Page 1


Пётр Козлов

Я один среди тех... стихотворения

Москва

2014


издайкнигу.рф | купикнигу.рф Концепция книги и сопровождение проекта — Ирина Владимирская.

Козлов П. А. Один среди тех... / Стихотворения. — М.: Издательство «ОБРАЗ», 2014. — 116 с. (Серия «Вдохновение»). Книга стихов «Я один среди тех...» — яркий поэтический дебют академика Петра Козлова, отмечающего в феврале 2014 года семидесятилетний юбилей. Известный учёный открывается с неожиданной для многих стороны — как тонкий самобытный лирик, виртуозно владеющий поэтическим словом. В юбилейный сборник вошли произведения разных лет. В книге есть и меткие иронические миниатюры, и блистательные литературные стилизации, а её основу составили чувственные, возвышенные стихи о любви, объединённые в большой цикл «Близ тебе, без тебя».

Книга печатается с сохранением авторской пунктуации. Возрастные ограничения: 16+.

© Пётр Козлов: стихи, 2014 © ОБРАЗ: оформление, 2014


Пётр Козлов

Я один среди тех... И в сердце след навек, как от ожога, Ваш образ не стереть и не забыть, Вблизи Мадонны каждый верит в Бога, Спешу и я колени преклонить...


Я один среди тех...

Близ тебя, без тебя


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Познали мы мирозданье — С небес до морского дна, Но за пределами знаний Чудная есть страна. Там только светлые краски, Там в звуках нежный восторг, Там вольно блуждают ласки, Чтоб каждый поймать их мог. Сказочные там феи Дарят волшебные сны, Там юноши и корифеи Перед любовью равны. Там только чистые страсти Играют в чистой крови, Там густо разлито счастье, Там царство вечной любви. Там правильные законы, Там высшая жизни суть, Но ангелы только влюблённым Туда открывают путь.

7


Пётр Козлов

*** Из ничего, из ниоткуда, То ль за мольбы, то ль за труды Ко мне спустилось с неба чудо — То ль шутка, то ли знак судьбы. Туман, дурман, и в нём — Мадонна: И взгляд, и пальчики, и грудь. И замер я, заворожённый, Молясь, боясь её спугнуть. Склонилась надо мной с участьем, Легонько повлекла в любовь… Искра несбыточного счастья Сверкнула и погасла вновь.

8


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Я весь в борьбе — на силу сила, Мне плечи дел сгибает тонна, И вдруг о лирике спросила С надеждой хрупкая Мадонна. (Порой Господь так чудно лепит, Стройна и гибка, как лоза!) И вот, впустив игривый трепет В свои манящие глаза, Сказала мне лозинка-фея: — Послушай, бард, не прекословь, Ты — сладкозвучнее Орфея, Ты будешь петь нам про любовь. Слова негромки и несмелы, Лучистый взгляд, как свет зари, И, странно, в цель попали стрелы, И… что-то дрогнуло внутри… Смотрю и думаю — дивчина! Как понимать тебя, внуши, Что это — повод иль причина?! Что в тайниках твоей души? И если это так, от скуки, Не добавляй мне лишних пут, Я с потрохами весь в науке, А это, право, тяжкий труд.

9


Пётр Козлов

Ведь мы судьбою, между прочим, Чтобы могли вы нас любить, Обречены — дела ворочать, Облачены — врагов рубить. Любовь мы знаем понаслышке, Хранить сей пламень ваш удел, В минуты бранной передышки Вы нам восполните пробел.

10


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Осанна Когда темно под мраком туч, Когда совсем теряешь веру, Твой радостный и чистый луч Пробьёт гнилую атмосферу. Исчезнет тягостная грусть, Отверзнутся вдруг вежды сонны, И я, восторженный, склонюсь Перед величием Мадонны!

11


Пётр Козлов

*** Слёзы в глазах. О гордая дева! Смилуйся — сердце трепещет! А ручка холёная — справа, слева, И хлещет, и хлещет, и хлещет!

12


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

К Н. Твои глаза — окно в нездешний мир, В них обаяние загадочной Вселенной Разверзся вдруг неведомый эфир И хлынул к людям красотой нетленной! Меня коснулись дивные лучи И в бездну повлекли — к опасной кромке, И понял я, что я блуждал в ночи, Считая полднем серые потёмки. Как стал приземист мой земной барак! Но я не тот — отравлен чудным светом — Как не хочу я снова в душный мрак! Как я хочу, где звёзды и кометы!

13


Пётр Козлов

*** Десять дней необычного лета, Полублизости тайных мук, Ты в мой мир ворвалась, как комета, Разбросав, расплескав всё вокруг. Чуть — касания мраморной кожи, И игру в «дурачка» на песке, И твой взгляд, на мольбу похожий, Вспоминать буду я в тоске.

14


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

После «гостевания» В одну повозку впрячь не можно Коня и трепетную лань… Александр Пушкин

Да, я увлёкся, хоть немного И увлеклись мои друзья, Но это было возле Бога, Где не влюбиться в Вас нельзя. Мы лямку десять дней тянули, Молясь на Вас, небесный дар, А Вы небрежно нас столкнули В какой-то жуткий «будуар»?! За что Вы нас — к такой награде? Чем провинились мы «ваще»? Что делать нам на этом складе По блату купленных вещей?! Ах, Инга, трепетная Инга, Поклон Вам низкий, до земли! Нам поделом, пока! Мы с ринга Без боя, в общем-то, ушли.

15


Пётр Козлов

*** …над гением глумясь, Величье низкое, божественная грязь! Шарль Бодлер

Вы власть не признаёте дерзко, В глазах — обманчивая синь, В Вас всё игра, в Вас много блеска, В Вас дух ушедших герцогинь. И я, забыв учёный том, Готов вас развлекать часами… А Вы — обидными словами Хлестнули душу, как кнутом! Зачем? Со мной вам было плохо? Пугает вас возможный плен? Что нет привычного Вам вздоха, Что не смотрю на Вас с колен?! В ответ на ласковое слово Зачем в Вас чёрный огнь горит, Ужели мстить и Вы готовы За боли будущих обид?!

16


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Вы мне писали… И ненавидим мы, и любим мы случайно… Михаил Лермонтов Зачем пленять её мне речью звонкой? Дистанция ведь, право, велика?! Но поглядишь на юную девчонку — Как будто бы попьёшь из родника… П. К.

Не всё любовь, когда волненье в крови, Не всяк войдёт в её священный храм, Не надо приблизительности в слове, Не надо получувств и полудрам! И все страстишки вперемешку с бранью, Кричат, визжат, как кошки и коты, Как много суеты и дребезжанья! Как мало чистоты и красоты! Забавы все — от скуки и от лени, Где те мадонны, что, звездой горя, Лишь взглядом повергали на колени Поэта, мушкетёра и царя?!

17


Пётр Козлов

*** Вот Вы пришли — и поменялись краски, И воссиял Ваш маленький редут, Вы, словно фея из волшебной сказки, И каждый день теперь здесь чуда ждут. В Вас Высший дух присутствует незримо От Вас исходит тихий мягкий свет, Неповторима, вновь несотворима, Такой на свете не было и нет! И в сердце след навек, как от ожога, Ваш образ не стереть и не забыть, Вблизи Мадонны каждый верит в Бога, Спешу и я колени преклонить…

18


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Я без Вас стану глух и нем, Вся во мне Вы — от взгляда, до вздоха, Не бросайте меня совсем! Не бросайте... Мне будет плохо...

19


Пётр Козлов

*** Вот Вы ушли — будто свет погас — В цепкие руки к кому-то, Если б Вы знали, как тут без Вас Пустынно и неуютно. Ах, не спешите рубить мостки, Мне б ласки всего щепотку, Не то от ревности и тоски Я здесь получу чахотку!

20


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Акростих Мои проторены пути, И вдруг мой мир переменился, Лик светлый предо мной явился, Ах, был то ангел во плоти. Я волей усмиряю кровь, И рвётся пусть душа на части, Нельзя мешать чужому счастью, Нам Бог велел умерить страсти, Ад ждёт за грешную любовь.

21


Пётр Козлов

*** Она, как солнце в ясный день, Стирает с лиц уставших тень. В себе безропотно несёт Чужих тревог, чужих забот, Обид, несчастий ассорти… Вот этот Ангел во плоти.

22


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Полна надежды, в нервном ожидании Какой-то чудной, сказочной мечты, Обрушиваешь шквал своих желаний На встречных рыцарей без сожаленья ты. И став на миг любовницей, женой, Ты, торопясь, уже бежишь к другому, Ещё не найденному, может, дорогому, И снова плещешь штормовой волной. Измучившись, хватая воздух ртом, Шлёшь снова SOS (предсмертья позывные), Куда несёшь ты вихри грозовые И где прольёшься радостным дождём?! Останови губительные сели, Твой путь и так обломками отмечен, Любой тайфун, увы, не бесконечен, Храни заряды для великой цели!

23


Пётр Козлов

*** Чудесное создание природы! Не приставал, а восхищался я — Как птицей экзотической породы, Цветущей розой, пеньем соловья. Пусть будет Вам уютно в Вашей нише, Пусть обойдёт Вас стороной беда, Но Вам стихов таких, как мои вирши, Не сочинит никто и никогда…

24


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Вы сегодня — такое чудо, Что от чёрных от глаз — ожог, Словно вдруг прорвалась запруда И ликующий хлынул поток. Я держусь пока, что есть силы, Рассекая грудью напор, Боже ж мой, до чего ж Вы милы, Хоть в петлю или под топор.

25


Пётр Козлов

*** Струится чистый родничок, Кружат песчинки в хороводе, И через девственный поток Ты возвращаешься к природе. Глаза, как Чёрная дыра, Как созерцание — беседы, Полуборьба, полуигра… Без пораженья, без победы.

26


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Ты вся всегда со мной — И днём, и летней ночкой, И поздним вечером, и рано поутру. Ну приласкай меня, Ну напиши хоть строчку! Ну напиши! Иначе я умру!

27


Я один среди тех...

*** Заплела свои гибкие руки Мне на шее в смертельный замок, Вот и всё — я зачахну в разлуке Иль ночами задушит амок.

28


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Я был как склеп, но ты зарёй самою В него вошла, сияньем озаря, Душа лежала нищенской сумою, И чувств былых в ней — два-три сухаря. Но ты вошла, дыханием согрела, Впустила струи жаркие свои, Взметнулось всё, что там тоскливо зрело, И я не склеп уже, а храм любви!

29


Пётр Козлов

*** Я целовался не любя, И рук движенья были плохи, Но то всё было до тебя В совсем-совсем другой эпохе. Всё в прошлом — я подвёл черту, Теперь лишь ты моя богиня, Ты вобрала мою мечту, Ты сердцу — как родник в пустыне. В душе какой-то сладкий стон. От пяточки до уха мочки Так много милого мне, что Я находил лишь по кусочкам. Хочу вперёд идти опять, Хоть через боли и страданья, Противно мне движенье вспять И чувств, и тела увяданье. Я клятву страшную даю! Видал в гробу свои я годы, Я не сдаюсь, я восстаю Против бессмысленной природы! По жилам соки забурлят, Сиянье глаз, упругость кожи, Всё будет, если дивный взгляд Мне в этом хоть чуть-чуть поможет.

30


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

В бою необходим кумир, Я, в страшном напряженьи силы, Готов перевернуть весь мир, Чтоб только ты меня любила. Не просто есть и пить, а жить Тогда есть смысл, презрев все беды, Всё превозмочь, чтобы сложить У ног твоих мои победы. Но если мертвенное «нет», — Жизнь кончена, душа пуста, На что мне суета сует И всяческая суета?..

31


Пётр Козлов

*** Кому — на счастье иль несчастье — Ты запалишь огонь в крови, Ты — сжатая пружина страсти, Ты — омут гибельной любви? Пришла ты из какого мира, Заполнила весь мир собой, Опять запела моя лира, Я снова, кажется, живой…

32


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Ты прошла уже из детства мостик, Как, когда?! Пойду спрошу гадалку, Юркая рыбёшка-длиннохвостик Стала вдруг зелёною русалкой. От тебя флюиды — сотни, тыщи! Я поймал, наверное, одну? Серые огромные глазищи Манят утопиться в глубину. Я отравлен их подводным светом, Я дышать на суше не могу, Тошно мне весёлым, ярким летом Средь других бродить на берегу. Я бы ждал, чтоб ты меня позвала, Я б просил тебя — не уходи, Поздно — много мне, тебе так мало… Буду жить с отравою в груди.

33


Пётр Козлов

*** Вдруг взорван затхлый мой покой! Упрямым взором, стройной ножкой, Такой податливой рукой, Такою мягкою ладошкой. Плечо — уж женственно покато, В глазах уж тьма — ни нет, ни да, И грудь чуть-чуть тяжеловата, Как два налившихся плода. Уж с нею, как в преддверьи чуда, В крови неясное томленье, То ль первый вестник вожделенья, То ль просто психики причуды. Уже ль мне это — за грехи, Уже ль опять найдёшь вериги? В мечтах и думах — и не книги Пишу, а всякие стихи. Сижу вот, а в глазах она, Она, созревшая до срока, Мне без неё уж одиноко, Мне жизнь моя уже тесна. Что это, я боюсь спросить, Последний всплеск души остылой, Иль остро не хватает милой, И снова хочется любить?!

34


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Чуть курноса, высокого роста, С неосознанной бездной в глазах, Длинноногий газель-подросток, Лучик света в угрюмых стенах.

35


Пётр Козлов

*** Отточен мозг, прекрасно тело, Она над нами то и дело Несёт свой образ Человека Из двадцать-будущего века.

36


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Взгляд и ласкает, и жжётся, Мягко звучит бубенчик, Дерзко над миром смеётся Стройненький жар-птенчик. Шумно пред взором девы Стайкой мелькают лица, Кто будет твой Царевич, Юная Жар-птица?

37


Пётр Козлов

*** «Из искры пламя возгорится», Подальше лучше от огня, Я прикоснулся раз к Жар-птице — И искры перешли в меня. Теперь тревожит тело зудом Безумный электронов ток, И вместо крови по сосудам Теперь клокочет кипяток… О моя милая Жар-птица, Ты безобидно так искришь, Но страшно всё ж в тебя влюбиться, А вдруг коснёшься — и сгоришь!

38


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Ты — полноводная река, В твоих водах недолго сгинуть, Найти непросто смельчака, Что ринется в твои пучины. Но с тем, кто уж в твоих волнах, Самозабвенно ты играешь, То затерзаешь в бурунах, То мягко всплесками ласкаешь. Когда ж измучив, излюбя, Ты выбросишь пустого в устье, Он в мелких речках без тебя Зачахнет от тоски и грусти!

39


Пётр Козлов

*** Мне хорошо и радостно с тобой... Хоть я привык немного к поклоненью, Чуть-чуть влюблённости, Чуть-чуть волненья, Когда играешь в фантики с судьбой. Воспоминания — они гурьбой Бегут за мной, как волны стайкой в устье, Неся с собой оттенок лёгкой грусти... Мне хорошо и радостно с тобой. Когда усталый день даёт отбой, Глаза прикрою — ты склонилась феей. И сладко мне в объятиях Морфея... Мне хорошо и радостно с тобой. А утром, мыслью овладев собой, Уже лечу к тебе с восторгом сладким, Средь дел мечтаю о тебе украдкой... Мне хорошо и радостно с тобой. Покой нам снится — вечен только бой — Ты принесёшь мне горькие мгновенья, И всё же я твержу с благоговеньем: Мне хорошо и радостно с тобой.

40


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Пучину гордого познанья Взамен тебе открою я… Михаил Лермонтов

Опять раскинул паутину Приятный Демон-Асмодей, Коварства грозную пучину Разверз и жертвы ждёт, злодей! Потусторонний взор блуждает, Рождает всполохи ланит, Он жжёт, он властно принуждает, Он в омут ласковый манит. И речи — сладкая отрава, Густой, прилипчивый туман, Там всё есть — страсть, игра, забава, Обворожительный дурман. Зачем?! Широко кинул сети, Чтобы поймать всего одну?! Каких восторгов ждёшь ты встретить? Открыть какую глубину?!.. Обречена средь взглядов тусклых Она твой жгучий взор искать, Во сне, устав от тайной грусти, Отраве сладостной внимать! Зачем — на грани Рубикона Лавину сбросить хочешь вниз?! Разрушить дух святой иконы Зачем?! Злой дух?! Остановись!!

41


Пётр Козлов

*** Как узник цепию железной Прикован мыслью я к тебе… Из раннего

Хоть мой ритм очень плотный, Я живу вполовину, Ангелок беззаботный, Ты столкнула лавину! Ты резвишься, звеня, От избытка здоровья, И терзаешь меня Запоздалою болью. Я повержен, я сник, Жертва грозного рока — Мне теперь каждый миг Без тебя одиноко. Мне с тобою светло, Мне с тобою уютно, Сердце спазмой свело — Без тебя очень грустно. Ангелок — ученица, Я ведь всё понимаю — В крепкой клетке жар-птица, Я её не поймаю.

42


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Я тебе поклонюсь, Как царице на троне, Я тебе помолюсь, Как печальной иконе, И уйду дальним краем, Лишь науку любя, Среди дел забывая И себя, и тебя.

43


Пётр Козлов

*** Три долгих дня — какая мука! Пустых, ненужных, долгих дня, Опять жестокая разлука Тебя уводит от меня. А ты, лишь опустеют рюмки, Без принуждения, сама В чужие ласковые руки Спешишь! Бог мой! Сойти с ума.

44


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Плетётся время, за зимою лето, Течёт унылей год от года кровь, Ты возрождаешь вновь во мне поэта, Ты порождаешь вновь во мне любовь. И вихри чувств и мыслей вьются в танце, Стремясь наружу яростной гурьбой… Но мы, увы, разделены в пространстве И времени безжалостной судьбой.

45


Пётр Козлов

*** Я «попался», тоскою гоним, Повинуясь чуть слышному зову, Породнила ты с миром иным И украла из мира былого. Поигравши, с собой не взяла, Слабой ручкой, грустя, помахала, Ах, зачем ты меня увлекла, Ах, зачем ты меня приласкала?! И брожу я, чужой средь чужих, Раздвигая прохожих руками, И живу я от сих и до сих В колее, проторённой веками.

46


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Когда-нибудь я улыбнусь, Всепонимающе и мудро, И набегающую грусть Смахну, как с зеркала слой пудры. Последним отзвуком кольнёт Всё, что до боли было мило, Сожмёт внутри — и всё пройдёт — To ль померещилось, то ль было. А ныне в страсти бесполезной, Подвластен тайной ворожбе, Как узник цепию железной, Прикован мыслью я к тебе. Сижу, тебя ругмя ругаю За все возможные грехи. Скучаю зверски и страдаю, И... всё штудирую стихи. Зачем орёл простой синичке?! Среди любителей «клубнички», Что вкруг тебя дрожат в огне, Я знаю — нет подобных мне! Опомнись, дева, пожалеешь! Мой мощный мозг, мой дух — не шутка — Их не усвоив, заболеешь Ты несварением желудка. Оставь же мелкое коварство, Смиренно Господа моля, Впусти с любовью в своё царство Достойнейшего короля.

47


Пётр Козлов

*** На полянке, где всегда веселье, Где готов и стол, и дом в кустах, Пела птичка, заливаясь трелью, Под восторги стаи малых птах. Так и пела б эта птичка-прима, Да случайно встретилась с орлом. Он летел на мощных крыльях мимо И закрыл ей солнышко крылом. Распластался в небе тучей грозной, Оборвал ей песенку в груди… Стало всё крупнее и серьёзней, Стало всё иначе впереди.

48


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Я один среди тех, постарелых и вялых, Ты одна среди этих, бездумно младых, Я подал тебе руку, всю в царапинах рваных, Я увидел тебя среди многих других. Но тебя испугали царапины эти, Ты отвергла её — за такой-то пустяк?! О жестокие судьи, несмышлёные дети, Как вы можете ранить — не со зла, просто так! И повисла рука крылом перебитым, Мы продолжим опять свой бессмысленный бег, Средь толпы разношёрстной, Ты одна среди этих, Я один среди тех.

49


Пётр Козлов

*** Не моя, видно, ты звезда, Не твоя, видно, я планета...

Я — романтик, а ты — голый практик, Этот бег был у нас в никуда, Мы с тобой из разных галактик, Мы — чужие, совсем, навсегда…

50


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Я не способен на большой порыв, Он не по силам сорванному сердцу, И жар чужой случайно приоткрыв, Я тут же тихо затворяю дверцу. Подверженный внезапному томленью, Мечтаю, мучаюсь, не сплю ночей, Бегу за зыбким счастьем в упоеньи, Но всё — под наблюдением врачей.

51


Пётр Козлов

*** Недостижима, недотрога, В духовном панцире, в тисках, Боишься, видно, сильно Бога, Мертвит все чувства этот страх. Всё строже, строже год от года, Уж очень ты стремишься в рай, Хоть рвётся женская природа Сквозь все запреты, через край. Ты ж, вся отдавшись аскетизму, В душе своей растишь пустырь, Живая жизнь сквозь догмы призму Ведёт не в рай, а в монастырь…

52


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Чтоб проверить породу, Истина там иль ложь, Пробуют огнь и воду, И медные трубы тож. Для чувств механизмы другие, Магия нежных слов, Мужские объятья тугие И глаз чарующих зов. Если всё сильно и свято, Чего ж так страшишься ты?! Алмаз не боится царапин, А золото — кислоты.

53


Пётр Козлов

*** Вкруг тебя — в делах сердечных асы Всё воркуют чужеземцы, сладкогласны, А хранитель по веленью рока От тебя далёко, ох далёко! И боюсь, под утро вельми пьяна Ты поддашься на зазывный плач Бояна… О, молю я исступлённо Бога — Сделай свет Галину недотрогой! Алчных любодеев свору сгинь! Господи, да сбудется! Аминь!

54


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Глаза Два опахала вдруг взмахнули, А из-под них — два Иссык-Куля, В озёрах лебедем вопрос: В какую бездну этот кросс? Куда бежим? Спешим за кем? Зачем?

55


Пётр Козлов

*** Это было на чудо похоже: Солнце, море, траттория, бар, Сквозь холодную мраморность кожи Пробивался твой юный пожар. И глаза, что чего-то всё ждали, В них восторг вперемежку с мольбой… Но разведены в дальние дали Мы угрюмой злодейкой судьбой. Я не жду и ни встреч, и ни строчек, Ничего я не жду впереди, Лишь останется тёплый комочек От тебя в опустевшей груди.

56


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Ты не будешь моей никогда, Знать, судьбою наложено это, Не моя, видно, ты звезда, Не твоя, видно, я планета. Лишь мгновенье был наш полёт, И опять разошлись орбиты, Но с тех пор меня ночью зовёт Кто-то голосом Аэлиты.

57


Пётр Козлов

*** Всё ушло. Мгновенье до разлуки, Ничего не будет впереди, Зря я к ней протягиваю руки, Зря молю глазами: «Погоди!» Как в пещеру, я забьюсь в науку, А она? Она уйдёт к Нему… Сохрани, Господь, мне эту муку, Сохрани хотя бы одному.

58


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Близ тебя мир иной, Тут закон не закон, Он наполнен тобой, Здесь другой ритм и тон. Без тебя карусель Мелких дел как-нибудь, Размывается цель И теряется суть. Мир закрыт на засов, Притяжения гнёт, И вселенских часов Замедляется ход. Апатичную лень Нету сил превозмочь, Длинный тягостный день, Бесконечная ночь. Ты как солнце сверкаешь, Лучами губя, Как отныне — ты знаешь? — Мне жить без тебя?!

59


Пётр Козлов

*** Обидно за себя и за тебя обидно, За мир, что в суете так низко пал, Любовь в лесу, где ничего не видно, Я, как кубышку с кладом, закопал. В корнях зарыты боль, страданья, раны, Теперь как все — здоровый и пустой. Растут-растут деревья-великаны И манят непонятной красотой.

60


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** И ночь пуста, и день унылый, И ангелы поют скорбя, Когда со мною нету милой, Когда со мною нет тебя. Нет воли, где моя гордыня, Где ум? На что всё это мне, Когда вокруг меня пустыня, Всё мертво в мрачной тишине. Приди, развей туманы скуки, Огней ладошками плесни, И только ласково взгляни И дай мне ласковые руки.

61


Пётр Козлов

*** На тебе след чужих поцелуев И тепло чьих-то жадных рук, Там остались и жаркие струи, И созвучный сердечный стук. Там от близости напряжённой Очистительная гроза, И любовью чужой, отражённой У тебя искрятся глаза. Зря я вновь сочиняю строчки, Там осталась душа твоя, И красивой пустой оболочке Признаюсь в своих болях я…

62


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Ты любишь жизни голоса и краски, Но мир бывает холодно жесток, Тогда ты вянешь без любви и ласки, Как комнатный изнеженный цветок. Отзывчива на добрую заботу, В тепле ты только набираешь сил, Ну почему тебя когда-то кто-то Беспечно этой радости лишил?

63


Пётр Козлов

*** Пройдут года, ты вспомнишь — был я мил, Я вспомню — ты мне тоже часто снилась, Я пожалею, что не соблазнил, Ты пожалеешь, что не соблазнилась. Пройдут года, мы после всё поймём, Что редки в жизни светлые минуты, А связи, узы — часто просто путы, Что мы с благоговением несём.

64


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

*** Увлекли меня вновь химеры, И опять очутился я, Перепрыгнув через барьеры За пределами бытия. Ждёт и бизнес меня, и наука, А всё прочее — просто вздор, Ни к чему мне душевная мука, Ни к чему мне весь этот позор. Ни к чему мне ещё одно горе, Пусть мне будет полезный урок… Хорошо, что забит в договоре Just in case * испытательный срок!

*

Just in case (англ.) — на всякий случай

65


Пётр Козлов

Ночное видение Лишь две стены да голубой кусок Прозрачного, предутреннего света — Как безнадёжно расстоянье это! Два разных мира отграничил рок. И в том, другом — где связей паутина, Где гнёт заботы, вожделенья муки, Ты сквозь пространство, бедная ундина, Ко мне протягиваешь трепетные руки! Я верю в чудо! Ночью звёздно-звонкой Застынет взгляд мой нитью серебристой, И ты по мостику походкой быстрой Вспорхнёшь в мои объятия тихонько… А утром — снова убежишь в свой мир. И я останусь, ревностью томимый, И снова разделяет нас эфир — Невидимый, но непреодолимый.

66


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Видение Ночью раз в полусонной квартире Я увидел родные черты, Растворённая в тёмном эфире, Предо мною стояла ты. Чуть присела у изголовья, Прикоснулась ко мне рукой… Я лежал, напоённый любовью, А вокруг был счастливый покой…

67


Пётр Козлов

*** Что в этом образе таится, Что наяву, а что мне снится? Ни смеха громкого, ни стона, Как Византийская икона. Травинка лунного посева, Портрет загадочный наскальный, Безмолвно, как Святая дева Всем сострадательна печально.

68


Я один среди тех... | Близ тебя, без тебя

Наваждение Подвластный сладостному гону, Что мне устроил Асмодей, Я сотворил себе икону И истово молился ей. И электрические токи Терзали бедного меня, И поэтические строки Рождались, рифмами звеня. Пускай исчезнет наважденье, Пусть кончится в душе буза, Погаснет чудное виденье, Потухнут чудные глаза. Прощай, придуманная мука, Что издеваться над собой?! Привет, забытая наука, Я снова здесь, я снова твой!

69


Пётр Козлов

*** Исчезнут виденья, погаснет звезда, Растает загадочный парус, Уйдёт всё с тобою, лишь я как всегда На грешной земле останусь. Зачем же всё снова, коль виден конец? Зовущая стихнет пусть нота. Я знаю спасенье (теперь я мудрец) — Работа! Работа! Работа!

70


Я один среди тех...

Межа


Я один среди тех... | Межа

Исповедь Я помню в жизни три ступени... Грань детства — мне пятнадцать лет, Я весь в мечтах, я — «юный гений», И вкруг меня лазурный свет. И недоступные мадонны, Богиней чудных череда, И только взглядом восхищённым Я их касался иногда. Я их панически боялся, И, хоть лишь в мыслях был я смел, Неделю каждую влюблялся И тайным пламенем горел. И жил и с радостью, и с болью, Я только так и мог любить, Обыденной, земной любовью, Страшась святыню оскорбить. Этап второй — я в институте, Тут чья-то властная рука Сменила мысли мои круто, Я — член подпольного кружка. Холерик, вовсе не флегматик, Взрываясь в миг от жгучих слов. Я — революции фанатик, Я жизнью жертвовать готов.

73


Пётр Козлов

Нас называли хунвейбины, Плевать! В горячечных умах Рождались светлые вершины, Стряхнувши жизни прежней прах. А от богинь я там отрёкся, Я образа в душе сменил, Я революцией увлёкся, Я отдал ей весь юный пыл. Померкли вдруг мои святыни, Когда стал взгляд мой строг и сух, Увидел их совсем земными, Открылся мне их тленный дух. Я стал почти их ненавидеть, За боли прошлые им мстя, Смеялся, не боясь обидеть, Блистал, пародией шутя. И хоть порой сгущались тучи, За бурным днём шёл новый день, Но исподволь, в житейской буче, Подкралась новая ступень... Теперь я взрослый, много дела, Борьба, подвохов то и жди, Любовь большая отшумела, Завод остался позади.

74


Я один среди тех... | Межа

Моя профессия — учёный, Я полон грандиозных дум, Но снова юные мадонны Смущают мой научный ум. Когда стучит навстречу скоро На каблучках девчушка в брючках, Мне нравится и строгость взора, И слов безвредные колючки. Я грустно посмотрю ей вслед, — Средь мужиков, пигмеев духа, Она погаснет — и старухой Уж станет где-то в тридцать лет. Она, подвластная мужчине, Впорхнув, отрёкшись от всего, С ним рядом станет не княгиней, А только «бабою его». Так и живу, уж обожжённый, Уж умудрён, совсем не прост, Светясь лишь светом отражённым Случайно вспыхивавших звёзд.

75


Пётр Козлов

Студент ныне (Зарисовки с натуры в общежитии) Студенты возникли уже давно. Не было вовсе ещё кино, Не был известен гриппозный вирус (Как говорит нам о том папирус). Водились слоны, носороги да тигры, Но были уже Олимпийские игры, Учил уже класс в ущелье меж гор Своей арифметике Пифагор. А где-то рядом, умён и сед, Умы направлял в тиши Архимед. Позже, запутав нога за ногу, Изучали студенты йогу, Стояли на гречке, чтобы впрок Пошёл надолго Божий урок, Потом пошли регулярные курсы, Как описано в «Очерках бурсы»*. Сидит бурсак, наевшись дынь, И зазубривает латынь, Холодно, голодно — всё пустяки, Не унывали тогда бурсаки. *

«Очерки Бурсы» — произведение русского писателя Николая Помяловского (1835–1863)

76


Я один среди тех... | Межа

Снимали студенты всё больше углы, Какие там танцы, какие балы? Поучит в «углу», получит пятёрку, Потом в театр быстрей на галёрку. И хоть не хватало еды и сна, Весел студент был во все времена. Но ныне не тот уж студент, измельчал, Совсем послабел он и нытиком стал. Студенты теперь — категория важная, Знанье дают им многоэтажное.

77


Пётр Козлов

Студентке на день рождения В твой строгий храм так высоки пороги, Здесь много страждущих — от них возня и гам. Они настойчивы, но все коротконоги, Твои ступени им не по ногам. Ты подожди — есть рыцари-мужчины, Побудет пусть незанятой рука, Они идут с вершины на вершину, Цепляя головою облака. Ты подожди… Ведь впереди дороги, Он где-то есть — из умных и больших, Он переступит все твои пороги И склонит голову у грозных ног твоих.

78


Я один среди тех... | Межа

*** О женщины, мы с вами в этот час, Торжественная, звонкая минута, Мы собрались сегодня ради вас, Забыв дела, в А-зале института. Мужи науки уж хвалили вас, И я хочу пропеть на этой ноте ж, Позвольте ж в ладный хор вплести свой глас, Известно: кашу маслом не испортишь! У вас здоровый дух в здоровом теле, Но нацепив мужчинам на бок шпагу, Вы маску слабости спокон веков надели, Чтобы зажечь в мужских сердцах отвагу! Мы бодры днём, у нас хороший сон! Как мумиё, женьшень, как пантокрин, Как рюмка коньяку Наполеон Вы, женщины, для истинных мужчин! Мужчины любят часто сесть за стол, Но в мыслях — на коленях перед вами, Поверьте, мы бы грохнулись на пол, Вот только брюки чистим мы не сами. Как мы ни рвёмся — вы всё время «над», И всё ж на вас мы не таим обиду, Матриархат? Пускай матриархат, Но чтоб патриархатом был он с виду!

79


Пётр Козлов

Вы хороши всегда — и под шуршанье мела, Под звук гитар, под звон кастрюль и ложек, Сдаёт наш мозг мужской, слабеет тело Пред мощью чудных глаз и стройных ножек. Вы наши феи, вы — наш эталон! За жар сердец, заботливые руки Примите низкий, до земли поклон От рыцарей ученья и науки! 7 марта 1979 г.

80


Я один среди тех... | Межа

*** Работа, спорт, опять работа, Я суетой по горло полн, А может, мне летать охота Или скользить по гребню волн; Стремиться ввысь неудержимо И с высоты взирать окрест… Увы, судьба неумолима, И мы должны нести свой крест.

81


Пётр Козлов

*** Я гений — Игорь Северянин… Игорь Северянин

Я — учёный, учёный, учёный! Я — с наукой навек обручённый, Заплелись, паутиной повисли Мои умные-умные мысли! Раб тяжёлых, но сладостных мук, В ожиданьи годами немея, Паутиной, как муху паук, Я ловлю в надпространстве идею!

82


Я один среди тех... | Межа

Учёным Лабиринты абстракций круша, В квазимире, на жизнь не похожем, Вы живёте — и ваша душа Исчезает шагреневой кожей.

*** Сменился круто жизненный сценарий, Уныло в важных зданиях везде, Бурлит энергией пассионарий В подвалах, общежитьях и т. д.

83


Пётр Козлов

*** Приятен западный народ, Красиво всё — как ест, как пьёт, И длинных ног неспешная походка, И горделивая в словах нерусских нотка. Но не люблю сей западной красы я, Мила мне всё ж одна моя Россия — На толстых женщинах безвкусные бусы, На пьяных мужиках — семейные трусы.

84


Я один среди тех... | Межа

*** Красивый, светлый и стройный объект, Живи, наслаждайся и делай проект, Слушая Баха иль песни Буша, Так нет же, хнычут, нету, мол, душа. Вы — торопливые горожане! Душ — чепуха, ходите в бани! Попаришься славно, весь в поту, Изгонишь молочную кислоту, Сухим, перегретым, яростным паром Расширишь тысячи капилляров, Расправишь плечи и будешь потом Сказочный рыцарь — кровь с молоком! Стонут опять, не жизнь, а пытка, Мол, не работает электроплитка! Трудно думать, мол, о Кирхгофе, Без аппетитной чашечки кофе. Эх, нету на вас Эзопа, Потомки могучих питекантропов! И для себя и для ваших сестёр Соорудили бы быстро костёр, Зажарили б мясо большим куском И были бы рыцари — кровь с молоком! Жалобы снова: пойду, мол, к врачу, Это — не нравится, то — не хочу,

85


Пётр Козлов

Здесь — надоело, там — тоже плохо, Тусклые взгляды, ахи да охи, Одолевает без танцев и «кин» Русско-английско-французский сплин. Призыв: «О, мыслящие создания! На профсоюзное дружно собрание! Обсудим всё, в глаза, без прикрас, Проблемы решим, как надо, враз!» Призвали раз, призвали два, Пять человек пришло едва, Студентам туда идти неохота, Совсем засосало тоски болото. Какие проблемы, чувства, любовь? — В два раза медленней движется кровь, Руки повисли, не движут умом И покрываются медленно мхом. Вдруг афиша: «Проснитесь, сони! После собрания будет «Погоня!» Стреляют там сидя, лёжа, стоя Неунывающие ковбои. Простор для резни, нету милиции, Без скальпов бегают бледнолицые!» Поднялись, пошли смотреть на бои, Хоть чуть оживить чувства свои.

86


Я один среди тех... | Межа

Снова обижены: «Много, мол, шума, Совсем не работает наша Дума, Великий князь чуть свет встаёт, Настоянный мёд черпаками пьёт, Повеселев в столь ранний час, Совсем забывает о бедных о нас». Князей меняем, да мало толку, Всё так неуютно в наших светёлках, О прикреплённые, придите, Нам, несмышлёнышам, помогите! Славяне-друзья, собирайте Вече, Да посылайте гонца далече, С челобитной да белым стягом, Как наши предки, опять к варягам, Если сами в дремотном сне, Ищите князя на стороне, Может, не хватает Вам розог дозы, Сразу выведет из гипноза, Порядок будет и благодать, Будете князя благословлять. И закипит повсюду работа, Забудете слово «неохота». Нельзя сказать, что всё стоит, Что-то идёт и даже бежит.

87


Пётр Козлов

Пока наслаждаюсь в дремотной неге я, Моя работает редколлегия, Без вздохов, без ахов, меня не виня, Рисует и пишет — для меня. И тут же труженики-старатели, Прикреплённые преподаватели, Проводят диспуты и беседы, Обсудят мои возможные беды, Что мне делать и кем мне быть (Чтоб в институт далеко не ходить). Вы не горите, друзья, вы тлеете, Смотрите, возможно, окаменеете, Будут потом изучать потомки, Ваши каменные обломки: «Что это было — скульптура иль тело? Автор — Роден иль Микеланджело? Что за унылый и дряблый лик, Кто это, юноша или старик, Остался стоять безмолвно в веках С застывшею жалобой на устах?!»

88


Я один среди тех...

Серебристые нити


Я один среди тех... | Серебристые нити

Поэт Мятежный дух, дитя сомнений, Непризнанный, ранимый гений, Устав любить свою мечту, Бежит в мирскую суету. Бежит к живым от вечной скуки, С надеждой к ним он тянет руки, Но ловит изумлённый взор, Непониманье и укор. Зачем мутишь теченье Леты, Зачем смешны тебе запреты, Зачем тревожит нервный стих Заветы древностей святых?! Не может объяснить он это. Он ищет боли, ищет света, От мира отделён межой, Всегда один, всегда чужой, Привык к насмешкам и гоненью, Среди людей он бродит тенью, И рвутся сквозь его уста Мозг Демона, душа Христа.

91


Пётр Козлов

*** Поэт один, всегда один, Он раб себе и господин. И, негодуя иль любя, Поёт он больше для себя!

*** Поэт страшнее оккупанта: Презрев молву, забывши долг, Ты отдаёшь во власть таланта Себя — на муку и восторг.

92


Я один среди тех... | Серебристые нити

После встречи с поэтами Вновь поэты пошли из гнездовья По местам, где идут бои, Чтоб насытить горячей кровью Обветшалые чувства свои, Чтоб потом то хором, то сольно, Как шарманка, надрывно петь — Как им холодно, как им больно, Как им хочется умереть! Надоели с чувствами мнимыми Попугаи, поэты-скворцы, Где ж вы, любящие, ранимые, Где талантливые творцы?!

93


Пётр Козлов

*** Мы, согнутые в рабстве от века, Осознали в себе Человека, Но живут до сих пор на задвижке Маленькие людишки. Непривычно им, страшно на воле, Непонятны им наши боли, Недоступны им наши радости — Ищут всё, бедные, гадости. Ищут, как слово — поэт, Как золото ищут старатели, И «шепчут» уже сколько лет Тайные доброжелатели. Живёт без любви настоящей, Света боясь, как крот, Ползающий, шипящий, Пресмыкающийся народ. О воинствующая серость! Мшистая окаменелость! Жалко тратить на вас строфу, Тьфу!

94


Я один среди тех... | Серебристые нити

Подражание Роберту Рождественскому Если встретил бы я строителя, То ходил бы собаки верней, Я любил бы её длительно За себя и за тех парней.

Подражание Сергею Есенину Когда она построит себе дом, Войду хозяином я в новенькие сени, Скажу: «Привет! Мы будем жить вдвоём! Знакомый ваш Сергей Есенин».

95


Пётр Козлов

Подражание Владимиру Маяковскому 1. Грянула нежность, как баян многорядный, И тело, и душу хромую Петрову От мира сокрыла в туман непроглядный, Валом раздавила девятиметровым. Нежность в руках, в карманах, за шиворотом, Воздух глотаю, нежности полный, В нос вдохнулась гриппозной сывороткой — И хорошо, и щемяще, и больно. Кричу, как у Мунка, рот разинув, Шепчу, заклинаю: милая, дорогая, Приди, забери хотя б половину, От нежности избытка я умираю. 2. Демон трёхголовый когтится, что ли, В этом ангелочке, девчушке-недотроге?! Вдруг закувыряло, как перекати-поле, Голова-ноги, голова-ноги, голова-ноги!

96


Я один среди тех... | Серебристые нити

Ответ на эпиграмму Я не привык быть чьей-то тенью, И на моём пути не стой, Да, я начинён самомненьем, А ты, мой друг, совсем пустой! Пустой, как сдутая игрушка, На сильных злобу затая, Всегда в хвосте, на побегушках — Вот участь жалкая твоя!

Врач-стоматолог Обрёк Господь на муки деву — Мужчин оценивать по зеву, Забудешь о любви и страсти После гнилой, щербатой пасти.

97


Пётр Козлов

*** «Не мог ценить он нашей славы, Не мог понять в сей миг кровавый — На что он руку поднимал!» Михаил Лермонтов

Я глуп бываю иногда: В её неопытные руки Я отдал трепетные муки И ждал в волнении суда. В её руках — точёный, хрупкий Узор изгибами сверкал, Но хочется молочным зубкам Скорей на пробу взять металл! Куснула раз, куснула два — Видны царапинки едва, Тут нужен зрелый зуб — и вот Она толпу к себе зовёт, И на её призывный глас Узор завистливо и грубо Уж мнут прокуренные зубы И пожирает алчный глаз! Душа восторгом сладким полна, Вплетая голос в общий гул, Она зело-зело довольна — Нет, я её не обманул!

98


Я один среди тех... | Серебристые нити

Так, много дней пробыв без пищи, Найдя случайно золотой, Среди толпы собратьев нищий Трясёт зажатою культёй! О бедность духа, ты в угаре Сменила разом краски тут, Известно, ровне только дарят, А нищим — просто подают!

99


Пётр Козлов

*** Меня в разгар любовного угара То ль за мои, то ль за твои грехи Господь лишил лирического дара, И вот уже я не пишу стихи. Пью по утрам вполне приличный виски, Бессмысленные говорю слова, Читаю СМС твои записки… Ну, в общем, существую… Как трава.

100


Я один среди тех...

Узы


Я один среди тех... | Узы

*** В бездну от костра летят искринки, Светят там в переплетеньи сфер, Тянет нас к берёзкам и осинкам От квадратных каменных пещер. Знать, истоки не совсем забыты, Если близок нам мадонны лик, И после отравленного быта Чистой струйкой радует родник. Ближе юность к девственной природе, Вот чем манит дева-егоза, Родниковый струйкой плещет body, И искрятся чудные глаза.

103


Пётр Козлов

Очистительная гроза Мрак покрыл мирозданье, Напряглись облака, Лес притих, в ожидании, Тёмной стала река. Уползли в норы гады, Гнётся в страхе лоза… Засверкали разряды, Разразилась гроза. Бурным ливня потоком Смыло грязи и зло, Налились листья соком, Стало снова светло. Полон лес птичьим звоном, Вновь в природе весна… И глотнувши озона, Улыбнулась она…

104


Я один среди тех... | Узы

*** Вечерний бор — приют веков, Вершины спят под облаками, И звёзды из чужих миров Глядят лучистыми глазами. В такой вот вечер не до сна, Брожу без цели по дороге, Всплывают Лермонтова строки, Душа восторгами полна. Остались где-то далеко Дела, заботы, связи, узы И снова трепетные музы Мне что-то шепчут на ушко…

105


Пётр Козлов

На даче Мелкий дождь за окном моросил, Полусвет, полумрак, Походил, полежал, пригубил, — Всё не то и не так. Грудь болит, и тревожит висок, Полумрак, полусвет, В целом мире один… Одинок Я уж тысячу лет…

106


Я один среди тех... | Узы

Маме в день рождения Ты дала детям плоть, ты дала детям дух, Жизни праведной с детства учила, Твой священный огонь в их сердцах не потух, Для добра ты им души открыла. Твои заповеди были с виду просты, Но чтоб мудрость веков в них заметить, Сколько нужно прожить, сколько нужно пройти, Сколько нужно увидеть на свете. Были грипп и ангина, и трудно с едой, Нос разбит и разорваны брюки, Но всегда беззаветно боролись с бедой, Материнские добрые руки. Ты гордиться должна трудной жизнью своей, По земле ступать гордо и прямо, Никогда не болей, никогда не старей, С днём рождения, милая мама!

107


Пётр Козлов

Грустно Массы спешат, вперёд и вперёд, Праздничный зуд обуяет народ, Славят, горланят плакатно и устно, Мне — грустно. Шум за столом, каждый ест и пьёт, Празднует чинно честной народ, Старались хозяйки, всё очень вкусно, Мне — грустно. Со мною в праздник такой — морока, Забыв, где я, отстаю от потока, Нет от еды, от вина нет мне прока — Мне — без тебя одиноко.

108


Я один среди тех... | Узы

*** Мою печаль как ветром сдует, Он близкий, от него тепло, Обворожит и заколдует, И спрячет в ласку, как в дупло. А вы — живите, как и жили, Глотайте пиво до икоты, Любите, ежели любили, Ругайтесь, ежели охота.

109


Пётр Козлов

Образец жизни Спят в нас наши тайны и секреты, Дремлет до поры желаний рой, И туда, где звёзды и кометы, С жуткой силой тянет нас порой. Но случаются и исключенья, Кто-то хочет по заветам жить, Правильные только увлеченья, Правильные фразы говорить. Правильное юное сердечко Незачем до срока волновать… В поздний вечер у горящей свечки Хорошо о звёздах помечтать.

110


Я один среди тех... | Узы

Звёздочка Там, где мифические тела, На тверди небес запылённой Звёздочка новая вдруг расцвела Пронзительно чистой короной. И мир, опустивши меч и копьё, Забыв о борьбе за пищу, Мир, озарённый светом её, Стал светлее и чище.

111


Содержание

Близ тебя, без тебя «Познали мы мирозданье…» 7 «Из ничего, из ниоткуда…» 8 «Я весь в борьбе…» 9 Осанна 11 «Слёзы в глазах...» 12 К Н. 13 «Десять дней необычного лета…» 14 После «гостевания» 15 «Вы власть не признаёте дерзко…» 16 Вы мне писали… 17 «Вот Вы пришли…» 18 «Я без Вас стану глух и нем…» 19 «Вот Вы ушли — будто свет погас…» 20 Акростих 21 «Она, как солнце в ясный день…» 22 «Полна надежды…» 23 «Чудесное создание природы!» 24 «Вы сегодня — такое чудо…» 25 «Струится чистый родничок…» 26 «Ты вся всегда со мной…» 27 «Заплела свои гибкие руки…» 28 «Я был как склеп, но ты зарёй самою…» 29 «Я целовался не любя…» 30 «Кому — на счастье иль несчастье…» 32 «Вдруг взорван затхлый мой покой!» 33 «Ты прошла уже из детства мостик…» 34 «Чуть курноса, высокого роста…» 35 «Отточен мозг, прекрасно тело…» 36

112


Содержание

«Взгляд и ласкает, и жжётся…» 37 «Из искры пламя возгорится» 38 «Ты — полноводная река…» 39 «Мне хорошо и радостно с тобой...» 40 «Опять раскинул паутину…» 41 «Хоть мой ритм очень плотный…» 42 «Три долгих дня — какая мука!» 44 «Плетётся время, за зимою лето…» 45 «Я «попался», тоскою гоним…» 46 «Когда-нибудь я улыбнусь…» 47 «На полянке, где всегда веселье…» 48 «Я один среди тех, постарелых и вялых…» 49 «Я — романтик, а ты — голый практик…» 50 «Я не способен на большой порыв…» 51 «Недостижима, недотрога…» 52 «Чтоб проверить породу…» 53 «Вкруг тебя…» 54 Глаза 55 «Это было на чудо похоже…» 56 «Ты не будешь моей никогда…» 57 «Всё ушло. Мгновенье до разлуки…» 58 «Близ тебя мир иной…» 59 «Обидно за себя и за тебя обидно…» 60 «И ночь пуста, и день унылый…» 61 «На тебе след чужих поцелуев…» 62 «Ты любишь жизни голоса и краски…» 63 «Пройдут года, ты вспомнишь — был я мил…» 64 «Увлекли меня вновь химеры…» 65 Ночное видение 66 Видение 67

113


Содержание

«Что в этом образе таится…» 68 Наваждение 69 «Исчезнут виденья…» 70

Межа Исповедь 73 Студент ныне 76 Студентке на день рождения 78 «О женщины, мы с вами в этот час…» 79 «Работа, спорт, опять работа…» 81 «Я — учёный, учёный, учёный!» 82 Учёным 83 «Сменился круто жизненный сценарий…» 83 «Приятен западный народ…» 84 «Красивый, светлый и стройный объект…» 85

Серебристые нити Поэт 91 «Поэт один, всегда один…» 92 «Поэт страшнее оккупанта…» 92 После встречи с поэтами 93 «Мы, согнутые в рабстве от века…» 94 Подражание Роберту Рождественскому 95 Подражание Сергею Есенину 95 Подражание Владимиру Маяковскому 96 Ответ на эпиграмму 97 Врач-стоматолог 97 «Я глуп бываю иногда…» 98 «Меня в разгар любовного угара…» 100

114


Содержание

Узы «В бездну от костра летят искринки…» 103 Очистительная гроза 104 «Вечерний бор — приют веков…» 105 На даче 106 Маме в день рожденья 107 Грустно 108 «Мою печаль как ветром сдует…» 109 Образец жизни 110 Звёздочка 111

115


Литературно-художественное издание Серия «Вдохновение»

Пётр Алексеевич Козлов

Я один среди тех... Редактор серии Эд Побужанский Редактор Денис Копейкин Дизайнер Дмитрий Климович Корректор Денис Ефимов Формат 145х205 мм Тираж 50 экз.

ООО Рекламно-издательская группа «ОБРАЗ» 127591, Москва, Дмитровское шоссе, д. 100, стр. 2, торгово-офисный центр «Норд Хаус», офис 31-121, тел.: +7 (495) 223-44-39, +7 (926) 187-59-89, е-мэйл: 2234439@mail.ru

издайкнигу.рф

купикнигу.рф


Пётр Козлов. Я один среди тех... Стихи  

Книга стихов «Я один среди тех...» — яркий поэтический дебют академика Петра Козлова, отмечающего в феврале 2014 года семидесятилетний юбиле...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you