Page 50

50

ЗНАЙ НАШИХ раз в месяц в одном из кафе Таллинна (и один раз в Тарту) проводились открытые беседы на выбранную авторами концепции тему. Сначала это была литература разных стран Европы с упором на конкретные имена и книги. Потом темы стали более широкими и привязанными то к жанрам литературы, то к каким-то книгам, связанным между собой ассоциативно. Бесед за вечер бывало две, каждая минут по 40-45. В перерывах звучала музыка, тоже каким-то ассоциативным образом связанная с темой вечера. Длилось все это два, а то и два с лишним часа и было самым посещаемым литературным мероприятием, в котором я когдалибо в жизни принимал участие. То ли из-за того, что всем зрителям предоставляли бесплатное бухло и закуски, то ли из-за того, что открытые интервьюеры и их гости говорили интересные, содержательные и захватывающие вещи, богато разбавляя свои беседы искрометным интеллектуальным юмором. Я, конечно, склоняюсь ко второй версии. Не помню, о чем я говорил конкретно с Каусом. Скорее всего, о финской литературе, в которой он специалист. Суть в том, что вот мы о чем-то окололитературном говорили, вот он отвечал на мои вопросы и уверенно отбивался от моих иронических комментариев. Обычно с прочими собеседниками на этом дело и кончалось, но не с Каусом. После нашего разговора он вернулся домой, видимо, много думал, видимо, наш разговор и те

ПЛУГ

вопросы, которые я больше от балды, чтобы протянуть положенные мне 40 минут, задавал, не давали ему покоя, так что он что-то обдумал, подумал, передумал и прислал мне письмо с какими-то дополнительными соображениями по поводу тех тем, которые мы с ним обсуждали публично. Такое было в первый и последний раз за время этих моих бесед. Еще из этого же самого публичного интервью запомнилось мне следующее. Я, особенно в начале своей карьеры публичного интервьюера на окололитературные темы, порядочно нервничал (все-таки мне надо было публично говорить не на родном языке, и хотелось говорить правильно) и для плавности речи выпивал некоторое количество предоставляемого организаторами халявного вина. Как правило, тем же занимались и мои собеседники. Кто до, кто с чистой совестью после выступления. Предлагал я и Каусу. Но он сказал, что не пьет. Вообще. Ничего и никогда. И это не по состоянию здоровья, а сознательное взвешенное решение. И что он нетипичный литератор в этом смысле. И посмотрел на меня с ироническим презрением. Заслуженным, подчеркиваю. И еще об одной ипостаси Яна Кауса. Самой чудесной, на мой взгляд. Которая делает из него не просто нетипичного литератора, а такого, которых нужно искать днем с двухсотваттовыми лампочками. Как-

PLUG #46, 03.2018  
PLUG #46, 03.2018  
Advertisement