснуло целый речной трамвай с совершенно невреди­ мыми пассажирами». Мастер прощался с Москвой, «глядя на раскинувшийся за рекою город с ломаным солнцем, сверка­ ющим в тысячах окон, обращенных на запад, на пряничные башни Девичьего монастыря».

133


Tяжело больной Михаил Афанасьевич уже знал, что его последним домом будет именно это кладбище ­ Голгофа. Он был похоронен среди могил мхатов­ цев недалеко от общежития, где провел первую после переезда в Москву ночь в далеком 1921 году, близ Большой Пи­ роговской, где прошли самые трудные годы его жизни. Михаил Афанасьевич, будучи страст­ ным почитателем Гоголя, в своем пись­ ме от 30 января 1932 годa восклицает в трудную минуту: «Укрой меня своей чугунной шинелью!» Спустя много лет Елена Сергеевна положила на могилу Булгакова камень, пролежавший на могиле Гоголя ровно сто лет. A нашла его среди обломков в сарае граниль­ щиков Новодевичьего кладбища. Так рассказывают. Назвали этот камень «Голгофа» из­за необычной формы, черного цвета и странного вида поверх­ ности. Выбран он был Константином Аксаковым в Крыму специально для могилы Гоголя, так как чем­то напоми­ нал Лысую гору. 134

Да, так рассказывают. Но уверенности в том, что это тот самый камень, не было. Не было и подтверждения про­ исхождения камня. В одном издании 1902 года есть фотоснимок могилы Гоголя. «Голгофа» видна там отчетливо, с мельчайшими деталями. Была сделана фотокопия и сличена со снимками камня на могиле Михаила Булгакова, сделанными в различных ракурсах и при различном освещении. Камни были похожи, как близнецы, но раз­ меры... На фото могилы Гоголя камень был чуть ли не вдвое больше. Ясность внесла М. В. Дмитриева, сразу узнавшая камень на снимке могилы Гоголя. Она рассказала, что камень этот стоял раньше «во весь рост», но после похорон Е.С. Булгаковой в 1970 году был положен горизонтально и наполовину зарыт в землю. Это под­ твердил и С.А. Ермолинский. Теперь можно сказать, что камни одинаковые. В архивах кладбища не оказалось ни­ каких записей о надгробии Булгакова. Сотрудники же Института геологии

«Голгофа» ­ могилa Гоголя.


135

рудных месторождений, петрографии и минералогии, осмотрев надгробие и исследовав образцы породы под микроскопом, пришли к заключению, что это валун кристаллического сланца, в Крыму не встречающегося. Вероятнее, камень доставлен с Украины или Урала, где, кстати, у Аксакова было имение. Надо сказать, что булгаковский камень не уникален. Такие же надгробия встречаются и на других кладбищах Москвы, а только на Новодевичьем их три.. Таким образом, в основе легенды о гоголевской «Голгофе» остается лишь внешнее сходство камней и фраза, сказанная Елене Сергеевне Булгаковой одним из рабочих, что камень этот с могилы Н.В. Гоголя.

Надгробный памятник «Голгофа» Булгаковых

Осталась лишь одна возможность иден­ тификации ­ в публикациях прошлого века есть упоминание о выгравирован­ ной на «Голгофе» надписи: «Ей гряди Господи Исусе». Так и вышло: в 1987 году найдено свидетельство Е.С. Бул­ гаковой о существовании на «Голгофе» выгравированной строки из Евангелия, которая позже была сбита.


136


На этом рассказ о Городе Мастера не заканчивается. Думаем, он только начинается, потому что Булгаков «остался в Москве навсегда».


Главный редактор Астахова Полина Дипломная работа Астаховой Полины Руководитель А.Б. Орешина Редактор П.C. Астахова Корректор П.C. Астахова Верстка П.C. Астахова Обработка изображений П.C. Астахова Подписано в печать 01.04.2011 Бум. Офсетная, Формат 70x100/16 Усл. печ. л 33, Тираж 10000, Заказ #1356 Московский государственный университет печати. 127550, Москва, ул. Михалковская, 7. Отпечатано в ППП «Типография «Наука»» 121099, Москва, Шубинский пер., д. 6. Заказ № 1309


140 



The city of maestro.